электронная
108
печатная A5
301
16+
Мои дороги

Бесплатный фрагмент - Мои дороги

Камбоджа

Объем:
34 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-6845-3
электронная
от 108
печатная A5
от 301

Глава I Начало пути

Много раз побывав в Камбодже, но мне не удавалось изложить свои впечатления на бумагe. После каждого посещения этой удивительной страны, я давал себе обещание написать хоть пару строк, но каждый раз проходили недели, месяцы, а потом яркость впечатлений стиралась. Я задавался вопросом — а стоит ли вообще писать? Наконец, после 8 го посещения, я взялся за перо через 4 дня по возвращению.

Мой первый раз был в октябре 1998 года. Честно говоря, зная историю этой многострадальной страны, мне не хотелось туда ехать так как даже книги с ее описанием оставляли гнетущее впечатление. Страна, где в результате 3-х летних американских бомбардировок, 3-х лет правления одного из самых кровожадных режимов двадцатого века и 10 лет гражданской войны, погибла треть населения. Впрочем, точные цифры никому не известны. Но таинственный и величественный Ангкор, о котором читал еще в детстве, манил меня к себе. До этого я часто бывал «рядом» — в Китае, Таиланде, но так и не решился преступить границы Камбоджи.

Но вот, наконец, в октябре 1998 года я отправился в четырехмесячный вояж по маршруту Тайвань, Таиланд, Камбоджа, Вьетнам, Лаос, Бирма, Сингапур, Малайзия, Индонезия, Филиппины, Таиланд. На Kao San Road, в Бангкоке за 140 бат я приобрел билет на автобус до Сиам-Реапа, хотя не верил до конца, что меня туда довезут за такие гроши. Это был видавший виды белый мини-бус на 9 человек. По старой привычке, я подсчитал «наши» расходы на бензин, и выяснил, что пассажиры с трудом покрывают расход на бензин в одну сторону, следовательно, в дальнейшем можно было ожидать какого-то подвоха. Он и не заставил себя ждать. Автобус стартовал с Као Сан Роад в 7 утра. Я был со своей тайской подругой, которая уговорила меня взять ее с собой, чтобы поклониться Будде в самом Ангкоре. Рядом с нами сидел американец, на вид лет 50, со своей кхмерской подругой лет двадцати. Позади 2 израильские девушки лет 18 с маленькими рюкзачками, решившие, что маршрут будут легкой развлекательной экскурсией на 3 дня. Остальными тремя пассажирами были три хмурых индивидуума скандинавской внешности, которые за время пути не проронили ни слова. Первым «развлечением» на пути к Арания-Пратет — тайско-камбоджийской границе, был громкий хлопок, пробудивший меня из дремы часов в 8. Прямо перед нашим автобусом мотоциклист, заснувший за рулем, врезался в ограждающую шоссе барьер безопасности на полном ходу. Его безжизненное тело повисло на ограждении в нескольких метрах от разбившегося вдребезги мотоцикла. При этом, ни водитель нашего автобуса, ни другие автомобилисты даже не подумали остановиться, чтобы попытаться помочь несчастному. Водитель позже объяснил, что в понедельник многие едут на работу по утру, не вполне проспавшись после бурных возлияний в выходные. Поэтому подобные случаи — обычное дело, люди засыпают за рулем….

Это послужило поводом для начала знакомства с американцем и его спутницей. Они жили уже 7 лет в Сиам-Реапе и были женаты два года. Поговорив полчаса о международной политике, я решил задать главный вопрос: «Судя по цене билета нас, вероятно, ждет какой-то сюрприз?» «Ты наблюдательный парень!» — снисходительно пояснил Джон. «Эти бараны еще не подозревают, что за прогулка их ждет» Он показал глазами на дремавших скандинавов и беспечно щебетавших израильтянок. Он понизил голос и доверительно произнес: «Я тебе много не могу сказать, сам понимаешь, мне там еще жить с этими людьми… Но будь начеку, начиная от границы». После этого, мы перешли на другие, менее «опасные» темы, такие как воровство статуй и барельефов из Ангкора, при участии местной полиции и армии. О том, как бесценные части Ангкора, за 5—6 тысяч долларов оказывались за один день, где-нибудь в Бангкоке, в лавках подпольных международных торговцев антиквариатом. Как они потом, за бешеные деньги растекаются по частным коллекциям от Парижа до Токио, оседая даже в больших музеях с хорошей репутацией. Человека, как-будто прорвало впервые за долгие годы молчания. Я решил, что будет безопасней поговорить о возможностях передвижения в окрестностях Сиам-Реап.

Глава II На границе

Минут за 15 до границы, тройка кхмерских молодчиков с бегающими глазками приступили к сбору паспортов на визу. К их большому разочарованию визы у нас были сделаны заблаговременно, поэтому на остальных спутниках они отыгрались — собрали по 15 долларов с каждого, сверх полагающихся по правилам. За отсутствие обязательного фото, со скандинавов сняли еще по 100 Бат. Дело было в полдень. Солнце нещадно палило. Не было даже малейших признаков, освежающего ветерка. Температура, близкая к 40 довольно типично для этого пограничного района. На стоянке мы прождали около часа, пока остальным оформят визы, отведав довольно мерзкого жареного риса, в забегаловке, специально созданной на случай ожидания виз. Чем дольше ожидание, тем больше шайка заработает денег на потенциальных поборах за «ускорение процесса», продажи воды и еды.

Наконец в 13—00 мы прибыли на саму границу — в Арания-Пратет. Этот городишко еще пару десятилетий назад служил лагерем для беженцев из Камбоджи режима Красных Кхмеров, для более чем 100 000 камбоджийцев. Все это наложило свой отпечаток на город, который кишел торговцами, списанным армейским обмундированием, рисом, овощами и ширпотребом. Он был полон голодными и чумазыми детишками с «той стороны» границы, просящими еду, копающимися в объедках, разбросанных вдоль загаженной речушки, служащей границей между странами. Ими же опустошались карманы зазевавшихся туристов, ошеломленных леденящими душу мизансценами. Здесь, действительно было чему удивиться. Вы когда-нибудь видели легкий грузовик, типа 3ИЛ, груженый тюками и бог знает, чем еще до такой степени, что он бы задевал верхом линии электропередач? На этих тюках, зачастую восседали группы скучающих кхмеров, в рубашках с длинными рукавами, с головами, замотанными клетчатыми кхмерскими шарфами «крома», и это в 38 градусную жару! Кругом суета, пыль, и вездесущие карманные воришки.

Процедура прохождения границы заняла минут 20, народу было не много. Впереди, метрах в 150, виднелась ажурная арка с башенками и головами Будды в стиле храмов Ангкора и надписью «Kingdom of Cambodia» — Королевство Камбоджа. За ней начинался Пойпет — «дикий восток» — город контрабандистов, казино и потрясающей нищеты. Для меня, он показался самым омерзительным местом на планете, наряду с венесуэльским Педерналесом в устье Ориноко, и знаменитой Mанильской «Помойной горой», на Филиппинах. Правда, в отличие от богом забытого и изолированного Педерналеса, куда можно добраться только на лодке по реке Ориноко, после нескольких часов пути из Тукупиты, где до меня никому не было дела. В Пойпете наше появление встрепенуло всех торговцев жареными пауками, крысами и ящерицами, декоративно выложенными на подносах, водителями мопедов, мини-тракторов и гужевого транспорта.

Каждый дергал меня за рукав, предлагая ненужные услуги, остальные обступили мою подругу — тайку, принимая ее за свою и пытались, что-нибудь продать. Остальные спутники безнадежно застряли на КПП, остановленные вымогателями в форме камбоджийской таможни. Видимо мой суровый вид не вызывает никаких иллюзий о возможности, чем-нибудь с меня поживиться ни у одной таможни мира, поэтому все границы я прохожу довольно быстро. Джон со своей подружкой тоже быстро прошли границу, не став ждать, пока остальные спутники паспортный контроль и сядут в потрепанный микроавтобус. Мы с подругой тоже не стали ждать остальных, а начали искать транспорт до Сиам-Реапа.

Регулярные автобусы туда не ходят. Один особенно настойчивый и вертлявый тип бросился, предлагая себя в качестве посредника, искать нам машину до Сиам-Реапа. Несколько машин, найденных при его посредничестве, запрашивали непомерные цены, зная, что альтернативы у нас нет. Перспектива ночевать в этом мерзком и опасном месте не улыбалась. Видя наши, самостоятельные поиски, «молодчик» подбегал к водителям найденных нами машин и пытался доказать, что он был первым, и мы его клиенты, мол никто не имеет права нас везти без уплаты ему комиссионных. Цирк продолжалось, часа два… Мы стояли в пыли, под палящим солнцем, голодные, грязные и уставшие. Наконец, когда мне надоела эта игра, я взял «молодчика» за шиворот и отшвырнул его от дороги. К нашему счастью, его вопли привлекли внимание полицейских, проезжавших на мотоцикле, которые решили разобраться, каким образом коммерческая деятельность происходит на их участке, без учета их мзды. Двое молодчиков были увезены «на встречу судьбе», а остальные разбежались. Мы облегченно вздохнули, так как ситуация казалась угрожающей. Когда я пишу такие строки, я действительно имею в виду реальную опасность, так как оцениваю ее, по несколько другой шкале, чем обычный пакетный турист, внезапно оказавшийся в незнакомой стране, за пределами отеля «все включено». За моими плечами уже были более 10 лет путешествий по миру и сотни тысяч километров пыльных дорог.

Мы стояли на дороге еще полчаса, обычно машины, либо не останавливались вообще или ехали не туда куда надо. Рaзверзлись хляби и пошел тропический ливень, возникающий, как обычно из ниоткуда, почти без надвигающихся признаков, которые я научился распознавать только годы спустя. Промокнув до нитки, мы все же сторговались на 400 Бат до Сисафона — городишки, находящегося на пол пути к цели. Машина имела красно-синий военный номерной знак, а ее водитель был, каким-то высоким армейским чином, с золотыми зубами и антенной мобильного телефона, обложенной брильянтами. Последние, напомнили мне моего друга и партнера в Китае, когда пару лет назад, на званом обеде в Шанхайском обкоме партии, он в туалете обронил свой Ericsson с брильянтами в унитаз и потом вынужден был сам его оттуда вылавливать.

Автобус с нашими бывшими попутчиками был далеко впереди, так как он, очевидно, вышел раньше нас из Пойпета. Однако, по дороге мы его обогнали, потому что он безнадежно стал завязать в глине и грязи после ливня, который превратил пыльную тропу в поток красноватой жижи, со скрытыми под ней полуметровыми колдобинами. Асфальта, конечно же не было. Хотя, в отдельных местах еще чернели остатки древнего асфальтового покрытия. В 6 вечера, мы, наконец, добрались до Сисафона — такого же грязного городишки, как и Пойпет, за исключением торговой и контрабандной активности. «Автобусная станция» представляла собой покрытую красноватой глиной площадь, уставленную ржавыми пикапами, ожидавшими пассажиров на все направления. Без труда мы нашли нужный пикап, уже заполненный местными крестьянами. Они сидели на тюках с рисом и прочем скарбе. Так как мы пришли последние, то нам достались места на каком-то металлоломе, где сидеть было очень некомфортно. Нас заверили, что отправимся «вот-вот». «Вот-вот» растянулось на час. Между тем, пикап окружили молодыми девчонками, торговавшими сигаретами и лимонадом. Они были одеты в давно не стираные рубашки с длинным рукавом и обычной «крамой» вокруг шеи. Девчонки пытались завязать разговор, чтобы продать свой ненужный нам товар. Вдруг, на другой конец площади выехал замызганный пикап, с двумя молодыми, но бывалого вида европейцами. Я пошел к ним, чтобы расспросить о дороге до Сием Реапа. Ребята оказались французами. Они выехали из Сиам-Реапа ранним утром и только поздним вечером достигли Сисафона. Французы сказали, что дорога до Сиам-Реапа, помимо его отвратительного качества в сухой сезон, сейчас вообще полузатоплена. В этом мы вскоре убедились и сами.

Грузовик двигался со скоростью 20 км в час. Местному парню, ехавшему рядом с водителем в кабине, приходилось забегать вперед и нащупывать брод по покрытой густой красной жижей дороге. Местами вода доходила до пояса, и тогда казалось, что перегруженный, старенький мотор «Nissan» сейчас захлебнется. В особенно глубоких местах дороги, мужской части пассажиров приходилось самим выталкивать пикап из ям. Уже после первого часа езды от Сисафона я покрылся весь красной глиной. При этом, похоже, подхватил какую-то глазную инфекцию. Левый глаз нестерпимо зудел, слезился, и начал распухать от частых прикосновений. Маленькие дети в кузове пикапа стойко переносили дорогу, видимо привыкшие к ней. По их глазам, смотревшим на мой пакет печенья, я понял, что его они, пробовали в жизни не часто. Очень скоро я раздал им все имеющиеся у нас запасы и был вознагражден за это знаменитой кхмерской улыбкой от их благодарных матерей. Когда испытываешь такие моменты в жизни, то не страшны тяжесть дороги, грязь и недосыпание. Это и есть для меня высшее наслаждение путешественника.

За свои многие поездки по миру, я повидал много дорог: Африка, Южная Америка, Азия, но в списке хитов навсегда останется дорога Пойпет — Сиам-Реап. Ей навеки принадлежит первое место. С тех пор, я еще не встретил более отвратительной дороги. Вообразите, что вы едете по полузатопленной, ночной, несуществующей дороге, а вдоль обочин, где должны были быть рисовые поля, люди двигаются в том же направлении на моторных лодках и даже забрасывают рыболовные сети при свете фонариков. Изредка, вдоль дороги попадались типичные кхмерские дома на сваях, где вода доходила почти до пола. На их порогах сидели полуголые крестьяне, уставившись на бурое море вокруг них. Кхмеры обычно держат скот под домом, организуя загоны для свиней и кур. Но сейчас, когда все было затоплено, кудахтанье и хрюканье доносилось из самих домов. Почти все они стояли в темноте. Электричества там не было. Но у некоторых имелись маленькие китайские элeктрогенераторы на бензине. В нескольких домах теплилась лампочка или мерцал экран черно-белого телевизора — одного из немногих признаков цивилизации. По дороге мы сделали две три остановки в полузатопленных харчевнях, но я не мог поднести в рот ничего кроме риса и воды в бутылке. Все остальное выглядело сомнительно, даже для моего натренированного «третьим миром» желудка.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 301