электронная
180
печатная A5
322
18+
Могущество Сознания

Бесплатный фрагмент - Могущество Сознания

Объем:
128 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9058-5
электронная
от 180
печатная A5
от 322

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Введение

Как вы считаете, что более реально: стакан, который вы держите в руках или ваша мечта? Вам скажут, что первое, но одним вы живете, а на другое вы можете и не обратить внимания, и машинально взять стакан со стола. В вашей действительности его не существует. Вы возможно скажите: этот стакан более реальный чем мечта, потому что его может увидеть ещё кто-то другой? Но в таком случае эта реальность другого человека, а не ваша собственная. Вы можете видеть и не замечать, а можете замечать, но не видеть. Именно то на что вы обращаете внимание и определяет вашу реальность. И насколько вы концентрируетесь на явлении, то тем оно и существеннее.

Осознавая, что реальность, в сущности, не является полностью объективной, мы понимаем, что наши мысли способны на неё подействовать. Но как? Мы вольны воздействовать не на саму материю, не на объекты физического мира, а на явления путем перепрограммирования случайности. Человек способен задать нужный вектор событиям, которые сами по себе происходили бы хаотично. И чем более случайно событие, тем оно более способно подчиняться самому могуществу сознания, о чем более подробно вы и можете узнать на страницах данной книги…

Сверхъестественное «Я»

Чистое восприятие

Кто ты: создатель своей судьбы или игрушка в ее руках? Кто мы: невольные существа, обязанные следовать указаниям любой власти или народ, сам строящий свою жизнь? Что есть наше Сознание: зеркало этого бытия или уникальное творение нашего «Я»?

На все эти вопросы не стоит искать ответ, потому что каждый из этих вариантов является частично верным. Однако только мы сами отдаем одному или другому предпочтение. Только мы сами определяем, что есть истина. В любых философских вопросах верны сразу два ответа, потому что наша жизнь настолько многогранна, что ни одна грань не лучше другой. Есть много разных аспектов и причин, влияющих на то или иное событие. Что-то оказывает влияние больше, что-то меньше, но какова сила влияния человеческого сознания на нашу индивидуальную жизнь? Что оно вообще из себя представляет?

Официальное определение гласит, что сознание — это состояние психической жизни человека, выражающееся в субъективном переживании событий внешнего мира и жизни самого индивида, а также в отчете об этих событиях. Так мы понимаем сознание в широком смысле. В узком смысле, ещё со времен возникновения психологии, сознание воспринимали, прежде всего, как разум, и противопоставляли ему бессознательное или по-другому подсознательное, то есть те явления психики, что нами не осознаются. В данной книге под могуществом сознания, последнее понимается в широком смысле слова, куда входит и наши явления психики, которые осознаются, а также и те, которые не осознаются. То есть общая совокупность психических явлений, которые стали возможны именно благодаря восприятию. Но что такое восприятие?

Восприимчивость с возрастом человека становится все менее выраженной. Так и ухудшается наша память, так наш ум перестает быть более гибким. Мы взрослеем и становимся менее восприимчивыми. Отчего же так? Мы больше привыкаем к тем или иным явлениям жизни? Отчасти, но все же, в жизни столько всего многообразного, что невозможно ко всему этому привыкнуть. Но если ты живешь в одной для себя реальности, если твоя жизнь идет по одному и тому же кругу без новых впечатлений, постепенно твоя способность к более яркому восприятию утрачивается, и ты все меньше похож на ребенка… Когда ты смотришь фильм, где присутствуют кровавые ужасы войны, на тебя это мало оказывают влияния, ты к этому привык. Когда твой народ отправляется на войну или терпит голод, ты живешь так же, как и раньше, своей жизнью. Ты к этому привык. Все дело в привычке, именно она затупляет наши чувства. Именно из-за неё мы теряем то самое ценное, что дало возможность существованию самого сознания. Именно притупление восприятия и притупляет наше сознание.

Нас с детства учат, что необходимо руководствоваться разумом, а не чувствами, которые есть непосредственный результат восприятия. Последствия же наших чувств основа нашего сознания — подсознание, каким-то странным образом становится для человека подвалом его психики, где как он считает, хранится многое, но то, в чем он меньше сейчас нуждается и что может ему помешать. Он не пытается оттуда брать ничего полезного, он только прячет там старое, давнее и ненужное. Однако именно подсознание и является фундаментом, а не подвалом нашей психики. Надо видеть в нем не просто место хранения не осознанной информации, а прежде всего место силы. Именно чувства и дают возможность существованию нашего разума, но культура во всех странах мира пытается с ними бороться. Когда человек больше руководствуется чувствами, он больше похож на человека, а не на машину. Им не так просто управлять. Но чувства не аналог инстинктам, которые есть у каждого животного. Чувства — это именно человеческая способность, базирующая на восприятии.

Вся цивилизация говорит о том образе жизни, где разум одерживает вверх над чувствами, как будто чувства — это проявление слабости….Когда мужественный и храбрый воин отстаивает честь своего народа и без страха идет на противостояние врагам, что хотят его поработить, им руководствует далеко не разум. Что разумного в том, что ты неминуемо умрешь в противостоянии с силой, большей твоей в несколько раз? Чем оправдан этот риск? В чем его целесообразность? Разумом нам это не понять… Когда ученый или революционер умирал за правду и идею, в чем была разумность этого действия? Не разумнее ли солгать, но остаться в живых и ещё больше сделать что-либо, руководствуясь своими идеями?

Мы можем создать робота, вложить в него программу. При таких условиях, искусственный интеллект посчитает разумным отступить, он не сможет стать героем, он не сможет стать человеком. Для нас люди, жертвующие или идущие на крайний риск своей жизни, кажутся порой дураками, порой святыми, порой героями, но это просто по-настоящему люди. Их жертва кажется из разряда сверхъестественного, потому что естество сейчас либо в инстинктах, либо в интеллекте, что по силе даже не может соревноваться с чувствами.

Разум — это высший тип мыслительной деятельности, способность анализа, отвлечения, обобщения. Таким является ещё одно официальное определение. Разумом обладаем только мы — люди. Это нас также определяет как людей, однако, оно есть лишь следствие наших чувств. Наше восприятие порождает чувство, наши чувства порождают память, наша память различных явлений порождает воображение, наше воображение порождает способность к абстрактному мышлению, которая и дает проявиться логике, анализу, разуму. Как мы видим, началом этой цепи является восприятие и чувства, они являются фундаментом нашей психики, которая может быть и недоразвитой, что наблюдается при слабоумии. Однако даже если человек не способен абстрактно мыслить и не имеет способность к логике, он все равно остается человеком, потому что у него сохраняются чувства.

Мы часто можем слышать, как человек ассоциируется только с разумом, предполагая, что это является нашим главным достоинством. Но это не совсем правильно. Иерархия важности аспектов человеческого сознания должна происходить по очередности их возникновения. На первом месте — восприятие. Оно должно быть максимально чистым и правильным для того, чтобы наши чувства были чище и выше. Что такое высокие чувства? Они наблюдаются именно тогда, когда в восприятии человек достиг определенной чистоты. Поток мыслей мешает ему воспринимать. Именно этому и учит любая медитация или духовная практика. Она учит воспринимать, хотя настолько явно об этом и не говорит. Зачем нам пытаться отключить собственные мысли? Ведь именно разум определяет нас как людей, по мнению большинства. Целью медитации популярной эзотерики является обретение гармонии с миром и с собой, с точки зрения буддизма — ещё одна попытка достигнуть нирваны. Эти цели очень похожи, но они обе говорят лишь о следствии, а не о первопричине. Ведь стремясь к более чистому восприятию, ты уже сам по себе достигаешь гармонии и успокаиваешь свой ум, избавляешься от нервов и ситуаций, которые тебя беспокоят. Медитация — одно из открытий, которое дано человечеству, но полностью его сущность ещё не объяснена. Если бы оно так и было, исчезли бы все религии и мир бы полностью изменился, потому что изменились бы мы сами. Все взаимосвязано. Особенно взаимосвязано сознание и определенные внешние события.

В буддизме утверждается, что чувства как источник желаний приводят к страданию. Отчего же так? Нам надо избавиться от мыслей и чувств, чтобы прийти к нирване. Но что есть нирвана? Состояние бессмыслия и бесчувственности? Но ведь это смерть. Нет, это не бесчувственность. Состояние открытого сердца, света, успокоения, эйфории. Это высокие чувства. Настолько высокие, что Будда их даже не определил, как чувства, поскольку язык неспособен до конца объяснить наши психические явления. Именно поэтому и возможна путаница в определениях. Не стоит видеть связь между инстинктивными проявлениями и истинными чувствами. Все ощущения света, счастья и успокоения и есть чувства, а так называемые негативные чувства: злоба, жадность, ненависть-также ими и являются, но они проявляют себя не в истинном свете, а руководятся проявлениями нашей инстинктивной природы, от того вернее сказать, что не сами желания приводят к страданиям, поскольку желания бывают разными, а потворство инстинктам и приводит к страданию или по-другому — низменные чувства.

Невозможно нам достигнуть состояния бесчувственности. Это возможно только после смерти. А состояние высоких чувств достигнуть возможно, что и может являться главной целью духовной практики.

Из поколения в поколения чувства принижались и воспринимались как нечто, что необходимо подавлять, воспринимались как антипод разуму. Ни где чувствительность не воспринималась большей ценностью, чем рациональность. Постоянно непрекращающиеся войны заставляли человека побороть свою сострадательность и чувствительность и стать беспощадным воином. Нас из века в век заставляли быть орудием убийства и порабощения или его объектом. Считается, что именно чувства и отсутствие рациональности порождали войны. Людьми руководили ненависть или жажда власти, однако это именно низменные чувства, потому что стали возможны не благодаря чистому восприятию, а следствием также и инстинктов. Но ошибка заключается именно в том, что не от чувств нам нужно избавляться, а от загрязненности нашего восприятия. Избавившись от чувств, мы избавимся и от источника нашего творчества и любой индивидуальности, от сострадания и способности к эмпатии, а также от способности интуитивного познания. Картины утопичного будущего представляются нам всегда как время тоталитарного режима, где подавляется любая индивидуальность, а чувства — дань прошлому, когда в настоящем оптимизация и рациональность начинают править этим миром. Но именно при такой идеологии мы все больше отдаляемся от человеческого и становимся рабами системы. Убирая чувства, мы убираем и возможность великих достижений.

Итак, на первом месте в иерархии аспектов человеческого сознания лежит восприятие, на следующем — чувства, которые есть результат синтеза человеческой индивидуальности, сформированной опять же за счет восприятия и самого восприятия конкретного образа или объекта. На следующей ступени лежит память — фиксация прошлого опыта, благодаря восприятию и чувствам, а на следующей ступени синтез этого всего — воображение.

Творчество уже существует в нас изначально, в нашем воображении. У кого-то оно наиболее развитое, у кого-то менее, но наиболее развитым оно оказывается именно тогда, когда впечатлительность человека высока. Человек настолько ярко закрепляет в своем сознание образ увиденного или услышанного, или осязаемого, что оно становится для него наиболее ярким, приближенному к реальному объекту в своем восприятии. Если быть более конкретным, человек испытывает близкие ощущения и чувства, когда он вспоминает что-либо, как будто переживает это заново. То есть человек в большей степени понял сущность объекта. Поэтому большая впечатлительность всегда взаимосвязана с высоким творческим потенциалом. Именно поэтому дети всегда и стремятся творить, для них это естественно. Их впечатлительность ещё не стала низкой, как у взрослых, которых творчество уже мало заботит. И даже те профессии, которые называют творческими, часто для этих же взрослых становятся не способом выразиться, а средством заработка.

Именно впечатлительность, как способность к наиболее полному восприятию тесно связана с памятью. В детстве мы всё запоминаем очень быстро, сейчас нам этого не хватает. Век высоких технологий обязывает нас запоминать ещё больше новой информации, и как только мы не пытались и не пытаемся развить свою память, в сущности, всё гораздо проще. Надо просто вернуться в свое естественное состояние, в котором мы находились в детстве, когда восприятие гораздо чище. Мы были постоянно любознательны, ведь познание для нас было не тяжким грузом, а ассоциировалось с особым чувством, когда ты узнаешь что-то новое. Это как дыхание жизни, это озарение, это высокое чувство. Мы в детстве задавались, к примеру, такими вопросами: почему существует война, ведь всем от этого плохо? Или такими желаниями: чтобы всем было хорошо и люди больше не голодали. Сейчас же эти вопросы и желания кажутся из разряда наивного. Отчего же так? Не от того ли, что они есть результат привычки к загрязненному массовой идеологией восприятию. Ведь, в сущности, они совершенно логичны и вполне естественны. Для человека естественно желать добра и счастья всем людям, потому что он существо, которое неизменно сострадает другим, и поэтому отгородиться от переживаний других сложно, сложно именно человеку с наиболее чистым восприятием, которым мы от рождения все наделены, когда были детьми. Если бы для нас априори была бы естественна гонка за выживание, мы бы не были так называемыми наивными детьми. Но ребенок, ещё даже ничего не зная о морали, будет сострадать калеке или пытаться позаботиться о голодном котенке, даже несмотря на то, что способен проявлять себя агрессивно, от того, что повторяет и впитывает культуру взрослых, но в своём чистом состоянии для ребенка негатив не свойственен…

Поэтому если человек хочет, как можно больше запоминать или иметь в большей степени творческую активность, то есть вернуть те свойства личности, которые у него были, когда он был ребёнком, то ему просто достаточно усовершенствовать свой аппарат восприятия, сделать его более чистым, и все эти желания станут ничем иным как следствием этой «чистоты». Также многие способности, которые в нынешнее время считаются сверхъестественными возможны для своего постижения именно с помощью усовершенствования аппарата восприятия, что порождает иной уровень сознания.

Субъективная и объективная реальность

Мы способны собственным сознанием воздействовать на свой организм, что само по себе совсем не является чем-то удивительным. Науке известен такой эффект как «плацебо», когда человеку могут дать средство-пустышку, без особых свойств, но которое пациент будет воспринимать как средство, с помощью которого он выздоровеет. И действительно, человек благодаря своей силе веры выздоравливает. Нам может показаться это удивительным, но что удивительного в том, что наше сознание управляет нашим организмом? Оно является тем, что определяет нас как человека. Сознание в полном смысле этого слова, совокупность, как и подсознательного, так и сознательного, контролирует наше поведение, оно является процессором в нашем механизме-теле. И что же тогда удивительного в том, что, изменяя его для тех или иных целей, пусть и непроизвольно. мы перепрограммируем своё тело?

Мы способны перепрограммировать своё тело в сторону быстрейшего выздоровления, увеличения физической силы и всем тем процессам, что не противоречат природным законам. Мы способны поставить какую-то цель в своём сознании для нашего организма, и он её выполнит. Если мы пожелаем проснуться в определённое время, мы сами проснемся и без будильника, при должной установке в сознании перед сном, и думаю, многие из вас это и за собой замечали. Мы способны преодолевать страх, голод, боль только благодаря нашей силе воли. Нет ничего удивительного в воздействии нашего сознания на наш организм, но удивительно, что люди так редко это замечают и не всегда понимают…

Но почему наша мысль имеет такую силу? Всё просто. Все наши переживания о мире лишь условно можно назвать объективными. Вся реальность, которую мы называем объективной, есть прежде всего воспринимаемая и от того прежде всего и субъективная. Первопричина того, что существует реальность — это наше восприятие мира, поэтому оно неминуемо накладывает отпечаток и на наши мысли, которые в последующем влияют и на вторичную воспринимаемую реальность. Так и нет конца этой взаимосвязи, цепи реальности, так и формируется поток нашего сознания, индивидуальной реальности. Как возможно прийти к объективности, если каждый из нас даже видит мир по-разному? Один на одних объектах фокусирует своё внимание, другой на других, у одного человека одно рождает одни ассоциации и воспоминания, у другого другие. И как после этого реальность можно назвать объективной? Та реальность, что мы видим каждый день перед собой есть лишь коллективная субъективная реальность, а индивидуальное сознание способно зародить индивидуальную субъективную реальность, и чем больше она не будет походить на коллективную субъективную реальность, тем больше она будет считаться галлюцинацией. Но что такое галлюцинация как не развитая форма обычного воображения? В нас постоянно присутствует индивидуальная субъективная реальность. Она способна быть не менее реальной, чем коллективная, просто это наблюдается редко. И когда такое происходит, мы уже имеем дело с психической болезнью-шизофренией, остающейся загадкой в мире науки по своей природе. Возможно ли её излечить? В нынешнее время шизофрения считается неизлечимой болезнью, но не от того ли, что медицинскими средствами невозможно излечить душу? Молотком в человека невозможно прибить мысль также как невозможно мыслью поднять молоток. Духовная и материальная сфера жизни лежат в параллельных плоскостях и без своего посредника — сознания, не пересекаются.

Невозможно просто воздействуя на мозг, повлиять на саму причину сознания, на его фундамент, только на его проявления и не более. Мы можем медицинскими средствами снизить или поднять мозговую активность человека, но не способны и не будем способны с помощью них внушить какую-либо мысль человеку. Только путём работы с сознанием. Сознание — это непрекращающийся поток информации, а с информацией только информационно возможно работать. Воздействуя на носитель-мозг, можно лишь повредить эту информацию, но не работать с ней. Поэтому очень часто в психиатрических лечебницах только и вредят здоровью человека, и многие из нас это прекрасно понимают даже на интуитивном уровне, понимаем, что сознание должно быть свободным, ведь именно там и проявляется истинная свобода человека, а его подавление и есть истинное угнетение нас на самом фундаментальном уровне, определяющем нас как человеческий род.

Почему вообще возможны галлюцинации? Как от самого себя можно сойти с ума? Как можно усомниться в том, что ты видишь? Чему же тогда доверять? Само сомнение в том, что ты чувствуешь и можно считать болезнью, ведь таким образом твое сознание раздвоилось…

Сами наши чувства, переживания мозг фиксирует на глубинном уровне как ещё один опыт. Мы просто можем посмотреть интересный фильм, и нейронные связи воспримут это как получение нового опыта, но не столь яркого, как если бы он существовал в реальности, однако он всё равно имеет силу, поскольку фиксируется на глубинном уровне — на уровне эмоций. И чем больше мы имеем способность переживать происходящее, тем больше увиденный опыт оказывает на нас влияние.

Есть три уровня познания: знание, когда словесно, на поверхностном уровне-уровне разума, мы знаем информацию о чем-либо. Понимание — состояние, когда мы способны эту информацию представить в своем воображении. И осознание — это чувственное познание, когда мы буквально на физическом уровне ощущаем явление, то есть образ в воображении вызывает у нас те или иные чувства. Но любая чувствительность зависима от восприимчивости.

У разных людей разный уровень восприятия. Когда этот уровень достаточно высок, то человек собственные ощущения воспринимает с той же степенью реальности, что и объективную реальность. Это определяется таким образом, что воспоминания о своих мыслях также четки, как и воспоминания о каких-либо событиях. Человек такого типа чувствительности, как правило, интроверт, поскольку объекты внешней реальности, как и люди, оказывают на него слишком большое впечатление и поэтому ему тяжело со многим контактировать, иначе мозг может перегрузиться. Его часто заботят внутренние переживания, и он чаще всего погружен в себя. Реакция на внешние раздражители сильна. И чем глубже эмоции, тем глубже мысли, ведь одно зависимо от другого. Без глубины эмоций возможно лишь поверхностное знание, не более чем информация о чем-либо, которой может овладеть любой компьютер.

Но с высокой чувствительностью жить тяжело. Так постепенно потенциально одаренные личности, хоть даже если их окружающие этого не замечают, могут сойти с ума. И тут мы приближается к тайне, в чем причина возникновения сумасшествия? На этот вопрос в нынешнее время мы не знаем ответа, а ведь узнав его, мы способны понять, как работает наше сознание.

Самой распространённой психической болезнью является шизофрения. И в тоже время самой загадочной.

Главный её признак галлюцинации, то есть по-другому говоря это восприятие внутренней реальности (воображаемой или представляемой) как объективной реальности. Почти все люди больные шизофрении относятся к шизоидному типу личности, но не наоборот, не все шизоиды больны шизофренией. Среди данного типа личности много и здоровых людей. Однако, определенные психические особенности являются необходимым условием появления шизофрении, что говорит нам о том, что причина данной болезни больше психологическая чем физиологическая. А следовательно, и возможное её излечение может таиться в области психологии человека, а не в применении каких-либо химических препаратов.

Замечено, что шизоидный тип личности, как наиболее склонный к интроверсии, наиболее и чувствительный, однако чувства свои он не привык выражать, эмоциональность невысока, но чувствительность и эмоциональность — разные понятия несмотря на то, что их часто путают. Чувства мы переживаем глубоко, эмоции — это состояние более поверхностное и выраженное вовне.

Наши сильные чувства влияют на всю нашу деятельность. К примеру, когда мы в гневе или в ярости и в тоже время находимся на холоде практически без одежды, мы можем этого не замечать, что является нецеленаправленным и неосознанным воздействием эмоций на наш организм. Однако мы способны делать это и осознанным образом. Силой мысли не чувствовать боль, когда нам это очень надо, не бояться, когда необходимо совершить решительные действия и так далее. Наше чувство способно овладеть нашим разумом и ощущением, что может проявляться, как и позитивно, так и негативно. Но у людей, со способностями представлять те или иные объекты наиболее сильным образом, ощущать их так, как будто они существуют перед ними, чувства играют действительно большую роль, и от того воображаемые явления способны стать для этого человека такими же реальными, как объективные. Но реальность в нашем восприятии может быть только одна, и психически больной человек, прекращая контролировать свой разум, полностью поглощенный воображением и чувством, путает объективную реальность (или по-другому, коллективную субъективную) и воображаемую (индивидуально — субъективную реальность). Воздействие нашего восприятия, а следовательно, чувства и воображения, после пережитого стресса становятся недостаточно чистыми и ясными, а окрашенными возможными опасениями, страхами или наоборот неосуществимыми желаниями, что приводит дальше к влиянию на наше мышление и логику. У больных шизофренией логика наблюдается, они также способны мыслить, однако это логика другая, логика их внутреннего мира, а не объективной реальности. Если же осуществлять правильную психологическую поддержку человеку, склонному к сильным переживаниям во время стресса, то развитие шизофрении, возможно, было бы избежать. Но если мыслить более глобально, то выявляя людей, способных к яркому восприятию ещё с детства и должным образом их воспитывая, они могли бы стать гениальными личностями. И неспроста сумасшествие и гениальность часто проявляются в одной личности. Так было со многими людьми, которых сейчас мы называем гениями, и ещё больше тех людей, которые также гениальны, но просто пока ещё непризнанны или незамечены большинством.

Сумасшествие не является признаком гениальности, также как гениальность не является признаком сумасшествия. Однако у того и у другого есть одна общая основа — сильная восприимчивость, чувствительность, от того и развитое воображение, и если бы сфере чувств уделялось бы должное внимание со стороны общества, то психически больных людей было бы в разы меньше.

Отчего во времена античности сумасшествие считали даром Богов? Отчего среди сумасшедших мы можем видеть проблески не просто таланта, а гениальности? Но также и наоборот, среди гениальных личностей наблюдается несовместимое с простой случайностью количество больных шизофренией или маниакально — депрессивным психозом, при котором наблюдается цикличное состояние эмоций, от гипервозбуждения до подавленности. Опять же, все психические, душевные болезни есть болезни наших чувств и восприятия, от того и может страдать разум. Но сам по себе разум не страдает никогда, потому что он есть ничто иное, как следствие наших чувств, нашего подсознания. Даже если человек болен слабоумием, прежде всего, наблюдаются неадекватные эмоциональные реакции, а недоразвитый разум есть лишь проявление сего.

Такая болезнь как шизофрения не появляется просто так. Помимо определенного типа личности, который да, может передаться генетически, чаще всего необходимым условием является стресс, который запускает механизм болезни. Стресс активизирует участки мозга, отвечающие за эмоции сильнейшим образом

Как известно, шизоидные люди склонны к худобе, поскольку удалены от эмоционального контакта со своим собственным голодом. Влияние тела для них становятся вторично влиянию чувств. Когда они чем-то увлечены, могут долгое время не отвлекаться, не есть и не пить, поскольку сознательно направленный вектор чувств подчиняет себе телесные проявления.

Ещё одним признаком шизоидного типа личности является пренебрежение общепринятым социальным ожиданиям, которое есть следствие их концентрированности на внутреннем мире, внутренних идеалах и нормах, а не на внешнем мире. У шизоидного типа личности более независимое мышление, от того и более творческие и оригинальные идеи.

Психически больные люди часто проявляют неведомую для себя силу или не чувствуют боли, что доступно не всем. Отчего же? От того что объективная и субъективная реальность стали для них равнозначны, а, следовательно, то, о чем они думают, то они и ощущают. Проводимость нервных импульсов крайне сильна, и возможно, разгадка этого явления и есть ключ, открывающий потаённые дверцы феноменальных способностей человека….

Воздействие сознания на реальность

Не так давно научный мир узнал о понятии гипноза и какие возможности он может дать. Удивительно проникать в подсознание человека, неправда ли? В нем как известно, множество загадок и одна из них как раз и заключается в скрытых возможностях человеческого рода. Почему человек способен после гипноза осуществлять те действия, которые без воздействия на его подсознания не смог бы сделать? Проводились научные эксперименты в этой области и результаты ученых поразили, хотя, в сущности, ничего удивительного в них нет. Один из экспериментов представлял собой следующее. Испытуемым пытались задать установку залезть в ледяную ванну и просидеть там максимально возможное количество часов. Однако, организм человек сам по себе достаточно быстро реагирует на холод, и поэтому для того, чтобы это действие стало возможным, испытуемым внушили под гипнозом, что те залезут в теплую воду. Несмотря на то, что все испытуемые были отобраны из числа наиболее гипнабельных людей, через некоторое время, их тело всё же подало сигнал мозгу о температуре, и они почувствовали этот холод. Однако был один человек, который до конца не чувствовал, что находится в ледяной воде. Это продолжалось недолго, поскольку экспериментаторов охватило волнение за его здоровье и его вытащили. Но эксперимент был пройден, и он показал, что человеку возможно подчинять влияния тела своему сознания. Фантастика ли это? Отнюдь нет. Многим из нас известны, к примеру, йоги, шагающие по стеклу. Они не чувствуют боли именно потому, что осуществили мысленное воздействие на своё тело. Долгое время они напевали мантры и молитвы, говоря современным языком вводили себя в состояние транса, а то есть погружали в самогипноз.

Но почему тогда большинство людей не способно подчинять своё тело разуму, а только наоборот, телесные проявления довлеют над психическими? Почему это кажется невероятным, когда доказано, что не гипнабельных людей не существует, а путь к воздействию сознания лежит как раз через наше подсознание, ключ к которому открывает гипноз?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 322