печатная A5
243
12+
Миссия Патриарха

Бесплатный фрагмент - Миссия Патриарха

Размышление о взаимосвязи древнееврейской мудрости с древнегреческой философией

Объем:
42 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
12+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4490-3229-4

1. Ключ к тайне бытия и началам мудрости

Древнегреческая философия — кладезь мудрости и бездна загадок. До сих пор предметом размышлений ученых являются причины неожиданного взлета духовной жизни Древней Греции в VII — VI вв. до н. э. Тогда как более ранний период (XII — VIII вв. до н.э.) в истории Древней Греции называют «темными веками». Это был период культурного разрушения, хаоса, когда греческая история как будто остановилась, и археологи находят почти одни лишь свидетельства упадка.

Но неожиданно темные века закончились. По этому поводу высказывают разные мнения, но ни одно из них не объясняет той внезапности, и той стремительности, с какой на рациональной основе преобразовывалась греческая жизнь в считанные века. Считается, что у греков не было иного материала, кроме старых мифов, собственной наблюдательности и здравого смысла. Однако, все могло быть и по–другому.

Так, одну из тайн, скрывающих истоки древнегреческой философии, по праву можно связать с древнееврейской Каббалой, а точнее, с текстом «Сефер Ецира», который именуют «Книгой Творения», самой первой письменной работой по Каббале.

Вопрос о происхождении и времени появления этой книги многие исследователи считают неразрешимым, поскольку ее история уходит далеко вглубь веков, за пределы, для которых практически невозможно установить истину.

Некоторые исследователи считают Каббалу относительно поздним явлением, относящимся к началу средних веков. Эти исследователи утверждают, что все философские идеи «Книги Творения» привнесены в еврейский народ извне путем заимствования чужеродной мысли у греков, поскольку сама суть религиозного учения евреев, зафиксированная в «Торе» (Пятикнижии) исключала возможность появления такой еретической книги в сугубо иудейской среде в более ранний период.

Иные исследователи твердо придерживаются мнения о том, что «Сефер Ецира» ведет свое начало от Авраама, который записал свое творение, будучи еще в Харане (1812 — 1637 до н.э.), лежащем на пути в Ханаан. Именно на основе этого текста формировалось мировоззрение еврейских мудрецов до появления Торы. Причем сам термин «каббала» в самом общем смысле означает не что иное, как «традиция», а корень КБЛ означает отношение двух вещей, которые расположены друг напротив друга.

На мой взгляд, «Сефер Ецира» — это книга с секретом. Поэтому, прежде чем приступить к чтению, а тем более к философскому анализу, надо ознакомиться с объективным мировоззренческим законом, который и является ключом к тайне. Тем ключом, который позволяет сравнивать расположенные друг против друга вещи и который способен раскрыть секреты не только этой удивительной книги.

Заложенный в основание «Книги Творения» закон, оставшийся на века в полном забвении, мы будем называть «законом весов». Без его понимания невозможно понять ни смысл «Сефер Ецира», ни значение миссии Авраама, ни смысла многих положений Торы, точно так же, как невозможно понять смысл всей древнегреческой философии, многие положения которой и сегодня остаются глубокой тайной. Но для того, чтобы, наконец, разгадать все эти загадки и понять общую картину происходившего сотни и даже тысячи лет назад, т. е. сложить отдельные кусочки «мозаики» воедино, необходимо освоить этот удивительный каббалистический закон. Поэтому мы не сможем обойтись и без обзора прошлого, способного дать объединенную одной мыслью общую картину познания.

Кажется, что «закон весов» прост, однако это не так, ибо из него следуют шесть абстракций, постижение которых, особенно на первых порах, вызывает затруднение. Именно благодаря этим мыслительным структурам древние мудрецы осмысливали реальность с объективных точек зрения.

Первое, на что они обратили внимание, — это на сходство и различие между вещами и их свойствами. Одни вещи «сходны», одинаковы, тогда как другие «различны». Первые — можно «взвешивать» на воображаемых «весах», вторые — нет.

При помощи закона весов можно было осмысливать не только отношения «сходства» и «различия», он давал возможность далее проникать в суть вещей, т.е. осмысливать отношения между сходными вещами. Так появилось понимание еще трех важнейших отношений.

Первое из них обусловлено положением равновесия весов, когда сравниваемые величины неразличимы, равны. Причем речь идет не столько о весе тел, сколько о любых свойствах. Это отношение будем называть «отношением тождества».

Второе и третье отношения возникают лишь тогда, когда воображаемые весы выходят из равновесия. В этом случае сравнение свойств можно осуществлять двояко: в одном случае, «большую» интенсивность можно рассматривать относительно «меньшей», и наоборот. Например, «тяжелое» относительно «легкого», а «легкое» — относительно «тяжелого». «Мудрое» — относительно «глупого», а «глупое» — относительно «мудрого» и т. п. Это отношение вещей будем называть «соотнесенным», поскольку оно соотносит одно с другим, одна чаша весов рассматривается относительно другой чаши.

Если же сравнение свойств осуществлять не относительно друг друга, а относительно положения их равновесия, которое будем называть «промежуточным», то речь пойдет об «избытке» и «недостатке», которые характеризуют «отношение противоположностей». Поэтому одни и те же свойства, например, «горячее» и «холодное», в одном случае будут «соотнесенными», тогда как в другом случае «противоположными».

Дальнейшее проникновение в суть книги, также как и в суть вещей, возможно только после освоения еще одной, более сложной абстракции, обусловленной отношением двух пар противоположностей. Эта абстракция дает понимание закона, который мы назовем «законом сдвоенных весов» и который раскрывает более сложную картину бытия, нежели одинарный «закон весов». Это значит, что по мере того, как одни весы стремятся к положению равновесия, вторые весы, взаимосвязанные с первыми единым процессом, выходят из положения равновесия, что обусловливает любые природные ритмы, кругообороты, обмены. В результате мы имеем шестую абстракцию, которую будем называть «отношением ортогональных тенденций».

Без глубокого понимания выделенных выше шести абстракций: «различное», «сходное», «тождественное», «соотнесенное», «противоположное» и «ортогональное», заложенных в книгу «Сефер Ецира», постичь ее тайный смысл невозможно. Поэтому и в дальнейшем, на протяжении всей книги, особенно при изложении каждого нового раздела, мы в той или иной мере будем возвращаться к осмыслению этих шести абстракций, как высшей «мудрости, на которой стоит мир».

Нужно добиться такого усвоения этих абстракций, чтобы, не задумываясь, воспринимать через них структурное многообразие мира; имеются в виду самые простые его структуры. Более сложные отношения действительности требуют более сложных абстракций, выраженных через сравнительные понятия на основе логической операции «сравнение».

Наиболее вероятно, что первоначальный текст «Книги Творения» дополнялся в разное время разными людьми и на протяжении веков существовал в различных вариантах, которые позже были объединены в одну книгу «Сефер Ецира», после чего этот текст существенно не менялся, поэтому ни точное время создания, ни автор данного текста достоверно неизвестны.

Важным доказательством того, что «Сефер Ецира» — это древнейший текст, является не только его название «Книга Творения», которое перекликается с названием 1 главы «Торы» — БЕРЕЙШИТ (Вначале). Но и содержание начала самой этой 1 главы:

1 В начале сотворения Элоhим неба и земли,

2 Мир был безвидным и необитаем. Мрак покрывал (водную) пучину, а поверхность вод трепетала от дыхания Элоhим.

3 И сказал Элоhим: «Да будет свет». И стал свет.

4 И увидел Элоhим свет, что он хорош; и отделил Элоhим свет от тьмы.

5 И назвал Элоhим свет днем, а тьму назвал ночью. И был вечер, и было утро — день один.

В этих пяти пунктах 1 главы представлены три сравнительных понятия, которые использованы не только в Книге Творения, но которые через значительное время будут использованы ранними греческими философами, а затем уже и Аристотелем в качестве самых первых начал мудрости — видов противолежания.

Это «лишенность и обладание» — где «мрак» рассматривается как лишенность, а «свет» — как обладание (1—3).

Далее фигурируют понятия «свет и тьма», которым как противоположностям (закон весов) или как соотнесенному соответствуют понятия «дня» и «ночи» (4).

Наконец, понятия «день» и «ночь» связываются с понятиями «вечер» и «утро» воедино ортогональным отношением, обусловливающим один день (5).

Ниже предлагается анализ не всего текста книги «Сефер Ецира», хотя он составляет всего 5 — 10 страниц, а нескольких, наиболее существенных, на мой взгляд, фрагментов, представленных с незначительной коррекцией.

1. Тридцатью двумя путями мудрости установил Всесильный познание реальности: десять цифр и двадцать две основные буквы, которыми Он весь свой мир сотворил, сформировал ими всех сформированных и все то, что будет сформировано.

2. Десять цифр, по числу десяти пальцев: пять против пяти, связаны между собой посередине. Десять цифр — десять, но не девять, десять, но не одиннадцать. Различи их, исследуй, поставь каждую цифру на ее место в ряд и повторяй счет: конец их вначале, их начало в конце. Размер этих десяти чисел таков, что нет им конца. Управляющая ими — единая высшая сила, нет иной, ее определить нельзя, кроме как через ее действия. Пойми эту мудрость, будь мудр пониманием. Бездна начала и бездна конца, бездна добра и бездна зла, бездна возвышенности и бездна низменности, бездна Востока и бездна Запада, бездна Севера и бездна Юга — и Единый Хозяин всему — Всесильный Творец.

3. Двадцать две основные буквы делятся следующим образом: три праматери, семь двойных и двенадцать простых. Три праматери: Алеф — Мэм — Шин. Основа их — закон весов — чаша заслуг и чаша прегрешений. Язык весов — закон, решающий между ними. Язык закона весов склоняет чашу в пользу одного из них.

Здесь надо особо подчеркнуть, что положение о двадцати двух буквах еврейского алфавита — это удачная, хотя и довольно поздняя модернизация «Книги Творения». Она не искажает основной замысел Каббалы, ее логику, но привносит путаницу в определение сроков ее создания.

4. При помощи двадцати двух основных букв названо все существующее, все, что было и будет когда–либо сформировано. В устах эти буквы располагаются в пяти местах: Алеф, Хет, Хей, Аин — в горле; Гимел, Юд, Хаф, Куф — в нёбе; Далет, Тэт, Ламед, Нун, Тав — в языке; Заин, Самех, Шин, Рэйш, Цади — в зубах; Бэт, Вав, Мем, Пэй — в губах. Двадцать две основные буквы, можно установить колесом. Колесо повторяется спереди и сзади. Можно делать любые перестановки: Алеф со всеми и все с Алеф, Бэт со всеми и все с Бэт, и вернулась назад.

5. Три праматери Алеф — Мэм — Шин. В них большая и удивительно скрытая тайна. Из них три праотца. Они воздух, вода, огонь. Из праотцов потомки, три праотца и их потомки, и семь звезд, и их армии, и двенадцать ребер по диагонали. Небеса созданы из огня, земля из воды, воздух из духа склоняется между ними. Огонь наверху, вода внизу, воздух дух, закон, склоняющий между ними. Три праматери Алеф — Мэм — Шин. В году жара — холод — успокоение. Жара создана из огня, холод из воды, успокоение из духа склоняется между ними. Трое, каждый из них самостоятельно стоит: один защищает, и один обвиняет, и один склоняет меж ними. Одно против другого создал Творец: добро против зла, зло против добра, добро из добра, зло из зла, добро различает зло и зло различает добро, доброта хранится для хороших, и зло для злых.

6. В мире как на троне, кругооборот в году как царь в государстве.

Двенадцать месяцев в году: Нисан, Ияр, Сиван, Тамуз, Ав, Элуль, Тишрей, Хешван, Кислев, Тевет, Шват, Адар.

Двенадцать Созвездий в мире: Овен, Телец, Близнецы, Рак, Лев, Дева, Весы, Скорпион, Стрелец, Козерог, Водолей, Рыбы.

Двенадцать стоят в войне: трое любят, трое ненавидят, трое оживляют и трое умерщвляют.

Любой кругооборот в «Сефер Ецира» делится на 12 частей составляющих две пары противоположностей, например: лето — зима, весна — осень, каждая из которых состоит из трех частей — месяцев. Лето любят, зиму ненавидят, весна оживляет, осень умерщвляет.

Точно так же на двенадцать ребер по диагонали делится круг видимого горизонта: Север — Юг, Восток — Запад:

Рис. 1.

7. В «Сефер Ецира» есть и своеобразная таблица умножения:

Два камня выстраивают два строения, три камня выстраивают шесть строений, четыре камня выстраивают двадцать четыре строения, пять камней выстраивают сто двадцать строений, шесть камней выстраивают семьсот двадцать строений, семь камней выстраивают пять тысяч и сорок строений. Отсюда и далее иди и высчитывай то, что уста не могут произнести и не может услышать ухо.

Этот фрагмент из «Сефер Ецира» интепретируется так:

Рис. 2. Таблица умножения

Когда смотришь на мир сквозь призму двадцати двух букв и десяти чисел, отражающих упорядоченность качественного и количественного многообразия, — не можешь скрыть удивление от простоты и целесообразности царящей в мире гармонии.

Дал два глаза нам Всесильный,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.