электронная
144
печатная A5
394
18+
Мир во тьме

Бесплатный фрагмент - Мир во тьме

Объем:
268 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9782-0
электронная
от 144
печатная A5
от 394

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Анонс

Мир летел в пропасть со скоростью ракеты. Как оказалось, для полного хаоса и возвращения людей к первобытному состоянию не потребовалось ни атомных бомб, ни войн, ни смертельных вирусов, над которыми работали сотни ученых по всему миру. Для заката «цивилизованного» человечества оказалось достаточно ничтожной малости, — исчезновения на планете электричества, как физической величины…

Посвящается моей любимой дочке Сюзанне и внучкам Диане и Яне Костровым

День первый

1

Иван вынырнул из сна, словно из проруби с ледяной водой, — со сбившимся дыханием и колотящимся сердцем. Постепенно успокаиваясь, он еще пытался удержать в памяти расползающиеся обрывки, так резко закончившегося, тревожного сна. Бесполезно. Кусочки, ещё несколько секунд назад такого яркого сновидения, утекали из сознания, как песок сквозь пальцы. Вот только что он, вроде помнил все в мельчайших деталях, и тут же картинка растворяется, ускользает, и в сознании остаются лишь ощущения. На этот раз довольно неприятные ощущения, даже страшные. Вроде были какие-то взрывы вдалеке, полутёмное помещение, какое то огромное взрывное устройство.

Его мозг наконец-то ухватил одну из ниточек ускользающего сна и он тут же вспомнил последние моменты. Вот он лезет в самое чрево этой бомбы, больше похожей на древние компьютеры, занимавшие когда-то целые комнаты, и не задумываясь ни на секунду, разрезает ярко красный провод…

Ну да! Точно! Он разминировал какое-то здание. То тут, то там раздавались взрывы. Может война была? Вот он, пробирается по каким-то темным коридорам, старинного подвала с готическими арками, наконец, в одном из помещений находит это самое взрывное устройство. Вот он открывает дверцу, влезет внутрь, в переплетение проводов. Вот только почему он перерезал именно красный провод? Ведь везде в фильмах предупреждают, чтобы красный провод не трогали. Может он специально хотел подорвать здание, правда вместе с собой, но чего во сне не бывает? Он перерезает провод, раздается взрыв, и его закружило в огненном смерче. И вот он уже летит куда-то, летит…

Хотя нет! Было такое ощущение, что летит куда-то уже не он, а только его голова! Очень неприятно ощущать свое «Я», свою индивидуальность, лишь в одной голове без тела, крутящейся в воздухе и разбрызгивающей фонтаны крови. Весь мир, перед пока ещё зрячими глазами, крутится, вертится… Брррр! Кошмар! Все! Хватит вспоминать! Слава богу, что это был лишь сон!

Иван, немного успокоившись, наконец открыл глаза и…

Словно и не открывал вовсе, — подумал он. — Кругом тьма кромешная!

Тьма была почти осязаема. Ее можно было потрогать руками. И это его насторожило. Что то вокруг было явно не так. И тут он понял, — никогда в их с Мариной спальне, не было так темно! Всю ночь светились из всех углов огоньки: красные индикаторы на телевизоре и музыкальном центре, зеленым светился индикатор монитора компьютера, мигала синим большая кнопка системного блока, показывающая, что компьютер находится в режиме сна. На полке, под висящей на стене метровой панелью телевизора, постоянно светились зеленые цифры электронных часов. Да и через окно, с улицы, даже через плотные шторы, пробивался свет от уличных фонарей на набережной. Сейчас же, вся комната была погружена в полнейший мрак.

Ваня повернулся, протянул в темноте руку и коснулся теплого тела жены Марины, спавшей рядом. Здесь все нормально! Спит, как младенец.

Да, Марине такие сны наверняка никогда не снятся. Не приходится просыпаться в холодном поту.

Не успел Ваня успокоиться и немного отойти от кошмарного сна, как вся их старенькая шестиэтажка, вдруг вздрогнула от основания, до верхних этажей. Звякнула посуда в серванте. Почти одновременно раздался и звук взрыва. Настоящего!

Отдаленный грохот прокатился по набережной Невы. Словно сильный раскат грома.

Что за черт? — садясь в кровати, подумал Ваня. Тут же проснулась и его жена.

— Что там Ваня? — полусонно спросила она.

— Пока не знаю. Но похоже, что-то, где-то взорвалось. И довольно сильно. Сейчас гляну.

Ваня встал с кровати, аккуратно, на ощупь, стараясь ничего не зацепить в темноте, подошел к окну и отодвинув штору, выглянул на улицу. Тут же увидел на другом берегу Невы, ярко оранжевое зарево пожара.

Это где-то в районе улицы Челиева, или в самом спортивном комплексе «Динамит» рвануло, — подумал он, и тут же всплыла в голове тревожная мысль. — Там же как раз Света с Дианой живут!

Свою родную сестру с ее дочкой он любил не меньше, чем свою собственную семью и всегда за них очень переживал.

Хотя, их дом немного в другой стороне стоит, — успокаивал он себя. — Но кто его знает, что там взорвалось?

Сердце неприятно кольнуло.

За окном, все, кроме дальнего зарева пожара, тонуло во тьме. Лишь серебристый свет месяца в тёмном небе, немного рассеивал мрак и отражался в волнах Невы, катящей свои серые воды, прямо за проспектом Обуховской обороны, за гранитной оградой набережной перед их домом.

Вроде уже давно морозы стоят, а река все никак не замёрзнет, — подумал он.

Глядя из окна на спящий город, его вновь что-то насторожило. Что-то было не так, кроме прогремевшего на том берегу взрыва. Его мозг все ещё плохо соображал, не желая просыпаться.

Наконец он понял. Помимо того, что в их квартире, или скорее всего во всем доме, отключили электричество, за окном, на улице, тоже не было не единого огонька. И тишина! Никогда по ночам не было такой полнейшей тишины!

Проспект Обуховской обороны, где стоял их дом, все ночи напролет освещался уличными фонарями. Отсветы от фар проезжающих машин постоянно скользили по стенам их комнат, то и дело доносились звуки проезжающих машин, крики и смех гуляющей по набережной молодежи. На перекрестках весело перемигивались светофоры. Сейчас же, за окном, стояла полнейшая тишина и темнота.

Не было слышно ни голосов, ни шума машин, которых по ночам проезжало по проспекту всегда, не намного меньше, чем днем.

За рекой, на Октябрьской набережной, так же не светилось ни одно окно в жилых домах, и сама набережная тоже была погружена во тьму. И это уже всерьез настораживало: значит и на том берегу все электричество вырубили! С чего бы это?!

Ваня отошёл от окна.

— Взорвалось что-то на том берегу, — сообщил он жене. — Вон зарево на пол неба. А больше ничего не видно! Нигде ни огонечка! Похоже, что везде электричество отключили и на том берегу и на нашем. У нас в квартире, кстати, тоже свет вырубили! Может из за взрыва все отключилось? Хотя, даже если в каком-то доме, что-то и взорвалось, не мог же из-за этого весь свет вырубиться сразу на обеих сторонах Невы! Впрочем, света уже до взрыва нигде не было. Возможно, электричество еще ночью отключили.

Он вернулся к кровати, нашарил ногами тапки, накинул халат, висевший тут же, на спинке стула, и нащупывая в темноте дорогу руками, чтобы ненароком что нибудь не уронить в темноте, пошел на кухню.

Раз электричества нет на обоих берегах Невы, значит видимо какая-то серьезная поломка где-то произошла, — размышлял Ваня, скользя в темноте ладонью по стене довольно длинного коридора, куда выходили двери трех комнат, кухни, ванной и туалета.

Ну и темнота! Как будто ослеп, не дай бог, конечно!

Ваня медленно шел вдоль стены.

Вот его рука нащупала проем двери в комнату Евы, их с Мариной дочки, затем дверь в гостиную, и наконец, дверь на кухню.

А что же могло там шандарахнуть так сильно, что даже на нашем берегу дом тряхнуло? — продолжал он размышлять, войдя на кухню. — На том берегу лишь жилые кварталы, магазины, да комплекс спортивный. Взрываться вроде совершенно нечему. А может газ? — вдруг пришла ему в голову мысль. — Ну точно! Так громыхнуть могло только, если в каком то доме взорвался бытовой газ. Причём, много газа! А может и теракт какой-нибудь? Может там целый дом взлетел на воздух? На ум приходили все более устрашающие догадки о причинах взрыва.

Ну все, хватит самого себя пугать!

Ваня подошёл к окну на кухне и снова вгляделся в темноту за окном. Зарево пожара уже понемногу угасало. Больше нигде, ни чего вроде не горело. И то хорошо. С одним взрывом быстро разберутся!

Он подошел к холодильнику, открыл.

И тут света нет! Чего тут в темноте найдешь!

На ощупь он все же нашарил на полке дверцы бутылку молока. Отвинтив пробку, глотнул пару раз и поставил назад. Затем, почувствовав, что мочевой пузырь уже давно переполнен, поспешил в туалет. Подойдя к двери туалета, вспомнил, что без света свои дела не сделать. Вернулся на кухню, вспомнив, что где-то в ящике стола лежала зажигалка, нащупал ее, зажег.

Ну вот, хоть какой-то свет.

Он зашел в туалет, при свете зажигалки, справил малую нужду, спустил воду. Затем прошел в ванную. Хотел сполоснуть руки, но открыв сначала один кран, а затем другой, понял, что воду похоже, тоже отключили. Из крана текла лишь тоненькая струйка.

Ну вот, этого нам только и не хватало.

Сполоснув кое-как руки и вытерев полотенцем, он прошёл обратно в спальню, подсвечивая себе зажигалкой.

— Я вот подумал, — может это газ взорвался в каком нибудь доме на том берегу, или ещё что-то? — сообщил он жене.

— Слава богу, хоть не в нашем! — ответила Марина.

— Да уж. Нам такого счастья не надо. Кстати и машин не видно что-то на улице. Ни одного лучика от фар. Ещё и воду ко всему прочему отключили. И горячую и холодную. Еле еле течет и скоро наверно вообще закончится. Не нравится мне все это! Ой, как не нравится!

Может из за взрыва все отключилось? — предположила Марина. — Или авария на подстанции где-то? Или на электростанции. Да ведь не в первый раз, — включат через час, другой.

— Ну да. Будем надеяться, что это ненадолго. Только что-то я не припомню случая, за все годы, что мы здесь живём, чтобы свет вот так, сразу и везде, на обоих берегах Невы отключали. И опять же этот взрыв. И машин нет. А на том берегу Светка с Дианой живут и совсем недалеко от места взрыва. Их дом наверно тряхнуло там ого-го как!

— А сколько времени-то хоть сейчас? — спросила Марина.

— А бог его знает. Что-то я про время и не подумал. Часы-то от сети работают, — тоже выключились. Сейчас в телефоне посмотрю, — откликнулся Ваня.

Он пробрался осторожно к их кровати, нащупал на прикроватной тумбочке со своей стороны мобильник, нажал кнопку, — ничего! Экран не засветился.

— Ну вот! И телефон тоже не работает, — сообщил он жене. — Может отключился?

Он нажал и немного подержал кнопку включения телефона, но и это ни к чему не привело. Телефон умер.

— Странно, не работает. А ведь вчера вечером только зарядил и положил сюда — сказал он. — Марина, посмотри на своём телефоне, который час?

Марина пошарила в темноте, на тумбочке со своей стороны и через несколько секунд сообщила.

— И мой тоже что-то не включается.

— Странно, — заметил с тревогой Ваня. — Ведь телефоны оба заряжены были. Я же сам их вчера на зарядку ставил. Что-то мне все больше это не нравится. Пойду на кухне гляну, на настенных, сколько там натикало.

— А вдруг война? — спросила Марина. — Вдруг это ракета какая-нибудь взорвалась на том берегу? Вот все и поотключали! Сейчас как начнётся обстрел!

— Да ну тебя! Скажешь тоже. Да на нашу Россию матушку ни одна страна не решится напасть! Тем более, пока В. В. П. у власти! Кишка у них тонка! Это что-то другое. Хотя, кто его знает, может ты и права, не дай бог, конечно! Идиотов в мире хватает, которые могут и войну развязать. Просто по дурости кнопку нажмут и прощай мирная жизнь. Хотя вряд ли с нашей противоракетной обороной, вот так запросто, ракеты до Питера долетят. Нее! Это что-то другое!

Ваня вновь пошел на кухню, подсвечивая себе зажигалкой, посмотрел там на кухонные настенные часы.

Шесть с четвертью. — Но приглядевшись, Ваня заметил, что секундная стрелка стоит на месте.

— Прикинь, Марина, и на кухне часы встали! — вновь вернувшись в комнату, сказал Ваня. — Шесть пятнадцать показывают, но когда они остановились и сколько сейчас времени, хрен его знает. Вот это уже действительно странно. Почему все сразу вырубилось-то, а?

— Да не бери ты в голову! Потом разберемся. — ответила Марина. — Ну отключили свет и отключили. Как отключили, так и включат! Я же говорю, не в первый раз! Потом включат свет, и с часами разберемся, и с телефонами. Давай ещё поспим немного.

— Ну да! Поспишь тут! Вокруг все взрывается, а ты, — поспим! Мне так, уже не до сна как-то!

— Ваня, я вчера только в первом часу легла! Надо было срочно по работе кое-какие документы доделать. Так что плевать мне на взрывы, я хочу спать!

— И телевизор даже не посмотреть, сиди, как дурак в темноте! — бурчал себе под нос Ваня. — И время неизвестно сколько. Впрочем, раз я выспался вроде, значит уже утро. Хотя, что я гадаю-то! Раз вчера вечером часы на кухне еще шли, значит остановились они в шесть пятнадцать утра и сейчас по любому где-то около семи, или восьми, так как еще не рассвело. Какой я все таки умный!

— Умный, умный, только дай поспать. — сказала Марина. — И не буди меня.

— Хорошо, хорошо, спи.

2

Немного разобравшись в ситуации, Ваня взял висевшую на стуле одежду, снял халат и начал одеваться.

— Надо хоть кофейку глотнуть, а то башка что-то не очень соображает. Тебе налить, Марина? Электричества нет, так хоть на газу вскипячу водички.

— Нет! Я же сказала, — я сплю! До восьми. Ну, в смысле, пока светать не начнет. А там надо уже будет дочку в школу поднимать.

— Это если свет дадут, — заметил Ваня. — Без света какая школа? Так что можешь спать, пока электричество не включат.

— Точно! Тогда разбудишь меня, когда свет дадут! Все, считай, что меня нет!

— Ну ладно. Пойду тогда чайник согрею на газу, где-то у нас обычный чайник был, — электрический сейчас не включить! Кстати, в нашей военной части, электричество наверняка тоже отключили. И там должны всех на ноги сейчас поставить. И в первую очередь нас, — охрану! Хорошо, что у меня выходной сегодня! Пусть там Мишаня все разруливает!

— Ваня, я сплю!

— Все, все, извини! Это я так, вспомнил просто!

Ваня натянул джинсы, надел рубашку и вновь вышел на кухню.

Раз нет электричества, то у нас в части должны дополнительно усилить охрану, — думал он. — Ведь если и там света нет, то и сигнализация сейчас не работает! Впрочем, там запасной генератор у них есть, — додумаются наверно завести. Там, в части, много чего ценного находится. Одних машин военных с полсотни наберется, да склады еще всякие. Да и оружие есть. А если с генератором не получится, то дежурные прапора будут звонить тем, у кого выходные, то есть и мне тоже. Блин! У меня же телефон не фурычит! И у Марины тоже. Как они мне позвонят-то? И мне самому на работу не позвонить! А срываться и ехать чуть свет в Понтонный, как-то тоже неохота. Выходной у меня все-таки, или как?! И вообще, как говорится, — инициатива наказуема! Первым приедешь, тебя первого же и припашут, да ещё и крайним сделают, если что-то пропадет. На фиг! Никуда не поеду. Пусть там сами думают, что делать? А может у них ничего и не отключали вообще. Может это только у нас в Невском районе все отключили.

Он подошел к окну и посмотрел на другой берег Невы. Зарево пожара уже почти не было видно из за домов.

Догорает уже, или потушили. А может к месту взрыва смотаться на машине? — думал он. — Вдруг что-то серьёзное, а мы ничего не знаем! Пожалуй, надо скататься. Все равно делать больше нечего, а просто так, в темноте сидеть, как-то не хочется. Да и к сеструхе можно заехать, узнать, как там они? Наверняка их тоже взрыв разбудил. Тут ехать-то всего только через мост, ну и там может пару километров. За полчаса пожалуй управился бы. Но это чуть позже. Пока кофейку надо хлебнуть.

Ваня достал из тумбочки обычный чайник. Перелил в него воду из электрического и поставил на газовую конфорку. Поднес пламя горящей зажигалки к конфорке.

Ничего. — Он наклонился, принюхался. — И газом не пахнет.

Что и газ отключили до кучи?! Они там что, совсем с ума все посходили!

Он вновь прошёл в комнату.

— Марин, газа у нас оказывается тоже нет. — сказал он шепотом. — Все отключили, паразиты! Наверно, точно, газ у кого-то на том берегу в доме долбанул, вот все и поотключали на всякий случай. Даже кофе не попить.

— Я сплю. — раздался сонный голос из темноты. — Рассветет, тогда и узнаем, что к чему. Не мешай мне!

3

За окном комнаты, на набережной, раздался невнятный гул голосов. Ваня подошел к окну, вновь отодвинув портьеру, всмотрелся во тьму, затем приоткрыл форточку и прислушался к гулу голосов. Судя по всему, на набережную откуда-то вышла толпа молодежи.

— Ну что там ещё? — спросила недовольно Марина.

— Пока не знаю. Сейчас послушаю. Наверно из ночного клуба молодежь вышла. Электричество-то отрубили, — гулянка закончилась!

Из общего гула выкриков, раздававшихся в полной темноте за окном, Ваня понял, что действительно, в клубе, буквально минут пятнадцать назад, отключилось электричество. А какой резон в клубе, в полнейшей темноте сидеть. Вот все и поперли на выход.

Так. Значит, время сейчас примерно столько и есть, — около семи, — подумал Ваня, прислушиваясь к голосам на набережной. — Раз они говорят, что только недавно электричество вырубили, значит и наши часы отключились в это же время. Но почему оба телефона не работают? Да и часы на кухне встали, хотя я батарейку поменял лишь месяц назад.

Ваня вновь прошел тихонько на кухню, оставив Марину досыпать, подсветив зажигалкой, достал из хлебницы оставшийся с вечера кусок пирога, а из холодильника бутылку молока. Присев на табуретку, стал жевать, запивая молоком из бутылки.

Блин, у нас же свечки есть! — вдруг вспомнил он и порывшись в кухонном столе, вытащил из дальнего угла упаковку с хозяйственными свечками.

— Вот и пригодились! — подумал он, достав одну. Затем сунул ее в пустую стеклянную банку, зажег и поставил посреди кухонного стола.

Ну вот, совсем другое дело! Вроде и жить веселее сразу! Надо будет потом хоть мясо на балкон вынести, а то испортится. — подумал он. — Холодильник-то тоже отключился! Впрочем, о чем это я? Если электричество не включат в течение дня, скоро и в квартире будет температура, как сейчас в холодильнике! Вчера обещали усиление мороза, а раз воды горячей нет, значит и отопление отключилось. — Ваня протянул руку к батарее, потрогал. — Пока еще теплые, но надолго ли? Ничего не понятно и как-то тревожно на душе. Что-то не правильное происходит.

4

Где-то в подъезде хлопнула дверь, затем еще одна. Раздались невнятные голоса соседей.

Взрыв, похоже, всех жильцов в нашем доме разбудил, — подумал Ваня. — Надо пожалуй спросить, сколько сейчас точно времени?

Доев пирог, Ваня, встал, прошел в прихожую, приоткрыл дверь на лестничную площадку и прислушался. Где-то несколькими этажами выше, разговаривали две женщины.

— Валя, у тебя тоже света нет?

— Нету, Лена. А не знаешь, что взорвалось недавно?

— Не знаю. Вроде где-то далеко, за рекой. По моему, я даже несколько взрывов слышала, но первые где-то вообще далеко.

— А сколько время-то хоть сейчас? У меня что-то мобильник не работает, и электронные часы тоже выключились, — электричества-то нет!

— Так и у меня телефон разрядился наверно. Не включается. Сейчас на настенных время посмотрю.

Голос на минуту затих, — очевидно, говорившая женщина ушла в квартиру. — Затем раздался вновь.

— Шесть пятнадцать часы показывают, но они остановились. Наверно батарейка разрядилась. Но думаю сейчас примерно около семи, так как я примерно час назад смотрела время, — было без десяти шесть. И телефон ведь кстати, тогда работал и свет был. А потом все выключилось. Вот как бабахнуло где-то, так свет и погас! Или перед взрывом сразу. Не помню точно. Кстати, и воду отключили тоже. Час назад текла, а сейчас нету. Ни горячей, ни холодной.

Как интересно, — подумал Ваня. — И у них часы встали. И телефоны тоже не работают. Это явно все неспроста!

Где-то на других этажах открылась еще дверь, затем еще одна. Дом постепенно просыпался, но все выглядывающие на лестничные площадки люди в недоумении делились друг с другом одной и той же информацией: часы встали, телефоны не работают, электричества нет, газа и воды нет.

Ваня вернулся в квартиру, вновь прошел на кухню, посмотрел в окно.

Как там Светик с Дианой? Наверно тоже понять не могут, что в городе происходит? Если у нас, за рекой, так тряхнуло, так у них может вообще стекла повылетали. Им сейчас явно не до сна. И ведь не позвонить, не узнать, как там они? Если ничего не изменится, надо будет, как рассветет, сразу к ним съездить, узнать, что там, да как? Вообще-то, она сама собиралась сегодня заскочить к нам вместе с дочкой, да и какие-то совместные планы у них с Мишей вроде намечались, когда он выспится после дежурства. Но все же лучше самому съездить.

Тут же, его мысли переключились на Мишу, его друга, с которым они вот уже пять лет работали вместе в военной части поселка Понтонный, в охране. Мишу, получившего в армии звание младшего сержанта, уже через полгода, как он устроился работать в часть, назначили начальником охраны. Ваня же, которого Миша затащил туда, можно сказать, по блату, не служившего в армии из за учёбы в институте, был простым охранником. Впрочем, о такой работе можно было только мечтать. Работа сутки через трое, на смене особо не перетрудившись, да и платят прилично. Четыре часа на вышке с карабином в обнимку просидишь, пару раз обойдешь территорию, а потом ещё четыре часа или телевизор в каптерке смотришь, или в интернете сидишь, — Ваня свой ноутбук на работу специально для этих целей привез, — или просто спишь. И так целые сутки. Не работа, а одно удовольствие.

Интересно, что там сейчас в части делается? Мишаня как раз на смене со вчерашнего утра. По идее, он уже домой должен ехать, но ему сейчас возможно побегать придется, если там тоже электричество вырубили. Хотя кто к нам в часть полезет? Местные знают, что охрана на вышках вооружена, так что за все время их с Мишей работы, ни кто на территорию части даже не пытался залезть.

Ваня продолжал стоять у окна и размышлял о навалившихся вдруг проблемах, о Мише, о сестре Свете и ее тринадцатилетней дочке Диане и о их с Мариной дочке, тоже тринадцатилетней двоюродной сестре Дианы Еве. Правда, учились сестры в разных школах, но это не мешало им быть лучшими подругами на протяжении всей их пока ещё короткой жизни.

С сестрой Светой у Вани, всегда, с детских лет, были очень тёплые отношения. Она с юных лет была девчонка, хоть куда, — симпатичная, сероглазая, с длинными, пепельными волосами, со спортивной фигурой. Еще начиная со школы, мальчишки проходу ей не давали, да и потом тоже. Ваня гордился такой сестрой и в обиду ее никому не давал. А вот с мужем Светке не повезло к сожалению. Ну да ладно, всякое в жизни бывает, развелись без особых проблем и слава богу. Может с Мишкой что нибудь у них получится, — что-то они стали частенько вместе приходить, уходить.

Ваня отошел от окна, и присев за кухонный стол продолжил размышлять, глядя на горящую свечу.

Света прекрасно ладила и с его женой Мариной, они постоянно вместе с детьми проводили выходные. А в последние несколько лет, когда Света разбежалась со своим бывшим, она сама стала забегать к ним в гости гораздо чаще. И вот, в последнее время она, похоже, обратила внимание на их общего друга Мишу Смирнова. Знали-то они друг друга уже давно, года три наверно, но вот сейчас, после того, как Света развелась, что-то между ними, похоже заискрило. И Ваня был этому очень рад. И за сестру и за друга.

Надо обязательно сегодня узнать, как там у них дела? — вновь подумал он.

5

Света проснулась рано утром. Потянулась, и некоторое время лежала не открывая глаз. Затем взяла с тумбочки телефон, включила, — ровно шесть утра. Внутренний будильник, как всегда сработал вовремя. Повернулась было на другой бок, чтобы еще немного поспать, но сон уже улетучился. Она привыкла рано вставать не зависимо от того, во сколько легла. Настроение было превосходным, и спать больше не хотелось. Она попыталась мысленно найти причину такого прекрасного настроения.

У меня впереди два выходных! — вспыхнуло у нее в голове. — Два дня, когда можно спокойно заниматься, чем нравится. Посмотреть любимые фильмы, почитать книгу, сходить в тренажерный зал. Можно с дочкой съездить куда нибудь. Уже давно они не были, например, в Зоологическом музее, в Кунсткамере. А можно просто дома посидеть, приготовить что нибудь вкусненькое. Можно посмотреть какие нибудь фильмы по DVD. Вариантов отдыха множество.

Да все это отговорки, — тут же ответила она сама себе. — Выходные были и раньше. У меня отличное настроение, потому что все так удачно складывается с Мишей. Вот, пожалуй, главная причина!

Свете вдруг захотелось тут же вскочить с кровати и закружиться по комнате.

Миша, Миша, Миша, — нараспев повторяла она про себя, а сама вспоминала прогулку с ним, позапрошлым вечером по набережной, прощание и его поцелуй. Всего лишь робкий поцелуй в щеку на прощание. Но что-то в это мгновение, вдруг внутри приятно щелкнуло.

Мы столько времени общались? — уже года три наверно. Были всегда прекрасными друзьями, — думала она. — Мне было с ним всегда комфортно, весело. Но почему же, только сейчас, вдруг защитный механизм дал сбой, и она поняла, что Миша для неё уже не просто друг, с которым можно обсуждать любые проблемы, а что-то уже гораздо большее. Когда это произошло? Месяц назад, неделю или в последний вечер? Да какая собственно разница! В последний раз, когда они прощались, она уже по одному его взгляду поняла, — что то изменилось и в его поведении тоже, по отношению к ней. А может она все эти годы просто не замечала, как на самом деле Миша к ней относится. Хватало других проблем: развода с мужем, поиск новой работы.

Мне же тридцать три уже! Неужели я втрескалась, как какая-то малолетка? Это вон у Дианы мальчики сейчас только на уме, а мн-то куда уже?

Ну ладно. Раз уж не спится, хоть телевизор посмотреть, пока Диану в школу не пора будет будить.

Света нащупала на полу, рядом с кроватью пульт от телевизора. Включила. Через секунду засветилась заставка с точным временем. Шесть часов пять минут. Затем включился первый канал. Передавали выпуск новостей. Она пощелкала каналами и остановилась на программе мультфильмов.

Начнем день с позитива! — подумала она. — Мультики, как раз самое то. А может и подремлю еще немного. Будильник в телефоне поставлен на восемь, так как дочке в школу сегодня к девяти утра, а потом можно и еще немного поспать. Эдак, часиков до двенадцати. Выходной у меня все таки! Хотя фиг там, — когда никуда не надо, тогда как раз и не спится! Закон подлости!

Она повернулась на бок, лицом к телевизору и накрылась одеялом. На телеэкране мультяшная Маша, как всегда не давала житья бедному медведю.

Что-то сегодня прохладно, — думала Света, подтыкая одеяло под себя. Затеяли ремонтировать что-то в подвале, как всегда зимой, а нам мерзнуть! У нас же всегда все через попу делается! А может мне вообще сегодня на все забить? Я вообще ничего делать сегодня не буду! — подумала она. — У меня выходные и пошли все дела подальше! Я свободный человек и могу себе позволить хоть иногда маленькие женские слабости. А завтра уже и с Дианой можно куда то выбраться. А сегодня днем я буду отдыхать, а вечером у меня встреча с Мишей у Ваньки. Блин, опять о Мише все мысли. Нет, все! Хватит мечтать! Надо поспать наверно ещё немного. Впрочем, спать будем чуть позже, а вот сейчас, надо вылезти из теплого гнездышка, встать и срочно сходить в туалет! А потом уже можно снова спать.

Света встала, поеживаясь от холода надела короткий махровый халатик, нащупала ногами тапки у кровати и пошла в туалет. Облегчив мочевой пузырь, она открыла водопроводный кран, помыла руки, ополоснула лицо. Затем улыбнулась своему отражению в зеркале.

А я еще ничего, — симпатюшка! — Я самая обаятельная и привлекательная! Мужчины просто без ума от меня! — произнесла она вслух, вспомнив мантру самовнушения из старого фильма.

Из зеркала ей улыбалась симпатичная девушка, на вид лет двадцати пяти, не больше. Длинные, немного вьющиеся шелковистые пепельные волосы, в художественном беспорядке рассыпались по плечам. Огромные серые глаза лучатся радостным ожиданием. Ожиданием чего? Конечно встречи с Мишей! Света протянулась за расческой, но тут свет в ванной внезапно погас.

Чёрт, лампа перегорела, или свет отключили? — подумала она, нащупывая в темноте полотенце и вытирая лицо и руки. — Ладно, приведем себя в порядок попозже, все равно же спать собиралась.

Выйдя аккуратно из ванной, стараясь ни на что не наткнуться в темноте, Света пощелкала выключателем ванной, — ничего! Прошла на кухню, попробовала включить свет там, — тот же результат.

Значит точно, — электричество вырубили. Все у нас не слава богу!

Она подошла к окну. Отодвинув штору, выглянула на улицу, — темнота полная! Уличные фонари не горят. Торговый центр, расположившийся напротив ее окон и полыхающий рекламными вывесками все ночи напролет, тоже погружен во тьму, как и все соседние дома. — Значит, по всем дворам отключили свет, или даже по всему району, — подумала Света. — И проезжающих машин вообще, почему-то не видно и не слышно. Странно. И ни одного лучика от фар. Еще странноватие и странноватие! Ну да ладно! Потом разберемся что к чему. Пойду тогда досыпать дальше. Может, к восьми починят все и свет дадут.

Она пошла на ощупь в комнату, но не успела снова лечь в кровать, как услышала где-то вдалеке раскат грома.

Хотя какой может быть гром в середине февраля? — подумала она.

Тут неожиданно громыхнуло где-то совсем рядом, да так, что весь их многоэтажный дом вздрогнул до самого основания, и в окнах зазвенели стёкла.

Мамочки! Ну, ничего себе! — Света вскочила с кровати. — Это что за хрень-то? Взорвалось вроде что-то большое! И где-то совсем рядом. Может в соседних дворах. А вдруг газ? И где-нибудь рядом половину дома разворотило! А если это вообще в нашем доме?!

Света подбежала к окну комнаты, отодвинула штору и выглянула на улицу.

И тут же, в стороне от их дома, где-то за темными контурами домов, увидела взметнувшееся в ночное небо зарево пожара.

Кроме газа там ничего взорваться не может. Там же только жилые дома. — подумала она. — Еще школа, детский сад, спортивный комплекс, но они ещё закрыты. А вдруг, не дай бог, теракт какой нибудь?!

Она прошла в кромешной темноте на кухню, выдвинула ящик кухонного стола и вскоре нащупала коробок спичек. Достала одну, чиркнула о коробок. Когда вспыхнул огонёк, поднесла спичку к висевшим на стене часам.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 394