электронная
200
печатная A5
757
18+
Минус два. Просветление. Том 7

Бесплатный фрагмент - Минус два. Просветление. Том 7

Роман

Объем:
488 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-5558-4
электронная
от 200
печатная A5
от 757

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Том 7. Просветление. Часть 5

Глава 84. Старик

Пока Полина спала, Андрей размышлял, беседовал с Адой, а затем почувствовал, что его ждут в подземном тоннеле. Он засомневался в своих ощущениях, поскольку поставил столь мощную энергетическую защиту, что преодолеть её вряд ли смогли бы даже Княгини. Впрочем, проверить было не трудно. Князь попросил Аду присмотреть за Полиной и спустился в подземелье, в очередной раз поместив себя в петлю времени. Однако перестраховка оказалась излишней, в тридцати метрах от входа в домик у Вулкана посередине тоннеля застыла… Олеся. Сердце Андрея защемило, он немедленно «выскочил из петли» и обнял женщину, изрядно её напугав.

— А я решила, что ты исчез, со мной не попрощавшись, — облегчённо прошептала она после поцелуя. — Нет-нет, конечно, ты нашёл бы минутку! Но мне нужно немного больше времени и… не для объятий и поцелуев. Я должна показать тебе одно место… Быть может, это поможет тебе…

— Пойдём! — просто ответил Андрей и протянул Лесе руку.

Она не ожидала, что уговорить упрямого Князя окажется так просто, но не стала удивляться, а повела его за собой. Вскоре Андрей понял, что Хозяйка Нового Княжества изучила подземные коммуникации Ультра-Новгорода лучше его самого… Они вынырнули на поверхность в толще крепостной стены на дворцовой территории. Быстро отыскав наружную дверь, Олеся довела Андрея до маленького здания с куполом, назначение которого оставалось для Князя неизвестным. Помнится, он спрашивал о нём Аду, но та ответила неопределённо… Леся легко справилась с огромным амбарным замком, завела Андрея внутрь и задвинула засов. Князь огляделся и застыл в недоумении. Кроме голых стен в двенадцатиметровом помещении ничего не было видно. Олеся включила карманный фонарик, но и он не позволил Андрею разглядеть хоть что-то интересное. Кольцо крышки уходящего в пол люка Князь заметил лишь в тот момент, когда Леся подвела его к нему и указала рукой… Оказавшись в подземелье, Андрей открыл рот от изумления. Олеся зажгла три восковые свечи, и в их мерцании взгляду открылся грот, уходящий за пределы подвала здания. В дальней части грота плескалась вода, а в ближней, прямо на скальной поверхности стен проступили рисунки, от которых у Андрея захватило дух. Он опустился на пыльную поверхность подземелья и стал изучать каждый рисунок внимательнейшим образом…

— Ты даже не представляешь себе, Лесенька, как помогаешь мне сейчас, — чуть слышно, будто опасаясь спугнуть тишину, проговорил Князь через два десятка минут. — Как ты отыскала это чудо?

— Не знаю… — пожав плечами, прошептала Олеся. — Меня потянуло сюда несколько дней назад… И не только меня!

— Кого же ещё? — с видимым интересом взглянул на неё Андрей.

— Ксению… Мы встретились у закрытой двери. Вскоре я разыскала у Ады ключ… Нам с Ксюшей не терпелось попасть внутрь здания, и пустота нас огорошила. А потом мы нашли люк!

— Удивительная история… — со странным облегчением вздохнул Князь.

Под пристальным взглядом Олеси он прикрыл рот ладонью, прошептал что-то неуловимое, разделся и погрузился в воду. При слабом освещении грота она казалась тёмно-коричневой, но оказалась чистейшей и… ледяной! Последнее обстоятельство удивило Андрея даже больше ещё одного странного факта. Он не смог нащупать дна, как ни старался…

— Ты… молишься?! — Леся наконец-то вспомнила слово, означающее тихий шёпот, который повторил Андрей, выбравшись из водоёма.

— Тихо ты! — охнул он и… улыбнулся. — Даже мысленно не произноси это слово. «Храм», «икона», «креститься», «молиться» — эти и многие другие слова находятся в нашем мире под запретом… Во всяком случае, так было всегда…

— Вот и Ксения сказала: «храм».

Андрей прощался с Олесей недолго, но с особенным чувством. Как ни горько было Лесе осознавать, что неведомые ей замыслы Князя не предполагают её непосредственного участия, Хозяйка Нового Княжества успокоилась. Поцеловав Андрея на прощание, она задержалась на несколько минут в подземном храме. Сначала Олеся оглядела грот и наметила места для больших стационарных подсвечников, которые она вознамерилась установить здесь. А затем она нашла на стене лик удивительно светлой женщины, встала перед ним на колени и сложила на груди руки…


— Вы собрались в пеший поход вдвоём с Полиной, Ваше Величие? — не удержалась от вопроса Ада ранним утром следующего дня. Она с сомнением взглянула на два рюкзака, содержимое которых помогала собирать Андрею сама, и рассудительно продолжила: — Во-первых, гулять по Трикняжию с незрячей женщиной — небезопасное занятие. Во-вторых, не менее половины подданных знают Князя в лицо, и тёмные очки не помогут Вам остаться неузнанным…

— Затемнённые очки — новый, модный тренд! — усмехнулся Андрей. — Мне приятно, что ты беспокоишься о нас… Но, поверь мне, те сложности, с которыми нам предстоит столкнуться, пойдут во благо. Я не хочу показаться тебе жестоким и неблагодарным, но не готов на многословные объяснения своих поступков… Не могу знать, когда состоится наша следующая встреча. Придётся подождать… или не ждать вовсе. Спасибо тебе за всё!

Ада поцеловала в щёку старавшуюся выглядеть бесстрастной Полину, а затем прижалась всем телом к Андрею, словно желая передать ему своё тепло… Несколькими минутами позже она смотрела вслед удаляющейся по подземному тоннелю странной паре. Пожилой мужчина с тяжёлым рюкзаком за плечами вёл за руку молодую женщину, несущую второй рюкзак, вполне посильный ей по весу. Оба в джинсовых костюмах, удобных кроссовках и тёмных очках. Последний предмет, и в правду, в одночасье стал модным аксессуаром. Ада начала носить затемнённые очки в знак солидарности с Андреем и скоро заметила, что так же поступили многие её знакомые…

Новая идея Князя — немедленно привести Полину в подземный грот, не принесла желаемого эффекта, но дала информацию к размышлению. Поля со страхом озиралась по сторонам, хотя могла видеть только глазами Андрея. Погружение в подземный водоём едва не довело женщину до истерики.

— Мне холодно, Андрей! — выкрикивала она. — Мне страшно…

— Не бойся, я тебя согрею…

Он тщательно вытер Полину полотенцем, прижал к себе, но её продолжало трясти. Перед тем, как выбраться через люк наверх, Андрей помог женщине одеться и… тайно перекрестил её. Он мог поклясться, что Полина не видела его жеста, но автоматически взвизгнула. Подобная реакция Поли стала для Андрея последней каплей, переполнившей чашу его терпения. Выйдя из здания с подземным гротом, он достал из рюкзака фляжку с коньяком, дал Полине сделать несколько глотков, обнял её за плечи и увёл с дворцовой территории. Пользуясь петлёй времени, никем не замеченные, они благополучно выбрались из Ультра-Новгорода и двинулись на юг, к побережью Моря Мрака.


Князю давно хотелось осмотреть южную оконечность Нового Княжества. Отпустив «хвост времени», он неторопливо шёл по пересечённой местности, придерживая спутницу за руку. Первым приятным для него открытием оказались несколько водоёмов с чистой голубой водой, попавшихся на пути из города. Четыре бассейна оказались сгруппированы на небольшой площади, среди каменных развалин на берегу реки Чёрный Волхов. Руины заинтересовали Князя, но заниматься их исследованиями, имея на руках ослепшую Полину, казалось занятием несвоевременным и легкомысленным.

— Интересно, а на противоположном, правом берегу реки тоже нет проблем с чистой водой? — размышлял Андрей вслух. — В любом случае, перспектива — умереть от жажды, нам не грозит. А вот запас сигарет у меня не велик… Бросить курить? Ну, это слишком даже для Князя!

— Вы совсем не хотите меня выслушать, Мессир? — тускло произнесла Полина. — Пока мы идём, я могла бы…

— Рассказывай, конечно, — не дождавшись окончания фразы, легко согласился Андрей.

Откуда ни возьмись появившаяся покладистость отца их дочери удивила Полю, но она решила воспользоваться случаем и немедленно начала свой рассказ.

«После твоего отъезда мы с Машей зажили светло и радостно, практически одной семьёй. К рождению Томочки готовились основательно. Маша настояла на том, чтобы мы с дочкой после выписки из роддома жили в её просторной квартире. Я не сопротивлялась, но напоминала ей твои слова о полноценной семье. Мы договорились: если у Марии появится мужчина, она будет жить с ним в моей «двушке». Новые знакомые мужского пола у неё появлялись, но серьёзные отношения не завязывались. Вскоре я поняла суть проблемы: после встречи с тобой Маша надеялась встретить мужчину, хотя бы отдалённо напоминающего ей отца…

Рождение Тамары стало настоящим праздником! У нас родилась чудесная девочка — здоровая и красивая, похожая и на папу, и на маму, только светлее нас обоих. Начались годы счастья. Я не преувеличиваю! Мы с Машей опасались только одного — избаловать нашу дочь. Но капризничать и требовать особого отношения к себе — это не про нашу девочку. В отсутствие младшей сестры или брата, с пятилетнего возраста она начала заботиться о птицах и животных. Сначала появилась канарейка, подаренная дедом Вадимом, затем подобранный в подъезде котёнок, позже специально купленный для неё щенок… Вместе с дочуркой и мы с Машей становились добрее, светлее, ярче, красивее. Да-да! Мужчины искали повода познакомиться с молодыми женщинами, гуляющими с маленьким ребёнком. Но мы только улыбались… Я? После тебя?.. Потенциальные кавалеры казались мне такими смешными!.. И, как я теперь понимаю, такое отношение к мужчинам меня в результате и подвело…

Тамара росла, пошла в школу и быстро взрослела. Я стала замечать, что со старшей сестрой ей интереснее, чем со мной. С годами эта особенность проявлялась всё отчётливее. Трудно не обращать внимания на то, что дочь постоянно твердит: «А у Маши другое мнение… А Машенька говорит иначе… А в больнице у Машули куда интереснее, чем в твоей юридической конторе…» Время от времени я начинала злиться, хотя и понимала, что обижаться на ребёнка глупо… К сожалению, на этом проблемы не закончились. Как ты и предполагал, в стране началось политическое противоборство на гендерной почве. Наша, чисто женская семья начала вызывать раздражение у некоторых соседей. Редкие поклонники Марии погоды не делали. Визиты деда Вадима, тем более… Когда Маше предложили полугодовую стажировку в Англии, я страшно расстроилась — чувствовала, что без неё произойдёт крупная неприятность. Видимо, и Тома ощущала нечто подобное. Она упрашивала Марию взять её с собой! Разумеется, это было невозможно… Не прошло и месяца с отъезда Маши, как на нашем этаже появился новый сосед. В это время мне стало казаться, что мои отношения с дочкой нормализовались. Правда, в силу возраста она не сидела дома: школа, курсы в медицинском институте, подруги… Но и со мной Тамара неплохо проводила время: вечерние посиделки с просмотром и обсуждением фильмов и книг, разговоры о жизни и близких людях; походы в театр и на концерты…»

— Обо мне не вспоминали? — поинтересовался Андрей.

— Я пыталась заговорить о тебе при каждом удобном случае! — вспыхнула Полина. — Но разговоры об отце повзрослевшая дочка не поддерживала. Создавалось впечатление, что начиная с возраста созревания, она слабо верила в сам факт твоего существования, несмотря на фотографии и наши с Машей воспоминания… По этому поводу Мария вечно улыбалась и утверждала, что таким образом у Тамары проявляется подростковый нигилизм.

— Понимаю, — кивнул Князь.

— А мне было сложно это понять, — мрачно откликнулась Поля и продолжила свой рассказ.

«Крайне неожиданно в нашей жизни появился новый сосед. Тома заинтересовалась им несмотря на то, что мужчина был ей не по возрасту — всего на три года моложе меня. Денис — высокий, крупный моложавый брюнет с хорошо подвешенным языком и тугим кошельком произвёл на дочку впечатление. А вот она ему была не особенно интересна. Денис использовал Тамару для того, чтобы подобраться ближе к её маме. Увы, наша дочь отказывалась в это верить. Не слушая меня, она зачастила к нему в гости, а когда я запретила ей посещать квартиру одинокого мужчины, начала приглашать его к нам. Денис и не думал отказываться, но сначала вёл себя вполне благопристойно. Он приносил цветы и подарки для Тамары и её мамы, заводил разговоры, интересные нам обеим… От подарков я, разумеется, отказывалась, но они оставались в квартире. Приглашения посидеть втроём в ресторане мною отвергались, но пару раз к восторгу дочери мы сходили на концерты модных музыкантов… Наедине с Томой Денис предпочитал не оставаться, что навело её на определённые мысли. Дочка стала отчаянно ревновать меня к предмету своего обожания. А Денис ловил моменты для того, чтобы говорить мне двусмысленности, а затем и вполне прозрачно намекать на своё желание, познакомиться со мной ближе. Сначала я посмеивалась, но вскоре прямо отказала ему… После этого он не появлялся у нас две недели. Тамара закатывала мне истерики до тех пор, пока я не отправила её на дачу к деду Вадиму, подышать свежим воздухом во время весенних каникул. Лучше бы я этого не делала! Под каким-то дурацким предлогом Денис появился в нашей квартире на следующий день после отъезда дочери. Мои слова его не убедили…»

— Он изнасиловал тебя? — заиграл желваками Андрей.

— Да… и не один раз… Денис стал вести себя нагло и грубой силой получал то, что хотел. Стоило мне упомянуть о том, что я замужем, как он немедленно поднял меня на смех! — в голосе Полины появились нотки отчаяния… «Ты можешь дурить кого угодно, только не меня, — говорил этот хам. — Муж и отец, которого можно увидеть только на фотографиях? Томка рассказала мне, как ты кормишь её прекрасными сказками о любящем папе. Тебе не удалось обмануть даже собственную дочь!..»

«С того дня моя жизнь превратилась в сплошной кошмар. Пока Тамара была за городом, Денис приходил ко мне и требовал исполнения своих липких желаний. Когда дочь вернулась, он изменил тактику и заставлял меня приходить в его квартиру. Как? Денис заявил, что стоит мне ослушаться его, моё место займёт Тамара!.. Я звала на помощь Вадима Ароновича. Но как только он появлялся, сосед исчезал, словно по волшебству. Это произошло несколько раз подряд и, по-моему, дед Вадим решил, что я обманываю его… Отношения с дочкой разладились совершенно… Единственным человеком, который поверил мне, оказалась врач-гинеколог Ганна, которую ты знаешь, как главу феминистской организации по имени Гамма. Она-то видела следы пламенной страсти Дениса на моём теле во всей красе! Через месяц, не дожидаясь возвращения Марии, я сбежала в частный дом Гаммы, прихватив с собой Тамару, несмотря на её отчаянные протесты… Подруга и заместительница моей спасительницы — Бета первое время не отпускала нас с дочкой ни на шаг от себя… А затем приехала Маша и… тоже не поверила мне! То есть сначала она меня выслушала, но переговорив с Вадимом Ароновичем и ни разу не встретив Дениса в нашем подъезде, Мария заинтересовалась, что думает о моей истории Тамара. Представляешь, что ей наговорила наша юная дочь? Она прямо заявила, что мать отбила у неё мужчину, развлекалась с ним на всю катушку и так надоела прекрасному Денису, что тот теперь от неё скрывается!.. Ты тоже не веришь мне?!»

— Полина! — простонал Андрей. — Даже если бы я вздумал не поверить тебе… Мне дано ЗНАТЬ, что ты говоришь правду.

— Спасибо тебе! — прошептала Поля.

— Не за что… — поморщился Князь. — Но ты же не собираешься прервать рассказ на этом месте?

— Разумеется, нет… — вздохнула она и продолжила повествование.

«Вскоре Тамара достигла совершеннолетия и сбежала от меня к Маше. Разумеется, она имела полное право на выбор собственного жизненного пути. Но что она при этом думала обо мне? Тома и слышать не хотела разумные доводы, не желала понять, что оказалась со мной в обществе феминисток из соображений собственной безопасности. Она утверждала, что отвергнутая Денисом мать нашла утешение в однополой любви и намеревалась превратить свою дочь в лесбиянку! Утешение? Приходя в себя после насилия со стороны мужчины, я оказалась в постели неравнодушных ко мне женщин. Бета — дама с характером и не привыкла к отказам, но меня она добивалась искренним сочувствием и лаской. Настойчиво добивалась, но без принуждения… А в постель к мудрой и заботливой Гамме я пришла сама… Мы жили втроём, но агитировать Тамару и в мыслях не было!..

Пару лет спустя Мария смогла взглянуть на мою историю другими глазами, да и Тома, кажется, стала осмотрительнее и мягче в оценках. Постепенно наши отношения нормализовались, мы стали встречаться, общаться… К несчастью, обстановка в стране накалилась до предела. Победа в «гендерной войне» оказалась на стороне сторонников однополых отношений, в Москве, по крайней мере. Гамма занялась политической деятельностью. Будучи третьим человеком в нашей организации, и я была вынуждена принимать участие в её работе. В тот момент мне многое перестало нравиться и в наших личных, и в общественных отношениях. Для того чтобы очутиться в рядах общества, новеньким приходилось пройти через постель одной из нас, как минимум…»

— Отличная причина, чтобы оказаться в наших краях, не правда ли? — пожал плечами Князь.

— Да… — Полина задумалась. — Когда-то я уже слышала подобную фразу… не так давно, но до того, как попала сюда, к тебе. Не могу вспомнить, кто её произнёс?

— Вспомнишь, когда придёт время, — неожиданно мрачно отреагировал Андрей. — Закончить твоё повествование я попробую сам. Итак… С тех пор, как ваша организация ввязалась в серьёзные политические игры, Тамару и Машеньку ты не видела. Попытки разыскать их не увенчались успехом. А ваше «добровольное спортивное общество» серьёзно схлестнулось с аналогичным сообществом… как бы мужчин…

— Это не смешно, Мессир! — вскрикнула Поля. — Последнее, что я помню… Мы с Гаммой и Бетой едем на переговоры с этими… мальчиками…

— Всё уже позади… — вздохнул Андрей и дотронулся до женской руки. — Полина-Полина… Что же там с вами сделалось? Или ты у меня такая дура? Знаешь, я понял, что мне с тобой делать — пороть, пока не вправлю тебе мозги!

— Всё, что угодно, — без улыбки отозвалась она, — только не пытай меня… равнодушием…

— Это не равнодушие, — отдёрнул руку и холодно произнёс Князь. — Это моя… ненависть… к самому себе. Мне нельзя было впускать тебя в свою жизнь.

— Ах, вот в чём дело, — опустила голову Полина. — Ты лгал мне. Тех чувств, что я питаю к тебе с первой встречи, ты не испытывал ко мне ни одной минуты. В отличие от меня, ты не желал появления нашей дочери… Так? Но даже если сейчас ты ответишь утвердительно, я не поверю. Лучше убей меня, но не ври!

— А я и не лгу тебе, — по-прежнему спокойно, но мягче и теплее ответил Андрей и закурил. — Я предчувствовал, что за короткое счастье придётся дорого заплатить. Но тогда мне и в голову не приходило, что цена окажется столь непомерной. Оказавшись в шкуре Князя Тьмы, я многое осознал… В те прекрасные дни в Москве к тебе приходил… почти ангел, что бы там не говорил дед Хароныч. Ты зачала ребёнка от светлого существа, Полина!.. Я сдуру решил, что исполнение желания вдохнёт в тебя новую жизнь. Ты не должна была остаться в одиночестве! Я не имел права оставлять тебя, должен был что-то придумать… Но что? Как? Я не всесилен, Полина! А они воспользовались твоим одиночеством…

— Кто «они»? Ты хочешь сказать, что Денис — не стечение мерзких обстоятельств?! Но, тогда… Сейчас это не важно, — ослепшая женщина протянула Князю руку. — Если ты не хочешь убить меня здесь, тогда пойдём дальше…


Они продолжали свой путь к истоку чёрной реки, с интересом осматривая окрестности. Глядя на мир глазами Андрея, Полина не могла видеть только его самого, пока Князь не подошёл вплотную к черной жиже небольшого залива и, сняв тёмные очки, посмотрел на своё отражение. Поля ахнула и покачнулась. Она «увидела» сплошь седого, шестидесятилетнего мужчину, лицо которого изрезали глубокие морщины.

— Что с тобой случилось?! — Полина принялась трясти Андрея за рукав. — Когда я видела тебя до того момента, когда… потеряла зрение, ты выглядел совсем иначе!

— Людям свойственно меняться… — пожал плечами Князь. — Не внешне, так внутренне… Не внутренне, так внешне…

— Процесс… необратим?

— Пока человек остаётся человеком, всё возможно. Только фарш невозможно провернуть назад.

— Андрей… А мы… ещё люди?..

Князь странно посмотрел на Полину и оставил её вопрос без ответа… По берегу они дошли до истока реки, остановившись лишь однажды, у голубого озера с руинами небольшого здания поблизости. В мире номер ноль река Волхов вытекала из озера Ильмень, чтобы через две с четвертью сотни километров доставить свои воды в Ладожское озеро. В сумеречном мире Трикняжия Чёрный Волхов проистекал из Моря Мрака. Берега над черной жижей здесь были неровными, достаточно высокими, испещрёнными расселинами, кавернами и небольшими пещерами.

Андрей почувствовал присутствие людей поблизости и замедлил шаг. Ментальное сканирование позволило ему сделать вывод, что в сотне метров на запад, на берегу моря, у входа в пещеру расположился мужчина с двумя женщинами. Наполовину сократив расстояние до их пристанища, Князь остановился, присел прямо на землю, усадил Полину рядом и разъяснил ей обстановку.

— Туристы? — удивилась она.

— Хиппи, — усмехнулся он. — Эта троица приехала в Новое Княжество на давно закончившийся шестидневный праздник, но решила не возвращаться домой. Жить и работать в Ультра-Новгороде они тоже не захотели, а поселились здесь. Отдыхают в своё удовольствие…

— Как же они живут? — недоумевала Полина. — Чем питаются?

— Чистая вода поблизости имеется, а пищу они готовят самостоятельно, — пожал плечами Андрей. — Объяснять долго, сама увидишь…

— Ты планируешь познакомиться с ними?

— Конечно. Не зря же мы оказались рядом?

— Да, — задумчиво кивнула Поля. — Я помню, что ты не веришь в случайности… И кем же ты представишь меня и себя?

— Бывшим Вершителем, например… — усмехнулся Андрей. — Выжившим из ума стариком, путешествующим по Трикняжию со своей рабыней.

— Рабыней? — переспросила Полина. — Значит, Ада оказалась права…

— Нет, — оборвал её Князь. — Ты спросила, кем я тебя представлю. Мой ответ тебя не устроил? Придумай другой, свой!.. Я нарушил закон — украл Испытуемую, не дождавшись окончания её Испытания. Вероятно, тебя не хватятся, но… Кем ты желаешь предстать перед незнакомцами? Незрячей Графиней, ничего не смыслящей в сумеречной жизни? Дамой из свиты Князя, которая бродяжничает в компании седого старика?

— Нет-нет… Просто я ничего не понимаю. Кто я? Что я делаю рядом с тобой? Ведь я не нужна тебе…

— Знаешь… Я сейчас сам себе не нужен, а ты… Вероятно, тебе на роду написано терпеть от меня… И, тем не менее, мы едва начали своё путешествие, а ты уже всё решила, и за себя, и за меня…

— Путешествие?!

— Долгое и странное… Оно и покажет, кто ты и кто я теперь.

Андрей поднялся на ноги, но Полина остановила его.

— Постой! Ты сказал, что представишь меня рабыней…

— Ах, да, — вздохнул Князь и полез в карман рюкзака. — Если недостаточно слова, можешь надеть на шею этот ремешок.

— Он такой же, как у Катрины? — интонация фразы оказалась столь странной, что Андрей не разобрался в гамме чувств женщины. — Тётя Катя рассказывала о Ритуале…

— Да ну?

— Да, — уверенно кивнула Полина. — А мне ты просто сунул в руки ошейник?! Для нашего похода нужна «как бы рабыня Поля»?

— Ритуал — это таинство, пусть и тёмное, — раздражённо ответил Князь. — Оно не может происходить без серьёзной причины… Какая ты рабыня? Достаточно того, что ты — моя ослепшая… жена.

— Я — твоя жена? — ахнула Полина.

— Ты забыла как, благодаря стараниям Вадима Ароновича, выглядит твой паспорт? Разве в нём имеется запись о разводе?

Андрей понимал, что Полина, пусть и считает себя преступницей, обижена на него, но ничего не мог поделать с собой. Он не мог соединиться с ней, несмотря на то что перед ним стояла красивая, стройная брюнетка, вызывающая желание физической близости…


Через несколько минут ходьбы, глазами Князя они оба увидели трёх людей, сидящих за импровизированным столиком рядом с входом в пещеру. Люди были босы. Мужчина носил джинсы и рубаху всех цветов радуги. Женщины щеголяли в сногсшибательных нарядах из цветных лоскутов… «Мир вашему дому!» — крикнул Андрей издалека. «Хозяева дома» растерялись и напряглись. Но хорошенько рассмотрев пару в джинсовых костюмах, мужчина поднялся навстречу и протянул Андрею руку: «Мы будем рады добрым гостям!»

Вскоре вся странная пятёрка сидела у входа в обжитую пещеру. Люди пили самогон, закусывали его гречневой кашей с говяжьей тушёнкой и хлебом, разговаривали, смеялись. Хозяева называли себя английскими именами. Красавец-брюнет Элвис — высокий голубоглазый мужчина лет тридцати пяти. Мэрилин — эффектная двадцатипятилетняя блондинка с богатым бюстом. Тридцатилетняя Джейн производила не столь яркое впечатление, несмотря на красивые тёмно-рыжие волосы и прекрасные синие глаза. Именно она показалась Андрею интеллектуальным центром компании. Полина назвалась собственным именем. Андрей назвался «Стариком», что вполне соответствовало его облику и не вызвало удивления у новых знакомых.

Порядком опьянев, Элвис вынес из пещеры гитару, заиграл рок-н-ролл и запел, конечно, на английском. Получалось у него неплохо. Во всяком случае, женщины заметно оживились. Наблюдая за Полиной, Андрей пришёл к выводу, что Море Мрака воздействует на неё не меньше, а даже больше, чем на остальных… Четверть часа Элвис сиял в лучах всеобщего внимания, а затем взял паузу и из вежливости предложил гитару Старику. Андрей отказываться не стал. На лёгкий гитарный перебор, сопровождавший настройку инструмента, первой обратила внимание Джейн. Она с видимым интересом уставилась на гостя. Вскоре начала внимательно прислушиваться и Полина… «Это день, это день — он такой же, как ночь, но жарче, — запел Андрей. — Это вода, это вода в ней яд — прочь! Это мы, мы коснулись воды губами. И мы будем вместе всю ночь…»

Самому автору песни сложно было бы отличить «стариковский» вариант исполнения от оригинала. Выдержав паузу, Полина прошептала на ухо Андрея несколько фраз. Он удивился, попробовал исполнить на гитаре нужную мелодию и кивнул своей спутнице. «Крюкообразность — мой девиз. Мадонна Литта — мой каприз. Ромашки ем я вместо чаю, но пастухов не привечаю, — высоким голосом пела она. — Тверды я розы рву с утра. Когда ж приходят доктора, я им в лицо слюною едкой плюю вонючие объедки».

Мэрилин и Джейн пришли в восторг. Ответное выступление гостей произвело впечатление и на Элвиса. Но, не желая терять пальму первенства, он пожал плечами и пробурчал: «Пусть ваши песни и звучат весьма неожиданно, свежо и оригинально, но настоящий рок-н-ролл мощнее и экспрессивнее…» Андрей усмехнулся и снова коснулся пальцами струн. Жёсткий ритм заставил всех притихнуть и прислушаться. Старик запел практически неотличимо от первоисточника:

«Какие нервные лица — быть беде.

Я помню, было небо, я не помню где.

Мы встретимся снова, мы скажем: «Привет», —

В этом есть что-то не то.

Рок-н-ролл мёртв, а я ещё нет.

Рок-н-ролл мёртв, а я…

Те, что нас любят, смотрят нам вслед.

Рок-н-ролл мёртв, а я ещё нет.

Отныне время будет течь по прямой.

Шаг вверх, шаг вбок — их мир за спиной.

Я сжёг их жизнь, как ворох газет —

Остался только грязный асфальт…

Локоть к локтю, кирпич в стене.

Мы стояли слишком гордо — мы платим втройне:

За тех, кто шёл с нами; за тех, кто нас ждал;

За тех, кто никогда не простит нам то, что

Рок-н-ролл мёртв, а мы ещё нет.

Рок-н-ролл мёртв, а мы…

Те, что нас любят, смотрят нам вслед.

Рок-н-ролл мёртв, а мы…»

Андрей не стал лезть людям в душу, анализировать реакцию на песню. Некоторое время все они переваривали услышанное, пытаясь что-то вспомнить, понять… Первым ожил Элвис. Он пожал Андрею руку, выпил с ним ещё по глотку самогона и пригласил на конфиденциальный разговор. Для начала Элвис показал Старику свою пещеру. Стараниями женщин она выглядела уютным пристанищем хиппи, центральным местом которого оказалось ложе из разноцветных одеял и кусков ткани. Как и предполагал Андрей, имелся в пещере и компактный синтезатор пищи. Князя заинтересовал вопрос энергетического питания устройства.

— Вижу, что у тебя здесь и освещение кое-какое имеется, и электрические приборы работают. Вулкан «добивает» до твоего пристанища? — поинтересовался он.

— Да, мощность Вулкана Нового Княжества впечатляет! — со знанием дела ответил Элвис. — Я предполагал найти место, где не будет проблем с энергией, пищей и водой. Но, как видишь, сложностей не возникает даже при большом удалении от города и Вулкана. Тебе понравилось моё логово? Здесь, поблизости имеется ещё одна отличная пещера — сухая и удобная. Но ты со своей женщиной можешь погостить у нас. Хочешь, групповушку устроим?

— Спасибо, — улыбнулся Андрей, — не сегодня…

— Если скажешь, что тебе не нравятся мои женщины — не поверю!

— Отчего же? Твои женщины очень привлекательны! Но и моя…

— Да, Полина хороша… — цокнул языком Элвис. — Готов обменять на любую свою! Нет? А на обеих? Хочешь — на время, хочешь — навсегда! Они устроят тебе настоящее шоу…

— А тебе надоели? — прищурился Андрей.

— Ну, не то, чтобы надоели… — рассмеялся хозяин пещеры. — Приелись, если между нами… Требуется разнообразие… Скажи, Старик, ты же — Вершитель?

— Бывший…

— Не важно, — махнул рукой Элвис, поглядывая на перстень, вросший в палец Старика. — Формально, ты являешься Советником Вершителей, а Полина — твоей рабыней. Но ты можешь её подарить, продать, обменять, одолжить… Так?

— Да, но она пока не надоела мне до такой степени, — усмехнулся Андрей. — Впрочем, я подумаю над твоим предложением…

Князь разместился с Полиной в соседней пещере. Здесь было темно и сухо. На песчаную поверхность пещеры Андрей положил взятое с собой покрывало и лёг на него, подложив под голову рюкзак. Поля на ощупь прилегла рядом, уткнувшись в мужское плечо. Андрею не спалось, не могла уснуть и Полина, но довольно продолжительное время они лежали тихо и неподвижно.

— Хочешь пообщаться с Элвисом в его пещере? — наконец произнёс Князь.

— Пообщаться?! Ты смеёшься надо мной?

— Я не могу запретить тебе этого, как женщине. И могу разрешить подобное времяпрепровождение своей «как бы рабыне».

— Это означает только одно, — выдохнула Полина: — Тебе плевать на такую рабыню и, ты разлюбил свою женщину!

— Любовь… — задумчиво произнёс Андрей. — Ишь слово-то какое…

В пещере снова повисла тишина. Поля очень хотела заплакать, но, как назло, не хватало малости — слёз. Неожиданно до неё дошёл иной смысл слов Андрея, и она крепко схватила его за рукав куртки:

— Я знаю, что ты не можешь простить меня. Может быть, хочешь, но… Я понимаю, что тебе не наплевать, иначе меня бы уже не было рядом. Мне ясно, что ты готов отправить свою… рабыню к Элвису и его подружкам не по злобе. Тебе пришло в голову, предоставить мне возможность найти удовлетворение обуявшей меня похоти таким способом? Спасибо… Позволь задать тебе всего один вопрос… Нет, не о любви… Скажи, ты совсем меня не хочешь?

— Хочу, Полина. Но если тебе нужен секс этой ночью, иди к Элвису.

— Нет, — отрезала Поля, и Андрей кожей почувствовал, как напряглись её мышцы… Через минуту женщина обмякла и расслабилась: — Я хочу уснуть в одиночестве, но чувствовать твоё присутствие во время сна…

— Засыпай спокойно, — он приподнялся на локте и поцеловал Полю в щёку, — а я прогуляюсь немного и вернусь…

Андрей вышел из пещеры и, поднимаясь вверх по берегу, прошёл мимо убежища Элвиса. Князь предполагал, что услышит характерные звуки оттуда, но ошибся. Ничто не нарушало тишины безлунной ночи. В ста метрах от берега находился ближайший водоём с чистой водой. К нему Андрей и держал путь. Князь разделся и без плеска и брызг, с удовольствием погрузился в воду. Минут пять он полежал на спине, всматриваясь в чёрное небо. Затем несколько раз пересёк бассейн, рассекая воду длинными гребками, и снова перевернулся на спину. В этот момент Андрей неожиданно услышал голос:

— Чего-то не хватает на этом небе, не правда ли? — подруга Элвиса по имени Джейн сидела у водоёма, рядом с вещами Князя.

— Вероятно, присутствие луны прибавило бы ночному пейзажу таинственности, — ответил Андрей, выбираясь из бассейна.

— Да, но я говорю не о Луне, — вкрадчиво произнесла женщина, пытаясь рассмотреть нагого мужчину в темноте.

— Неужели, ты говоришь о звёздах? — удивлённо поинтересовался он и потянулся к своим вещам.

— Да-да, я по ним скучаю, а ты? — продолжая сидеть на земле, Джейн дотронулась до мокрой ноги Андрея.

Князь замер. Ему понравилось не столько прикосновение женской руки, сколько мягкая, вкрадчивая интонация голоса Джейн. Любопытным показался ему и тот факт, что женщина прекрасно знала и о значимости тактильных контактов, и о мистическом вербальном воздействии на мужчин.

— Я никак не ожидала увидеть Вас, купающимся здесь в темноте. А, может быть, так даже лучше… — продолжала говорить она, окутывая Андрея пеленой слов. — Но Вы так скованны… Вам неприятно моё появление здесь?

— Напротив! Мне доставляет удовольствие твоё присутствие, твои слова и прикосновения… — Князь начал короткую психологическую игру, отвечая на вкрадчивость Джейн своей таинственностью.

— Ах, вот как! Я не ожидала столь стремительного развития событий… — женщина взяла паузу в словах и прикосновениях, удерживая ладонь на мужском колене. Но и Андрей никуда не торопился, удерживая нескончаемую паузу… Джейн не выдержала первой, дотронулась до мужского естества, вздрогнула… и, придерживая одной рукой, принялась мягко поглаживать его другой. — Мне неловко, Господин! Я… Мне приятно доставлять Вам удовольствие, но… называть Стариком? Вы — не старик, совсем…

— Это не имеет значения, — откликнулся Андрей.

— В самом деле? Что же имеет значение, Господин?!

— Важность того или иного события мы определяем для себя сами. Например, для меня принципиально, что в твоей голове появились мысли о длительных отношениях со мной. Но они не сложатся, если ты не произнесёшь то, ради чего направлялась сюда…

— Что?.. — Джейн замерла от изумления, а справившись с собой, тихо произнесла: — Боюсь, что уже поздно…

— Время ещё есть, Дженни, — Андрей провёл ладонью по её голове. Женщина снова замерла на несколько мгновений и лишь после этого заговорила, неожиданно перейдя на «ты»:

— Ну, если ты, действительно, так считаешь… Элвис послал к тебе Мэрилин, считая, что роскошная блондинка легко соблазнит Старика. Но она быстро вернулась и доложила, что ты покинул свою пещеру и отправился в сторону водоёма. Элвис засмеялся и отправил меня к тебе с заданием — задержать подольше, а сам пошёл к Полине… Думаю, он уже совокупляется с ней, Господин!

— Ты ошибаешься, Джейн!

— Вряд ли. Могу предположить, что она окажет сопротивление, но тогда Элвис возьмёт её силой.

— Даже так?

— Да, он сильный и бывает грубым…

— Элвис — крепкий парень, — усмехнулся Андрей, — но если ты говоришь правду, то он — слабак. По-моему, нам пора в этом убедиться…

Старик неторопливо оделся и столь же неспешно отправился к своей пещере, держа под руку Джейн. Она молчала и не ждала ничего хорошего от ближайших минут. Первое, что удивило её — осознание того, что Старик отлично видит в темноте. Фигура Мэрилин, застывшая у входа в пещеру гостей и не реагирующая на приближающихся людей, вызвала недоумение. Но, судя по всему, для Старика ничего сверхъестественного не происходило. Он неторопливо зашёл в пещеру, поковыряться в рюкзаке и… вложил в руки Джейн карманный фонарик. Она включила его чисто автоматически…

Элвис навис над Полиной, судя по всему, едва открывшей испуганные, невидящие глаза. От сюрреалистичности статичной картины Джейн едва не выронила фонарь из рук. Неожиданно изображение ожило, немедленно раздался визг Полины. Элвис оглянулся, отпрянул от женщины и немедленно получил удар в бок носком ботинка Андрея. Старик проговорил: «Не пугайся, Поля, всё под контролем», и выволок наглого брюнета из пещеры.

Блондинка Мэрилин испуганно глазела на происходящее. Джейн продолжала освещать мужчин светом фонаря. Элвис пришёл в себя, поднялся на ноги и рассвирепел:

— Зря ты так поступил, Старик! Даже если ты не украл перстень Советника, здесь твоя власть не работает. Извини, что не проявляю уважения к твоим сединам, но… Ты здесь лишний, а твоя слепая баба останется со мной!

— Да ну? — усмехнулся Андрей.

Элвис бросился на него с кулаками, но Старик увернулся и пнул его каблуком в задницу. Брюнет зарычал… «Мужские танцы» продолжались никак не меньше десяти минут. Пару раз Андрей встретился с увесистым кулаком Элвиса, но чаще он уворачивался от ударов и жалил противника тем болезненнее, чем агрессивнее тот себя вёл. В какой-то момент Мэрилин с криком бросилась разнимать дерущихся, Джейн едва удержала её. Андрей отвлёкся на женщин и получил удар исподтишка… Сказалась ли на нём самоуверенность человека, держащего ситуацию под контролем, или оказали влияние события последних дней, но Князь внезапно впал в ярость. Будучи моложе, крупнее и крепче Старика, Элвис, тем не менее, быстро пожалел о содеянном… Самоконтроль вернулся к Андрею лишь в тот момент, когда противник распластался на земле, не в силах сопротивляться… Старик остановился, шёпотом выругался и оглянулся по сторонам. Джейн и Мэрилин застыли в пяти метрах от него с открытыми ртами, растерянная Полина стояла у входа в пещеру, прислонившись к скале плечом.

— Извините, девушки! — пробормотал Андрей.

— Что же теперь делать? — не веря своим глазам, простонал блондинка.

— Будешь ухаживать за своим парнем, красотка! — Старик утёр лицо рукавом куртки и, не сдержавшись, процедил сквозь зубы: — Хиппи и насилие — вещи несовместимые! Ваш Элвис — такой же обормот, как все гопники…

Он подошёл к Полине. Она немедленно подняла руки, обняла, прижала его к себе и прошептала:

— Спасибо, Андрей!

— Не за что. Ты успела понять, что произошло?

— Ещё бы…

— Извини… Жалею, что доверился этим людям. Впредь придётся быть осторожнее…


Андрей волоком перетащил Элвиса в «хозяйскую» пещеру, воспользовавшись помощью его женщин. Впрочем, сразу после этого Джейн заявила, что не останется здесь ни на минуту. Приходящий в себя Элвис попытался возмутиться, но застонал, едва пошевелившись, а увидев Старика благоразумно умолк. Андрей мог быть доволен собой. Он одержал чистую победу над крепким соперником, не прибегая к княжеским штучкам типа остановки времени или энергетическим ударам. Но приступ собственной ярости встревожил Андрея.

Утром он зашёл в пещеру Элвиса. Наткнувшись на взгляд Мэрилин, Князь поразился его выражению. Блондинка явно заинтересовалась Стариком и даже побаивалась его, но ненависти и злости в её глазах не оказалось. Сам «хозяин пещеры» чувствовал себя не лучшим образом и стонал при каждом движении.

— Ты обрабатываешь его водой, красотка? — поинтересовался Андрей.

— Да, — кивнула Мэрилин, — как Вы рекомендовали, Господин…

Старик вздохнул, наклонился к Элвису и протянул к нему руки… Через несколько минут дыхание пострадавшего стало лёгким, и он уснул, успев прошептать: «Спасибо!» Наблюдавшая за мужчинами, блондинка застыла в полном недоумении, а затем бросилась к ногам Старика:

— Простите нас, Учитель! — горячо зашептала она.

— Ты справишься с Элвисом одна или мне поискать тебе помощника? — Андрей положил руку на светлые волосы женщины.

— Теперь справлюсь, — ответила она и неожиданно почувствовала тепло и приятное покалывание кожи на своей голове. Мэрилин не нашла ничего лучшего, чем поцеловать джинсы Старика и добавить с придыханием: — Мы ещё встретимся?

— Если очень сильно захотеть, всё возможно, красотка…


Удаляясь от побережья с пещерами, Андрей с Полиной и переночевавшей в их пещере Джейн остановились около знакомого им водоёма. Старик погрузился в голубую воду не только для удовольствия, но и с лечебными целями. У него ещё побаливала скула, принявшая на себя удар кулака Элвиса, и костяшки пальцев. Добровольно принявшая на себя обязанности помощницы Старика, Джейн принимала водные процедуры вместе с Полиной…

— Зачем ты пошла с нами? — закуривая после купания, поинтересовался Андрей у новой попутчицы.

— Вы ухаживаете за Полей, — женщина подняла на него синие глаза, — но кто-то должен ухаживать за Вами, Учитель. Почему не я?

— Учитель? — усмехнулся Андрей. — С чего ты взяла, что я — учитель и непременно стану учить тебя? Ухаживать за мной необязательно, а оставаясь в нашей компании, тебе придётся делить с нами не только кров и еду, но и судьбу…

Они медленно двинулись к западному побережью Нового Княжества, а затем вдоль него на север. Неизведанным маршрутом Старик вёл женщин в Ультра-Петербург, с интересом изучая местность. Несколько раз на пути им встречались отшельники, ютящиеся на побережье. Обычно они не отказывали гостям в пище, а на ночлег Андрей предпочитал останавливаться в безлюдных местах. Троицу в тёмных очках принимали за паломников, стремящихся обойти все водоёмы с «голубой» водой и окунуться в них. Оказалось, что в народе продолжали плодиться слухи, что однажды этот путь проделал сам Князь. Находились люди, пытавшиеся пройти «Тропой Князя», но удалось ли кому-то осилить хотя бы половину пути, доподлинно не знал никто. Андрей улыбался, не отрицая, но и не подтверждая того, что является паломником. Впрочем, с определённого момента путешествия он со своими спутницами стал погружаться в каждый встреченный ими водоём.

Глава 85. «ДСП»

Ежедневный быт тройки путешественников выстроился в стройный распорядок. До поры Полина относилась к неожиданному походу как к наказанию, странной повинности. Джейн, напротив, сопровождала Андрея добровольно, с неподдельным энтузиазмом. Она оказалась приятной попутчицей и отличной помощницей. Лишь продолжала называть его Учителем, игнорируя слово «Старик». Обнаружив поблизости очередной населённый пункт, Андрей оставлял её с Полей в безопасном месте и отправлялся за продуктами. Однажды Джейн заговорила:

— Не знаю, как Полина, а я могла бы помогать Вам с добычей средств и продовольствия для нас троих.

— Каким же образом, Дженни? — поинтересовался он.

— Самый простой способ — продавать своё тело, — не моргнув глазом, ответила она.

— В конце концов, мы с Джейн можем делать это вдвоём, — поддержала спутницу Поля.

— Ага, — оскалился Андрей, — а я буду старым сутенёром двух милых барышень!

— Если Учителю не нравится слово «сутенёр», — скромно улыбнулась Джейн, — есть другое — «Хозяин». К Полине оно имеет прямое отношение. А я готова стать Вашей рабыней, как только Вам это заблагорассудится.

— Так, — заиграл желваками Старик, — я выскажусь на данную тему один раз, чтобы больше к ней не возвращаться. Во-первых, денежных средств для безбедного существования мужчины и двух женщин у нас хватит на несколько лет, как минимум. Во-вторых, слово «рабыня» имеет вполне определенный смысл, но к собственным рабыням у меня особенное отношение. Они не торгуют своим телом для пополнения бюджета. Однако, если кому-то из них необходим секс на стороне, я редко возражаю. В-третьих… Джейн, тебе требуется узаконить наши отношения?

— Весьма желательно, Учитель… Зачем? Мне важно быть уверенной в том, что ни завтра, ни послезавтра никто не сможет разлучить нас. И для меня не имеет значения, как я буду называться — ученицей, помощницей, рабыней…

— В самом деле? — поднял брови Андрей. — Ты готова сопровождать нас вечно?

— Учитель знает, — мягко, но убеждённо произнесла Дженни, — что я буду рядом, пока нужна ему.

— Глупо! — покачал головой Старик. — Не зная меня толком, делать подобные заявления легкомысленно. Ты заявляешь о безграничном доверии к «Учителю», но хочешь подстраховать себя официальным статусом. Сомневаешься в том, что я смогу защитить тебя неофициально? Рабыня Советника Вершителей — предел твоих мечтаний? Задумайся о том, что на самом деле нужно тебе самой!

— Я достаточно размышляла над этим вопросом, Учитель. Повторюсь, статус нужен лишь для того, чтобы успокоиться, убедиться, что всё всерьёз и надолго. Мне хочется быть рядом с Вами, учиться, помогать по мере сил, делить кров, пишу и…

— …постель, — закончил за неё Андрей. — Похоже, эта проблема давно созрела и… перезрела.

— Да, Учитель! — неожиданно высказалась Полина.

— Поговорим начистоту? — хмыкнул Старик. — Да? Ну, что же… Для начала Поля расскажет Джейн историю своей жизни.

Полина удивилась, но возражать не стала… С каждой минутой её рассказа Дженни всё меньше доверяла своему слуху и с изумлением поглядывала на своих попутчиков.

— И ты действительно помнишь всё это, Полина? — воскликнула она, до конца выслушав повествование, в котором не нашлось места чинам и званиям её мужчины. — Твоя история звучит невероятно…

— Тем не менее, она правдива, — констатировал Андрей. — Теперь, по-моему, становится ясна причина наших странных взаимоотношений с Полей…

— А меня Вы не подпускаете к себе только потому, что не хотите обидеть Полину?

— Да, так и есть.

— По-моему, это несправедливо, — сумрачно проговорила Поля. — Замкнутый круг какой-то…

— Завтра мы его разорвём, — заявил Андрей, вызвав смятение у обеих женщин…


Утром следующего дня тройка путешественников оказалось недалеко от городка Ультра-Чудово, бывшей базы экспедиции группы «В». Андрей сразу повёл женщин в населённый пункт, зашёл с ними в лучшую гостиницу с названием «Чудо» и заказал самый дорогой номер на двое суток. Служитель отеля смотрел на скромно одетого Старика и его попутчиц с недоверием, даже после получения личных данных по отпечаткам пальцев. Внешний вид гостей вызывал сомнения. Портье кому-то звонил, консультировался, уточнял детали, прежде чем сдаться… Впрочем, собственная нерешительность лишила его впечатляющих чаевых, которые получили носильщик багажа и горничная на этаже, с радостью проводившие гостей в номер, именовавшийся в гостинице «Чудо» «княжеским люксом».

Большая гостиная, две спальни с отдельными уборными, комната для рабов, кабинет… Номер вполне соответствовал названию и по количеству помещений, и по антуражу, и по качеству отделки и меблировки. Горячая вода в ванной, парикмахер, маникюр, мягкие постели — Андрей устроил своим спутницам настоящий праздник. Последним штрихом праздничной зарисовки стала разнообразная еда, доставленная в номер из местного ресторана… Лёжа на широкой кровати «княжеской» спальни, Полина благостно произнесла:

— А ночевать я буду в комнате для рабов?

— Вот ещё! — фыркнул Андрей. Впервые после встречи в сумрачном мире слова Поли вызвали у него приступ веселья. — Идея, конечно, богатая… Но спать будешь здесь…

— Круто! А как же Ритуал Джейн, Господин?

— Тебе нравится всё за всех решать? — снова фыркнул он. — Места в номере достаточно. Но сначала Дженни должна прийти к окончательному решению. Если ей всё ещё хочется называть старого учителя своим Хозяином до скончания века, то… Дженни, поверь, мы можем обойтись без формальностей! Ты считаешь, что так не честно? Тогда сама придумывай сценарий своего Ритуала.

— Сама? — ахнула Джейн. — Это правда?.. Это — экзамен?.. Спасибо, Учитель!

Вскоре у Полины появилась возможность поговорить с Андреем наедине, и она не преминула ею воспользоваться.

— За последние дни у меня накопились вопросы к тебе… Ты не мог бы ответить на них?

— Обещать не стану, но давай попробуем… — умиротворённо проговорил он.

— Первый, и самый главный…

— Мы по-прежнему вместе! — не дал ей договорить Андрей. — Значит, ты нужна мне.

— Мне было важно это услышать… Второй вопрос: ты хочешь разобраться во мне или в себе?

— В нас обоих.

— Это хорошо, — вздохнула Полина. — Иногда мне начинает казаться, что прежней встречи в Москве у нас и не было. Неужели мы так изменились?

— Жизнь изменилась, — ответил Андрей, — а мы… Ближайшие недели покажут.

— Кажется, я начинаю тебя понимать… И ещё один вопрос: почему с нами оказалась Джейн?

— А я не знаю, — хмыкнул Старик. — Никого не хотел видеть, а незнакомая женщина как-то напросилась в попутчицы… Я не нахожу в ней дурных намерений… и не верю в случайности! Её присутствие тебе не по нраву?

— Нет-нет, она оказалась в нужное время в нужном месте. Постоянно находиться наедине… с нашими проблемами, было бы тяжко. Втроём спокойнее. Конечно, есть некоторые детали… Но во мне появилась искра надежды… И знаешь… Мне нравится смотреть на мир твоими глазами…

Дженни не зря произнесла слово «экзамен». Для себя она решила, что Учитель будет судить о ней по её задумке, но не стала анализировать ситуацию, а предпочла довериться интуиции. У Джейн придумалась странная история… Расположившись на диванном уголке во второй спальной комнате, она ждала Учителя. Ему предстояло исполнить роль с минимальным количеством слов. Джейн сама управляла действием. Она и не думала изменять своей роли ученицы, студентки, воспитанницы Учителя, а лишь сменила акценты применительно к задуманному обряду…

«Вы?! Я ждала Вашего визита, Учитель, но сейчас он кажется мне таким… внезапным… Надеюсь, причина не в том, что Вы недовольны своей ученицей?.. Хорошо… Хотите чай, кофе, коньяк? Нет?.. Тогда присаживайтесь ко мне на диван и… поговорим…» — уже знакомая Андрею вкрадчивая манера речи приятно возбуждала, как и короткое светло-коричневое платье Дженни, напоминавшее удлинённую майку. Дополняли образ очки и новая, слегка небрежная причёска волос, перекрашенных в цвет спелого каштана. Привлекали внимание и голые ноги, эффектно скрещённые на диване. — «Вы грозились зайти ко мне несколько раз, а появились только сегодня… Я уже и не ждала… О, нет, я ждала, ждала Вас, Учитель! И Вы… вдруг заинтересовались мной теперь… Мы же не на учебных занятиях сейчас, и перед Вами не студентка, а женщина… Вам нравится то, что Вы видите?.. Или того, что открыто Вашему взгляду недостаточно?..»

Сидевший рядом с «воспитанницей», Учитель пристально посмотрел на неё и промолчал… Джейн вздохнула, стыдливо опустила глаза и медленно опустила бретельки платья со своих плеч. «Тебе приятно мучить смущённую студентку, мой Учитель? Быть может, ты поцелуешь меня?» — громко прошептала она и подалась вперёд. Андрей неторопливо принял её губы в свои, а затем прикоснулся губами к обнажившейся женской груди… Через несколько минут Дженни откинулась на спинку дивана… «Я не ожидала, что… так получится… — вкрадчивый шёпот женщины обрёл новые, горячие оттенки: — Но, кажется, с тобой иначе нельзя… Тебе нравится моя грудь?.. Зачем ты раздеваешься, Учитель?!»

Предвосхищая последнюю фразу Джейн, Андрей потянулся к ремню на своих джинсах… «О, нет… Тебе нужны мои прикосновения? — сдавленно вскрикнула „студентка“ и… немедленно протянула к нему руки. Поглаживая Учителя ласковыми пальцами, она продолжала говорить: — Признайся, ты пришёл ко мне именно за этим… Ах, можешь молчать сколько угодно, я сама это знаю…»


— Ты так удивлена, Дженни… Почему? — поинтересовался Андрей часом позднее.

— Я чувствовала, что мне с тобой будет очень хорошо, но… Ты открыл мне новый мир, Учитель! — простонала Дженни, разметав волосы по подушке на мягкой кровати. — Как ты можешь называть себя Стариком?! Мэрилин сошла бы с ума, если бы узнала!

— Она считает, что странный Старик ни на что не способен? — усмехнулся Андрей. — Особенно, в сравнении с Элвисом?

— Элвис — сильный мужчина, — пожала плечами Джейн, — но ты… Ты превратил моё тело в сплошную сверхчувствительную зону и…

— И? — переспросил Старик и хитро улыбнулся: — Насколько я понимаю, у Элвиса есть свои преимущества. Он — крупный мужчина и…

— Да, он большой, — подтвердила женщина, — но теперь это не имеет никакого значения…

— А что имеет значение?

— Наша абсолютная близость — физическая, чувственная, эмоциональная!.. И рассказ Полины… Правда, после него остаётся множество вопросов, и главный из них: кто ты, мой Господин?!

— Старик, — улыбнулся он. — А для тебя — Учитель, если хочешь. Разве этого мало? Меня больше беспокоит, как ты решилась… навсегда отдать себя незнакомому мужчине?

— Просто я — глупая студентка, которая… — Джейн подняла на него просветлевшие глаза. — Я считала, что сегодня открою для себя все твои тайны… Оказалось, что познать Учителя невозможно, но его можно почувствовать… Так случилось тогда, на берегу. И с каждым днём я чувствую тебя всё глубже. «Рабыня» — только слово, в которое можно вложить разный смысл. Но этот статус открывает передо мной огромную, новую жизнь — жизнь моего Учителя.


Утром следующего дня курьер привёз посылку для Андрея. В ней находился шейный ремешок для Дженни и платья для обеих рабынь.

— Прекрасное дополнение к подаренным мне Вами тёмным очкам… «Андрей», — прочитала Джейн на серебряной пластинке своего ошейника, прежде чем он оказался защёлкнут на её шее. — У моего Хозяина очень красивое имя!

— А главное — редкое… — невинно добавила Полина, вызвав у Старика взрыв неудержимого веселья…

Поля надеялась и верила, что после сближения с Дженни Андрей растает и по отношению к своей ослепшей попутчице. Полину удручала не его суровое отношение к ней, не странное пешее путешествие, и даже не внезапная слепота, а холодность отношений с мужчиной, которого она считала главным человеком в своей жизни. Но так было в прошлом, да и времени с тех удивительных, счастливых часов в далёком мире под Солнцем минуло немало. Неужели он, она, жизнь каждого из них изменилась до такой степени, что прежнее единение, гармония чувств и родство душ ушло безвозвратно? Андрей надеялся избавить её от слепоты? Полине казалось, что она готова остаться незрячей навечно, лишь бы вернуть то ощущение его тепла… Сегодня он возродил в ней надежду.

Джейн быстро поняла, что ей следует оставить Господина наедине с Полиной, и потерялась на просторах княжеского люкса. В кабинете, сидя за письменным столом, Андрей курил и медленно потягивал из стакана любимый виски. Поля сидела на кожаном диване и, не имея возможности видеть его, пользовалась обонянием и слухом. Вот он делает ещё один глоток, затяжку, тушит сигарету в пепельнице, поднимается из-за стола… Теперь Андрей рядом, дотрагивается до её руки… Поля представляла себя лежащей с закрытыми глазами на кровати в старой московской квартире. Она чувствовала тепло и запах сигарет своего мужчины, запах его тела и… запах желания Андрея!

«Столь долгого воздержания у меня не случалось за всё время жизни в тёмном мире, — размышлял он. — Если бы мы путешествовали вдвоём, я бы сорвался… и не прочувствовал важных нюансов. Спасибо Джейн! Она мягко и ненавязчиво служила буфером в наших странных отношениях с Полей. Теперь Дженни впитала в себя моё дикое желание, и я могу рассуждать спокойно… Полина выглядит немного моложе, чем тогда, при первой встрече. Она стройна, эффектна и… красива, мрак меня побери! Может быть, я преувеличиваю проблемы и… слишком строг, жесток с ней… и уж, наверняка, необъективен… Если разобраться, то я и виноват в её злоключениях. В Москве мог пройти мимо и… не прошёл. Чувствовал, что женщина обрекает себя на сложную жизнь, но… Я подставил её под удар! Поля и представить себе не могла другого выхода из создавшегося в её жизни положения, после появления Дениса, так его во тьму… Теперь мы снова рядом в привычном для меня и чужом для неё мире, на пути… в пропасть? Или, всё-таки, к новой жизни?.. И раз случился привал в нашем пути, не следует ли дать передышку разуму, прервать на время тягостные мысли…» Впервые с момента встречи с Полиной в сумрачном мире, Андрей освобождал её от одежды. Без неё она выглядела ещё красивее…

«Да-да-да, — мысленно кричала Полина, стыдясь и радуясь своей наготе перед ним. — Как же я скучала по твоим ласковым рукам, нежным губам! Дождалась!..» Ошалев от ласк Андрея, Поля перестала размышлять, почувствовала свободу, дала волю своим чувствам и желаниям. Она умылась его соком, но на этом их близость не закончилась. Андрей поднял её на руки и занёс в «княжескую» спальню… Давно Полина не испытывала подобного наслаждения, быть может, и никогда прежде… В сумеречном мире ощущения близости с Андреем казались контрастнее, горячее, безумнее…

— Какое облегчение, какое счастье, Андрей! — отдышавшись, шептала Поля. — Я снова твоя!

— Моя… — выдохнул он, обнимая гибкое и влажное женское тело. — Ты — моя внезапная слабость? Моя боль? Мать моего ребёнка? Моя рабыня? Моя красавица, запутавшаяся в себе и окружающем мире? Моё недоразумение? Моя надежда на счастливый исход немыслимой жизни?..

— Пусть бы и рабыня, — воскликнула Полина, прижимаясь к своему мужчине, — но… я по-прежнему твоя жена, Андрей…

— Ох, Поля… Слово — не воробей… И нам предстоит пройти нелёгкий путь, чтобы разобраться в словах, в делах своих, в прошлой, а значит, и будущей жизни…

— Теперь дорога мне не в тягость, — Полина прикоснулась губами к мужской груди. — А ещё… Помнишь, ты спрашивал о странностях в кризисный период моей жизни?.. Я вдруг вспомнила сейчас, что обращалась за помощью к Вадиму Ароновичу в тот момент, когда Маша с Тамарой скрылись от меня в неизвестном направлении.

— Дед Вадим отказался помогать тебе? — заинтересовался Андрей.

— У нас с ним всегда были добрые, доверительные отношения и вдруг… Он не захотел со мной разговаривать!

— Отчего, как ты думаешь?

— Наверное, не зная тонкостей ситуации, Вадим Аронович посчитал Машу правой, а меня виноватой…

— Не исключено… — вздохнул Андрей. — Но могла быть и другая причина…

— Возможно… — Полина задумалась, но не смогла вспомнить хоть что-то, приближающее её к разгадке странной перемены в поведении деда Вадима…

— Не сосредотачивайся слишком на этом вопросе, Полюшка! — с облегчением выдохнул Андрей. — Со временем мы вернёмся к той странной и страшной истории…

Полина задохнулась от избытка чувств к своему заново обретённому мужу и прижалась к нему всем телом, всем существом своим…


Путники приближались к Ультра-Петербургу. У Джейн, совершенно успокоившейся после остановки в отеле «Чудо», вновь появились признаки волнения. До поры до времени Андрей делал вид, что не замечает этого. Дженни заговорила с ним сама:

— Мы будем заходить в город, мой Господин?

— Непременно, — усмехнулся он. — Но не стоит беспокоиться о встрече с неприятными тебе людьми, даже если нам придётся с ними столкнуться.

— Почему?! — воскликнула Джейн, даже не задумавшись о том, откуда Учителю известны детали её прежней жизни.

— Ты — моя рабыня, — пожал плечами Андрей.

— Конечно, я знаю, что у Господина достаточно сил, чтобы защитить меня…

— Более чем достаточно… Разве я давал тебе повод усомниться в этом?

Старик надеялся, что старые знакомые его новой рабыни не встретятся на пути и конфликта удастся избежать. Но судьба распорядилась иначе… Ещё год назад Джейн числилась помощником Служителя 1-го ранга, ныне ставшего Вершителем. Расставание с этим мужчиной получилось у неё не слишком красивым, а приятелей в Ультра-Петербурге у него оказалось предостаточно. Один из них и разглядел Джейн на центральном проспекте в компании попутчиков. На мосту через Фонтанку, удивительным образом не получившую привычное определение «чёрная», их уже поджидали. Дженни затряслась, как осиновый лист. Андрею пришлось взять её за локоть и с олимпийским спокойствием произнести:

— Познакомь нас со своими приятелями, милая!

— Приятели?! Мой Господин, с этими людьми меня ничто не связывает. Перед Вами мои бывшие знакомые во главе…

— Что значит — ничто не связывает?! — оскорбился крупный шатен, явный лидер пятёрки мужчин, окруживших Старика и его спутниц: — При всём уважение к Вашим сединам, любезнейший, эта шлюха Вам не принадлежит!

— Напротив, Вершитель! Джейн — моя рабыня. И оскорблять её Вы не имеете права, даже если воспитание позволяет…

— Но-но, старик! По какому закону ты превратил мою бабу в свою рабыню? Если хочешь унести отсюда ноги, не потеряв остаток здоровья, верни мне Жанку и не стой у меня на пути.

— Вы не поторопились перейти со мной на «ты», уважаемый? Джейн стала моей рабыней по Закону Трикняжия. Кстати, за участие в защите Дворца во время путча Вы получили некоторые льготы, но они не позволяют нарушать Закон.

— Заткнись, старый хрыч! Я знаком с самим Князем!

— Да ну? — рассмеялся Андрей. — Вы с ним знакомы, а он с Вами — нет?

— Ну, ты сам напросился, старый козёл! — шатен сжал кулаки и двинулся на Старика.

Женщины взвизгнули и отскочили в сторону, тут же оказавшись в руках двух приспешников шатена. Впрочем, у оживающей день ото дня Полины оказалась отличная реакция. Не видя противника глазами, она схватила его за плечо, развернулась и, что есть силы, ударила коленом в пах. Впечатляющий результат её поступка вывел Дженни из ступора, и она проделала со своим агрессором аналогичный фокус. Два оставшихся помощника зарвавшегося Вершителя попробовали скрыться, но наткнулись на Блюстителей, поспешивших на место происшествия. А сам шатен валялся на асфальте, прижимая одну руку к паху, а другую к сломанной челюсти. Он не собирался затевать драку в людном месте. Забрать у седого незнакомца свою давнюю и всё ещё желанную подругу или увести всю странную троицу в колодцы питерских дворов казалось ему плёвым делом, но…

«Хорошая работа, девочки», — засмеялся Учитель и, обняв своих женщин за талии, продолжил свой путь. Полина на редкость спокойно отнеслась к переделке. А Дженни некоторое время приходила в себя не столько от стычки со старыми знакомыми, сколько от разговора её Господина с Блюстителями на их языке. Но Старик вёл себя так, будто ничего не произошло:

— Похоже, из нас получилась отличная команда. Надеюсь, и на сцене мы будем смотреться прилично.

— На какой сцене? — ахнула Поля.

— Ну, не зря же мы каждый вечер пели а капелла на побережье Моря Мрака. Репетировали, можно сказать. Пора дать небольшой концерт. Ты не разучилась играть на свирели, Полина?

— Нет, — изумлённо ответила она.

— Вот и прекрасно! Дженни — классная гитаристка, а я на клавишах играю… немного…

— Удивлять Вы горазды, Учитель! — покачала головой Джейн. — Что играть будем? Предлагаю темы Шевчука. — Ну, если вы их запомнили…


Вскоре они вошли в полуподвальный зал рок-клуба. Столпотворения здесь не наблюдалось, но несколько человек репетировали на сцене, остальные слушали, смотрели, пили пиво. Как нельзя кстати, у барной стойки оказался владелец клуба — Вершитель Николай. Андрей усадил своих девчонок за свободный стол, заказал три бокала пива и закурил. Троица гостей в тёмных очках, с рюкзаками, привлекла внимание. Заинтересовался и хозяин клуба…

— Здравствуйте! — произнёс он, подойдя к гостям через несколько минут. — Меня зовут Николаем.

— Называйте меня — «Старик», — произнёс в ответ Андрей и познакомил Колю со своими спутницами. — Как я понимаю, Вы — владелец рок-клуба? О Вас я слышал добрые слова музыкантов, и в Ультра-Москве, и в Новом Княжестве.

— Приятно! — улыбнулся Коля. — А вы к нам прибыли, как слушатели или… И то, и другое? Прекрасно! Чем я могу помочь? Ужин? Комната для репетиции? Инструменты?..

Перекусив, путешественники начали репетировать своё выступление. Николай немного последил за работой незнакомцев, крайне удивился и покинул репетиционную комнату…

— Учитель, ты же понимаешь — то, что мы делаем — чудовищно! — воскликнула Джейн через полчаса.

— Чудесно! — поправил её Андрей. — Всего одна проблема — вы обе напряжены и не можете расслабиться. От нас никто не требует профессионального выступления, мы просто играем в своё удовольствие. Слушайте меня и вступайте, когда решите, что готовы…

— Ты прекрасен, Учитель! — тихо проговорила Полина ещё через полчаса.

— Вы все очень даже… — заметил зашедший в комнату вместе с Николаем мужчина с барабанными палочками в руках. Андрей знал его под именем Ян, и барабанщик зашёл сюда не случайно: — Позвольте нам с Колей помочь вам выстроить ритм-секцию?

— И Николай решил принять участие в нашем… эксперименте? — удивлённо произнёс Старик.

— Да, я подыграю на бас-гитаре. Надеюсь не испортить вашу музыку, — заулыбался владелец рок-клуба.

Репетиция оказалась весьма интенсивной, и до вечернего выступления музыкантам следовало отдохнуть. Николаю пришло в голову перенести концерт на следующий день, на сцену основного здания клуба. Но Учитель, как называли Старика барышни, был готов выступать лишь сегодня и только в далёком от пафоса больших концертных залов клубном полуподвале… Пока женщины дремали в комнате отдыха, Коля предложил Старику выйти на перекур во двор клуба.

— К твоим фокусам невозможно привыкнуть, отец! — закуривая, негромко проговорил Николай.

— В каком смысле «отец»?

— В любом! — рассмеялся Коля. — Если бы не Ян, я долго пребывал бы в неведении и гадал, кто скрывается за темными очками Старика из эффектной тройки гостей…

— Здравствуй, сын! — заулыбался Андрей, обнимая Николая. — Ян вычислил меня по манере игры? Этого следовало ожидать…

— Как называется ваш коллектив, таинственный Старик? — поинтересовался подошедший к ним с улыбкой барабанщик. — Вы и не задумывались о названии?

— ДСП, — после паузы предложил Андрей.

— По первым буквам имён музыкантов? — вскинул брови Ян.

— Есть и второй смысл, — догадался Коля. — ДСП — Для Служебного Пользования.

— Есть и третья расшифровка аббревиатуры — древесно-стружечная плита! Какой вариант вам больше нравится? — засмеялся Старик…


Выйдя на сцену за считанные минуты до начала выступления, Андрей изумился. Полуподвальный зал оказался набит битком. Помимо любителей музыки, здесь находились музыканты рок-клуба, в том числе и знакомые Князю лица. Он кратко переговорил с Николаем, и тот подозвал к себе молодую «звёздочку» группы «Часы». Коля предложил девушке по имени Яна, знакомую Андрею по прежним встречам в рок-клубе и на концертах в Ультра-Новгороде, экспромтом усилить женский вокал в некоторых песнях начинающегося концерта. Она удивилась, но немедленно согласилась… Тем временем новоявленная группа «ДСП» расположилась на сцене. Седовласый мужчина в тёмных очках заиграл вступление к первой композиции. Многолюдный зал притих…

«У тебя есть сын,

У меня — лишь ночь.

У тебя есть дом,

У меня — лишь дым.

Над отцом-огнём

Улетая прочь,

Он клубится льдом

По глазам седым»,

— негромко пел Старик, но в тишине зала было услышано каждое слово… Во всю мощь группа заиграла во втором куплете:

«У тебя поют,

У меня — луна.

У тебя тепло,

У меня — к нулю.

За спиной — стена,

А в стене — стекло.

Вот и весь уют,

Вот и вся война».

Напрасно Джейн переживала, что гармония музыки Старика и двух его попутчиц рассыплется в присутствие зрителей. Напротив, музыканты поймали особую мелодическую и эмоциональную волну песни и с лёгкостью необыкновенной погружали в неё весь зал… Текст закончился, а музыка всё звучала и звучала… Красиво получилось… Успех придал уверенности исполнителям, и следующие композиции зазвучали легко и свободно…


Шикарный номер гостиницы «Англетер» — не лучшее место, где Андрей хотел бы оказаться под утро, после ночного приключения в рок-клубе. Но отказаться от приглашения Николая было бы некрасиво. Уставшие и переполненные эмоциями Полина и Джейн сразу отправились отдыхать. Мужчинам не спалось. Они попивали кофе с коньяком и негромко переговаривались в гостиной номера, в обществе управляющей отелем Тины и певицы Яны, категорически не желавшей расставаться с «Учителем» после выступления. Её абсолютно не волновала внешность мужчины, явно путешествовавшего инкогнито. Псевдоним «Старик» Яна признала не соответствующим действительности и решительно отвергла. А называть его Учителем ей нравилось.

— Скажите, Учитель, а зачем Вам и всей группе понадобились тёмные очки? — поинтересовалась она. — Если Вы желаете оставаться неузнанным, незаметным, то подобный аксессуар не годится. Очки только привлекают внимание…

— А если это — часть сценического образа? — предположил Николай.

— В данный момент мне сложно привести разумные аргументы, — усмехнулся Андрей. — Но, заметьте, вечером группа привлекла внимания очками. А ночью мы легко растворились в компании музыкантов и гостей рок-клуба. Почему так произошло? Насколько я понимаю, ваш музыкант Саша, которого я иногда называю Стасом, оказался человеком с коммерческой жилкой…

— Точно, — подтвердил Коля. — Я подумываю назначить его коммерческим директором клуба. Он моментально отреагировал на ваши тёмные очки, и к концу выступления каждый зритель мог приобрести подобный аксессуар с аббревиатурой «ДСП». Желающих оказалось, хоть отбавляй!

— Мы заметили, — заулыбался Старик. — Весь зал щеголял в тёмных очках. И, если я правильно понял Сашу, он на этом не остановится.

— Ещё бы! — тихо рассмеялась Яна. — Завтра концерт неизвестной команды, одним из музыкантов которой стал сам владелец рок-клуба, станет легендарным. Слухи о нём начнут множиться, и спрос на символику «ДСП» взлетит до небес!

— Да, но это произойдёт только в том случае, если появится информация о будущих выступлениях коллектива, — засомневался Николай. — Конечно, я возьму под контроль использование названия группы в коммерческих целях, могу напустить туман вокруг «ДСП», но…

— Если не случится ЧП, будет тебе новый концерт «ДСП», — засмеялся Андрей. — О дате сообщу дополнительно!

— Класс! — в унисон с Яной и Тиной воскликнул Коля. — Весь город будет ходить в тёмных очках!

— Этого недостаточно, — хитро взглянул на него Князь. — Слабо надеть затемнённые очки на всё население Трикняжия?

— Вы отправляетесь на гастроли, Учитель? — пользуясь тем, что Николай застыл с открытым ртом, заинтересованно воскликнула певица.

— Это — страшная тайна, но я продолжу своё путешествие, девушка! — хмыкнул он. — Не исключаю, что по пути мы с девчонками споём где-нибудь а капелла.

— Не преувеличивай, Старик! — фыркнул Коля. — Первый собственный музыкальный инструмент у группы уже есть. Я подарил Полине свирель!

— Волшебно! Спасибо, Николай! — без тени улыбки произнёс Андрей.

— Возьмите меня с собой! — неожиданно воскликнула Яна.

— Что?! — ахнул Старик. — Куда? В каком качестве?

— Не важно! — выпалила она. — Я — певица и… пригожусь Вам.

— Вы явно чего-то недопонимаете, милая девушка! Некий Вершитель по имени «Старик» со своими рабынями совершает пешее… паломничество по Трикняжию, назовём это так. Его путь долог, условия жизни не предполагают удобств и комфорта. Музицирование рассматривается лишь как приятный досуг, и, быть может, возможность заработать. Яна, у Вас чудесный голос! Он должен звучать в лучших залах, а не на берегу Моря Мрака…

— Если не пройду этот путь вместе с Вами, я больше не смогу петь! Жить не смогу…

— Сумасшедшая… — прошептала Тина.

— Ты так считаешь? — недоверчиво взглянул на неё Николай. — Если бы Учитель только намекнул на то, что я могу понадобиться ему в пути…

— Мне он не намекнёт… — мгновенно отреагировала его рабыня.

Тина бросила короткий взгляд на Андрея и… стала пунцовой от смущения. Старик был готов рассвирепеть, но… Он взял со стола высокий стакан, на треть забил его льдом, затем залил лёд виски, задумался и добавил колы до края стакана. Изготовление напитка происходило медленно, размеренно, словно подчиняясь особому гармоническому рисунку, и притягивало взгляды. Дожидаясь, пока содержимое стакана достигнет нужной температуры, Андрей закурил, лишь после этого с удовольствием сделал большой глоток и заговорил:

— Тина, постыдились бы при Хозяине… Ты бы ещё вспомнила об одном забавном предмете одежды… Не боишься снова заглянуть в мои глаза?

— Я… не знаю, Ва… Учитель… — девушка гулко сглотнула и, вероятно, сболтнула бы лишнего, но Коля вовремя провёл ладонью по её спине.

— Теперь о тебе, Яна, — Андрей глубоко вздохнул и сделал ещё один глоток из стакана. — Если всё так, как ты говоришь, я возьму тебя с собой. Но мои условия будут жёсткими. Никаких поблажек не жди!

— Они мне не нужны! Что мне следует сделать, чтобы присоединиться к Вам?

— Собрать в рюкзачок всё необходимое, надеть простую, удобную одежду и обувь, — с улыбкой начал перечислять Князь, — и отправиться в путь, надеясь на лучшее.

— Но… Старика сопровождают его рабыни, — не подумав, ляпнула Тина.

— Язык твой — враг твой, Тинка! — усмехнулся Андрей. — Смотри, дождёшься у меня…

— Это значит… — побледнела Яна. — Я должна…

— Никому ты ничего не должна, — внушительно произнёс Князь. — Было бы у меня подобное условие, я назвал бы его первым. Думаю, что в пути я смогу защитить тебя от напастей и, не являясь твоим Хозяином. А мои рабыни… Историю Полины ты узнаешь по пути, а Джейн и не знает, чьей рабыней является на самом деле.

— Как так? — ахнули собеседники Андрея.

— Дженни добровольно присоединилась к паломничеству седого Старика и его слепой подруги. Со временем мы поняли, что она подходит нам, а мы ей. Джейн боялась, что её могут отобрать у Учителя и попросила меня формализовать наши отношения. Старик ей не отказал. Всё честно… Она узнает меня, когда придёт время.

— Я бы, наверное, смогла… — едва оправившись от изумления, заговорила Яна.

— Не надо! — резко остановил её Князь.

Поговорив с Андреем о планах на ближайшие сутки, Николай с Тиной покинули гостиничный номер. Рабыня Николая, конечно, не утерпела, прижалась к Старику и чмокнула его в щёку, за что получила лёгкий шлепок по заднему месту и ушла, довольная жизнью… Певица Яна, напротив, выглядела рассеянной и недовольной собой. Оставшись наедине с Князем, она ещё и смутилась:

— Так получается, что я навязываюсь Вам в попутчицы…

— Нет, так не годится. Мы поймём друг друга, если поговорим начистоту, — покачал головой Андрей. — Давай договоримся о том, что Князя здесь нет, а есть Вершитель, он же Старик, он же Учитель и… есть ты. Твои мысли могут направить в ту или иную сторону, изменить не только твою, но и мою жизнь.

— В самом деле? — Яна по-прежнему не понимала, куда ей деть руки, и Андрей взял их в свои ладони. Девушка выдохнула, кивнула и заговорила: — Быть может, это только мой бред… Но я в это верю! В нашем Княжестве, а теперь и в Трикняжии происходит череда событий, меняющих жизнь до неузнаваемости. Но главное, определяющее событие впереди. Оно задаст новый вектор развития сотням тысяч людей, княжеским подданным…

— Нечто подобное… взрыву и новому просветлению? — попробовал уточнить Старик.

— Да! — глаза девушки загорелись.

— А если это событие не произойдёт?

— Обязательно произойдёт!

— Думаешь? — хмыкнул Андрей. — Зачем же тебе быть рядом со мной, если всё случится независимо от нас?

— Перемены последних лет напрямую связаны с Вами, — вздохнула Яна и бесстрашно заглянула в его глаза. — Но предстоящее событие может стать чудом, а может обернуться бедой. Я уверена, что Вы чувствуете это лучше других. Ваше паломничество… неспроста. Но даже самому Великому Человеку в нужный момент необходима помощь! И пусть я не понимаю глубинных причин, но убеждена — моё место сейчас рядом с Вами…

Глава 86. Паломничество

Днём Николай усадил Андрея и его спутниц в автомобиль с тонированными стёклами и повёз на Васильевский остров. Старику понадобилось посетить бассейн на 6-й линии. Водоём, и в самом деле, вызывал интерес своей замысловатой формой, но Андрей выглядел растерянным. Коле пришло в голову, что отец не может найти то, что ожидал увидеть. Во время купания Старик даже нырял и рассматривал подводную часть стен и дно бассейна, а затем, покуривая невдалеке от водоёма, сосредоточенно размышлял…

— Я могу чем-то помочь тебе, папа? — негромко поинтересовался Николай.

— Вероятно, ты можешь взглянуть на вещи свежим взглядом, — ответил Андрей. — Я надеялся увидеть здесь вход в подземелье, подземную полость в руинах здания, что-то такое… Но, ни руин, ни подземелья… Похоже, интуиция изменила мне.

— Невозможно найти искомое там, где его никогда не было, — задумчиво произнёс Коля. — Вероятно, имеется схожее место для поиска.

— Ох, спасибо, сынок! — лицо Старика просветлело от радости. — Мне не пришло в голову, поискать в старом слое Ультра-Петербурга…

После купания, по пути в старый город, проездом через дворцовую территорию, женщины развеселились. Они говорили о музыке, вспоминали старые и даже придумывали новые композиции, тихонько напевали на задних сиденьях, смеялись и рассуждали на тему: насколько разрастётся их состав ближе к окончанию путешествия. От подобных рассуждений Николай начал фыркать и посмеиваться. Засмеялся и Андрей:

— А ну, тише там! Прекратить разговорчики в гареме!

— Не сердитесь, Хозяин! — томно проговорила Джейн. — Нам лишь пришло в голову, что мы трое представляем собой прекрасный набор: разные масти и фигуры, разные, но дополняющие друг друга голоса… Добрать кого-то ещё в наш коллектив будет сложно.

— Позвольте мне не согласиться! — потешался Коля. — Прошедшей ночью к вам едва не напросилась моя Тина.

— И Вы бы её отдали, Господин Вершитель?! — изумилась Яна.

— Если бы она проявила настойчивость, непременно отдал бы!

— А Вы бы взяли Тину, Учитель? — с видимым интересом спросила Полина.

— Кто же откажется от такого подарка? — засмеялся Старик. — Её же учить и учить…

Никто не понял, велика ли доля правды в его шутке. Но посмеялись все.


В старом городе автомобиль Николая моментально взяли под контроль. Через несколько минут после остановки у бассейна на 6-й линии Васильевского острова в его здешнем варианте, к гостям подъехал новейший седан BMW, из которого вышел мужчина в форме полковника Стражей Закона. Краем глаза Андрей заметил, как приветствуют друг друга и обнимаются Коля и Сергей Свирепый, но даже не улыбнулся. Он нашёл то, что искал. В старом Ультра-Петербурге искомый бассейн окаймляли руины древнего строения. В одной из полуразрушенных угловых башен Старик заметил нечто, очень напоминающее крышку люка…

— Здравия желаю, Господин полковник! — поприветствовал он подошедшего с Николаем офицера. — Вы не поможете нам попасть в подземелье?

— Здравствуйте… — полковник Свирепый растерянно посмотрел на седовласого мужчину в тёмных очках, собравшегося залезть в неприметный, ничем не примечательный подвал. — Вас зовут… Старик? Странное имя… Учитель?.. Интересно… Господин Вершитель уже попросил посодействовать Вашим исследованиям…

Оставив женщин отдыхать на берегу водоёма под присмотром сержанта службы Стражей Закона, трое мужчин открыли люк и увидели ведущие вниз каменные ступени. Впрочем, радость исследователей оказалась преждевременной. В подвале, буквально в паре метрах от лестницы их встречала тяжёлая кованая дверь. В свете карманного фонаря Андрея она смотрелась гордой и неприступной преградой. Дёргать за ручку в форме кольца оказалось бесполезным занятием.

— Сейчас поищем какой-нибудь ломик, — заговорил Сергей.

— Ну, зачем же сразу ломать, товарищ Свирепый? — проговорил Старик, тщательно изучая препятствие. Полковник открыл рот и простоял так не менее минуты, пока не услышал щелчок открывающегося замка:

— Как Вы это сде… Андрей?!

— Узнал, Свирепенький! — засмеялся Старик. — Неужели, я так изменился?

— Ещё как! — недоверчиво произнёс Сергей и тут же увидел перед собой Князя в привычном обличье. «Свирепый» ахнул и полез обниматься…

Но то, что мужчины увидели за дверью, поразило Сергея больше, чем трансформации Старика, и повергло в трепет Николая. Свет фонаря выхватывал старинные фрески дивной красоты на стенах небольшого круглого зала. В отличие от маленького храма на дворцовой территории Ультра-Новгорода, здесь было сухо. Подземный водоём отсутствовал, что нисколько не удивило Андрея, учитывая наличие открытого бассейна в двух шагах от руин.

— Сергей Иванович, принимай это чудо под охрану, — проговорил Старик, изучив детали изображений.

— Да… Конечно, Ваше…

— Учитель, — подсказал Коля.

— Да, Учитель, — поправился полковник Свирепый.

— Эх, сюда бы свечи поставить! — воскликнул Андрей.

— Подождите… — срываясь с места, произнёс Сергей. — Через полчаса привезу!..

Он привёз не только свечи, но и еду, и питьё, которые на плоском камне неподалёку от бассейна и входа в подземелье начала раскладывать его помощница Люся. Джейн и Яна бросились ей помогать, а Полину Андрей повёл в подвал. Шестым чувством Поля поняла куда отправляется и занервничала, памятуя о своей реакции на аналогичное место в Новом Княжестве. «Что бы ни происходило, я должна верить Андрею, — убеждала она себя. — Второй катастрофы я не перенесу». Старик просто посадил её на пол посередине подземного зала, погладил Полину по голове и принялся зажигать и устанавливать вдоль стен свечи, привезённые Сергеем. Сначала Полю потряхивало от внезапного холода, но она успокоилась и начала смотреть по сторонам невидящим глазами. Ей чудились удивительные картины из прошлой жизни… Через несколько минут Полина согрелась, свернулась калачиком на полу и уснула…

Проснулась Поля на руках Андрея, выносящего её на поверхность, к бассейну. Он раздевал молодую жену, и она не пыталась остановить его, не испытывала стыда, а только улыбалась. Очутившись в воде, в объятьях своего мужчины Полина почувствовала удивительное тепло…

Джейн чрезвычайно заинтересовалась тем, что особенного Учитель нашёл в подземелье, а оказавшись там вдвоём с ним, открыла рот от изумления. Около получаса она ходила вдоль стен зала, вглядывалась в чудесные лики на фресках и не могла насмотреться на них. Если и присутствовали в её душе сомнения, то теперь Дженни точно знала, зачем отправилась в странное паломничество с удивительным Стариком. Он увёл женщину в особенный, чудесный мир, где Джейн нашла своё место…

Отправляясь в подземелье с Андреем, певица Яна испытывала волнение, граничащее со страхом. Но действительность перевернула её сознание. Широко распахнувшимися глазами девушка переводила взгляд с фресок, оживших в тёплом свете свечей, на Андрея, ожидая от него подсказки. Старик прошептал что-то неразборчивое и поклонился прекрасному женскому лику, изображённому на стене. Его поступок потряс Яну. Девушка вздохнула полной грудью, опустилась на колени и… принялась шептать одной ей понятные созвучия! Андрей не мог разобрать слов, но ему и не требовалось их знать…

Трапеза у водоёма обрела особый, символический оттенок. Люди и смотрели-то друг на друга по-особенному, ощущая себя носителями Великой Тайны.

— Позволь мне стать хранителем этого места, Учитель! — попросил полковник Свирепый.

— Буду только рад столь понимающему и ответственному хранителю, — улыбнулся Андрей. — Разумеется, официального назначения не будет, да и огласка ни к чему, но против помощи Люси я возражать не стану…


Андрей принялся планомерно реализовывать сформировавшийся в его голове замысел. Попрощавшись с Северо-Западным Княжеством, он вывел свою группу на новые земли и продолжил путешествие, направляясь на юго-восток по левой кромке перешейка. Двигались бодро, но без спешки. Ночевали в пещерах на побережье, иногда в гостиницах встречных населённых пунктов, а то и в чистом поле. Андрей спал понемногу и в полглаза. Следуя легенде о себе самом, он купался в каждом водоёме с чистой водой, встреченном на пути группы. Вдалеке от городков и посёлков питались всухомятку. Таскать с собой массивный синтезатор пищи было бы слишком утомительно. Появившиеся вдоль автотрассы населённые пункты, отдельно стоявшие гостиницы и мотели предлагали путникам горячую пищу, уютный кров и человеческое общение.

Обычно люди с любопытством относились к четвёрке путников в тёмных очках. Хозяев заведений интересовала платёжеспособность гостей, убедившись в которой они с радостью предоставляли им комнаты и места в ресторане или кафе. Порою случались тёплые беседы и даже незапланированные выступления группы «ДСП» в акустическом звучании, а то и а капелла. Позднее женщины Старика нередко вспоминали историю паломничества, в том числе, и гостиницу «Приют ковбоя», напоминавшую салун из американских вестернов.


Завидев в общем зале ресторанчика пылящееся пианино, ближе к окончанию ужина Андрей попросил разрешения хозяйки заведения воспользоваться инструментом. Посетителей было немного, и скучающая женщина не отказалась от развлечения. К удивлению Старика, пианино звучало отменно, и он принялся наигрывать мелодии, соответствующие обстановке. Позже к нему присоединилась Полина со свирелью, подаренной ей Николаем. Собравшиеся было расходиться, посетители задержались в «Приюте», заказали выпивки себе и музыкантам. Заслышав звуки музыки или по простой случайности, в заведение пожаловали новые гости… Хозяйка пришла в такой восторг, что вынесла из служебных помещений настоящую редкость для Трикняжия — мастерски изготовленное банджо. Раритетный инструмент попал в умелые руки Джейн и зазвучал так, что гости ресторанчика повыскакивали из-за столов. Вокал Яны добил слушателей окончательно… Вечеринка продолжалась до поздней ночи.

После закрытия ресторана хозяйка — пышнотелая, румяная блондинка пригласила Андрея в свои комнаты, усадила в кресло, налила ему и себе по рюмке вишнёвой наливки, приготовленной по собственному рецепту.

— Девушки называют Вас Учителем? — заговорила она. — Не знаю, чему Вы их учите, но играет и поёт Ваша компания восхитительно! Не хотите задержаться в «Приюте ковбоя»? Не скрою, с Вами моя выручка удвоится, и я готова поделиться!

— Дорогая хозяйка! — заулыбался Андрей. — С каждым часом Ваше заведение нравится мне всё больше и больше. Но выбранный мною маршрут путешествия не предполагает длительных остановок. Могу обещать только, что всякий раз, оказавшись рядом, я непременно загляну в «Приют ковбоя». А платить нам не надо. Радость зрителей и Ваша улыбка — отличная награда.

— Это, конечно, хорошо, — очаровательно улыбнулась хозяйка, — но… На днях я слышала от гостей о концерте в рок-клубе Ультра-Петербурга. Музыканты в тёмных очках, группа «ДСП»… Интуиция подсказывает мне, что это вы?

— Да, это мы, — с удовольствием подтвердил Старик.

— С ума сойти! — голубые глаза блондинки превратились в озёра. — Останьтесь ещё на одни сутки, Учитель! Обещаю Вам незабываемый вечер!

Андрей позволил ей себя уговорить. Следующим вечером «Приют ковбоя» оказался набит битком. Хозяйка не отпустила бы Учителя и его «учениц» и через неделю, но уговор дороже денег. На память ей остались фотографии, вскоре развешенные в красивых рамках на стенах заведения. От себя лично она подарила группе своё чудесное банджо…


Увы, не каждая встреча оставляла приятные воспоминания. Ближе к середине пути в Центральное Княжество путники остановились в отеле со странным названием «Пномпень», хозяина которого абсолютно не интересовали музыкальные дарования женщин Андрея. Его привлекли их тела.

— Старик, куда ты тащишь этих куколок? — кисло улыбался лысый, похожий на гриб, владелец отеля, пригласив гостя за стойку бара и разливая по рюмкам коньяк. — Тебе стоит убедиться в том, что в моём заведении найдётся всё необходимое для самого взыскательного мужчины. Но рачительный хозяин конюшни не должен забывать об обновлении табуна своих ретивых лошадок! Твои кобылки мне подходят, особенно слепая. Или она всё-таки зрячая? Если это развод для лохов, помешанных на экзотике, то я снимаю перед тобой шляпу!.. Но водить за собой женщин из одного Княжества в другое, пешком — это перебор. Кобылки нашли своё стойло. Я покупаю. Назови свою цену, Старик!

— Мои условия просты, — Андрей выпустил струйку табачного дыма под потолок. — Сейчас ты заткнёшься, забудешь то, что мне наговорил, и я оставлю твою дерзость без последствий.

— Зря ты так, уважаемый! — «гриб» покрылся пятнами. — Ты же сам назвался Стариком? Вот видишь… Я такой же бывший Вершитель, только сильнее тебя. Не так давно жил в Центральном Княжестве Советник Антуан, знаешь такого? Большие дела мы крутили… Его уже нет, а я полон сил и братва у меня серьёзная…

— Иди ты… к Антуану! — процедил Андрей и неторопливо отправился от барной стойки к столику, где его ожидали спутницы.

Несколько мгновений спустя Старик затылком почувствовал движение за своей спиной, да и лица его женщин изменились. Андрей резко отскочил вбок и развернулся лицом к владельцу заведения, махнувшему в пустоту невесть откуда взявшимся бильярдным кием. Ответный удар кулаком пришёлся ему в челюсть. Учитель не надеялся, что инцидент закончится одним ударом, но того, что два дюжих помощника бывшего Вершителя двинутся не к нему, а к его женщинам, не ожидал и допустить не мог. В несколько шагов Андрей подбежал к столику и… запустил петлю времени.

Вскоре помощники лысого сидели на полу, привязанные спина к спине, а сам владелец оказался накрепко прикручен к шесту для стриптиза. Затем Андрей с Яной совершили короткий осмотр заведения. Результатом стал неутешительный вывод: женщин здесь не любили, ими пользовались самыми изощрёнными способами. Неудивительно, что нынешнему составу персонала требовалось обновление…

— Они нас так не отпустят, Учитель! — восклицала Яна, когда путники покинули «Пномпень». — Ждите погони!

— Ну, если мы встретились с идиотами… Буду ждать! — усмехнулся Андрей. — Но что-то они не торопятся…

— И не удивительно, — фыркнула Джейн. — Я проковыряла все колёса у двух хозяйский джипов!

Путники переглянулись и дружно захохотали. Однако у владельца заведения не хватило чутья для того, чтобы отказаться от преследования. Если бы он остался на месте, то дождался бы Блюстителей и понёс ответственность только за злоупотребление своими правами. Но «гриб» со своей бандой жаждал мести с упорством, достойным лучшего применения. Двумя часами позднее наконец-то увидев в свете фар Старика и его барышень, он возликовал! Впрочем, ненадолго. До цели оставалось каких-то пятьдесят метров, как оба автомобиля неожиданно заглохли. По команде босса преследователи выскочили из машин с ножами и дубинами в руках, и… земля вспыхнула у них под ногами…

— Такого я ещё не видела! — изумлённо произнесла Джейн после того, как Блюстители увезли опалённых огнём и насмерть перепуганных бандитов. — С Вами нам нечего бояться, Учитель!

— Не преувеличивай, Дженни! Недоумков испугать легко. Но умный и коварный враг такого не допустит.

— К счастью, такого недруга рядом с нами нет…

— Думаешь? А мне кажется, что подобный враг сидит внутри каждого из нас.


Следующей остановкой по плану Андрей должна была стать научная лаборатория рядом с посёлком Ультра-Бологое. С северного побережья Моря Мрака попасть на закрытую территорию оказалось невозможно. Пришлось делать большой крюк к шоссе прежде, чем путники увидели шлагбаум первого КПП. Оставив женщин дожидаться в сторонке, Андрей отправился на переговоры с Блюстителями. Вскоре охрана с радостью приветствовала Старика и его спутниц и на первом, и на втором пропускном пункте, чего нельзя было сказать о работниках лаборатории. Завидев нежданных гостей, они напряглись, засуетились, забегали…

— Кто вы такие? Зачем? Кто разрешил? — раздражённо вопрошал порядком заросший и лохматый Илья.

— Прошу прощения, Профессор, но у меня для Вас крайне важное поручение и срочная информация! — воскликнул Старик.

— Какая ещё информация? От кого?!

— От Властителя Трикняжия, Профессор!

— Что за бред? У меня имеется специальный канал связи с Князем! — возмутился Илья и собрался гнать странных гостей взашей, но был сбит на взлёте.

— Таки как же ты недоверчив, Изя! — услышал он из уст Старика. — Я ему за информацию толкую, а он… Кажется, знаешь меня две тысячи лет, а всё вздрагиваешь при встрече, как нашкодивший поц!

— Андрюха?! — ахнул Профессор, но Андрей без шума и пыли взял его за локоть и отвёл в сторону…

С предыдущего визита Князя территория вокруг «большого провала» сильно изменилась. Сам уникальный объект обнесли по периметру двухметровым забором из мелкой металлической сетки. Быстровозводимые конструкции зданий лаборатории и жилые модули явно увеличились в числе. Взгляду открывалась заасфальтированная площадка с установленными посередине флагами трёх Княжеств и Академии наук Трикняжия, вокруг которой был упорядочен научный городок.

Заглянув в провал, Андрей покачал головой и обратился к Илье:

— Суммируем информацию, полученную мною от тебя за последний месяц. В провале находится некий объект, который, то приближается к поверхности, то удаляется от неё, то разогревается до красноты, то остывает. Я правильно понимаю?

— Ты сильно упрощаешь действительность, э-э-э… хм… Старик! М-да, на старика ты сейчас похож. Но, как Учитель, в целом оцениваешь ситуацию правильно.

— Ограждение выставлено из соображений безопасности? — прищурился Андрей.

— У меня были кое-какие соображения… — понурил голову Профессор. — Но случай с лаборантом три месяца назад подтолкнул к решительным действиям.

— Парень сгорел на работе? — сдвинул брови Князь.

— В один миг и дотла, Андрюха! — глубоко вздохнул Илья. — Во имя науки, конечно… Но из-за собственного разгильдяйства… Представляешь, у меня на глазах упал в пропасть, мрак её побери! Я потом неделю пил, не просыхая…

— А что здесь делает астрофизик? — Андрей хмуро взглянул на друга и сменил тему.

— Астра? — хмыкнул Профессор. — У неё здесь свой интерес. Она сама тебе расскажет, если признает… Шучу… Я тебя заново познакомлю с ней, Учитель! Только вряд ли ты заинтересуешь её, как мужчина. Староват-с…

Шуточки Ильи Старик оставил без внимания, но неожиданно начал раздавать указания, от которых у Профессора полезли на лоб глаза…

— Постой-постой! — воскликнул он, когда запал Андрея начал иссякать. — Давай по пунктам: возвести жаропрочные ограждения и сооружения рядом с провалом; переместить научный городок на два километра от пропасти; расширить охранную зону объекта в два раза; проинструктировать персонал на случай чрезвычайной ситуации?

— Да! И выполнить всё это в кратчайшие сроки, начиная с завтрашнего дня! — жёстко ответил Князь.

— Я тебя понял, — цокнул языком Илья. — И ты уверен, что подобные меры необходимы?

— Какова температура твоего объекта в провале? Тысяча градусов? Две тысячи? Ниже? А если эта штука начнёт раскаляться и поднимется к поверхности? Вы все здесь сгорите на хрен! — Андрей уже не сдерживался, а Профессору нечего было ответить…

Речь Ильи за ужином удивила сотрудников лаборатории, а приказ о приостановке исследовательских работ вызвал неодобрительный ропот. Однако Профессор никому не дал слова для возражений и распоряжался предельно чётко — кто отправится в отпуск, кто и для чего останется в городке. Персонал лаборатории посматривал на гостей с неудовольствием. Впрочем, Яна и Джейн разрядили ситуацию рассказами о жизни в Ультра-Петербурге и Новом Княжестве, а затем исполнили несколько песен женским трио, с присоединившейся к ним Полиной…

Андрей под шумок вывел Астру подышать свежим воздухом. Сначала девушка сомневалась в намерениях странного Старика, но тот разместился в беседке неподалёку от пропасти, закурил и издалека повёл разговор… о звёздах!

— Вам не кажется странным, милая девушка, что из всех возможных небесных тел мы видим лишь полную луну, да и то не всякий раз, без какой-либо закономерной периодичности.

— Простите, Господин, но я даже не знаю, как мне называть Вас, — всплеснула руками Астра. — Старик? Грубо. Учитель? Вы меня не учили. Вы — человек Князя?

— Можно и так сказать… — без улыбки ответил Андрей.

— Хорошо. Князю я доверяю, хотя и знаю его совсем немного, — кивнула девушка. — А Луна… Вам не кажется, что она… не натуральная?

— Голограмма? — заинтересовался Старик.

— Нет-нет, она материальна, но имеет искусственное происхождение.

— У Вас имеются факты, подтверждающие такое утверждение? — Андрей даже снял тёмные очки от предвкушения открытия.

— Наблюдения, фото и видеосъёмка с помощью достаточно мощной оптики, математические расчёты…

— И что они доказывают?

— С вероятностью 90% я могу утверждать, что на расстоянии от шестисот до семисот километров от нас в восточном направлении имеется остров с Вулканом и неизвестным мне устройством, позволяющим «включать и выключать» луну.

— Вулкан — источник энергии, а луну можно рассмотреть в телескоп даже в выключенном состоянии?

— Как минимум, Вы весьма проницательны, Господин! — Астра пыталась поймать взгляд Старика и хмурилась. — Вам нравится моя идея?

— Это — больше, чем идея, это — теория. Надеюсь, что со временем мы найдём неоспоримые доказательства твоей правоты, — подмигнул девушке Андрей. — Но перейдём к глобальному вопросу: где мы находимся, Астра?

— Если бы я не верила своим глазам, подумала бы, что говорю с человеком, замечательно направившим мою жизнь в нужное русло. Я крайне благодарна ему и обещала ответить на тот вопрос, который Вы сейчас задали…

— Верить глазам или нет — личное дело каждого… А вопрос — далеко не праздный…

— Я хорошо понимаю только то, что… ничего не понимаю! — девушка наконец-то поймала взгляд Старика и… схватила его руку своими пальчиками: — Не смогу пока порадовать Вас конкретикой, но имею десятки доводов, чтобы сделать вывод — мы не на Земле, не внутри неё… Это — не Земля, Ваше… Учитель!

— Уверена?! — у глаз Старика заиграли хитрые морщинки, а его рука обняла девушку за талию и крепко прижала к себе: — Ты даже не представляешь, девочка, как это важно, фантастически интересно и… как это всё меняет! Теории и догадки, определяющие основы мировоззрения Профессора, других людей, задумывающихся о глобальных вопросах мироздания, включая Князя, отталкивались от постулата — наша жизнь, так или иначе, привязана к Земле. Правда, у нас с Ильёй имеются некоторые воспоминания из далёкого прошлого, не укладывающиеся в подобную канву… Но твои выводы заставят нас задуматься о проблеме в другом ключе — шире, объёмнее…

— Я могу предоставить свои соображения, расчёты, — Астра крепко прижалась к Учителю и неожиданно почувствовала себя важнейшим человеком во Вселенной, находящимся в полной гармонии с окружающей действительностью.

— Посмотреть, проверить и перепроверить твои расчёты мы ещё успеем, — Андрей почувствовал, что выводы астрофизика заставляют его мыслить иначе, и страшно обрадовался этому. По неведомой ему причине Князь почувствовал внезапную эйфорию, радость, счастье человека, теряющего свой дом, но обретающего целую Вселенную. — Сейчас мне важны не частности, Астра, а глубина и масштаб идеи, которую ещё предстоит осмыслить! Возможно, гуляющие в твоей голове забавные мысли со временем реализуются…

— Мысли? — ахнула девушка и стремительно покраснела: — Лежать в поле с… Учителем, в его привычном обличье, и смотреть на звёзды?!

— Да-да! — тихо засмеялся Андрей и поцеловал Астру в висок. — Но хотелось бы понять — почему мы не видим звёзд?

— Пока я не могу понять природу этого барьера, — глубоко вздохнула девушка, — но мы живём здесь… словно под непрозрачным куполом…

— И этот купол изолирует нас не только от света звёзд, но и от перепада температур, метеоритных атак, радиации, — Князь размышлял вслух, но Астра просто подпрыгнула на скамейке:

— Вы!.. Как?.. Почему это не пришло мне в голову?..


Помимо бесед с Профессором и Астрой, Князю потребовался разговор с группой физиков. Правда, руководитель группы Юрий посматривал на Старика с недоверием, а одна из его ассистенток — с интересом и недоумением, зато другая ассистентка быстро оценила ситуацию. Она набросала вчерне суть проблем, с которыми столкнулась группа, а Юрий развил тему. Он настолько обильно посыпал свой рассказ малопонятными Андрею научными терминами, что через четверть часа в голове Старика воцарился хаос…

— Одну минуту, Юрий! — взмолился он. — Правильно ли я понимаю Вас? Первоначальное предположение о том, что в глубине провала находится нечто похожее на термоядерный реактор неизвестного происхождения, получило доводы в свою пользу. Но существуют факты, заставляющие усомниться в подобной идее, если не сказать, что они её опровергают.

— Да, в общих чертах, это так… — с видимым разочарованием ответил физик.

— Я не вижу в Ваших сомнениях повода для расстройства, — весомо заявил Учитель. — Неожиданные результаты, удачи и разочарования, споры и новые замыслы ведут нас к знаниям и открытиям. Что может быть важнее для науки?

— Вы, действительно, так думаете? — лицо Юрия просветлело. — Какое облегчение! У меня складывалось впечатление, что выдавая желаемое за действительное, своими теориями я ввёл Князя в заблуждение. Но после Ваших слов мы продолжим работать с новой силой!.. Кстати, что бы не находилось в глубинах провала, потребованные Вами меры повышенной безопасности оправданы вне всяких сомнений…


Как ни пытался Андрей продолжать своё путешествие в размеренном темпе, предлагая своим спутницам не жалеть времени на отдых, усталость накапливалась. Дело заключалось даже не в физическом утомлении… Встречи с добросердечными и дружелюбными людьми придавали дополнительные силы. Тёмные, корыстные, желчные типы выкачивали из путников жизненную энергию вместе с позитивным настроем. И если Андрей оказался готов к подобным реалиям сумеречного мира, то его спутницам иной раз приходилось туго. Едва ли ни ежедневно от незнакомцев им поступали предложения заняться проституцией в том или ином виде. Князь быстро убедился в том, что женщины нежданно-негаданно для себя принявшие участие в его странном паломничестве, не готовы торговать собственным телом. Пусть они когда-то и уверяли его в обратном. От настойчивых непристойных предложений рабыни Старика уклонялись. Наглость и попытки насилия решительно пресекались Андреем. Он не стеснялся применять силу в тех случаях, когда слов оказывалось недостаточно. Помощь служб охраны правопорядка или Блюстителей использовалась только по отношению к окончательно зарвавшимся и невменяемым хозяевам гостиниц, магазинов и прочих заведений, появлявшихся на пути паломников. К величайшему сожалению Князя таковые встречались им не раз и не два… Но дорога приближала путников к Центральному Княжеству, несмотря ни на что.

Устроившись на ночлег в небольшом уютном отеле, находящемся в двадцати километрах от Ультра-Москвы, паломники ужинали в почти безлюдном гостиничном ресторанчике. Выбирая блюда, они познакомились с управляющим заведением, подошедшим к столику гостей. Худому, но крепкому мужчине со смеющимися глазами было на вид далеко за сорок.

— Здравствуйте, гости дорогие! — воскликнул он. — Вижу, прошли вы немало. Откуда путь держите?

— Здравствуйте, хозяин! — переждав приветственные слова спутниц, заговорил Старик. — Из Нового Княжества дошли до Ультра-Петербурга, оттуда и движемся в Ультра-Москву.

— И всё пешком? Ого! Пожалуй, и мне бы хотелось проделать такой путь, но на кого оставишь дело? Отдыхайте с удовольствием! Постояльцев сегодня мало, это в конце недели у нас яблоку некуда упасть.

— Непременно отдохнём перед финишным рывком! — заулыбался Андрей. — Да и Вы могли бы присоединиться к гостям, если работы немного. Выпьем по маленькой?

Представившийся Борисом, управляющий отелем не отказался от предложения. Он оказался весьма гостеприимным и хлебосольный хозяином, весельчаком и балагуром. Женщины пили вино, мужчины — идеально холодную водку с фирменными солениями и пирожками, приготовленными по особой рецептуре. По рекомендации Бориса ели винегрет, борщ с пампушками и необыкновенно вкусное овощное рагу с говядиной. Ближе к десерту за стол по просьбе гостей подсела и официантка — хорошенькая курносая блондинка, пухленькая и улыбчивая. Шутки хозяина заведения не иссякали.

— Старик, я хорошо понимаю, зачем твоим женщинам тёмные очки! — разглагольствовал он. — Охота им была смотреть на седины своего Господина? Но ты-то на кой мрак затемнил своё зрение, и без того небось неидеальное?

— Как зачем? — посмеиваясь в тон своим спутницам, отвечал Андрей. — Если я каждый день буду рассматривать своих красавиц незащищёнными глазами, наверняка ослепну!

— Завидую твоей молодости, Старик! — удовлетворённо кивнул Борис. — Вот у меня две подруги — повариха да заместительница по коммерческой части. Мне бы с ними справиться, а ты своих девчонок не забываешь, да ещё и на Фроську-официантку поглядываешь!

— Мои девчонки — самые лучшие! — не моргнув глазом, ответил Андрей. — Но такой чудесной, мягкой пампушки, как Фрося, у нас нет…

Все благодушно посмеивались, только официантка стремительно краснела и прятала глаза. Борис продолжил развивать тему неожиданно вошедших в моду тёмных очков. «От регулярно останавливающихся в отеле музыкантов я слышал историю о некоей группе музыкантов под названием „ДСП“. Будто бы они вышли на своё выступление в питерском рок-клубе в затемнённых очках, и очень понравились зрителям. Вы слышали об этом? Седовласый лидер, три девушки… Неужели, к нам пожаловала та самая группа?» — на лице Бориса появилась хитрая улыбка. Дождавшись утвердительного кивка Андрея, он удовлетворённо кивнул в ответ и указал рукой в ту часть зала, где на небольшом полукруглом подиуме виднелась качественная установка ударных инструментов: — «Музыканты часто останавливаются в нашей гостинице, рассказывают интересные истории, играют, поют… Мне это нравится. Жаль только, что никто не знает песню, которую мне очень хотелось бы услышать. Я и сам плохо помню её, да и английский язык почти не знаю… Там поётся об отеле с таким же названием, как у моего заведения…» Андрей переглянулся с Джейн и подмигнул ей. «Да, ладно… Не верю! — ахнул Борис. — И вы можете исполнить её для меня?! Нет, не поверю, пока не услышу… Кстати, в каморке за сценой лежат инструменты, а наша горничная Рина отлично играет на барабанах. Позвать?»

В предвкушении исполнения давнего желания, управляющий гостиницей покинул зал ресторана, дабы не мешать репетиции. Целый час он не мог найти себе место. Его преследовали обрывки мелодии, давно знакомой и забытой ровно настолько, чтобы умирать от нетерпения новой встречи с ней… Наконец Фрося разыскала Бориса и попросила его вернуться в ресторан. Музыканты дожидались управляющего на сцене с таинственными улыбками на устах. Тёмные очки скрывали часть их лиц, и только глаза барабанщицы Рины сияли на весь зал. «Эх, на три гитары разложить бы», — с улыбкой произнёс Старик. Он дотронулся до клавиш старенького синтезатора, и перед глазами Бориса поплыло…

«On a dark desert highway

Cool wind in my hair

Warm smell of colitas

Rising up through the air

Up ahead in the distance

I saw a shimmering light

My head grew heavy and my sight grew dim

I had to stop for the night

There she stood in the doorway

I heard the mission bell

And I was thinking to myself

«This could be heaven or this could be hell»

Then she lit up a candle

And she showed me the way

There were voices down the corridor

I thought I heard them say

Welcome to the Hotel California

— женские голоса группы «ДСП» подхватили мужской вокал:

Such a lovely place

(Such a lovely place)

Such a lovely face

Plenty of room at the Hotel California

Any time of year

(Any time of year)

You can find it here

…………………………………………

Last thing I remember

I was running for the door

I had to find the passage back

To the place I was before

«Relax» said the night man

«We are programmed to receive

You can check out any time you like

But you can never leave

Глава 87. Прозрение

«А ныне здесь, у алтаря,

Стою с протянутой душою,

Чтоб, милосердие даря,

Ты принял жертву от изгоя».

Д. Г. Коротаев

Длительное путешествие паломников приближалось к ключевой точке, и Андрей догадывался, где они пересекут ленточку своего промежуточного финиша. Незаметно пробравшись на остров поблизости от студии «Альфа», Старик с радостью убедился, что не напрасно позволил Ильсине хозяйничать здесь. Отреставрированные постройки, выложенные красным кирпичом дорожки, скамейки под фонарями на набережной и в центральной части острова, не говоря уже об идеально ухоженном бассейне — во всём здесь чувствовалась хозяйская рука.

Ильсина обнаружила Андрея, с удовольствием плескающегося в просторной купели с чистейшей голубоватой водой. Впрочем, о своём появлении в необычном обличье и с тремя спутницами, он мысленно предупредил её заранее. Могло показаться, что Иля ничуть не удивлена. Целуя мокрого Андрея, она прошептала ему на ухо:

— Я заждались… Но чем Вам не подходит привычная внешность, мой Господин? Возможно, в пути образ Старика сослужил Вам добрую службу, но сейчас-то Вы дома.

— Спорить бессмысленно, — улыбнулся Андрей. — Похоже, ты права, Ильсина. Но прежде, чем я верну себе привычный облик, следует найти ответы на несколько вопросов…

Иля уведомила охрану о запрете посещения острова для всех посетителей до особого распоряжения Князя. Затем она проводила «паломников» в двухэтажное здание, где располагались уютные квартиры для гостей. «Работы в здании, которое я решила превратить в гостевой дом, закончились пару недель назад, — сообщила Ильсина. — Обеспечение всем необходимым, уют и комфорт гарантируется, конечно же… Я будто знала…» Иля не задавала лишних вопросов, понимая — Андрей расскажет всё, что ей следует знать, когда они останутся наедине. Так и случилось после того, как гости поужинали с хозяйкой, и спутницы Старика отправились отдыхать, с указанием хорошенько выспаться перед новым и крайне важным днём путешествия. По надземному переходу Ильсина провела Хозяина в смежное строение, где располагались её рабочие и личные помещения. Удобно расположившись на кабинетном диване, Андрей начал свой рассказ. Иля сидела в кресле напротив и внимательно слушала. В длинной зелёной юбке и вязаной кофте она выглядела сейчас удивительно уютно, по-домашнему. Андрею прямо-таки хотелось вложить в руки Ильсины вышивание и наблюдать за ней в тишине комнаты. Вышивания поблизости не оказалось, но закончив своё повествование, он усадил Илю рядом с собой и обнял её за талию.

— Бедный ты мой, — прошептала она, прижимаясь к плечу Андрея. — Сколько всего на тебя навалилось… Ты отдохни у меня, пожалуйста… Путь паломничества привёл тебя на остров не для отдыха, конечно же. Но кто-то учил меня пользоваться возможностями, когда они есть…

— Ты знаешь, зачем я здесь? — удивился Князь. Ильсина кивнула и что-то прошептала ему на ухо едва слышно. Изумление Андрея превысило всякие пределы: — Там мы найдём то, что ищем? Как бы мне хотелось, чтобы ты оказалась права!

— Я права, — Иля мягко поцеловала его в губы. — Тебе нужно только поверить…

— Да, — Андрей стряхнул с себя пелену сомнений, вместе с обликом Старика. — Мы направился туда завтра утром, на свежую голову, а сейчас…

— Сейчас я постелю свежее бельё и уложу тебя рядом с собой в моей маленькой спальне, находящейся прямо над этим кабинетом…

Через четверть часа они лежали на кровати в небольшой, уютной спальне Ильсины.

— Я уложила тебя спать, а ты что делаешь? — с показной строгостью воскликнула она.

— Ты спи, а я пересчитаю твои родинки, — улыбнулся Князь.

— Все?!

— У тебя их не так много.

— Везде?! — Ильсина млела от прикосновений мужских губ к своему телу.

— Конечно же! — передразнил её Андрей. Иля поняла, что выспаться ей не удастся, и… улыбнулась…


Утром, отложив завтрак на более позднее время, Ильсина вела своего Господина и его спутниц по острову, к входу в подземелье. Помимо чистоты и порядка, установленного за последний год, здесь Князя ждали обновлённые и запертые двери в подвал отреставрированного здания. Оставив «паломниц» в комнатах охраны сразу при входе в подвал, Иля сопроводила Андрея в памятный тому короткий подземный коридор, уходящий в сторону от основного тоннеля. В конце коридорчика тоже появилась дверь, а за ней…

«Как же всё совпало, — думал Андрей, очарованный открывшимся ему зрелищем. — В тёмном мире меня потянуло на этот остров, дорога привела в подземелье и открыла чудесное место. А потом я привёл сюда Илю, и она стала хозяйкой, жрицей…» Проведённым в помещение электрическим освещением Ильсина пользовалась только на время наведения порядка или, как сейчас, для того, чтобы зажечь свечи. Роспись стен напоминала маленький храм на дворцовой территории Ультра-Новгорода и подземелье у бассейна на Васильевском острове старого Ультра-Петербурга, но отличалась пронзительной чистотой линий. Андрей прекрасно осознавал, сколько каждодневного труда приложила Ильсина для того, чтобы привести фрески в такой вид, будто они написаны только вчера. Иля словно прочитала его мысли:

— Мы бережно ухаживает за этим помещением, конечно же, — тихо проговорила она. — Но… Ты же отлично помнишь, как выглядели эти стены раньше. В один прекрасный день рисунки стали отчётливее, будто проступили сквозь штукатурку, и заиграли в полную силу. Чудо!

— Конечно, чудо, — кивнул Андрей. — Но и ты — чудо моё, Иля! Спасибо тебе за остров, за этот… храм, за то, что ты есть у меня…

Первой из трёх спутниц Старика в тайное святилище вошла Джейн. Она догадывалась, куда привёл её Учитель, но остолбенела, увидев его преобразившееся лицо, хорошо известное многим, но открывшееся ей впервые за долгие дни путешествия. Андрей не дал ей упасть, не позволил лишним словам сорваться с её губ. Он нежно прижал женщину к себе и поцеловал в лоб. Ноги Дженни подогнулись, и она медленно опустилась на колени…

И Полина хорошо понимала, куда ведёт её Иля, внутренне готовилась к неоднозначным, иногда болезненным ощущениям, которые испытывала, входя в подобные тайные помещения. Но Ильсина мягко подтолкнула Полю к сидящему на полу Андрею. Полина положила руку на его плечо и медленно опустилась на пол. По неведомой причине встав на колени, держась за руку своего мужчины, она видела его глазами лицо чудесной женщины, глядящей на них со стены. Погружённый в какое-то особое состояние, Андрей шептал слова, смысл которых не могли постичь окружающие его люди. Но Поля видела лик, к которому обращался её мужчина, и по спине «паломницы» побежали мурашки. Ей даже показалось, что брови чудесного образа нахмурились…

Вошедшая в тайный храм Яна с восхищением смотрела по сторонам и, не желая мешать Учителю, принялась рассматривать изображения на стенах. Как вдруг, Андрей обратился к ней:

— Пой, Яна!

— Что петь?! — девушка содрогнулась от странного тона голоса Учителя, усиленного удивительной акустикой помещения.

— Не сомневайся. Ты сама знаешь, что сейчас следует петь…

Нанизанные на мелодию слова отчётливо проступили в сознании Яны. Она не могла понять, почему не помнила их раньше, как могла жить без них… Яна проглотила подступивший к горлу комок, вцепилась ногтями одной руки в ладонь другой и запела так проникновенно, как никогда прежде:


«Да исправится молитва моя,

Яко кадило пред Тобой,

воздеяние руку моею —

жертва вечерняя…»


Первой не выдержала Ильсина — из её чистых глаз потекли слёзы. Вслед за ней начала тереть промокшие глаза Дженни… Наконец, едва сдерживаемые рыдания Полины вырвались наружу, и долгожданные солёные ручейки заструились по её щекам… «Спасибо, Ма!» — выдохнул Андрей и откинулся на спину, прямо на пол святилища.


«Положи, Господи, хранение устом моим,

И дверь ограждения о устнах моих.

Не уклони сердце мое в словеса лукавствия,

Напщевати вины о гресех.


Да исправится молитва моя…»


Груз бед и невзгод, сомнений и чувства вины, камнем лежавший на сердце Полины, медленно покидал её. Глаза поводыря, её Андрея были направлены в потолок, но она по-прежнему видела перед собой светлый женский лик сквозь пелену слёз… И не осталось в нём укора и упрёка, только радость… Полине захотелось немедленно поделиться этой радостью с Андреем, она повернулась к тому месту, где должен был находиться он — её муж, и… Поля не смогла осознать сразу — она видела его… собственными глазами!.. И он, Андрей поднялся с пола и принялся целовать её лицо: лоб, мокрые щёки, губы и… прозревшие глаза…


Этот удивительный день стал ключевым в паломничестве Андрея и его спутниц, изменил образ их мыслей, взгляд на жизнь и дальнейшие намерения. Забыв о пропущенном завтраке, Яна и Джейн бродили по острову с Ильсиной, внимательно слушая её рассказы об истории создания студии «Альфа», исследовании острова, реконструкции и реставрации здешних зданий и подземелий. За обедом они попросили у Хозяина разрешения остаться на острове в качестве помощниц Ильсины до возобновления путешествия. Отказать им Андрей не мог, но задумался… Ему предстоял и отдельный разговор с Дженни, ещё не осознавшей разумом, кем оказался её Господин… Прозревшая во многих смыслах слова, Полина постепенно адаптировалась к новой реальности. Процесс проходил медленно и трудно. Слишком много вопросов требовали разъяснений и уточнений. Слишком туманно она представляла себе будущую жизнь.

Об ужине вспомнили ближе к ночи и подумывали о том, чтобы отказаться от него вовсе, но в этот момент зазвонил мобильный телефон Ильсины. Она приняла вызов и сразу же передала трубку Андрею, прошептав: «Гости!» Князь нахмурился… Через четверть часа, вернув себе облик Старика, он подходил к бассейну на острове в компании Поли и Ильсины. Навстречу им от КПП двигалось весьма эффектное трио женщин в затемнённых очках. Двух почтенных, весьма пожилых особ сопровождала… Эмма!

— Девочки, ничего не бойтесь и ничему не удивляйтесь! — останавливаясь, проговорил Андрей так, чтобы его услышали только Иля и Полина. Он сделал ещё несколько шагов к гостьям и поклонился с демонической улыбкой на устах: — Дорогие Княгини! Какая честь!

— Ваше Величие и не признать! Ты сильно изменился за время странствий! — язвительно произнесла Властительница Центрального Княжества, кланяясь Андрею вместе с двумя другими дамами.

— Вы тоже прекрасно выглядите! — отозвался он, приближаясь к гостьям под пристальным взглядом застывших в поклоне спутниц.

— Какая прелесть! Мы высохли и подурнели от переживаний, а он издевается! — воскликнула Княгиня Северо-Запада и первой протянула мужчине руку для поцелуя. Облобызав ручки демониц в обличье пожилых дам, Андрей нежно поцеловал пальчики Эммы, а затем заглянул в её полные слёз глаза и крепко прижал жену к себе.

— Заметь, сестра, молодую Княгиню он встречает с большим энтузиазмом! — отметила Лили.

— Ничего удивительного, если принять во внимание разницу в возрасте между нею и нами! — пожала плечами Лилу.

— Прости, что нам пришлось побеспокоить тебя, Андрей, — Эмма смахнула слезинку со своей щеки. — Ты отсутствуешь слишком долго! Мы справлялись, как могли, но нынче…

— Нынче всё проясняется, — улыбнулся Князь. — И ваше появление весьма своевременно. Не желаете отужинать в кругу друзей?

— Желаем, — нахмурила брови Лилу. — Но до начала дружеской трапезы мы хотели бы получить разъяснения. При всём уважении, нам кажется, что Властитель Трикняжия позволяет себе слишком много вольностей…

Андрей кивнул, предложил сиятельный особам место на скамейке у бассейна, а сам расположился с Полиной на бордюрном камне. Ильсина упорхнула под шумок… Князь закурил, сделал глубокую затяжку и начал рассказ, от которого Княгиням сразу стало не по себе: «Не скрою, эта история началась с того, что Властитель Трикняжия чрезмерно углубился в частные проблемы своих подданных, решил объять необъятное и преобразить мир одной волею своей и благими намерениями. Разгуливал с телохранителями по тёмным углам, наказывал зарвавшихся подлецов, спасал их несчастных жертв… Даже Жёлтую Графиню привлекал к своим делам. Инга не рассказывала?.. Жизнь поставила меня на место сначала приветом с того света, а затем… За последние месяцы я часто и подолгу общался с Конструктором… Да, дорогие Княгини! Вы-то подумали, что поддавшись эмоциям, Князь совершил ошибку, сорвался и пытается вернуть гармонию, пользуясь особыми отношениями с Силами Света. Однако до сегодняшнего дня мои каналы общения с просветлёнными мирами были крайне ограничены, а вот с Силами Тьмы я могу общаться, когда и сколько угодно! Большая беда заключается в том, что глобальные идеи Конструктора абсолютно не соответствуют мировоззрению и жизненной позиции Светлого Князя Тьмы, как вы назвали меня однажды».

— Какие идеи, Андрей? — не выдержала Княгиня Ультра-Москвы. — Мы ничего не знаем!

— И это неудивительно, прекрасная Лилу! — грустно улыбнулся Князь. — Ваша связь с глубинами Мрака давно стала чисто технической, формальной, основанной на основных принципах Закона Возмездия и Договора Тьмы и Света о принципах существования нашего сумеречного мира. А Конструктор подумывает о глобальных переменах, напрямую связанных с нарушением Договора.

— Что?! — ахнула Властительница Северо-Западного Княжества. — Но как?

— Внешне это выглядело бы, как уступки Свету под влиянием сильного и властного, просветлённого Князя, — Андрей взял в руку стакан виски с колой с подноса, принесённого Ильсиной в числе угощений для гостей, и снова закурил. К удивлению Княгинь, Илю он попросил остаться и продолжил: «Итак, уступки… Постепенное, целенаправленное поднятие суши с целью присоединения к Трикняжию новых земель и старых, автономно функционирующих Княжеств на огромных территориях. Всемерная поддержка и усиление влияния Князя и… его молодой Княгини. Зачем это понадобилось Силам Мрака, спросите вы? А в чём смысл единоначалия, сосредоточения власти в одних руках?»

— Диктатура Тьмы, — с ужасом прошептала Эмма.

— Абсолютно точно, моя Княгиня! — воскликнул Андрей. — Сёстры-Княгини выполнили свою многовековую миссию, устарели морально и физически. Мраку удобнее иметь дело с одним Князем, всячески поддерживающей его женой-Княгиней и, что самое важное, Демоном Всевластия!

— Насколько я понимаю, при таком раскладе демонические тела Княгинь подлежали уничтожению? — с каменным выражением лица проговорила старейшая демоница сумеречного мира. — А человеческие? Пусть себе резвятся, лишённые силы и власти?

— На усмотрение Князя, — хмыкнул Андрей. — Зачем Конструктору неволить меня в таком незначительном вопросе? Ему неинтересно, привлекают ли Князя человеческие тела Княгинь или они надоели ему. Мраку нет до этого дела. Конструктор не может понять, что значительные шаги в развитии Трикняжия — не личное достижение Князя, а результат единства Властителей и общих усилий множества людей.

— Андрей, ты спокойно обсуждаешь с нами вопросы чрезвычайной важности, не опасаясь того, что тебя можем слышать не только мы? — покачала головой Эмма.

— Сейчас нас ни в состоянии услышать никто, кроме присутствующих здесь лиц, — уверенно заявил Князь и улыбнулся: — Молодая Княгиня может получить подтверждение правдивости моих слов от Великих Демониц в человеческом обличье.

— Это правда. Защитное поле Князя выросло до немыслимой силы. Сейчас мы находимся в пространственно-временном коконе, законы существования которого мне неведомы. Нас не могут контролировать ни Тёмные, ни Светлые силы, — констатировала Лилу и немедленно добавила: — Но объявление войны Конструктору — это самоубийство!

— Мы ни с кем не станем воевать! Я — не наивное дитя, да и Конструктор — не дурак. Противоборство — естественное состояние многослойной системы, в котором мы существуем. Скоро в глубинах Мрака осознают тот факт, что в мире Трикняжия продолжает действовать режим равновесия, обусловленный Договором. Хитрые ходы Конструктора на сей раз не позволили склонить чашу весов на одну сторону.

— О каких хитрых ходах ты говоришь, Андрей? — продолжала сомневаться Лили. — Соблазнить тебя абсолютной властью? Никто и не сомневался, что такие попытки непременно последуют в том или ином виде!

Князь утвердительно кивнул и продолжил своё повествование: «Тьма кроется в деталях. Борьба продолжается на разных этажах нашего мира. Например, в мире под Солнцем противоречия разгораются волнообразно, с новой силой, и он стал отличным полигоном для отработки новейших методов войны. А, кроме того, там сейчас легко вербовать нужных людей для работы в иных условиях. Меня крайне интересовало, когда же в Новом Княжестве появятся эмиссары Светлых и Тёмных сил? Кто ими будет? Какие задачи они призваны решать? Как они очутятся в нашем мире? Все мои догадки оказались несостоятельными, а действительность удивила в который раз. Тёмный эмиссар оказался завербован в мире под Солнцем, закончил свой путь там и попал к нам в качестве Испытуемого. Дело оставалось за малым — запустить его миссию и включить память…»

— Красивая комбинация, — цокнула языком Лили. — И кто же должен найти «спрятанного» эмиссара и «подключить» его к выполнению новых задач?

— Тот, кому он предназначался — Властитель Нового Княжества, — без толики сомнений ответила ей Эмма.

— Верно, Ваша Светлость! — кивнул Андрей. — Но фокус Конструктора заключался в том, чтобы эмоционально воздействовать на Князя. Так в Трикняжии появилась мать моего ребёнка в мире под Солнцем. Полина — женщина, чьё сознание без спроса и всяких сантиментов завербовали Тёмные силы. Прошу любить и жаловать!

Лилу и Лили нахмурились, Эмма сдавленно вскрикнула, а Поля сняла тёмные очки, поднялась на ноги, поклонилась Княгиням и умоляюще посмотрела на жену Андрея:

— Простите меня, Светлая Княгиня! Прости, чудесная Эмма! Я слаба, но люблю его…

— Если всё так, как говоришь, то ничто ещё не потеряно, — сурово отозвалась она. — И если простил Андрей, то прощу и я. Но осознаёшь ли ты свою миссию Эмиссара?

— Его Величие запустил мою программу несколько часов назад. Из вводных данных на нынешний момент я поняла только то, что запрограммирована поддерживать любое его начинание, любой его закон, любую идею… Поймите меня правильно, Великие Княгини, но я так и сделаю!

— Любую идею! — Князь поднял вверх указательный палец.

— А основополагающее правило нашего Князя — соблюдение Договора и борьба с любыми действиями насильственного характера, — Лилу вздохнула, попросила у Андрея сигарету и с удовольствием затянулась табачным дымом: — На всякого хитрого Конструктора у нас есть Добрый Вершитель…

— Лихо загнула, внушает! — рассмеялся Андрей. — Как вы понимаете, Полина должна была подмять под себя всех других эмиссаров Тьмы. Но это нам ни к чему. Пусть каждый занимается своим делом…

— Фокус Конструктора обошёлся ему боком, но на каждого тёмного Эмиссара с особым заданием найдётся светлый, — хитро взглянула на Князя Лили.

— Вы будете смеяться, но Светлые, как оказалось, предвосхитили манёвр Тёмных. В Трикняжии давно жила ничего не подозревающая женщина — «надёжно спрятанный и не активированный» эмиссар Светлых Сил.

— Как ты только успеваешь увидеть то, на что мы с сестрой не обращаем внимания? — покачала головой Лилу. — Вероятно, мы смотрим не в ту сторону и, действительно, устарели. Надеюсь, ты представишь нам оппонента Полины, когда придёт время… Но трёх Княгинь терзал другой вопрос…

— Да, — подхватила Эмма. — Как я теперь понимаю, ты ослепил Полю не просто в порыве гнева мужчины, чья женщина повела себя непозволительно. Ты почувствовал Тьму внутри доброй и чуткой Полины и не смог сдержать своего негодования? Возмущения? Разочарования?

— Приблизительно так…

— Но сейчас мы видим Полину зрячей! — воскликнула молодая Княгиня. — Я знаю, что ты пытался вернуть ей зрение вскоре после трагического происшествия, но не смог. Как тебе это удалось? Когда? Во время вашего путешествия?

— Думаю, наше паломничество медленно приоткрывало глаза Полины… Да что там, и мои глаза тоже! Но вернуть ей зрение удалось только сегодня.

— Сегодня?! — ахнули Княгини практически в унисон.

— Да, — подтвердил Андрей. — Каким образом? Боюсь, мои методы не понравятся Лилу и Лили. Но раз уж мы с вами в одной лодке… В сумерках Трикняжия есть… места силы, если так можно выразиться. Светлой силы, девушки!

— Я должна это видеть! — воскликнула Властительница Центрального Княжества.

— Не надо, Лилу! — Князь неожиданно быстро вернул себе привычный облик, подошёл к скамье, опустился на землю перед Княгиней Ультра-Москвы и взял её за руки. — Даже для Полины первые опыты оказались страшно болезненными!

— Я выдержу, — заупрямилась Лилу.

— А демоническое тело? Его реакция на вмешательство в твоё сознание непредсказуемо!

— Андрей, я должна убить твои последние сомнения во мне и доказать себе — мы действительно в одной лодке, и она наплаву!


Оставив в помещении охраны Полю и свои тёмные очки, Властители Трикняжия двинулись за Ильсиной в тайное святилище. Впрочем, Иля практически сразу вернулась к Полине, предоставив Князю возможность посвятить в свои тайны сразу трёх Княгинь. Он не напрасно считал подобное мероприятие легкомысленным и небезопасным. Могло показаться, что Лилу и Лили, настроенная не столь решительно, как сестра, ослепли и потеряли дар речи. Всё, что они смогли сделать, так только схватить Андрея за руки. Эмма, напротив, просветлела, будто увидела отблеск Солнца. Оглядев изображения на стенах, она на минуту неслышно прошептала несколько фраз, а затем повернулась к застывшим посередине святилища Княгиням и взяла их за руки. Круг замкнулся.

К Властительницам медленно вернулся их привычный человеческий образ. На лицах Лилу и Лили разгладились иллюзорные морщины, порозовела кожа, глаза заблестели. Никогда ещё Андрей не видел Княгинь такими красивыми…


Ужин проходил непривычно тихо. Властители оставались под впечатлением от минут безвременья, проведённых в святилище, и не могли прийти в себя. Дженни и Яна не могли поверить, что ужинают в подобной компании. Ильсина и Полина переглядывались между собой и тоже молчали. Беседа возобновилась лишь после того, как на столе появился десерт и кофе.

— Дорогой Князь, а мы с сестрой и Эммой сможем познакомиться с творчеством группы «ДСП»? — кокетливо поинтересовалась Княгиня Северо-Запада.

— Теоретически, это возможно, — хмыкнул Андрей, взглянув на трёх «паломниц».

— Вероятно, Его Светлость желает, чтобы его попросили! Он это любит… — с улыбкой произнесла Эмма. — Андрюша, было бы странно выступить в Ультра-Петербурге, но не сделать этого в Ультра-Москве. Позволь мне поработать продюсером. Разумеется, я не рассчитываю, что концерт состоится завтра. Требуется отдых и репетиции. Может быть, послезавтра?

Андрей усмехнулся, пожал плечами и утвердительно кивнул. Сёстры заулыбались и вскоре отправились во Дворец. Как оказалось, на КПП их ожидали лимузины и охрана во главе с Жёлтыми Графинями. Там же дожидалась Эмму Зелёная Маркиза Ева.

— Дорогой, ты не хочешь переночевать в «Силиконе»? — поинтересовалась у Андрея «старшая» жена.

— Мечтаю! — с чувством воскликнул он. — Дженни с Яной останутся под присмотром Ильсины, а Полину я возьму с собой…

Покидая остров, Князь коротко переговорил с двумя своими спутницами по паломничеству. Разговор с Яной не занял и пары минут. Ей требовались лишь объятья Андрея и единственный поцелуй… Но с Дженни Князю следовало объясниться.

— Так получилось, что долгое время я вводил тебя в заблуждение, — произнёс Андрей, оставшись с ней наедине. — Прости меня…

— О, не извиняйтесь, Ваша Светлость! Я понимала, что мой Учитель не прост… — остановила его Джейн. — И Вы… останетесь для меня Учителем пока это возможно.

— Спасибо, Дженни! Я услышал ровно то, что хотел услышать, — Андрей кивнул и положил руки на женские плечи. — Знаю, что тебя беспокоит двусмысленность нынешнего положения. Ты не пользуешься смартфоном, планшетом и даже стареньким универсальным считывателем, но можешь поинтересоваться своим статусом у Ильсины. Князь не откажется от касающихся тебя обязательств, взятых Стариком. Но тебе интересно не столько официальное положение вещей, сколько наши дальнейшие отношения. Ты хотела пройти долгий путь со своим Учителем, а он не закончен. Более того, мы только начали его. Для тебя я остаюсь тем, кем был, невзирая на титулы.

— Тебе всё ещё нужны мои слова, наша музыка, беседы до утра на берегу Моря Мрака, мои руки, губы, мои объятья? — восклицала Джейн, пока Андрей не прижал её к себе. — Тогда всё хорошо, мой Учитель! Жизнь прекрасна…


Оказавшись на заднем сидении автомобиля между Эммой и Евой, Андрей чмокнул Маркизу в щёку и язвительно заметил:

— Стоило Князю уйти… на пенсию, как все переметнулись к новоявленной Княгине!

— Как тебе не стыдно! — возмутилась Эмма, но её муж уже вовсю щекотал сначала опешившую, а затем безуспешно отбивавшуюся от ласковых мужских рук Еву. Дело закончилось сладким поцелуем и признанием Андрея:

— Все знают, как я люблю свою Зелёненькую Маркизу! Что же мне и пошутить нельзя? Кстати, секретный агент Ким не замучилась преследовать нас в одиночку?

— Кто?! — ахнула Эмма.

— Она — профессионал!.. Не могла же я оставить своего Князя совсем без присмотра? — виновато произнесла Ева. — Все же знают, как я его люблю…

«Старшая жена» Андрея рассмеялась, и в этом смехе было столько неподдельной радости, что Маркиза посмотрела на неё с восторгом, а Полина обернулась с переднего пассажирского места и покачала головой: «Какая же Вы… чудесная, мама Эмма!»

Спать не хотелось никому, и Андрей, как в старые добрые времена решил устроить посиделки в ресторане отеля «Силикон». Но для начала всем потребовалось привести себя в порядок в «Золотом номере» отеля. В холле гостиницы они наткнулись на бессменного управляющего Фёдора.

— Хозяйка?! Я счастлив видеть Вас здесь, — вскрикнул он, увидев Эмму первой, но стоило Андрею снять с носа тёмные очки, как Фёдор остолбенел: — Неужели, и Вы вернулись домой, Ваше… Простите, но для нас это — грандиозный праздник, Хозяин! Мы скучали, Господин Андрей!

— Федя, мы же на «ты», вроде бы? — улыбнулся Князь и заключил управляющего в объятья. — Здравствуй, мой дорогой!

Старый и добрый знакомый Андрея ужасно не хотел расставаться с нежданным гостем, формально остававшимся хозяином гостиничного комплекса. Он отпустил его, только услышав слова, предназначенные Фёдору лично: «Ты же теперь управляешь и рестораном? Хотелось бы гульнуть, как в былые времена. Нет-нет, мы не голодны! Но есть желание выпить или даже напиться… вместе с тобой. Отказа не принимаю!.. Кстати, твои волнения по поводу вызова во Дворец беспочвенны. Конечно, обязательный срок твоего пребывания в сумеречном мире давно истёк, но ты мечтаешь остаться с нами, а я нисколько не возражаю. Загляни в свой электронный паспорт…»

В «Золотом номере» Андрея ждала ещё одна встреча. Дверь отворила Катрина. Она на удивление напомнила ему себя прежнюю — неожиданную соседку из тринадцатого номера. Присутствие моментально заволновавшейся Полины не вызвало у Кати никакой реакции. Зато на предложение Князя напиться в ресторане она отреагировала восторженно…

Вскоре компания расположилась во внутреннем дворике гостиничного комплекса, ресторан которого по требованию Евы был закрыт до утра «по техническим причинам». Андрей поочерёдно сидел в обнимку с пьяненькой Катей, с захмелевшим Фёдором, с абсолютно трезвой Евой… Он травил анекдоты, пел чудовищно неприличные частушки и порывался танцевать с Эммой и Полиной… Князь не уловил момент, начиная с которого Катрина принялась обниматься с Полей, целовать её щёки и называть дочкой. По щекам Полины потекли слёзы…

— Постой, Катюха, ты простила Полину? — подняв указательный палец, проговорил Андрей слегка заплетающимся языком.

— Почти… — мотнула чёлкой Катрина и тоже выставила вперёд указательный палец: — Сам Князь простил её! Значит, и я прощу, но… только после того, как мы выпьем на брудершафт! Федюша, попроси принести шампанского!

— Шипучку после водки?! — ахнула Ева.

— Молчи, Зелёная! — воскликнула Катя. — Ты ничего не понимаешь в любви, но я так люблю тебя, что научу всем ню… нюансам… Под бдительным оком Вероники я напою тебя до одури, а утром, когда тебе будет плохо… Отвратительно тебе будет, поверь старой алкоголице! И тут ты вдруг почувствуешь, что рядом с тобой находится ОН! Он будет отпаивать тебя шампанским, пивом, рассолом… Короче, что у него будет под рукой, тем и станет отпаивать… Положит тебе на лоб мокрую повязку и проследит, чтобы она оставалась холодной и влажной… Он на руках отнесёт тебя в прохладную ванну… А когда принесёт обратно, ты распахнёшь свои руки… Нет, ноги… То есть, тьфу! Что там у тебя есть?.. Всё распахнёшь навстречу ЕМУ!.. Вот такая она — любовь!

— А я и не знала! — прыснула от смеха Полина.

— Тебе ещё рано это знать, дочка! — снова мотнула чёлкой Катрина. — Да и не сравнивай себя с Евой! Она — Маркиза, а ты — жена!

— Кто?! — всплеснула руками Эмма.

— Андрюша, ты можешь как-нибудь устроить, чтобы из мира под Солнцем прислали наши паспорта? — Катя развязно положила на колени Андрея свои стройные ножки, обтянутые сетчатыми колготками. — Если сравнить даты в этих документах, станет ясно, что Эммочка — первая жена нашего бляду… Князя, я — вторая, а Полюшка — третья жена… Или вдова?.. Мрак вас, Властителей, поймёт!..

— Откуда ты можешь это знать? — Андрей даже протрезвел и принялся одёргивать короткую юбку Катрины.

— А я и не знаю… — пьяно улыбнулась ему Катя. — Я чуй-ству-ю!.. Как пить дать, этот прохиндей — наш дорогой Вадим Аронович состряпал Полине все необходимые документы, чтобы Томка не считалась безотцовщиной! Я ничего не путаю, дочка?..


Андрей испытывал дежавю. Сопровождаемый вздыхающей Эммой, он нёс на руках спящую, но крепко обнимающую его за шею Катю из ресторана «Силикон» в Золотой номер отеля. Как и несколько лет назад Андрей положил юную красавицу Катрину на постель в маленькой спальне, раздел её, поцеловал в изящный пупочек и укрыл одеялом. Катя недовольно забурчала, но после поцелуя в губы улыбнулась во сне, повернулась на бок и тихо засопела.

Словно повторяя чудесный сон, Эмма ждала мужа в тёмной гостиной у окна, освещённого огромной полной луной. Андрей замер на пороге. Он знал, что жена ощущает его присутствие, но не желает спугнуть очарование момента и не пошевелится, пока не почувствует прикосновение любимых рук. Эмма дождалась их, как и нежного, щекочущего поцелуя в шею. А Андрей снова услышал её смущённый шёпот и вздохи облегчения, когда нёс не тянущую ношу в хозяйскую спальню, целуя, раздевал и укладывал в ту самую, памятную им постель. Сейчас с ним была не молодая Княгиня, не ближайшая помощница, не жена даже, а любящая и любимая женщина…

— Я сильно изменилась, Господин? — тихо спрашивала она получасом позднее, прижимая голову Андрея к своей груди.

— Конечно, — целуя любимые им выпуклости Эммы, ответил он. — Мы оба изменились, но в данный момент это не имеет никакого значения…

— Ты похудел и… взаправду поседел, мой любимый! — неожиданно заплакала она. — Бедный мой…

— Эммочка! — опешил Андрей и принялся осушать её лицо поцелуями. — Ну, прибавилось седых волос — что за беда? Зато ты нисколько не постарела, всё такая же прекрасная, ласковая, смущённая, моя…

— Ах, если бы всё было так просто, ты бы взял меня в своё паломничество… Думаешь, мне очень нравится быть Княгиней?! А после того, как Князь заговорил о пенсии… Ты с ума сошёл, Андрюша?

— Наш сумеречный мир — царство матриархата! Зачем ему Князь? — тихо рассмеялся Андрей. — Властвуйте, девочки! А я буду разгуливать по Трикняжию, песни петь…

— В каждой шутке… — задумчиво произнесла Эмма, снова укладывая голову Андрея на свою грудь и поглаживая его заметно посеребрившуюся за последние месяцы шевелюру. — И в своём путешествии ты умудрялся перемещаться в тело Малыша, чтобы выстроить отношения с Конструктором, не подставляя под удар Княгинь…

— Я мог использовать для связи с Мраком подсознание Полины, после того как разобрался в нём, — вздохнул Андрей. — Но, в таком случае, мы потеряли бы Полю, как человека. Она стала бы придатком Князя Тьмы… Эммочка, я не отказываюсь от обязанностей Властителя Трикняжия!

— Я поняла это после того, как почувствовала на себе твой амулет, — Эмма повернулась к Андрею и заглянула в его глаза. — Ты постепенно готовил меня к переменам и знал, что воздействие амулета запустит новый этап моей жизни. На следующий же день со мной связались Княгини, чтобы уговорить меня принять власть официально. Уговаривать не пришлось, я чувствовала и понимала больше, чем знали они. Правда, ни Лили, ни Лилу даже не предполагали, что жена Андрея потребует личной встречи с ними и прямых, ясных ответов на несколько основополагающих вопросов. Не знаю, что творилось в их головах, но ответы были получены и… Я стала Княгиней Ультра-Новгорода, оставаясь женой Властителя Трикняжия… Выстроенная система власти в Новом Княжестве, отработанная техника перемещения в тело Малыша, налаженные коммуникации с Маркизами и высшими должностными лицами двух других Княжеств… Да, ты прекрасно подготовил почву для своего перехода… в другое измерение! Нет-нет, ты не отстранился от меня, от всех нас насовсем. Князь взял паузу, чтобы выстроить новую систему взаимоотношений… Ты стал ближе к силам Тьмы и… к своим подданным, как ни странно…

— Ты забыла о Свете, девочка моя! — Андрей нежно целовал веки прикрытых глаз своей Эммы. — За последние сутки я нащупал канал связи с силами Света… Не хочу обещать, но предполагаю, что впереди нас ждут радостные события…

— А ты, значит, будешь разрываться между Мраком и Светом? — Княгиня на минуту отстранилась от Князя, что ещё раз посмотреть в его глаза. — Разрываться и… бродяжничать, выявляя безобразия и беззаконие, открывая чудесные места и прекрасных людей. Замечательное и, несомненно, нужное занятие, но видеть тебя должны и мы — близкие люди твои!

— Не думаю, что мои паломничества будут столь длительны, как нынешнее, — вздохнул Андрей. — И… обещаю время от времени отрывать вас от насущных дел, чтобы показать наш мир во всей красе.

Глава 88. Я назову тобой дорогу

Наутро Катрина получила именно то, о чём спьяну рассказывала Еве и Полине в ресторане «Силикон». Она-то знала, к чему приведут её похмельные страдания. Жаль только, времени для блаженства, как всегда, оказалось немного. На вторую половину дня у группы «ДСП» была назначена репетиция.

Андрей никак не ожидал, что предстоящее мероприятие приобретёт такой размах. Продюсер Эмма договорилась о предоставлении для репетиций и выступления группы большого концертного зала «Альфа» неподалёку от острова Андрея. К подготовке немедленно приступил технический директор студии и гитарист Никита, из Ультра-Новгорода прибыли Иван и Руся, из Ультра-Петербурга — Николай и группа «Часы» в полном составе. Лишь барабанщик Ян отказался от участия в мероприятии, утверждая, что большие залы и шумиха не для него. Леди Еве пришлось спешно отправиться в отель «Калифорния» за новой барабанщицей «ДСП» Риной.

— Хорошенькая? — с улыбкой поинтересовалась у Андрея Эмма.

— Ритмичная, — сдвинул брови Князь и громко рассмеялся…

Оказавшись в зале, где вскоре должна была начаться репетиция, Рина побледнела. Она никак не ожидала, что её приглашают для выступления в зале, способном принять огромную аудиторию. Произвели на неё впечатление и многочисленные афиши, размещённые по всему городу: «Единственный концерт легендарной группы „ДСП“ в Ультра-Москве! Количество билетов ограничено». Одно дело, сыграть несколько композиций с незнакомыми музыкантами у себя в ресторане, но участие в масштабном выступлении — совсем другая история…

Вернувшему себе облик Старика в тёмных очках, Андрею пришлось увести девушку в подсобку для конфиденциальной беседы.

— Детка, не ты ли хотела встретиться с нами снова и даже войти в состав группы? — Андрей усадил Рину на диванчик у стены и, закуривая, расположился в кресле напротив. — Да-да, если завтра мы не опозоримся, и я не распущу команду, считай себя полноправным музыкантом «ДСП».

— Неужели, это — правда, Учитель? — распахнула и без того большие карие глаза невысокая брюнетка с собранными в тугой пучок волосами. — Вот и приезжавшая за мной Госпожа Ева сказала: «Я забираю тебя надолго». Она даже замену привезла.

— Какую такую замену? — не понял Андрей.

— Трёх очень симпатичных девушек — блондинку, брюнетку и рыженькую…

— Ага, — фыркнул Князь, — и кого выбрал Борис?

— Он забрал всех троих!

— Ай, да Боря! — засмеялся Андрей. — Как он дорого тебя ценит…

— Да, но в отеле осталась моя лучшая подруга… — грустно отозвалась Рина.

— Фрося? Так что же ты молчала?! Могла бы прямо сказать Еве: без подруги не поеду! Не волнуйся, будет тебе Фрося. С Борисом я договорюсь…

— Честно? — засомневалась девушка, но встала с дивана и подошла к Старику. — Можно мне поцеловать Вас, Учитель?

— Поцелуи только после концерта! — улыбаясь, Андрей усадил девушку на колени, лицом к себе, медленно снял с Рины кожаную косуху и приподнял пальцами её остренький подбородок…


К восьми часам вечера следующего дня концертный зал «Альфа» оказался набит зрителями в тёмных очках. Модный аксессуар с символикой группы продавали по сходной цене и в фойе зала, и перед входом в здание, и даже на вернисаже по-соседству. В первой половине двухчасового концерта приглашённые музыканты разогревали публику, медленно повышая эмоциональный градус представления…

Трудно сказать, что именно ожидали услышать и увидеть спрятавшиеся в ложе для почётных гостей Княгини, но реальность привела их в шоковое состояние. После нескольких минут полной темноты на сцену упало несколько лучей белого света. Ближе к зрителям оказалась «джинсовая» Дженни с соло-гитарой наперевес и Яна с микрофоном в руке. На её чёрной футболке красовались белые буквы: «Я — ДСП». Чуть сзади и правее Яны стоял за синтезатором седовласый Старик, левее — Полина со свирелью. В глубине сцены за блестевшей медью и хромом ударной установкой сидела Рина с банданой на голове и барабанными палочками в ловких руках. Остальные музыканты расположились в полутьме сцены…

Музыка обрушилась на слушателей полной мощью своих децибел сразу после предупреждения, если таковым можно было считать три удара палочек Рины друг о друга…

«Были времена и получше,

были и почестней.

Догорали дожди да весёлые путчи,

Умирали ночи без дней.

Были времена и построже,

а были просто — ешь, пей да гуляй.

Колотились и корчили пьяные рожи

песни наших весёлых стай.

Мама, это рок-н-ролл,

Рок — это я…»

Если люди в зале и растерялись, то лишь на минуту. Возможно, кто-то из них бывал в питерском рок-клубе. Некоторые наверняка присутствовали на концертах различных рок-музыкантов в Ультра-Новгороде в праздничные дни… Не важно. Одни зрители входили в резонанс с музыкой и затягивали в это состояние других, менее податливых… Вместе со старшими Княгинями Эмма в ложе уронила руки на подлокотники кресла и застыла с открытым ртом. На контрольный прогон её не пустили, чтобы не испортить свежесть восприятия живого звука…

Программа выступления группы «ДСП» не могла похвастаться продолжительностью из-за дефицита времени на подготовку, но финал Андрей задумал непростой и не столько лирический, сколько философский. Яна, Джейн, Полина и Руся образовали квартет вокалисток, чьи голоса должны были сыграть важнейшую роль в композиции…

«Закрылась дверь, он вышел и пропал,

Навек исчез — ни адреса, ни тени.

Быть может, просто что-то он узнал

Про суть дорог и красоту сирени…»

Зал затих, вслушиваясь во что-то смутно знакомое и ожидая откровения от седого музыканта…

«Пропавший без вести, я где-то замечал

Твои глаза, улыбку и походку —

Ты, исчезая, что-то мне кричал

О злой любви и требовал на водку.

Пропавший без вести», — подхватил женский квартет, —

«Я назову тобой дорогу…»

У слушателей отпала необходимость судорожно вслушиваться в текст, он плавно ложился на музыку и усиливался ею.

«Жизнь дорожает, выбившись из сил,

Зализывает раны после драки.

А ты на этом полотне светил

Мне подаёшь таинственные знаки.

Пропавший без вести, я знаю — ты живой.

Вас миллионы бродят между ними…

Смотрите на могилы с номерами

И на свой путь, очерченный прямой.

Пропавший без вести,

Я назову тобой дорогу.

Я назову тобой дорогу…»

После последних аккордов Старик незаметно исчез со сцены, оставив группу «ДСП» купаться в лучах славы без своего непосредственного участия.


Возвращаясь к мыслям о продолжении пешего путешествия по Трикняжию, но прислушиваясь к внутреннему голосу, Андрей решил скорректировать свои планы. По просьбе Яны и Джейн он оставил их с Ильсиной на острове, пообещав вызвать к себе в нужный момент. Сам Андрей отправился в гостиничный комплекс «Лебединое озеро». Катрина и Эмма, чьё участие в поездке он объявил обязательным, пытались прояснить детали, но Князь отвечал уклончиво: «Вы же никогда не были на огромной территории новых земель! Неужели не интересно?» По требованию Зелёной Маркизы из Ультра-Москвы выехало сразу три автомобиля. За руль первого, несмотря на протесты Евы, сел сам Князь. С ним ехала сама Зелёная Маркиза, Катрина и Полина. Вторая машина предназначалась Княгине Эмме, рядом с которой оказалась барабанщица Рина и Жёлтая Графиня Центрального Княжества. Инга уговорила Андрея и Лилу отпустить её в поездку, чтобы помочь Еве в обеспечении безопасности важных персон и произвести инспекцию новых земель. В третьем автомобиле находилась охрана под командованием специального агента Ким.

— Могла бы позволить Кимке пообщаться с Князем и его друзьями… — укорял Еву Андрей.

— Позднее пообщается, — безапелляционно заявила Зелёная Маркиза. — Сейчас она должна быть рядом, но не на виду…

Князя очень позабавила минутная заминка на КПП при выезде из Ультра-Москвы. Неопытный охранник не сразу открыл шлагбаум, хотя и получил уведомление начальства о проезде кортежа. «Тебе неизвестны номерные знаки автомобилей из княжеского автопарка, остолоп?!» — приоткрыв окно, выкрикнула Ева. Честно изображавший из себя княжеского шофёра с постной физиономией, Андрей рассмеялся в голос, едва миновав контрольно-пропускной пункт.

Первую остановку он сделал у отеля «Калифорния». Впрочем, заметив, что персонал гостиницы вместе с постояльцами собрался в ресторане у большого экрана телевизора, Андрей попросил Рину передать привет Борису и возвращаться поскорее. Перекуривая у автомобиля, он всё-таки заметил Ким у третьей машины, подошёл, обнял её и шепнул на ухо одно только слово: «Спасибо!» Ева с явным неудовольствием наблюдала за вольностями Князя, закончившимися коротким поцелуем… Вскоре из отеля вышла Рина и, подойдя к Андрею, с улыбкой проговорила:

— Они там смотрят концерт группы «ДСП» в Ультра-Москве на большом экране.

— А я и забыл, что сегодня запись нашего выступления показывают по ТВ, — хмыкнул Князь, глядя на светившуюся от счастья барабанщицу. — Раздала автографы?

— Нет, я решила не привлекать внимание. Успею ещё!

На выходе из гостиницы появилась подруга Рины — пухленькая официантка Фрося в сопровождении управляющего заведением Бориса. Навстречу им шагнула Ева.

— Добрый вечер, Миледи! — поздоровался Борис с уже знакомой ему Зелёной Маркизой. — Я вышел проводить Фросю и убедиться, что отдаю её в хорошие руки.

— Убедились? — заулыбалась Маркиза.

— О, да! Прекрасные люди в тёмных очках! — моментально отреагировал управляющий, но Еве показалось, что он смотрит мимо неё. Миледи не ошиблась, за её плечом возник Андрей, привлекая внимание Бориса: «Рад видеть Вас, Учитель!»

— Учитель? — переспросил Князь, путешествующий хотя и в тёмных очках, но в своём привычном облике. — Неужели я похож на того седовласого Старика?

— Не очень, — кланяясь, ответил Борис, — но я чувствую, что не ошибся, Ваше Величие!

Андрей подошёл и обнял управляющего отелем «Калифорния», а затем произнёс: «Я тоже рад тебя видеть, Боря! Надеюсь, ты не в обиде, что мы увозим твоих сотрудниц. Замена оказалась подходящей? Вот и хорошо… Выпить и закусить? Не сегодня. Но в следующий раз — обязательно… А в качестве компенсации прими в подарок эту коробку. Что в ней? Модные аксессуары — тёмные очки группы „ДСП“. Там их достаточно, хватит и сотрудникам, и нынешним постояльцам…»

В радостно-взволнованном настроении Фрося уселась в автомобиль к Рине, увидела там Эмму и остолбенела: «Вы?.. Вы — Княгиня Ультра-Новгорода?! Простите, Ваша… Светлость, о путешествии рядом с Вами я и мечтать не могла!» Движение кортежа продолжилось. Андрей с удовольствием подгонял головную машину, притормаживая только в тех местах, которые его спутники хотели подробнее рассмотреть через стёкла автомобильных окон. Комментарии Князя звучали по «внутренней связи». Естественные для близких людей, они изумляли новичков: Рину и Фросю, Ким и даже Полину, до сих пор не привыкшую к подобной форме общения.

К разросшемуся гостиничному комплексу «Лебединое озеро» автомобили подъехали глубокой ночью. Но и в неурочный час их здесь ждали.

— Всякий раз, появляясь у тебя, я вижу обновления! — здороваясь с Кузьмой, заметил Князь. — Чем порадуешь на этот раз, хозяин?

— Во-первых, Ваши указания исполнены в точности, Ваша Светлость! Старое или, как его теперь называют, историческое здание комплекса полностью в Вашем распоряжении. Что же касается новшеств, то ничего удивительного в них я не вижу. Ультра-Тверь активно развивается и расширяется. Наша территория скоро окажется на окраине небольшого города, в который превратился посёлок. К тому же, с некоторых пор люди приезжают к нам на отдых, а не только останавливаются проездом. Мы предоставляем для них все условия. Помимо новых корпусов отеля, уже принимающих гостей, готов к открытию небольшой киноконцертный зал. Её Милость Жёлтая Графиня по Вашей рекомендации посоветовала нам музыкантов для первого концерта. Они уже репетируют…

— Великолепно! — Андрей поднял вверх большой палец. — А Директор студии «Альфа» — Госпожа Катрина привезла с собой несколько фильмов для демонстрации в твоём зале…

— Лучшего старта и не придумаешь! — хлопнул ладонями Кузьма. — Надеюсь увидеть на открытии Князя и его спутниц.

— Да, мы остановимся в «Лебедином озере» на несколько дней.

— Вот и замечательно, — удовлетворённо кивнул управляющий, — а внутри отеля Вас ждёт приятный, как я думаю, сюрприз.

— Я его предчувствую, — улыбнулся Андрей. — Впрочем, не «его», а её…

Пока новые постояльцы гостиницы располагались в предложенных им номерах, Князь под бдительными взглядами Евы и Ким отправился в ресторан, где… заключил в объятья Ксению. Чрезвычайно важный и принципиальный разговор с ней Андрей отложил на час, в течение которого гости отеля перекусили и отправились спать. Зелёная Маркиза и Жёлтая Графиня не желали оставлять Князя без присмотра, но он мягко убедил их в необходимости разговора с Ксенией наедине. Ева проверила бдительность охраны гостиницы, определила обязанности и очерёдность отдыха своих подчинённых и только после этого отправилась спать вполглаза, сожалея о том, что Андрея не будет рядом. Она ошиблась. Под утро, закончив разговор с Ксюшей, Князь бесшумно проник в номер Маркизы. Ева почувствовала его появление, но не поверила ощущениям, открыла глаза и недоверчиво уставилась на Андрея в полутьме спальни. Он не стал обсуждать и комментировать свои поступки, быстро разделся, забрался под одеяло к своей маленькой Маркизе и прижал к себе её нагое тело, истосковавшееся по его теплу… В другом крыле отеля в этот момент поднялась с постели и начала проверку безопасности Жёлтая Графиня Центрального Княжества. Ей наверняка хотелось бы оказаться на месте Евы, но Инга стремилась увидеть новые земли, находясь в свите Князя и оставаясь при этом незаметной. Как это удавалось Графине с внешностью эффектной, потрясающе сексуальной блондинки, остаётся загадкой. Не иначе, как пригодились уроки перевоплощения, полученные от Властителя Трикняжия.


За завтраком Князь был непривычно рассеян, словно дожидался неведомого знака с таинственной улыбкой на лице. Первым таким сигналом стал приезд в «Лебединое озеро» полковника Софьи с двумя сотрудниками службы Стражей Закона. Их встретила Ксения, неожиданно занявшая с утра место портье исторического здания отеля. Соня не могла понять причины вызова к Его Светлости, а он не торопился их прояснять. Впрочем, это нисколько не помешало её общению со старыми знакомыми.

Второго сигнала Андрей дождался через пару десятков минут после приезда Софьи. К нему подошла Ксюша с широко распахнувшимися глазами и тихо произнесла:

— Вы оказались правы! Только что на телефон портье из моего бывшего, пустующего номера позвонила неизвестная, непонятно как попавшая туда женщина. Мне зайти к ней?

— Не надо так волноваться, Ксюшенька! — мгновенно ожил Андрей. — Мы же битый час с тобой ночью разговаривали, в том числе и о подобных неожиданностях. Не тревожься, я сам справлюсь с незнакомкой…

Сопровождаемый вопросительными взглядами Эммы и Катрины, улыбающийся Князь поднялся из-за стола. Перехватившей его по пути из ресторана Еве он шепнул несколько фраз и оставил её в полном недоумении… Трижды постучав в дверь, Андрей зашёл в номер к незнакомке. В крошечной гостиной там сидела миловидная женщина средних лет с золотыми кудрями волос на голове. Она с интересом посмотрела на мужчину и заулыбалась во весь рот:

— Здравствуйте, добрый Господин!

— Какой ещё «Господин»? — радостно засмеялся Князь. — С каких это пор дочь называет отца Господином?

— Я давно запуталась в совсем неоднозначном вопросе: кем мы друг другу приходимся? В одной жизни — Господин и его охранница. В другой — два близких человека, встретившихся на том самом Белом Свете. В третьей — отец и дочь, ни разу не видевшая папу при жизни. Наконец, сейчас…

— Главное из того, что ты сказала — два близких человека. Какая ты красивая, Тамара! — Андрей прервал женское многословие и заключил в объятья поднявшуюся из кресла Тому. — Ты оттуда?

— Конечно! — совсем не по-детски поцеловав его в губы, ответила она. — По-моему, такие роскошные золотые волосы можно получить только там. А в мире под Солнцем я была брюнеткой. Папа об этом знал?

— Догадывался! — заулыбался Князь. — Как же я рад тебя видеть, Томочка! Ты к нам надолго?

— Всего на несколько часов, дорогой мой Господин и папа Андрей! Да-да, прямой портал из Света в сумерки — это чудо, недолгое чудо…

— Это подарок!

— Спасибо, мой Учитель!.. Опять неправильно сказала? Это Ма так тебя назвала применительно ко мне! С её помощью и происходит мой короткий визит к тебе… с кучей подарков и посланием…

Осознав, как мало времени отпущено на передачу информации Князю Тьмы, на простое человеческое общение, они расположились в креслах у журнального столика… Собеседников прервали всего один раз. Ксения принесла кофе и бутерброды, с огромным интересом взглянула на златовласую женщину и удалилась. Тамара восторженно посмотрела на угощения — красная и черная икра, белая и красная рыба, ветчина, колбаса, сыр — и принялась уплетать бутерброды за обе щёки, продолжая общаться с Князем ментально.

— Какая же странная у вас здесь еда… — насытившись к окончанию обмена информацией, произнесла Тома вслух. — Очень вкусно! Моё временное тело в полном восторге…

— Это хорошо, — рассмеялся Князь, — но для тебя приготовлены и другие подарки…

Тамара вопросительно посмотрела на Андрея, и в этот миг в дверь номера постучали… Вошедшая в гостиную Полина с недоумением взглянула на Князя, а он кивнул на женщину с золотыми волосами, на глазах которой выступили слёзы… Поля всмотрелась в лицо незнакомки и ахнула:

— Тома! Дочка!

— Здравствуй, мамулечка! — Тамара выпрыгнула из кресла и прижала к себе мать, готовую свалиться в обморок…

Андрей встал у окна, открыл форточку и закурил. Он понимал, как много слов необходимо произнести дочери и её маме. Времени на это не было. Но обнимаясь, они интуитивно обнаружили в себе способность невербального общения друг с другом. Материнская любовь и любовь дочери к маме всегда найдут выход из положения…

Через некоторое время в номер зашли Катрина и Эмма. Вид держащихся за руки женщин и таинственно улыбающегося Андрея привёл их в некоторое замешательство, пока Катю не осенило:

— Внучка?! Тамара?!

— Какая юная у меня бабушка! — радостно рассмеялась Тома. — Здравствуйте! А Вы не узнаёте меня, Госпожа Эмма?

— Признать Вас трудно, златокудрая красавица! — заулыбалась Властительница Нового Княжества, глядя на пылкие объятья и поцелуи. — Но я… безумна рада видеть сильно изменившуюся, но по-прежнему нашу Тамару…

— И я рада, Ваша Светлость! Кое-кто наверху удивлён и обрадован тем титулом, который Вы нынче носите по праву. Меня просили передать Вам…

Поступок Томы вызвал смятение у присутствующих. Она подошла к Эмме, опустилась на одно колено и поцеловала руку Княгини. Поднявшись на ноги, Тамара обняла Эмму за плечи и что-то зашептала ей на ухо, отчего глаза жены Андрея расширились и заблестели. В довершение действа Тома мягко взяла в ладони голову Эммы и поцеловала её в лоб… Андрей готов был поклясться, что это сделала не сама Тамара, а другая удивительная женщина…

Недостаток времени для общения с Томой расстроил её друзей и родственников, но вникнув в ситуацию, они оставили Тамару наедине с Князем.

— Ты рада? — риторически поинтересовался он.

— Я счастлива! — откликнулась Тома. — Но у нас осталось, как минимум, одно важное незавершённое дело…

В номере появилась Ксения с новой порцией угощений и теперь уже спиртными напитками. Оставив их в гостиной, она хотела удалиться, но её остановили.

— Милая Ксения, — заговорила Тамара, — в моей странной по человеческим меркам и многогранной жизни есть особенный человек — мужчина, благодаря которому я стала такой… какая есть… Этот человек не верит в случайности. Вот и ты не случайно оказалась в этом отеле, встретила здесь Андрея и запустила новый виток своей жизни. Тебе хватило проницательности, чтобы поверить внутреннему голосу и закрепить особый статус за этим номером, «номером Ксении» в гостинице «Лебединое озеро». По сути, ты интуитивно подготовила создание здесь специального портала, благодаря которому сюда попала я. Со временем им воспользуются и другие люди. Вот такая получилась цепочка случайных, казалось бы, событий… Но мы не собираемся останавливаться на достигнутом, не правда ли?

— Что Вы имеете в виду? — Ксения заметно нервничала.

— Тамара прибыла сюда с добрыми вестями, — заговорил Андрей. — Одна из них напрямую касается тебя лично.

Он подошёл к Ксюше и положил пальцы обеих рук на её виски. Ксения даже не вздрогнула, лишь глаза её инстинктивно закрылись. Андрею запомнилось, как она доверилась ему сразу, в первый день знакомства. Он платил ей таким же полным доверием. Через несколько минут непрерывной передачи информации Ксюша покачнулась. Князь моментально подхватил её на руки и отнёс в спальню. Состояние женщины напоминало внезапный глубокий сон.

— Она справится? — тревожно поинтересовалась Тамара.

— Ксения? Лучшей кандидатуры не придумать! — без доли сомнений ответил Андрей. — Впрочем, она ещё не дала своего согласия на новую миссию. А без него, как ты знаешь, ничего не получится.

— Разве такая странная женщина, как я, может отказаться от такого удивительного предложения? — медленно приходя в себя, прошептала Ксения. — Теперь-то мне становится ясно, что вся предыдущая жизнь готовила меня… Мой Господин, разве я не говорила, что однажды стала Вашей навеки? Конечно, я согласна. Да!

— Ключевое слово произнесено, — повеселела Тамара.

Подойдя к постели, она сняла со своей шеи небольшой кулон на платиновой цепочке и повесила его на шею Ксюши. Та интуитивно взяла амулет в руки, поцеловала, и… он раскрылся. Ксения заглянула внутрь и ахнула.

— Я прекрасно знаю, в каком мире ты живёшь, Светлая Ксения, — произнесла Тамара. — Я сама прожила здесь целую жизнь… Ты не подведёшь нас, милая!..


Уж кого-кого Тома не ожидала увидеть в своём номере, так это — женщину в форме полковника Службы Стражей Закона. Но через мгновение она взвизгнула и бросилась Софье на шею:

— Сонечка, дорогая! Как же я тебя люблю!

— А?.. — опешила Соня. Она немного отстранила от себя женщину с золотыми волосами, всмотрелась в её лицо и… страшно побледнела: — Тамара? Живая?! Здесь?

Встреча двух давних подруг, не чаявших увидеть друг друга, превратилась в эмоциональную бурю. Вероятно, они долго не отлипали бы одна от другой, но в «Лебединое озеро» прибыл Илья, с опозданием отреагировавший на приглашение Андрея. Князь перехватил его в коридоре у стола улыбающейся дежурной по этажу.

— Что за спешка? Что случилось? — набросился на него взъерошенный, бородатый Профессор.

— Видишь ли, дружище, — нарочито спокойно произнёс Андрей, присаживаясь на угол стола и закуривая, — к нам с коротким визитом прибыл один человек. Я не простил бы себе, если бы вы не встретились…

— Ты оторвал меня от исследований в самый неподходящий момент!.. Постой! О каком человеке идёт речь? — в глазах Ильи читалось непонимание и… ожидание нового чуда от Его Светлости.

— Сначала ты успокоишься… Милейшая дежурная по этажу принесёт нам по пятьдесят граммов коньяку, а уж потом…

Как ни пытался Князь привести своего друга в состояние благостного покоя, тот с юношеским пылом ворвался в «номер Ксении», как только ему позволили это сделать, и… застыл посередине маленькой гостиной. Впрочем, через несколько мгновений Илья ожил и, сметая всё на своём пути, подлетел к поднявшейся навстречу женщине с золотыми волосами. Не обращая внимания на присутствующих, Профессор последовательно прикасался своими ладонями к женским щекам, плечам, груди и бёдрам, а затем повалился к ногам Тамары и принялся целовать её колени…

— Томочка, родная! Ангел мой небесный! — не стесняясь выражений и слёз, ручьями заструившимися по небритым щекам, восклицал Илья: — Спасительница моя прекрасная… Царица Тамара!

— Кто это, Господин Андрей? — Тома состроила уморительную гримасу, поглаживая нечёсаные мужские волосы. — Нет, мне рассказывали о том, что Профессор Илья стал Президентом Академии наук Трикняжия… Но где вы видели солидного учёного мужа с огромным жизненным опытом, который ведёт себя как мальчишка и… ни капельки не изменился за долгие годы? Даже самому выдающемуся человеку это не под силу!.. А Илюша может…


Решив, что шила в мешке не утаить, Князь попросил Ксению устроить обед в честь дорогой гостьи… Перед обедом он подошёл к Инге, всеми силами старавшейся не привлекать внимания, встряхнул её за плечи и нежно обнял за талию. Такая встряска была ей просто необходима. Неожиданно для себя Жёлтая Графиня поняла, что её окружают люди из другой жизни, другого измерения. «Нет, Инга, ты здесь не чужая, — зашептал ей на ухо Князь. — Тебе нужны доказательства? Зачем? Ты же не будешь оспаривать, что однажды признала меня своим Князем? А значит, сейчас ты — такая же взволнованная девочка, как барабанщица Рина и её подруга Фрося, например. Нет, неспроста ты находишься рядом со мной, и всё происходящее касается тебя так же, как и меня. Помнишь, как однажды я сказал самой сексуальной Графине Трикняжия, что она нравится мне? Оказалось, что никто до меня ей таких слов не говорил. Ей пели дифирамбы и панегирики, произносили страстные речи, клялись в верности на века… А простое человеческое „ты мне по нраву“ не произнёс никто… Не забыла?» Едва ли не впервые в жизни, Инга боролась с собой, чтобы… не заплакать, и крепко прижалась к Андрею всем телом… До конца дня, в свободное от выполнения своих обязанностей время, Жёлтая Графиня старалась держаться Рины и Фроси. Лучшая подруга барабанщицы группы «ДСП» откровенно побаивалась вельможной красавицы. А сама Рина неожиданно легко сошлась с Ингой, вероятно, потому что их свёл Учитель.

Около восьми часов вечера Тамара вышла на улицу под руку с Андреем и направилась к водоёму, давшему название гостиничному комплексу. Они тихо разговаривали, смеялись, сидя на скамейке, затем полезли купаться нагишом…

— Как у вас хорошо… — вернувшись на скамью, глубоко вздохнула Тома, с удовольствием оглядываясь по сторонам.

— А мы этого и не скрываем! — усмехнулся Князь, взгляд которого притягивали капельки воды на обнажённой груди златовласой красавицы.

— Если бы Господин только приказал, я осталась бы с ним здесь на всю…

— Прекрати молоть чепуху, детка! — фыркнул Андрей. — Где это видано, чтобы Князь Тьмы отдавал приказы посланцу Света?

— Я шучу, чудесный Господин… — обворожительно улыбнулась Тамара. — Но в каждой шутке есть доля… Скоро мне предстоит отправиться в обратный путь… Ты уложишь меня спать, Андрей?

— Конечно… Во сне подобное перемещение происходит легче, насколько я знаю.

Тома встала со скамейки, надела платье на ещё влажное тело и сняла с шеи странный амулет в виде ромба на цепочке благородного серого металла, матово поблёскивающего в свете луны. Надевая его на шею Андрея, она прошептала: «Это тебе… лично. Не думай, что никто не знает об особенном предмете, который ты передал Княгине Эмме… Не открывай его… до времени!»

В гостиничном номере Тамара за руку ввела Князя в спальню и… принялась целовать его взахлёб.

— Но, что ты делаешь, душечка? — неожиданно смутился Андрей. — На прощанье ты могла бы поведать мне вслух о своей жизни, то есть о жизни дочери Андрея и Полины, родной сестры Машеньки по отцу…

— На «громкий» разговор об этом не хватит и месяца, а «тихо» я уже всё тебе рассказала… Моя жизнь в мире под Солнцем принесла и радости, и печаль, и счастье, и горести, но она закончилась. Тебя смущает, что там я была твоей дочерью? Но ты прекрасно знаешь, как это происходит. Вы с Полиной зачали ребёнка, девочку, в которую силы Света вдохнули душу, мою душу… Не имея возможности общения с отцом, я чувствовала твоё присутствие каждый день на протяжении целой жизни, хотя долгое время не могла осознать этого своим юным умишком. Это потрясающий опыт, какого нет даже у тебя! О тебе мне рассказывала мама Поля, я рассматривала твои фотографии… и не сразу, с годами, постепенно вспоминала наши встречи, наше общение в тёмном мире и на Свете Белом… Удивительно, но я интуитивно чувствовала нашу связь и в раннем детстве, но маме было сложно справляться с невероятной информацией, исходящей от ребёнка, и она стала называть её «странными фантазиями». А Машенька понимала, что я говорю правду!.. Она ещё там… старенькая совсем… Скоро у неё случится переход в новый, второй жизненный круг. Маша — юная сущность, не обременённая грузом памяти многих жизней. Вот она-то пока ещё — только твоя дочь, а я… Знаешь, что перед коротким визитом сюда, к тебе, мне сказала Ма? Напутствуя меня, она говорила: «Тамара, ты отлично знаешь, в какой мир отправляешься. Неполные сутки, которые ты там проведёшь, не позволят тебе пуститься во все тяжкие, даже если очень захочешь. Но и стоически противиться эмоциональному порыву не обязательно, когда речь идёт о чувствах к особенному для тебя человеку».

— Узнаю чудесную Ма — образец всепрощения и дипломатии… Но она что-то не договаривает, — задумался Андрей. — А в сумеречном мире ты прежде… много и с удовольствием общалась с Соней, да и с Ильёй…

— Ты заставляешь меня краснеть, Князь Тьмы… В сумеречном мире я хотела остаться с тобой наедине с тех пор, как впервые увидела! Помнишь? Там, в подземелье… Не считая моего хулиганства в больнице, несколько раз мы были в шаге от того, чтобы… Но всякий раз что-то мешало… Разве это справедливо, не ощутить тепло желанного мужчины, которому ты нравишься? А помнишь наши дни на Белом Свете? Невероятно тонкая душевная близость! Мне было обидно, что прекрасные лёгкие тела не позволяли…

— Не выдумывай, Тома! Там достаточно пожатия рук, взгляда…

— Конечно, — легко согласилась она. — Это я сегодня нафантазировала… Ждала тебя и… мечтала… Хотя бы раз!.. Нынче я не привлекательна в глазах Светлого Князя Тьмы? Или тебя отталкивают мои золотые кудри?

— Ты — несносная девчонка, царица Тамара! — вздохнул Андрей. — Но я обещал уложить тебя спать… Ты желаешь уснуть в платье?

— Платье я оставлю маме… на память… Хочу, чтобы ты смотрел на меня… — не дожидаясь, пока он переступит тонкую грань их отношений в обратном направлении, Тома стянула через голову красное платье, обтягивающее её стройную фигуру. — По меркам сумеречного Трикняжия моё тело достойно поцелуев?

— Более чем, — усмехнулся Андрей. — Забавная история: посланница Белого Света соблазнила Князя Тьмы…


Незадолго до полуночи он тихо выскользнул из-под одеяла, оделся, но казавшаяся спящей Тамара капризно застонала и отрицательно замотала головой, разбрасывая по подушкам золотые локоны. Князь вздохнул, приблизился к постели и поцеловал лоб, а затем и губы бывшей охранницы из службы Софьи, спасшей Илью ценою своей жизни.

— Вот мы и породнились снова, — тихо проговорил он. — Но посланница Света что-то утаила от Князя Тьмы…

— Разве от тебя можно что-то утаить? Да, моя мечта исполнилась. Ты поделился со мной своим теплом так искренне, что мы породнились… И… твоя Тамара возвращается домой, чтобы стать тонким проводником между Князем и некоторыми его друзьями… Я люблю тебя, Андрей, — прошептала она и, услышав его ответ, блаженно улыбнулась и крепко уснула…

Глава 89. Гостья с Золотой картой

Князя ждали в зале ресторана. Он вошёл туда задумчивым, сел за стол, закурил, принял из рук Ксении стакан виски с колой, но отвечал невпопад, словно его сознание путешествовало где-то вне тела.

— Как там наша гостья? — поинтересовалась Эмма. — Довольна ли своим визитом?

— Да, — Андрей вздрогнул от голоса жены, — всё хорошо. Только нашей гостьи здесь больше нет…

— Как это? — ахнула непривычная к трансформациям и метаморфозам Ксюша.

— Так скоро? — не удержалась Катрина и принялась утешать заплакавшую от переизбытка чувств Полину.

— Но как же хорошо, что она посетила нас! — улыбаясь сквозь выступившие на глазах слёзы, воскликнул Илья. — Живая…

— Да, к нам заглянуло Солнышко… — выдохнул Андрей. Он резко опустошил свой стакан и перешёл на деловой тон: — Впереди нас ждут перемены и неожиданности, надеюсь — приятные. Ближайшие сутки предлагаю всем присутствующим отдыхать и наслаждаться общением. Дела подождут даже нашего дорогого Профессора и полковника Софью. Поверьте мне, иногда необходимо делать паузы в каждодневной работе, иначе она превратится в досадную рутину. Остановимся хотя бы для того, чтобы осмыслить реалии нашей жизни и свою роль в ней…

«Что-то не так, Андрюша?» — тихо спрашивала Андрея Эмма в спальне княжеского номера. Сон ему не требовался, но Князь хотел забыться на пару часов, а вместо этого ворочался и кряхтел. «Вообще-то, всё хорошо, и впереди у нас множество новых, чудесных открытий и… связанных с ними проблем, разумеется, — понимая, что заснуть не удастся, открыл глаза Андрей. — А я… Визит Тамары оставил ощущение недосказанности, светлой тайны, которую мне только предстоит разгадать… Какое счастье, что ты рядом, Эммочка…»


Днём Князь отправился в новенький, с иголочки, концертный зал «Лебединое озеро», где репетировали приглашённые на открытие музыканты. С их лидером Андрей в образе Старика познакомился во время репетиции группы «ДСП», перед выступлением в Ультра-Москве. Стан, как называл себя этот мужчина, поблагодарил его за возможность присутствовать на репетиции и попросил прослушать музыку своей команды, карту памяти с которой тут же и передал Учителю. Однако Князю не требовалось слушать записи для получения первого, поверхностного впечатления. Он подключился к памяти Стана, заинтересовался творчеством группы «Рандеву» и пообещал связаться с ним в ближайшее время. Чисто мужской коллектив играл музыку, с которой Андрей не успел познакомиться в мире под Солнцем. А родилась она, как понял Князь после внимательного прослушивания, именно там, витиевато переплетаясь с реалиями сумеречного мира.

Дабы не раскрывать карты раньше времени, Андрей вошёл в концертный зал в образе Старика и в сопровождении Евы. Расположившись в полутьме зрительного зала, они наблюдали за репетицией и слушали музыку, пока их присутствие не обнаружил Стан.

— Вообще-то, посторонним сюда вход воспрещён, — воскликнул он. — Но, кажется, мы знакомы?

— Привет, Стан! Здравствуйте, ребята! — весело ответил Андрей, ласково расплетая объятья Евы, нашедшей место и время для поцелуев.

— Какая хорошенькая и молодая подружка у седовласого Учителя! — не удержался от комментария один из музыкантов, глядя на приближающую парочку. — Познакомите?

— С удовольствием! — сверкнул зубами Старик. — Перед вами Зелёная Маркиза Нового Княжества, Леди Ева…

— Простите, Миледи! — смертельно побледнел музыкант.

— Какими пугливыми стали молодые мужчины! Седовласые старцы — куда смелее! — рассмеялась Ева. — Здравствуйте, мальчики. Мне нравится ваша музыка. А со Станом мы уже общались по телефону…

— Здравствуйте, Ваша Милость! — кивнул он. — Спасибо за приглашение в это чудесное место…

— Пожалуйста! Но благодарить следует не меня и даже не Жёлтую Графиню, — Ева кивнула на Старика, с разрешения музыкантов уже сидевшего за синтезатором и перебиравшего клавиши…

— Благодарности принимаю только музыкой, — отмахнулся Андрей. — Кстати, для полной искренности отношений, не мог бы ты ответить на один вопрос, Стан? Откуда она — ваша музыка?

— Сложный вопрос, Учитель! Хотелось бы сказать, что я пишу свои мелодии и тексты, но это не совсем так. Мне кажется, что эти композиции скрыты в моей памяти и появляются в голове время от времени. Если случается такой праздник, я делюсь музыкой с друзьями, — Стан широким полукругом указал на троих музыкантов своей группы, — а затем со слушателями, с вами… Разумеется, это происходит, когда нам удаётся достойная аранжировка.

— Ответ принят, — кивнул Старик. — А в награду за искренность послушайте это…

Андрей начал извлекать из инструмента медленную, лирическую мелодию, а через минуту запел…

«Если б мне такие руки,

Руки как у Великана,

Я б сложил их на своих коленях,

Сам сидел бы тихо, тише вздоха, тише камня…»

У Стана округлились глаза, его музыканты пооткрывали рты. Лишь Ева ничему не удивлялась, но слушала, затаив дыхание…

«Если б мне глаза такие,

Чтоб всё видели, преград не зная,

Я б закрыл их плотно-плотно,

Сам сидел бы тихо, головой качая,

Головой качая…»

Музыка будто вливалась в Еву со всех сторон, и ей казалось, что Андрей поёт только для неё…

«Если бы залилась ты смехом,

С ветром косами играя,

Я летел бы вслед за эхом,

Дивный голос догоняя, догоняя…»

— Это же… — только и смог выговорить Стан, когда в зале повисла тишина.

— Теперь это — ваша песня! — с улыбкой закончил за него фразу Старик. — Возможно, она прилетела бы к тебе и без моей помощи, а я лишь ускорил процесс…

Вопросов у музыкантов оказалось куда больше, чем ответов у Андрея. Но песню Стан принял сразу и начал упрашивать Учителя исполнить её на концерте. «Это — ваша песня и исполнять её следует вам, в вашей аранжировке, вашими голосами, — отрицательно качал головой Старик. — Работайте! До завтрашнего вечера времени для репетиций хватит. А я, быть может, приготовлю для вас ещё один сюрприз…» Андрей заиграл ещё одну лирическую мелодию и предложил музыкантам импровизацию на тему…

Ева тихо сидела в кресле первого ряда зрительного зала и слушала, но стоило Князю закончить общение с музыкантами группы Стана, схватила его за руку и повела в небольшой тёмный кинозал, соседствующий с концертной площадкой. Она усадила Андрея в ближайшее к проходу кресло, забралась на мужские колени и, обнимая, прижалась к нему. Слова не требовались…

В послеобеденное время Князя оккупировала Катрина.

— В «Лебедином озере» очень красиво, и на завтрашнем концерте я хочу побывать, — заговорила она. — Но ты обещал показать мне Новое Княжество, а мы туда не торопимся…

— Не спеши, Катюша, — улыбнулся Андрей. — Ничего плохого на студии «Альфа» в твоё отсутствие не случится. Алинка прекрасно справится… А завтрашний день ты запомнишь надолго, поверь мне!

Катя пожала плечами и… поверила. Её неожиданно отпустил груз забот, сознательно взваленных на плечи, и сомнений, бередящих душу. Катрина почувствовала себя беспечной девчонкой в ожидании чуда.


К удивлению близких людей, около полуночи Андрей в одиночестве ушёл в «номер Ксении», превратившийся в таинственный портал. В комнатах было пусто, впрочем, Князь и не предполагал встретить кого-то здесь в этот час. Он разместился в маленькой гостиной, курил и медленно потягивал «Chivas Regal» из принесённой с собой бутылки. Погружённый в размышления, после наступления полуночи Андрей начал прислушиваться к каждому шороху. Чего же он ждал? Отвечать на этот вопрос Князь не стал бы даже Эмме, столь фантастическими казались мысли, роящиеся в его голове…

Миновало три часа новых суток, но ничего не происходило. Однако Андрей не расстраивался и не торопил события. Вскоре его долготерпение было вознаграждено… Как ни чутко работали органы чувств Князя, момента изменения, произошедшего в номере, он не почувствовал. Вероятно, миновало несколько минут, прежде чем Андрей осознал — портал сработал, подтверждением чему стала слегка скрипнувшая в спальне кровать… Заглянув туда, Князь увидел лежащую спиной к нему женщину, мирно спавшую поверх покрывала. Он сдерживал порыв — разбудить или хотя бы рассмотреть её поближе… Андрей вернулся в гостиную, выпил ещё немного виски и закурил очередную сигарету. Появление новой гостьи заставило его сердце биться часто и громко… Он слышал, как несколько минут спустя женщина проснулась, поднялась с кровати и вышла из спальни, но не решался оторвать взгляд от пепельницы, стоящей на журнальном столике…

— Как же у тебя накурено, — произнесла она. — Открой окно, папа!

— Да… — хрипло выдавил из себя Андрей и, лишь приоткрыв форточку, поднял глаза. Перед ним стояла женщина, которую он не мог не узнать. — Машенька!

— Папочка! — дочь неловко обняла отца и прижалась щекой к его груди. — Я так ждала этого момента и даже начала сомневаться, что подобное возможно… Но мы… снова вместе!

— Какое счастье! — выдохнул из себя Андрей, сжимая в руках своего очень взрослого ребёнка.

— Папа, так ты раздавишь свою престарелую дочь!

— Посмотри на себя в зеркало, старушка! — рассмеялся Князь…

Мария сдвинула брови, вышла в маленькую прихожею, нашла зеркало и… «Не обманул дед Вадим, — прошептала она, касаясь пальцами своих щёк. — Неспроста он говорил: нечего пугать близких и родных людей сединой и морщинами… Но я совсем не помню, каким образом обрела нынешнюю внешность… По-моему, мне снилась женщина с дивными глазами и чудесной улыбкой…»

— Папа, я красивая? — повернулась она к Андрею.

— Ещё бы! Конечно, для отца ты всегда самая красивая девочка, девушка, женщина, старушка… — посмеивался он. — Но взгляд Князя Тьмы не обманешь… А твоя настойчивость (или упрямство?) не знает границ. Хотела приехать к нам в гости — приехала, несмотря ни на что. Захотела посмотреть, как живут в тёмном мире папа и мама…

— Она здесь?! — вскинула на него взгляд Маша.

— Конечно, — Андрей ответил так мягко и душевно, что у дочки защемило сердце. — Разве я мог допустить, чтобы она пропустить такое событие… Будем будить?

— Нет-нет… Но ты не мог знать наверняка, а ждал и… встретил свою упрямую дочь! Папочка…

Незаметно покинув здание через служебный вход, отец и дочь отправились к водоёму. Мария с интересом смотрела по сторонам и удивлялась. Она ожидала увидеть куда более мрачную картину. Особенное внимание Маши привлекла «голубая» вода. «На неё не любоваться надо, — заулыбался Андрей. — Купание в такой воде — полный восторг!» К изумлению дочери, отец быстро разделся и нырнул в «Лебединое озеро». Мария видела, какое удовольствие получает папа и как зовёт её присоединиться к купанию, но колебалась. Доверие победило смущение. Оглядевшись по сторонам, Маша последовала примеру отца… Ах, как он был прав! Подобных ощущений от соприкосновения тела с водой она никак не ожидала…

— При случае, снова посмотрись в зеркало! — воскликнул Андрей, укутывая дочь банным полотенцем, прихваченный в гостиничном номере.

— А что случилось? — не поняла Мария, чувствуя, как по телу разливается тепло и ощущение невероятной лёгкости и свободы.

— Ты помолодела ещё лет на пять, как минимум. Я нисколько не преувеличиваю! — радостно ответил он, доставая сигарету из пачки и нисколько не стесняясь своей наготы.

— Теперь мне становится ясно, каким образом тебе удаётся сохранять прекрасную физическую форму, — хмыкнула она, выжимая воду из копны волос. — По-моему, ты нисколько не изменился со времени нашей встречи в Москве, только поседел заметно…

К ним, улыбаясь, приближалась Ксения с перекинутыми через левую руку полотенцами. В правой руке она несла корзинку для пикника. «Ого! — рассмеялся Князь, увидев её содержимое. — Ещё не наступило утро, а мы начинаем гулять? Не спится тебе, Ксюша? Значит, будешь есть и пить, но только после купания». Сохраняя на лице улыбку, Ксения пожала плечами, без всякого стеснения сняла с себя одежду и нырнула в водоём. С удовольствием глядя на неё, Андрей чувствовал, что от дверей отеля за ними наблюдает ещё одна женщина. Он мысленно позвал её к себе. Маша заметила приближающееся к ним в ночи новое лицо не более чем в десяти шагах от себя, и через мгновение вскочила на ноги, придерживая спадающее полотенце: «Полина! Подружка моя… Сестричка! Это ты?!» Последние метры, отделяющие её от Машеньки, Поля преодолела в два прыжка, чтобы немедленно заключить подругу в объятья… Если задуматься, за последние сутки на Полину обрушились столь невероятные события и переживания… Приятные переживания!.. Не желая мешать девчонкам и принимать участие в слёзной сцене, Андрей подошёл к бассейну, помог Ксении выбраться из воды и тщательно вытер женщину, несколько раз встретившись с ней губами. Сидя на скамейке, они вдвоём выпили по глотку коньяка, извлечённого из корзины, и лишь после этого Князь заговорил:

— Не съешьте друг друга, подружки-веселушки. Обещаю, что времени для общения у вас впереди предостаточно. Познакомься с моей чудесной помощницей и другом, Машенька! Ксюша уже поняла, что ты — моя дочка, о которой она слышала неоднократно… Кстати, и тебе будет полезно познакомиться с Ксенией, Полина!

— Так мы же знакомы? — растерялась Поля.

— Не совсем, — хитро сощурился Князь. — Ты ещё не знаешь о том, что уже несколько часов она является эмиссаром Светлых Сил в Трикняжии? А тебе, Ксюша, необходимо знать, что помимо всего прочего, Полина — эмиссар Тёмных Сил, твой оппонент в деле сохранения равновесия, так сказать…

Растерялись обе участницы представления, но Ксения сделала первый шаг навстречу Поле, а та раскрыла ей дружеские объятья… «Что тут у вас творится, папа?» — озадаченно шепнула Маша в отцовское ухо, держась за плечо Андрея. Он ответил неопределённым жестом. Да, она и сама понимала — потребуется время, чтобы во всём разобраться. И в этот момент Ксения задала вопрос, на который не решались ни Андрей, ни Полина:

— Вы к нам надолго, Машенька?

— Возможно Вам известно, Ксюша, что однажды, давным-давно в тёмном мире появился мужчина — Гость с золотой картой, — хитринка в глазах Марии не оставляла сомнений в её происхождении. — Теперь здесь оказалась его дочь — Гостья с такой же картой и… особенным амулетом… А впереди целая жизнь…


Эмма крепко спала большую часть ночи в княжеском номере отеля, рядом со своей названной сестрой Катриной. Под утро ей приснилась Москва в тот день, когда они с Андреем заехали на остров, а уезжая, наткнулись на Катю. Только во сне на месте Катрины оказалась другая, смутно знакомая ей женщина, весёлая и жизнерадостная… Эмма проснулась в отличном настроении, с предчувствием неведомого ей, светлого, чудесного события. Она выглянула в окно и увидела неожиданный пикник полуночников у «Лебединого озера». Детально разглядеть его участников на расстоянии не удалось, а подключиться к сознанию мужа не получилось. Андрей явно решил скрыть от неё что-то любопытное или подразнить. Эмма разбудила Катрину со словами: «Просыпайся, сестрёнка! Нас ждут водные процедуры в хорошей компании…»

Они не миновали ещё и половины пути от парадного подъезда отеля до водоёма, как вдруг Катя взвизгнула на всю округу и понеслась бегом к людям у «Лебединого озера». Руки Эммы затряслись, она поставила поднос с кофейником рядом с песчаной дорожкой, чтобы не уронить его. Княгиня уже понимала к кому так спешит Катрина…

— Машенька! Доченька! Родная моя! — не веря своему счастью, восклицала Катя, которой сейчас при всём желании нельзя было дать и двадцати пяти лет на вид. Её дочь выглядела замечательно, но несколько старше матери и выше её на полголовы. Лишь после того, как они нагляделись друг на друга, наобнимались и нацеловались, Маша с улыбкой произнесла:

— Так вот какая Катенька нравится моему папе!

— Твоему отцу по душе твоя мама, как бы она не выглядела! — фыркнул Андрей. — Но Катрина всегда стремится к идеалу… Кстати, моей дочери пора познакомиться с ещё одной красавицей!

Мария слегка отстранилась от Кати и взглянула на женщину, которую обнимал её отец… «Мама Эмма! Какая же ты… прекрасная! Как же я рада видеть тебя! Это чудо! Ты выглядишь, словно… Светлая Княгиня…» — восклицала Маша, взяв Эмму за руки. Кивая в ответ на вопросительный взгляд дочери, Андрей пояснил, что с недавних пор Эмма — не только жена Князя, но и коронованная Властительница Нового Княжества. Впрочем, сейчас это не имело значения…


— Катя, Полина… Они матери твоих дочерей, — с грустью обратилась к Андрею «старшая жена» вечером следующего дня, собираясь на открытие концертного зала. — Конечно, я чувствую родственную связь с Машенькой, но…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 757