электронная
360
печатная A5
683
18+
Минус два *1

Бесплатный фрагмент - Минус два *1

Роман

Объем:
494 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5099-3
электронная
от 360
печатная A5
от 683

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Кто любит, тот любим, кто светел, тот и свят»

Анри Волохонский

«К высотам светлых истин

Во мрачной бездне ключ»

М. К.

Часть первая. Испытание

Глава 1. Старец

«Боже, зачем я проснулся?!» — подумал Андрей, силясь приподнять отёкшие веки. Утро? День? Точно — не вечер. Июньское солнце ярко освещало комнату, искрясь, блестя и отсвечивая на стёклах, посуде, полировке мебели. Это было нестерпимо, и Андрей спешно прикрыл глаза. Тупая боль ржавым гвоздём блуждала где-то в недрах черепной коробки… Понятно, что уснуть уже не удастся, но снова открывать глаза, а уж тем более подниматься, вставать… О, это решительно невозможно! И тут же, совершенно некстати, резко пересохло во рту. Жажда накинулась на него высохшей промасленной тряпкой. Пить! Но вставать?! Немилосердно костеря всех виноделов «от Адама до сегодняшнего срама»*, припомнив и старика Менделеева, Андрей с нечеловеческим стоном приподнялся и опустил ноги на пол. Только после этого он заставил себя снова приоткрыть глаза, да и то лишь настолько, чтобы хоть как-то ориентироваться в пространстве. Однако даже столь невеликое маневрирование собственным телом не прошло даром. Комната покачнулась и стала заваливаться на бок, в глазах потемнело, к горлу стало подкатывать… «Совсем худо», — подумал Андрей и, от напряжённой работы мысли ржавый гвоздь, поселившийся в его голове, впился в правый висок. Дабы безвременно не покинуть список живых, явно следовало более не думать и глаз не открывать. Кое-как встав на ноги, маленькими неверными шажками он донёс своё непослушное тело до ванной комнаты. На ощупь включил холодную воду на полную громкость и присосался к крану, больно ударившись зубами о металл… О, блаженство тепловатой, хлорированной водопроводной воды! Почти утолив нестерпимую жажду, Андрей с удивлением отметил, что источник не иссяк и сунул голову под струю. Колени его томно подогнулись, а глаза приоткрылись. В ванной было чудесно: темно и прохладно. Решение остаться здесь навсегда, в крайнем случае до заката солнца, пришло естественно и неоспоримо. Как вдруг со стороны кухни раздались звуки человеческой деятельности, перекрывшие мерный плеск воды и вялое течение мыслей.

«Галлюцинация!» — решил Андрей, но всё-таки приподнялся с такого сладостно прохладного и трепетно родного кафеля, шумно вздохнул и принялся себя ощупывать. На мокром от капающей с волос воды теле он нашёл главное. Главными были трусы. «Та-ак!» — заранее кривясь перед очередным укусом головной боли, сопровождавшим любую мало-мальски выдающуюся мысль, подумал он: «Кто же там засел, ей Богу?!» Что двигало мужчиной в этот момент — неведомо. Первые ростки любопытства, возрождавшиеся в слабом ещё теле и заново формирующемся мозге? А может, запрограммированный от рождения страх перед снующими тут и там матёрыми натовскими шпионами? Бог весть! Однако, приоткрыв дверь ванной комнаты настолько, чтобы просунуть красный и слезящийся от непосильной работы глаз, Андрей, с упрямством, достойным лучшего применения, принялся фокусировать взгляд на кухонном столе. Спустя некоторый, никем, к сожалению, не отмеренный исторический промежуток времени, цель была достигнута, но без особого результата. То есть, стол Андрей видел ясно, но на столе, за столом, под столом никого не наблюдалось. Зато с самим столом произошла необъяснимая метаморфоза. Даже по самым скромным расчётам, он обещал быть заваленным тарелками с остатками вчерашней закуски, опустевшими немытыми рюмками, объедками, окурками и прочими продуктами бурной человеческой жизнедеятельности. Однако же, сегодняшний стол сиял нездешней чистотой, посреди него возвышалась большая миска с невероятно овощным салатом, а рядом, на подставке, отдувалась явно только что снятая с огня и накрытая крышкой сковорода. Распространяющийся со скоростью запаха аромат заставил улыбнуться даже измождённый пищеварительный тракт трагически ослабленного тела. «Неужели я умудрился познакомиться с престарелой студенткой кулинарного техникума?!» — с детской непосредственностью прикинул Андрей. Он ещё раз тщательно себя ощупал и, решив, что думать всё равно больно и неэффективно, решительно выдвинул ногу за дверь.

На кухне, прислонившись плечом к холодильнику, стоял и с интересом посматривал на Андрея мужчина, возраст которого не поддавался определению: русые волосы с сильной проседью; совсем уж седые, но весьма благообразные усы и борода; чёрные с блеском улыбающиеся глаза, окружённые множеством мелких лукавых морщинок. 50? 60? А может все 70 лет? Андрей от неожиданности рухнул на табуретку подле стола.

— Э-э-э… — хрипло протянул он, с трудом узнавая собственный голос: — Здравствуйте!

— Здравствуйте, молодой человек! — приятным, неожиданно свежим тенором откликнулся незнакомец, улыбаясь и продолжая вытирать вымытую до блеска рюмку невесть откуда взявшимся чистейшим полотенцем. Голосовые связки Андрея совсем уже собрались восстановить временно утраченную работоспособность, но мозговых импульсов не поступало. Совсем не поступало! Пауза затягивалась. К счастью, на помощь пришёл гость: — Я тут похозяйничал немного. Подумал, что Вам утром, ну собственно, уже днём… будет трудновато. Да и организм потребует оперативного вмешательства.

Незнакомец поставил перед Андреем рюмку, достал из недр холодильника запотевшую бутылку «Столичной», быстрыми и точными движениями нарезал несколько ломтей мягчайшего, даже на вид, чёрного хлеба. А в довершении действа, снял крышку со сковороды. Оттуда выглянула румяная картошечка с золотистым лучком и грибочками. Рюмка была налита, Андрей только мотал в недоумении головой, и вдоль, и поперёк, и по кругу…

— А Вы? — прохрипел он.

— С удовольствием! — вторая рюмка появилась и наполнилась в мановение ока. У ещё пять минут назад полуживого Андрея слюнки были готовы потечь изо рта.

Ах! Содержимое рюмки упало внутрь содрогающегося чрева. Но горячая картошечка, грибочки, сочный салатик сделали процесс мягким и чрезвычайно приятным. Вторая доза легла уже на специально подготовленное место…

— Спасибо! Это просто замечательно. Но, извините… — заговорил Андрей окрепшим голосом.

— М-да, я так и предполагал… — продолжил незнакомец. — Однако, выпиваете, молодой человек!.. Меня вчера пригласил Станислав.

— Стас?

— Именно. Вас зовут Андреем, а меня…

— Воланд?! — выпалил Андрей и поперхнулся самым маленьким грибком.

— Эка Вы задвинули, ей Богу! Начитаетесь книжек, и мерещится всякое. Зовите меня просто Вадим Аронович.

— Угу, — произнёс Андрей, прокашливаясь, — и…

— Боже милосердный, да Вы совсем ничего не помните?! Я снял у Вас комнату на полгода. Вон там, на полке лежит задаток.

— Комнату… На полгода? Класс! — пробормотал хозяин квартиры и посмотрел на полку, где и в правду виднелись краешки купюр. Как мало человеку надо, чтобы почувствовать, что жизнь налаживается!

За последний год в жизни Андрея произошло несколько событий, изменивших её до неузнаваемости, причём не в лучшую сторону. Сначала жена уехала жить к своей маме. Не то, чтобы семейные отношения полностью зашли в тупик, но стали обременительными для всех. И сил, желания, любви для того, чтобы осмыслить, сделать выводы, смазать и заново запустить тонкий механизм взаимоотношений близких вроде бы людей, не хватило ни у него, ни у неё. Андрей приезжал в гости к тёще, жене и десятилетней дочери один-два раза в месяц. Разговаривали, смеялись, обсуждали новости… А вечером Андрей уезжал домой, без тоски и сожаления. Одиночества он не испытывал. Когда неподъёмными булыжниками наваливались воспоминания, обязательно приходил кто-нибудь из друзей со своими новостями, проблемами, эмоциями, бутылками… Выпить Андрей любил, но не часто, с хорошими людьми и под хорошую закуску. К сожалению, общение с друзьями редко позволяет решить проблемы, а после бурного, пусть и радостного, веселья непременно наступает похмелье…

С появлением в его квартире Старца, как он сразу обозначил квартиранта, жизнь Андрея снова сделала крутой вираж в неведомую сторону. Лишь единожды ещё собралась у него привычная весёлая компания, в которой Вадим Аронович вовсе не выглядел лишним, но… Впоследствии друзья уклончиво поясняли, что им неудобно беспокоить такого серьёзного и немолодого мужчину своими загулами. Андрея стали чаще приглашать в гости, забывая «деда», а сам Андрей постепенно привык изредка зазывать друзей в небольшие ресторанчики или кафе на необязательные праздники, дружеские вечеринки и т. п. Благо, материальное положение ощутимо улучшилось. Помимо щедрой оплаты за проживание, Старец предложил Андрею работу. Сначала его предложение было встречено со скепсисом. Андрей привык к своему НИИ, где занимался уже никому не нужной в этой стране разработкой радиоэлектроники и получал за это мизерную зарплату. Вадим Аронович, напротив, щедро платил за несложные, в основном курьерские услуги, и Андрей сначала пытался совмещать их выполнение с основной работой, затем взял в НИИ отпуск за свой счёт, а позднее и вовсе уволился…

Дед производил впечатление человека основательного, аккуратного в быту, суждениях и поступках, надёжно стоящего на своих немолодых ногах, но при этом не занудливого. Собеседником Аронович оказался замечательным. Вдвоём они частенько засиживались под рюмку хорошего коньяка до поздней ночи… В жизни Андрея появилась неторопливая размеренность, естественная для сорокалетнего мужчины, годы безумных шалостей и экспериментов которого уже позади. У близких Андрея, напротив, начали происходить бурные жизненные коллизии. Его младший брат Стас разошёлся с очень подходившей ему, казалось, женой, встретил новую, весьма напоминавшую прежнюю, молодую женщину. Он сменил работу и окунулся в нескончаемую череду пьянок и сомнительных авантюр. Виделись они редко… Жена Андрея неожиданно завела себе другого мужчину, потребовала официального развода, который и получила. Посиделки у тёщи стали редкими и натужными. Даже дочь, всегда приветливая с отцом и открытая до непосредственности, некстати вступила в бесшабашный подростковый период, интересы в котором не пересекаются с желаниями и мнением родителей… Андрей расстраивался по поводу близких, но Старец не давал ему горевать. Вадим Аронович любил повторять, что многое в жизни предопределено у каждого человека, что до глупости случайные события как правило происходят закономерно, но самые важные, ключевые решения принимает или не принимает сам человек, а дальше… Дальше жизнь покажет.

Сильно поднявшийся уровень благосостояния позволил Андрею приобрести старенький, но бодрый «Volkswagen», весьма облегчивший его новую работу, и современный компьютер, позволявший выполнять поручения Старца по сбору, сортировке и хранению разнообразной информации. Не вдаваясь сначала в суть деятельности деда, со временем Андрей пришёл к выводу, что Вадим Аронович занимается какими-то специальными вопросами социологии и психологии, причём вхож в самые высокие круги, и с мнением Старца считаются весьма солидные мужи. Уточнять у Ароновича, кем тот является по положению и званию, Андрею было неудобно. «Минимум профессор, а то и академик, консультирующий за хорошие деньги богатых, но сирых, — рассуждал он. — Не моего ума это дело…» Новейший персональный компьютер предоставил Андрею и другие возможности. В свободное от работы время он увлёкся плодящимися с кроличьей неутомимостью компьютерными играми, в том числе и с эротическим уклоном. Вадим Аронович новое увлечение своего помощника и квартиродателя не одобрил, утверждая, что Андрею следует искать удовольствия и удовлетворение в реальном мире и, в особенности, не уклоняться от женского общества. Тот отнёсся к этой мысли скептически, если не сказать наплевательски… Однажды неугомонный Старец даже пригласил к ним в гости весьма миловидную особу лет тридцати пяти, представив её, как дочку приятеля. Недурная собой барышня оказалась ещё и умненькой, и они втроём провели прекрасный вечер с домашним ужином и литературно-философской беседой. Однако гостья не пробудила в Андрее эротических фантазий, он проводил её до дома на такси и только. Через неделю женщина сама, как видно по наущению деда, позвонила Андрею и пригласила выпить где-нибудь по чашечке кофе. Он не захотел огорчать ни барышню, ни Старца, и встреча состоялась… Как ему показалась, женщина ждала от Андрея решительных действий, мужских, пусть и не вполне пристойных, предложений, но так и не дождалась. Сердцу не прикажешь, а мужчине, не имеющему желания, тем более…

— У нас сегодня званый обед? Запахи слышны от лифта! — Андрей разувался в прихожей и через открытую дверь в комнату с удовольствием рассматривал как-то особенно вкусно, даже утончённо накрытый стол. Так умел только Аронович, которого хозяин квартиры уже давно незаметно даже для себя переименовал в Хароныча. Однако в глаза он не обращался к деду таким образом, дабы не обидеть.

— И как запахи? — хитро улыбнуться тот.

— Изумительные! Возбуждающие аппетит и фантазию, а также внушающие жизненный оптимизм… Кто у нас сегодня будет?

— Эко тебя проняло. Мой руки не торопясь, мне нужны ещё десять минут и… Будем вкушать! И никакой не званый обед, и никого мы не ждём. У нас сегодня праздник, который касается только тебя и меня…

— Праздник? — Андрей просунул голову на кухню и с удивлением взглянул на Старца.

— Ты же не старый ещё, а память… Сегодня полгода, как я у тебя живу! — Хароныч окатил Андрея весёлыми искрами своих удивительно молодых глаз.

— Да-а?.. И правда! Полугодовщина! Ух, отметим! — отправляясь мыть руки, Андрей ещё раз глянул на стол, накрытый в комнате жильца, и снова удивился. Стол был сервирован на двоих, что вполне совпадало со словами деда, но… Хароныч всегда ставил лишний комплект приборов «для дорогого хужетатарина», а нынче… Сегодня застолье обещало быть особенным, камерным, исключительным…

Пиршество удалось на славу. За первой плавно последовала вторая бутылка водки, но под дивную и обильную закуску опьянение почти не чувствовалось. Зато разговор шёл открытый и душевный. За шутками, прибаутками и обсуждением свежих новостей и милых старостей время летело незаметно. Андрей чувствовал, что самое интересное Хароныч оставил на десерт. Предчувствие его не обмануло… Восхитительно ароматный кофе пили в комнате у Андрея. По случаю праздника тот открыл припрятанную бутылочку «Courvoisier», который они с наслаждением потягивали, расположившись в креслах по сторонам от журнального столика.

— Ты ничего не надумал относительно моей просьбы? — словно мимоходом спросил Хароныч.

— Ну-у… Думал я на эту тему, но…

— Что же, ни одного достойного кандидата для познавательного, хотя и ответственного путешествия?

— Да у меня и друзей-то настоящих трое-четверо, Вы сами знаете… А у них семьи, дети, работа… А Ваш знакомый? Такой задумчивый… Ростислав?

— Вот именно — задумчивый. Весь в себе. Ты же понимаешь, что толку от него будет мало. Точнее совсем не будет… А ты не разговаривал со своим младшим братом? Может быть он?

— Брат? Стас? Он… средний.

— У тебя есть другой брат? — изумился Хароныч.

— Другого нет… — развёл руками Андрей.

— Вот как…

— Да Вы бы и сами могли с ним поговорить. Это же Стас Вас ко мне привёл полгода назад… Правда, он этого почему-то не помнит.

— Пьяный был, вот и не помнит… Не важно. Приятный молодой человек, не глупый, кажется, довольно энергичный…

— Мне тоже многое кажется, когда дело доходит до него… Впрочем, о чём тут рассуждать. Ему сейчас некогда. У него семья!

— Так он же вроде бы не женат нынче? — снова удивился Старец.

— Кажется (вот видите, опять кажется!) ещё нет, но семья есть… сегодня, — язвительно отвечал Андрей. — А завтра окажется, что и нет никакой семьи, зато послезавтра снова будет. Однозначно!

Хароныч взял паузу, задумался, наблюдая, как Андрей выпускает изо рта ровные колечки табачного дыма… Он не сомневался, что тема разговора не исчерпана. И действительно, вскоре Старец вздохнул и продолжил:

— Эх… У каждого свои тараканы… Но нам это не подходит. Налей-ка ещё коньячку!

— С удовольствием! Хорош, правда?! А Стас… Не годится для ответственного поручения… Нам?

— Конечно, нам. Я тебе уже говорил, да всё мимо ушей пропускаешь… Ты — тоже лицо заинтересованное. Дело-то нужное и важное! Для меня, конечно, в первую очередь, но и для тебя… Деньги, опять же, не маленькие… Мне туда нельзя, может ты?

— Ох, Аронович! Я же к Вам всей душой, но… Куда-то за тридевять земель, киселя хлебать… Мне и здесь хорошо, а всех денег не заработаешь.

— Лишними не будут… — упрямо гнул свою линию Старец. — Да и развеешься, мир посмотришь…

— У-у… Плавали — знаем… Потом это ведь надолго? Как Вы без меня?

— Ты мне здесь, конечно, помогаешь хорошо, не спорю… Но там… — Вадим Аронович умел быть настойчивым, когда этого требовала ситуация: — Это особый случай! А надолго ли, от тебя будет зависеть в немалой степени. Может, ещё так понравится, что уезжать не захочешь!

— Что-то сомневаюсь я…

— А ты не сомневайся. Финансовые условия шоколадные… Эх, хорош коньячок у тебя!.. Какие условия? Так-с. В качестве аванса получишь кругленькую сумму, как всё сделаешь — три таких же кругленьких… Командировочные? Ха-ха-ха… Там будешь на полном довольствии!

— Это как же? Типа, всё включено, — усмехнулся Андрей, — или как при коммунизме?

— Почти. Банк «Last Credit» тебе известен? Нет? В тех местах он — ведущий. У тебя будет карта, безлимитная.

— Как так безлимитная? Неограниченный лимит кредита?!

— Почти… Чтоб ты не пугался, применим стандартную оговорку — «в пределах разумного». Хотя… Самолёт ты там всё равно купить не сможешь.

— Самолёт? Смешно! А машину?..

— Можешь, если захочешь… Для начала возьмёшь в аренду, например. Понравится — купишь!

— А кто кредит отдавать будет? Фирма, говорите?.. Ох, что-то не нравится мне всё это… — покачал головой Андрей. — И что сделать-то надо? Конкретно.

— Вот это — правильный вопрос! — воскликнул дед. — Нужно найти человека. Необходимо найти!

— Имя, возраст, род деятельности?

— Имени я не знаю. Да-да! Возраст может быть любой, да и как он выглядит сейчас мне не известно. А вот род деятельности, как ты сформулировал, однозначно известен. Он библиотекарь или архивариус, последнее слово сейчас не в ходу, но… И знать его могут именно, как библиотекаря.

— Вот тебе на… — изумился Андрей. — Что у них там один библиотекарь на всех, что ли?

— А где их нынче много? Да и не до библиотек там народу, есть чем заняться.

— Курорт какой-то?

— Можно и так сказать… Зона освобождения от здешних забот!.. Одним словом, искать следует по кодовому слову «Библиотекарь».

— Найти человека на курорте, не зная его имени и внешности… Пол тоже неизвестен, я правильно понял? По-моему, миссия невыполнима!

— Я и не говорю, что будет легко. Но, во-первых, тебя никто сильно не торопит: поиски можно и нужно вести обстоятельно. Во-вторых, буду связываться с тобой, подскажу что-нибудь дельное, а то и новая информация появится. И, в-третьих, это ещё и путешествие в мир экзотический, чрезвычайно интересный и необычный до уникальности!

— Что же такого уникального на этом курорте? — с сомнением пожал плечами Андрей. — Молочные реки, кисельные берега?

— Начиная с таких мелочей, как все лучшие напитки и яства мира, приготовленные настоящими профессионалами. Ты оценишь. Комфорт на высшем уровне! Хорошо? Ах, ещё хочешь… Пейзажи уникальные, ты таких не видел, могу поручиться. Впрочем, это дело вкуса, но развлечения!.. Ух! Даже рассказывать не стану, сам узнаешь… А какие там женщины! Учитывая твою полную платёжеспособность, оттянешься по полной. Так, кажется, нынче говорят?

— Женщины? Женщины — это прекрасно! Только… Ну их!

— Ты что это? Ты же их любишь и ценишь, или уже нет? Там и мужчины тоже… — ухмыльнулся Вадим Аронович.

— Тьфу на Вас! — скривился Андрей. — Женщин я, конечно, люблю. Но последнее время на эту любовь уходит многовато сил… И моральных, и физических. Пока настроишься, узнаешь поближе, пока разогреешься и почувствуешь, пока заведёшься…

— Милок, да ты никак ослаб? — улыбнулся дед.

— Может и так, всё-таки уже не мальчик. Просто пора найти одну, которая… Ну, единственная, что ли…

— Может быть, может быть… Только торопиться не надо! Как говорил один мудрец: «Второй раз жениться? Да лучше я сопьюсь!»**

— А не он же говорил: «Не пью — не тянет»? ** Тогда я знаю этого мудреца и, пробовал его рецепты… Не получается!

— В таком случае, тебе просто необходима эта поездка. Там потенция зашкаливает у всех!

— Прямо-таки у всех? — хмыкнул Андрей. — Не может такого быть!

— Я тебя когда-нибудь обманывал? Вот так-то… Кстати, медицина там замечательная, а по этой части особенно. Здоровье поправишь по всем направлениям и, к тому же, за счёт фирмы!

— М-да… Звучит заманчиво…

— Ещё бы! — с улыбкой вальяжно потянулся Хароныч. — Полный шоколад! И всего-то надо — найти Библиотекаря и отдать ему вот этот медальон.

— Ну да, — задумался Андрей, взяв в руку и рассматривая странный выпуклый рисунок на металлическом диске, надёжно прикреплённом к очень прочной цепочке того же благородно-серого металла, — найти и передать… Почему бы и нет?.. И когда нужно ехать-то?

— Согласен? — улыбнулся Старец. — Ай, молодец! Сейчас мы за это по рюмочке, и…

Глава 2. Отель

«То ли серое небо на душу мне давит,

То ли нежности рук остро мне не хватает…

Только это не всё…»

Тэсиро

Хорошо выспавшийся Андрей открыл глаза и задумался: «Хорошо мы вчера посидели. Разговор получился толковый, неторопливый, обстоятельный. Да и выпили изрядно, а голова совсем не болит, даже странно… И ничего странного в этом нет, просто и закуска отменная, и разговор умный! Только как заснул не помню, и что-то ещё было важное… На что-то важное я решился. Принял-таки решение, которое многое может изменить?» Андрей повернул голову и понял — многое действительно изменилось. Обстановка изменилась точно. Из окна, полуприкрытого шторами, истекал тусклый, странный тёмно-сиреневый свет. Да и само окно оказалось не на своём месте… Он был не дома! «Вот тебе на! Вот тебе и не напился… Куда это меня занесло?» — Андрей попытался разглядеть что-то ещё в почти полном мраке, а затем принялся осторожно ощупывать руками незнакомый окружающий мир. Скоро его усилия увенчались успехом. Рука наткнулась на шнур, который оказался электрическим проводом, а на нём быстро отыскался выключатель. Висевшее над изголовьем бра осветило небольшую спальню. В неярком розоватом свете Андрей разглядел пару кресел, комод, туалетный столик и огромное зеркало напротив, в котором отражался он сам, возлежащий на чудовищных размеров кровати. Несмотря на придававшие комнате уют обои с витиеватыми узорами и прекрасно подобранные в тон обоям тяжёлые шторы, был в этой обстановке особенный дух. Андрей приподнялся и сразу обнаружил рядом, на туалетном столике, старинный дисковый телефонный аппарат и, здесь же, под стеклом, список телефонных абонентов: «Точно — гостиница! Но как?..»

Он встал с постели, надел лежавшие на одном из кресел рубашку и джинсы. Пол в комнате покрывал чистый и весьма изящный ковёр, по которому было приятно ступать босиком, в чём Андрей убедился, направляясь к двери. За ней стоял полумрак. Ощупью нашёлся выключатель, но свет загорелся за соседней дверью. Открыв и её, он оказался в совмещённой с туалетом большой ванной комнате, приятно удивившей чистотой и свежестью. Складывалось впечатление, что сантехнику здесь установили буквально на днях. Сама же ванна могла легко вместить не менее трёх желающих поплескаться в воде людей среднего телосложения. Оставив вход в ванную комнату открытым, чтобы осветить внешнее пространство, Андрей вступил во вторую комнату, оказавшуюся просторной гостиной, совмещённой с кабинетом. Отель, по всей видимости, был не из дешёвых. От этой мысли он принялся ощупывать собственные карманы и, к своему ужасу, ничего в них не обнаружил. Однако все эти мысли убежали прочь, стоило зажечься под потолком бронзовой, в старинном стиле, люстре. Первыми, на что упал взгляд, оказались предметы, лежавшие на большом письменном столе: мобильник Андрея, сигареты с зажигалкой и, ярко блеснувшая золотом, пластиковая карточка. Судорожно икнув, он взял карточку в руки и принялся ошарашенно её рассматривать. На ней обнаружился выпуклый шестнадцатизначный номер, его собственное имя на латинице, а поверху — набранную готическим шрифтом надпись «Bank Last Credit». Андрей рухнул на стул, непослушными руками достал сигарету из пачки и закурил: «Этого не может быть! Ну да, я принял решение… Согласился поехать, но!.. Уже приехал? Как?! Я же ничего не помню!.. Ну, совсем ничего! Так не бывает…»

Закурив вторую сигарету подряд, он взял в руки мобильник. Связь отсутствовала из-за сетевой ошибки. Андрей упрямо и бессмысленно пытался набрать один номер, другой, третий… Результат, ожидаемо, получился нулевым. На столе стоял стационарный телефон, близнец того, что находился в спальне, рядом лежал аналогичный список абонентов. Взгляд уткнулся в надпись «Портье». Андрей потянулся было к трубке, но почесал подбородок, встал и, всё так же босиком, пошёл к входной двери. Приоткрыв её, он увидел небольшой уютный гостиничный коридор. На его двери красовался номер «12». Некстати приоткрылась дверь номера напротив, из-за которой выглянуло смазливое личико юной особы, глазевшей на него с явным любопытством. Девушка лукаво улыбнулась, Андрей изобразил из своего лица некое подобие ответной улыбки и захлопнул дверь. Ещё толком не сформулировав вопрос, он схватил телефонную трубку.

— Прошу прощения! Вас беспокоит двенадцатый номер…

— Двенадцатый?.. Здравствуйте! С прибытием! Если не возражаете, я через пять минут поднимусь к Вам.

— Э-э-э… Конечно, я не возражаю… У меня тут пара вопросов…

— Я постараюсь ответить на все Ваши вопросы через пять минут, хорошо?

— Да. Договорились.

Андрей откинулся на спинку стула и попытался задуматься, но… в голове было пусто. Он снова закурил и приготовился ждать. И тут ожил его мобильник. Несмотря на сигнал об отсутствии сети, абоненту неведомым образом пришло короткое сообщение: «С прибытием, Андрей! Не пугайся, всё нормально. У портье узнаешь массу полезных мелочей. Но постарайся не задавать сложных и, особенно глупых вопросов. Слушай, смотри и постепенно всё поймёшь сам. Не торопись и не суетись! Будь спок. Вадим Аронович.»

— Ни хрена себе, будь спок! — вырвалось у Андрея. — В чём был, без документов, без денег… Карта! Но я даже кода не знаю! Что за фигня… И когда он успел её оформить? Именная карточка-то… Он знал! Всё предполагал заранее. И посиделки наши подгадал, и не сомневался, что я соглашусь.

«Путешественник» взял в руки кредитную карту, ещё раз прочёл на ней своё имя и отбросил её обратно на стол. Безо всякой надежды взглянул на мобильник: «Поиск сети»… Очередная неприятная мысль засвербила в голове, но в этот момент в дверь негромко постучали. Портье вошёл в номер с дежурной улыбкой на лице. Впрочем, в его глазах было что-то большее, чем просто желание вежливо поприветствовать нового клиента.

— Добрый день! — произнёс он, и Андрей с недоумением оглянулся на тёмное с серо-синими проблесками окно. — Несколько обычных формальностей, после чего я постараюсь ответить на Ваши вопросы.

Портье легко чеканил привычный текст, подходя к письменному столу. И тут его взгляд упал на кредитную карту.

— Ох, мать-тьма, Золотая карта! Что же Вы молчали?! — громко воскликнул портье, и улыбка его стала юбилейной. — Вы позволите?

Только после того, как Андрей автоматически кивнул, он осторожно, двумя пальцами взял карточку и восхищённо хмыкнул. Затем свободной рукой достал из внутреннего кармана форменного двубортного пиджака странный приборчик и вложил в него край карты. На маленьком мониторе высветилась фотография Андрея и какой-то текст мелким шрифтом… «Личные данные? — подумал „вновь прибывший гость“, с интересом наблюдая за происходящим: — Похоже, документы у меня всё-таки имеются!»

— Будьте любезны, Господин, прикоснитесь пальцем к этому месту, — торжественно произнёс портье, и Андрей тронул сенсорный датчик на приборе.

Через пару секунд маленький монитор засветился золотом, и раздался приятный мелодичный звук. «Ух, ты!» — шумно выдохнул портье и с поклоном вернул Золотую карту её владельцу. «Вероятно, и код мне не понадобится», — решил Андрей и сразу успокоился. А работник отеля произнёс пафосную речь:

— Чрезвычайно рад видеть Вас в нашем отеле, Уважаемый Гость! Вам полагается специальный номер люкс, и мы подготовим его в кратчайший срок. Будут учтены все Ваши пожелания…

— Я бы сейчас выпил чего-нибудь, — перебил его новоявленный постоялец отеля, удобно усаживаясь на кожаный диван рядом со столом и закуривая.

— Да, конечно! — портье шагнул к шкафу, похожему на сервант, и открыл дверцу, за которой оказалась целая батарея бутылок и бутылочек, а также строй разномастных бокалов и рюмок: — Коньяк, виски, водка…

— Пожалуй, виски, — «Уважаемый Гость» с огромным удовольствием хорошенько глотнул из поданного ему стакана и шумно затянулся, — и скажите мне для начала, где у вас можно поесть? Я что-то проголодался.

— Нет ничего проще, Господин Андрей! На первом этаже нашего отеля есть небольшой бар с разнообразными закусками. Во внутреннем дворике, в двух шагах от выхода — прекрасный ресторанчик. Оба заведения работают круглые сутки. А для Вас лично я могу организовать обед прямо в номер. Какие блюда вы предпочитаете в это время суток?

— М-м-м… Сейчас бы я съел что-нибудь не слишком плотное. Морепродукты, пожалуй… Полагаюсь на Ваш вкус. И пиво!

— Какое именно, Господин?

— Хорошее… Светлое. Холодное.

— Уже бегу!

— Подождите! — Андрей остановил портье, стремительно двинувшегося из номера. — Как Вас?

— Джон, Господин! Моё имя Джон.

— «Странное имя для человека славянской наружности», — подумал Андрей, а вслух поинтересовался: — Скажите, любезный, Вас предупреждали о моём… прибытии? Вы, ведь, не всё мне рассказали.

— О, если я буду рассказывать Вам обо всём, боюсь, Вы проголодаетесь чрезмерно, — вежливо улыбнулся портье. — О появлении Гостя в двенадцатом номере меня предупредил управляющий отеля, а всё остальное… Ну, если кратко, то… Во-первых, всё необходимое — одежду, обувь, (Андрею показалось, что Джон покосился на его босые ступни, и он нарочито закинул ногу на ногу) как и всякие необходимые мелочи, Вы в любой момент сможете заказать с доставкой, выбрав товары по каталогу.

— Это меня устроит, — благодушно кивнул Гость.

— Во-вторых, — портье бросил взгляд на пепельницу, в которой покоилось уже порядочное количество окурков, — сигареты…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 683