электронная
200
18+
Миниатюры

Бесплатный фрагмент - Миниатюры

Книга вторая

Объем:
20 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-8029-1

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Труд и русские».

Грузчик: «Как меня достала эта жара?! А ещё эти мешки таскать,

сейчас бы вместо этого в бассейне купаться, да пивко холодное

пить!! Почему человек должен трудиться, чтобы потом какую — то

часть своей жизни отдыхать??? Несправедливо всё это!!! Кто — то

сейчас отдыхает, а я работаю».

Напарник грузчика: «Ты прав!!! Даже Бог устал от своих трудов, а что говорить про нас! Так Он неделю работал, если мне

не изменяет память, а мы должны работать почти всю жизнь!!!

Работа — это наказание, по крайней мере, для нас, русских. А ещё

иностранцы удивляются и задают нам такой вопрос: «Почему

русские воруют?» да потому что мы не хотим работать, не

хотим себя наказывать, никак не хотим!..»

«Что такое русский праздник?»

Приятель: «Ты что такой грустный сегодня?»

Иван Праздник: «Скоро выходить на работу, а самое страшное — водка закончилась!»

Приятель: «Так сходи в магазин и купи».

Иван Праздник: «Денег нет, а главное — их зарабатывать надо, а

до выхода на работу 4 дня, получается, что придётся ждать 4 дня,

потом нужно отработать хотя бы несколько дней, а уж потом взять

аванс. Все 4 праздничных дня впустую. Я не хочу думать о работе,

но приходится, ведь водку я смогу купить только благодаря работе,

точнее, я не могу не думать о водке, но сразу же думаю и о работе!

А вообще, думать о работе в праздник — это грех, это не по-русски!»

«Аморальный спор».

Андрей: «… все беды русского народа из-за богатых!»

Сергей: «Чушь! Немцы тоже считали, что все их беды из-за евреев!»

Андрей: «И они были правы! Все евреи — богатые люди, слово „еврей“ и слово „богач“ являются синонимами, а ты этого не знал?»

Сергей: «Это ерунда!»

Андрей: «Русские не могут быть трудолюбивыми, а трудолюбие —

это самое главное, без трудолюбия невозможно честно разбогатеть.

Евреи тоже нетрудолюбивые. Получается, если русский — богач,

значит, он — вор, мошенник, а у кого он будет воровать?! Их богатство принадлежит нам! Я говорил уже, что каждый еврей —

богач, и каждый еврей нетрудолюбив, значит, каждый еврей —

мошенник, вор и т.д.».

Сергей: «Но ведь ты сам богатый!»

Андрей: «Но я не совсем русский, у меня есть немецкие корни,

а немцы — трудолюбивые люди…».

«Во что только не верим».

— А ты веришь в Бога?

— Верю. Я крещён.

— А ты бы смог как Иисус пожертвовать собой ради других?

— Нет.

— Почему?

— Потому что я не Иисус.

— А хотел бы пожертвовать?

— Нет.

— Тогда ты не верующий. Скорее всего, ты завидующий. Ведь такая

популярность, можно сказать, на все века, не у тебя!

— Несёшь какой — то бред!!!

— Ты не только завидуешь, ты ещё себя и подстраховываешь.

Думаешь, что многие люди, вроде как верят, значит, к ним надо

прибиться, а то вдруг действительно существует. Я не верю в то,

что Он это сделал из любви к человеку. Он это сделал для себя

любимого. Суперпиарход. Да он вообще простой человек, который

захотел величайшей славы. А что касается всех этих «чудес»

наделанных, то подкупить несколько десятков человек можно, тем

более, как известно, люди не умеют делиться информацией: искажают действительность плохой памятью и неправильно

подобранным словом. Он не воскрешал мёртвых, а всего лишь

лечил больных, просто народ в медицине ничего толком не знал, и

думал, что если человек упал на землю и лежит, то он умер,

хотя от жары обморок получить очень легко, тем более в таких

условиях. И от недоедания в обморок тоже можно упасть. Конечно,

выглядит всё это смешным, но такое действительно могло быть.

— А во что же тогда нам верить?! Мы боимся всего, что нам

противостоит, а Он помогает нам с этим справиться!

— Вот если бред и существует, то это точно всё тобою сказанное.

Я уверен, если бы Иисуса до сих пор не придумали, то им стала бы, например, Ванга, может быть стал бы и Кейси, или на крайний случай говорящий попугай, который своим голосом

вылечивает детей от немоты………………………………

«Паспорт».

— Смотри!

— Я тоже удивился этому.

— Наглые мечты!

— Это не мечты, а надежда.

— Нет, наглые мечты, надо же сделать такое, чтоб в паспорте было много граф,

где вписывают имена детей…

— Нет, это надежда на то, что когда — нибудь их действительно будет столько!

— А на самом деле, надежда не умирает последней, надежда умирает одновремен-

но с человеком, если последний человек России умрёт, то умрёт одновременно

и Надежда на то, что действительно может в России у каждой семьи быть

столько детей, сколько у паспорта выделено места для вписания туда имён…

— Если бы мы были таким народом, который, увидев в своих паспортах столько

места… взялись исправить такое недоразумение тем, что нарожали столько детей,

сколько можно вписать в паспорт, то демографическая ситуация изменилась бы,

но вот это уже мечты, а то надежда…

«Российское питание».

— Да когда же наш холодильник будет хоть что-то хранить, кроме инея в морозил-

ке, жёлтых пятен от яиц, которые 20 лет назад по неосторожности уронил?! Я

несколько раз в день подхожу к нему и верю в то, что там лежит съестное. Утром

иду на работу и ничего не ем, так как не очень хочется есть каши, употребляемые

ежедневно. Напьюсь воды, да так, чтобы из ноздрей полилась, дабы не бурчал

желудок, ведь перед коллегами стыдно, а потом отправляюсь к месту рабского труда,

или по-другому, к месту работы. И вообще, я уже забыл вкус яблок, бананов, да

всех фруктов, и далеко ещё до Дня Рождения нашего сына, сегодня 7 апреля, а

родился он 15 июня. Стыдно! А можно вспомнить и такое, когда болезнь одного

из членов семьи превращается в «праздник», так как ему покупают еду, которую не позволили бы себе никогда. Мы дошли до того, что желаем болезни кому-то,

лишь бы покушать вкусненького. Ну, а если замечаем как кто-то доедает последнее

сочное яблоко, тогда мы его ненавидим и завидуем ему. Стыдно! Особенно когда

человек строит из себя «героя», делясь яблоком, или отдавая его кому-нибудь, хотя

сам хочет его съесть…

«Беседа».

— Ты читал сегодняшнюю районную газету?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.