печатная A5
440
18+
Милое воздаяние

Бесплатный фрагмент - Милое воздаяние

Объем:
202 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4498-6289-1

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Мир богов

Богиня Ми́ла в бешенстве сжимала и разжимала кулаки.

Испепеляющим взглядом она пыталась прожечь стену, за которой она оказалась и сквозь которую она не могла пройти.

Она в один миг оказалась на улице.

Без дома, без средств к существованию и без любимого дела.

А самое главное, она оказалась без своего великого статуса — богини, дарующей милость всем, кто этого был достоин, и богиней, воздающей по заслугам всем тем, кто это заслужил своими плохими делами.

Она была той, кто ми́лует, и той, кто воздаёт.

Именно от неё ждали помилования и просили её одарить своей милостью.

И именно её гнева боялись, страшась впасть в немилость.

Она была конечной инстанцией, где одаривали достойных и где казнили провинившихся. Именно к ней приводили за наградой тех, кто отличился. И именно она пускала смерть по следам тех, кто совершил преступление.

Именно она приводила в исполнение предписание судьи, в котором было написано: «Казнить» или «Помиловать».

Она была главная дарительница различных благостей и милостей.

И она же была главным палачом.

И вот теперь всё это оказалось в прошлом.

Их мир захватили, а правительство Творца разрушили, свергнув всех богов и лишив их статуса и полномочий. И это означало лишь одно.

Достойные никогда не получат заслуженной награды, а преступники никогда не получат воздаяния за свои страшные дела.

Добро будет неоценённым по достоинству. А Зло будет безнаказанным.

И это означало крах всему.

Ведь доброта, не получив заслуженной награды, со временем померкнет и перестанет вспыхивать в сердцах людей. А Зло, увидев свою безнаказанность, наоборот начнёт разрастаться во всех своих проявлениях.

Мила вся просто пылала от ярости.

Но нет! Так просто она не сдастся!

Статус великой богини она получила не за свой красивый и милый лик. Такой высочайший титул она заслужила именно благодаря тому, что она одаривала достойных и карала виноватых. И такое положение вещей так сильно приглянулось их великому Творцу, что он взял её в своё правительство — пантеон богов, утвердив её в качестве богини милости и воздаяния.

И с её появлением каждое живое существо знало, что его дела не пройдут бесследно и обязательно будут отмечены.

Либо милостью, либо наказанием.

И хоть враг и отнял у неё статус богини и выставил за дверь, но он не смог лишить её того, из-за чего она этой богиней когда-то стала.

Врагу не лишить её внутренней жажды воздавать всем по заслугам.

И именно этим она и продолжит заниматься!

Глава 1

Мир людей

г. Москва, Россия

февраль 2020 года


Родио́н Ми́лов не знал куда деться от громкой музыки одного из ночных клубов Москвы́.

Музыка гремела так, что у него выпрыгивало сердце, а барабанные перепонки, казалось, вот-вот лопнут.

Дёрнул же его чёрт припереться сюда! Вечер ведь и так был отличный!

Встреча выпускников в одном из московских кафе прошла намного лучше, чем он ожидал. Как оказалось, он был дико рад видеть всех своих одноклассников, хотя, казалось бы, прошло столько лет, и у многих из них вроде бы уже и нет ничего общего.

Но, к его удивлению, встреча прошла просто наилучшим образом, ненадолго погрузив их всех в лёгкую ностальгию по школьным временам.

И вот надо было ему согласиться на уговоры Са́ньки поехать ещё отметить в ночном клубе столицы?!

Сам он был не местный. Жил в дальнем пригороде Москвы, где все они росли и учились. А вот саму встречу решили провести в самой Москве, чтобы сделать событие более запоминающимся.

И вот встреча закончилась, и большинство из них разъехались по домам. А он, как-то не подумав, согласился пойти в ночной клуб. Якобы одно из самых тусовочных мест города, куда приходят все, и они, как настоящие холостые мужики, просто обязаны были сюда попасть.

И вот он здесь и теперь не знал, куда себя деть.

Народу тьма. Музыка — просто кошмар. И настолько громкая, что он практически не слышал голосов своих одноклассников, с которыми сюда пришёл. Все вокруг дёргаются и его тащат туда же.

Ему казалось, что у него скоро кровь пойдёт из глаз из-за такого жуткого грохота и ритма.

— Я пойду в туалет! — буквально проорал он Саньке, отплясывающему рядом.

Тот махнул головой и продолжил наворачивать круговой пляс вокруг какой-то девушки.

Боже, как же хорошо, что он живёт практически в деревне и далёк от этого ада, думал Родион, пробираясь сквозь толпу, ориентируясь на светящийся указатель туалета.

Секунда, две, три.

Наконец-то хоть какая-то тишина.

Хотя тишиной это сложно было назвать, так как музыку и здесь было отлично слышно. Но всё же это был далеко не тот рёв, который грохотал за пределами уборной.

Он подошёл к одной из раковин и умыл лицо холодной водой.

Нет, нужно выбираться отсюда. Саньке может и по кайфу, а вот ему было уже нехорошо.

В одной из кабинок туалета послышался рвотный спазм, а следом и звук изливающегося содержимого.

Родион закрыл глаза и поморщился.

Точно, надо быстрее убираться из этого клуба. С каждой минутой пьяных становилось всё больше, и с его везением ничего хорошего это ему не сулило. По-любому нарвётся на какое-нибудь пьяное быдло.

Дверь кабинки туалета открылась, и оттуда, пошатываясь, вышел парень и направился к раковинам.

— Братан, дай воды, — прохрипел он Родиону.

— Открывай любой кран и пей, — сухо сказал Родион.

— Из крана льётся ржавое дерьмо, — хрипел парень, с трудом ворочая языком.

— Это ржавое дерьмо намного лучше того, из-за которого ты сейчас блевал над унитазом, — сказал Родион, подтаскивая парня к умывальнику и включая воду.

— Твоя правда, братан, — просипел парень, жадно припадая к струе воды.

Родион открыл соседний кран и, набрав пригоршню воды, стал поливать ею затылок парня.

— Эй! Ты чё творишь?! — дёрнулся парень, выпрямляясь во весь рост и поворачиваясь к Родиону. — Ой…

И правда было какое-то «ой».

Родион смотрел на парня, а тот смотрел на него. И Родиону показалось, что он смотрел в зеркало и видел там своё отражение.

Пьяное, осунувшееся, зеленовато-серое и мажорское отражение.

— Чё за нафиг?! — отшатнулся от него парень, и Родион тоже непроизвольно сделал шаг назад.

И правда, что за чертовщина?!

Может, приглушённый свет создаёт такую странную иллюзию сходства?

Родион попробовал проморгаться и на всякий случай налил холодной воды на затылок и себе.

— Не парься, — сказал он парню. — Это пьяный угар даёт о себе знать.

— Да ну-у! — с сомнением промямлил парень, наклоняясь к его лицу и тыкая пальцем в его щёку. — Просто очуми́тельно! — хохотнул он. — Ты чё? Мой потерянный в роддоме брательник?

— Ага, размечтался! — резко сказал Родион, морщась от одной мысли, что он мог бы быть родственником этого пьяного парня. — Продери глаза. Увидишь, что у нас с тобой даже возраст разный. Ты явно моложе.

— Ну, уж не на столько, — ржал парень. — Мне двадцать девять.

— Ну а мне тридцать два, — сказал Родион. — Так что отверни свою восторженную рожу и не дыши мне в лицо.

— А ты чё такой борзый? — вдруг приосанился парень. — Ты хоть знаешь, кто я и кто мой батя?

Родион вздохнул.

Ну, вот. Всё как он и ожидал. Без неприятностей точно не обойдётся.

Он на дух не переносил всякую пьянь и хамло, из-за чего эта самая пьянь и хамло всегда считало своим долгом популярно объяснить ему, что они достойный вид человеческого общества, и довольно по-хамски ему объясняло, как не нужно им хамить.

Родион отвернулся от парня, игнорируя его браваду и надеясь просто тихо уйти.

— Э! Ты оглох, что ли? — толкнул парень его в плечо.

Родион резко вывернул руку парня и заломил тому за спину.

— Так, пацан. Ты сейчас уткнёшься в раковину и сделаешь вид, что меня не видел. А я тихо уйду и никому не скажу, как бравенький папенькин сынок блюёт здесь по всем унитазам.

Парень сразу присмирел и заскулил:

— Всё-всё, мужик! Мир! Я всё понял!

Родион отпустил парня, при этом не сводя с него глаз, а тот при этом пытался сосредоточить свой взгляд на лице Родиона.

— Тебя хоть как зовут, брательник? — криво усмехнулся парень.

— Родион, — ответил он.

— А я Ро́мыч, — сказал парень, протягивая ему трясущуюся руку.

— В смысле Рома́н? — уточнил Родион.

— Ага, — кивнул тот. — Рома́н, Ро́мка, Ро́мыч. Как хочешь, так и зови.

— Ясно, — кивнул Родион, отвечая на рукопожатие.

— Ну блин, всё-таки как же ты на меня похож! — восторгался парень. — Слушай, давай затусуем как-нибудь вместе?! Я тебя друганам покажу, у них чердак напрочь снесёт!

— Нет уж, спасибо, — покачал головой Родион. — Я не цирковой медведь, чтобы меня всем показывать.

Парень полез в карман за телефоном.

— Слышь. Давай я запишу твой номер. Созвонимся как-нибудь.

— Да не собираюсь я с тобой встречаться, — раздосадованно вздохнул Родион, желая побыстрее убраться отсюда.

— Да ну ты чё такой тупой?! — воскликнул парень. — Это же такой крутяк, что мы так похожи! Мы же можем друг друга подменять. Как в кино!

— Ага, знаю я, где подменяют таких как ты, — резко сказал Родион. — На общественных, исправительных работах или в тюрьме.

Глаза парня медленно стали приобретать осмысленное и ясное выражение.

— Мужик, ты гений! Ты просто гений! — почти завизжал парень.

— Да щас, мечтай, — сказал Родион.

— Я тебе буду платить! — взбудоражено прохрипел парень, мёртвой хваткой вцепившись в его руку.

— Нет в мире таких денег, ради которых я будут готов сесть в тюрьму, — сказал Родион, пытаясь отодрать пальцы парня от своей руки.

— Да ну при чём здесь тюрьма?! — возбуждённо шипел он. — Просто пару раз поприсутствовать вместо меня там-сям. Мол, я и здесь молодец, и тут пай-мальчик. Так, чисто показушка для бати, чтобы он мне лишением наследства не угрожал и банковские карты не блокировал.

— Ну ты и урод, — покачал головой Родион.

— Зато богатый урод, благодаря которому ты можешь озолотиться, просто пару раз посветив своим лицом вместо меня.

— Да пошёл ты! — Родион, наконец, смог вырвать свою руку из пальцев парня.

Развернувшись, он быстро направился к выходу, не желая больше слушать этот пьяный бред.

— Братан, ну подожди! — парень практически бросился перед ним на колени, хватая за ноги. — Ну, возьми мою визитку. Позвони мне! Я тебе заплачу! Сколько скажешь, столько заплачу!

Парень лихорадочно совал ему свои визитки во все карманы, которые видел.

— Ты рехнулся, что ли?! — рычал Родион, отдирая его от себя.

— Позвони мне! — орал парень вслед Родиону, который чуть ли не бегом покидал уборную.

«Домой! Срочно домой!» — думал он про себя, ища глазами Саньку и остальных, чтобы предупредить о том, что он уходит. Хватит с него московских приключений. Лучше родной подмосковной деревни ничего нет. И на будущее нужно раз и навсегда заречься от посещений подобных мест.

Попрощавшись с бывшими одноклассниками, Родион также практически бегом вышел на улицу и вдохнул, наконец, свежий воздух. Он продолжал стоять и смотреть в небо, на котором не было видно ни одной звезды, и размышлял о странной встрече со своим двойником. Надо же, какое удивительное стечение обстоятельств и какая удивительная матушка-природа, создавшая двух разных людей, настолько похожих друг на друга.

«Хм-м, к чему бы могла быть эта встреча?» — размышлял он, продолжая вглядываться в небо.

Звёзды он так и не разглядел, но почему-то в ночном небе ему померещилась снайперская винтовка, целившаяся куда-то в его сторону. И на секунду у него промелькнула не то мысль, не то видение, что ночной небесный снайпер сейчас сидит и определяет, какую из двух мишеней ему поразить.

Романа или Родиона.

И он с жутким внутренним ознобом отчётливо ощутил, что двух вариантов в планах облачного снайпера не предусмотрено.

По какому-то небесному замыслу после этого вечера в живых должен остаться только один из них.

Глава 2

Ми́ла начищала свою старенькую винтовку, готовя её к очередному выстрелу.

К очередному, но крайне важному и судьбоносному, поэтому нужно было всё тщательно продумать, подготовить оружие как следует, чтобы в нужный момент сделать один точный выстрел.

Точность была крайне важна, так как пуль у неё было очень мало и ей приходилось их экономить, решая многие вопросы другими способами, из-за чего все процессы достижения цели двигались крайне медленно.

Ведь только пуля могла лететь очень далеко и поражать точно в цель. А кроме того, пуля стреляла не только в пространстве, но и во времени.

Делая выстрел, например, в феврале, она поражала цель в мае или сентябре. Смотря, насколько далеко находилась её цель в будущем.

Именно так выглядел и проходил процесс воздаяния. Именно поэтому о воздаянии всегда говорили, что оно обязательно настигнет, сколько бы времени ни прошло.

Да. Потому что пуля, выпущенная из ружья Милы, всегда настигала того, кто совершил зло, пролетая сквозь пространство и время.

Но их мир был захвачен, и Мила осталась без ружья воздаяния и без пуль, способных настигнуть обидчика даже через года и века.

Ей приходилось пешком преодолевать большие расстояния и самой доживать до нужного ей времени и там вручную, с помощью ножа поражать нужную ей цель. И на это всё уходило гораздо больше времени, чем при использовании пуль.

И многие люди и ангелы зарыдали, увидев, что нет больше у богов инструмента, способного воздавать по заслугам.

Но Мила не сдавалась.

Любыми путями она искала возможность добыть себе хоть какое-то оружие для воздаяния, и ей это удалось.

Спустя много веков в её руках была, наконец, винтовка и пули, с помощью которых она смогла воздавать за гораздо меньший промежуток времени.

Но из-за экономии пуль Миле приходилось очень тщательно выбирать мишени для стрельбы, и поэтому многие злодеяния по-прежнему оставались безнаказанными, так как на них просто не было пуль. А те, что имелись, береглись ею для судьбоносных выстрелов.

Для мишеней, после поражения которых могло кардинально что-то измениться во многих процессах и явлениях, а не просто для одного человека или ангела.

И вот сейчас был именно такой важный момент, когда она готовила свою винтовку и одну из пуль для судьбоносного выстрела, после которого многое могло измениться.

Но сегодня стрелять она будет не из винтовки. Этот момент ещё впереди. Она пока просто пристраивала прицел и проверяла все механизмы.

Сегодня же она выстрелит из другого оружия, для того чтобы поближе подобраться к нужной ей мишени.

И взяв рогатку и вложив в неё крупный камень, Мила прицелилась и выстрелила, точно попав в нужную мишень, полностью выведя её из строя.


Родион оцепенело стоял, находясь в полном ступоре.

Все вокруг бегали, шумели, кричали, а он даже не мог двинуться с места.

Каким-то чудом он только что остался жив. А вот его машина была размазана в хлам.

А ведь он всего лишь вышел из неё на пару минут, чтобы заскочить в магазин за покупками. И за эти несколько минут в его машину врезалась другая, практически расплющив его старенькую «Ладу» со стороны водительского места.

Если бы Родион сидел внутри, то он уже был бы мёртв.

Он смотрел, как из врезавшейся машины вынимают водителя, которого придавило спасательными подушками. Судя по всему, он был жив, но был оглушён ударом.

Он что-то бормотал про отказавшие тормоза, но Родиону от этого легче не становилось. Всё, что он сейчас ясно понимал, это то, что он едва не погиб, и то, что он остался без средства к передвижению и существованию, так как его «Лада» была для него практически кормилицей.

У него был свой довольно большой участок земли, где он установил теплицы для выращивания разных экологически чистых овощей, и машина была просто необходима, чтобы развозить заказы своим покупателям или в магазины.

И хоть его машина была далеко не новая, но она исправно служила, и Родион даже не собирался брать другую в погоне за модой обновления. Если заказы были объёмные, то он просто ещё использовал прицеп и всё.

И вот сейчас он смотрел на свою разбитую машину и в уме автоматически щёлкали цифры, сколько он должен завтра развести товара покупателям и что всё это он не сможет сделать. Соответственно, нужно будет возвращать покупателям деньги, которых у него уже практически не было, так как он вложил их в нужные ему материалы и инструменты.

Родион медленно сел на тротуар.

При таком раскладе оно, может, и лучше было бы, если бы он сидел в машине. Тогда сейчас у него не было бы всей этой головной боли. Просто ушёл на небеса и забыл обо всём.

Но нет. Небесному провидению захотелось поступить с ним вот так. А ведь он ничего плохого в жизни не сделал. Всего достиг сам, над всем трудился тоже сам. Помогал, когда мог.

И вот она награда за его труды. За секунду лишить его средства передвижения и, соответственно, заработка.

— Вот так вот, Родион Ми́лов, — сказал он сам себе. — Даже твоё имя и фамилия не могут застраховать тебя от таких вот ситуаций.

Его родители в своё время увлекались русскими славянскими корнями, и когда у них родился сын, то они и решили назвать его именем, которое и не резало бы слух современному обществу, и при этом содержало бы в себе имя самого главного древнего славянского бога «Род».

Вот так он и стал «Родион». То есть «Род и Он» — Бог и их сын.

Таким образом родители хотели дать ему своего рода защиту от разных невзгод.

И честно говоря, она, действительно, у него была. Он не мог пожаловаться на то, что в его жизни происходили какое-то казусы, неприятности или несчастные случаи. Всё это было всегда за пределами его жизни, и для него всегда удивительно было слышать, что у кого-то что-то постоянно происходит.

У него ничего подобного никогда не было. У него происходило ровно то, что он сам себе запланировал и наметил, и никаких случайных неприятностей никогда не происходило.

А если в его жизни появлялись какие-то сомнительные люди, которых что-то не устраивало в его честном труде, то по странному стечению обстоятельств они всегда получали по заслугам за свои козни, которые они ему строили.

И его родные не раз удивлялись тому, как вокруг Родиона самоустранялись все недоброжелатели, получавшие каждый своё. И каждый раз они с удовлетворением и гордостью напоминали самим себе, какие они молодцы, что назвали сына именно так, дав ему защиту самого Рода.

Родион не верил во все эти домыслы, но с возрастом не мог не заметить, что у него, действительно, всё как-то не так. Правда, в силу имени он так и не уверовал, но существование какого-то собственного ангела он потихоньку стал допускать.

Уж слишком лихо и точно решались ситуации со всеми людьми, решившими ему досаждать. Словно его ангел сидел и отстреливал вокруг него всех, кто посмел косо посмотреть в его сторону.

Но сегодня, видимо, что-то пошло не так.

Сегодня неприятность не обошла его стороной. Сегодня она буквально вышибла ногой дверь и вломилась в его жизнь. И для него это был просто шок.

В голове был вопрос, который он слышал тысячи раз от других людей, но никогда не приходилось задавать его самому.

Почему и за что?

Почему с ним это сегодня произошло? И за что судьба так с ним поступила, повергнув его в круговорот возникающих проблем?

Родион продолжал сидеть на тротуаре, оставаясь безучастным ко всему происходящему. Прохожие сами вызвали службы скорой помощи и ГАИ. Те сами составили какой-то протокол со слов очевидцев. Сказали ему, что нужно делать и какие его дальнейшие действия по страховке.

Он словно во сне отвечал на все вопросы, желая, чтобы это закончилось как можно скорее.

Он мечтал оказаться в своём доме, среди своих теплиц, где всё было знакомо и предсказуемо.

И спустя несколько часов он, наконец, оказался один в знакомом ему уютном домашнем пространстве. Родители бегали вокруг него, суетились, пытались приводить какие-то доводы, чтобы вселить в него оптимизм, и даже предлагали пути решения, говоря, что всё не так страшно.

И по здравому рассуждению Родион это тоже понимал, что всё не так критично. Что можно и одолжить машину на пару дней, чтобы развезти уже купленные заказы. Но стоял вопрос, как быть с новыми.

Если остановить приём заказов, то овощи банально пропадут, и он опять же потерпит убытки.

В общем, проблема в любом случае однозначно нарисовалась, и её нужно было как-то срочно решать.

«А как хорошо день начинался», — удручённо думал он, направляясь в свою спальню, чтобы прилечь и немного успокоиться.


Стоял яркий солнечный день, заливавший своими лучами весь его стол, на котором, как всегда, была наложена куча разных бумаг.

Родион машинально проследил за солнечными лучами, и его взгляд упал на визитки, которые ему всунул пьяный мажор в ночном клубе Москвы.

Это было день назад.

Он машинально протянул руку, беря в руки два плотных кусочка картона.

«Подмени меня, и я заплачу тебе…» — вспомнился ему разговор того вечера.

Родион вчитался в надписи на визитке.

«Рома́н И́горевич Па́лов», электронный адрес и телефон.

Родион присел на стул у стола, продолжая смотреть на визитку.

«Подмени меня, и я заплачу тебе…» — сверлила в голове фраза выпившего парня.

Родион сжал и разжал кулаки. Неужели он опустится до такого? Неужели ради денег он пойдёт на обман и будет выгораживать и очищать репутацию бездельника и тунеядца?

Родион вздохнул и отложил визитку в сторону. Открыл ноутбук и стал просматривать заказы.

Увидев, сколько их насыпалось, Родион застонал вслух. Без машины он финансовый труп. Ему срочно нужно было решать этот вопрос. Но как, если в кредит он категорически не хотел влезать?

«Подмени меня, и я заплачу тебе», — соблазнительной змеёй просачивалась фразочка в его сознание, стирая границы между принципами и острой проблемой.

Родион сжал челюсти.

«Насколько аморален такой поступок с точки зрения этики?» — пытался он рассуждать хладнокровно. Насколько большой вред он причинит, пойдя по такому пути решения вопроса?

Через минуту внутренних терзаний между моралью, нравственностью и сложившейся проблемой у Родиона вскипел мозг.

Как же тяжело было принять правильное решение! Поступиться своими принципами и продаться этому пацану или, как настоящий мужчина, пытаться разрулить ситуацию самостоятельно с помощью обычного честного труда?

На экране ноутбука появилось оповещение о новом заказе, и Родион понял, что у него нет времени решать ситуацию обычным и привычным путём. Через несколько дней дело его семьи начнёт стремительно идти ко дну, а следом за ним и они сами.

Родион снова взял в руки визитку с координатами парня из клуба.

— Ну, подумаешь, подменю парня разок, — уговаривал он сам себя. — Он в любом случае промотает свои деньги, а так хоть немного мне достанется, и на них я как раз принесу людям пользу, выращивая полезные продукты.

Он продолжал смотреть на визитку, замечая, как его пальцы слегка дрожат.

— По сути, ничего противозаконного я не делаю, — продолжал он уговоры самого себя. — Даже президенты и звёзды шоу-бизнеса посылают своих двойников на какие-то малозначимые мероприятия из-за слишком плотного графика работы.

Пальцы начинали дрожать сильнее, при этом вторая рука уже робко тянулась к телефону.

«Боже, что он делает?!» — вопило внутри него. А пальцы уже набирали номер, указанный на визитке.

«Остановись!» — кричал голос разума. Но палец уже нажал кнопку вызова.

Послышался первый гудок вызова, и вместе с ним Родиону показалось, что протрубила первая труба, оповещающая о новой главе его жизни.

Гудки прекратились, и в трубке послышался голос:

— Самый чёткий пацан у аппарата.

Родиону пришлось буквально отдирать язык от нёба, чтобы произнести.

— Это Родион из ночного клуба. Помнишь меня?

Глава 3

Мила была довольна как никогда.

Ей это удалось.

Получилось свести двоих внешне похожих людей вместе.

О-о, как же она ждала этого дня и как кропотливо трудилась над этим! Осталось всего несколько маленьких штрихов, и она начнёт свой процесс одаривания и воздаяния.

Это было то, что она умела лучше всего. То, к чему всегда стремилась её душа и вся её суть.

И вот через долгое время она опять будет вершить свои дела. Не идти к ним, не подбираться к ним, не искать их, не готовиться к ним.

А будет вершить их.

Одаривать милостью своей и воздавать по заслугам.

Она снова подняла рогатку и взяла небольшой камень.

От пули он отличался тем, что ранил, но не ликвидировал.

И именно это ей сейчас было нужно. Ранить, но не убить.


Родион внимательно просматривал видео, которое он заставил Романа записать для него.

Парня, который по случайному стечению обстоятельств стал так называемым его работодателем.

Как ни прискорбно это было признавать, он всё-таки согласился на предложение Романа Па́лова побыть его двойником.

Единственное его условие было, что деньги он заплатит сразу. И вот после первой встречи с ним и обсуждения всех условий на банковской карте Родиона была нужная ему сумма для покупки нового автомобиля, а у Романа появился личный двойник.

И вот теперь он сидел и тщательно изучал жизнь Романа Па́лова.

Раз уж он согласился его подменять, то должен как следует изучить его манеру двигаться, манеру говорить, образ мыслей и понять примерно уровень его развития.

Сейчас было актуально вести видеодневники, и многие снимали свою повседневную жизни и затем выкладывали в интернете. Поэтому Родион попросил Романа записать несколько таких дней из его жизни под предлогом видеоблога, чтобы Родион мог примерно понять, чем дышит и думает этот парень.

Ну и это был полный кошмар!

Уровень интеллекта этого парня не превышал интеллект шестнадцатилетнего подростка. Все его мысли были вокруг девушек, вокруг вечеринок, вокруг гонок на машинах и мотоциклов и разной такой движухи.

Парень однозначно вёл абсолютно бесцельный образ жизни.

Родиона всего передёрнуло от мысли, что ему нужно будет уподобиться этому взрослому подростку. А от лексикона этого парня так вообще бросало в пот. Один сплошной сленг и ни одного нормального слова. Родион и половины не понимал из того, что этот парень лопочет.

Но делать нечего. Раз ввязался, нужно было отрабатывать полученную сумму.

И вот сегодня как раз будет первая подмена Романа на Родиона, и ему нужно быть максимально собранным и во всеоружии.

И сегодняшняя задача была проста. Нужно было просидеть в квартире Романа весь вечер и всю ночь, чтобы его видела домработница, которая в свою очередь должна была доложить отцу Романа, где тот весь день находился.

Этот лоботряс чем-то достал своего отца и тот посадил его на несколько дней под домашний арест, пригрозив лишением карманных средств, которые измерялись миллионами рублей. А у Ро́мыча как раз назревал какой-то крутой слёт мотобайкеров, и он никак не мог его пропустить. И вот тут-то и должен был состояться выход Родиона, который подменит Романа в день этого мероприятия.

Родион в последний раз просмотрел все видео, запоминая детали, и пошёл переодеваться.

Роман скинул фотографии, в чём он одет дома, и Родион купил точно такую же футболку и штаны, чтобы можно было быстро подмениться.

Он тщательно уложил волосы как у Романа, ещё раз отрепетировал его движения, в которых присутствовала некая расхлябанность и разболтанность. После чего, глубоко выдохнув, он пошёл к своей машине, позвонив своим и предупредив, что сегодня ночевать дома он не будет.

Родители понимающе заулыбались, понимая, что их сын совсем взрослый и ночные свидания ему только на пользу.

Родион досадливо сжимал челюсти.

Одно дело врать чужим людям — и другое дело врать своим родным.

— Зато у тебя новенькая машина и ты можешь и дальше продолжать заниматься любимым делом, — оборвал он муки своей совести.

К условленному времени он добрался до нужного места. Роман, как оказалось, жил в одной из квартир элитного жилого комплекса Москвы. Это была его собственная квартира, в которой он проживал отдельно от родителей, но в которой имелась приходящая домработница, следившая за порядком и готовившая ему еду.

И вот против этой-то женщины и готовился заговор с подменой, чтобы она не доложила об отсутствии Романа.

Дальше всё происходило как в каком-то сне.

Родион взял телефон и скинул Роману смс: «Я на месте».

Как и было договорено, он надел широкие солнечные очки, кепку, какой-то шарф и куртку, чтобы никто из жильцов не заметил их внешнего сходства.

Как и было договорено, по сигналу в смс он позвонил в домофон в квартиру Романа, представившись его приятелем.

Ему открыли и, как было договорено, он прошёл в зону подъезда, где не было видеокамер.

Через несколько минут появился Роман, и Родион отдал ему всю свою атрибутику, а Роман ещё раз сказал, на каком этаже находится его квартира, и передал ключи от неё.

Завтра днём они должны были точно таким же образом поменяться обратно.

Родион и глазом не успел моргнуть, как Роман выбежал на улицу, мчась навстречу свободе, а Родион остался один в незнакомом доме, собственными ногами шагая в неизвестность.

На лифте он поднялся на двенадцатый этаж и подошёл к двери с нужным номером, не решаясь вставить ключ и начать это представление с обманом.

Он сделал несколько глубоких вздохов и вставил ключ в скважину.

Благо, что у него хватило ума заставить Романа заснять всю свою квартиру на видео и домработницу в том числе, чтобы он без труда мог ориентироваться. Поэтому его нервозность была далеко не такой, как могла бы быть, но легче от этого не становилось.

«Так, хватит трястись!» — мысленно приказал он себе и решительно повернул ключ в замочной скважине.

Открыв дверь, он уткнулся в суровое и строгое лицо домработницы, которую на эти дни приставили к Роману в качестве круглосуточного цербера.

Она подозрительно смотрела на него и на часы, висевшие на стене.

У Родиона задрожали колени, и он нервно сглотнул, вспоминая её имя.

Гали́на Арка́дьевна.

Родион лихорадочно вспоминал всё, что он о ней знает и как именно Роман с ней общается.

Женщина 47 лет. Строгая, занудная, интеллигентная, всевидящая, папашина шестёрка…

Та-ак…

Родион взял себя в руки, и, вспомнив манеру общения хозяина этой квартиры, исторг из себя перл в духе Романа Па́лова:

— О, Галю́нчик! А чё так часто на часики посматриваем? Ты никак по мне уже соскучилась?

Брови женщины начали медленно ползти вверх.

«Похоже, перебор», — подумал Родион, стараясь боком обойти женщину и проскользнуть в комнату Романа, где он планирует наглухо закрыться до завтрашнего обеда.

— Роман Игоревич, зачем к вам приходил этот приятель? — строго спросила женщина.

— А какая разница? — как можно естественнее буркнул Родион. — Я же вернулся. Папаше можете смело докладывать, что все на месте.

С этими словами он, не оглядываясь, быстро прошёл в комнату Романа и, упав в мягкое кресло, закрыл глаза, стараясь унять бешено бьющееся сердце.

Во что он ввязался?!

Он почувствовал, как по спине стекает ручеёк пота.

Как это пережить?!

В дверь постучали, и он услышал голос Галины Аркадьевны.

— Роман Игоревич, вы во сколько будете ужинать?

Он очень хотел заорать: «Никогда!», но вслух сказал:

— Галюнчик, во сколько скажешь, во столько и буду. Лишь бы вы с батей улыбались и были счастливы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.