электронная
200
12+
Милая Мия и Верховный наставник

Бесплатный фрагмент - Милая Мия и Верховный наставник


5
Объем:
320 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-7512-5

Глава 1
Домой

Неожиданно дорога оборвалась… Пришлось продираться сквозь толстый колючий кустарник. Было страшно и жутко. Она давно в пути. Её терзали плохие предчувствия, и то там, то тут она находила им подтверждения — дурные знаки и знамения. Что она теперь увидит дома? Хотя правильнее сказать, что она найдет в том месте, который не так давно называла домом. Где царила гармония и любовь. «Хорошего не жди, как раньше, ничего не будет», — как не гнала она эту мысль, та прочно засела в голове. Она очень хорошо помнила эти места, но сейчас не узнавала: всё изменилось, и не в лучшую сторону. Открытые поляны, залитые тёплым солнечным светом, запах разнотравья и полевых цветов, жужжание пчёл и пение птиц. Ничего этого не было. Вокруг был тёмный недружелюбный лес с множеством упавших деревьев, засохшие сучья которых торчали повсюду плотной стеной, не давая пройти. А через густую поросль живых веток совершенно не проникал солнечный свет. Тяжёлый мрак и пронзительно-гнетущая тишина царили здесь. Пугающая, омерзительная тишина! Нет, так не должно быть!!!


Внезапно лес расступился, и она очутилась на берегу мелкого, полностью заросшего тиной пруда, больше похожего на болото. Стоял мерзкий гнилостный запах, а небольшие клочки тёмной застоялой воды, свободные от густой массы водорослей, не внушали доверия и желания поплавать. Да и подступиться к воде не было никакой возможности — берега сильно обросли камышом. Она едва успела вытащить ногу из зловонной утягивающей жижи. Что же делать? Как ей пройти? Слева непроходимой преградой росли ивы, они полностью стояли в воде, а их многочисленные ветви свешивались прямо в пруд, совершенно перекрывая возможность перебраться на ту сторону. Справа некое подобие высокого холма, сплошь заросшего еловым лесом, с крутым почти отвесно расположенным берегом, а внизу всё та же внушающая ужас топь. И снова эта невыносимая тишина. Не слышно даже лягушек. В таком месте, похоже, не могло жить ни одно живое существо, настолько мрачно оно выглядело. Но как же быть? Ей нужно идти дальше, ей нужно перебраться на тот берег!


Да, а как бы здорово было сейчас взлететь, оказаться в своей стихии — голубом бездонном небе, поймать ветер и оставить это место навсегда далеко позади. Но она не может… Не может летать. Это испытание, это наказание учителя. Она ослушалась его, поступила по-своему, как считала правильным, поэтому лишилась всего: возможности летать, дома, родных. Но ей придётся пройти через это, ей придётся стать взрослой!


Вдруг справа она как будто увидела подобие тропинки. Хватаясь за сучья, подошла ближе и обнаружила небольшой проход в одну ступню. С одной стороны — обрыв, леденящий кровь, с другой — сплошная непроницаемая стена ельника.


Почему так страшно? Она никогда не боялась высоты, но здесь чувствовалась какая-то неотвратимая опасность. Впрочем, другого выхода всё равно нет, и она решилась. Вступив на узкую дорожку, осторожно пошла вперёд. «Только не смотреть вниз, только бы не свалиться в зловонную жижу», — промелькнуло у неё в голове. Она пыталась успокоиться, повторяя про себя, что это испытание, просто очередное испытание учителя. Но это не действовало… Жуткий липкий страх подкрался, вливаясь по капле, и начал медленно овладевать её сознанием. Она уже прошла часть пути, но внезапная паника накрыла, увлекла. Всё как будто в тумане, и ей кажется, что из этой чёрной смердящей жидкости к ней тянут руки её близкие, зовут к себе жуткими вкрадчивыми голосами, она видит образы на воде, очертания обезображенных лиц, взывающих о помощи. Только бы не упасть, только не в эту грязь, топь, из которой уже не выбраться никогда! Ступня скользит, комья земли летят вниз и разбиваются мелкой россыпью о тёмную воду. А она пребывает в оцепенении и всё ещё бездействует. И тут левая нога полностью уходит в пропасть. Хватаясь руками за воздух, она падает на крошечную полоску спасительного прохода и замирает на секунду, пытаясь напряжёнными ладонями хоть как-то удержать тело на поверхности, но теперь и правая нога предательски теряет опору, медленно и неумолимо съезжает в пропасть. Остались мгновения, руки не выдержат, и она устремится вниз. Она боится пошевелиться, понимая, что это конец. Неужели всё? Нет! Неправда! Она должна дойти. Её ждут, но не здесь! Домой! Домой! Собрав волю в кулак, она делает глубокий вдох, рывок и каким-то волшебным образом вытягивает себя обратно. Неужели получилось?!


Встряхнувшись и чуть отдышавшись, она наконец освободилась от опасного наваждения, охватившего её: несмотря ни на что смогла идти дальше и через несколько секунд оказалась на другой стороне пруда.


Что теперь? Что ещё приготовил для неё наставник? И как, вообще, случилось, что человек, которому она доверяла как самой себе, человек, которым она так восхищалась и уважала, превратился в безжалостное самодовольное существо, в ужасное мерзкое чудовище.


И как же давно она не видела родителей, сестрёнку, друзей? Сложно и вспомнить, всё было как будто в абсолютно другой, прошлой жизни…


А ведь они жили чудесно — весело и счастливо, пока учитель не решил создать свой идеальный мир. У него был великий талант, хотя почему был, есть и сейчас — превращать всё хорошее в плохое, прекрасное в омерзительное. Как этот чудесный лес, который он превратил в мрачную неживую чащу. Он возлагал на неё, свою ученицу, большие надежды, которые она не оправдала, и теперь мстит ей за это. Хотя, может, и нет. Для этого надо что-то чувствовать. А он не может, не умеет. Сколько она его знала — он всегда был слишком спокоен и хладнокровен, и она принимала это за силу и твёрдость духа. Может, так оно и было. Вначале. Впрочем, нет, просто она прозрела и смогла увидеть зло. В своём учителе! Которое он умело прятал! Долгое время он собирал, преумножал силу и когда наконец почувствовал своё могущество, показал настоящее лицо. А ведь она, одна из самых приближённых к нему людей, должна была заметить это раньше… Но даже сейчас у неё возникали сомнения на его счёт — может, он прав и действительно стремится к общему благу, может, ей сдаться, подчиниться воле этого человека, так будет лучше для всех. Но нет же, нет!!! Не может быть «благо» там, где все несчастны. Это неправильно! Неверно!


Снова пошли непролазные кусты терновника, жуткие колючие ветки, а под ногами влажная земля, полностью покрытая гниющими листьями. Как пройти сквозь эти заросли? Но, главное, куда?! Эх, сейчас бы подняться над всем этим, увидеть солнце, синее глубокое небо, свой город и дом! Милый дом…


От отчаяния она стиснула кулаки. Ну уж нет, сдаваться она не намерена! Пусть наставник и отобрал у неё часть магической силы, но всё же она волшебница! И дорогу из леса домой найти ещё в состоянии. Несмотря на всю его силу, он и её многому научил. И у неё есть выбор, как воспользоваться этими знаниями. Решать ей!


Но что это?! Пребывая во власти неприятных мыслей, она не успела заметить, как тяжёлая густая мгла спустилась на землю. И опять её настиг этот невыносимый запах застоя, гнили и тления, а влажная пелена тумана полностью застелила глаза, ещё и руки, исцарапанные в кровь сухими сучьями, неприятно саднили. И куда же идти, когда не видно ничего на расстоянии вытянутой руки?


Она понимала, что всё серьёзно, враг её настроен решительно и отступать не намерен. Но она чувствовала дом, и, чем больше сгущался и темнее становился мрак, тем отчаяннее она рвалась туда, где непролазнее была чаща леса, туда, где были её родные места. Она должна попасть домой, во что бы то ни стало, она должна спасти свою семью, свой мир, теперь только она и может это сделать.


И тут вдалеке внезапно забрезжил свет. Она обрадовалась и стремительно бросилась вперёд. Раздвигая руками ветки густого кустарника, она увидела маленькую уютную поляну. С травой! Нежной изумрудной травой! Такой свежей, пахнущей летом и безмятежностью. Какое счастье! Ей сразу захотелось ощутить её ногами, и она, скинув обувь, ступила босиком на мягкий приятный покров. После мрака влажного жуткого леса поляна показалась ей чудесным волшебным спасением. Даже редкий луч солнца блеснул на секунду, оголив из густой поросли молодых деревьев большой кряжистый пень. Вот где можно отдохнуть и поймать хоть кусочек солнечного света, набраться сил, которые, она остро почувствовала только сейчас, таяли с каждой минутой. Да, она вдруг резко ощутила, как велика опасность «застыть» и остаться здесь навсегда. Впрочем, учитель, несомненно, «позаботится» о ней.


Аккуратно ступая по траве, она устремилась к остаткам срубленного дерева. Убирая зелёные тонкие побеги, она уж было дотянулась рукой до пня, собираясь сесть, и тут неожиданно беззвучно вскрикнула; звук так и застыл в горле… Не мигая, готовая к прыжку, на неё смотрела огромная змея. Толстые зелёные кольца плотной противной массы ещё покоились на пне, но часть тела ядовитой гадины уже напряглась, готовясь к молниеносному броску. В глазах девочки только и зафиксировались ромбовидные чешуйки зелёной кожи. Это были доли секунд, и она поняла, что уже не успеет ничего предпринять, так как её тело, собираясь сесть, принимало нужное положение и по инерции двигалось вперёд к змее. И она, как в замедленной съёмке, будто под гипнозом, зачарованно смотрела в пустые бесцветные глаза жуткой твари. «Ах, как жаль, что не успела, — только и пронеслось у неё в голове, — жаль, что не дошла…»


Картинка исчезла, всё потемнело, кожа руки ощутила холодное тело мерзкой гадины, а плечо почувствовало прикосновение твёрдой неживой поверхности пня, и всё! Дальше она начала проваливаться в глубокую чёрную бездну…


Но прыжка не получилось… Змее просто не дали возможность сделать это маленькие пушистые существа. Их оранжевые тельца замелькали повсюду. Мгновение — и они взяли в плотное кольцо опасную рептилию, создав толстый меховой заслон между ней и девочкой, оттеснили, прогнали прочь.


Очнулась она от солнечного лучика, пробравшегося сюда через лесную мглу каким-то чудом и теперь забавлявшегося с её ресницами, как маленький котёнок. Змея не успела укусить девочку, она только задела её своим хвостом. Но проведя уже несколько дней без солнца, её источника энергии, она совершенно обессилела, что и вызвало этот глубокий обморок.


Вокруг заботливо суетились травочушки. Да, это были они! И сейчас её храбрые помощники, громко фыркая и беспрерывно шевеля розовыми язычками, очень пылко показывали, как сильно за неё переживали, и как рады, что она, наконец, пришла в себя.


— Всё, всё, мои хорошие, — ласково успокаивала их девочка слабым тихим голосом, — я с вами и больше никуда не уйду.


Она встала, отряхнула платье и огляделась. Травочушки внимательно следили за нею, готовые в любой момент поддержать свою ослабленную хозяйку. Действительно, голова сильно кружилась, солнечный свет хотя и помог ей очнуться, но полностью восстановить силы юной волшебницы был не в состоянии, его явно было недостаточно. Она снова опустилась на мягкую прохладную траву, прикрыла глаза, собираясь внутренне с силами. Да, нужно продолжать путь. И травочушки ей в этом помогут. Они ждали только приглашения отправиться в дорогу и явно знали, куда идти.


Ну, пора! Она дала им понять, что готова. И милые рыжие броненосцы важно покатились вперёд. И Мия даже не ожидала, как, оказывается, рядом находилась она с домом. Хотя вряд ли теперь можно было назвать это место домом…

Глава 2
Кира и кот

Сердце сжималось от тоски и горя. Прекрасный волшебный мир, созданный Мией, рухнул с её исчезновением. Кира всегда мечтала иметь подругу и, когда в её жизни появилась Мия, завидовала самой себе. Время, проведённое вместе с нею, было самым лучшим. Теперь она чувствовала такую пустоту и утрату чего-то настолько для неё важного, что не знала, как с этим жить.


Хотя надежда, пусть даже и призрачная, была… Ниточка, которая могла привести её к подруге. Может, конечно, и глупо было надеяться на говорящего кота, но всё же… Это странное существо, Милан, появившийся из ниоткуда у дверей Мииной квартиры, был на данный момент единственным связующим звеном с тем миром, где жила её подруга.


Зайдя в квартиру и прикрыв за собой дверь, она прошлась по тёмному коридору на ощупь. В комнатах было тихо, занавески задёрнуты, никаких шорохов и движений. И Кира начала уж было сомневаться в существовании кота. «Может, мне и правда показалось, и от горя начались галлюцинации, — подумала она. — Надо взять себя в руки, наконец. Ведь жизнь на этом не заканчивается! Или заканчивается?»


Осознание горькой потери — она больше никогда не увидит Мию, та исчезла, пропала, улетела в неизвестном направлении — накрыло Киру с новой силой, и почти высохшие горькие слёзы отчаяния полились вновь.


— Может, ты меня всё же покормишь, — неожиданно раздался отчётливый голос из кухни.


Кира опешила. Неужели и правда кот разговаривает? Она кинулась опрометью в кухню, но в темноте, натолкнувшись на какой-то предмет, сильно стукнулась локтем и, потирая ушибленное место, пошла уже медленнее, с осторожностью осматривая дорогу.


На кухне было светлее, чем в остальных комнатах: в не закрытые шторами окна проникал солнечный свет. И Кира сразу увидела кота, развалившегося на её любимом стуле, на котором привыкла сидеть раньше она, уплетая с огромным удовольствием Миины блины и булочки и запивая все это ароматным чаем. Котяра был действительно необычайно огромных размеров. И она вспомнила, как совсем недавно, встретив его в квартире Мии, приняла в темноте за жуткое чудовище и потеряла сознание. Картинка всколыхнула в памяти и предшествующие этому события — странный сон и ужас, который она испытала тогда. И что примечательно, подруга явно не благоволила к своему домашнему питомцу — в тот раз она прогнала его с кухни, даже не дав Кире погладить пушистое создание.


Интересно почему?


Она насторожилась, даже мелькнула мысль уйти, но всё же этот кот из сундучкового города был теперь её единственный, пусть и призрачный, шанс найти подругу, и она решила, что не упустит его!


— Тебя зовут Милан, так? — наконец прервала молчание Кира, заключая: — И ты разговариваешь?


Кот что-то невнятно муркнул. Его внимание было поглощено другим, крайне интересным занятием: ожесточенно-сосредоточенный, он ловил летавшую вокруг него муху.


Но несмотря на то, что он по сути толком ей не ответил, она продолжала задавать вопросы:


— Ты разговариваешь только со мной или можешь со всеми?


— Могу, если захочу, — произнёс кот уже чётко, наконец прижав лапой к полу вредную муху. Затем он как-то очень по-человечески хмыкнул и бросил с неким вызовом: — Я ещё и не то могу! — И уставился на Киру своими зелёными немигающими глазами.


— Едой пахнет, — облизнулся он. — Ты это… Налей, что ли, молочка мне… Ну и сама угощайся, а то рыдания твои уже надоели.


Кира оглянулась. И только тут заметила на столе чайник, чашки и булочки с корицей. «Как будто Мия знала, что я приду», — подумала Кира. Она была приятно удивлена, хотя и пребывала в некоем ступоре. Да это и понятно! Столько переживаний навалилось на неё, столько событий произошло за один день: беспокойство по поводу её танцевального выступления, успех, радость, затем горе, отчаяние и вот снова надежда. Такая смесь самых разнообразных эмоций и чувств не прошла даром. Кира ощущала некую нереальность, как будто все эти события произошли не с ней, а с какой-то другой девочкой, и сама она смотрит на всё это со стороны. Это как фильм про неё, но не с ней.


Она послушно открыла дверцу холодильника, достала молоко и налила в блюдце. Внезапно действительно очень захотелось есть. Она придвинула другой стул и стала быстро, почти машинально, доставать различные баночки со сгущёнкой, вареньем, ставя всё это на стол.


Кот, уже вылакавший своё молоко, важно облизывал усы и внимательно следил за действиями Киры. Когда девочка, удобно устроившись на стуле, в конце концов поднесла ко рту намокший в сгущёнке кусок булки, он снова заговорил:


— Так ты хочешь помочь Мие?


Кира с набитым ртом округлила глаза и яростно затрясла головой, всем своим видом показывая, как сильно этого хочет.


— Тогда давай так, — важно продолжил Милан, — я помогу её найти, но мне нужно кое-что от тебя: обещание, что будешь во всём меня слушаться. — На секунду он прервался и, с ленцой махнув два раза хвостом, капризно добавил: — И если ты с этим не согласна, не стоит даже начинать.


— Да! Да, конечно! — с нескрываемым энтузиазмом закивала удивлённая Кира. «Как будто у меня есть выбор! — подумала она. — Мне нужно найти её и помочь во что бы то ни стало! Она столько для меня сделала! И если она в опасности, я должна её спасти!»


— Смотри, — фыркнул кот, — если ослушаешься меня, будем считать наш договор расторгнутым.


Кира открыла было рот, чтобы заверить его в полной своей покорности, но тот движением лапы вдруг остановил её, проворчав: — Я тебе верю. — И дальше начал с важным видом раздавать указания: — Значит, так. Сейчас иди в гостиную, возьми из сундука коробочку и принеси сюда.


Она, передвигаясь на ощупь, послушно пошла в комнату и первое, что сделала: распахнула там шторы. Последние лучи заходящего солнца проникли в помещение, осветив его ярким оранжевым светом. И Кира стояла, любуясь, как зачарованная, изображённым на стене сундучковым городом, который так был похож на тот настоящий, реальный, в котором они с Мией веселились на карнавале, что слёзы снова подступили к горлу. Она должна туда попасть! Любым способом!


Громко шмыгнув носом, она хотела уж было заплакать, но Милан, предусмотрительно последовавший за ней, был начеку:


— Ох, ну что? Опять слёзы? И почему вы девчонки все такие плаксы? — поддел он Киру.


— Вот ещё! — огрызнулась она, всё же виновато оправдываясь: — Не собиралась я плакать, просто насморк.


— Тебе там понравилось? — проследив за её взглядом, задал вопрос кот с новой необычной интонацией, проходя вдоль разрисованной стены, быстро и мелко помахивая кончиком хвоста.


— Да! — почти прокричала Кира, взволнованно продолжив: — И я очень, очень хочу туда вернуться. Ты же поможешь?


— Мрр, да! — величественно промурчал Милан и многозначительно добавил: — Но и ты не забывай, что кто-то обещал во всём меня слушаться.


— А я что делаю?! — парировала Кира.


— Тогда открывай сундук, — невозмутимо мяукнул кот.


Кира промолчала, пытаясь скрыть раздражение, подошла к сундуку и обнаружила, что он закрыт. Да, вот висит большой кодовый замок. В памяти прокрутилось, как Мия открывала его при ней, набирая какие-то цифры. Но какие? Конечно, сейчас и не вспомнить, да она и не смотрела, не запоминала ничего тогда. И что же теперь делать? Девочка вопросительно смотрела на Милана. Но по его озадаченной морде поняла, что он тоже в замешательстве.


— Попробуй такую комбинацию, — наконец взволнованно произнёс он и назвал ей три цифры.


Кира попыталась, но безрезультатно. Тогда кот возбуждённо замахал хвостом.


— Какое ещё число она могла ввести? — скорее сам себе раздражённо буркнул он и начал лихорадочно наворачивать круги вокруг Киры так, что у неё закружилась голова, и она, не выдержав, плюхнулась в кресло.


Кот тут же запрыгнул ей на коленки и стал равномерно урчать, мягко топчась передними лапами, и Кира вдруг заметила, что на одной из них что-то поблёскивает, она хотела рассмотреть поближе что это, но тут внезапно почувствовала, что глаза сами по себе закрываются, и ей очень захотелось спать. Очнулась она, как ей показалось, через секунду. Кот уже сидел у сундука и с нетерпением смотрел на девочку.


— Давай быстрее, — поторапливал он её, — попробуй снова.


Он назвал другую комбинацию, которую Кира, всё ещё пребывая в полудрёме, набрала. И о чудо! Сундук открылся!


По всей комнате разлился запах лаванды. Этот аромат показался ей таким родным и любимым, что было в общем-то занятно, так как раньше он совсем ей не нравился. Она заглянула внутрь: вещи были аккуратно сложены, и Кира вдруг почувствовала некую неловкость: её с детства приучали, что трогать, а тем более брать чужие вещи нельзя, но она обещала во всём слушаться кота. «Это нужно для дела, чтобы найти и спасти Мию», — успокаивала она себя и свою совесть.


Кот же в это время, запрыгнув на сундук, грациозно расхаживал по краю. Он даже как будто и не смотрел внутрь, но быстро указал лапой на небольшую синюю коробку, которую Кира послушно достала и открыла. Там были аккуратно разложены различные изящные вещицы. От этого многообразия у девочки разбежались глаза. Захотелось разглядеть всё получше, потрогать, кое-что даже примерить. Но кот не дал ей такой возможности. Кончиком хвоста он ткнул в маленькую зелёную шкатулку в самом углу. Кира поняла. Она извлекла её на свет и обнаружила там изумительной красоты кольцо.


— Надень его, — скомандовал кот, — и никогда не снимай: через него я буду держать с тобой связь. А сейчас иди домой. Когда всё будет готово, я вызову тебя, и мы отправимся к Мие.


— Да? А каким это образом ты меня вызовешь? — раздражённо спросила девочка — её явно задел его лаконичный повелительный тон, и она недовольно заметила: — Кольцо не телефон.


Тут кот взглянул на неё так, что Кира поняла, что сморозила какую-то глупость. А пушистое создание, многозначительно помолчав несколько секунд, явно наслаждаясь моментом, самодовольно промурчало:


— Ты узнаешь, поверь мне.

Глава 3
Новый друг

Как и любая девочка на её месте, Кира не могла сдержаться — сразу надела кольцо на палец и всю дорогу до дома любовалась им, ожидая чуда. Но ничего не происходило, и она переключила своё внимание на размышления о том, что случилось за день.


Она вспоминала, как ещё утром не знала, куда себя деть от растерянности и волнения перед своим выступлением, и всё же переборола ужасную неуверенность, заставила себя станцевать перед всем классом. И как! Так, что даже королева, Вероничка, не могла скрыть своего удивления. А с каким восторгом все смотрели на неё, даже мальчишки. О, да! Она имела оглушительный успех, и всё благодаря зелью, которое дала Мия.


«Мия, милая, чудесная Мия, где она сейчас, что с ней?» В этот момент Кира так остро захотела увидеть её, обнять, поделиться своей радостью, что снова почувствовала то мучительное отчаяние, который испытала, когда нашла её прощальную записку. Но нет, она больше не будет предаваться этому чувству, не будет плакать, теперь у неё есть надежда и возможность попасть в мир подруги, пусть даже и с помощью странного говорящего кота.


Тем более дома Киру уже ждала мама, которая явно сильно беспокоилась и переживала. А ей когда-то казалось, что маме всё равно и что она её не любит. А мама любит, очень любит! И папа тоже! Как же они обрадовались, когда узнали, насколько успешно она выступила! Как сопереживали! Кира, конечно, в красках поведала всё про школьную вечеринку и своё выступление, не забывая упомянуть и комплимент Веронички. Тут она вспомнила, кто купил ей «классный прикид», и бросилась с благодарностью целовать маму, которая, в свою очередь, так растрогалась, что предложила дочери посещать школу танцев в следующем году. Потом они все вместе обсуждали планы на летние каникулы, вспоминали прошлый отпуск, много смеялись.


За приятным разговором родители изначально не обратили внимания на её новое кольцо, однако ближе к концу ужина папа всё же заметил его и поинтересовался, откуда взялась столь необычная вещица. Кира сначала покраснела, не решаясь соврать, потом сказала, как учила Мия: только часть правды. Кольцо, мол, подарил новый друг. При этом она таинственно улыбнулась и покинула кухню. Что ж, подозревайте, мол!


Но прошло несколько дней, а от Милана не было никаких вестей. И Кира начала уж было беспокоиться. Она даже решила снова наведаться в квартиру Мии: возможно, что-то напутала, неправильно истолковала инструкции кота, как тут внезапно после завтрака обнаружила, что кольцо ожило!


Оказывается, она и не поняла сначала, что украшение представляет собой хвост кота, и вот теперь этот хвост зашевелился, поднялся и… превратился в пламя свечи. Кольцо просто завораживало, и Кира в изумлении смотрела на него, гадая, как кусок металла мог превратиться в огонь. Правда, пламя это не обжигало, но светило ярко красивыми радужными красками. Хорошо, что ещё никого вокруг не было. Световой хвост на пальце точно привлёк бы ненужное внимание.


Кира поняла, что это и есть знак, о котором говорил Милан, — всё готово, он ждёт её. К счастью, эти несколько дней не прошли для неё даром, она всё продумала: составила список нужных вещей для кампании по спасению подруги, не забыв даже положить любимый красный шарф, подаренный Мией. Вдруг пригодится! Поэтому она лишь схватила свой рюкзак, в который по науке сложила всё необходимое, и поспешила к выходу.


Дверь на пятом этаже была открыта. Кот сидел на любимом стуле Киры, и это её почему-то ужасно разозлило. Милан явно чувствовал себя хозяином здесь и наслаждался этим. Ей даже показалось по его морде, что он нарочно хочет позлить её. Поэтому она решила не скрывать эмоции и выразила недовольство сразу по нескольким пунктам:


— Почему так долго?! — воскликнула она, небрежно бросая на пол рюкзачок. — И что, обязательно было занимать моё любимое место?!


Вольготно-расслабленное выражение медленно сползало с его физиономии, в глазах появилось раздражение, и Кира с радостью продолжила атаку:


— Когда здесь жила Мия, помнится, тебя даже на кухню не пускали. Интересно, почему? Я уже сомневаюсь, стоит ли доверять такому существу, как ты.


Очевидно, её слова задели кота за живое. Да, воспоминания тех дней были для него явно не из приятных. Подушечки когтистых лап стали судорожно сжиматься-разжиматься, хвост нервно раскачиваться из стороны в сторону, а зрачки глаз резко сузились, что сделало его очаровательную мордочку весьма злобной. Казалось, он готовится к прыжку, чтобы броситься на обидчика, вернее обидчицу. И Кира испугалась: ей сразу вспомнился случай, когда они всем двором разъярили соседскую кошку, которая не давала себя погладить и вообще не слушала команд. Загнанная в угол, она тогда так сильно укусила и поцарапала Лерку, что родителям пришлось везти её в травмпункт, а потом делать очень болезненные уколы от бешенства. Кира совсем не желала такой участи себе, а если принять ещё и во внимание немаленькие размеры кота и его особо вредный характер… она может пострадать и посильнее, чем Лерка от кошки, поэтому предусмотрительно решила впредь держать язык за зубами, от греха подальше. В любом случае никакой пользы от её поддёвок всё равно не было. К счастью, Милан вдруг успокоился и, облизнувшись, принял былую лениво-безразличную позу. В наступившей тишине Кире казалось, что он готовит для неё ответную колкость, но кот опять удивил. Выразительно помолчав несколько секунд, он вдруг промолвил:


— Так ты готова последовать за мной в сундучковый город?


Кира насторожилась. Ведь так этот город звала только она в разговорах с Мией: там красивые уютные домики были все сплошь похожи на маленькие сундучки, поэтому данное сравнение так и приклеилось к месту. Но откуда кот об этом знает? Вряд ли Мия говорила ему об этом.


— А почему ты так сказал… Я имею в виду, назвал этот город сундучковым? — сощурив глаза, с подозрением спросила Кира.


Кот понял, что сболтнул лишнее, даже немного стушевался вначале, но тут же взял себя в лапы и пошёл в наступление:


— Слушай, я не собираюсь оправдываться. Моё терпение вот-вот лопнет. Я, вообще, не знаю, зачем я с тобой связался. Ты рыдала, и я по доброте душевной решил помочь. А ты оказалась высокомерной, невоспитанной особой. Более того, ты ещё меня в чём-то подозреваешь! Всё, с меня хватит, я ухожу. Адьёс. — И кот, спрыгнув на пол и важно распушив хвост, неспешно посеменил в коридор.


Его угроза подействовала на неё отрезвляюще. Действительно, зачем она его всё время дёргает, задевает, подозревает. Что с ней, вообще, такое? Ведь Милан — её единственный шанс найти Мию. Ей стало стыдно, и она бросилась за ним, на ходу извиняясь:


— Прости, пожалуйста. Я не хотела, не знаю, что на меня нашло, просто…


Но кот не дал ей договорить, оборвав на полуслове:


— Ты обещала во всём меня слушаться. Я вижу, как ты держишь слово. И это только начало, а что будет дальше! Думаю, здесь всё понятно. Разговор закончен. Прощай.


Тут Кира испугалась. Сильно. А что, если кот и правда сейчас уйдёт, растворится, как растворилась из её жизни Мия? Нет, она не может его упустить, его нужно остановить любым путём. Отбросив остатки напускной важности, она сложила руки в мольбе и умоляюще заголосила:


— Я больше не буду, не буду, котик, миленький, мне обязательно нужно с тобой к Мие, — начала она замаливать его. Затем, надув губки и сделав просящие глаза, пустила в ход другое оружие:


— Ну ты обещал! Обещал! Я ведь ничего не нарушила. И больше никогда-никогда не буду говорить тебе колкости, подозревать, правда-правда.


— Мне так не кажется, — холодно возразил Милан, и хотя ему было ясно, что партия выиграна, он решил насладиться ею в полной мере. — К тому же ты всё время задаёшь ненужные вопросы, боюсь, с тобой в Планта́йе у меня будут одни неприятности.


Услышав незнакомое слово, Кира страшно хотела узнать, что эта за Планта́йя такая, но кот так напугал её, что она не решилась, боясь ещё сильнее вызвать его гнев. Наоборот, сейчас ей надо было срочно убедить его в своей покорности, и поэтому она снова заканючила:


— Я не буду, обещаю, честно-честно, больше никаких вопросов. Чем хочешь, клянусь.


Милан про себя уже решил, что достаточно напугал её, не стоит перегибать палку, пора и соглашаться. Ведь жертва, т. е. Кира, всё-таки слабая девчонка, может и не выдержать, сдаться. Как тогда он вернётся к учителю без неё?


— Хорошо, — важно произнёс он, — в отличие от некоторых я держу свои обещания. Но в дальнейшем не рекомендую тебе спорить со мной и умничать. Оставь своё высокомерие для других.


Кира покорно склонила голову. Её виноватый вид как будто подкупил Милана. Устремив хвост ввысь, он чинно прошёл в гостиную и остановился возле картины сундучкового города. Затем он пытливо посмотрел на девочку, и Кира похолодела, решив, что сейчас они поднимутся на крышу и полетят. Но ведь без Мии, которая всегда отключала ей притяжение, она полететь не сможет. Тем более Мия есть Мия, с ней не страшно. А вот кот… Да она его толком даже не знает! Честно говоря, она до сих пор не понимала до конца, как можно разговаривать с котом, и чувствовала себя странно, не в своей тарелке. Никак не укладывалось у неё в голове, что он такое же разумное существо, как и она. А если учесть, что он ещё всё время ею командует каким-то непостижимым образом, то, получается, и умнее некоторых будет…


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.