электронная
252
печатная A5
586
16+
Между спасением и смертью

Бесплатный фрагмент - Между спасением и смертью

Объем:
434 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-4033-8
электронная
от 252
печатная A5
от 586

Kнига для побуждения ревности нравственной и духовной
Том 1
Рига

При составлении книги использовались материалы сайта www. аfon-ru.com

Как возник замысел издать эту книгу?

Наткнулись на сайте afоn-ru. cоm на вопросы-ответы.

Среди ответов — один грандиозный. Подумали, что это может быть книга.

Собрали, сколько было денег, сделали заказ в типографии и получился небольшой тираж. Деньги вернутся от продаж, а людям будет польза.

Когда ученикам Христовым открылись глубины беззакония в людях, они ужаснулись: «Кто же может спастись?» Ответ Господа был суровым: «Никто».

Что-то подобное переживут читатели этой книги, когда откроется перед ними бездна человеческого падения и по ходу чтения очевидным станет ответ Господа — «никто». И тем острее встанет вопрос: «Как спастись?»

Автор ведет читателя к различению падшего, нравственного и духовного в человеке. Подводит к индивиду и к сокрывшейся в нем личности, которую никто из людей в себе не знает и не может знать. Бог только может открыть ее человеку. С этого момента и начинается его спасение — возрождение личности. В книге также говорится о церковном укладе, как необходимом условии для этого, об имени Христовом, без которого нет спасения, о книге жизни и имени, записанном в ней, как причине, по которой Небо участвует в спасении человека. О других, Богом даруемых именах, ради которых Господь оберегает чад Своих от имени зверя и от числа имени его — 666.

О соблазнах времени, и как не оказаться в числе тех, которые говорят, что знают, когда и как жить для спасения, а на деле жизненностью мира сего, духа времени и духа лжи поглощены и будучи православными и религиозными не отличают жизненность от жизни во Христе, а религиозность не отличают от веры свыше.

В заключение, Господь все же утешает ужаснувшихся учеников: «Но все возможно Богу», Он говорит, что спасение, особенно в последние времена — это тайна Божия. Об этой тайне — данная книга.

В информационном пространстве интернета тема спасения христиан в последние времена перемешалась со множеством страхов и ужасаний с одной стороны, а с другой с разными утешениями, объяснениями, оставляющими растревоженных людей неудовлетворенными и в тревоге. Вот несколько выдержек:

«На православных сайтах батюшки пугают всеми электронными документами»… В то же время: «Спрашивала не одного священника, даже своего духовного отца, ничего опасного они в этом не видят. То же говорят батюшки на канале „Союз“ и Осипов с ними».

«Духовенство не имеет единого мнения».

«А жертве остается все меньше и меньше пространства для вдоха».

«И когда не станет УДЕРЖИВАЮЩИХ, то быстро проиграются финальные события, описанные в Библии».

«НОМЕР — КАРТОЧКА — МЕТКА».

«Кто поклоняется зверю и образу его и принимает начертание на чело свое или на руку свою… тот будет мучим в огне и сере, и дым мучений их будет восходить во веки веков.» (Откр. 14, 9–11).

«Деградация нашего общества (включая и представителей церковной иерархии) так скора и заметна, что мнится — конец мира будет очень скоро».

Приложим к написанному здесь слова из последней главы Апокалипсиса: «Блажен соблюдающий слова пророчества книги сей», т. е. Откровения ап. Иоанна Богослова. И Ангел Господень говорит: «Я сослужитель тебе и братьям твоим, соблюдающим слова книги сей. Блаженны те, которые соблюдают заповеди Господа Иисуса Христа, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами. И если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, (т. е. жизнью своею не исполнит), у того отнимет Бог участие в книге сей. Ей, гряду скоро!» (Откр. 22, 7, 9, 14, 19–20).

Можно ли беспечно отнестись к этим словам, можно ли, поставив себя в позицию юродивых дев, утешать себя тем, что «милостив Господь», простит и пропустит. Но юродивые девы не смогли войти. Хуже того, услышали суровое: «Не знаю вас».

Если мы не хотим получить на Страшном суде слова «Пойдите от Меня, проклятые», тогда надо внимательно вчитываться в слова Пророческой книги, затем в слова этой книги, заново вслушиваться в слова Евангелия, вникнуть в наставления святых отцов и всмотреться в жизнь Церкви, ту жизнь, которая показывает и ведет ко спасению.

Сделать это, не откладывая, «ибо, — говорит Господь, — время близко» (Откр. 22,10). Тогда «побеждающий облечется в белые одежды, и не изглажу имени его из книги жизни» (Откр. 3, 5).

Трудной будет и данная книга, которую вы держите в руках. Трудным и медленным будет ее чтение. Трудным будет усвое ние в жизнь того, что написано в ней. Но, как и тот, кто в книге Пророчества назван «побеждающий» и «имеющий уши слышать», и «искупленный кровью Агнца», верим и надеемся — доберется до конца.

ШЕСТЬ УЖАСАНИЙ
Четыре вида ужаса в Св. Писании

Теперь, читая Священное Писание, мы видим, что есть четыре способности страшиться и ужасаться:

1– ужас от Господа,

— — ужас, наводимый людьми,

— — ужас от чудес Господних

— — и четвертый ужас — от известий и слухов.

— Так казни Господни наводили ужас на египтян. Когда ковчег Господень находился у Филистимлян, а потом отправлен был в Геф и Аскалон, «была рука Господа на городах их и ужас весьма великий» (1 Царств 5, 9) от казней Господа.

— Наводимый людьми ужас переживает царь Давид: «Отовсюду ужас, когда они сговариваются против меня, умышляют исторгнуть душу мою» (Пс. 30, 14). Пророк Иеремия говорит о войне: «Меч неприятелей, ужас со всех сторон» (Иер. 6, 25).

— Ужас от чудес Господних: «Бес, повергнув человека, вышел из него, и напал на всех ужас» (Лк. 4, 35–36); когда по слову Господа ученики «поймали великое множество рыбы, «ужас объял Петра и всех, бывших с ним» (Лк. 5, 6, 9).

— Вот ужас от известий — Исайя говорит: «Трозное видение показано мне, и отрадная ночь моя превратилась в ужас для меня» (Ис. 21, 2, 4). «Содрогнитесь, беззаботные! Ужаснитесь, беспечные!» (Ис. 32, 11). «Когда услышите о военных слухах, не ужасайтесь» (Лк. 13, 7).

Пятое ужасание — учеников Христовых

Но в Евангелии от Марка приводится беседа Господа с юношей и затем с его учениками. После беседы о наследовании жизни вечной Господь говорит ученикам: «Как трудно имеющим богатство (у юноши было большое имение) войти в Царство Божие. Ученики ужаснулись от слов Его. Иисус говорит им в ответ (на ужасание их): дети! Как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие. Они же чрезвычайно изумились и говорили между собою: кто же может спастись? Иисус говорит: человекам это невозможно, но все возможно Богу» (Мк. 10, 23–24).

Многие из нас не раз читали это место Евангелия, но я не знаю ни одного человека, который бы от этих слов Христа ужаснулся. Ученики же ужаснулись. Что-то открылось им в этих словах, от чего они пришли в ужас. Открылось потому, что слова «имеющим богатство» сказал им Господь. Все три с половиной года, пока ученики были с Ним, Он учил их тому, чтобы они были способны слыша слышать, видя видеть, тем самым приготавливая в них способность к восприятию Святого Духа и последующее их апостольское служение, все совершаемое в руководстве Святого Духа.

Евангелие не открывает нам причину ужаса учеников Христовых. Открывают эту причину святые отцы в своих толкованиях. Причиной ужасания учеников было состояние юноши.

Святой Василий Великий останавливается на словах юноши, которыми он обратился ко Христу: «учитель благий». «Ты называешь Господа учителем, а не делаешь, что должно ученику. (Раздай имение и следуй за Мною, — сказал Господь, а он опечаленный отходит от Господа). Исповедуешь благим, а пренебрегаешь даруемым от Него. (Благий Бог обещает ему сокровища на небесах, но юноша этим обещаниям не придал значения). Ты спрашиваешь о вечной жизни, о спасении, а на деле оказывается, что весь предан наслаждению жизни настоящей». «Знаю многих, которые постятся, молятся, воздыхают, являют всякого рода благочестие, но ничего не дают нуждающимся. Какая же для них польза от прочих добродетелей? Их не приемлет Царствие Божие. Но хотя приговор так ясен и Изрекающий (Христос) не лжив, однако ж, — заключает святитель Василий, — убежденных немного». Убежденных немного! Есть чему ужасаться.

И тем не менее, «не новость, — говорит св. Климент Александрийский, — отказаться от богатства или раздать имение бедным и нищим: так поступали и многие прежде пришествия Спасителя, или по особенной (душевно-избирательной) любви, или из мертвой мудрости (законнической, приличия ради, по собственному рассуждению), или из суетной пустой славы. Что же нового возвещает Христос, что поистине божественно и животворно в деле спасения? Он внушает нам совершенно очистить душу от страстей и с корнем исторгнуть выбросить все из нея, что рождает дурное (страстное) употребление внешних благ и вещей. В таком смысле богатство для каждого смертоносно и если оно погибает — то к спасению человека. Тем же чувством и мыслью будет руководствоваться тот, кто не будет мстителен по отношению к врагу, и тот, кто не будет любить отца и мать больше Христа».

В ответ на ужасание учеников Господь добавляет: «Дети! Как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие». Он говорит ученикам, которые уже «оставили все (рыбацк ие сети, лодки, родных, отца) и вслед за Ним пошли» (Мф. 19, 27), у них нет уже богатства, как есть оно у юноши, но в них есть и остается еще страсть и от нее какие-то недуги души. Если в случае юноши они ужаснулись его состоянию, которое св. Василий Великий назвал «безнадежным», то теперь, от вторых слов Христа о «надеющихся» на богатство, обернувшись на себя, они «чрезвычайно изумились и говорили между собою: кто же может спастись?» (Мк. 10, 26). Очевидно, как ученики выслушали, что было сказано Господом в прикровенном смысле и уразумели возвышенную Его мысль. И были пора жены страхом, опасаясь за самих себя и за свое наследие вечной жизни. Так как спасение предназначено только душам свободным от страстей. А они до сошествия на них Святого Духа такими не были.

Блаженный Августин разъясняет, что суть не в богатстве и не в бедности, а в благочестии. В благочестии — совершенство, равно как несовершенство есть нечестие. «Поэтому Господь сказал: если хочешь войти в жизнь, сохрани заповеди закона (Ветхого), если хочешь быть совершен, поди продай имение и следуй за Мною, взяв крест».

Что следует из этого? Для нас, людей нашего времени, следует одно — недостаточно знать Евангелие, но нужно знать его так, как это угодно Богу. Для этого хорошо бы научиться исполнять заповеди Ветхого Завета и иметь отношения с Богом такие, в какие Сам Бог ставит человека относительно Себя. Для этого, после 10–20 лет церковной жизни нужно бы заново прочесть книги Ветхого Завета, как минимум Второзаконие и Бытие. Достичь исполнения этих книг в своей жизни. Тогда Евангелие будет открываться с его прикровенной стороны. До встречи с Ветхим Заветом (не прочтения только, а встречи) человек и не подозревает, что именно содержит в себе Евангелие. Содержит относительно устроения самого человека, т. е. устроения в нем его внутреннего нравственного и затем внутреннего духовно-нравственного человека. Оставаясь человеком падшего естества, может ли он вмещать Евангелие, им, и через Него преобразуясь в христианина? Как он будет тем, который угодно Богу живет по Евангелию?

Чтобы не беспечно отнестись к только что сказанному, следует прочесть святого Илария, который в богатом юноше видит образ целого народа иудейского. Св. Иларий описывает трагедию народа, который, получив в наследие закон Моисеев, до того пленился и возгордился этим духовно-нравственным богатством, что перестал предполагать чего-либо более лучшего и совершеннейшего, чем является свыше даруемая вера Христова. Народ иудейский, пристрастившись к закону, не мог и подумать о расставании со своим богатством, к которому было привязано сердце его, и потому, предпочитая оставаться с ним, отрекся от Господа.

Но в том же состоянии может оказаться множество нас с вами, современных христиан. В горделивом надмении над Ветхим Заветом, не зная его лицом к лицу и не подозревая о его великости. А ведь его назначение — быть поводырем к Евангелию, Новому Завету. Прочтите Второзаконие. Оно значительно уменьшит заносчивость. И, может быть, войдет в свое значение — быть поводырем. Если нет, тогда изумление уче ников Христовых: «Кто же сможет спастись?» будет относиться и к вам. Как оно относится вообще ко всем нам, нынешним христианам.

Потому что Сам Господь ответил: «Человекам это невозможно». То есть, на вопрос: кто же? Он ответил: никто. Тут и Новый Завет не может спасти.

Далее Иисус сказал: «Нет никого, кто оставил бы все ради Меня и Евангелия и не получил бы ныне, среди гонений, во сто крат более, а в веке грядущем жизни вечной. Многие же будут первые последними, а последние первыми» (Мк. 10, 29–31).

Не удивительно, что после этой беседы ученики шли в Иерусалим за Иисусом и «ужасались и, следуя за Ним, были в страхе» (Мк. 10, 32).

Враждебная Христу религиозность

Мы же, читая святого Илария, видим на примере иудейского народа, как человеческая религиозность может быть враждебна Христу. Как она враждебна Ему во всех народах мира, исповедующих другие религии. Как враждебна Христу в религиях христианских — в католичестве, которое в надмении своей религиозности над всеми религиями мира одним только занято — навязать свою религиозность всему миру и через изощренно устроенную и во многом придуманную свою религиозность к «богатству» ее прибавить богатство вещественное всего мира, а над ним поставить могущество собственной власти над человечеством.

Тем более враждебна Христу человеческая религиозность в протестантизме, который целиком и всеми своими дарованиями и силами живет миром сим в земном мире. И в нем, здесь, на земле, имеет чаяния жизни временной, но богатой, т. е., чает повышать из года в год уровень жизни на земле. Теперь это чаяние выливается в глобализацию и неслыханный ранее прогресс цивилизации.

А православная религиозность может ли быть враждебной Христу? Если иудейская стала враждебной Христу и дошла до гонений на Него и распятия на кресте, тогда такой же станет и православная религиозность. «Знай, — говорит апостол Павел ученику Тимофею, — что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, надменны, горды», и перечисляет в целом 27 признаков злонравного характера христиан православных». (Тим. 3, 1–2). Об этом же и Господь говорит: «Даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем самым служит Богу» (Ин. 16, 2).

Иудейская религиозность не узнала Христа. Православная и тем более любая другая христианская, но человеческая религиозность, не узнает антихриста и примет его учение, его труды по устроению земной жизни, примет с ликованием или удовлетворением. Учение его будет о том, что спасение возможно будет с одновременным сохранением религиозной жизни и всех видов земных богатств, какие каждый имеет для своего довольства. Сегодня приготовлением к этому учению является предваряющее его учение о толерантности. Т. е. учение, которым размываются строгие границы православия как в отношениях с другими христианскими конфессиями, так и внутри себя — в представлениях об образе и характере жизни, ведущей и не ведущей к вечной жизни.

Об этом блаженный Феофилакт, на примере богатого юноши, говорит о нем: «Он ожидал, что Иисус ему укажет такой способ, посредством которого он мог бы (будучи религиозным, т. е. православным человеком) при этом вечно наслаждаться обладанием своего богатства».

Религиозное единство, солидарное антихристу

Антихрист в своем учении и предваряющие его наставники человечества будут говорить о религиозном единстве и вместе с тем о довольстве жизни на земле, о глобальных возможностях этого довольства, о мире и безопасности и ради этого о единстве народов, слиянии культур, единой экономике всего человечества и единой сверхсовременной государственности, основанной на интернетных электронно-цифровых механизмах. Потребуется ввести все народы в единую религиозность во всем мире. Основой для этого будет человеческая религиозность, природа которой едина у всех народов и в каждом человеке составляет часть его падшего естества, т. е. естества, не распознающего истинного Бога. Потому и народ Израиля легко склонялся к поклонению золотому тельцу, когда вождь их Моисей слишком надолго оставлял их, удаляясь на гору Синай.

Православная религиозность, будучи православной по содержанию и по обрядам, т. е. имея обрядовое благочестие и храмовое христианство, вся вместе со своими религиозными вождями и вслед за ними придет на поклонение антихристу. Это пророчество Серафима Роуза. (Оно написано было им конкретно о России. Примеч. издателя.)

Так как антихрист будет короноваться как царь, поэтому потребуется восстановление самодержавия, особенно в России. Будет царь, царь православный. А на смену ему, возможно, придут цари толерантные. Если позволит время. Если попустит Бог.

О человеческой религиозности, составляющей часть природы человека, часть его падшего естества, на разных примерах Господь говорит в Евангелии. Это и юродивые девы, на стук которых Господь отвечает из-за запертой двери: «Не знаю вас». Это бесплодная смоковница, на которой по слову Господню «не будет плода вовек», т. е. не будет ей спасения. Это и наемные работники виноградника, не пускающие в него слуг господина и убивающие его сына. Это даже и ученики Христовы, не раз проявлявшие ошибочные толкования слов Христа и Его поступков и в довершение услышавшие от воскресшего Господа горестное Его восклицание по поводу себя:

«О, несмысленные и косные сердцем!» (Лк. 24, 25) Неудивительно, что ученики Христовы, следуя за ним в Иерусалим, пережив в произошедшей беседе по поводу богатого юноши от слов Христа откровение о внутреннем состоянии людей на земле, шли и ужасались, были в страхе.

Теперь время спросить себя — какой вид ужасания, ужаса, страха претерпеваем мы, когда встает перед нами необходимость получения биопаспорта, СНИЛСа или иных современных идентификаторов нашей личности. В Священном Писании описывается четыре вида ужаса. Какой из них переживаем мы?

Знаем ли мы пятый вид ужаса, ужас учеников после бе — седы Господа с ними о богатом юноше и об оставлении дома, братьев, сестер, отца, матери, жены, детей ради Христа и Евангелия? Это ужас совсем иного рода, чем прежние четыре.

Я почти не знаю случая, когда вопрос о биопаспорте или цифровых документах человек задавал бы, имея ужас, подобный ужасу учеников Христа.

Если же обратиться к жизненному опыту, увидим: пережитые в детстве ужасы от ужастиков со временем проходят и забываются совсем.

Ужасы, которые человек видит сегодня в фильмах или о которых слышит в непрекращающихся новостях, делаются привычными. Человек, очевидно, делается толерантным к любым ужасным известиям, равнодушным к бедам тысяч людей и в итоге беспечным к своей собственной судьбе.

Не отдавая себе отчета в том, что вместе со всем этим он делается нечувственным к вере и благодати, далеким от спасения (не сильно его волнуют вопросы о спасении) и уж совсем дежурно и безжизненно звучат в его устах каждый день в символе веры произносимые слова: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века». У него слишком много более насущ- ных земных чаяний, чтобы еще иметь чаяние вечной жизни.

Он и не имеет его. Но что поразительно, не имея чаяния вечной жизни, сильно переживает за биопаспорт, СНИЛС и ИНН, а об отсутствии чаяния о жизни вечной столь же серьезных переживаний нет. Почему? Какова природа однобокого переживания?

Природа наших ужасаний

Ученики Христа изумлялись, переживали и говорили между собою: «Кто же может спастись?». От Христа получили ответ: из людей никто. Для действительно желающего спасения от- вет опрокидывающий. Но Господь не остановился на этом, а предложил ответ: «Но все возможно Богу» (Мк.10, 27). Тем самым всю полноту ответственности Христос возложил на Бога. То есть на Отца Небесного, на Себя и на Святого Духа. Он реально сказал этим, что дело спасения человеков — не их дело. Это дело Бога. И много раз подтверждает это в своем Евангелии.

Когда говорит: «Не заботьтесь, что есть, что пить, во что одеваться. Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Если Он лилии полевые одевает в славу большую, чем у Соломона, кольми паче вас, маловеры!..» (Мф. 6, 25, 29–30). «Просите и дано будет вам, ищите и найдете, стучите и отворят вам. Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Мф. 7, 7, 11). «Итак, не бойтесь; вы дороже многих малых птиц. Не бойтесь убивающих тело, но бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну» (Лк. 12, 5, 7). «Не бойся, малое стадо, ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12, 32).

Говоря «не бойтесь», тут же говорит о «убивающих тело», тем ясно поясняя, что «не бойтесь» имеет в виду обстоятельства земной жизни, в которой могут быть страдания, пытки и смерть. Сказав «бойтесь того», тут же, перешагивая через земную жизнь, и тем ставя ее в ничто, говорит: «По убиении может ввергнуть в геенну», т. е. в вечную уже не жизнь, а муку.

Сказав «просите, стучите», говорит об Отце Небесном, не земном, и о благах, которые Он даст, т. е. имеющих характер вечности, а не временный. Сказав «не заботьтесь», что есть, что пить, во что одеваться, указал на одежду лилий, но не на их питание, не на воду, откуда она появится, не на минеральные соли и даже не на внешние причины одежды, а на красоту лилий, которая вся является изнутри. Тем, говоря «есть, пить, одеваться», указал на добродетели. Но мы совсем не оттуда слушаем и читаем слова Господа, рассыпанные по всему Евангелию.

Теперь спросим, кому же говорятся эти слова, если и ученики Христовы, не раз слышавшие эти и подобные им слова, после беседы Христа с ними идут за ним и ужасаются. Если они ужасаются о своем греховном устроении, непреодолимом для спасения, а по слову св. Василия Великого и совсем безнадежном, тогда что можем мы с вами в наше-то время глубокой испорченности всего нашего естества, что мы можем предложить Богу для своего спасения? Да и ради ли спасения сегодня все наши страхи перед надвигающимися событиями последних времен?

Не подтверждаем ли мы характером своих страхов, что мы вообще не о том страшимся! Что наши страхи, если они о спасении, то спасении земной нашей жизни от потрясений, болезней, голода, холода, неуюта. От всего, что реально угрожает нашему земному удобству и довольству.

О спасении своей жизни той, которая вечная, об этом и помысла нет. Но в действительности, что за беда — потерять земную жизнь. Настоящая и необратимая беда — потерять вечную жизнь. Петр, услышав Господа, воскликнул: «Вот, мы оставили все и последовали за тобою» (Мф. 19, 27). А Иисус перед этим сказал: «Последуй за Мною, взяв крест» (Мк. 10, 21). Видите — взяв крест.

В то же время апостол Павел предупреждает ученика своего Тимофея о нас с вами, людях последних времен, что мы будем: «сребролюбивы, злоречивы, непримирительны, не любящие добра, сластолюбивы, нежели боголюбивы, будем преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь» (2 Тим. 3, 2–3, 13). Т. е. всеми этими свойствами отстаивающие жизнь, но не вечную; борющиеся против всякой возможности смерти и не подозревающие, что тем самым утверждаем свою нравственную и духовную смерть. Утопая во зло, которое одно только вечностью не живет.

Теперь вопрос на все это: будем ли мы страшиться и тем более ужасаться своего такого состояния? Ужасаться из желания спастись желанием нести свой крест, исполнять заповеди и следовать за Господом. Исполнением не от самих себя, потому что бесполезно человеку, даже очень религиозному, исполнять заповеди так, как это угодно Богу. Он не знает, как это делать. Но исполнять заповеди с участием Святого Духа, который Один только и может наставить нас на Божию истину. Участием Святого Духа, а значит не человеческою религиозностью, но верою по благодати, верою свыше. Тою верою, которая не есть религиозность человеческая. «Вот, мы оставили все и последовали за Тобою». «Следуйте, взяв крест». И будете иметь верные «путь, истину и жизнь». Ибо все три «есть Я». «А Моя земная жизнь закончилась на кресте».

Шестое ужасание — ужасание Христа

Но в Евангелии есть еще одно, шестое ужасание — ужасание Самого Христа. «И начал ужасаться и тосковать. И сказал им (ученикам): душа Моя скорбит смертельно». И молился: «Авва Отче! Все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня»

(Мк. 14, 33, 36).

Святая душа Иисуса Христа, не терпящая никакой скверны, видела (зрила) все грехи всех человек во всей наготе их. Ощущала невместимую бездну мучений, какие нужно будет ему претерпеть во искупление всего человечества. Бог ли страдал во Христе? Нет. Бог не может страдать. Человек ли страдал? Да, человек, но будучи Богом. Страдание началось здесь, в Гефсиманском саду, и закончится на кресте возгласом «свершилось».

«Чаша, которую подает Ему Отец Его, — говорит св. Филарет Московский, — есть чаша беззаконий, нами содеянных (от начала и до конца мира), которая потопила бы весь мир, если бы Он един не восприял, удержал, иссушил ее. Эта чаша наполнена и соблазнами в самом христианстве — разделениями единого стада, мудрованиями лжеучителей, оскудением веры и любви, возрождением безбожия в недрах самого православного благочестия.

Присовокупим к сему все то, что мы стараемся скрыть от своей совести и под ухищренным наименованием слабостей: легкомыслие и законопреступные утехи юности, закоснение старости, забвение Промысла (Божия), когда счастье, ропот в несчастиях, тщеславие в благотворении, корыстолюбие в трудолюбии, медленность в исправлении, многократные падения после восстания, беспечность и бездействие от владычества роскоши, своеволие века, вызванное просвещением (читай — образованием) — все сии потоки беззакония сливались для Иисуса в единую чашу скорби и страдания, и дивно ли, что она была «прискорбна даже до смерти» (Св. Филарет. Из слова на Великий Пяток).

Кто из нас, христиан, может хотя бы намеком приблизиться к этой скорби Христа, даже и те из нас, кто искренне стоит на службах Страстной седмицы или сам читает, поет и совершает их в храме, особенно в Великую Пятницу?

И если мы не можем этого сделать на службах, не можем сделать, читая или слушая проповеди святых, не можем даже и тогда, когда остаемся один на один с самими собою, размышляя о страданиях Христовых, тогда — ради нашего спасения — Господь открывает нам события последних времен и вводит нас в них. Тогда в них, в этих временах, гонения властей делаются для нас крестом Господним, вслед за ними — неприязнь окружающих нас, сначала близких — родных, домашних, потом ближних — собратьев по христианской вере и, долго не замедляясь, дальше попускает гнушение всех, кто знал или знает нас или слышит о нас всякую всячину и напраслину — все это подается как условия нашего спасения.

Это «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века» — то же, что недавно пережили православные люди в дни советских гонений — не только от безбожных властей, но и от родных, близких, от соседей, друзей, сотрудников по работе, от прихожан, работников храмов и от сослужащих членов клира.

Старец отец Кирилл (Павлов) вспоминал: «Во время войны, в минуты смертельной опасности особенно, — как самые лучшие, так и самые низменные человеческие качества резко выявляются. Это и предательство, и сотрудничество с органами, подленькие переходы с передовой в тыловые службы… И это особенно угнетало, обессиливало» (В кн. Помощник прп. Сергия. Духовное преображение. М., 2017. С. 15). Разве возможно уйти от всего этого расстройства и разделения, если оно свойственно человеческой религиозности, внешне, по содержанию и обрядовости, — христианской, а внутренне, по глубине повреждения падшей природы человека, — враждебной Христу? Это предательское дремание и сон учеников Христовых в то самое время, когда близился час предания Спасителя в руки ожесточенных против него грешников. То самое время, когда Он молился до кровавого пота об их и всего мира спасении. «Вы все еще спите и почиваете; не могли вы один час бодрствовать со Мною; вот приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников» (Мф. 26, 40, 45).

Предстоящим ли страданиям ужасался Господь? Нет. Идущий на «вольную страсть» может ли ужасаться тому, что предстоит Ему. Тем более, если не человек, но Сын Божий идет на это страдание. Здесь совершается единственное событие в жизни Христа, когда Он совокупно обозревает всю бездну греха человечества, которую оно накопило и накапливает в преступном беспамятстве своей земной жизни. «Он грехи наши носит и о нас болезнует» (Ис. 53, 3–4). «Он скорбит не собственною, но нашею скорбию» (свт. Филарет Московский). «Не о Нем слова о чаше, но о тех, которые имели согрешить против Него» (св. Василий Великий). Болезнует незримым стенанием всего человечества и всего тварного мира.

Скорбит за нас тою скорбию, какую мы должны были бы иметь за себя самих. Ужасается бездною человеческого нечувствия к своему падению — «бедственному и невозвратному» (Свт. Филарет). Бедственному, потому что из поколения в поколение сами влечемся к нему. Невозвратному, потому что впадаем в тиски диавольские, выхода из которых сам человек уже не знает и не может знать.

Впадая в тиски диавольские, человек начинает ими жить. Смыслом этой жизни делается для него устроение внешних условий его земного довольства и сама земная жизнь вместо жизни вечной.

Не был таким человек. Не создавал его таким Господь. Сам себя человек таким сделал, согрешая в одном поколении и умножая этот грех в последующих.

Через великие скорби и страдания проходили все люди и в прежние времена, и сегодня миллионы страдающих, тем более миллиарды будут во времена последние. Но одни в этих страданиях верою свыше соединятся с искупительными страданиями Господа, ими и Его Кровию оправдаются и омоются. А другие, пройдя через невиданные прежде скорби и страдания, что «будут искать смерти, но не найдут ее, пожелают умереть, но смерть убежит от них» (Откр. 9, 6), а в итоге все же умрут в этих страданиях, но не соединятся с искупительными страданиями Господа, которые Он уже положил за них, и много больше положил страданий, чем выпадет на их человеческую долю. И эта бездна страданий всемилосердствующего Господа останется для этих миллиардов людей втуне. При этом, люто страдая, они еще будут ругаться на Него, на свою судьбу, на всех людей вокруг, не ведая в своем слепом ожесточении, что тем самым умножают и делают свои муки вечными.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 586