электронная
180
печатная A5
467
18+
Между раем и адом

Бесплатный фрагмент - Между раем и адом

Третья книга трилогии «Неприкаянная душа»

Объем:
350 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9205-4
электронная
от 180
печатная A5
от 467

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Преследователь

Черный «мерседес» следовал за мной по пятам. Я заскакивала в магазины, а он останавливался недалече и терпеливо ждал свою жертву. Я, пользуясь предновогодней суматохой, резво выпадала из очередного комка, чтобы под прикрытием чужих головных уборов ринуться поближе к родимому дому, но преследователь не дремал. Он чувствовал меня на расстоянии, а потому немедленно срывался с места и величественно плыл среди нескончаемого моря огней, словно призрачный пиратский корабль вслед за одиноким королевским судном, неосмотрительно нагруженным несметными сокровищами.

Наконец, я добралась до своего подъезда и стремительно влетела в него, с облегчением оставив позади неистовствующий океан неуемных людских страстей.

— Что с тобой, деточка? Почему ты так запыхалась? — подбежал ко мне милый Карлос и стал проворно стаскивать с моих плеч претенциозную норковую шубку, на которую, знаменуя воссоединение, раскошелился Сергей, игнорируя стародавние мечты не имеющей права голоса супруги. К сожалению, мебель в нашей квартире оставляла желать лучшего, да и ремонт стоил больших денег.

— Наверное, высматривают пушистое золото, — прошептала я, вываливая на руки домовому кучу подарков, каковые купила для многочисленной родни.

— Ерунда, — укладывая пакеты на диван, весело рассмеялся Жемчужный, — мало ли женщин ходит в дорогих мехах! Тебе показалось.

Нет, в том, что меня выслеживают, я была уверена на все сто. И началось это неделю назад. Тогда я мчалась из отделения милиции, где помогла Куприну раскрыть очередное преступление, домой и натолкнулась на иссиня-черный «мерс» с тонированными стеклами. Он мирно отдыхал возле ментовки, но внезапно тронулся следом и не отставал от меня до самой остановки. Я с недоумением покрутила головой по сторонам, но ничего любопытного не увидела, а потому осела в маршрутном такси и с негодованием отворачиваясь от очередного прилипчивого мужского взора, рассеянно взглянула в окно. Рядом с нами, бок о бок, величаво плыла уже знакомая иномарка.

«Возможно, нам по пути», — подумала я и пристально посмотрела на сидящего напротив гипнотизирующего меня зеленого парня, небрежно обнимающего хрупкую юную девушку.

Забыв о своей не в меру доверчивой даме, легкомысленный кавалер сделал движение навстречу моему взгляду, но тут приблизилась любимая остановка, и я облегченно сошла на заснеженный тротуар. Возле родного дома по-хозяйски расположился «мерседес» с тонированными стеклами. Ощущая биение нервного моторчика, я сиганула в подъезд и, встретив там пожилую стокилограммовую соседку, постепенно успокоилась и втиснулась с ней в ставший вдруг крохотным обшарпанный лифт.

Вполне возможно, что меня выслеживают местные мафиози. Но в таком случае они давно должны схватить доносчицу и сделать из нее что-то типа свежеубитой дичи на вертеле или как там называется это экзотическое блюдо на охотничьем жаргоне.

Слежка продолжалась каждый день. Вываливаясь из казенного милицейского дома, я лицезрела знакомую иномарку, бежала от нее к маршрутному такси, следила за ее плавным движением в сторону родных пенат и в конечном результате находила ее на одном и том же месте.

— Что ты хочешь, Алиса, с твоей яркой красотой невозможно надеяться на невнимание со стороны мужчин, — в один из вечеров грустно улыбнулся Карл Жанович, — а криминальные элементы любят красивых женщин не меньше чем дорогие машины.

— А кто мешает очередному авторитету признаться мне в любви или насильно затащить меня в салон автомобиля и увезти в загородный дом, чтобы там за строптивость облить серной кислотой? — хмыкнула я. — И, что самое страшное, я, довольно неплохой экстрасенс, не могу увидеть за тонированными стеклами не в меру прилипчивого негодяя!

— Садись ужинать, а то пирог остывает, — пресекая поток моего буйного красноречия, беззлобно проворчал домовой. — Когда приедет Смирнов?

Сергей уже неделю как находился в командировке. Я периодически звонила ему на сотовый, но любящий муженек был, как всегда, недоступен. Или сбрасывал мои звонки. Или говорил, что ему некогда. Иногда я слышала рядом с ним чужие голоса и женский смех. Я мысленно представляла стройную, подтянутую фигуру великолепного Смирнова, резко закрывала и раскрывала глаза, но непреклонная темная пелена усердно прятала его от моего зоркого внутреннего зрения.

Вероятно, я никогда не буду счастлива, потому что не умею любить и уважать себя из-за дурацкой привычки жалеть человечество и чуть ли не каждого конкретного человечка. Впрочем, эта слабохарактерность крайне приветствуется церковью и называется она не иначе как добродетелью.

— Ты чересчур долго общалась с демоном, — искоса наблюдая за моими греховными размышлениями, покачал головой Карлос, — а это общение сослужило моей девочке плохую службу. Кстати, как твой второй роман?

— Мои книги не нужны никому, — отмечая про себя отсутствие аппетита у величайшего в мире обжоры, горестно вздохнула я. — Издательства предпочитают публиковать приближенных к миру избранных. Или тех, у кого денег куры не клюют.

— Черт с ней, котлетой, пойдем, прошвырнемся, — запуская в открытую форточку огромный, почти нетронутый кошками бифштекс, внезапно рассердился Карлос. — И когда эти лодыри научатся мыть посуду!

— Боюсь, — провожая глазами будущую собачью еду, захныкала я.

— Со мной тебе опасаться нечего, — продолжал наигранно сердиться Карл Жанович. — Одевайся, и полный вперед!

— Почему бы и нет, — стараясь не думать о загадочном черном «мерседесе», невесело усмехнулась я. — Чему быть, того не миновать!

Только бы не вспоминать о женском смехе там, на другом конце провода, соединяющего меня с легкомысленным супругом!

На улице, несмотря на снег, было темно. Я пристально всмотрелась в эту устрашающую темень и облегченно вздохнула: знакомой иномарки на положенном месте не было.

— Зайдем в ресторан, — осторожно беря меня под руку, вдруг предложил Жемчужный.

— Отличная мысль, — неожиданно для самой себя согласилась я. — Зайдем.

Трактир был рядом, через дорогу. Доверив гардеробщику норковую шубку, я неспешно поднялась на второй этаж. В огромном зеркальном зале царил интимный полумрак, который лениво освещали матовые ночнички и оголенные женские плечи. Окинув придирчивым взглядом мой строгий черный костюм, домовой удовлетворенно улыбнулся.

— Ты самая красивая, — льстиво прошептал он и, удовлетворенно хрюкнув, плюхнулся за крайний столик.

Молодой услужливый официант в мгновение ока вырос из-под земли, то есть, из-под паркетного пола, и, разламывая надвое тонкий стан, кокетливо протянул меню.

Заиграла музыка. В одну секунду немногочисленные пары повыскакивали на середину зала и, прилюдно томно обнимаясь, принялись ритмично перебирать ногами.

Полутьма по-отечески скрывала нас от любопытных посторонних взоров. Принесли салаты и бутылку вина. Я выпила, обозрела влюбленные парочки, и горькие слезы сами собой полились из моих накрашенных глаз.

Писаная красавица Алиса Смирнова снова одна. У детей своя жизнь, а Сергей в очередном загуле. Не родись красивой, а родись счастливой.

— Смотри, не напейся, — вырвал у меня из рук фужер до тошноты правильный Карлос.

— Можно пригласить вашу даму? — мягко произнес кто-то за моей спиной.

Я стремительно обернулась на неизвестный приятный голос и с удовлетворением подметила высокую, статную личность в ладно сшитом, наверное, очень дорогом костюме.

— Пожалуйста, — торжествующе улыбнулся домовой и с нежностью вытер салфеткой мои заплаканные глаза.

— Это отец? — положив невесомые руки на мою талию, с придыханием поинтересовался новоиспеченный кавалер.

— Нет, дядя, — неприлично шмыгнув носом, я с пристрастием посмотрела на незнакомца.

Несомненно, он был красив: большие темные глаза, тонкий аристократический нос, властные губы и неприметная ранняя седина на висках.

— Мое имя Михаил Орлов, — с интересом вглядываясь в блуждающие зрачки излишне любопытной партнерши, улыбнулся мужчина. — А ваше?

Пришлось представиться.

— Я живу в Англии, — вновь подал голос господин Орлов. — А вы?

— Аборигенка, — силясь ускользнуть от его испытывающего взора, неловко пробормотала я.

— В таком случае смею надеяться, что у меня появится высокооплачиваемый гид! — высказал дерзкое предположение самонадеянный, как и все его земляки, британец.

Нет, это уж слишком!

— Ваша покорная слуга воспитана в старых домостроевских традициях и на взаимоотношения противоположных полов придерживается пуританских взглядов, — напыщенно изрекла я и попыталась выскользнуть из цепких рук англичанина.

— Простите если чем обидел вас, сударыня, — не отпуская мою физическую оболочку, склонил в изящном поклоне благородную седину Михаил.

Почему я вырываюсь из рук интересного, обходительного мужчины? Что мешает мне назло изменнику Сергею наконец-то завести настоящего любовника? Сей красавчик, как и я, сотворен из живой плоти, он не унесет меня в другое столетие, не разлучит с детьми и внуками. Это не элементал, не демон, не ангел, а потому необременительная связь с ним не станет таким тяжким грехом, как прелюбодеяние с выходцем из темного или светлого мира. Пожалуй, стоит согласиться на его предложение!

— Прощаю, — замечая в дальнем углу огорченные глаза Карлоса, великодушно сообщила я. — Расскажите, пожалуйста, о себе.

Михаил оказался врачом, сорокапятилетним профессором, и имел пару дюжин научных трудов по кардиологии. Полгода назад он похоронил жену, обожаемую Элис, и единственную малолетнюю дочку. Жизнь кончилась. В наш мегаполис приехал к другу, с коим его связывают детство и маленький кусочек юности, которые Орлов провел в небольшом городке великого и могучего Советском Союза. Независимые родители Майкла грезили о свободе, а потому с колоссальным трудом сбежали в Британию, чтобы там умереть от тоски по суровой родине.

— А теперь ваша очередь, — широко улыбаясь, заявил заморский профессор. — Почему вы плакали, Алиса?

В нескольких несложных предложениях я неохотно живописала свою несладкую жизнь: тусклое, однообразное существование, чрезмерно самостоятельные дети и внуки, вечно руководящий муж. О работе в милиции повествовать не стала, да и о двух невостребованных книгах тоже. Узнав, что я когда-то окончила медицинское училище, новый знакомый пришел в восторг.

— Значит, мы с вами коллеги, — ахнул он и внезапно остановился.

Оглядевшись по сторонам, я с удивлением уразумела, что наш танец продолжался целую вечность, так как огромный зал ресторана под завязку заполнился оживленным и ищущим развлечений небедным людом. Преданный Жемчужный, оставив нетронутым скромный стол, не сводил с меня глаз.

— Дядюшка, видимо, очень любит вас, — с восхищением прошептал англичанин и галантно отвел меня к скучающему домовому.

— Тебе понравился этот не в меру назойливый гомо сапиенс? — провожая смятенным взглядом прямую спину обитателя Туманного Альбиона, сурово спросил меня Карлос.

— Не знаю, — огорченно вздохнула я. — Только одно могу сказать: он тоже одинок.

— Одинок ли? — перебил меня Карл Жанович и кивком указал на шумную компанию, среди которой находился и господин Орлов.

— Пойдем танцевать, красотка! — прорычал кто-то за моей спиной.

Я обернулась и замерла от ужаса. Передо мной, покачиваясь на тумбообразных ногах, стояла обряженная в пух и прах горилла и неистово силилась изобразить из себя человека разумного.

— Простите, я очень устала, — растерянно пробормотала я и с надеждой оглянулась на «одинокого» англичанина.

Он лихо восседал подле рыжеволосой дамы и заразительно смеялся.

— Мы срочно идем домой, — подскочил на стуле Жемчужный. — Только что позвонили наши дети, дорогая, и сказали, что заболел внук.

— Внук? — анекдотически округлила бессмысленные глазенки исполинская обезьяна и нехотя ретировалась на исходное место.

В последний раз сквозь полуопущенные ресницы я искоса взглянула на прекрасного иноземца, но не увидела его среди оставшихся уставших от развлечений членов хмельного сообщества. Михаил растворился в концентрированном ресторанном воздухе.

А дома нас с нетерпением ждали любящие кошки.

— Тоже желаю сходить в трактир, — грациозно выгибая спину, протяжно промяукала Марго.

— А я хочу стать человеком, — задумчиво, как-то не по-кошачьи, произнес Альф.

Жестоко проигнорировав их разумные реплики, я убежала в спальню, а там, крепко закрыв глаза, представила себе лицо симпатяги Михаила. Оно улыбнулось, расплылось в разные стороны и превратилось в трехэтажный дом на самом берегу рассерженного чем-то моря. На террасе в инвалидной коляске сидела хорошенькая маленькая девочка и что-то старательно вырисовывала цветными фломастерами в шикарно оформленном альбоме.

— Я очень соскучилась по папе, Джуди, — рассеянно сказала она на английском языке опрятной пожилой негритянке в белоснежном накрахмаленном переднике, поливающей незнакомые багровые комнатные цветы, — Я очень скучаю по папе. Почему он не взял меня в Россию?

Глава 2. Денди

— Не знал, что тебе может понравиться земной человек! — на следующее утро воскликнул милый Карлос. — Хотя я ненавижу исключительно всех соперников своего обожаемого квартиранта, но я очень

хотел, чтобы ты развеялась!

— Не беспокойся, я прекрасно провела время, — с безразличием вспоминая заморского денди, сладко зевнула я. — Если бы не горилла….

— Хочу пломбира, — бесцеремонно влез в наш разговор воспитанный улицей Альфик, — в холодильнике нет никакого мороженого!

— И сливок, — гулко постукивая лисьим хвостом по полу, поддержала любовника Марго.

— Схожу в магазин, — приняла решение я, — А ты, дорогой, приготовь что-нибудь на обед.

В последнее время, в отсутствие Сергея, я элементарно обленилась: стоять возле плиты и колдовать над кастрюлями для самой себя стало неинтересно. А потому я поручала это бесполезное занятие безотказному домовому.

Накинув старенькую дубленку, я с удовольствием выпала на чистый морозный воздух и устремилась к любимому супермаркету. На привычном месте преудобненько расположился приставучий «мерс» и терпеливо поджидал меня.

А возможно и не меня. В конце концов, если бы ему нужна была мадам Смирнова, то он давно бы….

— Здравствуйте, Алиса! — неожиданно прокричал кто-то за моей спиной.

Вздрогнув, я резко обернулась и с облегчением обнаружила рядышком с подозрительной иномаркой оживленного англичанина.

— Это вы гоняетесь за мной целую неделю? Не надоело? — любуясь голливудской улыбкой напористого иностранца, облегченно вздохнула я.

— Простите, не понял, — растерянно оглядываясь по сторонам, удивился Михаил. — Вас кто-то преследует?

— Там стоит ваша машина? — кивнула я на устрашающие тонированные стекла.

— Нет, — недоуменно пожал плечами вчерашний кавалер. — Но у меня тоже имеется «мерседес». В Англии.

— А не могли бы вы познакомиться с хозяином этой тачки? — нетерпеливо перебила я опешившего господина Орлова.

— Зачем? — изумился он.

— Обладатель сего авто не дает мне прохода.

До чего же непонятливы эти рафинированные британцы! Русский мужик давно бы усек, в чем дело!

— Хорошо, — кротко произнес Михаил и, круто развернувшись, направился к зловещему «мерсу».

Неожиданно послышалось приглушенное рычание мотора, траурный автомобиль шустро рванул с несанкционированной стоянки и скрылся за углом моего родимого дома.

— Не нравится мне все это, — оторопел заморский профессор и внезапно взял меня под руку.

— Я замужняя дама, а вокруг обитают чрезмерно любознательные соседи, — вскидывая глаза к бесчисленным плохо зашторенным окнам, пробормотала я. — Как вы меня нашли, господин Орлов?

— Элементарно, Ватсон, — отходя на приличное расстояние, засмеялся чересчур расторопный англичанин. — Проследил за вами.

— Может быть, вам стоило просто спросить, где я живу? — не отступала от своего я.

— Сомневаюсь, что вы бы ответили на этот вопрос.

Иностранец продолжал веселиться.

Минуя двух любопытных бабулек, мы скромно прошествовали в супермаркет, купили там гору продуктов и, вернувшись на исходное место, остановились подле моего подъезда.

— Давайте встретимся сегодня вечером, — опуская фирменные пакеты на лавочку и пытаясь поцеловать мою руку, облаченную в кожаную перчатку, со смущением предложил Михаил.

— Ни в коем случае! — подмечая липучий взгляд проходящей мимо первой дворовой сплетницы, отдернула ладонь я.

— Алиса, несмотря на наличие мужа, вы одиноки, я тоже, — металлическим голосом оповестил меня новоявленный кавалер. — Почему бы нам ни воссоединиться?

«А девочка в инвалидной коляске»? — хотела сказать я, но тактично промолчала.

— Я не одинока, Майкл, — поеживаясь от внезапного холода, по-хозяйски запустившего колкие щупальца под преклонного возраста дубленку, передернула плечами я. — Вчера у меня было плохое настроение. Только и всего.

— В таком случае разрешите хоть изредка навещать вас, — опешил от моей беспощадной тирады земной мужчина. — Иначе я сяду на «мерседес» и тоже начну вас преследовать.

Я забыла про траурную машину! Может быть, после того как неведомый негодяй убедится, что я — существо легкомысленное и недостойна его пристального внимания, он перестанет гоняться за мной?

— All right! — царственно улыбнулась я, и, исчезая в спасительной темноте подъезда, томно прошептала, — Сегодня в девятнадцать ноль-ноль возле ресторана.

Весь день я обдумывала правильность своего опрометчивого решения. Карлос с тревогой посматривал на меня и держал рот на замке. Кошки, досыта насытившись молочными продуктами, крепко обняли друг друга пушистыми хвостами и завалились почивать. В надежде напечатать хоть один листик будущего остросюжетного романа, я плюхнулась в кресло перед заброшенным компьютером, но ветреные мысли витали где-то в заоблачных высотах и не желали возвращаться к невостребованному ими материальному телу.

Там, высоко над головой, проживает прекрасный ангел по имени Хесед и он ждет моей физической смерти, чтобы воссоединиться с любимой бестелесной оболочкой. Под боком у хитромудрой Нахемы нежится в роскоши грозный Повелитель Стихий и наслаждается семейным счастьем. А в пустыне Скорби валяется на русской печи и скалит в темноту белые зубы злобный бес, мечтая о том, чтобы земная женщина, покорившая его сердце… Демон? Это демон гоняется за мной по пятам! Преследователем может быть только он и никто другой! Надо доказать черту, что я никогда не стану его любовницей, а потому…

— Алиса, — робко заглядывая в кабинет, окликнул меня домовой. — Алиса, тебе звонят.

— Алло! — машинально хватая трубку и все еще думая об Астароте, закричала я.

— Добрый вечер, — промурлыкал знакомый приятный голос. — Уже семь часов вечера, а вас нет.

Неужели я дала ему номер моего домашнего телефона? Ничего не помню!

— Собираюсь, — испытывая угрызения совести за свою отвратительную непунктуальность, крайне смутилась я, — ждите.

Мигом натянув на себя недавно купленный в престижном магазине классический костюм из зеленой шерсти, я нанесла неброские штрихи на лицо и выбежала из дома. На этот раз новая норковая шубка вновь красовалась на моих плечах.

Никогда не думала, что надену на себя травяной прикид, но элитное швейное изделие настолько подчеркивало мою индивидуальность, что я не смогла отказаться от этой вещицы.

Тачки во дворе не было, а терпеливый Майкл ждал возле двери трактира, и в руках у него покоился большущий букет кроваво-красных роз.

Почему мужчины до такой степени обожают кровь? Полагаю, что сильным полом надобно бы назначить женщин, только тогда на многострадальную землю опустится долгожданный мир.

— Как вы красивы сегодня, — хвастаясь великолепными зубами, вероятно, смастеренными искусными буржуазными стоматологами, сделал дежурный комплимент англичанин.

— Спасибо, — ловко подхватив багровые колючки, смиренно пробубнила я и прошла к гардеробной, чтобы снять с себя верхнюю одежду.

Галантный кавалер помог скинуть шубу и почтительно повел меня наверх, где небедный люд с наслаждением освобождался от лишних денег. Пара неведомых бездонных зрачков вонзилась в наши беззащитные тела и, будто шпагой, проколола меня насквозь.

— Что вы хотите заказать, дорогая? — произнес над ухом приятный, заботливый голос.

Я вздрогнула.

Нет, то был не домовой, а мой новый знакомый, которого я собиралась использовать как приманку. Или он меня.

Не глядя, я ткнула пальцем в меню и облегченно вздохнула, когда шустрый официант удалился прочь.

— Что с вами? — обеспокоено спросил господин Орлов и оглянулся по сторонам.

Шпага выпала из груди, я очнулась и с интересом посмотрела на собеседника.

Его темно-зеленые глаза излучали тревогу и любовь. Любовь? Разве можно влюбиться с первого взгляда? Ах, забыла про нашу встречу с Сергеем! Тогда я тоже…

— Вам нехорошо? — ощупывая мой взмокший лоб, продолжал допытываться Михаил.

Сегодня у меня выходной. И завтра выходной. А послезавтра я поеду на работу и потребую, чтобы ко мне приставили мужественную охрану и поймали чертов «мерс», дабы можно было разоблачить его хозяина. Иначе я сойду с ума.

Принесли какие-то блюда. Я выпила немного вина, закусила салатами и великолепно приготовленным мясом.

Надо сконцентрировать внимание и хоть что-то ответить.

— Недавно в южном графстве был страшный ураган, погибло много людей, в том числе и Элис с Катей, — мой новоиспеченный кавалер судорожно сглотнул слюну.

— Катей? — машинально переспросила я.

— Моей дочери было десять лет, — с грустью произнес Орлов.

— Простите за некорректность, — открывая для себя его неимоверное горе, вспыхнула от стыда я. — Иногда я бываю не в себе. Вернее, в себе, и не замечаю чужой беды. Я интроверт.

— Я тоже, — покрываясь красными пятнами, нехотя признался Михаил, — но на людях пытаюсь выглядеть экстравертом. Так принято в западном мире.

Мы дружно вздохнули, и я вновь почувствовала на себе чей-то тяжелый взгляд.

Во имя безопасности необходимо сделать вид, что я невероятно увлечена беднягой-оратором.

— Пойдемте танцевать! — схватив его горячую руку своей холодной ладонью, громко скомандовала я.

Мы вышли на середину зала.

— Вы не носите открытые вечерние платья, потому что не желаете афишировать свою необычайную красоту? — обнимая меня за талию, прошептал заморский профессор. — Ведь так?

— Возможно, — натянуто улыбнулась я и независимо посмотрела по сторонам.

Ничего пугающего в зале не было. И никого страшного тоже: симпатичные веселые лица, если не считать крикливо обряженного гориллы, обхаживающего прехорошенькую девушку в красном атласном платье.

На нас стали обращать внимание. Как всегда. Мужчины внимательно разглядывали мои ноги, женщины — зеленый костюм.

— Разрешите пригласить вашу очаровательную даму, — глухо произнес грузный господин с килограммовой золотой цепью на шее, когда мы вновь сели за свой столик. — Я…

— Нет! — неучтиво прервал его намечающиеся нудные разглагольствования Орлов. — Моя жена устала и нуждается в пассивном отдыхе.

— Жена? — возмущенно подняла брови я, когда претендент на мое общество удалился. — Вы забываетесь!

— Хотите станцевать с бегемотом? Не боитесь, что отдавит ноги? — удивился вмиг побледневший Михаил. — Извольте!

Я не горела желанием плясать с толстяком, потому решила не спорить с практичным англичанином, а с удовольствием остаться на месте.

Через минуту приперся скелетообразный жердь и слово в слово воспроизвел вопрос прежнего кандидата в хореографические партнеры. Я отказала и ему, а когда повернулась лицом к залу, то побагровела от негодования: не сговариваясь, состоятельное мужское воинство спешило на штурм неприступной крепости.

— Пойдем домой, — решительно взял мою внезапно вспотевшую ладошку сообразительный иноземец и по-хозяйски увел меня с намечающегося поля боя.

— Мы перешли на «ты»? — озадаченно уточнила я, когда он надевал на меня норковую шубку. — Не рано ли?

— А чего тянуть? — вскинул брови самонадеянный денди. — Жизнь и так коротка.

На улице потеплело. Гигантские кружевные снежинки вальяжно усаживались на наши ресницы и мгновенно таяли, превращаясь в заурядную соленую влагу.

— Странно, — облизывая пересохшие губы, пораженно заявил мой спутник. — Никогда не пробовал соленого снега. Что поделаешь — плохая экология! Кстати, с тобой опасно выходить из дома: ни один мужик не может равнодушно пройти мимо. Поедем ко мне в гостиницу?

— Благодарю покорно, — обозлилась на его назойливость я. — И не советую вам, мистер Орлов, забывать, что у меня есть законный муж.

— Который всегда в отлучке? — саркастически хмыкнул британец, и, подхватив меня под руку, с силой потащил к родным пенатам.

— Когда встретимся? — останавливаясь возле подъезда и стараясь в темноте разглядеть мои глаза, прошептал новоиспеченный поклонник. — Не смею навязываться сейчас, но мы обязательно должны увидеться завтра.

— Кому должны? — язвительно осведомилась я и тотчас увидела ярко вспыхнувшие фары враждебной тачки, удобно пристроившейся на обычном месте.

Авто безмолвствовало и, казалось, внимательно вслушивалось в наш эмоциональный диалог.

— Договорились! — громко воскликнула я, а затем порывисто обхватила сильную шею заморского кавалера и чмокнула его в тщательно выбритую щеку.

— Вы, то есть, ты согласилась бы выйти за меня замуж? — начиная заикаться, пролепетал наивный чужестранец и принялся страстно целовать мое встревоженное лицо.

Словно разъяренный бык, нежданно-негаданно взбесился траурный «мерс» и двинулся прямиком на нас, сметая на своем пути рыхлые белые сугробы, аккуратно выложенные трудолюбивой здешней дворничихой.

Я быстро нажала на кнопки домофона и торопливо ввалилась вместе с новоявленным женихом в безопасное пространство плохо освещенного подъезда.

— Бежим, — клацая от страха зубами, простонала я и потащила невезучего спутника в вечно громыхающий лифт.

— Алиса, — тут же отворил нам дверь обеспокоенный Карлос, — тебе необходим сотовый телефон. Все уважающие себя люди пользуются мобильниками!

— Хорошо, — миролюбиво прервала я дорогого друга, — пусть будет по-твоему. Я куплю гадкое устройство, которое украдет у меня несколько лет моей шалопутной жизни и приблизит к достойному концу! Кстати, вы знакомы.

— Разве этично приводить постороннего мужчину в дом в отсутствие супруга! — ужаснулся Жемчужный, но вежливо принял пальто гостя и аккуратно повесил его на плечики.

— Нас только-что хотели убить, — тихонько проворчала я и подтолкнула запыхавшегося англичанина к гостиной.

— Ваш супруг — директор большого предприятия? — с недоумением разглядывая древнюю мебель, уточнил заморский профессор и, не дожидаясь приглашения, плюхнулся на раритетный диван.

— Вы будете ночевать там, — раскладывая на диване свежую пижаму, скомандовала я и указала на приоткрытую дверь кабинета. — Вот вам полотенце и новая зубная щетка. Умывайтесь, чистите зубы и укладывайтесь. Сейчас я постелю свежую постель.

Насмешливо фыркнув, Жемчужный удалился на кухню и, казалось, объявил бойкот. Но это только казалось. Когда я легла на свою одинокую кровать, он кошачьей походкой подошел ко мне и, падая на колени, пробормотал:

— Расскажи мне обо всем, девочка. Так кто хотел отправить вас на тот свет?

Глава 3. Банкет

За окном стоял густой туман. Я накинула халатик и вышла в гостиную. Хмурый Карлос сидел в кресле и о чем-то сосредоточенно думал.

— Что случилось, дорогой? — ласково спросила я и поцеловала его в небритую щеку.

Итак, у элементала снова начала расти борода, а это уже не шутки, как говаривала небезызвестная донна Жура из популярного сериала «Клон».

— Ты скоро очеловечишься и заимеешь бессмертную душу, — совсем по-детски прижимаясь к Жемчужному, пролепетала я.

— Твой настырный кавалер давно проснулся и ходит из угла в угол, — стрельнув в меня усталыми глазами, сердито изрек Карл Жанович.

— Да? — удивилась я и бросилась в кабинет, в котором еще вчера оставила новоиспеченного вздыхателя.

— Если бы только знал Сергей! Я чудовище, я легкомысленная и….

— Алиса! — устремляясь мне навстречу, воскликнул Михаил. — Я уже хотел сбежать. Меня ждут.

— Сначала позавтракайте, — скомандовала я и пошла в ванную, чтобы принять душ.

— Он извинился и ушел, — спустя десять минут встретила меня возле кухонной арки Марго. — Красивый мужчина, но не лучше хозяина.

— Англичанина могут убить! — выглядывая в форточку, заволновалась я.

— Немедленно просуши голову, — закричал Карлос и попытался стащить меня с подоконника.

Туман рассеялся. На улице толпы зевак не было, а это означало, что господин Орлов благополучно избежал попадания под колеса кровожадного металлического жука.

Кстати, как там поживает насекомое? Сколько раз в день принимает холодные адовы ванны? Вчера Майкл сказал, что его любимая семья погибла в стихийном бедствии. Где это было?

— Алиса, в это невозможно поверить, но наш обожаемый Смирнов сызнова загулял, — бесцеремонно влез в мои мысли недоумевающий «маркиз де Ламарт». — Представляешь, звонила какая-то тетка и велела передать тебе, что…

— Не может быть! — заорала я и в изнеможении рухнула на пол. — Этого просто не может быть! Несмотря на ветреность и эгоизм, Серега любит меня!

— Ты права, — поспешно согласился со мной Жемчужный. — Но и посторонних женщин он любит тоже. Ничего не поделаешь, половое влечение к молоденьким у моего подопечного раздуто до невообразимого предела. Дальше некуда.

— Это проделки кровожадной Нахемы! Или Астарота! Или Мадима! Им неймется, когда мы вместе! — продолжала кричать я.

Спокойно, Алиса, спокойно! Скоро обязательно все прояснится и встанет на свои места!

— Возможно, ты права, дорогая, — вздохнул элементал и пошел готовить ужасный черный напиток, который в народе зовется натуральным кофе.

Я поднялась, поставила перед собой фотографию легкомысленного супруга, крепко затворила веки и попыталась вообразить предательское родное лицо в незнакомой рабочей обстановке. Сколько раз во время длительной командировки благоверного я старалась проделать это мудреное действо с ощутимой для себя пользой, но обычно ничего не получалось. Это называется — сапожник без сапог. Сегодня же словно по заказу ненаглядный мужинек с готовностью выплыл из кисельного тумана и вонзился в меня испытывающим взглядом.

— Котик, — позвал его льстивый женский голосок. — Котик, ты просто обязан сказать своей старой кошелке, что любишь меня.

Мгновение, и из зловещей мглы выпала немолодая рыжеволосая мегера. Кажется, я ее где-то видела! Где?

— Нет никаких сомнений, что это дело рук нечистой силы, — отпуская от себя жуткие видения, простонала я. — Меня никогда не оставят в покое!

— И Сергея, — встряла в монолог Марго, а затем лизнула Альфика в прозрачное розовое ухо. — Потому что нельзя быть красивой такой!

— И связываться с различными демонами, — подытожил слова чернушки белый всезнающий котяра.

— Хорошая песня, — подал голос Карл Жанович. — И ее незаслуженно забыли.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 467