электронная
180
печатная A5
419
18+
Метастазы жалости

Бесплатный фрагмент - Метастазы жалости

Сгубивший Белый

Объем:
92 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-2391-9
электронная
от 180
печатная A5
от 419

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— — omnes — —

Я в оборванной одежде,

Черным вороном взлетев,

Навсегда остался между,

Там, у солнца, обгорев.

В небе сумрачно безликом

Дряхлой птицей пролетел,

А потом бессмертным криком

Закричал и онемел.

Ведь увидел, что не видно

Вам с земли, другим с небес

Сквозь молчанье панихиды

И эдема шумный лес.

Как под небом пепелище

Стало домом игроков,

Что играя, всюду рыщат

В поиске голов

Мы играем в наши игры

Только ради нас самих,

Чтоб расправив после крылья,

Наконец отбросить их,

А потом, вдохнув свободы,

Ощутить себя людьми-

Мы земные пешеходы

Под заслоном полутьмы.

Город пал перед надеждой,

Город пал перед молвой,

Оставляя, как и прежде,

Только слезы за собой,

И мы плачем, забывая,

Что над нами воронье

Кружит, солнце заслоняя,

Ждет, когда мы все умрем.

— — Он курил — —

Он курил, я грела руки,

Так бывает по первой,

Что от долгой, от разлуки

Мы в объятья не ногой.

Так стоим, идут минуты,

Было? Не было? Прошло.

Отпустить сомнений путы

Самолюбие смогло.

Недоверчиво обнюхав

На контакт сторонних лиц,

Ты меня в шинель укутал

Своих толстых рукавиц.

— — Осень — —

Посмотрите на желтые листья

На еще не увядшей траве,

Жизнь закончится скоро и быстро,

Рыжим миром в моей голове.

Сквозь разбитые стекла очков

Мир изрядно потрепаным кажется,

В ложном свете людских маяков

По асфальту, бедняга, скитается.

Забредает по узеньким улочкам

В королевство обугленных крыш,

Где торгуют с утра только булочкой,

А под вечер вдыхают гашиш.

И потом сквозь парадной расщелины,

Меж дверей, через форточку ввысь

Он бежит от людей, ведь все временно,

Как и жизни, что здесь родились.

— — Lapsus memoriae — —

Мой взгляд стал мутным и стеклянным,

Я утонул в своих мечтах

И, с верой, мрущей на руках,

Забрел к толпе, надеждой пьяный

Увидеть там, средь полумрака,

Неясный блеск печальных глаз,

Что вот, уже в который раз,

Решат от горечи поплакать

В кромешной тайне от меня,

Скрывая боль шипами розы,

Оставят след в вечерней прозе,

Загнув страничные края.

Чтоб я потом, вскочив средь ночи,

Вдруг осознал, что сам себе

Мой мозг в кромешной темноте

Уютный быт с тобой пророчит.

И все что было – все во сне,

А он хохочет, он хохочет!

Не скроет правду – не захочет!

Меня оставит в пустоте…

— — Qui pro quo — —

Я жалкий образ самого себя,

Несчастный лик с натянутой улыбкой,

Живу в обмане, изредка скорбя

По правде жизни сладкого бутылкой.

Слегка боюсь остаться одиноким,

Чего скрывать – безмерно одинок,

Среди людей являюсь лжепророком

И не веду открытый диалог.

Живу без смыслов, не имея цели,

Живу играя самого себя,

Живу один и непокорно верю,

Что ложь во благо воскресит меня.

Мечтаю снять улыбчивую маску

И наконец узнать – в чем смысл был прожить

Всю эту жизнь, имея кисть без красок,

Миллион знакомств без силы полюбить.

— — Festina lente — —

Свой гордый взор мы устремили в небо,

Закрыв глаза на плесень под ногой,

Прогресс сравняли вровень с ширпотребом,

А коммунизм с душевной пустотой.

— — Невский — —

Невский. Музыка. Винишко.

Благовоние шаверм.

Ты девчонка с толстой книжкой

И коллекцией проблем.

Перебравшись в крупный город,

Не сдружилась с головой,

И нашла серьезный повод

Не прийти к ночи домой.

Понеслась концерт-программа

Под надзором пьяных лиц,

Семь пропущенных от мамы

И бутылка у ресниц.

Громкий смех, в глазах двоится,

По неровной мостовой

Только шаг, и не стоится

Тебе взрослой, но бухой.

А потом провалы в мыслях,

Тяжкий груз над головой,

Все улыбки разом скисли,

Как вообще пришла домой?

— — Astrae — —

Доволен жизнью, не доволен смыслом,

Подкован верой, огорчен судьбой,

В который раз я заблудился в числах,

Оставив мир наедине с собой,

Я закатал рулонами обоев

Свои последние настенные стихи.

Мой выбор пал на «Пробиваться с боем»,

Не ждать божеств спасительной руки.

Я сделал шаг и дал свободу крыльям,

Но в первый раз был обречен упасть,

Ведь там на тебе, тучи громовые

Не позволяли людям отродясь

Взлетать до звезд, неимоверно близких,

Но столь далеких для людских имен,

Всем объясняя ломаным английским:

«Вы здесь одни, а их там миллион.»

— — Нет меня — —

Нет меня, я растворился

В супе злости и тоски.

Вот стоял, а вот свалился

С болью давящей в виски.

Нет меня-пораскидало

Каждой частью на весь свет.

Вот ищу, а мне все мало

И всегда чего-то нет.

Нет меня. Я растворился

В влаге питерских дождей,

Если честно — лучше б спился,

Чем стремился стать мудрей.

— — Angor animi — —

Я заедаю горьким шоколадом

Свой рецидив отчаянной тоски

Он вот уже полгода бродит рядом

И алкоголем давит на виски.

А вечерами льется под гитару,

Под ми минор и мой охрипший бас,

Что разнесясь по мокрым тротуарам,

Людей заставят выйти из террас.

Пусть одиноко, пусть сегодня грустно

Я не жалею вовсе ни о чем,

Досадно мне лишь от того, что пусто

Вокруг меня с гитарой за плечом.

Но знаю я, что где-то в переулках

Народ идет, желая испытать,

Как стёртых струн отчаянных и гулких

Тоскливый звон заставит ликовать.

— — Город — —

Слезами мира падаю на землю,

Ищу друзей среди седых камней.

Все чередуя с верою надежду,

Бреду по следу городских огней.

И слышу, как, таясь от посторонних,

Рыдает в сумраке квартирном под окном

В одной девчонке город – миллионик,

Слоясь на части порванным нутром.

Ей лишь семнадцать, но в угрюмом взгляде,

Не вижу ноток веры в чудеса.

Стоит одна в вечернем снегопаде

И смотрит вверх, куда-то в небеса.

Мечтает быть свободной белой птицей,

Смотреть поверхностно, не видя изнутри,

Что в этом мире, чокнутом, творится,

Над пепелищем выжженной любви.

— — Май — —

Я себе на удачу сыграю

Три аккорда в вечерней тиши,

И махну на прощание Маю,

Коль понадоблюсь, братец – пиши.

Ухожу насовсем по дороге,

Ухожу навсегда по пути,

Где останутся боль и тревога,

Где останешься в памяти ты.

Все улыбки, печали, раздумья,

Имена самых первых друзей,

Не уверен я правда – смогу ли

Бросить все и уйти поскорей.

Режут струны гитарные пальцы,

Так давно не играл и не пел.

Очень жаль, что пора собираться.

— Ты хотел бы остаться? — Хотел…

— — Хорошо быть — —

Я сегодня подумал о том,

Как ужасно мне быть человеком,

Хорошо бы родиться котом,

Чтоб не лезть с головой в ипотеку.

И на завтра проснулся котом,

У подвала, плешивым и драным,

Осознал, что неплохо потом

Оказаться садовым тюльпаном.

Вновь очнулся – стою на холме,

Одиноко мой стебель кривится,

Я в асфальте стою, не в земле.

Хорошо б перекинуться птицей.

И вот в утреннем небе лечу,

Но лечу чтобы жить и не боле,

Я свободы, свободы хочу!

Да мешаются когти на горле.

Но вдруг чудо вселенских масштабов,

Я очнулся планетой — Землей,

Очень жаль, что от выбросов, ядов

Не могу отмахнуться рукой.

Снова я — человек на диване,

Беззаботно смотрю на кота,

Ты велик человек, гениален.

Жаль стремишься совсем не туда…

— — Шаг — —

Я не боюсь ритмичным шагом

Идти вперед там, где стоят,

Клянясь обетом и уставом,

Что Эверест не покорят.

Я не боюсь случайных чисел,

Мне не в первой терять друзей.

Мой ровный шаг меня очистил

От всех баластов и камней.

Пусть по пути залез на горы,

Летел на дно, спускался в ил,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 419