электронная
180
печатная A5
303
16+
Местоположение Эдема (Рая) найдено!

Бесплатный фрагмент - Местоположение Эдема (Рая) найдено!

Библейская археология

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-3500-6
электронная
от 180
печатная A5
от 303

В поисках библейского рая

Исследователи Ветхого завета постепенно приходят к пониманию того, что библейский рай реально существовал, однако он находился не на небесах, а на земле. Американский ученый Дж. Заринс проделал большую научную работу ещё в конце прошлого века. Используя фотоснимки, полученные помощи космических спутников, а труды древних учёных по геологии, гидрологии, лингвистике, Заринс установил, в каком конкретном месте Земли мог располагаться библейский рай.

В библейской книге «Бытие» пишется: 2: «8 И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал. (По библейской легенде, эдем — место пребывания двух первых людей — Адама и Евы — до их «грехопадения». Это слово — древнееврейское, означает: сад, рай, красивое, приятное место. На шумерском языке (ни похожим ни на один из известных языков) слово «едем» — «еден» означает «долина», по правилу омонизации случайно совпавшее слово по звучанию, сыграло свою роль: сложилось впечатление, будто «Едем» — это мистический термин, лишенный конкретного географического смысла, а не долина Двуречья в нынешнем Ираке (здесь находится «дерево Адама»), где находится и озеро Тартар, а также пещеры Тар, крайне схожее звучание с древнегреческим тартаром — бездной в недрах земли, куда по легенде Зевс низверг титанов, царство мертвых (провалиться в тартарары). По мере роста населения в Шумере, находящемся как бы «на востоке» от Африки и Ближнего Востока, росло и недовольство в шумерском обществе, т.к. уменьшалось количество плодов, растений и животных, кроме того, около 2500 г. до н. э. Шумером овладело государство Аккад и шумерцы стали зависимым населением, остались лишь далекие воспоминания о «золотом веке», когда шумерцы жили счастливо и хорошо «в Эдеме» — «на равнине». Предания о саде Эдемском передавались от поколения к поколению и достигли древних евреев, где и были затем записаны в Пятикнижии Моисея. По современным данным древние люди перешли из Африки в Аравию и постепенно вышли к Персидскому заливу, в то время плодородной долине, изобилующей источниками с пресной водой и богатым животным и растительным миром. В древности Персидский залив носил название Море Восхода, а Средиземное море — Великое Море Заката.)

9 И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла. (Объяснение появления деревьев, плоды которых использовались в пищу. Дерево жизни — это финиковая пальма. которая дает съедобные, вкусные и питательные плоды — финики, необходимые для поддержания жизни. Дерево имеет практическое значение и в древности называлось деревом жизни. Дерево познания добра и зла — смоковница, инжир, фиговое дерево, винная ягода, имело множество разных названий, в том числе и тотемное — «дерево познания добра и зла». И финиковые пальмы и смоковницы повсеместно растут в южном Ираке. Единичное (дерево жизни, дерево познания добра и зла) выступает здесь как собирательное, как и в детском миропонимании (ребенок, что или кого видит о том и говорит): Бог — боги, жрецы, то есть люди, обладающие каким-либо преимуществом перед другими людьми, Адам — мужчины (утверждается патриархат), Ева — женщины, Каин — земледельцы, Авель — пастухи.).

10 Из Едема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки. (Для орошения необходима река, значит ничего сверхъестественного в раю нет, все орошается — поливается.)

11 Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хавила, ту, где золото; (Возможно Фисон был притоком Евфрата, но затем высох, в древности там, возможно были месторождения золота.)

12 и золото той земли хорошее; там бдолах и камень оникс. (Согласно «Словарю к книгам Ветхого завета» О. Штейнберга бдолах — ароматическая древесная смола. Оникс — минерал, разновидность агата. То есть вполне реальные вещества.)

13 Имя второй реки Гихон: она обтекает всю землю Куш. (Гихон, возможно, река Карун на юго-западе современного Ирана, в древности там находилось государство Элам.)

14 Имя третьей реки Хиддекель: она протекает пред Ассириею. Четвертая река Евфрат. (Эти географические названия давно идентифицированы: Хиддекель — река Тигр, Ассирия — прекратившее существование государство Ашшур (Ассур), столица которой, находилась на западном берегу Тигра, и поэтому протекающая «пред» ним, и река Евфрат.)

15 И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его. (С поселения Эриду (современный южный Ирак городище Абу-Шахрейн), находящемся на берегу «волнующего моря» (ныне отстоящем от Персидского залива на расстоянии более 100 км), была связана древнейшая шумерская легенда о возникновении первичной культуры шумеров, Эриду являлся и древнейшим политическим центром страны. Это полностью соответствует последним научным данным, что человечество порциями расселялось из Африки через Баб-эль-Мандебский пролив и пройдя вдоль Аравийского полуострова, выходило к Двуречью: Тигру и Евфрату.)

В ходе раскопок в Йемене, Омане и ОАЭ были обнаружены каменные орудия. Это позволяет предположить, что люди обосновались в южной части Аравийского полуострова уже около 125—100 тысяч лет назад. Данные люминесцентной хронологии указывают, что 130 тысяч лет назад Аравийский полуостров был относительно жарче, количество дождевых осадков было выше, благодаря чему он представлял собой покрытую растительностью и пригодную для обитания землю. В это время уровень Красного моря упал, и ширина его южной части составляла всего 4 км. Это на короткое время создало для людей возможность форсирования Баб-эль-Мандебского пролива, через который они достигли Аравии и основали ряд первых палеолитических стоянок на Ближнем Востоке — таких, как Джебель Файя в современных Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) и Айбут Аль Фуваль в мухафазе Дофар на юге современного Омана (106 тыс. лет назад). Ранние мигранты, спасаясь от климатических изменений в Африке, перешли через Красное море на территорию современных Йемена и Омана и дальше через Аравийский полуостров в поисках более благоприятных климатических условиях. Между Красным морем и Джебель-Файя (ОАЭ) — расстояние в 2000 км, где ныне располагается непригодная к жизни пустыня, однако около 130 тыс. лет назад, в эпоху окончания ледникового периода, Красное море было достаточно мелким, чтобы пересечь его вброд или на небольшом плоту, а Аравийский полуостров представлял собой не пустыню, а покрытую зеленью местность.

Первобытное человечество, расселяясь с запада (Африки) на восток (Аравийский полуостров) и осваивая в глубинах Азии новые земли, еще в древнекаменном веке распалось на две группы популяций: черных и белых. Это было связано с уменьшением количества меланина, пигментов коричневого и чёрного цветов. Миграционные потоки были различны, в зависимости от климатических и географических условий местности. К примеру, западная часть современной России могла служить миграционными путями африканцев, которые направлялись к северу, где 100 — 70 тысяч лет назад был совсем другой климат — тёплый и благоприятный для проживания, район современного Северного Ледовитого океана. За прошедшее время археологам удалось обнаружить остатки свыше сотни жилищ древнекаменного века, располагавшихся в поселениях Европы и Северной Азии, например район Костенок в современной Воронежской области России. Конечно, наиболее изучены поселения позднего палеолита в интервале 30—12 тыс. лет до нашей эры. Они размещались в долинах больших и малых рек, таких, как Днепр и его притоки Десна, Сейм, Рось. Ныне остатки этих поселений залегают в толще первой и второй надпойменных террас на высоте от 5—10 до 30 и даже более метров над уровнем реки. Но в позднем палеолите уровень вод был значительно выше, и жилища стояли на самом берегу. При выборе места для поселения решающую роль наряду с близостью питьевой воды играло также соседство охотничьих угодий. Серьезное значение имели и месторождения кремня, использовавшегося для изготовления орудий, правда, кремень в полуобработанном виде можно было принести издалека. Поселение обычно устраивалось на мысовидном участке берега реки или склона балки, с которого легче скатывалась дождевая и снеговая вода. От двух до десяти жилищ (смотря по размеру) вместе с их хозяйственным окружением занимали площадь, в среднем не превышавшую 2000 кв. м. Судя по раскопкам, жилища одного поселения чаще всего были однотипными, но величина их варьировала в зависимости от числа обитателей. Основными типами их были округлое, диаметром до 5—7 м, жилище удлиненной формы и небольшое полу земляночное. Поселения, состоявшие из округлых жилищ, были самыми распространенными. Округлое жилище условно называют «костяным», так как при его сооружении использовались черепа, бивни, нижние челюсти, лопатки, тазовые и крупные трубчатые кости мамонта. И, несмотря на то, что от жердевой основы ничего не сохраняется, по положению костей в развалившемся и засыпанном землей жилище удается довольно точно судить о его форме и величине.

На протяжении столетий исследователи пытались обнаружить местоположение библейского рая, они размещали рай в самых разнообразных районах мира. Некоторые из основополож­ников христианства и поздние классические авторы предполагали, что он мог находиться в Монголии, Индии или Эфиопии. Предок человека разумного, Homo sapiens idaltu, около 160 тыс. лет назад обитал в Эфиопии. Его останки обнаружены в местности Средний Аваш. Затем в период около 125—80 тыс. лет назад люди стали проникать из Африки на Ближний Восток.

Период 135—90 тыс. лет назад в тропической Африке был эпохой мегазасух, которые привели к миграции людей с внутриконтинентальной территории на побережья моря и, в конечном счёте — к их миграции на другие континенты. Учёные использовали радиоуглеродную датировку пыльцы, обнаруженной в иле озера Малави, чтобы реконструировать растительность того времени. Образцы, относящиеся к эпохе предполагаемой мегазасухи, почти не содержат пыльцы или древесного угля, что указывают на малочисленность растительности. Если сейчас окрестности озера Малави покрыты пышной растительностью, то в указанный период на её месте существовала пустыня.

Еще одним «подходящим» местом для райского сада считалась Турция, поскольку и Тигр, и Евфрат берут начало с гор, расположенных на ее территории.

Однако доктор Дж. Заринс считал, что сад Эдема скрыт ныне под водами Персидского зали­ва. На обоснование этой теории он потратил много лет. Заринс полагает, что история жизни Адама и Евы в саду (и особенно вне его) представляет собой не что иное, как в высшей степени сжатый рассказ о величайшей революции древности — о переходе от охоты и сбора плодов и кореньев к сельскому хозяйству.

Как и многие исследователи, Заринс начал с изучения Библии, которую, по его словам, он прочел «вдоль и поперек». К этому добавились археологические раскопки в Саудовской Аравии, ко­торые он проводил в течение 10 лет. Затем он обратился к тру­дам блестящих специалистов XX века по геологии, гидрологии и лингвистике. И, наконец, к фотоснимкам, полученным со спут­ников.

По его мнению, Эдем возник примерно в VI — V тысячелетиях до нашей эры. К этому времени в районе нынешнего Персидского залива начали выпадать дожди после периода продолжительной за­сухи. Тогда области, расположенные на востоке и северо-востоке Саудовской Аравии и на юго-западе Ирана, снова зазеленели и обрели былое плодородие. В поисках пропитания человек вновь устремился туда, где текли теперь уже полноводные четыре реки, омывавшие тучные поля. Тысячи найденных здесь орудий труда позволяют предполагать наличие некогда многочисленных поселе­ний людей в окрестностях высохших ныне озер и рек. Такие орудия были обнаружены даже в пустыне Руб-эль-Хали в Саудовской Аравии. Следовательно, примерно в VI — V тысячелетиях до нашей эры эта местность стала земным раем, созданным щедрой при­родой.

Однако теперь наступили иные времена: сельское хозяйство уже получило развитие. Но оно возникло не в одночасье. Заро­дилось оно на побережье Средиземного моря и на территории со­временных Ирана и Ирака, когда группы прежних охотников и собирателей постепенно превратились в земледельцев. Поскольку письменность еще не была создана, трудно судить о том, какие перемены в жизни повлекла за собой такая эволюция. Заринс утверждает, что конфликт был гораздо более драматичным, чем в период промышленной революции.

Он убежден, что основной ареной столкновения оказались до­лины Тигра и Евфрата, а также северная часть Аравии, где охотники и собиратели, пришедшие сюда из менее гостеприимных районов, встретились с людьми, стоявшими на более высокой ступени развития, которые разводили скот, занимались гончарным делом и, видимо, проявляли склонность объединиться в оседлые группы. Кто же были эти люди? Заринс полагает, что они жили в Южной Месопотамии и были представителями древнейшей цивилизации, которую теперь называют убейдской. Они основали в V тысяче­летии до нашей эры старейший из городов Южной Месопота­мии — Эриду.

Дмитриева Н. А. и Виноградова Н. А. в книге «Искусство Древнего мира», с. 87, пишут: " Долгую историю Древнего Двуречья принято условно расчленять на отрезки по наименованию городищ и мест первых находок, типичных для каждого периода. Самые ранние среди них, восходящие к эпохе неолита, — это период Халаф, относимый к концу 6—5-го тыс. до н. э., и период Убайд — 4000—3500 гг. до н. э. Время распада первобытнообщинного строя приходится на периоды Урук, 3500—3000 гг. до н. э., и Джемдет-Наср, с 3000 по 2850 гг. до н. э. Последующую историю ранних рабовладельческих городов-государств, их расцвета и упадка можно вкратце обрисовать следующим образом. В 3-м тыс. до н. э. поочередно возвышаются шумерийские города-государства Южного Двуречья — Ур, Урук, Лагаш (2850—2400 гг. до н. э.), затем (в 24— 22 вв. до н. э.) власть переходит к семитскому городу северной части Южного Двуречья — Аккаду, после чего происходит новое усиление шумерий-ских городов Лагаша и Ура (2200— 1997 гг. до н. э.). Еще позднее (в 20— 17 вв. до н. э.) большая часть Месопотамии объединяется под властью Вавилона. В 16—15 вв. до н. э. наивысшего расцвета достигло государство Митанни, образовавшееся в 17 в. до н. э. в Северном Двуречье. В свою очередь оно было разрушено в 1400 г. до н. э. хеттской армией. Государство хеттов просуществовало с 17 по 12 вв. до н. э. К 14 в. до н. э. усиливается мощь Ассирии, которая, одержав верх над Вавилоном, постепенно превратилась в крупную военную державу. После гибели Ассирии в конце 7 в. до н. э. под натиском вавилонских войск происходит новое возвышение Вавилона и образуется Нововавилонское, или Халдейское, царство. Однако в середине 6 в. до н. э. и оно попадает под власть Ахеменидского Ирана, который превратился в обширнейшее государство, включившее в себя, помимо самого Ирана, всю Переднюю Азию. Ахеменидская Иранская держава была последним древневосточным государством. С конца 4 по конец 2 в. до н. э. в Месопотамии уже господствуют греко-македонские завоеватели.».

Именно в Саудовской Аравии Заринс неожиданно натолкнулся на следы убейдской культуры, там-то он и начал развивать свою гипотезу об истинном смысле библейского Эдема. Один ключ к раз­гадке лежал в лингвистике: слово «Эдем», или «Эдим», прежде всего указывает на Шумер, область Месопотамии, где была создана первая в мире письменность. Это произошло в III тысячелетии до нашей эры, то есть более чем через 3 тысячи лет после того, как возникла убейдская культура. У шумеров слово «Эдем» означало просто «плодородная равнина». Слово «Адам» также встречалось в клинописи, означая нечто вроде «поселения на равнине». Хотя оба эти слова впервые были обнаружены у шумеров наряду с такими названиями, как Ур и Урук, они не шумерские по своему происхождению. Блестящий ассириолог Б. Ландсбергер выдвинул в 1943 году теорию, согласно которой эти названия — все, что оста­лось от языка народа, существовавшего еще до шумеров. Ландсбер­гер назвал этот дошумерский язык «протоевфратским». Другие ученые высказывали предположения, что люди, говорившие на том языке, относились к убейдской цивилизации. Уже существовавшие слова влились в язык шумеров и нашли свое отражение в письмен­ности. А благодаря письменности слово «Эдем» проникло в мифо­логию как символ плодородного и благодатного места.

— Рассказ о саде Эдема возник как следствие тех напряженных отношений, которые сложились между двумя группами людей, придерживавшихся различных образов жизни, — считает Заринс. — Адам и Ева вкушали дары природы. У них было все. Но они согре­шили, и их изгнали. В чем же заключался их проступок? Они бросили вызов всемогущему богу. Тут усматривается прямая ана­логия с теми земледельцами, которые самонадеянно стремились «приручить» природу, полагаясь больше на свои знания и опыт, чем на щедрость божью.

В те времена не было ни журналистов, ни историков, которые могли бы зафиксировать эти драматические события. Но они стали как бы частью коллективной памяти, а затем, спустя длительное время, были весьма кратко, в иносказательной форме записаны в библейской Книге Бытие.

Итак, чтобы выяснить местоположение Эдема, где, по мнению Заринса, и произошел описанный конфликт, он обратился к Библии. Содержащиеся в ней указания на этот счет весьма запу­танны. Вполне конкретно там назывались только реки. С Тигром и Евфратом все ясно — они существуют до сих пор. Во время соз­дания Книги Бытие Евфрат, очевидно, был лучше всего известен: он просто называется и не объясняется, где текут его воды. Фисон можно распознать по ссылке в Библии на землю Хавила, которую легко определить по указанным другим государствам (Быт. 2:11; 25:18). Очевидно, эта страна находилась на территории Месопота­мии и Аравии. Эта версия подтверждается и фотоснимками, сделан­ными из космоса. На них отчетливо видно высохшее русло реки, которая когда-то протекала на севере Аравийского полу­острова. Более того, как гласит Библия, этот район был богат бделлием — ароматической смолой, которая до сих пор попадается на севере Аравийского полуострова.

Сложнее обстоит дело с рекой Тихон, которая, как говорится в Библии, «обтекает всю землю Куш». Переводчики Библии с древ­нееврейского в XVII веке истолковали название «Куш» как «Эфиопия», которая лежит дальше к югу, в Африке, на целые сто­летия запутав тем самым исследователей. Теперь же Заринс убежден, что Тихон не что иное, как река Карун, которая берет начало в Иране.

Таким образом, сад Эдема должен был находиться где-то в районе Персидского залива. В те времена все четыре названные в Библии реки сливались вместе и текли через ту область, которая лежала тогда выше уровня Персидского залива. То место Книги Бытие, где говорится, что река Эдема «потом разделялась на четыре реки», исследователь Библии Э. Спейсер несколько лет назад истолковал следующим образом: вверх по течению были че­тыре реки, которые ниже сливались в одну, омывавшую сад Эдема. Это объяснение вполне допустимо, если учесть, что библейское описание есть плод коллективной памяти.

Именно Спейсер высказал предположение, что таинственный Куш был основан народом, который завоевал Месопотамию примерно в 1500 году до нашей эры и господствовал там приблизи­тельно до 900 года до нашей эры. В этом Заринс видит главный ключ к разгадке тайны сада Эдема.

«В то время, когда владыки Куша управляли Месопотамией, происходило формирование еврейской нации, — говорит он. — Евреи, безусловно, должны были встретиться с этим народом и усвоить традиции Древней Месопотамии, ее мифы и легенды. Долж­ны они были слышать и рассказ об Эдеме и Адаме».

Имя Евы не фигурирует в языке шумеров. Но во всей этой исто­рии весьма интригует рассказ о том, что первая женщина была создана из ребра Адама. Почему именно из ребра? В известной шумерской поэме, переведенной С. Н. Крамером, говорится х> том, как Энки, бог воды, разгневал матерь божью Нинхурсаг, съев восемь волшебных растений, созданных ею. Она прокляла Энки и наслала на него смертельный недуг. Потом она исчезла, по всей вероятности, для того, чтобы ничто не могло смягчить ее сердце. Однако в дальнейшем, когда Энки поразили восемь жестоких болезней, Нинхурсаг появилась вновь. Она создала восемь исце­ляющих божеств. На языке шумеров «ребро» называется «ти», но это же слово означает и «давать жизнь». Поэтому божество, ко­торое лечило ребро Энки, было названо «Нин-ти». В резуль­тате игры слов оно стало позднее: «женщиной ребра» и «женщи­ной, дарующей жизнь». Эту игру слов не удалось передать на древнееврейском языке, в котором слова «ребро» и «давать жизнь» совершенно различны. Но само слово «ребро» вошло в Библию как слово «Ева», которое стало означать «мать всех жи­вущих».

Эта и другие связи библейских текстов с мифологией шуме­ров прослеживаются весьма отчетливо. Заринс считает, что, хотя древние евреи были тесно связаны с Египтом, их раннее духовное становление уходит корнями в Месопотамию.

«Авраам путешествовал в Египет, Иосиф путешествовал в Египет, вся история Исхода связана с Египтом, но в первых гла­вах Книги Бытие мы не находим никаких упоминаний о Египте, — замечает Заринс. — Все эти сказания относятся к Месопотамии. В действительности Авраам пришел из Ура, который в те времена находился вблизи Персидского залива. Творцы Книги Бытие в своем повествовании отталкивались от литературных источников великой цивилизации, которая когда-то существовала, причем имен­но в Месопотамии. Поступая таким образом, они превратили Эдем в райский сад, Адама — в человека, а отчет о событиях, происшедших в этих краях тысячелетие назад, обратили в сжатый рассказ, вместившийся в несколько глав Библии».

Заринс полагает, что задолго до того, как была написана Книга Бы­тие, овальный Эдем поглотили воды Персидского залива. Прежде человек жил там счастливо. Но затем началось наступление вод на сушу. Уровень Персидского залива начал повышаться и при­мерно в IV тысячелетии до нашей эры достиг своей современной отметки. В результате Эдем и все другие поселения на побережье залива были затоплены. Уровень воды продолжал подниматься, и залив устремился на север, достигнув южных районов нынешних Ирака и Ирана.

«Шумеры испокон веков утверждали, что их предки „вышли из моря“, и я убежден, что это в буквальном смысле так, — замечает Заринс. — Они отступили на север в Месопотамию от вод залива, вторгшихся на их землю, где они обитали на протяжении тысяче­летий».

Первоначальный Эдем был потерян, но новый «рай» под назва­нием Дилмун, возникший на более высоком восточном побережье Аравийского полуострова, вошел в эпос и легенды в III тысяче­летии до нашей эры.

Впервые ученый мир услышал о Дилмуне немногим более сто­летия назад, когда исследователям удалось расшифровать ассирий­ские клинописные таблички, обнаруженные в Ниневии археоло­гом О. Г. Лэйардом. Самое раннее упоминание о Дилмуне встре­чается в текстах, касающихся торговли людьми и товарами. В более поздних клинописных табличках ученые, к своему удивлению, прочитали не только об Эдеме, Адаме и о «женщи­не ребра», но и о всемирном потопе, а также о мифологиче­ском герое шумеров по имени Гильгамеш и его поисках «древа жизни».

Согласно преданию, Гильгамеш спустился из Шумера «вниз», к Персидскому заливу, где надеялся найти растение, дарующее вечную жизнь.

— То, что он обнаружил, по-видимому, было кораллом, сим­волизировавшим в древности вечную жизнь, — поясняет Заринс. — Закончив свои труды, Гильгамеш прилег отдохнуть, но к нему подкрался змей и украл вечную жизнь — возможно, его коралл. По-видимому, это был не змей в современном понимании, а одно из тех удивительных украшенных перьями созданий, которые встречаются в ассирийских рельефах.

Замечено, однако, любопытное расхождение в описании Дилмуна как экономического центра и как места, овеянного легенда­ми. Вопрос о точном его расположении по-прежнему остается предметом споров. Заринс, как и большинство других исследователей, убежден, что это были острова Бахрейн и Файлака, а также восточное побережье Саудовской Аравии.

Остров Бахрейн был центром международной торговли, через который проходили корабли, курсирующие между Месопота­мией и древнейшей цивилизацией в долине реки Инд. Как на островах, так и на восточном побережье Саудовской Аравии разбро­саны десятки тысяч могильных холмов. Их гораздо больше, чем могло бы быть, если иметь в виду только изредка встречавшиеся там поселения местных жителей. Некоторые захоронения очень богаты, причем большинство из них относится к 2500—1900 годам до нашей эры, захоронения тесно связаны с шумерами. Эдем исчез, поэтому они, возможно, хотели добраться до райской земли Дилмуна либо просто как пилигримы, либо чтобы обрести там последнее пристанище.

И еще один вопрос, который нуждается в ответе. Почему евреи, впитав в свою мифологию древние легенды Месопотамии и Аравии со всем грузом их давно забытых сражений, климатических изме­нений и полузабытых традиций, выбрали слово «Эдем», а не «Дилмун» в качестве названия райского сада.

Как предполагает Заринс, возможно, они никогда и не слышали слова «Дилмун». Археолог Д. Поттс работает сейчас непосред­ственно над вопросом: было ли известно слово «Дилмун» во време­на Древней Греции? Существует некий лингвистический «провал», относящийся ко временам Александра Македонского. Клино­пись была заменена алфавитной письменностью, несравненно более эффективной системой записи. Власть перешла с Востока на Запад, к Греции, а затем к Риму. Старые легенды и старые слова канули в небытие. До обнаружения клинописных табличек в Нине­вии ассирийская клинопись была мертва. Первые переводчики арабских текстов на греческий язык никогда не слышали о ней. Наз­вание и само понятие Эдема было заимствовано не из языка шумеров, где оно обозначалось как Дилмун, а из еврейской и эллин­ской мифологий, где фигурировало именно как Эдем,

В силу случайного стечения обстоятельств — в истории, архео­логии и при переводах — слово «Дилмун» было утеряно, а слово «Эдем» сохранилось.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 303