электронная
360
печатная A5
538
18+
Месть сурового тандема

Бесплатный фрагмент - Месть сурового тандема

Книга 3


Объем:
34 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9871-0
электронная
от 360
печатная A5
от 538

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

На следующее утро я пошел туда куда мне ходить не следовало. Я осознавал это всем сердцем, но ничего не мог с собой поделать, ноги сам несли меня.

Я три раза громко постучал в дверь, через минуту она приоткрылась. От двери к косяку тянулась тонкая цепочка. Увидев меня, Анджело выругался и хотел захлопнуть дверь, однако я уже успел просунуть в проем ногу. Анджело отошел на пару шагов. Два хороших удара плечом и я порвал цепочку, открыв дверь. Энджи пятился назад в глубь квартиры, я шел прямо на него. Его глаза были переполнены ужасом, руки дрожали, а когда он заходил в комнату, то запнулся об порог и упал на пол.

— Курт, дружище, — начал он дрожащим голосом, — слушай, я все объясню. Меня заставили это сделать.

— Не называй меня дружище.

— Курт ты же знаешь, что я живу здесь не легально. Меня в колледж то только по знакомству взяли.

— Мне плевать на это, — я схватил его за шиворот и поднял на ноги.

— Черт, Курт, выслушай меня минуту! Если бы я не сделал то, что они хотят, то вскоре сюда бы пришли из Эмиграционной службы, и в лучшем случае я бы первым же рейсом отправился в Африку. Тем более они нашли у меня Крэк — твой Крэк.

— Твою мать, а обо мне ты подумал! — вскрикнул я, — Ты подумал, о том что мне светит тюрьма!

— Прости, я не…

— А знаешь, что, мне наплевать. Я даже не стану бить тебя. Живи как жил раньше. И не забудь помыть задницу, когда Франко и Голдсмен вновь захотят к ней пристроиться.

После этих слов я вышел, громко захлопнув дверь. На этаже было темно и грязно. Я неторопливо пошел к выходу, по пути закуривая. Позади меня под весом чьих-то тяжелых шагов застонали половицы. Я не предал этому значения, на этаже было как минимум четыре квартиры, мало ли кто это мог быть.

— Эй, Курт, — раздалось неожиданно.

Голос показался мне знакомым, но я не успел обернуться и посмотреть кто это. В следующую же секунду на мою голову обрушилось, что-то тяжелое и я «отключился».

Не знаю сколько прошло времени прежде чем я пришел в себя. Затылок ужасно болел. Я почувствовал себя лежащим на деревянном полу. На руках были наручники, на голове черный мешок через который едва было, что-то видно.

— Ух ты, неплохая побрякушка, — произнес знакомый голос и тут же с моей руки пропали часы. На этот раз я узнал этот голос, не могло быть никаких сомнений, — Погоди секунду, дай я поищу, может у него бабки есть.

Я почувствовал, как две руки ловко обыскивают меня.

— Посмотри, зашевелился, — через секунду с меня стянули мешок.

Передо мной стояли Франко и Голдсмен. Голдсмен с улыбкой крутил в руках мои часы, а Франко помахивал мешком, который секунду назад был на моей голове.

— Вашу мать, что вы хотите? — выдавил я из себя.

Я попытался встать, однако Голдсмен нанес мне удар в челюсть и вновь усадил на колени.

— Мы хотим, что бы ты помог.

Я невесело хохотнул.

— Вы просите помощи у человека, на которого хотите повесить торговлю дурью и изнасилование?

— Теперь не только это.

Он указал рукой мне через плечо. Я обернулся. Прямо позади меня, на полу растянулся Анджело. В его стеклянных глазах застыл испуг, рот слегка приоткрыт.

На шее виднелась огромная рана. Весь его воротник был заляпан кровью, руки тоже. Вероятно, он умер не сразу и несколько секунд перед смертью пытался закрыть рану ладонями. Я вновь взглянул на детективов. Голдсмен с идиотской ухмылкой на лице помахивал окровавленным ножом, помещенным в полиэтилен.

— На нем, кстати уже есть твои отпечатки, Курт.

— Вы убили Анджело, — сквозь гнев проговорил я.

— Нет, не мы Курт, а ты. Этот человек свидетельствовал против тебя и за это ты, конечно же, затаил на него обиду. Ты просто пришел и хладнокровно зарезал своего, некогда, лучшего друга.

— Я не делал этого.

— Не важно, что было, а чего не было. Главное то, что написано в рапорте. У тебя есть мотив, на оружие твои отпечатки, жалко, что судимостей нет, но приводов хватает. Ты идеальный подозреваемый. Бен, — он обратился к Голдсмену, — по-моему, в рапорте будет отлично звучать фраза: «Убийство в состоянии эффекта». Как ты считаешь?

— По-моему отлично.

— Однако, — он вновь повернулся ко мне, — ведь у этого события есть две стороны. Можно было бы подумать. Ну подумаешь, подох черномазый. Еще и эмигрант. Живет нелегально, родных почти не имеет. Кому до этого, какое дело. Но с другой стороны. О боже, какой ужас. На Американской земле вновь пролилась кровь темнокожего. Тем более гражданина другого государства. Так и до международного конфликта не далеко. А вот с какой стороны на это дело посмотрит следствие, зависит от тебя.

— Я не знаю, что вам рассказать. Я виделся с Тревором лишь однажды.

— Курт, что бы и дальше жить нормальной жизнью, ты должен понять, что мы не играем с тобой.

— Я это сразу понял. Однако, где гарантия, что после того как вы засадите Тревора и всю его банду вы не посадите и меня тоже.

Голдсмен хохотнул. Франко развел руками.

— А разве у тебя есть выбор. Постарайся быть хорошей девочкой и, возможно, мы с товарищем, учитывая твою помощь следствию, договоримся с окружным прокурором об условном заключении.

На это раз хохотнул я. Детективы сразу поняли, что я им не доверяю.

— Ладно, парень, — продолжил Франко, — мы хотели по-хорошему.

— По-хорошему? Вы это называете по-хорошему?

— Да. А теперь поднимайся.

— Зачем?

— Узнаешь, что значит по-плохому. Посидишь в изоляторе. Это многим меняло точку зрения.

Голдсмен схватил меня за шиворот и потащил к выходу.

Через пару минут меня привезли к участку. Изолятор находился на первом этаже. Дежурный проводил нас взглядом. Меня проводил в большую комнату. Прямо посреди нее за столом сидел молодой полицейский. В углу небольшое пространство было огорожено решеткой. За ней, на скамейке, опустив голову вниз, уже кто-то сидел. Меня затолкнули туда же и закрыли на замок дверь.

— Пусть так сидит до нашего приказа, — произнес Франко перед выходом.

Полицейский лишь молча кивнул.

Я встал возле решетки оперясь на нее руками. Я не мог поверить, что все это происходит со мной. Мне, конечно и раньше приходилось бывать здесь, но на это раз все гораздо серьезнее. Эти Франко и Голдсмен явно не из тех людей, которые станут блефовать. И что мне теперь делать? Насочинять, что-нибудь, как сказал Нетто? По-моему, это полный бред. Не думаю, что их будет так просто обмануть.

— Что, браток, проблемы напрягают? — услышал я позади себя.

Я медленно обернулся. На скамейке сидел тот парень, которого я не решился застрелить в подвале. Он по-прежнему был одет в те же самые джинсы и кофту с капюшоном. Честно говоря, я был несколько удивлен нашей встрече, однако голова была забита другим, и в ответ я лишь буркнул:

— Не твое дело.

— Забавно, — он почесал затылок, — я ожидал несколько другой реакции.

— Серьезно? И чего же ты ожидал?

— Надо же! Какая встреча! Как поживаешь? Ну и так далее. Мы ведь почти друзья.

— Не рановато ли ты меня в свои друзья записал?

— По-моему в самый раз. Я ведь помню, что ты сделал.

— В любом случае я вижу тебя второй раз в жизни. Давай оставим все как есть.

— Извини, парень, но все как есть уже не получиться.

— О чем ты?

— Долго объяснять. Короче, я мотаю отсюда. Либо иди со мной, либо оставайся здесь до конца своей жизни. Я надеюсь ты не думаешь, что Франко и Голдсмен отпустят тебя после того как ты сдашь Тревора.

— Что? Откуда тебе это известно?

— Давай потом поговорим, — парень встал, подошел ближе к решетке и обратился к полицейскому, — эй, у тебя закурить не будет?

— А больше тебе ничего не надо? — ответил коп.

— Да нет, просто одну сигарету.

— Лучше заткнись и сядь на место.

— Ах ну да, я совсем забыл. Ту же дамские сигареты куришь.

— Что ты сказал?

— Да ладно, при твоей работе этого не нужно стесняться.

— Парень лучше замолкни, пока я не рассердился.

— Давай родная, люблю, когда ты сходишь с ума.

— Я не шучу, приятель.

— Ну так вперед. Не бойся, твоему муженьку мы ничего не скажем.

— Так, ну все, это была последняя капля.

Полицейский взял дубинку и направился к нам. Он просунул руку через решетку и пытался ударить парня. Однако тому хватило доли секунды, чтобы схватить копа за руку и сильным рывком прижать к решетке. В следующее мгновение парень подступился чуть ближе и, прижимая его спиной к решетке, принялся руками сдавливать его шею.

Полицейский изо всех сил пытался вырваться, и поэтому мне пришлось держать его руки, что бы он, не привлек внимания. Через некоторое время его тело обмякло, и он скатился на пол.

— Твою мать, — шепнул я, — какого черта ты наделал?

— Извини, это необходимость.

— Необходимость? И как же мы теперь, черт возьми, выберемся?

— Не проблема. Дай мне какой-нибудь острый предмет.

Я протянул ему небольшой, всего пару сантиметров в длину нож, и после недолгих манипуляций с замком дверь была открыта. Через пару минут «мой новый приятель», одетый в полицейскую форму, практически протащил меня мимо дежурного и выволок из полицейского участка. Дежурный лишь проводил нас безразличным взглядом.

Выйдя на улицу, мы прибавили шаг. Нам хотелось как можно быстрее свалить отсюда. И только пройдя без остановки пару кварталов, мы остановились, чтобы перевести дух. Присев на скамейку я закрыл лицо руками и выругался.

— Ты как? — спросил парень, присаживаясь рядом со мной.

— Ты еще спрашиваешь? Из-за тебя мне теперь пришьют еще и обвинение в убийстве полицейского и побег из изолятора.

— Приятель, тебе и без этого светила газовая камера.

— Откуда ты это знаешь?

— Неважно. Неважно, откуда я знаю, но если ты не хочешь, вернуться за решетку, тогда вставай у нас мало времени. Если нас начнут искать через…

— Стоп! — перебил я его, — Чувак, что ты хочешь от меня?

— Я хочу помочь тебе.

— Помочь? Из-за тебя я теперь вынужден всю жизнь скрываться. Если раньше у меня был шанс, что мне дадут не большой срок, то из-за трупа того копа мне точно светит газовая камера.

— Что-то ты так не распинался, держа его за руки, когда я душил его.

— Черт, зачем ты это сделал?!?

— Может быть, хватит орать? Что ты ноешь? Нам нужно решать эту проблему.

— Нам? Да ты свалишь при первой же опасности. Детективам гораздо выгоднее валить все на меня, и ты это прекрасно знаешь. На тебя они даже не станут отвлекаться.

— Ты меня плохо знаешь. Я предлагаю тебе реальную помощь. Если тебе она не нужна так и скажи, и я сделаю, то, что должен.

— Что ты сделаешь?

После этих слов парень обернулся по сторонам.

— Давай поговорим в другом месте. Мы здесь как на ладони.

Он повернулся и, опустив голову вниз, зашагал по улице. Я не знал, что еще делать кроме как идти за ним.

— Ну и куда мы идем? — бросил я.

— Ко мне домой.

— К тебе?

— Да. За твоим домом могут уже следить.

Прибыли мы минут через двадцать. По пути я пытался задавать ему какие-то вопросы, но внятных ответов так и не получил.

По дороге Джим скинул с себя полицейскую форму и остался в одних брюках и майке.

— Дома переоденусь, — произнес он, засовывая рубашку в мусорное ведро.

Он жил в настоящих трущобах…

Узкая, темная улочка, в которой с трудом могла бы поместиться одна легковая машина. То тут, то там виднелись группы людей. Они мирно о чем-то беседовали, курили, судя по всему травку, слушали музыку из старых магнитофонов. Некоторые из них махали моему спутнику рукой. Он лишь кивал им в ответ. Мы зашли в один из домов и поднялись на третий этаж. Он жил в квартирке подобной моей, только все было гораздо более ухоженно и аккуратно.

Деревянная дверь с цифрой 11, написанной черным маркером.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 538