электронная
216
печатная A5
309
18+
Месть и эмпатия, или Как отомстить соседям

Бесплатный фрагмент - Месть и эмпатия, или Как отомстить соседям

18+ Нецензурная лексика и прочие запрещенные вещи


Объем:
20 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-5618-5
электронная
от 216
печатная A5
от 309

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

МЕСТЬ И ЭМПАТИЯ ИЛИ КАК ОТОМСТИТЬ СОСЕДЯМ

«М» — Месть.

Ее подают холодной, наверное, слышали.

Не знаю, по какому поводу французский писатель Эжен Сю придумал этот классический рецепт мести — читать роман «Матильда», нет сил. Тем более месье Бальзак осудил месье Сю за его писанину. А я Оноре верю: чувак, которого уже 150 лет ненавидят все телки, кому под тридцатник, наверняка знал, о чем говорил. Да и вообще, засесть на неделю за чтение романа о парижских нравах первой половины 19-го века, смысла нет — Боярский в «Трех мушкетерах» все рассказал одним словом — Каналья!

Что, не могли построить канализацию, в самом деле?

Наши, когда взяли Париж, офигели. Гусары не покидали казарм — пили шампанское, играли на гитарах и в очко и всю парижскую кампанию пялились в окно.

Даже Барклай-де-Толи был фраппирован. Это русский генерал, если что. Просто фамилия неудачная. Как его, блять, не посадили тогда? Еще и в загранку отпустили. Как это Кутузов проморгал?

Ну ладно, первое слово — норм, Барклай. Но дальше — де-Толи — то ли перемудрил батяня его, то ли матушка гламурная была. Правильнее, по-человечески, было бы — Толик Барклай. Сразу ясно — наш человек из Ростова.

Короче, Толе Барклаю сочувствую, с Бальзаком согласен, но от рецепта месье Сю не отказываюсь. Его одобрит, пожалуй, каждый приличный и образованный человек. Вижу, здесь как раз такие и собрались. И о Барклае знаете, и о споре Оноре и Сю в курсе, хуяссе!

Так вот, вчера у соседа был сабантуй, к нему пришел товарищ и они устроили буханаду до глубокой ночи. Наши балконы разделены фанерной перегородкой. Конечно, после моего замечания им казалось, что они шептали. Представляете, что получается по факту, когда два бухих мужика пытаются говорить тихо. В поездах наверняка ездили.

Периодически к ним в их уютный балконный кабинет, такой себе мужской клуб, врывалась злая жена с требованием угомониться, ведь дети спят!

Дети, хм!

Разве это дети? Разве они умеют спать, эти два индейца-близнеца?

Когда они идут по лестнице, я вздрагиваю. В панике представляю за своей дверью маскишоу — отряд «Альфа», готовый к штурму моей двушки. Осторожно заглядываю в глазок — никого, ни индейцев, ни маскишоу. Их нет, а грохот стоит, будто бронированную дверь уже выпиливают!

И не важно, что не за что — что ничего я не натворил. Запрещенку не пощу, а чужое не перепощиваю. Это у нас семейное со сталинских времен. Сейчас опять с этим строго.

Если и было что-то, какие-то преступления, то совсем-совсем давно: Дразнил собак, кривлял парализованного дедушку и однажды бычком запалил соседский балкон, точнее лук, который там сушился. Но за это не присылают группу захвата спустя 25 лет. За это даже не судят — сроки давности прошли.

Тогда надо было судить — сейчас бы как раз вышел.

Балкон-то, кстати, я потушил. Заодно повеселил жильцов пятиэтажки напротив, балансируя на парапете своего балкона и писая на лук, при этом старясь не пролить ни одной капли мимо и не намочить белье соседей, живущих еще ниже. Сегодня такой точности уже нет, да и напор не тот.

Ютуба тогда не было, к счастью. Поэтому звездой я не стал.

С детей какой спрос. Дети не в ответе за родителей. А вот родители — да! Но пусть отвечают сперва за свои проделки.

Вчерашний вечер стал переполненной чашей, которую я испил до дна, поэтому я встал рано. Хотя пытался считать овечек, дни, месяцы и годы до конца ипотеки, а потом тупо крутил ленту фейсбука и ждал, когда пройдет утренний стояк.

Докрутил до прошлогодних постов френдов, о которых давно забыл. У каждого есть такие, добавленные спьяну или спросонья, или просто телка хорошая была.

Это все СММщики — коварный народ. Ведь как делают: цепляют фото телочки на аву, френдяться, а затем через полгода меняют фотку на логотип «Московский вентиляторный завод» или «Профнастил дешево». А ты потом получаешь в ленте:

«Ваш друг Московский вентиляторный завод обновил статус»

«Предложить другу Московский вентиляторный завод друзей?»

«Сегодня у Московский вентиляторный завод день рождения, напишите в его хронике»

«Годовщина дружбы с Московский вентиляторный завод»

А потом видео: «Вы и Московский вентиляторный завод».

Самое интересное, когда:

«У вас в прошлом были события с Московский вентиляторный завод».

Понимаете, херня какая — год назад я писал этой телке типа, киска, покажи сиськи. А теперь в переписке не я и телка, а я и Московский вентиляторный завод, которому я пишу, мол, а ты классная, покажи сиськи. Мрак.

В то утро я был злой. Моя чаша переполнилась, и я дождался, когда пройдет стояк, и поднялся с постели. Во-первых, по зову организма — нельзя испивать переполненные чаши на ночь. После стояка ссать охота еще сильнее. Во-вторых, я поднялся по порыву души — посчитал, что моя месть достаточно остыла, и мне уже не терпелось отведать первый кусочек.

Я встал раньше солнца: поднялся, умылся, позавтракал по-декабристки — стаканом воды, черным хлебом, правда, с вкраплением какого-то полезного мусора, сыром, и собрался на улицу.

Я делал все медленно, оттягивая момент кульминации — акта мести. О-о, планировался предельно жестокий акт, и оттого, что я все делал тщательно и продуманно, он становился изыскано жестоким.

Я вышел из квартиры и смачно плюнул в соседскую дверь — не волнуйтесь, это прелюдия. Заодно плюнул в еще одну дверь. За ней проживала также несимпатичная мне особа — старая карга, если по шкале Бальзака. От себя добавлю — вегетарианская сука.

Вообще мне по барабану, ест человек мясо или не мясо. А вот ей, сука, не все равно. Этим вегетарианцам вообще все-не-все-равно — всюду нос свой суют, все норовят поучать, рассказать, как это ужасно есть животных.

Как-то жарил на балконе крылышки к пиву, а она громко обронила, вроде как не мне: «Есть мертвый белок вредно и стыдно». Думаю, вредно, не ешь, а стыдно — ешь втихаря, че пристала вегетарианская сука?

Но решил, что надо сохранять спокойствие, ведь этой сволочи-вегетарианцам только того и надо, чтобы вывести нормального человека из равновесия.

Она — за балконной перегородкой, но понятно, что реплика в мой адрес. Та-а-к, думаю, и сперва отвечаю, как обычно здороваются вежливые китайцы: «Вы кушали сегодня? Дать крылышко?».

Слышу, молчит. Тогда я меняю стратегию и спрашиваю как это делают мудрые евреи: «Вы какали сегодня?».

— Какая мерзость! — отвечает она мне.

— Ну пойди и откуси курице крылья, чтоб не улетела, а потом выгрызай не спеша печень, пополняйся гемоглобином. Будет тебе живой белок. Что? Курицы не летают? А ты откуда знаешь, вегетарианка? Сколько кур ты сожрала за свою карьеру, волчица вегетарианская?

Короче, я ей плюнул на дверь и в глазок, а затем вышел из подъезда.

Во дворе темнота, тишина, утро, суббота.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 216
печатная A5
от 309