электронная
144
печатная A5
494
18+
Месть

Бесплатный фрагмент - Месть

Объем:
204 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-1483-4
электронная
от 144
печатная A5
от 494

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Авторы обложки: Юлия Таланова, Виктория Мальцева

Изображения: www.shutterstock.com

Следуя сложившейся традиции, в тексте имеются ссылки на музыку, рекомендуемую к прослушиванию во время чтения, то есть, саундтрэк к книге.

Ссылка на плейлист с саундтреком https://vk.com/audios-138962265?album_id=85114899

Глава 1. Однажды мы встретимся вновь

Ах, как сладостны порой бывают мечты о мести! Обиженные, мы часто воображаем торжество справедливости и возмездие, настигающее наших обидчиков самым изысканным и нетривиальным способом. Однако со временем прощаем, забываем обиды и живём дальше, выбирая свой собственный жизненный путь.

Но это всё не обо мне.

— Софья Игоревна, курьер принёс для Вас пригласительный, — голос секретаря возвращает меня из раздумий, призывая сосредоточиться на реальной жизни.

— Да, спасибо, распишись за меня, — прошу.

Это не просто пригласительный на закрытую вечеринку, это точка отсчёта. Сегодня день «Икс» — ОН будет там.

Встаю, выдыхаю и иду. К своей цели.

{You belong to me Bobina Dub head remix}

Space Moscow — вполне достойное заведение, оформленное в сине-фиолетовых тонах, довольно просторное, с танцполом, приличной сценой и балконными зонами отдыха — всё как я люблю. Что ж, будем считать это хорошим знаком.

В дамской комнате долго разглядываю своё отражение в зеркале: карие, почти чёрные глаза смотрят на меня вызывающе. На самом деле они не карие, а серые — я ношу линзы, у меня плохое зрение, и я — СЛЕПОШАРА. Почему карие? Потому что карий оттенок — наиболее близок к чёрному, а чёрный бывает при максимально расширенных зрачках, а это уже признак сильного сексуального возбуждения. Мы подсознательно реагируем на влечение ответным влечением, карие глаза — сексуальны, поэтому на охоте — только они.

Красива ли я? Абсолютно точно — да. Мужчины не просто замечают меня, они хотят, причём сразу и жёстко.

Сегодня на мне белоснежный шифоновый комбинезон, открывающий полностью спину, но прячущий грудь. Интрига. Мужчины привыкли видеть глубокое декольте, ноги, их глазам приелись известные прелести.

У меня идеальное тело, ухоженное, пропорциональное, в него вложены тысячи часов упорных тренировок и процедур в солярии и СПА, моя кожа нежнее шёлка, её цвет кричит об успешности и дороговизне обладательницы. Но мой козырь — спина, самая красивая часть моего тела. Десятки раз, открывая её, я привлекала дорогих мужчин, ставила цель и всегда её добивалась: практика вывела беспроигрышный алгоритм по съёму интересующих меня самцов.

Скорее всего, вы уже успели подумать, что я — дорогая проститутка. Однако Вы ошибаетесь, меня не интересуют деньги: в наши дни нет ничего ценнее, чем знания. И речь сейчас не о профессиональных данных, секретных сведениях или инсайдерской информации конкурирующих фирм — я изучала мужчин: дорогих, успешных, избалованных удовольствиями, искусными, опытными женщинами. Я спала с ними с одной лишь целью — научиться доставлять особенное удовольствие, такое, какое смогу предложить только я.

Мне было необходимо стать женщиной-мечтой, и я ею стала: красивая, успешная, независимая, образованная и весьма обеспеченная — у меня есть всё.

Кроме покоя: вот уже много лет мою душу съедает ненависть. Беспощадно жрёт, точит, выпивает кровь и всё то чистое и светлое, что когда-либо во мне было.

Сижу в позе лани на отдыхе у барной стойки — сейчас моё место здесь. Спина изящно выгнута, плечи расправлены, копна прямых длинных волос каштанового оттенка собрана в одну, игриво перекрученную прядь и уложена на плечо. Моя правая рука грациозно держит бокал с напитком, а левая касается шеи за ухом.

ОН уже заметил меня. И хотя пришёл не один, с ним дама, меня ей не потянуть — заведомо проигрышный вариант.

Он встаёт, направляется в мою сторону, встретившись своим взглядом с моим, проходит мимо, обдав ароматом изысканного парфюма, и садится на барный стул чуть поодаль. Делает заказ для себя и своей спутницы.

Снова взгляд, я опять его ловлю, не отпускаю, держу. Он тоже. Переключаюсь на бармена, делаю заказ — последнее слово должно быть за мной.

Вновь искоса бросаю взгляд, он смотрит, изучает. Делаю глоток, возвращаю бокал на стойку, легко подхватываю клатч и с грацией газели покидаю бар, демонстрируя ему свою обнажённую спину. Удаляюсь, чувствуя, как он прожигает меня своими карими глазами, как каждый мой шаг, отработанный в своей изящности, движения бёдер и плеч, прощальный поворот головы и брошенный мимолётный взгляд, вбивают свои первые маленькие гвоздики в крышечку гробика его свободы и беспечности.

На сегодня всё: увидел, заметил, заинтересовался.

Глава 2. Пару слов о себе

{Heartless Bastards — Only For You}

Я — преуспевающая в бизнесе женщина. У меня не было ни богатого «папика», ни щедрого спонсора, ни мудрого наставника, но имелся стимул, цель и полнейшее отсутствие принципов морали в её достижении. Я начинала с нуля. Как? Вкалывала по двенадцать — тринадцать часов в сутки, выполняя работу за себя и «за того парня», экономила на всём, лишала себя любых радостей. Моя мстительная душа была одержима идеей, а любые усилия всегда ведут к результату.

Однажды толковый коммерческий директор поведал хозяину конторы, в которой я работала, истину, ставшую моей отправной точкой:

— Степан Васильевич, торговля — это наше всё. Нужно торговать, купцы всегда были в шоколаде! Производство — это риски и много геморроя, сомнительный выхлоп, а рентабельность — это вообще синяя птица. Нужно торговать!

Эта умная мысль нашла своё место в моей пытливой голове. Спустя годы я попала в струю: в эпоху зарождения и гипертрофированного роста Всемирной Паутины первооткрывателям такого чуда как интернет-торговля смелость сулила удачу.

Продуктовый интернет–магазин стал моим стартом.

Кредитов в то время никто не давал, у меня было мало свободных денег, но они были. Я закупала товар партиями и дважды в день, носилась по Москве как Савраска, разрываясь между снабжением и сбытом с единственным курьером-напарником. Уже через неделю мы закупались только по утрам — стало легче. Через месяц у меня работало пять курьеров, а сама я координировала весь процесс в только что снятом офисе. Спустя полгода мой сайт был полностью переделан по последнему слову тогдашних ИТ-технологий и снабжён (о Чудо!) платёжным модулем. Двадцать пять торговых курьеров развозили по городу товар на двадцати пяти новеньких фургонах с фирменной маркировкой. Мой бизнес рос, как снежный ком.

Пока не «наехали». Первый раз заплатила. Потом нашла «крышу». Опять заплатила, догадайтесь как. Было мерзко, особенно потому, что это был почти первый мужчина в моей жизни. Но на пути движения к цели какие могут быть препятствия?

Бизнес рос, времена менялись, мою крышу «подмяли», но в ней более не было нужды.

Сегодня у меня десяток ведущих интернет-магазинов в самых разных областях торговли и продажи по всему СНГ, сеть супермаркетов в Москве и Санкт-Петербурге, участие в долях коммерческих центров, брендовые бутики в них же и у конкурентов. Было много неудач и успехов, потерь и находок. Но бизнес есть бизнес, без этого нельзя. Никак.

Вообще-то я родом из небольшого тихого городка, назовём его город N-ск. В Москву приехала за НИМ. Его перевезли преуспевающие родители, а я тужилась своим ходом. Училась тут же: мне повезло — досталось бюджетное место. Школу я окончила на год раньше, институт — на два. Зачем? Чтобы иметь возможность больше работать и не жить в общаге. Я торопилась, стремилась успеть — моя месть предполагала наличие некоторой молодости и свободы «объекта преследования». В институте изучала менеджмент, была лучшей, да я, в сущности, во всём и всегда была лучшей, кроме одного — общения с людьми. Тут мне пришлось по-настоящему учиться, напрягаясь.

Первая настоящая школа — на первой серьёзной работе. Именно здесь пришло понимание, что мои успехи в учёбе — ничто. В коллективе и в траектории карьерной лестницы умственные способности не играют никакой роли, секрет успеха кроется в умении общаться: заводить знакомства, знать, как и чем развлечь, поддержать интересующий собеседника разговор, суметь приблизиться на расстояние более близкое, нежели деловое. Эту науку я одолела, но упёрлась лбом в стену, имя которой «лесть». Мне проще переспать ради моей выгоды с нужным мужчиной, но только не лизать задницы. Людям, которые мне омерзительны, а в этой категории у меня почти все, я не говорю в лицо то, что думаю — жизнь научила. Но и не льщу, фальшиво не улыбаюсь, просто молчу. Откровенных подлецов и гнилушек просто игнорирую.

Тут выбор между продать тело и продать душу… Лучше, конечно, не продавать ни то, и ни другое. Но жизнь — известная террористка, заставляет, ставит перед выбором: или сиди в г-не, или жертвуй. Я продавала тело и не раз, но душу умудрилась сохранить в целостности. Отдавая дань собственной сущности, отхватила бонус: репутацию и уважение в деловых кругах. Да, меня уважают: я почетный гость на личных мероприятия многих сильнее меня. Этим и упиваюсь.

Глава 3. Ах, вернисаж

{Kiiara — Gold}

Сегодня вернисаж Эллочки Дормидонтовны — так я называю её про себя. Почему? Тупая овечка с куриными мозгами, живет, будто спит, на всём готовом. Папик оплачивает ей вернисажи и учителей, которые выдавливают из неё талантик по капельке. Как уже было сказано, я никогда и никому не лижу задницы и сегодня присутствую здесь лишь потому, что у НЕГО тоже есть пригласительный, а встречу необходимо повторить.

Сегодня я снова в белом. Белый — цвет чистоты, девственности, непорочности. Белый намекает на ангельскую сущность. Это в чёрном женщина словно кричит мужчине: «Я дьявольски прекрасна, давай, осмелься и подойди ко мне!» А в белом она невинна: «Стань первым моим искушением, будь исключительным, особенным!»

На этот раз у меня традиционная стратегия — глубокое декольте, потому что спину ОН уже видел. С этой стороны мне тоже есть что показать — у меня полный красивый третий размер, плавно перетекающий в четвёртый. Моя кожа восприимчива к загару, но я никогда не злоупотребляю солярием, отчего мой бюст имеет оттенок топлёного молока, и именно это на фоне привычных глазу мулаток сводит мужчин с ума. Ну вот сегодня, например, о мои прелести потёрлись уже сотни мужских жадных глаз.

Я в туфлях на высокой шпильке и вкупе с моим немаленьким ростом выгляжу статной моделью.

ОН эффектен не меньше: высоченный, смуглый, яркий. Благодаря длинной вьющейся чёлке и ямочкам на щеках ещё и задорно красивый. На нём дорогой костюм и чёрная рубашка с распахнутым воротом, сексуально приоткрывающим широкую мужскую грудь. Женщины щедро одаривают его вниманием, но он один, и я догадываюсь почему: тоже просматривал список приглашённых. Я знала, что он придёт, была в этом уверена.

Взгляды. Мы играем ими в пинг-понг. Одна улыбка — его. Один взмах ресниц — мой.

— Молодой человек, будьте добры, бокал шампанского, — негромко прошу проходящего мимо гарсона. Нужно дать ЕМУ шанс, повод.

— Конечно, госпожа Ланская!

О, Боже! Как я ненавижу это «госпожа», до тошноты…

Спустя пару минут приятный уверенный мужской голос заставляет меня обернуться — наживка проглочена: ОН протягивает мне высокий бокал, наполненный вином:

— Добрый вечер!

— Добрый.

— Софья Игоревна?

— Да, а Вы?

— Максим. Для Вас — просто Максим.

— Вам известно моё имя? — бросаю лукавый взгляд, прищурившись.

— Обязан по долгу службы, — улыбается. — Мои юристы уже подготовили для Вас предложение о сотрудничестве, на днях должны связаться, но удача подарила мне шанс встретить Вас раньше!

Одариваю его кокетливой улыбкой и чувствую всем своим женским нутром, как его сильное тело неизбежно бросает в жар.

Максим никакой не миллиардер и даже не миллионер, он просто преуспевающий мужчина, знающий себе цену. По профессии — коммерческий директор в конкурирующей компании. Это уже не мои происки, а всего лишь случайность, совпадение: никогда не знаешь, когда и как Его Величество Рок проявит себя.

Теперь только позволяю себе взять бокал с шампанским из его рук — приличная женщина не принимает напитки от незнакомцев. Наши пальцы соприкасаются в случайном столкновении, и тот же миг меня наполняет волна непонятной и неведомой доселе сладости. Зрачки Максима расширяются — на него наше первое прикосновение имело такое же воздействие.

Глаза в глаза — это магия, таинство соития на уровне душ и энергий; окружённые сотнями глаз и тел, миллионами чужих липких мыслей, в это мгновение мы принадлежим только друг другу.

Внезапно Максим словно просыпается, выходит из транса первым и неуверенно говорит:

— Не спросите в чём суть предложения?

— Спрошу, но не сложно и догадаться: торговый центр в Отрадном?

— В точку, — пытается улыбнуться.

— Что с долями?

— Не место и не время это обсуждать, но полагаю — пропорционально капиталу. Ваш интерес будет зависеть от ваших знаменитых улыбок моему шефу во время переговоров, — теперь уже его лицо выражает искреннее удовольствие.

— Что ж, в таком случае, передайте своему шефу, что с этого момента все переговоры я готова вести только с Вами!

Он смеётся:

— Почему?

— Вам ведь не нужны мои фальшивые улыбки? — мой голос нежен, стелется, обволакивая, как шёлк.

— Фальшивые нет, а вот искренние — да! — отвечает, широко улыбаясь.

— Софи, ты знакома с Максиком? Когда успела? Я как раз собиралась представить вас друг другу, — это моя псевдо-подруга Рокси (настоящее её имя Клавдия, и за использование оригинала — три года расстрела через повешение).

Подруги. Настоящих нет, как у Людмилы Прокофьевны из «Служебного романа», только в отличие от неё я их не ликвидировала, а не заводила вовсе.

Псевдо-подруги. Таковых тьма тьмущая, и частенько я забываю их имена. Я — выгодная подруга: со мной можно мотануть в Европы на выходные, я могу знакомить с фаршированными мужиками, могу давать рекомендации по трудоустройству на топ-должность, дарю хорошие подарки в День Рождения, а ещё со мной прикольно, потому что я режу словом. Мда, иногда это мешает, но тех, кто слабее, можно и пожалить. Я ж говорю, я — сучка.

— Мы только что познакомились, — отвечает ей Максим, одаривая дежурной улыбкой.

— О, чудесненько! Ребятки, в субботу едем к Жоржу на дачу, да, Софи? Только не говори, что у тебя контракт века, и ты не сможешь!

— Отчего же, охотно соглашусь, — у меня действительно были планы на субботу, но если ОН тоже приглашён, планы подлежат экстренному пересмотру.

— Максик, ты как?

— Ну… мне нужно с Лилей поговорить, возможно, она занята.

При имени Лиля меня прошибает электрический разряд.

— Лилька не занята, у нас с ней было запланировано рандеву в салоне, но всё отменилось, так что всё, ты попался, отговорки больше не принимаются! Толян будет, друг твой, Наташа с Павликом, ты их тоже знаешь, Бориска обещал быть со своей новой пассией, и новый бойфренд Жорика, не знаю, как зовут, ну и ещё парочка человек.

Ничего себе, думаю, мир тесен, даже если в этом мире проживает 11,5 миллионов человек. Жорика я знаю — гей, сейчас это не то слово модно, нормального мужика сложнее найти, чем гея. Причём, что обидно, если приличный, симпатяга, следит за собой — то обязательно нетрадиционной ориентации, а нам, женщинам, одни упыри остаются: лысые, толстые, старые, прыщавые!

— Хорошо, мы будем, если Лиля согласна. У меня запланирован деловой разговор на сегодня, прошу извинить, — неожиданно Максим нас покидает.

— Что за Лиля? — сразу интересуюсь у подруги.

— Живёт с ней пару лет. Нормальная тётка.

— Дружите?

— Да так, поддерживаю связь. Макс этот — парень не промах, далеко пойдёт. И он, говорят, правая рука Фёдора Борисыча.

{Sofi de la Torre — $}

Фёдор Борисыч — значимая фигура в известных кругах. Хитёр, скор на расправу, даже жесток: часть его мозга до сих пор живёт в 90-х. Говорят, он держит треть Черкизовского, но это могут быть и слухи. Бизнес этого корифея разнообразен, круг знакомств многолик. Деловая судьба столкнула меня с ним недвусмысленно — я с ним спала, за что получила великодушное позволение выйти на рынок реальной торговли. А ещё он пытался меня «кинуть», но я не поддалась, чем умудрилась заслужить его «особое» уважение. А вот и он! Вместе с Максимом…

— Софочка, звезда моя! Всё цветёшь! Хороша! Глаз не оторвать!

— Ты мне льстишь, Фёдор Борисыч!

— Не зли меня, для тебя Фёдор, ты же знаешь, — лобзает обе мои щеки, затем смачный поцелуйчик в губы — такая манера у него, староманерный, блин… ещё б в лоб поцеловал.

— Софья, я к тебе с делом на миллион!

— Слыхала, интересно, — вру.

— Ааа, Максюха уже поспел! Ну как тебе мой «Правая рука»? Оцени! Удалец–молодец! — кладёт руку Максиму на плечо, грубовато треплет, изливаясь бурной радостью. У него вечно так — фонтан беспочвенной весёлости, ещё бы, столько бабла грести!

— Очаровательный молодой человек, — шиплю.

— Не ожидал, что вы друзья с Фёдором Борисычем! — неожиданно признаётся звезда моего вечера.

— Да уж, сегодня день нежданных знакомств… — соглашаюсь.

— К делу, ребятки, к делу! Софочка, ты мне нужна: заскочи завтра с утречка, перетрём темку…

— Федя, я в делах, заботах, давай ты ко мне? С утра у меня визажист, маникюр, педикюр, потом к стилисту ещё, часикам к двенадцати освобожусь! — стряхиваю с ресниц золотую пыль на Федьку.

— Едрить… Как ты бабки умудряешься зарабатывать, а? Красота моя? По полдня по салонам мотаетесь, а всё туда же, в бизнес! Но ты — звезда! Тебе можно! Но не быкуй: завтра ты у меня, секретари пусть скоординируют, как красоту наведёшь — приезжай.

— Вообще, Фёдор Борисович, негоже даму гонять! Что, галантные жесты нынче не в моде?

— Зачем вы спорите, — вмешивается Максим, — наши офисы по соседству расположены!

— Нет, ну ты видишь, какой всё ж таки мой «Правый рука» молодец! Ну прямо не нарадуюсь на него! Значит, завтра у меня, Софья, жду!

— Хорошо, Фёдор, уступлю тебе, мне ж не впервой, буду у тебя, но на следующей неделе. Я сегодня в Питер до выходных улетаю. Дела-с! — заливаю обоих лучезарной улыбкой. — А теперь, господа джентльмены, прошу покорнейше простить меня, я покидаю сие мероприятие — у меня встреча в «Белом кролике». Кстати, Федя, удивлена увидеть тебя здесь: с каких это пор ты увлекаешься живописью?

— Чтооо? Ты про эту мазню?

Максим прыскает смехом.

— Что ты! Тут, я слыхала, талант, буквально самородок! Ты смотри, потом эти полотна миллионы стоить будут! Подумай! Инвестиции в искусство — это тема сейчас!

— Да я здесь только чтоб тебя увидеть, звезда моя! Ты же знаешь, искусства я не понимаю, не моё это, вот торговля — дело другое!

— Ну ладненько, увидимся, — подаю ему свою рученьку и сияю глазками.

Улыбка с оттенком искренности и недолгий взгляд для НЕГО:

— Прощайте, Максим, и… имейте в виду: все документы я изучаю тщательнейшим образом! — поворачиваюсь боком, но не разрываю зрительного контакта, отчего мой взгляд, посланный искоса, должен приобрести эффект таинственности.

— Я в этом не сомневаюсь! — и в улыбке оттенок снисходительности. — Приятного отдыха в «Белом кролике»!

— Благодарствую!

Выхожу, постепенно ускоряя шаг. На улицу уже практически выбегаю: не таким ОН должен был быть, не таким! Слишком много мягкости, адекватности, да даже теплоты в его голосе, взглядах, жестах, манерах, словах. Где дерзость, грубость, самоуверенность, смелость?

Глава 4. Пикник

{Heartless Bastards — Only For You}

Выезд за город — это не тот способ отдыха, который я предпочла бы, пользуясь свободой выбора, но в сложившихся обстоятельствах вариантов нет — «объект» будет там. Несколько часов на глазах у «объекта» дадут мне множество шансов приблизиться, изучить, исследовать.

Разглядываю своё отражение в зеркале: спортивный костюм — он и в Африке спортивный. Небесно-голубой оттенок и белый эластичный топ с глубоким вырезом, таким, чтобы подчеркнуть бюст — это максимум эффектности, который удалось выжать из наряда, предназначенного для отдыха на природе.

Теперь дилемма: волосы распустить или собрать? Если собрать, то как? В итоге решаю, что распущенные помогут сбить весь пафос бизнес-леди, незапланированно обрушившийся на НЕГО на вернисаже.

Макияж: только ресницы. Может добавить блеск для губ? Нет, не думаю, слишком кукольно.

Бриллианты. Определённо нужны, но совсем крохотные и капельку под шею — так, пожалуй, будет лучше всего. Обеспеченная, но не орущая об этом! Да-да, всё верно.

«Боже! — говорю себе, — это сложнее, чем предполагалось — слишком много сомнений. Так не должно было быть!»

Дом Жорика — деревянный двухуровневый сруб, на глаз, эдак, квадратов триста, с видом на озеро и лес, обустроенной территорией, теннисным кортом и бассейном. Жорик — гей и успешный бизнесмен, заправляющий экспортным бизнесом: рыба, икра, морепродукты, полуфабрикаты. Торгует по всему миру, обладает ценнейшими связями. Мне туда не сунуться, но есть варианты… Ну так, парочку.

Жорик — хороший человек и друг, но если дело касается бизнеса, глотку перегрызёт. Он топ, сабы непостоянны и меняются чаще, чем мои машины.

Кстати, о машинах: появление моё задумано эффектным, поэтому недавнее приобретение — кроваво красный Pagani Huayra — подошёл как нельзя лучше: в момент моего прибытия всё мужское внимание предсказуемо сфокусировано на мне:

— Обалдеть, ну и крошка… Софи, ты крута! Обожаю тебя за всё, но за любовь к тачкам особенно! Давно купила? — взрывается восторгом Жорик, облачённый в малиновую рубашку поверх дорогих серебряных брюк.

— Месяца нет ещё, — отвечаю, с трудом скрывая самодовольство.

Да, тачки — моя слабость. У меня их уже много, не буду говорить сколько.

— Ключи дашь?

— Не вопрос! Но имей в виду: угробишь — купишь новую! — бросаю ему ключи, и, следуя сложившейся традиции, Жорик ловит их одной рукой — он левша, причём талантливейший: ах, какие этюды пишет наш рыботорговец!

— Замётано! — соглашается, улыбаясь до ушей.

Жорик и сам владелец солидного частного автопарка, но каждая моя новинка проходит у него тест-драйв. И он никогда не врёт: если нравится машина, скажет прямо и без ломоты, если тачка отстой в его рейтингах и категориях, молчать тоже не будет.

Жорик и Pagani Huayra испаряются выяснять отношения, а Рокси решает заняться моим представлением обществу:

— Софья, прошу любить и жаловать, друзья мои!

ОН сидит на террасе и, похоже, любуется озером, а вовсе не моей машиной — единственный не заинтересовавшийся из всего коллектива. А вот и она, его пассия — кудрявая девица с лисьими глазками, скорее, блондинка, чем рыжая, хотя в этом месиве прядей и не разберёшь. Стоп! Я же её видела однажды… Точно, тогда в клубе это была она! И показалась мне красоткой, а теперь, при дневном свете и без гламура — так себе. Скукота. Да, но главное, это не та Лиля! Это другая.

С облегчением выдыхаю: женщина наверняка бы меня узнала, хоть я и перекроила своё лицо. Но совсем малость, поэтому если напрячься, изменить детали, такие как, например, цвет волос и глаз, вполне себе можно было бы и догадаться.

Подхожу к столу:

— Приветствую Вас, Максим! — отбрасываю свою гриву с плеча на спину, привлекая его внимание к моим прелестям.

— Здравствуйте, Софья Игоревна. Рад, что вы вернулись из поездки так… вовремя.

Надо сказать, в его тоне имеется некоторая монотонность, словно он не рад меня видеть. Это немного расстраивает, но как же без сложностей?

— Лучше просто Софья! — продолжаю сдержанно улыбаться.

Достоинство — наше всё!

— Софья, — Макс обращается ко мне ещё боле официальным тоном, — познакомьтесь, это моя девушка Лилия. Она студентка, будущий детский врач! — с гордостью.

— Похвально, хоть кто-то заботится о будущем человечества! — изрекаю.

Лиля одаривает меня крайне недобрым взглядом. Я бы даже сказала злобным — чувствует угрозу. Мы, женщины — тонкие натуры, в нас встроены эхо-локаторы на конкурирующих самок: мы их чуем, находим, устраняем.

И я уже предвкушаю: этот отдых будет горячим и весёлым. Компания подобралась отличнейшая, хотя большинство отдыхающих до нашего замечательного пикника и не знали друг друга.

{Snowmine — Let me in}

Май, цветение, буйство оттенков зелёного, свежий воздух, порывистый шелест ветра в ещё полуголых кронах просыпающихся деревьев и набирающие силу солнечные лучи. Я стою в одиночестве, облокотившись на стальной поручень террасы с деревянным палубным полом, и наблюдаю за тем, как в душе рождается ощущение мимолётного счастья: простые радости жизни — солнечный день, беззаботный смех вдали у мангала, по-весеннему звонкое пение птиц. Закрываю глаза, подставив лицо солнцу, и наслаждаюсь звуками и ветром, запахами весны.

Открываю и обнаруживаю неожиданное: ОН стоит рядом и разглядывает меня. Его силуэт против солнечного света в сто тысяч раз более красив и впечатляющ, нежели все увиденные мною полотна живописи до этого момента. Наши взгляды встречаются, и в то же мгновение рождается магия от соприкосновения душ, но это уже не впервые, и теперь взаимное проникновение углубляется. Это опасная глубина, слишком опасная… для него.

Ветер мягко набрасывает пряди волос на моё лицо, я неторопливо их убираю, вложив максимум грации и кокетства в этот тривиальный жест, и вижу, как расширяются его зрачки. Попался, дружок! Меня наполняет чувство удовлетворения и довольства собой: люблю, когда всё идёт по плану. По моему плану.

А ОН всё смотрит и смотрит, будто завис. Я негодую — ну нельзя же так откровенно, затем понимаю: у него и впрямь состояние, сходное с лёгким параличом. Слишком много в его карих глазах интереса и восхищения, что ли.

Потом был вечер, застолье, шутки, подколы, заумные и дурацкие истории, в общем, культурный природный отдых преуспевающих москвичей. До определённого момента.

Разговор зашёл о бесконечных в своём числе отличиях мужского и женского. Отдыхающие, как и следовало ожидать, разделились на два лагеря: «Мэ» и «Жо», как говаривал небезызвестный Лёлик. Я помалкивала, не примкнув ни к одному лагерю: подобно китайскому мыслителю ждала, пока трупы спорящих поплывут в тихих водах реки жизни.

Ну, на самом деле, Софья Ланская — единственная персона, не способная поделиться собственными рассуждениями по теме, поскольку опыта совместного проживания с противоположным полом не имеется. У меня с мужчинами только секс и только бизнес. Ну, есть один влюблённый ещё — Антошка.

Антоша — игрушка для богатых тётенек, предложил однажды себя на пробу.

— Я за секс пока ещё не плачу, рассчитываю на свои чары, — был ему мой ответ.

— Первый раз бесплатно, Софи. Считай, специально для тебя как раз сегодня промо-акция!

— Заманчиво! — соглашаюсь.

Ночь с Антошей действительно оказалась лучшей в моей жизни… на тот момент, но за секс я не плачу ни при каких обстоятельствах. Антоша долго ждал моего приглашения, и, в итоге, тоскливым зимним вечером заявился сам, однако совсем не в том духовном облике, в каком я успела его узнать: пришёл просто человеком, просто мужчиной, который позволил себе иметь желания. С тех пор мы регулярно встречаемся — по пятницам. Антоша уже 100 тысяч раз признавался в любви и приглашал в клоаку под названием «замуж», чем вызывал у меня бурный смех. Ну вот зачем мне замуж? Это ж надо полной дурой быть… Полнейшей!

Итак, представители обоих полов кидают друг в друга каменьями аргументов, а я наблюдаю за схваткой молча, лишь убеждаясь в том, что семья есть ничто иное как выдумка для идиотов, добровольно сующих свои головы в гильотину.

{Snowmine — Hologram}

Безмолвствовала не я одна — имелся ещё один такой умник — Максим. А вот девица его разошлась не на шутку:

— Вы мужчины невыносимы! Вы чёрствые и жестокие! Вот Макс, например, сколько раз уже обещал матери нас познакомить, и всё у него не получается! А ведь ей нужно внимание, хочется чаще видеть сына и принимать хоть какое-то участие в его жизни! Ну а ему самому, похоже, просто наплевать!

— Постой, а вы что, до сих пор не познакомились с родителями? — удивляется Жорж.

— С моими Макс знаком, а вот меня никак не довезёт в этот свой Питер! — сокрушается рыжая нимфа.

— А в чём проблема, ребят? Макс, ты же часто туда мотаешься!

— Ну вот в том и загвоздка, что дела у него! Некогда ждать, пока я соберу свои шмотки! — нервно выплёскивает.

Вот честное слово, я не имею ничего против этой Лили, её существование никак не отразится на моих планах, и уж точно она никак и ничем не сможет помешать их реализации, но… Но, как говорил умница Энштейн: «Есть две бесконечные вещи — Вселенная и человеческая глупость. Впрочем, насчёт Вселенной я не уверен!». Человеческая глупость, любая, хоть мужская, хоть женская, всегда выводит меня из себя, и я всегда стебусь, ну… если только оппонент не может повлиять на мои рынки сбыта.

— А может он просто не хочет тебя знакомить родителями? — нехотя подначиваю и прячу нос в бокале с вином.

— Не поняла?

Я ж говорю, Энштейн — умница.

— Ну, знаешь, детка, так бывает, когда мужчина не хочет жениться: он не стремится знакомить претендентку с родителями, и у него всегда находятся самые убедительные отговорки.

Максим напрягся и выпрямился, бросив в меня острый взгляд, но злости в нём не было, скорее, здоровое любопытство.

— Это вы своим опытом, вероятно, делитесь? — уверенно огрызается студентка, будущий детский врач.

— Ну, если это поможет облегчить ваши страдания, пожалуйста, думайте так, — ехидно улыбаюсь, ведь все присутствующие, кроме Максима, в курсе, что меня в замужество поганой метлой не загонишь.

— Софья против брака и проповедует свободу женского самовыражения, — спешит замять ситуацию Рокси, ведь у меня авторитет, а кто такая Лиля?

— Вообще, — говорю, — наукой уже доказано, что моногамия — тупиковое явление и противоречит не только сущности человека, как вида, но и препятствует его эволюции. У полигамных видов куда больше возможностей для выживания!

— Мы же не животные! — спорит Лиля.

— Мы — биологический вид, и с точки зрения науки подчиняемся тем же принципам эволюции, что и любой другой вид на нашей планете. Большинство мужчин по природе своей полигамны, как и женщины, впрочем, тоже. А моногамия — это навязанный нам религией тип сексуального поведения.

— По-моему, это просто чушь! — не унимается Лиля.

— А я тоже против моногамии, — встревает Жорик, — это ж скукота! С одним партнёром всю жизнь… нет, ну в конце жизненного пути, возможно, так оно было бы правильнее и, по всему, удобнее, но только не в молодости! И потом, как понять, хорошо тебе будет с данным конкретным партнёром или нет, пока не попробуешь?!

— Так выпьем же, братья, за полигамию, — громко призывает Борис, почти скалясь, за что получает шутливую оплеуху от своей половины. — Но-но, женщина!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 494