электронная
7
печатная A5
240
18+
Меня зовут Катя

Бесплатный фрагмент - Меня зовут Катя

Объем:
70 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-3174-7
электронная
от 7
печатная A5
от 240

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Если в вашей жизни идёт чёрная полоса, значит у вас точно есть у кого надо попросить прощение, наши братья меньшие не исключение.

Знакомство

Катя была обычной девушкой. Для своего маленького роста, выглядела слегка полной, но она никогда не комплексовала из-за этого. Не красавица, но и не уродина. Была уже глубокая осень, но не смотря на это, был тёплый и солнечный день, к тому же сегодня у неё было день рождение. Своё двадцатилетие, она с рабочим коллективом, решили отметить в клубе. Все было хорошо, музыка, танцы, говорили тосты, пожелания, дарили подарки. Все радовались. Немного выпив Катя стала более раскрепощенной, знакомилась с молодыми людьми. Особенно ей понравился один парень. Узнав что у неё день рождение, он где то достал большую красную розу, чем и покорил Катю. Уже ночью, коллеги все стали расходиться, но Катерина решила остаться, из-за этого парня. Когда молодой человек предложил покататься, и вместе встретить рассвет, Катя конечно же согласилась. Ей так не хотелось расставаться с ним. Симпатичный высокий блондин, спортивного телосложения, надеясь на то, что это взаимно. Кроме родителей Катю дома, никто не ждал, и то они наверное уже крепко спали. Поэтому, ей торопиться не зачем было. Она с удовольствием приняла приглашение. За разговорами она заметила, как они выехали за город, в лес, и от смущения от водила глаза, когда он смотрел на неё. Ведь она понимала, что эта поездка за город, намёк на близость. Быть может она сама этого и хотела, надеясь на серьёзные отношения. Он долго не искал место, где можно было бы остановится, как будто и раньше здесь бывал, но Катерина не придала этому значение. Она была им сильно увлечена.

— Ну как настроение солнышко; — обратился к ней парень

— Хорошо! Извини, не помню как тебя зовут? — виновато спросила она его.

— Валя я! Святой Валентин; — шутя сказал он.

Он потянулся к ней и поцеловал. Она не сопротивлялась. Из кармана в сиденье, он достал не допитую бутылку водки и рюмку, налил и кивком предложил ей. Катя отказалась. — А зря, — сказал он, и при двинулся к ней ещё ближе.

Он догадывался, что очень понравился девушке, и поэтому время зря не терял. Все более и более, стал её целовать. За этими страстными поцелуя ми, он снимал с неё одежду. Она была так возбуждена и покорена Валентином, что позволяла ему эти вольности. Только тогда, когда она была уже обнажённой, Катя увидела, что подъехала какая-то машина.

— А вот и подмога!

— Какая подмога? — с ужасом в глазах, спросила Катерина, — О чем ты?

— Да боюсь солнце, я один с тобой не справлюсь! Ой, да ладно, только не строй из себя девственницу, — сказал ей Валентин, увидев её испуганные глаза, — Ты же сама этого хотела, — продолжал он, забирая у неё вещи, которые она так пыталась одеть обратно.

Он открыл дверь с её стороны, и грубо вы толкнул ее из машины. Она упала на землю, и тут же попыталась встать, но удар по голове остановил её, и она снова упала.

— Сиди, не дергайся; — услышала Катя. Она подняла голову, прикрывая руками, и увидела ещё двоих. Катя их узнала, они тоже были в клубе. И они встали так, что пытаться бежать не получится.

— Да ты не бойся, на выпей и расслабься. Тебе понравится! — Валентин протянул опять полную рюмку водки Катерине, на этот раз она не отказалась. Катя очень испугалась, и выпив, думала что ей это придаст смелости. Ведь её в жизни ни кто, ни когда не бил.

— Ещё налей, — попросила Катя у Валентина

— Ну вот и молодец, умница, — сказал Валентин. Он кинул одеяло на землю, — Прыгай туда, а то все прелести свои застудишь!

Катя ещё пару раз выпила, и от этого в правду немного осмелела. Несколько раз пыталась бежать и даже дать сдачи, но всякий раз, делала только хуже себе. Все попытки заканчивались побоями.

Унижения

Что было дальше, это ужас. Они издевались над ней, насиловали её, то по очереди, то втроём. И если она что-то отказывалась делать, применяли грубую силу, били её ногами, кидали из стороны в сторону. Один раз один из них так ударил в живот, что Катя потеряла сознание, и когда пришла в себя, то еле от дышал ась. Ей казалось, что это ни когда не закончиться.

— Мишань, ты по аккурат ней, женщина ж все таки; — заступился вдруг третий, Игорь, когда тот в очередной раз её ударил.

— Сорри мадам, больше не буду!: — издевательски извинился Михаил.

— Да уж, благородству нет предела, — вытирая слёзы, ответила Катерина.

— Тебе что то не нравится? Может повторить?; — спросил Михаил, и снова ударил её.

Время шло, приближалось утро. Катя так устала, что на ярость, злость, и гнев не было больше сил. Валентин достал её одежду и небрежно швырнул ей.

— Держи, оденься; — он достал нож из кармана и угрожая сказал; — Хоть слово кому скажешь, убью. Я не шучу.

Игорь кинул на землю деньги рядом с ней.

— Домой сама. Здесь денег хватит тебе.

Катя подняла одежду, перебирая в руках, не понимая, что вперёд одеть. Михаил пинком скинул её с одеяла, да так, что она упала и обронил а одежду с рук. Не переставая дрожать, она еле нашла свои трусики. Смотря им в вслед, ей так было обидно, что не хотелось жить. И тут вдруг, сама не понимая, но зная к чему это приведёт, стала истерически кричать.

— Я вас найду, твари! Будете в тюрьме сидеть, и гнить до конца своей жизни. Я этого так не оставлю. Слышите, твари; — все кричала и кричала Катя. А самое главное, она понимала, что сейчас самое время ей заткнуть рот, и проводить их скатерти дорогой, но не могла остановиться. Слова вылетали с уст сами по себе. Михаил долго не слушал.

— Дай нож; — обратился он к Валентину

— Ты что? Что задумал?

— А ты сидеть хочешь? Знаешь сколько за групповуху дают?

— Да знаю я!; — не довольным тоном ответил Валя; — Просто я этого не смогу сделать! Вот сука, — вскрикнул Валя и от недовольства ударил по рулю.

— Ладно, я пошёл. Должны будете!; — сказал Миша, взяв нож у Валентина.

Подскочил к Кате, он ударил её в челюсть, тут же подняв за грудки грубо спросил у неё.

— Ты знаешь, что ты сейчас сделала? Ты сама себе смертный приговор подписала!

Но Катя, не унималась, все продолжала кричать. Потом вдруг на мгновение, она пришла в себя и глядя Михаилу в глаза сказала.

— Смотри! Смотри мне в глаза и запомни их! Давай бей меня, убивай! Но когда то ты их снова увидишь, и уж поверь, смотреть они на тебя будут отнюдь не ласково! Тварь, мразь! Запомни это!; — и глядя ему в глаза, кровавыми слюна ми плюнул а ему в лицо.

— Ах ты, сука!; — вытирая лицо, со злостью крикнул Михаил. Схватил Катю за волосы, и сильным взмахом полосонул по горлу Катерине. Последнее, что она видела, это не довольное лицо Михаила.

— Бляха муха, чо терь делать то?; — испуганно и заикаясь спросил Игорь.

— Чо, чо, сваливать надо. Чем быстрей, тем лучше. А то уже светать начинает; — сказал Михаил. Он нашёл небольшое углубление в земле, ногами про толкал туда безжизненное тело Катерины и начал засыпать листьями.

— Что стоите, помогите; — обратился он к друзьям. Засыпав ее листьями, они посмотрели последний раз, сели по машинам и уехали.

Душа

Душа Катерины так не хотела покидать это тело, и этот мир. Она им в след кричала не хорошие слова, но ни кто их не слышал. Потом грянул гром, и душа испугавшись кинулась к мёртвому телу. И снова кричала, только уже без жизненному телу «Вставай, Вставай», но все было тщетно. Страх не давал ей покоя, ей хотелось куда то спрятаться, и тут её ещё что то напугало. И душа решила укрыться в сердце. <Ещё говорят, душа от страха в пятки уходит, не правда>, все думала душа. Она пыталась его заставить биться, металась из стороны в сторону, прыгала на нем, но сердце ни как не реагировала. И когда она уже сдалась, решив последние минуты провести в сердце, которое для неё билось двадцать лет, то что-то произошло. Она почувствовала тихое биение, и прилив тепла и ей так стало хорошо. Душа хотела посмотреть, что произошло, но не смогла, её что-то удерживало. Было очень темно, она стала тянутся из сердца в надежде увидеть свет. Уж сколько времени душа тянулась, она сама и не знала. Но ее усилия были вознаграждены. Она увидела свет, увидела небо и что странно было для неё видела все вокруг на все 360°. И последнее, что привело её в шок, это её тело, т.е. тело которое раньше принадлежало ей. Душа стала к нему тянутся, но ни как. Она смотрела на него и не могла понять, как так могло произойти. Тело было в ужасном состоянии и когда она при смотрелась, ей показалось, что в теле не было сердца. Сколько времени прошло, душа даже и не поняла. Она засыпала, потом просыпалась. Однажды проснувшись она увидела, что тела уже нет. Пошёл первый снег. Все это для неё было ново, если раньше снежинка была для неё холодной, потом мокрой, то сейчас ни какой. Она ни чего не чувствовала, вообще ничего. Все это её так расстроило и не давало покоя. Она понимала, что она — душа, покинула Катю, (т. е. Катино тело) и она теперь ни в раю, ни в аду, а на земле, то кто она. «Может это девять дней, или сорок дней, которые мы отмечаем. Тогда почему я все вижу вокруг, и слышу намного сильнее и дальше, но не могу сдвинуться с места» Пока она все думала и думала, не заметила как сон одолел ее. Очень крепкий, долгий сон.

К сожалению душа не видела, что произошло на самом деле. Когда ребята уехали, вышедшая из тела душа стала кричать им проклятье в след. Только вот крик души может слышать далеко не каждый человек. Зная об этом, душа с каждым разом все громче и громче кричала. От её криков аж с деревьев падали оставшиеся листья на деревьях, причём они не падали, а крутили в воздухе. И чем громче был крик, тем больше охватывал радиус ближайших деревьев вокруг. Грянула молния и тут то душа испугалась. <Это ад> подумала она и кинулась к телу. Спрятавшись в сердечко она стала от отчаяния, хоть и знала, что бесполезно, умолять его за биться. Она металась там из стороны в сторону, вспоминая, что она сделала не так. Почему в ад. В это время грянул сильный гром и листья послушно стали собираться в кучки, и как мини смерчи, приближались к Катиному телу, окружая его. Грянул гром второй раз, на этот раз сильнее и все эти множество мини смерчи стали объединятся в единое целое, образуя воронку внутри которого лежало тело. Немного подняв его, он перевернул лицом к земле. Следом ударила сильная молния и ударила прямо в тело, что треснула грудная клетка и оттуда выпало безжизненное сердце в котором пряталась душа. Как будто добившись своего, смерч сразу прекратился отбросив тело. Листья разлетелись как будто ничего и не было. Когда грянул третий раз гром, ударил прямо в землю и под без жизненно лежачем сердцем образовалась небольшая яма, тут же близ лежачие листья толк нули сердечко в эту яму и как бы по пути подбирая землю засыпали её. Следом пролил сильный дождь. Спустя некоторое время из сердца в земле потянулись какие то ниточки, больше напоминало на корни, которые пускает дерево. А потом и в правду прямо из сердца выглянул росток дерева и как полагается в природе он начал тянутся в верх к свету. Душа была в этом ростки, но она этого ещё не знала. И как только росток вылез из земли, у неё было очень много вопросов, но ответить к сожалению ей никто не мог. Дальше пошёл снег. Наступила зима, но росток не смотря не на что рос, превращаясь в деревце. Душа Катерины спала сладким сном в этом растущем прекрасном деревце.

Как только она уснула какая то пара, видно тоже для любовных утех заехали туда. Место и правда было отдалённое от городской суеты и посторонних глаз. Они обнаружили тело Катерины. Сообщив в полицию они быстро уехали. Труп практически уже опознать было невозможно, но все таки по приметам одежды, нашедшие там дали заключение, что тело принадлежало Екатерине. Мать тяжело перенесла смерть единственной дочери и вскоре после похорон, сердце не выдержало такой тоски и она умерла.

Следователь

— Японский городовой, эта уже третья девушка, а у меня даже зацепок никаких нет! — сказал следователь Ершов Александр.

— Не третья, а видимо первая; — отвечал ему судмедэксперт.

— Как ты думаешь, это один мог сделать? — спросил его Ершов.

— Не думаю. Не один это точно. Понимаешь, они били девушек ещё при жизни, и от этого оставались синяки. Но синяки все разные и по размерам и по степени тяжести ударов, то есть кто то сильнее бил, а кто то слабее. И если честно, то мой опыт подсказывает, что их было даже не двое. Трое это точно.

— Да!?! — задумчиво произнёс Ершов. В свои 28 лет, он успел отличиться. На его счёте, не смотря на молодой возраст, уже пару десяток дел были раскрыты.

— Не могу понять, девушки абсолютно разные, с разных районов города. Их ни чего не связывает. Одна день рождение отмечала, другая в магазин вышла, третья вообще с собачкой вышла погулять. Как я не хочу глухарь повесить на свой счёт. Тут ещё машины средь бела дня угоняют, тоже ни каких следов. И там глухо, и там темно. С чего начинать не знаю! — жаловался Ершов.

Зима закончилась для кого как. Для души как один день, потому что всю зиму она спала и росла. Для Ершова же зима показалось очень долгой, прибавилось ещё пару дел, которые как и это, убийство девушек он не мог раскрыть. Больше убитых девушек не находили, но он чувствовал, что виной этому просто зима. Убийцы не пойманы и если они начали, то вряд ли остановиться. Одна надежда была только у Ершова, что где то все таки они о себе на помнят. Он всегда считал и считает, что идеальных убийц и убийств не бывает, поэтому на этот раз его мысли сводились к тому, что он плохой следователь. «Где — то, что то я упустил», все думал Ершов бессонными ночами. К сожалению его предчувствие не обманули, как только растаял снег и стало тепло нашли ещё труп девушки. К сожалению опять ни каких улик не обнаружили.

Стоял солнечный весенний день и душа проснулась после долгого зимнего сна. Она услышала пение птиц, шум ручейков, и удивительно даже ползающих муравьёв слышала очень хорошо, как будто табун лошадей бегали туда сюда. И только сейчас она увидела ветки на которой уже на бух ли почки. Из которых с невероятной скоростью вылезают листочки. Тогда душа поняла, что она дерево. Вот какое дерево она увы понять не могла. Разглядывая листья все равно не смогла определить к какому дереву они могли принадлежать. Листья настолько были интересные, с виду зелёные, но если посмотреть на них, они были с зеркальной поверхностью. Даже мимо про летающая муха, отразилась почти во всех листьях как в зеркале. Она настолько была этим увлечена, что даже забыла все неприятности которые с ней произошли. Но тут отвлекла подъезжающая машина и прервала её размышления. В машине была влюбленная парочка, ей так показалось. Девушка была очень красивая, что душа даже за смотрелась на неё. Парень был очень мил с ней. Они занялись сексом. Парень не скупил на ласки, девушка отвечала тем же. Она смотрела на них и вспоминала тот проклятый день, ведь она тоже хотела такой любви, нежности, ласки. Когда парочка все закончили из машины вышла девушка поправить одежду на себе и обратила внимание на листочек, висящий на деревце. Ведь она там увидела своё отражение. И тут что-то в душе деревца произошло, она как фотоаппарат зафиксировала образ этой девушки. Девушка же не растерялась, достала губную помаду и стала красить губы, потом смотря в листочки по правила прическу и села обратно в машину. Парень достал из кармана деньги, отсчитал видимо сколько надо и дал девушке. Она взяла эти деньги, поцеловала его в щеку и положила в надежное место. А самое надежное место у женщин, это бюстгальтер. «Вот блин, проститутка что ли?, — даже как то не по себе стало душе, — Надо же, а какая она все таки красивая. Всё при ней. Длинные ноги, фигура как у модели, естественная красивая грудь, длинные волнистые волосы» — с завистью рассуждала душа. Как бы она хотела тоже быть такой красивой, взять и пойти куда ни будь. Она смотрела, как они уезжают и от этого ей стало так одиноко. Она не могла забыть образ этой девушки и даже представила, как будто это она и тут что то стало происходить. Начался процесс, которого она ни как не ожидала. Ствол деревца, стал трансформироваться в фигуру девушки. Крона упала и прижался к стволу, ветви стали как волосы, точь в точь как у той девушки. Между ними в это время листочки, как сложный мелкий пазл, собирали лицо той девушки. Две боковые ветки превратились в руки, ствол внизу разделился, и приняли форму ног. Корни один за одним стали вылетать из земли и обвивать внизу так, как будто это сапоги. Кожаные на платформе с высокими каблуком сапоги. И вот она, стояла точная копия той девушки. Душа не сразу сообразил а, что произошло. Она смотрела на руки, потом на ноги. «Не поняла, это моё или мираж» — думала душа. Все таки решила подвигать руками. К её удивлению руки слушались её. «Интересно, что на верху», она стала трогать голову, провела по лицу, «Вот глаза, нос, рот и уши здесь, а главное ноги.

— Ну ничего себе?! — вслух произнесла душа; — Вот это да, я ещё и говорить могу. Интересно, а ходить?; — и душа сделала первый шаг, но не смогла удержать равновесие и упала, причём падая, видно сработала защитная реакция. Она превратилась вмиг в бревно и рухнула на землю.

«Нет, нет, нет. Что опять?» — закричала душа — «Я же только что была человеком. Пожалуйста, ну пожалуйста можно повторить опять. Я хочу быть человеком» И только она так подумала, как процесс повторился, но уже намного быстрее. Она аккуратно при встала, отряхнулась, и мелкими шагами потихоньку пошла. Уже через десять минут она смело и уверенными шагами шла к главной дороги. «Хочу домой» — думала душа, забыв о том, что она давно уже не Катя.

Меня зовут Катя

Что она не Катя, об этом она не думала, а может от счастья забыла. Она спешила, ей очень хотелось домой. Она шла и шла, даже представляла, как по стучится в дверь и ей откроет мама. Как она её обнимает, целует, как они вместе будут пить чай. Но тут как всегда, опять прервали её мечтания. Мимо проезжала машина и при тормозило рядом с ней.

— Подвезти?

— Хотелось бы; — ответила она.

— Садись тогда, — открыл переднюю дверь ей водитель, молодой мужчина; — Тебя как зовут, красавица?

«Как меня зовут? «Этот вопрос как обухом по голове ударило душе и все мечты о доме, о маме, все рухнули. Ведь она только сейчас вспомнила и поняла, что она не она, что сейчас похожа на ту девушку, а она даже имени её не знала. «Да и какая разница» подумала душа.

— Катя! Меня зовут Катя!; — с гордостью произнесла душа, ведь это имя было ей родное, настолько родное и привычное, что ни кем другим, она и не хотела быть. Она села к нему в машину.

— Сколько стоишь Катя?

— ???; — удивлённо посмотрела она на него.

— Да ладно Катя, в таком одеянии, в такое время. Милая не трудно догадаться что ты здесь делаешь; — он демонстративно свернул и поехал на то место, откуда она пришла «Вот блин, я ж проститутка», — вспомнила Катя. А когда увидела куда они приехали, её вообще охватил шок «что это за издевательство, я когда ни будь уйду отсюда или нет».

— И куда мы едем? — спросила она его.

— Можно подумать, ты не знаешь?! Есть здесь одно местечко!; — сказал водитель и посмотрел на неё. В этот момент она тоже взглянула на него, её глаза поймали его образ и опять как фотоаппарат зафиксировал его. Катя это почувствовала и решила попробовать превратиться в этого водителя. С невероятной скоростью листочки опять как пазл безошибочно собрали лицо и все остальное. Точную копию этого водителя. Сам водитель смотрел на дорогу и конечно этого не видел. Они доехали до этого места, он остановился с улыбкой повернулся к ней, и сказал.

— Здесь нас ни кто не увидит!, — и какое было его удивление, когда он увидел самого себя. Его глаза моментом стали такими большими.

— Ну да! Ни кто не увидит! С начало поцелуй меня! — и Катерина в образе водителя, по тянулась к нему, подставляя губы для поцелуя

— Что за хрень????, — заикаясь от испуга спросил водитель. Он руками еле нашёл от двери ручку, открыл и пулей вылетел наружу и с криком убежал. Катерина спокойно на все это смотрела и ей даже как то стало не много смешно.

— Так то лучше!; — она перешла на водительское место, повернула ключ и поехала, «На этот раз я точно уеду отсюда»

Вот ирония, Катя очень долго собирала деньги на машину, прошла курс вождения, получила права, но только сейчас вот так самостоятельно вела машину, да ещё не свою. Доехав до города она остановилась. «Что теперь? Кто я? Куда идти?» всё думала Катерина, слишком много вопросов задавала она себе. Она попыталась вспомнить свой образ, то есть образ той Кати при той жизни. Вернее его она помнила, но листочки собирали только ту девушку и водителя. И когда она сильно напрягалась, получалось черти что. То водитель с прической той девушки, то девушка с глазами и щетиной того водителя, в конце концов она устала. Наступил вечер уже и Катя все таки решила поехать домой, хотя бы просто увидеть их, маму и папу. Приехав во двор, Катерина ещё около часа сидела, не решившись выйти. «Что я скажу им? Кто я такая? Ведь ни кто не поверит, что со мной произошло, я сама то с трудом верю себе! Может это сон? «Ладно, что думать и гадать, по обстоятельствам найду, что сказать», — наконец то решилась Катя и пошла. Ещё минут пятнадцать Катерина стояла возле дверей прислушиваясь к звукам. Но было тихо, она не слышала голосов, но знала что дома кто то есть. Не выдержав, она все таким постучал а в дверь и ей открыл какой то пьяный, сильно седой старик. Катерина с трудом узнала своего отца. «Что с тобой случилось?», так хотелось ей спросить но только произнесла.

— Здравствуйте!

— Заходи дочка!; — отец жестом пригласил Катерину в дом и мелкими шагами пришёл в зал.

Катя молча пошла за ним. Отец достал рюмку, присел на диван, достал водку и налил туда. Протянул Катерине и сказал

— Упомянем!

— Кого?; — спросила Катя.

— Моих девочек! Оставили меня они одного!; — он кивнул в сторону столика стоявшего рядом. Там стояли две фотографии, обтянутые чёрной тесьмой, это были фото её и мамы. Отец заплакал.

Первый раз Катерина видела как отец плачет. Она при села рядом с ним и обнял а его, от этого отец ещё пуще разрыдался. Она стала гладить его по голове, ей так хотелось ему чем ни будь помочь. И только она об этом подумала, как не произвольно из её рта вышел клубок пара и направился к носу отцу. Отец вдохнул его и сразу успокоился.

— Вам надо отдохнуть, поспать! — говорила Катя.

— Да, да дочка! Я знаю! Я так устал! Хочу к ним, туда!, — он взял фото со стола, нежно их поцеловал и поставил на место. Потом лег на диван, взял Катю за руку и сказал,

— Не уходи дочка, ты наверное к Кате пришла. Так ты подожди, может скоро придёт, я тоже её жду.

— Не уйду папа; — тихо ответила Катя и как только отец уснул она заплакала. Слёзы вытекали из глаз и тянулись как жвачка, но как только падали становились как горошины. Она вспоминала тот проклятый вечер когда встретила Валентина, что поддалась чувствам. Но потом тут же сама себя утешал а, разве она могла знать, что так все обернётся. Но больше всего ей захотелось найти своих обидчиков. Этих убийц, которые ради развлечения, лишили отца дочери, мужа жены и обрекли на одиночество. Чем больше она об этом думала, тем больше было желание их найти во что бы то не стало. Катя все смотрела на горошины которые были из слёз, и что то подсказывало ей их собрать. Она подняла их и положила в карман. И тут удивили её карманы. Катя почти по локоть засунул а туда руки, но так дна и не нашла. «Интересно, это очень интересно. Где теперь мои слёзы?», и стоило про них подумать, они сразу попались ей в руку. «Ладно, потом пойму что к чему. Когда ни будь надеюсь пойму, что со мной»

Отец проспал почти три дня. Ему снилось то время, те счастливые дни, когда вся семья была в сборе. Как Светлана, его жена встречала с работы. Как Катерина, когда была маленькой научилась жарить блины и это стало её коронным блюдом. Почти каждое утро у них начиналось с блинов со сгущённым молоком. Даже сквозь сон он почувствовал этот аромат который всегда заставлял вставать его по утрам. Проснувшись он удивился, стоял идеальный порядок. Все стояло так как раньше, когда с ним были Светлана и Катерина. Ещё этот аромат блинов шедший из кухни, он даже ущипнул себя. Убедившись, что это не сон он быстро пошёл на кухню, но там была девушка, которую он смутно помнил, от этого ему стало как то не по себе.

— Доброе утро, Василий Фёдорович! Я Вам завтрак приготовила! Как вы себя чувствуете?; — спросила Катя отца.

— Спасибо, хорошо. Даже очень хорошо. Давно я так не спал. Дочка прости мою старость, но я не помню как тебя зовут?

— Катя, как и вашу дочь!

— Катя, котёночек, мы так со Светланкой называли её. А чем ты занимаешься Катя?

— Учусь я, хочу адвокатом стать; — обманула Катерина; — Василий Фёдорович, можно я вас буду навещать?

— Конечно дочка можно, и я больше скажу, чем чаще, тем лучше! От этих слов Катерина даже в какой то степени обрадовалась. А Василий Фёдорович был очень доволен, ведь со дня похорон он первый раз так себя хорошо чувствовал, и с ней как то было уютно, по домашнему.

Он по привычке встал и подошёл к окну. Катя знала, что его любимое занятие было это смотреть в окно и рассказывать потом, кто куда ходил, кто к кому приходил. Если раньше они с мамой ругали его за это, то сейчас она с удовольствием бы слушала его, лишь бы он улыбался.

— Что то полицейские там крутятся. И наш следователь там!

— Какой следователь?, — с интересом спросила Катя и тоже подошла к окну.

Там полицейские крутились возле той машины, которую она позаимствовала недавно. Тот водитель был тоже там. «Интересно, что он там на говорил? Правду то на вряд ли скажет. Да и кто поверит, если даже и правду скажет», подумала Катерина.

— Вон тот симпатичный, который что то пишет. Дело за нашу Катю ведёт! У него ещё фамилия рыбья какая то. Вспомнил, Ершов, точно Ершов Саша. Надо к нему наведатся, может что раскопал; — продолжал отец.

— Ершов говорите! Может вы мне расскажите что случилось, а то я толком и ни чего не знаю.

Катя в самом деле ни чего не знала, кроме того проклятого дня и спросить то в принципе не у кого.

— Когда Катенька пропала, мы подали в розыск. Где то через месяц нас позвали чтобы опознать тело, хотя это было почти не возможно. Только когда Светланка увидела вещи, сомнений не осталось, что это наш котёночек. Хоронили в закрытом гробу. После похорон, Светланке совсем плохо стало, сердце почти каждый день хватало. Потом настал день когда она не выдержала такой тоски по единственной дочери, и её сердечко перестало биться. Теперь я один; — вытирая слёзы, рассказал отец.

Катя молча слушала и смотрела в окно. Она наблюдала за следователем с водителем. «А он и правда симпатичный, зараза», рассуждала Катя про себя, глядя на Ершова. Потом поймала себя на мысли, что он ей понравился как мужчина. Она на них до последнего, пока все не разошлись. Ершов тоже сел в машину и уехал.

Катерина выслушала отца и видя как он опять еле сдерживает себя, чтоб не заплакать, ещё больше решила во что бы то ни стало найти их. «Если не убью, то покалечу», твёрдо поставила себе цель она. Катерина помнила их внешность, машины, имена. Где ни будь, что ни будь, да увидит. К тому же они молодые, быть может им до сих пор нравится ходить в клубы. И решила начать с того клуба, с которого все началось.

— Вы знаете, давайте я сама у Ершова все узнаю. Потом приду расскажу вам. А потом если вы не против, я хотела бы с вами сходить на кладбище, проведать Катю и вашу жену!

— Конечно не против, я даже буду рад компании!, — ответил отец.

— Ну а сейчас извините, мне пора! Не скучайте! Надеюсь я быстро решу свои проблемы и приду к вам!; — попрощалась с отцом Катя и отправилась в клуб.

Поиски Катерины

Так, вы точно уверены, что эта женщина угрожая вам ножом, угнала ваш автомобиль?; — спрашивал Ершов у того водителя, которого Катерина на пугала на трассе. По его описанию составили фото робот и получилось довольно таки не плохо.

— Да, да, это она! Только знаете, может это и не нож был, я просто сильно испугался, это ж на трассе было. Я один, сзади лес, чёрт знает, что у неё на уме. А у меня семья, дети. Поэтому я и не стал разглядывать, что у неё было в руках, выскочил и убежал, а она уехала на моей машине. Вы знаете, мне бы только машину мою найти. Я ж её в рассрочку брал, ещё полгода платить!; — расстроенный, продолжал говорить водитель.

— Да, да, как что ни будь будет известно, мы вам сразу со общим, а сейчас поставьте свой автограф здесь и здесь, а тут с моих слов написано верно, мною прочитано и тоже роспись; — как за учебный текст проговорил Ершов водителю и всё смотрел на фото робот.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 7
печатная A5
от 240