электронная
90
печатная A5
390
18+
Мечты сбываются в Корее

Бесплатный фрагмент - Мечты сбываются в Корее

Роман-дневник


4
Объем:
226 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4277-4
электронная
от 90
печатная A5
от 390

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть I Чего только в жизни не бывает!

Боже, английский! Мамочки, охрана!

Очередная глава тупо отказывалась писаться. Вообще никак, ни под музыку, ни в тишине, ни после просмотра любимых танц-практик «малышей». И я, даже зная, что завтра опять придётся отвечать жаждущим и весьма рассерженным трём сотням читателей и любимому спонсору, «сорри, ничего нового нет!» — сдалась.

Отключила компьютер, переоделась в любимую пижамку, легла. Но сон не приходил. Я продолжала расстраиваться, что не смогла ничего написать. А ещё думала о «малышах». Кстати «малышами» я называла ребят из корейской поп-группы Got7. Если бы мне не повезло, или повезло, это смотря с какой стороны посмотреть, то по возрасту я бы могла стать мамой одного из них. Например, самого младшего из них, Югёми.

Сейчас «малыши» находились где-то в Штатах. Предполагалось, что у них там какие-то мероприятия с фанатами. Я повозилась удобнее устраиваясь. Но это не помогло. Сон не шёл, а вот расстройства более чем достаточно. Теперь ещё из-за того, что в Россию «малыши» вряд ли приедут. Полететь в Америку сейчас нереально. Их новый альбом выйдет только в июне. Короче, один негатив и ничего хорошего.

А так хотелось бы их увидеть. Как могла сильно, я зажмурилась, и начала представлять одно за другим их лица, которые только что смотрела в инстаграмме. Джейби, вредина в дурацких шляпах. Джексон, обязательно в компании с кем-то чужим. Марк опять состроил какую-то зверскую мину. Устал, наверно. Югёми, решил похвастаться, что его сотню раз осветлённые волосы ещё могут взлетать от ветра. Бэмбэм с мамой, с днюшкой тебя, милаха! Джуниор опять изображает самого начитанного, и стильного. В инстаграмме не было только Ёндже, но и за ним поклонники следовали повсюду и очень даже активно выкладывали его фото на доске Pin. Очень даже миленькие фотки кавайного вокалиста.

Почувствовав, что почти проваливаюсь в сон, я расслабилась, и вдруг увидела себя словно со стороны. Вот вешу я над собой спящей. В воздухе, как привидение. А от меня в окно тянется светящаяся нитка. И меня потянуло. Раньше мне частенько снились такие летающие сны. Как потомок целого клана уральских целителей я и не такое умела. И потому даже не удивилась, когда меня потянуло на улицу. Сам полёт промелькнул мгновенно. Не было времени понять, куда меня тащит, как я уже остановилась. А потом начала падать. Не долго, и очень быстро. От ужаса зажмурилась. Хотя скажите, чего бояться, если я сплю?!

Но падение остановилось, а нормальный сон не приходил. Да собственно вообще я начала чувствовать себя как-то слишком неудобно. Как-то холодновато, что ли. Да и голова стала слишком светлой, для сна. Такое у меня порой тоже случалось. Когда лежа в постели, я сама для себя притворяюсь спящей, надеясь, что от этого на самом деле усну. Поэтому, не открывая глаз, пошарила рукой, пытаясь нащупать уползшее куда-то одеяло.

А в следующее мгновение глаза распахнулись сами, потому что я не смогла нащупать не только одеяло. Под собой я не обнаружила даже кровати!

Как я не заорала, не знаю. Ведь открыв глаза, обнаружила себя действительно висящей в воздухе, но… Уже не в своей комнате! Как догадалась? Просто! В минимуме свет из окна у меня падает справа, а не слева, и в моей комнате, всего одна кровать, а не три! И в моей спальне стояла тишина, а здесь и снизу и с боков доносилось посапывание, и даже храп! И уж точно сейчас в моей постели, кроме меня никого быть не могло, тем более какого-то парня!!!

Я втянула в себя воздух, видимо всё же для крика. И поняла, что сделала глупость. Воздух меня утяжелил, и я с полуметра рухнула на кровать, и на парня, что оказался подо мной. Понимаю, что приземление не самый лучший способ кого-либо разбудить. Парень от удара моей тушкой охнул и попытался согнуться, а я, пытаясь нащупать, от чего оттолкнуться, чтобы встать, как раз подняла голову, и звук столкновения нашими лбами был колоссальным. Мне показалось, что я увидела созвездие Кассиопеи, а язык вспыхнул болью, так как я его умудрилась прикусить.

Взвыв я откинулась в сторону, и… Свалилась с узкой односпальной кровати на пол, приложившись об пол пятой точкой. И пока я приходила в себя, шум вокруг усилился.

Справа от меня в полутьме что-то кричало и барахталось на другой кровати. Видимо человек спавший там. Хотел подняться, дрыгая ногами? И не только ногами. Передо мной стояла тумбочка, а на ней что-то типа светильника или ночника. И это что-то скинутое размахиванием рук полетело в меня, и сильно ударило по ногам. Я вскрикнула.

Парень, которого я разбудила падением, дёрнувшись, свалился с другой стороны. И его не слишком разборчивые крики неслись уже слева и отделялись от меня кроватью. А на фоне громадного окна, на пару мгновений вскинулась ещё какая-то тощая фигура, которая потом согнулась куда-то вниз.

И комнату осветил включенный ночник.

Справа на кровати сидел чернявый очень тощий паренёк с голым торсом, укрытый одеялом по пояс. Слева меж кроватей возвышался белобрысый с шикарным разворотом плеч в открытой майке и светлых шортах. На третьей кровати в позе готового к забегу бегуна ещё один тощий парень тоже в майке, чьи напряжённые мускулы на предплечьях бросались в глаза.

И все эти трое смотрели на меня, а я на них.

Ровно секунд пять. Потом я сообразила, в каком виде перед ними сижу, и, подорвавшись, отскочила назад, подальше от кроватей, попутно выдрав из рук обалдевшего голого брюнета одеяло. А, остановившись, накинула одеяло на себя, почему-то на голову.

Кажется, меня поняли неправильно.

С бурными криками, парни кинулись бежать. Не на меня, к дверям. Среди того, что я услышала, лишь одно слово мне показалось знакомым.

Английским?!

Секьюрити?!

Боже, английский! Мамочки, охрана!

— No! — завопила я, чтобы было силы, — Please, not security!

Первый, который без майки, обернулся, второй, который белобрысый, не успев затормозить, врезался в него, вовлекая в падение. Третий успел увернуться от получившейся свары, почти как ниндзя отскочив в сторону. И даже оглянулся ко мне:

— What?!

— Эдра?! — Это распахнулась дверь, и кто-то, появившись в проходе, с шумом хлопнул по клавише верхнего света. Вспыхнула люстра под потолком. И опять наступила моя очередь вопить.

— Эдра?!

Потому что я обалдела окончательно.

В дверях стоял Джейби, взлохмаченный ото сна, в серой майке и чёрных боксах, за ним, не менее лохматый Джексон, в каких-то типа пижамных штанах, и с голым торсом. У дверей разгребались, пытаясь подняться, возились Бэмбэм и Югём. Причём чернявая мелочь орала, колотя и пытаясь отпихнуть от себя макнэ, который не мог встать из-за ноги, застрявшей под ножкой кресла возле стены. Тот, что отскочил от них в сторону, оказался Марком, тоже в разношенной майке и шортах, из которых торчали ну очень тощие ноги.

Под занавес в коридоре за Джейби и Джексоном нарисовались зевающий Ёндже, и торопящийся надеть очки Джуниор.

Короче — полный состав Got7 в спальном виде!

Все ввосьмером в одном номере!

— Мамочка! — Прошептала я, узнавая «малышей», и оседая. Благо дело сзади меня обнаружилась какая-то банкетка. Хорошо бы я выглядела, рухнув на пол! Хотя, наверно лучше бы упала. На пол, и в обморок. Но я не умею! Поэтому сидела, пялилась на них, а они…

На мои голые ноги. Одеяло, которым я замоталась, раскрылось, когда я села, открыв их на все общее обозрение. Ох, хорошо хоть я вчера их продепилировала!

Встала, и под потрясёнными взглядами парней, стянула одеяло с головы, и замоталась им уже на манер банного полотенца. Пусть лучше на плечи смотрят, чем на ноги.

А пауза затягивалась. Джейби и остальные не торопились входить, а мелкие давно распутавшись и встав, не могли из-за них выйти. И все, молча, меня рассматривали. Первым не вытерпел макнэ. Глядя на меня, что-то сказал. Кому? Понятия не имею. Может и мне. Если я правильно услышала, кажется, это было вопросом. Тогда может, правда меня о чём-то спросили? О чём бы я спрашивала бы полуголую женщину, оказавшуюся в моём номере? Точно, «Кто вы?» Если он действительно это спрашивал, то вопрос просто отличный. Знать бы как на него ответить. Ну, в смысле, как, ведь корейского языка я не знала, и в смысле, что, как объяснить, как я попала в номер?

Именно в этот момент я вдруг с ужасом поняла, что всё происходящее, каким бы диким оно не выглядело, не было одним — сном! У меня дико болел лоб от столкновения с Югёмом, ныл прикушенный язык, и напоминал о своём существовании ушибленный копчик. То есть, я очень даже реально стояла полуголая, закутанная в одеяло, перед семерыми парнями, которых мечтала увидеть, но уж точно не в спальном виде в номере гостиницы, чёрт знает где! И при этом я не имела представления, где это «чёрти где» находится, и как мне отсюда выбраться!

Спросите, почему не пищала при виде любимых «малышей» в таком соблазнительном виде, а думала, о том, как отсюда выбраться? Очень просто! Потому что девочка лет двадцати вполне могла помечтать затащить их всех в постель, раз уж так получилось, а мне светил отличный шанс оказаться либо в полиции, либо в психушке! Куда, по выбору, «малыши» сдадут великовозрастную извращенку в очень откровенной пижаме, оказавшуюся в номере их мелких!

Кстати говоря, кажется, не дождавшись моего ответа, они как раз об этом уже и договаривались, сгрудившись в дверном проёме. А, я по-прежнему не понимала ни слова. Но их косые взгляды на меня стали уж слишком подозрительными. Оставалась надежда на то, что Марк сообщил им мою дикую просьбу не звать охрану, или же они сами её поняли, услышав. Но всё равно стоило что-то предпринять, касаемо их взглядов, и я решилась. Только учитывая, что корейский я не знала, пришлось воспользоваться своими скромными познаниями японского и английского. Ведь их-то в минимуме и они должны были понимать.

— I’m not hentay!

Я пыталась сказать, что не извращенка, и не знаю, как это прозвучало на самом деле, но…

Эффекта добилась. Народ повернулся ко мне, пооткрывав рты. Спустя минуту, продвинувшись вперёд, со мной решился заговорить Джуниор. На японском, чтоб его! Как поняла? Да потому что из всего, что он сказал, уловила только словосочетание «нихонго» — японский язык. По ходу меня спрашивали, могу ли я говорить по-японски. Я лишь помотала головой.

— Do you speak English? — Это спросил у меня Марк, по-птичьи склонив голову к плечу.

Я вздохнула, и ответила, использовав то слово, которое знала.

— Sukusy. — На японском. Почему на японском? Потому что я не знала, как сказать по-английски «немного»! А вот по-японски знала, благодаря анимэ. И подумав, добавила: — Very, very, sukusy…

— How are you?

На это ответить было проще. Но ответила первое, что пришло в голову.

— Woman, — твёрдо сказала я, и добавила: — From Russia!

Ох, представляю, как это выглядело с их стороны. С моей стороны это выглядело как отвисшие челюсти у всех «малышей». Они даже чуть двинулись назад в коридор. Но там послышались какие-то посторонние звуки, и Джейби решил по-своему. Свободной рукой он протолкнул в номер Джексона, и, схватив Ёндже, вволок следом за собой, а потом, изогнувшись, закрыл дверь.

Отлично, теперь мы все ввосьмером стояли в одном номере. Красота! И не единой мысли как быть дальше.

I’m old — old adzuma, baby!

Как оказалось, мыслей не имелось только у меня. Джейби подойдя к Марку, наклонившись, что-то сказал ему на ухо. Хотя хоть проори он это на весь номер, я всё равно бы ничего не поняла, так что на кой чёрт такая конспирация?! А Марк его выслушал, и, повернувшись, ко мне спросил:

— Пи-пи-пи…

Так наверно себя чувствовали те, к кому обращался робот Р2Д2 из Звёздных войн. Короче прямо сейчас мой английский язык закончился. Из сказанного я поняла только слово «you». О чём меня спрашивали, представления не имею. И потому понятия не имела, что ответить. В растерянности я огляделась по сторонам. И вдруг увидела на тумбочке рядом с кроватью, где спал Марк, мобильный. Провожаемая напряжёнными взглядами парней подошла, чтобы его взять. Рано обрадовалась. На навороченном мобильном устройстве стояла блокировка.

Впрочем, я никогда не страдала стеснительностью, особенно сейчас, когда от функций чужого телефона зависела моя дальнейшая судьба. Уверенно я подошла к Марку, и, протянув ему, как думала, его же мобильный, попросила:

— English menu, Internet, Google, please!

В ответ мне заворожёно кивнули, и забрали телефон. Как и мой сын, Марк ставил на гаджете графический пароль. Провёл пальцами, потыкал в экран, и протянул мне. Увидев знакомую строчку запроса Google, я едва ли не расплакалась от счастья. Вот уж не думала, что буду так радоваться любимому поисковику. Надо сказать, у меня даже голос задрожал, когда я проговорила вслух.

— Ок, Google! Google переводчик!

Кажется, в этот момент до «малышей» дошла часть правды. Все семеро от удивления почти стали европейцами, даже вечно щурившийся Джейби.

А вот Google не удивился совсем. Микрофон моргнул, показывая, что я услышана. И раньше, чем я договорила, поисковик открыл до боли знакомые окошки переводчика. Знаете в чём его прелесть? В него встроены замечательные голосовые движки, позволявшие распознавать речь, и произносившие перевод вслух! Поэтому, я быстро выбрала функцию «перевод с русского на корейский», и ткнула кнопку приёма речи.

— Здравствуйте, меня зовут Ирин. — Проговорила я, наклонившись к микрофону. Переводчик моргнул, распознавая и записывая мои слова, а в окошке перевода появились символы хангыля. Оставалось только ткнуть в кнопку озвучить перевод. И неведомая мне женщина, проговорила что-то по-корейски. Боясь, что её могли не услышать, я протянула мобильный обратно Марку. Парни сгрудили вокруг вижуала, и внимательно прослушали электронную вещательницу. Потом посмотрели на меня. Кажется, моё представление их не устроило. Они надиктовали что-то в ответ, и снова выдали телефон мне.

— Как вы здесь оказались? — Спросила та же женщина, с каким-то странным электронным акцентом.

— Я не знаю. Я заснула дома, а потом вдруг оказалась здесь.

Честно сказать бредовей ситуации даже сложно себе представить. Заснуть дома, а потом оказаться полуголой в компании любимых певцов, и вместо выражения бурных восторгов по поводу их существования, пытаться объяснить, что я не сумасшедшая, используя для этого мобильный телефон и электронный Интернет-переводчик!

Конечно же, мне не поверили. Да я бы сама себе не поверила, если бы оказалась на их месте.

— Кто вы? Как вы оказались в номере? Вы преследователь?

Преследователь? Они, что, меня только что сталкершей обозвали?!

— Сталкер, я?! — Вскрикнула я, даже забыв включить телефон на приём для перевода. — Да кому вы нужны тонсэны — макнэ! Я омони! О, боже!

Исчерпав запас слов, которые помнила, а также ресурсы уверенности и спокойствия, я позорно заревела, снова падая на всё ту же банкетку.

— Нуна! — Позвал меня чей-то голос. Впрочем, не чей-то. Первый тизер Югёма с «Эй» я слушала наверно десятки, если не сотни раз, и уж его-то голос ни с кем не спутаю. Подняла на него заплаканное лицо.

— Нуна? — Спросила я, и, усмехнувшись, проговорила: — No, I’m not nuna, I’m old-old adzuma, baby!

Это сработало странным образом. Переглянувшись меж собой, парни, не сговариваясь, рванули на выход. Кажется, на этом лимит их доверия ко мне закончился, и они кинулись вызывать уже не охрану гостиницы, а полицию и ту самую бригаду милых мужчин. Или кто тут забирает помешавшихся?

Хадзима!

Когда дверь за ними захлопнулась, я встала. Я не собиралась бежать. Какой смысл? С полицией хотя бы возможно вернуться домой. Правда, я ещё не знала, как я буду им всё объяснять. В одном была уверена точно, встречать их в одеяле не стоило. Я пошла в ванную комнату, дверь которой заметила раньше. По крайней мере, надеялась, что это ванная.

Я угадала. А главное, здесь нашлось то, что мне требовалось. Банный халат, и тапки. От халата пахло шампунем и каким-то мужским ароматом. Наверно, им уже пользовались. Не айс, но всё же лучше, чем одеяние из одеяла. Переоделась, и взглянула в зеркало. Растрёпанная, зарёванная, в общем, красавица. Умылась холодной водой, надеясь, что спадёт припухлость глаз от слёз. Зачем-то пополоскала рот с зубной пастой. Наверно Бэмбэмовой. Только этот маньяк на крутости может пользоваться настолько ментоловым вкусом. Причесалась. Уж и не знаю, чьей щёткой. Подумалось, что Югёмовой. Только с его шевелюрой могла потребоваться такая роскошно большая массажная расческа.

И пока я решала, что сделать с расчёсанными волосами, дверь снаружи стукнула, впуская голоса и гомон. Ну вот, пришли. Дальше тянуть время не стоило, и я просто завязала волосы узлом как делала в последнее время. К счастью теперь мои волосы были достаточно длинными, чтобы из узла выглядывал не куцый крысиный хвостик, а хвост толщиной в руку. Всё, я готова!

Но это были лишь мои мысли. Реальной уверенности в своей собственной готовности встретится с кем угодно, у меня точно не наблюдалось. Поэтому, когда дверь в ванную резко открылась, словно бы кто-то пытался её выбить из косяка, ноги у меня ослабли, и я начала оседать на пол, из последних сил цепляясь за фаянс умывальника.

Вошедший среагировал быстро. Шагнул вперёд, протягивая руку. И странное дело, но в этом жесте не чувствовалось никакой угрозы, лишь желание помочь. И я, тут же отпустив умывальник, схватилась за подставленное предплечье, подтягиваясь, чтобы подняться. Рука вошедшего оказалась у меня за спиной, и меня притянуло к… Джейби!

Оказалось, что ванную вошёл он, и именно он, увидев, что я почти падаю, протянул руку. И мы оба не рассчитали. Я — силу, с которой вцепилась, чтобы устоять, он — силу, с которой потянул меня вверх…

Где-то я читала, что корейские режиссёры — мастера случайных поцелуев. Ведь все дорамы изначально построены на случайных поцелуях, главных и не главных героев. Но после случившегося, я поняла, что это не режиссёры, и даже не сценаристы. Это, блин, корейцы сами мастера случайности! Мастера и магистры случайности всевозможных степеней и рангов!

Потому что я никогда не поверю, что где-то рядом пряталась камера, что бы заснять по требованию режиссера очередную случайную сцену, и ещё меньше поверю в то, что лидер популярного бойзбенда специально решил поцеловать вдруг подвернувшуюся под руку женщину!

Я больше чем уверена, что всё вышло случайно!

Но! Как говорила моя любимица Усаги Цукино «Удачно, так, вышло»…

Не будь у меня чудесной особенности доставшейся от уральских предков-шаманов, то у нас вышел бы банальный чмок от столкновения. Но, прикоснувшись к моим губам, мужчина не может, ни оторваться, ни остановиться. И даже самые лёгкие и невинные поцелуйчики тут же превращались в страстные французские поцелуи. Сколько раз в своей жизни проверяла это. Даже на спор. Всегда срабатывало. И с возрастом не исчезло.

Вот и сейчас. Джейби слишком сильно и резко потянул меня вверх, не рассчитав силу своих накачанных рук. И я как кукла полетела к нему в объятия, лишь в последний момент чуть наклонив в голову испугавшись, что стукнемся носами. Но соприкоснулись губами. Сначала совсем легко. Я едва успела ощутить их теплоту и мягкость. А потом по моему телу словно прошёл высоковольтный разряд электричества, который через губы ощутил и парень. Его широко открытые глаза почти сразу же томно закрылись, руки напряглись, прижимая меня сильнее, нежное касание губ в один миг стало напористым, а в мой рот ворвался чужой язык.

Мои руки сами поднялись, и обняли парня за шею. Что-что, а целоваться я любила, да и Джейби явно в этом много практиковался. Я подалась вперёд, уже сама, с удовольствием отвечая на ставший весьма страстным поцелуй, и не думая больше ни о чём.

До момента, когда сквозь эйфорию и лёгкий звон в ушах не услышала ещё какие-то посторонние звуки. Открыть глаза, не прекращая целоваться? Сложно, но возможно. И даже едва замеченного, мне хватило, чтобы опомниться, и попытаться отшатнуться.

За раскрытой дверью ванной в полнейшем ступоре стояли Джексон и Джуниор, и смотрели на нас целующихся!

Нас?! О, боже, я извращенка — педофилка!

Вы пробовали в одиночку сдвинуть забитый одеждой шкаф? Вот то-то же! Я со всей дури упёрлась в плечи лидера Got7сейчас выглядевшего как наркоман под кайфом, и даже на сантиметр не смогла отодвинуть его от себя. Хорошо, хоть сумела отклонить лицо. Поцелуй прервался.

Но руки Джейби! Его мускулы, которыми все так восхищались на фотографиях, напряглись, не давая мне сбежать, и не отпуская.

— Джейби, пожалуйста. — Прошептала я парню в лицо, надеясь, что он меня услышит. — Джейби! — Но милый азиатский зомби мой голос игнорировал, снова начав тянуться к губам. Я сопротивлялась, как могла. А, почувствовав, как одна из рук парня поднялась и легла на мой затылок в намерении силой приблизить мои губы, поняла, что нужно действовать. И срочно!

Снова упёрлась в его плечи, и что было силы, заорала.

— Хадзима!!!

Очнулись все! Джейби, Джуниор, Джексон, и два здоровых лба в строгих костюмах службы безопасности отеля. Опаньки!

Рокировка

Дальше всё происходило неправдопобно быстро. Я, наконец, сумела отпихнуть от себя ещё заторможенного Джебома, и вытолкнуть его из ванной. Прямо в руки нерастерявшегося Джуниора. Очнувшийся Джексон, за пару секунд оценив картину маслом — меня в халате и в ванной, очумевшего лидера в объятиях Джинёна и охрану отеля — тут же начал выталкивать из номера последних, быстро и уверенно говоря им что-то на английском. Это стало последним, что я увидела, потому что, нащупав дверь, поторопилась её закрыть. И подпереть изнутри, собой.

Прислонившись спиной к дверному полотну, я зажмурилась, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце. Из-за него я не слышала, что происходит в номере. Но честно сказать, пока и не хотела узнавать. Достаточно было и уже произошедшего. Теперь меня точно сдадут в полицию. За домогательство!

Ведь в мою-то правду никто не поверит. А со стороны парней это смотрелось очень даже душераздирающе. Спали, никого не трогали, тут какая-то сумасшедшая извращенка в лёгкомысленной пижаме проникает в номер и с разбегу прыгает на кровать самого младшего. Разбудив всех, пугается сама, но просит не вызывать охрану. Возможно, не хочет позориться перед кем — то, с кем проживает тут же в отеле. И пока одни из парней идут за помощью, она нагло домогается их лидера, коварно накинувшись на него в ванной, в то время как он лишь хотел поинтересоваться её самочувствием.

Бессознательно я прикоснулась пальцами к ещё пылавшим от поцелуя губам. Щёки вспыхнули жгучим румянцем, который я не видела, но очень даже реально ощущала. Боже, что я творю!

— Хочу домой! — Прошептала я, надеясь, что меня услышит тот, кто сотворил со мной эту дикую шутку. — Хочу домой! Пожалуйста, верни меня домой! Я не хочу в полицию, не хочу в тюрьму! Пожалуйста!

Но меня не слышали. Я по-прежнему стояла в ванной отеля на другой стороне земного шара, и никуда не собиралась отсюда исчезать. Тогда может быть это я сама виновата? В раздумьях я опустилась на пол, обхватив колени. В тот момент я лежала в постели, и старалась, как можно реалистичнее представить себе лица парней. Но вместо цветного и правдивого сна меня притащило сюда на самом деле. Кстати говоря, хуже всего воспринималось, что здесь тоже была ночь. По моему скромному разумению, разница во времени у России со Штатами что-то около десяти часов, то есть когда у нас ночь, здесь день, и наоборот. И если я заснула у себя ночью, и парней потревожила тоже ночью, и, то у кого бы поинтересоваться, где я провела больше десяти часов разницы? Реально летела над Атлантическим океаном? Хотя собственно, чёрт с этим. В первую очередь стоило найти способ вернуться, пока не случилось беды крупнее.

Итак, если сюда я попала, представив себе парней, может быть смогу вернуться, в мельчайших подробностях представив себе свой дом, свою спальню и свою кровать? Я зажмурилась, и, отпустив колени, опёрлась ладонями о пол, принимая позу для более успешного фантазирования. Итак, представляем. Дом, квартира, спальня, кровать. Полная тишина, в коридоре шорох, это — кошки. Кто-нибудь из них сейчас войдёт ко мне, пройдётся лапами по одеялу, и прикоснётся…

Дальше ничего я представить я не смогла, потому что к одной из моих рук прикоснулось что-то прохладное, и совсем не похожее на кошку. Заорав я подорвалась с места и отскочила от двери — во все глаза глядя на…

Планшет?

Полотно двери и пол в этой ванной, не соприкасаясь, оставляли широкую, сантиметра в два щель, через которую ко мне пропихнули планшет. Именно он и коснулся моей руки, пока я пыталась представить себе возвращение домой.

— Куэнчанайё?! — Послышался из-за двери озабоченный голос. После секундного размышления я поняла, чей это голос, и о чём меня спрашивали. Этот вопрос я знала по дорамам. Джуниор беспокоился в порядке ли я.

— Да! Ой, то есть — Yes!

Планшет продвинули ещё сильнее, намекая, что мне стоит его взять. И даже со своего места я видела на нём открытым уже знакомый переводчик Google, и текст в окошках. Кажется «малыши» желали продолжить общение. Странно. А я уж думала, что сейчас меня будет отсюда выцарапывать служба безопасности.

Подошла ближе, взяла планшет, прочитала.

«Выходите, пожалуйста, нам нужно поговорить».

Ага, вот так сразу и выйду. Разбежалась. Но что ответить? Так что бы ещё и вменяемо звучало? Я задумалась. Как назло умного ничего в голову не приходило. Ничего что не звучало бы по-детски. Решилась на самое простое. Только уверенности, что ответят правду — не чувствовала.

«Охрана отеля?»

Уже сунув планшет обратно под дверь, подумала, что меня могут не понять. Ведь это в русском языке есть незаконченные предложения, а есть ли они в корейском?

«Они ушли. Мы их не вызывали». Ух, ты! Меня поняли! И снова: «Выходите, пожалуйста, мы должны поговорить».

Вот чёрт, но мне-то им сказать совсем нечего! От одной мысли встретиться сейчас с Джейби — меня бросало в холодный пот. И всё-таки. Не могу же я прятаться в этой треклятой ванной до конца жизни! Как бы то ни было, учитывая, что исчезнуть по своему желанию я отсюда не могу, придётся выходить.

«Хорошо!» Преувеличенно бодро отрапортовалась в микрофон переводчика, и сунула планшет в щель. Хотя могла наверно так и не делать, раз уж собралась выходить.

Выходить. Руки затряслись мелкой дрожью, как только я взялась за ручку двери. С огромным трудом всё же успокоилась. И вышла, остановившись подпирать дверь, но уже снаружи.

Состав зрителей немного изменился. Джейби к счастью отсутствовал. Передо мной стояли Джуниор и Марк. Одетые. То есть больше никаких спальных трусов и маек. А нормальные свитера и джинсы. Только сейчас сообразила, что Джексона и Джебома тоже видела одетыми. Господи, они, что, одеваться убегали?!

— Мианатта. — Выдавила я из себя, не зная, что делать и говорить дальше. Ведь до сих пор мои попытки объясниться вызывали весьма неординарные реакции.

Но моё робкое извинение никого не порадовало. Вообще лица парней оставались преувеличено серьёзными. Планшет держал Марк. Он и продиктовал что-то в микрофон гаджета. На английском и медленно. Словно беспокоился, что какое-то слово программа воспримет неправильно. Закончив, подал планшет мне.

«Мы никому ничего не скажем, и вы сможете спокойно уйти. Но вы не подадите иск против нашего друга».

Финиш! И песец! Ага, вы правильно подумали, тот самый пушной зверёк!

За чашку кофе прощу всё!

«Мы никому ничего не скажем, и вы сможете спокойно уйти. Но вы не подадите иск против нашего друга». Перечитала я снова, чтобы убедиться, в том, что поняла всё правильно. И по-другому эти два предложения звучать не стали. Они решили не сдавать меня в полицию, если взамен я не сдам в полицию Джейби. Только кто бы пояснил мне, по какой причине я должна была бы это сделать? Из-за поцелуя?

Из-за поцелуя?! Я подняла потрясенный взгляд на парней. Они же вглядывались в меня, напряжённо ожидая ответа. А я с трудом осознавала получившуюся рокировку. Не важно, как это выглядело до этого, что для них, что для меня, главное теперь, как это выглядело в глазах мальчиков из охраны отеля!

Не представляю, как те вообще оказались в номере, не представляю, в какой момент, но концовку они точно застали впечатляющую. Кто-то из хозяев номера в ванной пытается насильно поцеловать женщину одетую лишь в банный халат, которая изо всех сил сопротивляется. А двое его друзей за этим безмолвно наблюдают. Вопросы, кто она такая, и почему в чужом номер, отпадают. В больной на голову Америке имеет значение только то, что женщина явно против того, что с ней делают. И это называется как раз тем самым нехорошим словом, которое уже приходило мне на ум. Домогательство! И вспомнив ещё и друзей, то можно легко добавить склонение к групповому сексу в отсутствии согласия.

А что? Считаете, не прокатило бы? В США запросто! Если уж тут тетка, зажарившая в микроволновке собственную кошку, сумела засудить компанию — производителя, только по тому, что в инструкции не прописали запрет сушить кошек в микроволновках, то данная ситуация вообще подпадает в разряд банальных.

И, кажется, именно Марк понимал это лучше всех.

Но я ничем не могла его успокоить. Нет, сдавать Джейби в полицию я точно не собиралась. В конце концов, в данной ситуации больше моей вины, и вины моей дурной особенности. Просто мне всё равно нужно было в полицию. По очень простой причине. В отсутствии возможности вернуться домой волшебным образом, мне нужно искать другие пути. Хотя с полицией я наверно загнула. Может быть, стоило начать с российского посольства?

Впрочем, думалось, что разговор с любой из инстанций будет не из лёгких. О людях со способностью телепортироваться не кричат на всех углах. И даже, если я не смогу сразу повторить свой трюк, они же должны будут придумать или добиться от меня какого-нибудь объяснения, каким образом я оказалась на другом берегу Атлантического океана, фактически без одежды и без каких-либо документов. Ну, допустим, я смогу назвать им номер паспорта, для проверки кто я такая, и сличить хотя бы визуально. А так же думаю, проверка документов подтвердит, что законным путём я территорию России не покидала.

И тут мы снова вернёмся к вопросу, как я здесь оказалась. А точнее к вопросу, где именно. В смысле места. В минимуме это отель, в максимуме — кровать Югёма, одного из участников корейской группы, сейчас находящейся в Штатах типа на гастролях. И как бы дальше общение со службами не развивалось, проблемы «малышам» точно обеспечены!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 390