электронная
200
печатная A5
782
18+
Мечты и звёзды

Бесплатный фрагмент - Мечты и звёзды

Wishing on Stars

Объем:
672 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6668-4
электронная
от 200
печатная A5
от 782

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Серия книг Smolenskaya. Мoscow

1. «Поэзия Невинности» / «Poetry of Innocence» (2006—2007; доступна к чтению на сайте http://Smolenskaya.Moscow)

2. «Мечты и Звёзды» / «Wishing on Stars» (2008)

3. «Поиски пути» / «Searching for a Way» (2008—2009)

4. «Разум или чувства» / «Sense or Sensibility» (2009—2010)

5. «Возвращение к истокам» / «Journey to the Past» (2010)

6. «Суррогат любви» / «Substitute for Love» (2010—2011)

7. «Поэзия опыта» / «Poetry of Experience» (2012—2015)


Роман Smolenskaya.Moscow основан на реальных чувствах и событиях. Имена героев, по понятным причинам, вымышлены. Любые совпадения с реальными личностями абсолютно случайны.

Часть 1 #Париж #Макс Легран

We all are living in a dream

But life ain’t what it seems

Oh everything’s a mess…

I wanna dream I wanna dream

Leave me to dream

«Dream», Imagine Dragons

Когда что-то рушится, нужно думать, что строить на освободившемся месте

14 февраля 2008

The Rasmus — Living_in_a_world_without_you…

Песня играла весь день на повторе, и теперь в мыслях полный кавардак.

Я поздравила его с днём рождения в Фейсбук, всё норма, больше не о чем говорить. Enough is enough. Когда что-то рушится, нужно думать о том, что построить на освободившемся месте, а не кайфовать на руинах. Моя жизнь — не Римский Форум!

Новиков уже целый месяц встречается с Таней, русской из другого колледжа. Дочь нефтяника, крашеная блондинка с недоразвитым вкусом, но отличными внешними данными.

— Она ugly, — сказала Мартина, когда Милана показала ей фото.

Понятно, что успокаивает, врёт из дружеской солидарности. Таня awesome. Хороший выбор. И вообще, его право и не моё дело.

Они с опозданием прибыли на Valentine’s Day Party. Милана была в коротком платье цвета fucking pink и сильно напоминала себе Элль Вудс из «Блондинки в законе».

Только без заячьих ушек и хвостика…

В розовом чувствую себя такой незащищённой. Особенно сейчас, когда самое неромантичное настроение и хочется быть total black.

С работой всё отлично, с учёбой — каникулы. И на личном нейтрально, что тоже устраивает.

Почему же так хочется что-то взорвать? Учись у Мартины, Смоленская! Стивенс рассталась с Марио, но не заморачивается. Она изначально не особо вникала в отношения. Пофигу, потому что поверху. Лучше вообще, наверное, не вникать. Иначе становится не пофигу, а потом вот такой total destroy. Ещё один медленный танец для тех, кто влюблён. Fuck. Пришла позвездиться.

— Смотри, куда идёшь! — неожиданно резко прореагировала Милана на столкнувшегося с ней парня. Накипело, всё-таки. Но извиняться не буду. По сути, смотреть надо…

Точно услышав её мысли, он задержал на ней взгляд и неожиданно улыбнулся.

— Привет, я Макс.

Ахахах. Чётко. Иди, Макс, куда шёл. Разве не видно, я не вникаю. И чё мы стоим, как вкопанные?

Она попыталась обойти его, но Макс поймал её за руку.

— Подожди. Такой энергичный французский я не пропускаю мимо.

Милана обернулась.

— Что?

В этот момент к ним подошла девушка-фотограф. Николь, что ли?

— Можно фото?

— Да, — сказал Макс и обнял Милану, прежде чем она успела возразить. Улыбка, вспышка, готово. Party behaviour.

— Милана, нравится твой блог, — сказала фотограф.– Вы пара, да?

Николь, да. Всегда отличалась настойчивым любопытством.

— Спасибо, Николь, — улыбнулась Милана, проигнорировав вопрос.

Но рядом оказался король решительной бесцеремонности.

— Да, — с довольной улыбкой ответил Макс.

— Классно смотритесь, с праздником вас!

Николь исчезла в толпе танцующих.

— Мы не пара, — заявила Милана, серьёзно посмотрев на Макса.

— Ты блогер, да? — он сменил тему всё с той же довольной улыбкой.

— Да, — кивнула она.

Кое-что отвлекло её внимание, возмущение сменилось любопытством. В ложе неподалеку, где сидела Мартина, разгорались итальянские страсти. Милана узнала рождественского виноградного магната Мартины. С ним был известный всем наследник одного из коньячных домов. Подругу закрывал огромный букет роз. Итальянец что-то говорил.

Так, Марио, по всему видно, за продолжение отношений, на которые Мартине пофигу. И друг, по ходу, в теме… Прям Новиков и Строгов…

— Потанцуем? — предложил Макс, желая переключить внимание Миланы.

Да что ж он такой настойчивый?

— Нет, — ответила Милана, всё ещё глядя в сторону ложи.

— Хочешь, поехали отсюда?

— Нет.

— Ты в отношениях?

— Нет.

Fuck. Попалась на НЛП. Ещё один манипулятор! А, впрочем…

Она посмотрела на него с интересом. Кареглазый брюнет, высокий и симпатичный. Одет стильно. Фейс-контроль прошёл.

— Ладно, давай потанцуем.

День всех влюблённых — и я в теме. Виноват Париж и розовый цвет

14 февраля 2008

Макс был сыном известного политика. Ему было девятнадцать, он учился в Сорбонне и был awesome. Он как-то сразу понравился ей. Когда к Милане начал приставать очередной неизвестно кто, Макс пришёл на помощь и они уехали с вечеринки. Мартина осталась с Марио.

В машине играла клубная музыка, вкусно пахло кожаными сидениями и его парфюмом. Они катались по ночному Парижу и общались-знакомились.

— Слышал о тебе, — сказал Макс, внимательно глядя на дорогу.

— Откуда? — она с интересом посмотрела на него.

— Кларисса тебя читает, — ответил он и, поймав её вопросительный взгляд в зеркале заднего вида, добавил с улыбкой. — Моя сестра.

— Приятно, — Милана улыбнулась. — Сколько ей?

— Четырнадцать. А тебе сколько?

— Семнадцать, — зачем-то приврала она, но потом добавила. — Скоро будет.

— Когда?

— 3 мая.

Он кивнул, затем взглянул на неё и спросил:

— Мы едем в Монако, да?

— Сейчас? — Милана удивлённо посмотрела на него.

— Нет, в мае — на «Формулу 1». После твоего дня рождения, — смеясь, сказал он.

Ничего не понимаю, но прикольно.

— Ты не сильно далеко планируешь? — уточнила она.

— Нет, — он довольно улыбался.

Bentley Continental уверенно набрал скорость. Они были в районе Елисейских.

— А куда мы едем сейчас? — спросила Милана.

— Ко мне.

Fuck.

— Макс, мне надо, — начала она.

— Ко мне, — повторил он, перебив её.

Два утра. Да, самое время заехать в гости.

— Стой, я хочу к себе, — заявила Милана.

— Ну, давай к тебе, — согласился он.

— Одна, — добавила она.

Лови условие. Если ты типичный клубняк, как я думаю, то good-bye.

Пауза. Он всё ещё улыбался, глядя на мелькающие огни встречных машин. Пожалуйста, будь сложнее, чем я ожидаю.

— Хорошо. Где живёшь?

— Здесь рядом, — неопределённо ответила она, проверяя содержимое сумочки. — Shoot!

— Кого пристрелить?

Shoot me now! Ключи у Мартины. Свои забыла дома. Ладно, в отеле остановлюсь, их тут много.

— Меня. Здесь высади, — потребовала она. — Я дойду.

— Нет, — он улыбнулся и отрицательно покачал головой.

— Останови машину и выпусти меня, — воскликнула она, почему-то начиная паниковать.

— Успокойся, — Макс слегка сбавил скорость. — Чё психуешь? Я тебя высажу, только у твоего дома. Ночью ты одна гулять не будешь. Тем более в этом, — он выразительно посмотрел на её розовое мини-платье.

— Я забыла ключи, — тихо призналась она, ещё раз проверив и без того хорошо знакомое содержимое клатча. Пудра, телефон, помада, салфетки, тушь, какая-то бумажка, в боковом кармане деньги и карточки — кошелёк не влез. Никаких ключей.

Макс рассмеялся.

— И ты собралась на улице спать? — он всё ещё смотрел на неё.

— Нет, в отеле, — она смотрела на дорогу.

— Зачем? У меня удобней.

— Поздно уже, не хочу будить твоих родителей.

— Не разбудишь, — сказал он. — Я живу отдельно. Есть ещё возражения?

— Есть, но… Сама виновата, что попала в такую глупую ситуацию. Нет, — улыбнулась она.

У Макса тоже была квартира на Елисейских, чуть ближе к Триумфальной арке. Трехкомнатные апартаменты в стиле hi-tech.

— Уютно у тебя, — сказала Милана, пройдя в лаконично обставленную стильную гостиную.

— Гостевая по коридору направо. Что-то хочешь?

Она вопросительно посмотрела на него.

— Ну, есть или пить? — улыбнулся он.

— Переодеться, — почему-то сказала она.

Он окинул её наряд оценивающим взглядом.

— Такой одежды у меня нет. Хочешь, футболку свою дам?

Милана рассмеялась и кивнула. Хотелось избавиться от розового мини. Снять с себя ангельские крылышки и умыться.

Макс исчез в своей комнате и через пару минут вернулся в гостиную с тремя футболками: белой, серой и синей.

— Выбирай, — он подошёл к ней ближе.

— Спасибо, — она взяла белую и посмотрела на него.

Что-то необычайно притягательное было в его взгляде, чертах лица, в губах. Так, Смоленская, хватит пялиться на его губы.

Он улыбнулся и поцеловал её.

Отлично, бабочки. День всех влюблённых — и я в теме. Виноват Париж и розовый цвет. И ключи. И Мартина. Стоп, зачем искать виноватых, если так кайфово?

Макс Легран сделал 14 февраля правильным. Всё, норма

15 февраля 2008

Звонил телефон. Громко, протяжно, отвратительно. Милана открыла глаза. Сероватый натяжной потолок ниже, чем в апартаментах Мартины. Приятная прохлада от чёрных шёлковых простыней.

Макса нет. Звонит Мартина.

— Да? — она взяла трубку.

— Ты с Максом Леграном, — сказала Мартина вместо приветствия.

Теоретически, сейчас его нет рядом, но, по ходу, да.

— Да, — зевнула Милана. — А ты?

— Я у Марио.

Ясно, предсказуемо, чётко.

— Легран! Обалдеть! Вы на первой странице клубного фотоотчёта, в курсе? — Мартина определённо впечатлилась.

— Уже есть фотоотчёт? — спросила Милана и посмотрела на свои часы. Полпервого. Fuck. Типа у меня уже каникулы.

— Да. Короче, возвращайся, когда хочешь, с тебя история, — заявила Мартина на прощание.

Милана зачем-то кивнула и сбросила вызов.

— Макс, — позвала она. — Ма-а-кс!

Тишина. Куда он делся? Так, я одна в чужой квартире. Чётко.

Милана встала и пошла в душ, захватив его футболку. Её платье было где-то в гостиной, но надевать его больше не было никакого желания. Душ немного прояснил мысли и пробудил не самые радостные эмоции.

Чё натворила вообще? А-ля Sex and the City, который сама так критиковала за повороты сюжета. Модный блогер живёт модной жизнью, что ли? Сама, как клубняк классический. Повелась на «Формулу» и Монако в мае?

Макс Легран. Fuck. А я его детка на одну ночь. Молодец, Смоленская. Хотя, с другой стороны, what’s done cannot be undone. И лучше не мучиться угрызениями совести — вдруг вообще загрызёт. Скажем так: Макс Легран сделал моё 14 февраля правильным. Всё, норма.

Она прошла босиком по коридору, пытаясь понять, что делать дальше.

— Мяу, — раздалось сзади.

Милана вздрогнула от неожиданности и обернулась. Толстый рыжий кот важно вышагивал ей навстречу.

Ну, хотя бы я не одна. Есть кот-конспиратор, который только сейчас решил дать о себе знать.

Кот подошёл вплотную и, задрав морду, внимательно посмотрел ей в глаза.

— Привет, мурлыка, — сказала Милана по-русски. Так оказалось привычней: на французском и английском с котами она ещё не общалась.

Кот продолжал изучать её.

— Мяу-мяу! — зачем-то перешла на кошачий Милана.

Кот, удовлетворённый услышанным или увиденным, начал тереться о её ноги, сладко мурлыча. Странно было встретить его в этом царстве хай-тека. Кругом серый холодный металлик, чёрно-белые тона, минимализм и геометрия. И это тёплое апельсиновое чудо. Она опустилась на колени и задумчиво почесала кота за ухом.

— Мяу-мяу, где наш Макс? — вслух подумала Милана.

Кот довольно урчал, но не прояснял обстановку. В этот момент в прихожей раздался шум и входная дверь открылась. В квартиру вошёл Макс с большим пакетом Louis Vuitton.

— Привет, — Милана встала, поправила волосы и улыбнулась.

— Доброе утро, — он подошёл и поцеловал её.

Внизу раздалось выразительное мяуканье.

— Сейчас покормлю, Родригес, — Макс с улыбкой посмотрел на кота.

— Родригес? — удивлённо переспросила Милана.

— Да. Это кот моей кузины Даниэлы. Она в Испании сейчас, просила присмотреть. Держи, — он дал ей пакет и пошёл в сторону кухни.

Милана взяла пакет и пошла вслед за Максом.

Он что-то искал в хромированных шкафах.

— Одевайся, — сказал он, заметив её. — Покормлю Родригеса и поедем завтракать.

Чётко. Второй день пытки розовым. Стоп. Завтрак — это уже не детка на ночь, да? Или нет?

— Пакет куда поставить? — спросила Милана.

— Вот ты где!

Макс наконец-то нашёл упаковку «Purina» и с довольным видом наполнил и без того непустую кошачью миску. Затем посмотрел на Милану.

— Пакет тебе, — улыбнулся он. — Ты же хотела переодеться.

В пакет, что ли? Она непонимающе посмотрела на него, затем открыла пакет. Внутри было аккуратно сложено две вещи. Что-то, похожее на белую кружевную тунику и чёрные легинсы.

Чётко, хотела эту тунику. Идеально будет сочетаться с моим жакетом. Стоп, он что, выбрал мне одежду?

Макс внимательно наблюдал за её реакцией.

— Консультант читает твой блог, она подбирала. Ты же белый любишь, да?

Милана кивнула, всё ещё осмысляя такой неожиданный поворот. Странно, необычно, непредсказуемо, очень приятно. Тут до неё дошло главное: Не надо сегодня надевать fucking pink! Она взвизгнула от восторга и обняла его.

— Просто обожаю! Спасибо тебе.

— Одевайся, давай, есть хочу, — рассмеялся Макс.

Вот это — правильное начало дня. Какая разница, во сколько встать? Главное, с кем и как! Хорошо иногда забывать ключи.

Красивая, непонятная, сложная, интересная, другая…

15 февраля 2008

— Почему ты так смотришь на меня? — спросила Милана, отпив кофе.

— Ты красиво ешь, — ответил он.

— Спасибо, — она улыбнулась, и, мило смущаясь, вернулась к своему пирожному.

Макс наблюдал за Миланой, пытаясь составить впечатление. Красивая, непонятная, сложная, интересная, другая.

— Ты не француженка, да?

Она снова улыбнулась, отрицательно покачала головой и ничего не сказала.

Принесли счёт. Завтрак, перешедший в обед, подходил к концу. Они сидели в его любимом кафе. Туника, купленная утром, отлично смотрелась на Милане. Зазвонил её телефон.

— Извини, — сказала она и ответила на входящий. По-английски.

— Да, да, нет, занята сейчас. Что? — Милана взглянула на него. — Да, с ним. Детка, езжай, но мне нужны ключи. Встретимся…

Она снова посмотрела на него и спросила:

— Заедем сейчас на Сен-Мишель?

Он кивнул.

День длинный — дел нет.

— Да, давай через полчаса, — сказала она и, закончив разговор, отложила iPhone.

— Ты британка, — уверенно заявил он.

— Почему ты так решил? — улыбаясь, спросила Милана.

— У тебя во французском английский акцент, — пояснил он, рассматривая её. — Ты из Лондона, да?

— Ты первый, кто заметил акцент в моём французском, — она улыбнулась.

Видимо, из Лондона.

— Я просто говорю то, что думаю, — улыбаясь, сказал он.

— И что ты думаешь сейчас?

— Что ты красивая, — ответил он, глядя ей в глаза. — И глаза у тебя просто завораживающие.

Милана довольно улыбалась.

Непонятная такая, ускользающая.

— А ты о чём думаешь? — спросил он.

— Что ты вызывающе самоуверенный. Поехали? — она встала из-за стола.

— Вызывающе? То есть наглый?

Он рассмеялся и вышел вслед за ней из кафе.

— Смотри-смотри, это Макс Легран, — послышался женский возглас.

Так, прямо по курсу — девушка с внимательным цепким взглядом, совершенно не сочетающимся с её располагающей улыбкой. — Вероника, StyleSociete.fr

Да у меня талант — притягивать журналистов и блогеров… Хотя нет, не жалуюсь. Иногда в тему получается.

Милана отошла к Bentley и с мягкой улыбкой наблюдала за происходящим. Глаза скрыты тёмными стёклами солнцезащитных очков. Смотрится чётко, реально fashion-blogger.

— Максимилиан, это ваша новая девушка?

Вероника кивнула в сторону Миланы. Она, видимо, поняла это как приглашение, подошла к нему и представилась.

— Милана Смоленская.

Он обнял её за талию. У меня научилась бесцеремонности. Вспышка. Фото на память, отлично. Мы сегодня «пара дня».

— Вероника, мы работали с вами над пресс-релизом. TojourFree, помните? — с милой улыбкой сказала Милана.

Реклама TojourFree, точно. Там я видел её до этого. Поэтому в клубе она показалась мне знакомой.

— MilanaMartinaStyle? — уточнила журналистка.

Милана кивнула. По глазам Вероники было ясно, что встреча утратила для неё аппетитную пикантность и скандальный колорит.

— Извини, не знаю, откуда они берутся, — сказал он, когда они сели в машину.

— Может, потому что ты завтракаешь в модном кафе? — с улыбкой предположила Милана.

Может. Так, что-то другое хотел спросить.

— Ты популярный, Максимилиан Легран, — Милана с интересом смотрела на него.

— Да ты тоже ничё такая, — улыбнулся он, отъехав от кафе. — Милана Смоленска?

— Смоленская, — поправила она. — Спасибо.

— Это не британская фамилия, — отметил он.

— Ты прав, — Милана кивнула, листая что-то в своём iPhone.

Нет, так дело не пойдёт.

— Чё делаешь? — спросил он.

— Гуглю твою бывшую, — ответила она с улыбкой.

— Шутишь?

— Конечно, — она рассмеялась и показала ему дисплей своего телефона. — Видишь, не в гугле.

Забавная. Но спасибо за идею. Надо будет полистать её блог. И погуглить.

Блин, странное ощущение. Нравится быть с ним

15 февраля 2008

— Почему ты не сказала мне, что ты Russian oligarch? — спросил Макс, как только она снова села в Bentley, на этот раз уже с ключом от апартаментов Стивенс.

— Что? — она не сразу вникла в суть вопроса.

— Конспираторша ты, — рассмеялся он, отъехав от дома. — Fashion-blogger.

— Да, fashion-blogger, — спокойно сказала она, но настроение как-то пропало.

С Максом хотелось общаться на волне лёгкости, строить отношения в стиле «не вникаю, всё по кайфу». Тем более, мы с ним похожи. Много общего на поверхности, так зачем лезть в личное и частное?

— Куда едем? — спросил он.

— Никуда. Высади меня здесь! — потребовала она.

Не было никакого желания продолжать общение — всё пошло не так.

— Ты чё, обиделась? — Макс удивлённо посмотрел на неё.

— Нет, — соврала она, отвернувшись.

Он сделал музыку потише.

— Извини, просто погуглил.

— Зачем гуглил?

— Да потому что ты ничего не говоришь, — он перешёл в наступление.

Обвинения не помогут оправдаться, король наглости.

— Вообще это не в моей манере перечислять всех родственников при встрече, — в тон ответила она.

— Ты же знаешь, чей я сын, — спокойно сказал он.

Bentley уверенно набирал скорость по неожиданно свободной дороге.

— Я не гуглила. Ты сам сказал. Зачем-то, — Милана смотрела в своё окно на пролетавшие мимо дома и витрины магазинов.

— А ты почему не сказала?

Она ощущала его взгляд на себе.

Что ж ты такой настойчивый?

— Да потому что, не добивалась — не превозношусь. Я блогер, окей? Блогер — это то, кем я, по сути, являюсь. Остальное не важно. Наверное. Короче, останови машину, хочу проветриться.

— Хорошо, давай погуляем, — примиряющим тоном сказал Макс, не сбавляя скорость.

— Я и одна могу, — буркнула она.

Он не услышал или притворился.

Дежа-вю прошлой ночи. Только теперь ключи от апартаментов со мной. Погода отличная: солнце, тепло, зима на исходе уже. На Елисейских одно удовольствие гулять одной. Но так не хочется выходить из машины. Блин, странное ощущение. Нравится быть с ним.

Макс смотрел на неё с интересом.

— Я, по-твоему, превозношусь? — неожиданно спросил он.

— Да, — честно сказала она. — Тебе нравится внимание прессы.

— Нет, не нравится, — возразил он. — Если честно, достало уже.

Зря я так с ним, наверное. А он тоже хорош. Запуталась, посмотрю в окно.

Они ехали молча минут пять, неожиданно заиграл трек «50 Cent — Apologize».

Смоленская, это тебе намёк свыше. Хватит уже психовать.

— Макс, извини, окей? Просто не гугли, а спрашивай у меня, если что.

— Окей, — он кивнул и улыбнулся ей.

На душе стало легче, настроение выровнялось.

— А куда мы едем? — спросила Милана, заметив, что он выбрал дорогу, ведущую из города.

— Увидишь, — ответил он с самым загадочным видом. Затем, поймав её напряжённый взгляд, добавил. — Не волнуйся, тебе понравится.

— Поверю на слово.

Спасибо за то, что оказался сложнее, чем я ожидала…

15 февраля 2008

— Расслабься, — Макс улыбнулся и положил свою руку поверх её. — Держи ровно.

— И что делать дальше? — спросила она.

— Да не напрягайся ты, — он придвинулся ещё ближе и поцеловал её. — Просто чувствуй.

— Чувствую, — прошептала она. — Что с тобой невозможно расслабиться.

— Дыши и жми, — рассмеялся он.

Его рука оказалась у неё на коленке.

— Давай, — улыбнулся он.

— Боюсь, — призналась она.

— По сути, первый раз, что ли? — он внимательно смотрел ей в глаза.

— Да. Только не надо смеяться.

— А что тут смешного? — удивился он. — Тебе же шестнадцать, всё норма. Пора начинать.

Она улыбнулась.

— Всё, я готова.

— Расслабься и получай удовольствие, — он снова легко поцеловал её в губы и отстранился.

Давай, Смоленская, ты сможешь.

Она нажала на газ. Bentley уверенно зарычал и поехал.

— А дальше? — испуганно воскликнула она.

— Улыбайся, держи дорогу и получай удовольствие. Я рядом!

Макс откинулся на сидение и наблюдал за ней. Она чувствовала, что ему можно довериться.

Реакция у него отличная, с чувством юмора всё в норме. Сам предложил. Если что — оплачу расходы. Наверное, за этим гуглил — проверял платежеспособность. Впрочем, пора забыть об этом. Он сейчас доверил мне своё авто.

— Ну как? — спросил он.

— Круто!

— Начинай поворачивать.

Она кивнула и успешно выполнила первый поворот.

— Чувствуй дорогу и наслаждайся.

— Я вообще читала, — медленно начала она, неотрывно смотря на дорогу перед собой, — что парни редко дают свои машины девушкам, даже если у них есть права. А ты обучаешь меня вождению…

— Просто тебе нужна машина, — пояснил Макс. — Слишком ты нервная. Из себя рвёшься.

— Что ты имеешь в виду? — она удивлённо посмотрела на него.

— На дорогу смотри, — мягко улыбнулся он.

— Ну, так всё же, — спросила она, снова глядя прямо перед собой.

Дорога была относительно свободной. Макс специально выбрал эту трассу для первого раза. Заглушил все её возражения простой фразой: «Если проблемы будут — всё решим, не волнуйся». И она не волновалась. Все эмоции странным образом преобразовались, было по кайфу.

— Я всегда думаю за рулем, — помедлив, прояснил Макс. — Если настроение дерьмовое, если мысли всякие левые мешают, просто сажусь и еду. И музыку погромче врубаю. Пока музыка причёсывает мысли, скорость успокоит нервы.

Она улыбнулась. Это же то, о чём я мечтала летом в Москве. Разгонять авто по ночному городу, растворяя проблемы в ритмах музыки, убегая от всех неприятных мыслей на скорости, ощущая свободу и счастье.

— С чего ты решил, что я из себя рвусь? — она использовала его выражение, вдумываясь в смысл.

— Психуешь много. Так, давай обгоним Пежо.

Может, ты и прав.

— Кстати, блог реально прикольный, я полистал, — сказал Макс, когда они успешно опередили седан. — Вот только один вопрос.

— Какой? — улыбнулась она.

— Зачем он тебе?

Неожиданный вопрос. Но важно, не что спрашивают, а зачем? Что он хочет услышать? В его голосе неподдельный интерес. Наверное, лучше ответить честно.

— Можешь много — делай много, — ответила Милана, повернув направо. — У меня есть, что сказать миру, и мне реально нравится эта работа. Она делает жизнь интересней, понимаешь?

— Поверю на слово, — улыбнулся он. — Так, здесь ещё один поворот.

Она послушно свернула с главной дороги.

— И ещё раз налево. Кстати, у тебя неплохо получается, — одобрил Макс через некоторое время.

— Спасибо тебе! — засияла она довольной улыбкой.

Спасибо за то, что не высадил на Елисейских. За то, что доверил свою машину. За то, что оказался сложнее, чем я ожидала. Мне так по кайфу сейчас. Но, чтобы не зазнавался, скажу тебе просто «спасибо».

Заблудиться по жизни — стоять на верном пути, но не осознавать этого

15 февраля 2008

Она уверенно вела машину. Bentley держал дорогу. Макс контролировал ситуацию. Заиграл новый хит Zaz, и Милана начала подпевать. Настроение было отличным.

Зазвонил его телефон.

— Остановиться?

— Не отвлекайся, — сказал он. — Сестра.

— Клэр, я занят, чё хотела? — он ответил на звонок, не сводя глаз с дороги.

— Макс, ты где? — голос сестры звучал немного раздражённо. Так, где мне сегодня надо быть?

— Занят я. А что?

— Сегодня же день рождения бабушки! Не бросай меня одну! — в голосе сестры звучали те же командные нотки, которые он услышал у Миланы, когда та требовала, чтобы он остановил машину.

Милана посмотрела на него, аккуратно подъехала к обочине и остановилась.

— Едем дальше, — сказал он, но она отрицательно покачала головой.

— Ты со мной? — Клэр всё ещё громко возмущалась в его iPhone.

— Клэр, я не приеду. Баста!

Сестра выразила своё мнение парой масскультурных слов и сбросила вызов.

— Чё стоим? — спросил он у Миланы.

Она внимательно смотрела на него.

— Куда ты не приедешь?

— Мила, не твоё дело, — он попытался звучать максимально вежливо, но её глаза опасно прищурились.

— Значит так, ты садишься за руль, и мы едем на день рождения твоей бабушки, — твёрдо заявила она.

Чёртов голос Клариссы. Слышно всё, слышно всем, с ней не избежать проблем.

— Меня, конечно, дико впечатляет феминизм, но не командуй в моей машине, ясно? — он начинал раздражаться.

— Это не феминизм, you idiot, — она почему-то перешла на английский. — Это семья!

— И? Может, меня бесит моя семья?

— Ясно!

Милана кивнула и, прежде чем он успел остановить её, вышла из машины, выразительно хлопнув дверью. Он тоже вышел. Она быстро шла в непонятном направлении. Ветер эффектно играл с её длинными светлыми волосами. Макс догнал её и взял за руку. Сквозь чёрные стекла Ray-Ban не были видны её глаза, но и так было ясно, что она не расположена общаться.

— Отпусти.

— Пойдём в машину. Ты не знаешь дороги.

— А ничего страшного. Я не боюсь заблудиться, — Милана улыбалась как-то особенно ярко. — Заблудиться под Парижем, это не заблудиться по жизни.

— О чём ты?

Он ничего не понимал. Она пожала своими плечиками и снова попыталась освободиться.

— Пусти, — повторила она. — Иначе стукну.

Он рассмеялся, притянул её к себе и поцеловал. Милана быстро перестала сопротивляться и ответила на поцелуй, затем отстранилась.

— Поеду с тобой, только если мы заедем к твоей бабушке, — улыбаясь, сказала она.

Она издевается?

— Ты хоть сама знаешь, за что так воюешь?

— Знаю. У тебя есть живая бабушка. You better appreciate it, — она больно ткнула его в грудь своим указательным пальцем и бодрым шагом направилась в сторону Bentley.

— Почему ты переходишь на английский?

Он сел за руль и с интересом посмотрел на Милану. Она поправляла волосы, глядя в зеркало заднего вида.

— Не знаю, — помедлив, сказала она. — Когда нервничаю, всегда так получается.

— А почему ты нервничаешь из-за бабушек?

Она пожала плечами и отвернулась.

— Погугли, — пробормотала она чуть слышно.

— Нет, лучше ты скажи.

Он разгонял машину, пытаясь разобраться с накатывающими волнами раздражения. Он был зол на сестру, позвонившую так не вовремя, на Милану с её принципиальной позицией. На себя тоже был зол, но не мог понять, почему.

Пару минут они молчали, тихо играл какой-то модный хит, но ритм не совпадал со скоростью его мыслей, поэтому Макс начал перелистывать треки и, не найдя нужного, выключил музыку. Милана нарушила тишину.

— Мой дедушка-олигарх, про которого ты читал в гугле, и мой брат Антоний — это моя семья, — она говорила медленно, словно пробовала каждое слово на вкус, прежде чем озвучить его. — Мы с Антонием не выносим друг друга более получаса. Дед всегда занят по работе, но I appreciate every moment we spend together.

— А родители? — спросил он, преступая все грани такта. Может, жёстко, но она же не хочет, чтобы я гуглил. У правил есть неприятное свойство — их надо соблюдать, иначе в них просто нет смысла. Особенно те, которые устанавливаешь сам.

— Разбились, — ответила она, глядя на дорогу впереди. — И бабушка died before I was born.

Милана говорила спокойно, но каждое её слово странно действовало ему на нервы. Не раздражало, а вызывало мало знакомое чувство вины и досады на самого себя.

— Извини, — сказал он через некоторое время.

— Просто с годами всё больше ценишь что-то, а этого уже нет. А ты ещё в теме, так что не тупи, — Милана улыбнулась ему.

Он не знал, что лучше сказать, поэтому стал слушать свои мысли. Они теперь звучали яснее. Он понял, почему Милана так боялась садиться за руль и почему так психовала по поводу бабушки. Не совсем было понятно, что она имела в виду, когда сказала, что не боится заблудиться под Парижем.

— Милана, — он прервал тишину. — Что значит «заблудиться по жизни»?

Она посмотрела на него, медля с ответом. Затем сказала:

— Это значит, стоять на верном пути, но не осознавать этого.

Ничего не прояснилось. Или… Так, нужна музыка. Макс включил радио.

— Что подарить твоей бабушке? — Милана сменила тему.

— Понятия не имею. Ты женщина, ты инициатор, ты решай.

Вызвалась работать компасом — будь им.

— Сколько лет ей исполняется? — начала уточнять Милана. — Что она любит? Что раньше дарили?

Я, блин, знаю? По сути, необычная она. Появился повод познакомиться ближе со своей бабушкой. It’s now or never.

Какая разница, что у них строится в Москве? Моя Милана — fashion-blogger!

15 февраля 2008

— Розы удивительные, редкий сорт, gracias, — сказала бабушка, внимательно рассматривая Милану. — Ты какая-то заморенная. Максимилиан, ты что, экономишь на ней? Ешь, давай, дорогая.

Милана улыбнулась и послушно приступила к праздничному обеду. Кларисса, смутившись, что-то зашептала ей на ухо, но Милана покачала головой и, смеясь, сказала:

— Всё отлично, я счастлива. Мне показалось, что я, наоборот, потолстела. Это лучший комплимент.

Макс с интересом наблюдал за происходящим. Ну, не заморенная она точно. Стройная, но не настолько худая, чтобы так говорить. Просто бабушка проверяет её характер на гибкость, пластичность и упругость. Мне тоже досталось, но мне привычно. А Милане по ходу всё нравится. Улыбается и слушает бабушку с интересом, вникает во всё.

Он первый раз видел, чтобы так увлечённо выбирали подарок незнакомому человеку. Макс показал ей фотографию бабушки, и Милана как-то сразу сориентировалась. Сказала, что роскошной женщине нужны роскошные подарки, и купила розы сорта Пьер де Ронсар — цветы она хотела подарить лично. Затем она настойчивыми вопросами выудила из него кое-что полезное. Они заехали в «Hermès» и выбрали семь платков каре. «Маленькая радость на каждый день», — пояснила Милана.

Розы и пирожные из «Ladurée» украсили праздничный стол, Hermès был удостоен благосклонной улыбки. Значит, всё понравилось. Милана тоже понравилась бабушке, это он заметил сразу. И не только ей.

— Наконец-то ты встречаешься с кем-то нормальным, — сказала Кларисса, когда он знакомил её с Миланой.

Ненормальная она, скорее. Но это хорошо.

Родители были заняты: отец в Марселе решал какой-то важный вопрос, мать плохо себя чувствовала. Наверное, комфортней притвориться больной — у них с бабушкой до сих пор не сложились здоровые отношения. Собравшиеся были хорошо знакомы друг другу. Даже слишком хорошо. Бабушка, её сестры и кузины, дядя с женой, Кларисса и он.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 782