электронная
120
печатная A5
373
18+
Мастерская снов

Бесплатный фрагмент - Мастерская снов

Архивы корпорации «Счастье»


5
Объем:
142 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-5418-0
электронная
от 120
печатная A5
от 373

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

НОВЕЛ МОР

МАСТЕРСКАЯ СНОВ

ДОКУМЕНТ 0110

ПРОЛОГ

Представьте себе город, в котором есть абсолютно все: школы, бары, салоны, спортзалы, лаборатории, музеи, театры, парки, клубы — все, что необходимо человеку для полноценного существования. Уже представили? А теперь вообразите, что ничего из этого не может принести настоящего, искреннего счастья. От вкусной еды, хорошей музыки, произведений искусства и новых технологий мы можем получить лишь удовольствие и комфорт, но не больше. Что бы мы ни делали, в наших сердцах всегда ощущается давящая пустота, которую ничем невозможно заполнить. Нет. Я ошибаюсь. Есть один способ унять это ноющее чувство и заполнить пустоту. В этом Вам поможет Корпорация «Счастье»!

Это огромный механизм, который высасывает из нас эмоции, концентрирует их, превращает в жидкое вещество цвета радуги, разливает по флаконам и продает нам же за огромные деньги. Жители Мегаполиса научились уживаться с этим монстром. Мы смирились, что

«Счастье» имеет неограниченную власть. Правоохранительные органы, политики, экономисты, богачи — все они давно склонили головы перед Корпорацией и присягнули ей на верность. О преступлениях, которые совершает «Счастье», умалчивают и скрывают. Простые люди даже понятия не имеют о них. Возможно, у Вас появился вопрос: а откуда я о них знаю? Ответ прост, я — часть Корпорации «Счастье». Один из тысячи винтиков, которые вместе, образуют эту машину смерти.

Я нахожусь здесь не по своей воле, как и большинство работников. Свобода в этом городе — такая же иллюзия, как и настоящее счастье. Корпорация тщательно следит за всеми жителями, и если она замечает кого-то талантливого, успешного или красивого, то предлагает тебе работу. Только отказов «Счастье» не принимает, да и невозможно отказаться

от их предложения. Жизни простых людей для тех, кто стоит во главе Корпорации, ничего не значат и, чаще всего, вопрос принимает такой оборот: либо ты работаешь на нас, либо кто-то из твоих близких пострадает в результате «несчастного» случая. Вот так я спас своих родителей от автомобильной аварии. Они об это не знают, конечно. До работы здесь я был художником. Вдохновленный музыкой и собственными снами, я делал небольшие зарисовки, но теперь это в прошлом. Если ты когда-нибудь зашел в Корпорацию с черного входа, предназначенного для работников, то пути обратно нет.

Многие в Мегаполисе считают, что «Счастье» — это Рай на Земле. Билет на небеса, который можно купить за деньги. На первый взгляд кажется, что это действительно так. Корпорация — огромный дворец в центре города, в котором для работников есть абсолютно все. Это как уменьшенная версия самого Мегаполиса, которая уместилась под одной крышей. Для каждого здесь найдется место, чтобы он почувствовал себя счастливым, но только лишь почувствовал. Ощущаете разницу между настоящим счастьем и иллюзией? Нам не нужно платить за еду, одежду и любые другие товары и услуги. Цена одна — твоя свобода, и ты её уже заплатил. Работая в Корпорации, я получаю хорошие деньги и отправляю их родителям. Деньги уходят вместе с лживыми оптимистичными письмами о том, как мне здесь нравится, и что скоро мы увидимся. Точное содержание писем мне неизвестно, их пишет за меня другие работники Корпорации. Паутина Счастье настолько огромна и запутанна, что никто не способен разгадать все ее тайны. Сделано это для того, чтобы люди действительно верили в святость и непорочность этого места. На самом же деле, как только «Счастье» решит, что я им больше не нужен, от меня избавятся самым гнусным и безжалостным способом. Эта участь рано или поздно постигнет каждого из нас, но никто об этом не узнает, даже самые близкие. В «Счастье» никто и никогда не умирает. В Раю нет смерти.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Я — ПРОИЗВОДСТВО

Поймав себя на мысли о том, что не помню, сколько уже здесь нахожусь, решил записывать все, что со мной происходит. Это нам пока не запрещено.

Начал писать 27 июля.

Мое имя — Ё. Мне двадцать четыре года, и я начальник Мастерской Снов в Корпорации «Счастье». Я богат и несчастен.

Расскажу немного о том, чем занимаюсь. Моя работа в «Счастье» заключается в том, что я отдаю людям собственные сны. Сложно представить подобное, но это действительно так. Приходит клиент и покупает сон, он может выбрать что-нибудь из списка предложенных сновидений, а может сделать индивидуальный заказ. Будь то ночной кошмар или приятный полет во сне, моя команда и я сделаем все, что попросит покупатель, но мало кто из заказчиков знает, что происходит после подписания ими договора с Корпорацией и выплаты половины суммы за выбранную услугу.

Заказ со всеми инструкциями поступает в Мастерскую, назначается творец, который безоговорочно будет выполнять все прихоти и желания покупателя. Он должен воспроизвести в голове описанную картину, а специальное устройство, которое крепится на затылке, вытягивает изображение из головы творца, концентрирует его и превращает в жидкость цвета радуги. Иногда сон фильтруется и дополняется. Перед объявлением, что заказ готов, сон проходит последнюю проверку через

меня. Я просматриваю сновидение и, если это необходимо, корректирую его с помощью того же устройства. Мы называем его Комар. Подобно мерзкому насекомому, оно высасывает из нас сны, а вместе с ними и нашу душу. Никто из творцов не берет больше двух заказов в месяц, это очень опасно и сложно. С каждым заказом мы становимся слабее и слабее. Комар медленно опустошает нас, забирая вместе со снами частичку нашей души. Ничто на свете не сможет вернуть ее. За несколько лет мы превращаемся в серые тени, бродящие по коридорам Корпорации, а потом от нас просто избавляются. Никто не знает, как это происходит, просто в какой-то момент люди перестают ходить на работу, исчезают из своих комнат, не появляются в залах и лифтах. В такие мгновения стоит просто смириться и забыть о человеке, иначе можешь последовать за ним. Это негласное правило, которое знают все работники «Счастья».

***

В этот день мне было особенно трудно взять себя в руки. Только вчера я смонтировал и продал необычайно сложный сон, который заказал мэр города — наш постоянный клиент. Его любовь к ролевым играм и унижениям прогрессирует с каждым новым заказом. В этот раз он попросил увеличить число участников с трех до шести, а также поменять локацию с загородного дома на старый гараж. Стандартный набор остался прежним — ошейник, наручники и плеть, но их использование немного изменилось. Как омерзительно вспоминать об этом и осознавать, что на этот кошмар ты отдал часть собственной души. Я чувствую себя таким же грязным, как и заказы нашего достопочтенного мэра. Проклятый извращенец!

— Как ты себя чувствуешь, ты работал вчера допоздна, — я не услышал, как в кабинет зашел Кларк, мой помощник и самый близкий друг здесь. Это первый человек, с которым я по-настоящему сблизился. Кларк — щуплый низкорослый парень с невероятно темной кожей и белоснежными ровными зубами. Появившись в Корпорации, его лишили, как он сам говорит, магической силы, которая была заключена в его волосах. Они были настолько жесткими, что не давали Комару возможность закрепиться на затылке. Такая смена имиджа далась Кларку очень тяжело. Он больше изменился внутренне, нежели внешне. Будто

сила молодости покинула его вместе с волосами. Как начальник отдела и как человек, я должен был его поддержать, что я и сделал. С тех пор мы стали не только хорошими коллегами, но и добрыми друзьями, которые готовы прийти на помощь в трудную минуту. Из всех работников Мастерской Снов, я уверенно могу заявить, что только Кларк знает меня больше, чем просто управляющего.

— Паршиво, если честно. Нужно было закончить заказ для мэра, — Кларк сел в кресло, что стояло напротив главной интерактивной панели, и сморщился.

Все по-прежнему? — от нахлынувших воспоминаний я вздрогнул. Есть некоторые изменения, делающие сон еще более отвратительным. Мне страшно думать о пожеланиях к следующему сновидению. К сожалению, мэр со своими заказами обращается только ко мне. Это началось еще до того, как я стал начальником Мастерской. Я сделал сон-сказку для его жены и только что родившегося ребенка — это был подарок от него своей дочери. Задумка заключалась в том, что мать и дочь видят один и тот же сон. Мой первый заказ. В тот день мне казалось, что это по-настоящему стоящее дело. Я выложился на полную и выполнил заказ к сроку. Сказка действительно получилась очень красочной и доброй. Я был рад узнать, что покупатель остался очень доволен проделанной работой, но никак не мог предположить, что после этого мэр сделает меня своим личным режиссером порнографических кошмаров. Кстати, именно после этой сказки я перестал видеть сны. После выполнения первого заказа мир грез для работников Мастерской закрывается навсегда. Это один из множества побочных эффектов Комара.

— Он платит тебе хорошие деньги, — Кларк знал, что это очень слабое утешение, но всегда озвучивал его. Мои родители большую часть своей жизни прожили в бедности. Сейчас, когда я начал работать в «Счастье», у них наконец-то появился хороший дом, красивая теплая одежда, вкусная еда и шанс прожить остаток дней в уюте, только ради этого я готов снова и снова в мыслях ставить главу города на четвереньки.

— Я не хочу больше здесь находиться. Ты подменишь меня? — впервые за время разговора я посмотрел на Кларка. Его черные глаза были полны понимания, а пухлые губы слегка изогнулись в грустной улыбке. Он молча кивнул и поднялся с кресла.

— Осталось только перенастроить ОПИУМ, — мои пальцы быстро

забегали по уже знакомым ячейкам и сенсорным кнопкам.

— Готово. Спасибо, — Кларк, хлопнув меня по плечу, сел на мое место.

— Основная Панель Инструментов Управления Мастерской приветствует первого помощника начальника Мастерской Снов, — механический голос, которым говорил ОПИУМ, было последнее, что я услышал сегодня в Мастерской. Стоило появиться в широком пустом коридоре, как ноги перестали подчиняться мозгу и самостоятельно понесли меня в неизвестном направлении. Спустя несколько минут я очутился в кругу своих безмолвных друзей — книг.

***

Технологический прогресс, словно новый вид чумы, прошелся по всему миру, оставив в каждом городе, на каждой улице свой неизлечимый отпечаток. Что-то умерло, что-то изменилось до неузнаваемости, но книги, хоть и не избежали метаморфоз, остались прежними. В огромной библиотеке «Счастья» сохранилось очень много старых бумажных книг. Разнообразие авторов и жанров просто колоссальное, здесь можно найти все: от комедий поэтов Древней Греции до пошаговых инструкций установки интерактивных панелей у себя дома. Люди, к сожалению, все меньше и меньше читают книги, предпочитая им короткие, но броские заголовки новостей и эмоциональные сообщения от своих знакомых в сетях. Может быть, это даже к лучшему, но работникам Корпорации запрещено регистрироваться на каких-либо сайтах знакомств и прочих Интернет-ресурсах, где возможно общение с людьми за пределами стен «Счастье». Письма нашим родителям пишут работники специального отдела. Для людей Мегаполиса мы просто исчезли.

В это время библиотека всегда пустует, я не удивился, что здесь никого нет, поэтому удобно устроился на мягком диване возле окна и слегка ударил пальцем по подлокотнику.

— Добро пожаловать, читатель 66835, просим Вас подождать четыре секунды, — на подлокотнике зажглась панель, которая отсчитала от четырех до одного, и снова раздался этот искусственный голос машины. — Штрафы и задолженности отсутствуют. Назовите имя автора или название произведения, которое хотели бы прочесть, а также

формат издания и, если это возможно, предоставьте инструкции и указания, — когда голос замолчал, я задумался. Что начать читать? После выполненного заказа я не готов брать в руки серьезную тяжелую прозу. Мне нужно что-то, что могло бы вылечить меня и избавить от мерзких воспоминаний.

— Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц», печатный формат, если не закончу сегодня — зарезервировать до конца недели.

— Принято. Приятного чтения, — панель погасла, отодвинулась, и из подлокотника медленно выехала потрепанная книжечка. С ее обложки на меня внимательно смотрел Маленький принц. Он как будто ждал, когда же я наконец открою книгу и узнаю его историю. Пальцы задерживались на шершавой бумаге, а блеклые картинки притягивали своей оригинальностью. После идеально гладких холодных панелей приятно прикоснуться к книжным страницам — шероховатым и теплым. Глаза забегали от слова к слову, и я, наконец, почувствовал, как жуткая тень смонтированного сна начинает медленно отступать.

***

— Рабочий день закончен. Желаем сотрудникам «Счастье» приятного отдыха, — фальшивый и электронный голос волной пронесся по всей Корпорации, оповещая людей, что сегодняшним мучениям пришел конец, мы отняли еще один день вашей жизни и сделали на этом хорошие деньги. Не знаю, сколько я просидел в библиотеке, но когда голосовая система оповещения объявила конец рабочего дня, я был на последних страницах книги. Вчитываясь в каждое слово, всматриваясь в каждую иллюстрацию, я был с головой погружен в историю о путешествиях Маленького принца.

— Запомнить, восемьдесят девятая страница, — я приложил книгу к подлокотнику и поднялся с дивана.

— Выполнено. Спасибо за визит, читатель 66835, ждем Вас снова, — пустые широкие коридоры уже наполнились людьми. В «Счастье» работники редко разговаривают друг с другом, особенно когда дела не касались работы. Мы словно зомби передвигаемся, ритмично покачиваясь из стороны в сторону и тяжело вздыхая. Сначала это сводило меня с ума, но после нескольких недель работы ты понимаешь, что все так и должно быть. Этот огромный поток сейчас движется

в одном направлении, и никому даже в голову не придет пойти в другую сторону.

Зона приема пищи — вот куда сливается вся рабочая сила. Одна из самых больших зон Корпорации. Она представляет собой огромное пространство, где нет ни столов, ни стульев, только белые стены, пол и потолок. Большую роль играет последний коридор, который ведет к ней, он достаточно узкий для такого здания. Одновременно по нему могут идти только два человека. Пока ты идешь по коридору, специальный сканер, встроенный в потолок, определяет, каких веществ не хватает твоему организму, составляет список продуктов, в которых есть все необходимое, комбинирует это с твоими предпочтениями, и только тебе стоит переступить порог Зоны приема пищи, как ты оказываешься в просторном белом кубе. Дальше все зависит только от прихоти человека. Он самостоятельно подбирает для себя подходящую атмосферу, начиная с обстановки и заканчивая температурой воздуха, а также может пригласить к себе одного или сразу нескольких человек (они вправе отказаться от предложения). Меню для каждого тоже индивидуально, оно составлено согласно данным сканера и желаниям работника. Каждый Куб полностью изолирован от другого, это сделано на случай, если ты предпочитаешь за обедом не видеть лица своих коллег или просто хочешь побыть наедине с собой. Никто, кроме людей, сидящих за одним столом, тебя не увидит и не услышит.

Я и Кларк привыкли есть вместе, поэтому я ни сколько не удивился, когда получил от него приглашение. У каждого человека в Мегаполисе находится чип под правой бровью. Это твой личный помощник. Он отслеживает местоположение всех твоих знакомых, способен связаться с каждым из них. С его помощью можно изучить события, произошедшие в прошлом. У работников Корпорации чип особенный. Этот маленький компьютер — персональный секретарь, наблюдатель и убийца. Он подчиняется только тебе, но когда дело доходит до неподчинения законам «Счастье», он первый, кто тебя обезоружит и, возможно, убьет. Но таких инцидентов было не так много. Все давно поняли, что с Корпорацией бороться бессмысленно.

Я кивнул, приняв предложение Кларка, и пройдя по коридору, оказался в Кубе, где уже стоял стол, два мягких кресла, температура воздуха была чуть выше девятнадцати градусов Цельсия, а приятные обои нежно-зеленого цвета успокаивали и расслабляли. Кларк сидел в одном из кресел и внимательно изучал меню.

— Говяжий бифштекс средней прожарки со свежими овощами, не солить, и стакан грейпфрутового сока, — он отчетливо произнес заказ,

и меню сменилось на таймер. — Привет, Ё.

— Здравствуй! — я сел напротив своего друга, опустив глаза в меню. Кларк выглядел озадаченным, даже встревоженным. Такое я наблюдал только на первой неделе его работы, когда он ходил чернее тучи. Черт, какое глупое сравнение! Я отбросил эти мысли, продолжая изучать список блюд.

— Кое-что произошло, пока тебя не было, я не знаю, как это исправить, — Кларк виновато опустил глаза.

— Лосось в сливках с запеченным картофелем и чашка зеленого чая, — таймер начал обратный отсчет. — Это связано с работой? — спросил я.

— Да. После того, как ты ушел, в отделе ночных кошмаров кое-что произошло. Диглан выполнял заказ, а потом приборы начали бить тревогу. Позже они вовсе показывали, что у него отсутствуют признаки жизни. Мы отключили его и вызвали работников Зоны оказания медицинской помощи. Сейчас он находится там, говорят, что его удалось спасти, он жив, — аппетит бесследно исчез. Диглан самый старый из работников Мастерской Снов, он повидал очень многое и стойко держался на протяжении долгих лет. Корпорация его нашла, когда он приехал сюда навестить своих племянников. С тех пор прошло много лет, он больше никогда не видел своих жену и дочь. «Счастье» издевалась над ним, как только могла: у него отобрали его глаза, цвета плавленого золота, вместо них были установлены специальные линзы, чтобы он мог видеть (сами глаза отдали в «Салон» — один из основных отделов Корпорации), а когда узнали, что он способен монтировать сны — отправили его в отдел ночных кошмаров. Мало кто способен перенести подобное, но Диглан никогда не жаловался на свою судьбу, он рассказывал о своей жизни до Корпорации, давал советы новеньким, которые менялись каждый месяц и, стиснув зубы, продолжал делать свою работу всем на зло.

— Ваш заказ готов. Приятного аппетита, — на столе появились большие тарелки с горячей едой и напитками, но есть больше не хотелось. Даже если старик Диглан выжил, то он не сможет продолжать работать, а тот, кто не работает — исчезает. Все об этом знали, мы с Кларком не были исключением.

— Завтра нам нужно доделать его заказ. Кто покупатель? — ничего другого спросить у меня не вышло.

— Я не знаю, но пометки «срочно» не было, — остаток ужина мы провели в полном молчании, отдавая дань памяти Диглану.

***

С тех пор, как я начал работать в «Счастье», ночь стала моим самым злейшим врагом. Раньше я любил ее и ждал с нетерпением. Мне нравилось то, как она медленно приближается, наступая на пятки уходящему дню и, в конечном итоге, изживает его. Вот тогда и начинался мой безграничный полет фантазии! Спутавшиеся мысли, растрепанные чувства и непонятные эмоции, все это вставало на свои места. Я как будто держал в руках кулинарную книгу, где подробно расписано, о чем нужно думать и что нужно чувствовать, чтобы перенести картинку из головы на бумагу. И я начинал готовить, строго следуя рецепту. В такие моменты мир останавливался и ждал меня. Он наблюдал, и только после того, как я закончу, начинал двигаться вновь. Теперь все по-другому.

Я добровольно рву свою душу на части, и чем дольше это продолжается, тем острее я воспринимаю мир вместе с его изъянами и недостатками. Душа стремится восполнить утраченное, но выходит только хуже. С наступлением темноты я вижу все смонтированные сновидения, все отвратительные ужасы и добрые сказки, которые я представил, увидел, почувствовал, а после вырезал из себя и продал. Боль за проделанное возвращается ко мне каждую ночь, а сегодня еще и этот инцидент с Дигланом… Этой ночью я не смогу уснуть.

— Все в порядке, мистер Ё? Вам нужна моя помощь? — система персонального инспектирования включилась, стоило моим ногам коснуться пола. Свет в комнате зажегся так резко, что я зажмурился.

— Все хорошо, С.П.И., мне просто не уснуть, — чип под правой бровью слегка завибрировал.

— Желаете препарат?

— Нет, я хочу пройтись до Активной Зоны, — голос системы и яркий свет неоновых ламп действует на нервы.

— Принято. Надеюсь, прогулка поможет Вам, — я натянул штаны, майку и покинул свою комнату. Дверь мягко закрылась, коридор встретил меня приглушенным светом и полным одиночеством. Неужели все работники Мастерской Снов так хорошо справляются с этой ноющей

болью в груди? Тот же самый Кларк, я никогда не слышал от него рассказов о бессоннице. Что со мной не так?

Дорога до Активной Зоны от моей комнаты занимает порядка десяти минут. Это место я посещаю исключительно по ночам, днем здесь слишком шумно. Данное пространство по размерам уступает многим другим. Здесь тренируются люди, которые следят за своим телом. Таких сотрудников Корпорации очень мало, но они все же есть. Спорт хорошо отвлекает от проблем. Но чаще всего Активную Зону посещают «счастливчики». Они тоже работают на Корпорацию, только, в отличие от нас, они готовы были лучшему другу горло перерезать, лишь бы работать здесь. Это настоящие охотники, которые гуляют по городу, следят за людьми и ищут среди них тех, кто мог бы пригодиться «Счастью». Счастливчики — это сыновья и дочери богатых людей, которые давно сотрудничают с Корпорацией. Они получают огромные деньги и вольны покинуть пост, когда им угодно. Внутри Корпорации они милы и дружелюбны (до тех пор, пока не получили приказ арестовать тебя), но стоит им покинуть эти стены, как они превращаются в настоящих ищеек, готовых растерзать любого, кто владеет тем, что им нужно. Счастливчики пугают меня, они ассоциируются с бедой, с аномалией, которую никак не предотвратить.

Активная Зона была пуста, я вздохнул с облегчением и направился в сторону беговых дорожек. Огромное панорамное окно во всю стену открывало прекрасный вид на ночную жизнь города. Обойдя тренажеры, я сел на пол и оперся спиной об прохладную стену.

Корпорация «Счастье» самое высокое здание в Мегаполисе. Оно находится в самом центре и напоминает средневековую нанотехнологическую башню, окруженный со всех сторон высокими стеклянными небоскребами.

Я помню это чувство, когда идешь ночью по городу, то невозможно не посмотреть в сторону Корпорации, сияющей тысячами радуг и освещающей твой путь. Когда заходит солнце, «Счастье» зажигает свои огни, ничуть не уступая ему.

Наблюдая с высоты птичьего полета за жизнью простых людей, боль в груди затухает. Горящие окна в соседних зданиях приглашают любопытного зрителя. Я медленно с завистью начинаю бродить по чужим кухням, комнатам и спальням.

***

— Ё, открой глаза, к тебе пришли! — голос Кларка прозвучал где-то в глубине моего сознания и пронесся по всему телу электрическим зарядом. Ночь, как и я предсказывал, выдалась бессонной и длинной. Стоило утром зайти в кабинет, как я тут же почувствовал невероятную усталость. Веки были настолько тяжелыми, что держать глаза открытыми было непосильной задачей. Однако слова «к тебе пришли» оказались той самой пощечиной, после которой я едва не подпрыгнул на кресле.

— Да, пусть войдут, — ответил я, быстро протирая глаза. Двери бесшумно раскрылись перед посетителем, и на пороге моего кабинета появился самый мерзкий человек во всей Корпорации «Счастье». Секретарь. Крепкий низкорослый мужчина с необычайно квадратным лицом и выпуклыми черными глазами. Насколько мне известно, в Корпорации не так много камер и прослушивающих устройств, им достаточно чипов, вживленных в нашу голову, однако есть целая сеть шпионов, которые, притворяясь простыми рабочими, находят нарушения и докладывают о них Секретарю. Он — глаза и уши «Счастья». Настоящий крысиный король, готовый выслушать любую грязную мышь, пришедшую с новостями. Если сведения точные и интересные, Секретарь начинает индивидуально разбираться, награждая своего посыльного, но если информация ложная — крысиный король никогда не прощает.

— Доброе утро, господин Ё, я не помешал? — в его приторном голосе я слышал едва заметную иронию. Он знал, что я сплю на работе.

— Нет, прошу Вас, господин Секретарь, проходите, — на пухлых губах появилась улыбка. Он прошел в кабинет и сел напротив меня.

— Я оставлю вас, — Кларк бросил в сторону Секретаря короткий взгляд, полный отвращения и ненависти. Если бы я не спал, то по его лицу сразу бы понял, кто решил меня посетить. Проклятье! Я не готов к разговору с Секретарем. Кларк исчез за закрытыми дверьми, и я почувствовал, как к горлу подбирается страх.

— Я принес Вам печальные новости, господин Ё. Сегодня ночью скончался господин Диглан. Врачи были бессильны. Насколько мне известно, он работал в отделе ночных кошмаров, — внутри меня все вскипело от злости. Страх растворялся в гневе. Он так спокойно сообщил о смерти Диглана, будто это не человек вовсе, а предмет обихода,

который сломался и починке не подлежит. Секретарь тщательно подбирает слова, но мы оба слышим одно и то же: «Сегодня ночью мы его убили, старик стал бесполезен».

— Да, — с трудом выцедил я. — Он работал в отделе ночных кошмаров, — его спокойное квадратное и невероятно смазливое лицо еще больше обезобразила фальшивая сочувственная улыбка.

— Могу я получить данные господина Диглана? — несколько секунд я молчал, представляя, как Комар высасывает из Секретаря душу. Всю, без остатка (при условии, что она у него есть).

— Да. Одну минуту, — прикосновением я разбудил ОПИУМ, разделяющий меня и секретаря.

— Основная Панель Инструментов Управления Мастерской приветствует начальника Мастерской Снов и Главного Секретаря, чем могу Вам помочь? — прозрачное стекло загорелось десятками диаграмм, таблиц и списков.

— Приготовь данные работника отдела ночных кошмаров для передачи Главному Секретарю. Имя работника: Диглан, — диаграммы исчезли, уступая место фотографии Диглана и истории всей его жизни в Корпорации «Счастье». Я последний раз взглянул на это доброе лицо, покрытое паутиной морщин. Мертвые белые глаза смотрели мне в самое сердце. До этого момента он был живым доказательством того, что Корпорации не под силу сломать человека, пока он сам не сдаться и не отступит, а теперь мне кажется, что противостоять «Счастье» невозможно.

— Передача данных, — произнесла ОПИУМ. Над правой бровью Секретаря зажегся белый огонек. Всю информацию он переносит на свой чип. В его голове огромное кладбище из тех, кто умер внутри этих стен. Пользуясь этими данными, он продолжает оповещать родственников погибшего, будто он до сих пор жив. Так будет продолжаться до тех пор, пока есть в этом мире кто-то, кто помнит хотя бы имя этого человека, потом же Секретарь просто стирает данные из всех источников, будто умерший и не существовал вовсе.

— Благодарю, господин Ё. Прошу Вас больше ни о чем не беспокоиться и предоставить все эти хлопоты мне, — напоследок он одарил меня еще одной омерзительной улыбкой и направился в сторону выхода. Двери уже открылись, когда он внезапно остановился и обернулся.

— Ах, да! Я чуть было не забыл. Заказ господина Диглана Вы лично должны

предоставить не позднее завтрашнего вечера, — всё это отвращение, которые я испытывал к Секретарю, вновь обратилось в страх. Я должен доделать сон. Не прошло и трех дней с прошлого монтажа, а тут нужно доделать заказ. Не просто заказ, а ночной кошмар!

— Это должен сделать лично, я?! — мне не удалось подавить возмущение в голосе, глаза Секретаря сверкнули. Подобно акуле, учуявшей кровь, он медленно повернулся и подошел к панели. Двери снова закрылись.

— Совершенно верно, Господин Ё. В правилах ясно сказано, что начальник Мастерской Снов должен не только проверять выполненные заказы своих подчиненных, но, в случае неординарной ситуации, выполнить работу самостоятельно. По-моему, несчастный случай, произошедший с Вашим подчиненным, господином Дигланом, подходит под определение «неординарной ситуации», или я не прав? — сияние его глаз, кривая ухмылка, движения его тела, голос, все в нем так и кипит от восторга. Он просто умоляет меня сказать: «Нет, не правы».

— Правы, господин Секретарь. Вы получите заказ к завтрашнему утру. Я обещаю.

— Я рад, что мы пресекли эту проблему до ее основания, — он развернулся и вышел из кабинета. Я закрыл глаза и лбом прильнул к холодной панели. ОПИУМ что-то спрашивала меня, но разобрать слова мне не удавалось. Кажется, что я уже лишился еще одного кусочка души, даже не приступив к монтажу.

***

Все в огне. Глаза разъедает едкий дым. Сквозь пелену слез я вижу в углу темной комнаты два маленьких силуэта, их испуганные лица озаряют яркие взрывы за окном. В ушах звенит от криков и выстрелов, деревянный пол трясется под ногами. И этот ужас — последнее, что Диглан увидел в своей жизни. Все тело бьет сильная дрожь, и я не понимаю — мои это эмоции, или Диглана, или это все из-за ночного кошмара? Все в голове перемешалось.

— Закончи дело, немедленно! Иначе разделишь их участь! — грозный голос, подобно новому взрыву, прозвенел где-то слева. Я повернул голову и увидел, как возле окна в нескольких метрах стоит мужчина в маске. Дуло его пистолета смотрело прямо мне в лицо. Он был самым

спокойным в этой комнате. Со мной такое впервые: я знаю, что это всего лишь сон, знаю его сценарий, и знаю, чем все это кончится, тогда почему же мне так страшно?

— Убей их! — твердая рука с оружием указала в сторону дальнего угла, где сидели две дрожащие тени. Страх и сопротивление не давали сделать ни единого шагу, будто я примерз к этому месту и сойти с него никогда не смогу. Нужно это сделать! Это всего лишь сон, очередной заказ! Это все неправда! Я сделал первый шаг и почувствовал, как пол исчезает из-под ног, делаясь мягким и неровным. Что это? Опустив глаза, в свете очередного взрыва я увидел, что это не пол вовсе, а тело мертвой женщины. Рыжеволосая, бледная и испуганная она остановила свой безумный взгляд на мне. Она была моей женой.

— Мне надоело ждать! — прокричал мужчина в маске. — Считаю до трех! — через три секунды все закончится, это конец сна, я его знаю, но почему же все происходящее так сильно пугает меня?

— Три! — он уже начал обратный отсчет. Я посмотрел на свои руки.

Обе были в крови.

— Два! — левая рука сжимала тяжелый пистолет. Новая очередь взрывов раздалась где-то совсем близко, но теперь она тонула в детских криках.

— Один! — левая рука выпрямилась, пистолет, не моргая, обратил свой взор в сторону дальнего угла.

— Папа, не делай этого! — моя дочка оттолкнула маленького брата. Она сделала шаг в мою сторону. Огонь озарил ее лицо. Как же она похожа на свою маму. Выстрел. Он был громче любого грохота, крика или плача в этом сне. Пистолет, моргнув, выпустил свинцовую слезу прямо в грудь девочки. Она, повернув голову, последний раз посмотрела на своего брата и упала на пол. Маленький мальчик, сквозь плач без конца повторял ее имя, тряс за плечи, но она не просыпалась. Пистолет моргнул во второй раз. Мой сын, у которого впереди была вся жизнь, лег рядом со своей сестрой и заснул навсегда. Вся семья погрузилась в вечный сон. Это была самая длинная секунда в моей жизни. Конец этого кошмара уже близок, надо только дождаться, когда…

Новый хлопок не успел затихнуть, а я уже чувствовал, как пуля ломает череп, проникая в голову. Забавно, но головная боль после похмелья рождает более неприятное чувство, чем то, что появилось, когда свинцовое тельце проникло в мозг. Огненные вспышки перестали быть такими яркими, а мужчина в маске превратился в размытый силуэт.

Ноги подкосились, и я упал. Последнее, что я почувствовал — тепло, которое источало тело моей возлюбленной.

Комар, пропищав, оповестил о завершении работы. Я вынырнул из сна и посмотрел на стеклянный радужный пузырек. Кто-то выпьет это на ночь и ляжет в постель. На его лице будет умиротворенная улыбка, потому что он будет знать, стоит закрыть глаза, и он отправиться в незабываемое путешествие.

Заказчик, кем бы ты ни был, я ненавижу тебя всеми силами моей раненой души. Тебя и этот флакончик с радужной дрянью.

***

Горячая вода вымывала остатки ночного кошмара Диглана из тела. Капли шумно разбивались о пол, пар спрятал меня от зеркал и панелей. Закрыв глаза, я неподвижно стоял, прислонившись спиной к стенке душевой кабины. Сколько уже прошло времени? Час? Два? Может больше? Не знаю. Я не в состоянии сейчас двигаться, разговаривать, даже думать. Необъятную пустоту разбавляет лишь тупая боль где-то в центре груди. Не прошло и недели после заказа для мэра. Я обессилен.

— Господин Ё. Вы пропустили ужин, Вам необходимо поесть, — вода выключилась, и голос системы персонального инспектирования заполнил душевую.

— Я не голоден, — слова давались мне с трудом.

— Это невозможно. После того, как Вы покинули свой кабинет, Вы не потребляли никакой пищи. Прошло уже больше четырнадцати часов. Позвольте мне сделать заказ.

— Нет, — голос был холодным и равнодушным, жаль, что машина не может догадаться о моем состоянии по интонации и выражению лица.

— Может, Вы хотите чего-то острого или сладкого? — как же мне надоела ее глупость. Мы так восхищаемся развитием искусственного интеллекта, который «эволюционирует и прогрессирует» с каждым днем, но, когда дело доходит до эмоциональной составляющей человека — здесь машина бессильна. Рука сама сжалась в кулак и врезалась в противоположную стену.

— С.П.И., оставь меня в покое! Я ничего не хочу, ни сладкого, ни острого, ни соленого, ничего! Мне не нужна твоя забота и твои советы, просто включи воду и не разговаривай со мной! — от собственного

крика в голове возникли ужасные картины из заказа. Я увидел испуганную девочку, которая умоляла отца не убивать их, мужчину, направившего пистолет в мою сторону, далекие взрывы. С.П.И. пребывала в молчании, будто обдумывала и обрабатывала только что полученную, сложную информацию. Неприятная дрожь бежала по коже. Я хотел было повторить сказанное, но надобность в этом отпала. Струи горячей воды прогнали холод и монотонно зашипели, разбиваясь об пол.

***

Не помню, как я добрался до кровати. Была уже поздняя ночь, и когда шум капель начал действовать мне на нервы, я понял, что пора выходить. Вытираться не было сил. Оставляя за собой мокрые следы, я упал в постель и тут же погрузился в беспросветную тьму. Сегодня не было никаких воспоминаний о прошлом, ночных прогулок до Активной Зоны и подглядываний за жизнью Мегаполиса. Стоило мне опустить голову на подушку, как глаза тут же закрылись. Мне казалось, что не прошло и минуты, как прозвенел будильник, и ночная тьма сменилась на пасмурное утро. Нужно отнести заказ Секретарю. Меньше всего на свете я бы хотел сейчас встретиться с ним. Будь моя воля — не покидал бы кровать весь сегодняшний день, да и следующий тоже. Поднявшись, я надел первое, что попалось под руку. Абсолютное безразличие ко всему ничуть не удивляло, напротив, наличие чувств бы поразило до глубины души. С.П.И. не разговаривала со мной. За это я был ей безмерно благодарен. Интересно, надолго ее хватит?

— Доброе утро, Ё, — стоило выйти из комнаты, как я стал частью огромного потока людей, спешившего на ненавистную работу, которая рано или поздно всех нас убьет. Работники «Счастья» с этим давно смирились, но есть еще глупцы, которые считают, будто смерть — явление, которое происходит только с посторонними людьми, а их самих она никогда не коснется. Наивные мечтатели.

Просторный лифт мчался вверх под самую крышу Корпорации. Мало, кто сюда ездит, еще меньше тех, кто ездит сюда по своей воле. На самом последнем этаже здания находится Зона Управления. Доступ к ней имеют только три человека: Секретарь, Госпожа М, и Глава «Счастья», его еще иногда называют Создателем. Диглан рассказывал, что за все время работы он ни разу не видел лица

Создателя, не слышал Его голоса, будто Он не существует вовсе. Мало кто верит, что человек способен всю свою жизнь прожить на последнем этаже здания взаперти.

Двери лифта бесшумно разъехались, и передо мной возник коридор, который не имел никаких разветвлений и вел к единственному входу (выходу). Это кабинет Секретаря. Теоретически, только через него можно попасть в Зону Управления, однако на практике этого никому не удавалось (за исключением самого Секретаря и Госпожи М), да и никому в голову не приходило пытаться пройти туда. Система защиты на последнем этаже настолько серьезна, что тебя уничтожат еще в лифте, если узнают, что ты едешь с дурными намерениями, а они, без сомнения, узнают об этом. Узкий коридор, сканер, подобно тому, что ведет к Зоне приема пищи, следит за каждым движением, измеряя пульс и давление, над дверью в кабинет Секретаря встроен не моргающий интерактивный глаз, который в случае угрозы безопасности испепелит тебя лазером.

Я шел и кожей чувствовал, как система защиты изучает каждую клеточку моего тела. Стены перешептываются друг с другом, внимательно просматривая содержимое стеклянного пузырька, сжатого в моей руке.

— Ожидайте! — грозно приказал мне голос, когда я оказался на пороге кабинета Секретаря. Я остановился, стараясь не замечать пристального взгляда технологического ока, которое шпионит за мной сверху. — Проходите! — двери плавно разъехались, и я вошел в обитель Крысиного Короля. Просторный кабинет с панорамным окном приглашал любопытного зрителя поглазеть на жизнь города. Мебели здесь практически отсутствовала, только два кресла и интерактивная панель между ними. Все внимание было сосредоточенно на двери, которая отличалась от всех остальных в Корпорации. Массивная, вырезанная из красного дерева, она была больше похожа на ворота в средневековый замок. Медная ручка блестела даже в пасмурную погоду. В самом центре был вырезан из золота логотип Корпорации — аноним в цилиндре. Улыбающаяся маска притягивала взгляд и, одновременно, пугала. Он сиял ярче июньского рассвета. Приближаясь к двери, я заметил, как с каждым моим шагом золото логотипа меняет свои оттенки, начиная с алого и заканчивая пурпурным.

— Доброе утро, Господин Ё. Рад Вас видеть, — я остановился

на середине, не в силах оторвать завороженного взгляда от таинственной двери. Я не ощущал какого-то эстетического наслаждения, но понимал, что давно не видел ничего подобного, среди этого технологического серого хлама, который меня окружает. Усилием воли я заставил себя перевести взгляд с двери на Секретаря.

— Я выполнил заказ, — его черные глаза сверкнули при виде пузырька с радугой.

— Очень хорошо, я доволен, Вы выполнили заказ к назначенному сроку, и поэтому… — договорить он не успел. Тишина была нарушена грузным шумом. Дверь, ведущая в Зону Управления, начала открываться. Сердце у меня подскочило к самому горлу. Впервые за все это время я что-то почувствовал. Это был какой-то детский трепет. Подобное испытывают дети в Рождественскую ночь, когда еще не знают, что их ждет елкой. Создатель? Вдруг это он? Я буду первым, кто его увидит. Красное дерево благородно потрескивало, будто приветствуя и объявляя имя идущего. И это…!

— Доброе утро, — женский голос заставил замолчать бормотание старой двери. Она появилась из темноты, вошла в светлый кабинет Секретаря, как к себе домой. Сердце подстраивалось под стук ее каблуков, глаза невольно ловили каждый вздох. Госпожа М. Жена Главы Корпорации «Счастье», его голос, его правая рука, его тень. Она управляет одним из основных отделов Корпорации — Салоном, где клиент может подобрать себе внешность. Неудивительно, что Госпожа М контролирует этот отдел. Ее красота была безграничной и неоспоримой. Никаких изъянов, она словно продукт Корпорации, такая же идеальная и ни с чем несравнимая. Высокая женщина с густыми каштановыми волосами ниже плеч, смуглой ровной кожей, карими глазами в обрамлении черных ресниц, длинными тонкими пальцами и пухлыми красными губами. Каждый изгиб ее тела казался мне искусственным, будто все скульпторы эпохи Возрождения сели вместе и создали ее из куска самого дорого мрамора.

— Доброе, Госпожа М. — Секретарь даже не взглянул на нее. Он во все глаза наблюдал за мной и за моей реакцией. Женщина посмотрела в мою сторону и подарила самую незабываемую улыбку.

— Я не знала, что Вы не один, Кууло, — впервые слышу, чтобы кто- то называл Секретаря по имени. Продолжая смотреть на меня, она подошла к панели и дважды по ней стукнула — Создатель составил

список кандидатов на освободившееся место в Мастерской Снов, ознакомьтесь и, пожалуйста, обратите особое внимание на кандидата под номером одиннадцать, — она слегка скосила глаза в сторону Секретаря и улыбнулась. — Я уже высказала Главе Корпорации свои рекомендации на этот счет.

— Вы это как раз можете обсудить с нашим гостем, пока я пробегусь по списку кандидатов. Госпожа М, это начальник Мастерской Снов, Господин Ё, — собственное имя заставило меня поежиться.

— Такой молодой, а уже начальник! Ваши способности опередили Вас, Господин Ё, я знаю кто Вы и знаю, как любит Ваши работы наш достопочтенный мэр, — ее голос вновь вернул меня в уже полюбившуюся эйфорию. — По какому вопросу Вы к нам заглянули?

— Я принес заказ Господину Секретарю, — она посмотрела на пузырек, стоящий на панели.

— Тот самый, заказ — ночной кошмар? — ее сочувственная фальшь и та была безупречна. Я кивнул. — В таком случае Вы достойны награды, Господин начальник Мастерской. Сегодня же я Вам оформлю недельный отдых. У Вас есть заместитель? — я поверить не мог собственным ушам. Несмотря на ее красоту, Госпожа М — воплощение абсолютного зла. Она жестока и беспощадна. Почему она со мной так мила?

— Да, есть… — договорить я не успел. Секретарь, чья невозмутимость поражала меня, вскочил с кресла и сильно ударился коленом об панель. Его белое лицо и выпученные от страха глаза, не моргая, уставились на Госпожу М.

— Этот список утвержден Создателем? — его голос дрожал, и скрывать он этого не собирался.

— Да, — пропела она. Они стояли неподвижно. Испуганная крыса, зажатая в угол, и анаконда, медленно подбирающаяся к ней.

— Я должен увидеться с ним, — не выдержав ее взгляда, Секретарь отвернулся и направился в сторону огромной двери. Госпожа М хихикнула и вновь обратилась ко мне.

— Вы свободны, господин Ё. Ждите от меня заслуженного отдыха, — я развернулся и вышел прочь из кабинета, пытаясь понять, что же между ними произошло. Он испугался, когда увидел список кандидатов на место Диглана. Какого-то человека под номером одиннадцать. Они оба о нем знают. Кто это? У меня нет ответа на этот вопрос, но одно теперь я знаю точно. Глава Корпорации действительно существует.

***

— Отдыхайте, я наслышана о том, как трудно монтировать сны, Вы заслужили небольшой отпуск, — С.П.И. транслировало голосовое сообщение Госпожи М ее собственным чарующим голосом. — Прошу прощение за ту сцену, свидетелем которой Вы стали, у Главного Секретаря была причина повести себя столь некультурно, он также приносит свои искренние извинения. Было бы очень любезно с Вашей стороны забыть об этом инциденте и не обсуждать его с другими работниками Корпорации. Я рассчитываю на Ваше понимание и сотрудничество. Желаю приятного отдыха, — в конце сообщения она попрощалась. Система персонального инспектирования тут же отключилась. Я до сих пор не разговариваю с ней. Без работы неделя тянулась очень медленно. Я наконец-то вспомнил, что такое безделье, и как оно порой необходимо. За это время в моей голове рождалось и умирало столько разных мыслей и планов. Я рисовал на панели различные фантастические пейзажи, где невиданные планеты мирно уживались с земными цветами и деревьями. К сожалению, ни один из рисунков мне не понравился, панель лишала их чего-то такого, что люди называют чувственностью. В них не было тех неаккуратных штрихов, которые делают картину живой. Панели и программы превращают все в искусственное совершенство. Были бы у меня карандаши и бумага… Достать их не составило бы проблем, но резкая нетерпимость к любым контактам с людьми и машинами мешала мне получить желаемое.

На четвертый день поток мыслей начали сводить меня с ума. Постоянно меняющийся образ Создателя Корпорации совсем перестал иметь что-то схожее с простым человеком, а странное поведение Секретаря стало связано с тем, что он начал медленно превращаться в крысу. Бред какой-то! Мне нужно срочно с кем-нибудь пообщаться. Я поднялся на ноги и случайно наступил на книжку «Маленький Принц», которую дочитал в свой первый день отпуска. На какое-то мгновение я погрузился в бесконечный полет фантазии Антуана де Сент-Экзюпери. Удивительная смесь детской сказки и серьезной философии не оставили меня равнодушным. Нужно будет вернуть книгу обратно в библиотеку, но сначала я пообедаю с Кларком.

Я сунул ноги в кеды и быстрым шагом пошел в сторону Зоны приема пищи. Коридоры и лифты были полны работников «Счастье». Они казались мне

куда более уставшими, чем когда-либо. Я коснулся чипа над правой бровью, чтобы установить соединение со своим другом.

— Любимчик самой Госпожи М. Я думал, ты уже не вспомнишь обо мне, — издевательский, слегка грубый голос Кларка заставил невольно улыбнулся.

— Я тоже рад тебя слышать. Мы можем пообедать? — парень усмехнулся.

До сих пор обедаешь с простыми рабочими? Разве тебя не отправили в Зону Управления? — в этот раз я в голос рассмеялся, чем вызвал неодобрительные взгляды в мою сторону.

— На меня уже люди косятся, — прошептал я.

Высылаю тебе приглашение. Скоро увидимся. — голос Кларка затих в тот момент, когда я вышел из лифта и пошел в сторону последнего коридора, ведущего к Зоне приема пищи. Стоило переступить порог, как я оказался в уютном японском ресторанчике, где сидел Кларк и приветливо мне улыбался. Только сейчас я понял, что мне действительно не хватало его за эти несколько дней, однако должность временно исполняющего обязанности начальника Мастерской Снов не пошла ему на пользу. Внутри что-то оборвалось, когда я увидел его худое лицо и уставшие пустые глаза.

— Паршиво выгляжу, да? — он говорил это, подшучивая над собой, хотя прекрасно знал, что это правда. Я сел напротив него и выбрал мисо суп из предложенного меню.

— Как отдых? Тебе легче, после того заказа? — перед ним появилась порция лапши wok с курицей. Он сделался серьезным и от этого еще более уставшим.

— Отдых пошел мне на пользу, но я до сих пор не могу окончательно избавиться от этого кошмара. Кларк, это было ужасно, я не верю, что кто-то действительно сделал такой заказ.

— Ты же знаешь, что некоторые люди специально заказывают ужасы, чтобы подшутить над своими друзьями или наоборот причинить боль, — для работников Мастерской не секрет, что бывают такие заказчики, которые требуют что-то ужасное с целью отомстить или навредить кому-то. Радужная жидкость не имеет вкуса, ее можно подмешать в еду или напиток, и жертва ничего не почувствует, кроме того, каким бы ужасным сон ни был, человек не проснется раньше, чем истечет срок действия препарата. Он будет мучиться до тех пор, пока сон не закончится.

— Насколько нужно быть жестоким, чтобы заказать такое, — я до сих пор не мог поверить в то, что это было сделано умышленно.

— У тебя есть сомнения на этот счет? — Кларк видел меня насквозь.

— Чтобы создать подобное, нужен очень сильный работник, опытный, но, в то же время, с небольшим количеством заказов. Диглан был стариком, душа которого уже почти ни на что не годилась. Мне кажется безумным верить в то, что монтажником этого кошмара Диглан стал случайно, — Кларк так и не донес лапшу до рта. Он посмотрел на меня и отодвинул тарелку.

— Ты считаешь, что заказ был сделан кем-то, кто хотел убрать Диглана? — сердце от волнения бешено заколотилось.

— Когда я пришел в кабинет Секретаря, Госпожа М показала ему список кандидатов на место Диглана, она сказала обратить внимание на одиннадцатый номер, после чего Секретарь побелел от страха. В голосовом сообщении она просила меня забыть об этой ситуации, но я не могу…

— Ё, остановись! — голос парня стал очень тихим, — Ты невольно стал свидетелем проблемы самого верхнего этажа, это опасно. — Договаривать свою мысль я не стал. Мы оба знаем, как легко можно лишиться жизни внутри этих стен. Однако в голове у меня теперь все зашевелилось, завертелось вокруг цифры одиннадцать.

***

Первое, что я ощутил за все это время, было чувство вины. Да, Госпожа М дала мне отдохнуть, но это не означало, что я не должен приходить в Мастерскую Снов и помогать своим работникам, в особенности Кларку. Он нуждался во мне, а что сделал я — прикрываясь ночным кошмаром, исчез на целую неделю. Это было неправильно!

В последний день отпуска я заставил себя подняться раньше обычного, привести себя в порядок и пойти на работу, а еще я решил «помириться» со С. П. И.

— Если бы я знала, что Вы так разозлитесь на меня в тот день, то я бы позволила Вам пропустить ужин и стала смиренно ждать, когда Вы сами попросите еды, — ее слова вызвали у меня улыбку. — А сейчас позвольте мне Вас просканировать.

— Не притворяйся! Можно подумать, будто ты все это время этого

не делала, — я старался сделать свой голос как можно мягче, чтобы С. П. И. поняла, что я не злюсь. В конце концов, это ее работа.

— Вы ничего насчет сканирования не говорили, — она поняла шутку. Я улыбнулся.

— Каков вердикт?

— На физическом уровне Вы полностью здоровы, также я заметила, что Вы стали чаще улыбаться. Отдых пошел Вам на пользу.

— Спасибо, С.П.И., но с ним покончено, я нужен в Мастерской, — система персонального инспектирования ничего на это не ответила, позволив мне в тишине одеться и отправиться на работу. Возвращаясь в Мастерскую, я испытывал странное ощущение дежавю. Свое первое появление здесь я смутно помню. Все происходившее тогда казалось каким-то затянувшимся ночным кошмаром, восприятие реальности в Корпорации подвергалось мучительному изменению. Все переворачивалось с ног на голову, и вещи, которые мне казались запутанными и сложными, очень быстро становились элементарными. Тот же самый сон стал для меня не больше, чем радуга в стеклянной флаконе.

Вернувшись сюда после отдыха, я чувствовал что-то подобное. Работники казались мне чужими существами, похожими на людей, сенсорные и интерактивные панели — непонятными технологическими приспособлениями, а Комар вовсе стал механическим монстром, высасывающий из людей душу (впрочем, так оно и было).

— Что ты здесь делаешь? — удивленно и радостно воскликнул Кларк, когда я зашел в кабинет. — Я не ждал тебя здесь увидеть раньше завтрашнего дня, — либо мои галлюцинации распространяются и на Кларка, либо он действительно стал выглядеть еще хуже. Надеюсь, что мне все это только кажется.

— Я не должен был оставлять тебя одного, — он сразу услышал вину в моем голосе и поднялся с кресла. — Ночной кошмар Диглана не оправдание так долго отсутствовать и заставлять тебя выполнять мою работу, — его рука опустилась на мое плечо. Улыбка Кларка всегда была чем-то вроде спасательного круга, который не давал утонуть в пучине печали и уныния.

— Ты за три дня выполнил два сложнейших заказа, тебе необходим был отдых. Не смей себя винить за то, что сделал правильный выбор и на время покинул пост начальника. Я бы сделал точно также.

— А я бы тебя в этом поддержал, — он коротко кивнул и хлопнул меня по плечу.

— В таком случае, раз ты здесь, то не путайся под ногами, лучше возьми и проверь заказ. Он только что пришел из отдела «Полет фантазии». ОПИУМ введет тебя в курс дела, — Кларк прыгнул обратно в мое кресло и, быстро скользя пальцами по панели, вывел на экран описание сновидения.

— Основная Панель Инструментов Управления Мастерской приветствует начальника Мастерской Снов. Как прошел Ваш отдых? — не отрываясь от чтения описания заказа, я улыбнулся.

— Привет, ОПИУМ, все прошло отлично, готов приступить к работе, — сидя в кресле напротив, я невольно заметил, что Кларк отлично смотрится в роли начальника, такой серьезный и сосредоточенный, как это на него не похоже.

— Сон 2701 готов к проверке, — из подлокотника появилась маленькая бутылочка. Я открыл ее и сделал небольшой глоток.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 373