электронная
234
печатная A5
391
16+
Маскарад

Бесплатный фрагмент - Маскарад

Объем:
298 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9679-2
электронная
от 234
печатная A5
от 391

Конечно, Даша прекрасно понимала, что открывать гостиницу в столь безлюдном месте — далеко не лучшая идея, однако что ещё делать с неожиданно обрушившимся наследством в виде захиревшей дворянской усадьбы, она не знала. Дом девушка нашла вполне пригодным для жизни, и хоть он и был сильно запущен, в целом позволял взирать на себя с оптимизмом, а вот о роскошном некогда парке сказать этого было нельзя. Старые деревья давно развалились, оставив после себя недружные молодые побеги, декоративные кусты разрослись настолько, что многие дорожки просто прекратили своё существование, а древние пруды, в настоящее время покрытые тонким льдом и снегом, превратились почти в болота.

Новоявленная хозяйка догадывалась, что вложить в восстановление усадьбы придётся сумму поистине невообразимую, однако, вопреки советам близких, расставаться с недвижимостью упорно не хотела. Двоюродная тётушка, написавшая столь удачное завещание, ясно дала понять, что желает, чтобы её имущество пребывало в первозданном виде, а именно — в рабочем состоянии, в былой роскоши и помпезности. Даша родственницу почти не помнила, но считала своим долгом претворить её мечты в жизнь и потому потратила два последних года на восстановление части дома — о том, чтобы привести его в порядок целиком, пока не могло быть и речи.

В результате несколько комнат приобрели вполне приличный вид, внизу появились стойка регистрации, уютная столовая и симпатичная веранда, на которой было очень приятно завтракать. Дело оставалось за клиентами. Поскольку усадьбу окружал лес и достопримечательностей поблизости не наблюдалось, народ попросту не ехал, и как популяризировать маршрут, было совершенно непонятно.

Единственным, на что девушка могла сделать упор в своих рекламных объявлениях, был небольшой святой источник, который нет-нет да и посещали паломники, но к несчастью, путешествовали они в составе экскурсий и организаторы о ночлеге и других удобствах уже позаботились. Разумеется, Даша неоднократно предлагала им свои услуги, однако, как выяснилось, ворваться на рынок с неподготовленным проектом и скудными исходными данными практически невозможно. Тем не менее она не отчаивалась, всерьёз считала, что рано или поздно ей непременно улыбнётся удача, и потихоньку приводила в порядок остальные помещения.

Именно мелким ремонтом девушка и занималась в тот момент, когда услышала за спиной вежливое покашливание. Поскольку Даша точно знала, что находится в усадьбе одна, никаких приятных ассоциаций звук у неё не вызвал — она вздрогнула, оступилась и едва не полетела со стремянки. Оборачиваться ужасно не хотелось, и девушка даже решила списать покашливание на зарождающиеся галлюцинации, вызванные вынужденным затворничеством, но приятный мужской голос эти подозрения развеял:

— Простите, не хотел вас напугать, — покаянно произнёс он. — Дверь была открыта…

— А ворота — нет, — буркнула девушка. — Хоть бы в косяк постучали приличия ради. Усадьба — частная собственность, посторонним сюда нельзя. Если хотите осмотреться, придётся снять номер.

— Я, собственно, за этим и приехал.

— Правда?! — Она всё-таки не удержалась и спланировала на пол. — Ой, извините, я думала, вы из местных, народ сюда иногда забредает от безделья… На сколько планируете остановиться?

— На две ночи. Это возможно?

— Конечно! То есть это… Вы не предупреждали о своём визите, так что мне нужно свериться с журналом. Не знаю, есть ли у нас сейчас свободные номера.

По его ироничной улыбке Даша поняла, что слегка переборщила, но идти на попятную было поздно.

— У нас сезон, всё забронировано.

— Сезон? — явно не поверил клиент. — До конца декабря ещё далеко.

— Сразу видно, что вы неверующий, — закатила глаза девушка. — Знаете, сколько в это время церковных праздников?

— Нет, — улыбнулся он. — А вы?

— Я, честно говоря, тоже. Но народ сюда валом валит: у нас здесь недалеко знаменитый святой источник… Он, кстати, зимой не замерзает, обязательно сходите.

— Ну не знаю, если я не смогу у вас остаться, мне придётся искать другое место ночлега…

Он откровенно издевался, но Даша была так рада, что даже не стала обижаться. Ещё бы — первый клиент! Наконец-то попёрло! А родственники твердили, что ничего не получится, советовали как можно скорее избавиться от запущенной недвижимости, смеялись, когда она взялась за восстановление…

— У вас будет первый номер, — деловито сказала девушка. — Повезло: в ближайшие два дня он как раз свободен. Завтрак в стоимость включать?

— Да, пожалуйста.

Только сейчас, немного отойдя от шока, хозяйка усадьбы смогла разглядеть своего первого постояльца. Был он высокий, спортивный и чересчур привлекательный, одет в короткую дублёнку, серый деловой костюм и белоснежную рубашку, каштановые волосы косой чёлкой падали на лоб, слегка залезая в глаза — светлые и какие-то прозрачные. Даша, за последние два года видевшая исключительно местных мужиков, жаждущих плёвой работы за приличную оплату, едва не прослезилась.

— Я должна вас сфотографировать, — сказала она, протягивая ему ключ от номера.

— Это ещё зачем?

— Потому что вы первый… В общем, у нас так принято. Давайте паспорт.

— А я его потерял, — развёл руками мужчина. — Пишите: Ермаков Андрей Александрович.

— Тогда справку из полиции, — не сдавалась девушка.

— Мне её ещё не дали.

— Это как? — округлила глаза Даша.

— Очень просто. Вы что, не знаете, как у них всё делается? Да бросьте, не превращайтесь в часть бюрократической машины, я же не на работу устраиваюсь.

Даша сухо кивнула, записала его данные и проводила до номера, в котором было довольно холодно. Пообещав в кратчайшие сроки недостаток устранить, девушка притащила с чердака два обогревателя и уточнила, что гость предпочитает на завтрак. После этого она отправилась заполнять журнал (компьютер предусмотрен не был), а затем опять заглянула в первый номер, чтобы удостовериться, что у клиента всё в порядке, но его там не оказалось. Вещи были аккуратно разложены в шкафу, обувь стояла у двери, на столе устроился современный ноутбук, однако владелец добра куда-то запропастился. Подивившись тому, что постоялец сумел просочиться мимо неё, девушка пожала плечами и, обрадованная нежданной удачей, с воодушевлением вернулась к ремонту.

Вскоре работу снова пришлось прервать, но на этот раз по более привычной причине: в усадьбу заглянула Ульяна — подруга и в некотором смысле коллега, проживающая в деревне, которая располагалась километрах в восьми от Дашиного наследства. Изредка она приходила помогать с реставрацией, взамен получая бесценный опыт и пропитание.

— У меня гость! — ликующим шёпотом поделилась Даша.

— Настоящий?

— Сама посмотри. — Девушка схватила подругу за руку и потащила к первому номеру. Ульяна оценивающе присвистнула.

— Судя по шмоткам, неплохой экземпляр. А в его вещах ты уже копалась?

— Вот ещё. Мне нужно, чтобы он здесь задержался, а не наоборот.

— Хочешь, чтоб задержался — переоденься. — Подруга окинула выразительным взглядом её рабочий комбинезон и измазанную белой краской майку на два размера больше нужного. — Ты не хозяйка элитной гостиницы, а злой прораб, от которого все разбежались… Ой, то есть красить сегодня нельзя? — Её лицо разочарованно вытянулось.

— Лучше не надо. Но твои таланты мне всё равно пригодятся. Побудь гостем номер два.

— Это как?

— Нужно создать ажиотаж, показать, что моя усадьба пользуется спросом — может, он друзьям своим порекомендует…

— С тебя ужин и гардероб, — повеселела Ульяна. — Не могу же я в одних и тех же шмотках перед ним расхаживать. Слушай, а он наличными заплатил или картой?

— Наличными, а что?

— Значит, деньги водятся, — неизвестно с чего сделала вывод подруга. — Он хоть симпатичный?

— Вполне, — тоскливо вздохнула Даша.

— А не женат, случайно?

— Свой паспорт он от меня утаил, так что не в курсе. И прошу иметь в виду, что здесь тебе не дом свиданий, а образцовый исторический объект практически всероссийского значения.

— Самой понравился, да?

— Да, — мрачновато призналась девушка. — Будь я помоложе и понаглее…

— То есть как я.

— Ты младше всего на год. — Даша скорчила презрительную мину, но поскольку ссориться было не с руки, моментально подобрела. — Забирай его, если хочешь. Всё равно он какой-то мутный: паспорта нет, чего припёрся — непонятно.

— Может, его святой источник заинтересовал?

— Ну так иди проверь. Наверняка купается там, ага.

Ульяна замолчала, размышляя, потом взяла лыжи, на которых пришла, и, кивнув подруге, направилась к выходу.

— Пойду гляну — может, и правда купается. Не знаю как ты, а я из полуголых мужиков в последнее время только деда видела.

Даша фыркнула, подивившись чужой наивности, и вернулась к работе. До вечера её никто не отвлекал, и девушке удалось закончить с позолотой верхней части камина, на которую ушло больше месяца. В действительности в ремонтных работах она мало что смыслила и набиралась опыта, попутно набивая многочисленные шишки, однако дело постепенно продвигалось, и с каждой новой комнатой Даша чувствовала себя всё увереннее.

Первой возвратилась Ульяна — уставшая и разочарованная, зато с целым чемоданом вещей. Прикинув, какой крюк ей пришлось сделать, чтобы заскочить за одеждой, хозяйка усадьбы ужаснулась и принялась отпаивать подругу чаем.

— Подумала, что твоё барахло давно вышло из моды, — слегка задыхаясь, пожаловалась Ульяна. — Всё-таки мужик только из цивилизации, пусть видит, что у нас здесь не глухая деревня.

— Здесь — глухой лес. Ты что, всерьёз на что-то надеешься?

— Надеюсь я на себя и ещё на то, что любимая подруга не станет мешать моему счастью.

В этот момент дверь негромко хлопнула, и показался Андрей Александрович. Был он какой-то раздосадованный, чуть поникший, но по-прежнему сногсшибательный. Ульяна при виде гостя издала слабый вздох, опрокинула на себя чай и подскочила от боли.

— Вы в порядке?

Мужчина моментально оказался рядом и помог ей промокнуть салфеткой пострадавший джемпер. Даша украдкой закатила глаза, отдавая должное везению подруги, и с некоторой язвительностью подсказала:

— Иди… То есть идите, Ульяна Дмитриевна, переоденьтесь, нельзя же в мокром сидеть.

Подруга обрадованно закивала, исчезла во втором номере и вернулась буквально через минуту — в кружевной блузке с неприличным декольте и крошечном клочке ткани, отдалённо напоминавшем юбку. От лыжных ботинок она так и не избавилась, поэтому смотрелась довольно комично, однако нужное впечатление, похоже, произвела.

— Не замёрзнете? — Андрей с интересом окинул взглядом её наряд, особенно задержавшись на юбке.

— Мне всегда жарко. — Ульяна томно закатила глаза, и Даша чуть не прыснула со смеху. Такой подругу она видела впервые. Должно быть, долгое отсутствие мужского внимания кого угодно может довести до отчаяния. — А вы здесь надолго?

— На пару дней, — охотно поддержал разговор Андрей. — А вы?

— И я тоже, — расплылась в улыбке Ульяна. — Уже видели что-нибудь из достопримечательностей? Или вы по делу?

— По работе. Но на достопримечательности с удовольствием посмотрю.

Он подвинулся ближе, и Даша начала паниковать: подруга сейчас доиграется до того, что потом не выпутается — постоялец явно не против более близкого знакомства, но вряд ли воспринимает девушку всерьёз. Хотя, может, ей этого и надо.

— Ужин через час, — ледяным тоном просветила хозяйка, после чего удалилась на кухню, решив оставить их наедине. В конце концов, лезть с советами и нравоучениями в чужую личную жизнь — дело неблагодарное: в любом случае будешь виновата. В том, что слегка ревнует, она ни за что себе не призналась бы.

На ужин девушка приготовила рис и немного мяса. Поинтересоваться предпочтениями Андрея она нужным не посчитала, а Ульяну баловать не собиралась, тем более что та уверяла, будто сидит на строжайшей диете. Несмотря на простую скромную еду, гости остались довольны, а Даша раздражённо подумала, что могла бы и вовсе их не кормить — всё равно эти двое заняты только друг другом.

После трапезы постояльцы устроились у того самого отреставрированного наконец камина, который, правда, пока не работал, и принялись увлечённо болтать. Немного побуравив их тяжёлым взглядом, хозяйка убрала со стола, вымыла посуду и отправилась к себе. Жила она в огромном помещении, где намеревалась однажды сделать номер люкс, однако в данный момент об элитарности комнаты ничто не говорило. Обои полностью отсутствовали, из мебели имелось только самое необходимое, по полу гулял сильнейший сквозняк, причину которого Дарья никак не могла найти.

Зато множество минусов перевешивал один серьёзный плюс: потолок был расписан оригинальным орнаментом, где умещались диковинные птицы, остролистые ветви деревьев, розовые облака и нежные лики малолетних ангелов. На всё это великолепие девушка могла любоваться часами, снова и снова находя в нём что-то яркое и необычное. Кровать она поставила прямо посередине, в лучшей точке обзора, и хотя зимой испытывала весьма неприятные ощущения от загулявшего в стенах ветра, считала, что место дислокации выбрала идеально.

Неприкаянно побродив из угла в угол, Даша уселась на старый, местами протёртый пуфик и взяла в руки недочитанную книгу. Заканчивать её сейчас не хотелось, но думать о том, что подруга делает всё возможное, чтобы отдых в усадьбе запомнился Андрею навсегда, желания тоже не было.

Заснула она незаметно, на том же пуфике — прислонившись спиной к торцу платяного шкафа и так и не решив, как следует относиться к выходке Ульяны. С одной стороны, та ведёт себя совершенно неподобающе, с другой — очень старается, чтобы клиент остался доволен. Может, и правда порекомендует усадьбу своим знакомым…

                                        ***

К утру девушка замёрзла и, пытаясь принять более удобную позу, свалилась на пол, чем доставила немало проблем и себе, и обитательнице второго номера, находившегося прямо под её комнатой. Через некоторое время явилась угрюмая Ульяна, разбуженная громкой вознёй. Подруга куталась в широкий шарф, накинутый поверх шёлковой ночной рубашки до пят, и на мир смотрела без вчерашнего оптимизма.

— Ты что, на полу спала?

— А ты — у себя? — передразнила Даша.

— Он оказался каким-то нудным, — буркнула она. — Всё расспрашивал про эти места, людей, тебя с твоим скудным бизнесом…

— Про меня?

— Как ни странно, — мрачновато кивнула Ульяна. — Не понимаю, что он в тебе нашёл, но если бы ты приложила хоть немного усилий… В общем, можешь считать его своим, я такого мужика не выдержу.

— А мне, значит, нормально? — разозлилась девушка. — Хоть понимаешь, что он подумал о моей гостинице? Уж если взялась окучивать постояльца, делала бы это до конца, чтоб ему всё понравилось.

— Я тебе кто? — в свою очередь возмутилась подруга. — Если намереваешься сделать из усадьбы вертеп, так и скажи, но меня в это впутывать не надо. Нашла тоже мне…

Даша издала тихое рычание, но развивать тему не стала: в конце концов, Ульяна просто не в духе. Постигшим её разочарованием вполне объясняется и нежелание признавать свои ошибки, и некоторое хамство. Очень любопытно, что сейчас думает Андрей.

Вспомнив о постояльце, девушка взглянула на часы и в ужасе вздрогнула: до завтрака оставалось всего пятнадцать минут, а о том, что можно приготовить за это время, она не имела ни малейшего понятия.

— Марш на кухню! — приказала она Ульяне. — Мне ещё переодеться надо.

— Почему сразу я?

Даша скорчила такую мину, что желание препираться и задавать уточняющие вопросы у её подруги моментально пропало. Наскоро сделав несколько сэндвичей, Ульяна принялась заваривать кофе, но поскольку навыком владела не в полной мере, ничего хорошего из этого не получилось. Немного погодя, ей на помощь пришла хозяйка, обеспечившая к завтраку манную кашу и шоколадные хлопья, однако Андрей всё не появлялся.

— Сколько можно спать? — недовольно буркнула Дарья. — Сейчас ведь остынет всё.

— Ну сходи толкни его.

— А это нормально? — заволновалась девушка. — Всё-таки я должна предоставить ему максимальный комфорт.

— А я не должна.

Ульяна, которой ужасно хотелось есть, слезла со стула, прошествовала к первому номеру и принялась распевать весёлый мотивчик. Поскольку никакой пользы это не принесло, она прибавила громкости и уже собиралась скакать, постукивая поварёшкой о кастрюлю, когда дверь тихонько приоткрылась.

— Доброе утро! — обрадовались девушки, но ответа не последовало.

Решив, что гость пока не вполне готов выйти к людям, Даша дала ему ещё немного времени, однако через пять минут, за которые из номера так и не донеслось ни звука, заволновалась.

— У вас там всё в порядке? Может, помочь чем?

— По-моему, он тебя так вызывает, — ехидно шепнула Ульяна. — Зачем ты напялила этот свитер, попросила бы у меня чего-нибудь поприличнее…

— Опять ты за своё, — поморщилась хозяйка. Она приблизилась к номеру и, учтиво постучав в косяк, повторила вопрос, после чего решительно распахнула дверь. — Простите, у нас тут завтрак…

Продолжить девушка не смогла, потому что напрочь остолбенела. Андрей лежал на кровати с закрытыми глазами и редким умиротворением на лице. В этом не было бы ничего необычного, но Даша сразу ощутила, как тёмный холод стремительно вползает в сердце, оставляя за собой след чего-то нехорошего и жуткого. То, что постоялец мёртв, она поняла почти сразу, ещё до того, как влекомая неясным притяжением, подошла к нему и дотронулась до ледяного плеча.

— Ну что там? — донеслось из коридора.

Как во сне, Дарья прошествовала к двери, прикрыла её, защищая покойника от посторонних глаз, и снова вернулась к его изголовью. Всё ещё не веря, что это происходит с ней, девушка схватила со стола его телефон и принялась набирать номер скорой, однако моментально остановилась.

Что теперь будет с её усадьбой? Дела и так, мягко говоря, не шли, а теперь, после того как единственный постоялец скончался в первую же ночь, о гостинице поползут дурные слухи, и её будут за километр обходить. Интересно, почему он умер? Если смерть естественная, ещё ничего, а вот зачасти сюда полиция…

— Как это неестественная? — вслух возмутилась хозяйка.

Она резко откинула одеяло и с некоторым отвращением принялась осматривать мертвеца. Заметных ран на нём не было, шрамы казались очень старыми, а бледность кожи почему-то наоборот — почти свежей. С трудом перевернув его на живот, девушка обнаружила симпатичную татуировку в виде черепа, из которого торчали игральные карты, и, убедившись, что ничего, способного лишить жизни, нет и здесь, переместила труп в исходное положение. Теперь нужно решить, что делать дальше.

Врачи ему уже не помогут, полиция — тем более. А вот защитить свой бизнес она пока ещё может. Надо всего лишь избавиться от тела и сделать соответствующую запись о том, что Андрей покинул усадьбу поздно вечером и по собственному желанию. Есть только одна загвоздка.

Ульяна торчала в столовой, уминая кашу и запивая её ароматным чаем. О случившемся она явно не подозревала, и оповещать её совершенно не хотелось.

— Как там Андрей? — улыбнулась девушка, заметив подругу.

— Ну что тебе сказать… Возможно, ему сейчас лучше, чем нам.

Ульяна непонимающе приподняла брови и сделала большой глоток.

— Намекаешь, что ему здесь нравится?

— Не совсем. — Собравшись с силами, Даша тяжело вздохнула и, зажмурившись, выпалила: — Он мёртв. Только не надо спрашивать, что случилось — сама не знаю.

Рот Ульяны удивлённо открылся, глаза распахнулись, ложка рухнула в кашу, которая мелкими брызгами осела на волосах хозяйки.

— Врёшь!

— Иди посмотри.

Девушка устало опустилась на стул и жестом предложила подруге лично удостовериться в смерти постояльца. Через некоторое время из номера послышался слабый вскрик, и Ульяна, пятясь, вернулась в столовую.

— Чего это он, а?

— Наверное, не выдержал твоего отказа, — угрюмо съязвила Даша, залпом опрокидывая в себя полкофейника. — Надо решать, что с ним делать. Ты ведь мне подруга, да?

Ульяна машинально кивнула, потом, что-то поняв, отчаянно замотала головой и, окончательно смешавшись, замерла.

— Надо от него избавиться.

— Ну уж нет.

— И что ты предлагаешь? Ему уже без разницы, а я лишусь всего, что имею.

— Но нельзя же так… — Ульяна в отчаянии опустила голову на руки и неожиданно сказала: — У него наверняка есть родственники, мы обязаны им сообщить.

Даша, поразмыслив, угрюмо кивнула и снова отправилась в номер, где без зазрения совести залезла в его мобильный и принялась просматривать контакты. Таковых набралось всего несколько, и судя по тому, что обозначены люди были лишь фамилиями, родственниками усопшему они не приходились.

— Ничем не могу помочь, — с радостью объявила Дарья вмиг скисшей подруге. — Не думаю, что у него были близкие. По крайней мере, связи он с ними не поддерживал. Ну так что?

— Куда ты его денешь? Зима же, землю не раскопаешь.

— Зато у меня под боком чудесные пруды. Лёд там только наметился, пробить — не проблема.

— А если всплывёт по весне?

— Ну вот тогда и родственникам сообщат. Нам главное — сделать так, чтобы он из гостиницы «ушёл», а что там с ним дальше приключилось…

— Шмотки его тоже утопим? — с какой-то странной интонацией спросила подруга. — Мне просто ноут нужен…

— Совсем обалдела?

— Это не я собираюсь избавиться от трупа. В общем, хочешь, чтобы я помогала — откупайся.

— С такими запросами я и тебя утоплю, — буркнула Даша. — Неужели не понятно, что по этому ноутбуку нас и вычислят?

— Кто вычислит? Раз близких людей нет — значит, и искать особо не будут. И потом, он же мог элементарно его забыть или подарить мне.

— За ночь любви?

— Пусть даже так, — вспыхнула Ульяна. — Это не запрещено, а ноут позарез нужен.

— Зачем?

— Я художница, — напомнила подруга. — Мне необходимо работать с графическими редакторами.

— В данный момент твоя единственная работа — реставрация некоторых фрагментов усадьбы. Насколько я знаю, для этого компьютер не…

— Пока мы тут спорим, он там разлагается.

Девушки одновременно посмотрели в сторону первого номера и переглянулись.

— Схожу за тележкой, — сказала Ульяна. — А ты пока одень его, что ли. Не мог же он от нас в трусах уйти.

Даша покладисто кивнула и отправилась наряжать покойника. Занятие это было не из приятных: ледяное тело категорически не желало подчиняться и явно было тяжелее, чем казалось на первый взгляд. Кое-как натянув на Андрея джемпер и брюки, девушка принялась запихивать его ноги в ботинки и только тогда испытала настоящий страх.

— Взгляни на его обувь, — чуть заикаясь, сказала она вернувшейся подруге.

— Дорогая, чёрт побери.

— Дура, я не об этом. Разве можно в таких переть с электрички через зимний лес?

Ульяна внимательно осмотрела ботинки, поковыряла их ногтем и нахмурилась.

— Нельзя. Он бы давно скопытился от холода. Ой, кстати…

— Мне плевать, от чего он помер! Где тачка?

— Я не видела, — пожала плечами подруга. — Может, его подбросили?

— И этот подбросивший прекрасно знает, где он остановился, — позеленела Даша.

— Ну и что? Мы ведь и не скрываем, правда? Да, был постоялец. Снял номер на пару дней, но вечером вдруг собрался и свалил, забыв компьютер. Мы, как честные девушки, о находке позаботились…

— В отличие от гостя. — Она с трудом свалила тело с кровати и, подхватив под мышки, потащила к тележке. — Может, поможешь?

Ульяна нехотя взялась за ноги, но толку от её потуг было немного. Затолкав труп в тележку, девушки выдохнули, решив, что с самым трудным покончено, и неспешно покатили Андрея к прудам, каскадом сиявшим позади усадьбы. Лёд едва тронул поверхность воды, снега кругом было видимо-невидимо, зимнее небо светилось особенной дымчатой голубизной, и в целом погода очень располагала к небольшой прогулке.

— Вот уж не думала я… — угрюмо начала Ульяна, но тут же замолчала, с ужасом уставившись вдаль. — Эт-то ещё что?

Приглядевшись, Даша заметила одинокий чёрный джип, почти не выделявшийся на фоне елей.

— А вот и тачка, — мрачно констатировала она. — Тебе только ноут нужен?

— Нет, — просияла Ульяна. — Слушай, у нас в деревне один умелец есть, запросто разберёт эту красоту на запчасти…

— А потом ты будешь торговать ими на местном рынке? — зло уточнила хозяйка усадьбы. — Тебе на свободе плохо, что ли? Иди отгони машину куда-нибудь подальше, а я пока тут закончу.

— Почему я?

— Ты лучше знаешь окрестности.

— А ты надеешься, что если нас заметут, в тачке будут только мои следы.

— Вовсе нет, — искренне возмутилась Даша, которой это и в голову не приходило. — Какие ещё следы?

— А мне почём знать? В общем, с машиной разбирайся сама, на это я не подписывалась. — Она взяла тележку за ручки и деловито покатила к пруду. — Постарайся не оставлять там ДНК!

— Это не рыдать, что ли?

— И не плеваться.

Даша, усмехнувшись, покачала головой и двинулась к джипу, в душе даже немного радуясь, что не будет наблюдать за тем, как Андрея сгружают в пруд. Где-то на полпути девушка поняла, что у неё нет ключей. А пройдя ещё немного, обнаружила отсутствие необходимости перегонять машину: ведь если постоялец и правда однажды всплывёт, полиция, не увидев его верного коня, сразу поймёт, что дело нечисто.

Тем не менее она всё же решила дойти до джипа, чтобы предоставить подруге полную свободу действий: не захотела связываться с автомобилем — пусть избавляется от тела, надо же как-то ноутбук отрабатывать. Слегка повеселев, Даша принялась насвистывать популярный мотивчик и вскоре достигла колеи, проложенной джипом в глубоком снегу.

— Простите, вы мне не поможете?

От неожиданности девушка едва не бросилась бежать, но вовремя остановилась, не желая навлекать на себя подозрения. Из джипа выбрался молодой мужчина, одетый немногим хуже Андрея накануне. Был он высок, спортивен и брутален.

«То-то Улька обрадуется», — язвительно пронеслось в голове у Даши, которая всего сутки назад не меньше порадовалась бы сама.

— У вас что-то случилось?

— Заблудился, — развёл руками мужчина. — Что у вас за местность такая, ни одного указателя.

— Медведям они не нужны, — нервно пошутила девушка, и он явно напрягся. — Куда вы едете?

— Говорят, здесь есть одна гостиница… В усадьбе или вроде того. Это не она виднеется?

Даша едва не перекрестилась.

— И что, вы хотите там остановиться? — недоверчиво спросила она.

— Да, на пару дней.

Лицо девушки вытянулось с таким изумлением, что он заподозрил неладное.

— Только не говорите, что сейчас не сезон и гостиница закрыта. Не ночевать же мне в машине.

— Нет, отчего же. Пойдёмте.

Дивясь количеству клиентов, Даша провела нового постояльца внутрь, выдала ему ключ от первого номера и, попросив мужчину подождать, наскоро провела в нём лёгкую уборку. Конечно, можно было выделить и другую комнату, но эта уже была прогрета, требовалось только бельё сменить.

— Давайте паспорт.

— Его украли на днях.

— Да что вы? — скрипнула зубами хозяйка усадьбы.

— В такое время живём, — развёл руками мужчина.

— А права?

— Тоже, — не сдавался он. — В одном месте лежали. Да бросьте, это ведь сущая формальность.

Вскоре вернулась Ульяна — недовольная и оставляющая за собой мокрые следы. Сначала Дарья решила, что виной всему подтаявший снег, но очень быстро стало понятно, что дело не в этом.

— Сукин сын меня чуть с собой не утащил, — пожаловалась подруга, на ходу стягивая ботинок.

— Сопротивлялся? — одними губами прошептала хозяйка.

— Вот увидишь, я теперь тоже сдохну. Или ноги лишусь. Слушай, а от обморожения бывает гангрена?

— Как-то не интересовалась. Зато знаю, что тебе согреет душу.

Она глазами указала на дверь номера, из которого как раз выходил новый гость. Ульяна тихо охнула и принялась украдкой натягивать ботинок обратно.

— Ты что?

— Не могу же я при мужчине в одном носке.

Манёвр постоялец всё-таки заметил, окинул Ульяну оценивающим взглядом и неожиданно усмехнулся.

— Вам помочь?

— Не стоит, — буркнула девушка и сразу перешла к делу: — Как у вас со здоровьем?

— Да вроде ничего, — слегка ошалело отозвался мужчина.

— Вроде или ничего? Сердце давно проверяли?

— Я как-то не жалуюсь.

— А это дело такое — пока гром не грянет…

Даша толкнула её локтем и очаровательно улыбнулась клиенту.

— Мы очень заботимся о самочувствии наших гостей. Позвольте вам представить Ульяну Дмитриевну, специалиста по… э…

— Медитации, — влезла подруга, которая действительно увлекалась йогой. — Первые два занятия — за счёт заведения, мы работаем для нового качества вашей жизни.

— Или смерти, — еле слышно добавила хозяйка, пока постоялец благодушно кивал.

Ульяна, избавившись-таки от заледеневшей обуви, принялась рассказывать гостю о местной истории, святом источнике и уникальной экологии. Стараясь не думать о том, что последняя теперь несколько подпорчена трупом, Даша вернулась к ремонту, за которым и провела весь день. За клиентом она особенно не следила, но видела, что пару раз он отъезжал в неизвестном направлении, а остальное время посвящал общению с расцветавшим на глазах специалистом по медитации. Забеспокоившись о том, что подруга снова попадёт впросак, девушка попыталась слегка остудить её пыл, но совершенно в этом не преуспела. Оставалось только радоваться, что постояльцев не так уж много и Ульяне не приходится разрываться между несколькими мужчинами.

                                        ***

Утром следующего дня случилась неприятность. С некоторой опаской зайдя в первый номер, чтобы уточнить, что дражайший клиент желает на завтрак, Даша обнаружила уже знакомую картину: мужчина лежал с выражением полнейшего спокойствия на лице, не шевелился и признаков жизни не подавал.

Вскрикнув, девушка выронила поднос, попятилась, покинув номер, и, судорожно всхлипывая, сползла по стене. Пережить произошедшее в первый раз ей помог прилив адреналина, однако сейчас ничего, кроме шока и усталости, она не испытывала. Сколько Даша просидела не двигаясь, она не знала, но именно в таким положении её обнаружила Ульяна, спустя какое-то время выглянувшая в коридор.

— Опять? — с подозрением спросила подруга. — Ни за что не поверю, такого не бывает.

Она решительно зашла в номер, потрясла покойника за плечо и, тихонько взвыв, присоединилась к хозяйке усадьбы.

— Да что с ними такое?

— А этот тебе понравился? — из интереса спросила Даша, начиная постепенно приходить в себя. Присутствие Ульяны внушало некоторый оптимизм: по крайней мере, мор настигает только представителей мужского пола, за собственную жизнь можно не беспокоиться.

— Ещё как, — философски вздохнула подруга. — Даже подумывала отвалить с ним в счастливое завтра.

— На сияющем джипе?

— Тачку тоже будем топить? Я не уверена, что у пруда достаточно глубины. Ещё не хватало, чтоб во время засухи крыша торчала.

Она поднялась, вернулась в номер и, пошарив в вещах усопшего, достала его мобильный.

— Слушай, — немного поковырявшись в нём, сказала Ульяна, — здесь вообще ни одного контакта. Как будто он телефон только что купил.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 234
печатная A5
от 391