электронная
180
печатная A5
292
16+
Марсианская терапия

Бесплатный фрагмент - Марсианская терапия

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-7481-2
электронная
от 180
печатная A5
от 292

Комедия с элементами фантастики в 2-х частях

Автор сценария — Кудимов Евгений

Автор идеи — Кудимова Светлана

Москва 2009

Действующие лица

1. Курочкин Павел, младший научный сотрудник

2. Ломов Виктор, слесарь-водопроводчик

3. Виктория Бабкина, бизнес-леди

4. Нина Бабочкина, местная путана

5. Инопланетянин-марсианин Пью 2.00

6. Инопланетянка-марсианка Гру 1.2.3

7. Алла Пойлова, барменша

8. Бухарин Лева, завсегдатай и дебошир в баре

Часть 1

Сцена 1

Холостяцкая квартира Курочкина. Скромная обстановка: стол письменный, шкаф с книгами, диван, обеденный стол. Курочкин с отрешенным видом стоит на письменном столе с веревкой в руках. Сооружает петлю, перекидывает веревку через люстру, проверяет ее прочность.

Раздается звонок в дверь. Курочкин вздрагивает от неожиданности и едва не падает со стола.

Курочкин (с надрывом в голосе) — Боже мой, что за день сегодня выдался! И повеситься спокойно не дадут!

Неохотно слезает со стола, оставив веревку с петлей на люстре, и открывает дверь.

В квартиру радостно вваливается его сосед, местный алкоголик, он же слесарь-водопроводчик Виктор Ломов (в общении с окружением просто Витек) с двумя бутылками водки, банкой огурцов и двумя банками кильки в томатном соусе.

Ломов — Здорово, сосед! Решил к тебе заскочить на полчасика, раздавить вместе по банке. Надо срочно обмыть мою последнюю халтуру.

(вываливает все на обеденный стол)

Душа горит, а выпить не с кем. Веришь? Напарник вторую неделю на больничном, а местная публика нос воротит. Некоторые сволочи даже не здороваются. А трубы-то горят…

Курочкин (несколько опешив от напора соседа) — Вы знаете, я, честно говоря, сейчас… как это сказать…

(мнется) хм, хм, немножко занят.

Надо довести до конца (смотрит на петлю) одно дело…

Давайте лучше завтра…

Ломов — Ты что, старик? С ума спятил? Какие могут быть дела, когда водка уже на столе? Она же прокиснуть может.

И вспомни народную мудрость: «Никогда не делай сегодня то, что можно сделать завтра». Завтра и сделаешь. У тебя стаканы-то где?

Курочкин (машинально машет рукой в сторону кухни) — Там… (в сторону)

Завтра я могу не решиться… (вздыхает)

Хотя, возможно, это знак свыше…

Ломов приносит стаканы, разливает водку, открывает консервы, не переставая при этом говорить.

Ломов — Захожу я вчера вечером в 45-ю квартиру, в соседнем подъезде. Там эта фифа живет, наша бизнес-леди, Виктория Бабкина.

Я ей говорю: ставим нашу, российскую прокладку на ваш импортный кран с гарантией на полгода или дорогую немецкую с пожизненной гарантией? Она мне: ты что, валенок, из Сибири приехал? Ставь немецкую.

Я ей: триста пиастров, имея в виду наши деревянные.

Фифа открывает кошелек: легко. И дает мне триста долларов. Прикинь? Я за такие деньги три — четыре недели вкалываю, а она мне за маленькую резинку.

Курочкин (делает еще одну попытку отыграть ситуацию) — Может быть, Вы все-таки завтра зайдете? И у Вас лишний повод выпить бы появился… (смотрит на петлю) и… меня бы сняли…

Ломов (смеется) — А чего мне тебя снимать-то? Ты что, баба? Или… (с опаской в голосе, отодвигаясь от Курочкина) ты часом не голубой?

Курочкин — Нет, что Вы! Это я образно выражаюсь…

Ломов (успокаиваясь) — А ты выражайся проще, по — нашему, по-бразильски… (смеется) Ну давай, Павлик, за сексуальное меньшинство!

Курочкин (удивленно) — За что?

Ломов — За настоящих мужиков! Нас же все меньше и меньше…

Ну, вздрогнули! (чокается с Курочкиным и выпивает)

Курочкин (с видимым отвращением и неохотой отпивает из стакана) — Да, от такого зелья действительно вздрогнешь…

Ломов — Правильно, отличная водка. Ты закусывай, закусывай… (сует ему огурец)

Давай, сосед… (наливает водку в стаканы) Между первой и второй перерывчик небольшой…

Чтобы и завтра было также как сегодня, а сегодня не хуже, чем вчера! Поехали!

Курочкин (машинально выпивает водку и тут до него доходит смысл сказанного) — Как Вы сказали? Чтобы и завтра было также как сегодня? (заливается истерическим смехом)

Ха-ха-ха…

Ломов (сначала поддерживает его) — Ха-ха-ха… (внезапно прерывает смех) Ну да, вчера триста долларов, сегодня гуляем, завтра снова триста долларов…

Курочкин — Это у Вас, а у меня… (нервно смеется) Все, что можно было потерять, уже Потерял сегодня… (начинает рыдать)

Ломов — Эй, сосед, подожди голосить! Я не понял…

Курочкин (опьянев от выпитого, незаметно переходит с Ломовым на «ты») — Что же здесь непонятного, Витек?

Объясняю популярно… (сквозь рыдания).

Вчера в банке снял все сбережения на свадьбу с Жанной: банкетный зал в ресторане, свадебное путешествие, подарки…

Утром встал, сходил на стоянку за машиной, а деньги дома забыл. Поднялся к себе в квартиру, взял деньги, выхожу на двор, машины нет, угнали…

Позвонил в милицию, говорят, приезжайте оформить заявление. Решил проехать две остановки на троллейбусе до отделения. Вышел из троллейбуса, полез в карман за документами. Ни денег, ни документов. Или потерял, или украли.

Оформил два заявления. Но пока они мою личность устанавливали, пока заявления писали, три часа пролетело как три минуты.

В суматохе забыл позвонить на работу. Прихожу в институт, а мне заведующая кафедрой, это бесполое существо заявляет: «Это было твое последнее опоздание, Курочкин. Все, откукарекался. Мы тебя увольняем. Иди за расчетом».

Звоню невесте, объясняю ей ситуацию. А она мне в ответ: я за нищего и безработного пешехода замуж не пойду, больше не звони. И трубку повесила.

Возвращаюсь чуть живой домой, думаю, поплачусь коту Ваське в жилетку, самому легче станет.

И что же ты думаешь? Васька сбежал! Видимо, пронюхал где-то, подлец, что хозяин без копейки остался и испугался, что я его через две-три недели обдеру на жаркое… (вновь заливается истерическим смехом) Все меня бросили, все…

Ломов (замечает веревку с петлей) — Так ты, поэтому и удавиться решил? Все, Павлик, тебе больше не наливаем, иначе у тебя окончательно крышу снесет. Тебе, брат, лечиться пора! Электричеством! Невеста его, видите ли, бросила…

Подумаешь, делов то! Радоваться нужно, теперь новую, более симпатичную найдешь.

С работы турнули? Устроишься на другую, с большим окладом.

Кот ушел? Надо было догнать его и дать здоровенного пинка в зад! В квартире грязи меньше будет!

Машину сперли? И хрен с ней, с кучей ржавого железа.

Курочкин (всхлипывает) — Да? Мерседес-двухлетка, это, по-твоему, куча ржавого железа? Жанна только из-за него со мной встречаться начала…

(внезапно до него доходит)

Боже мой, у меня же в банке кредит весит непогашенный за машину.

Нет, я пропал… (начинает громко рыдать)

Ломов — Брось ты, старик, эту сопливую канитель! В крайнем случае…

(Курочкин прекращает рыдать, поднимает голову)

отдашь банку квартиру! (Курочкин начинает рыдать сильнее)

Ну, ну, успокойся, не ты первый, не ты последний…

И я тебе хочу сказать, что в нашей стране многие бомжи живут лучше, чем работяги. Так что все меняется к лучшему. Не вешать носа, гардемарины! Давай лучше выпьем и рассудим все на трезвую голову (разливает водку).

Курочкин (отчаянно машет рукой) — А, все одно пропадать… (выпивает водку)

Ломов — Завтра проснешься, и будешь смеяться над этой историей…

Курочкин (в сторону) — Может, и не проснусь…

Ломов — И вообще, что за бредовая идея — вешаться? Вешаются только старушки… и педики. Ты же не такой?

(Курочкин отрицательно качает головой)

Настоящие мужики или стреляются… или горят… на работе…

Как я… (вспоминает) как Икар, как Гастелло… как Петр Васильевич, мой наставник, слесарь с большой буквы…

Сгорел как факел…

Курочкин — Как это?

Ломов — В него молния попала, когда он на озере во время грозы с железным котелком на голове и чайником в руках по пляжу бегал…

Курочкин — Зачем?

Ломов — Инопланетян изображал. Молния, бац!

Из Васильевича дым и повалил. Народ на озере сбежался, говорят, даже ученые из Москвы приезжали посмотреть.

Вот это, брат, смерть! Понял? А ты, чудак, вешаться! Курам на смех!

(пьяно трясет головой) Имей в виду, если повесишься, я тебя из петли вынимать не буду!

Курочкин — Степан Николаевич вынет…

Ломов — Этот старикашка с первого этажа? Не смеши меня, Паша! Он и стакан-то уже поднять не может. (смотрит на стакан)

Кстати, почему у нас пустые стаканы? (наливает водку) Выпьем, Павлик, за Икара!

Курочкин — Ты еще Джордано Бруно забыл… (чокается)

Ломов — Извини, старик, что-то с памятью моей стало…

Да, классный был мужик… (вновь наливает)

Они его на костер, а он им шиш из пламени показал и как закричит: «А все-таки она вертится!» (выпивает)

Курочкин (думая о своем) — А как ты думаешь, Витек, чем веревку лучше натереть: мылом или шампунем?

Ломов (со смехом) — Конечно, шампунем. Тогда перхоти не будет.

Курочкин (удивленно) — У кого?

Ломов — У Джордано Бруно…

Оба смеются и обнимаются.

Курочкин — Водка еще осталась?

Ломов — У меня дома еще шешнадцать бутылок стоит…

Курочкин — Шешнадцать? (смеется)

Предлагаю десять выпить за упокой души раба Божьего Павла…

Ломов — За тебя, Паша, выпьем все шешнадцать… Т

ы только сегодня не вешайся, ладно?

Кто же тебе табуретку из под ног выбьет?

Курочкин — А давай вдвоем повесимся? (смеется)

На брудершафт! В одной петле…

Такого еще не было… Вот народ-то удивится!

Ломов — Люстра, боюсь, не выдержит. Два в одном флаконе, то есть, в петле … (смеется) Это ты здорово придумал, за это надо выпить.

Курочкин — Горючего больше нет

(трясет пустой бутылкой)

Ломов — Понял. Полетел на дозаправку… за дополнительным топливом…

(встает из-за стола, падает на четвереньки и ползет)

Курочкин — Ты как-то низко полетел, за провода не зацепись.

(подходит к дивану, падает и засыпает)

Ломов (ползет, бормоча себе под нос) — И как Икар… (останавливается, поднимает голову)

Диспетчер, это борт Витек-134 просит посадку… (падает и засыпает)

В открытое окно квартиры Курочкина доносится шум приближающейся грозы. Очередной

раскат грома будит Курочкина.

Курочкин (просыпается и видит петлю над головой, непонимающе трясет головой) — Нет, я Вам не старушка и не голубой!

Я настоящий мужик! Я внучатый племянник Джордано Бруно, я двоюродный правнук Галилея…

(слышит грохот и видит вспышку молнии)

Вот это кстати… (ходит по квартире, покачиваясь и бормоча) люди гибнут за металл…

Одевает на голову кастрюлю, берет в руки металлический чайник, подходит к окну и открывает его настежь.

Курочкин — К Петру Васильевичу ученые из Москвы приезжали…

А я чем хуже? Весь квартал сбежится… (напевает) Мой костер в тумане светит…

Оглушительный грохот, ослепительная вспышка молнии, попавшей в дом. Курочкин

шумно падает на пол. Все погружается во тьму. Затем медленно начинает светлеть.

В комнате появляется инопланетянин с лицом зеленого цвета, большими ушами, без волос, с металлическим чемоданом в руках. Он наклоняется над лежащим на полу

Курочкиным.

Курочкин — Боже мой, зачем Ты меня оставил…

(видит инопланетянина и вздрагивает) Кошмар какой…

Я так и знал, что попаду в ад…

Извините, Вы видимо из обслуживающего персонала… А что, мой котел уже готов?

Инопланетянин сжимает губы трубочкой и издает свистящие звуки.

Курочкин (трясет головой) — Ничего не понимаю…

Вы хотите, чтобы я посвистел? Пожалуйста … (вытягивает губы и начинает свистеть что-то невразумительное)

Инопланетянин хлопает себя по голове рукой, достает из складок одежды какое-то устройство, похожее на небольшой пульт или мобильный телефон, нажимает на кнопки и начинает говорить.

Инопланетянин — Прежде всего, позвольте представиться. Меня зовут Пью Два нуля (2.00) или можно просто Пью.

Я прибыл на Землю из параллельной Галактики с планеты, название которой можно перевезти на ваш язык как Марс. Извините, что не сразу включил галактический переводчик (показывает на прибор в руке)

Курочкин (машет руками) — Стойте, стойте! Вы хотите сказать, что мы не в аду, а на Земле и что я жив?

(опускает голову, с досадой)

Ну, надо же! И здесь не повезло! Первый раз в жизни напился, и на тебе — белая горячка! Зеленые марсиане в моей квартире…

(обхватывает голову руками, потом начинает махать ими на Пью)

Кыш, кыш, кыш! Кыш, я тебе говорю!

Пью — Успокойтесь, Павел, Вы абсолютно здоровы. Но в Вашей крови присутствует избыточное количество химических соединений с высоким содержанием С2Н5ОН.

Курочкин (удивленно) — Откуда Вы знаете, как меня зовут?

Пью — Об этом чуть позже. Сначала необходимо привести Вас в адекватное состояние. (вынимает из кармана предмет внешне похожий на металлическую авторучку и приложив ее к руке Курочкина нажимает на колпачок)

Это позволит убрать из крови избыток алкоголя. Ну, как Вы себя чувствуете?

Курочкин (вздрагивает и моментально трезвеет) — Ничего себе вытрезвитель! Это же находка для наших алкашей.

(переводит изумленный взгляд на Пью)

Так Вы действительно с другой планеты?

(Пью кивает головой) А что Вы мне вкололи, зеленокожий убийца? Вы хотите меня усыпить и использовать затем для опытов?

Пью — Это совершен безвредный для Вашего здоровья препарат. Он лишь связывает алкоголь в крови и быстро выводит его из организма вместе с другими шлаками.

Курочкин (хватается за живот) — Да, теперь и я чувствую, что выводит…

Еще как… (вскакивает и убегает в сторону туалета)

Пью подходит к неподвижно лежащему и безмятежно похрапывающему на полу Ломову и делает ему инъекцию в руку.

Ломов продолжает храпеть. Пью замечает веревку на люстре, взбирается на стол. Повертев веревку в руках, он догадывается о ее назначении и примеряет на свою шею.

В это время в комнате появляется Курочкин и видит Пью с веревкой на шее на своем письменном столе.

Курочкин (с криком) — Нет, нет, не надо! (бросается к Пью).

Пью от неожиданности поскальзывается, и едва не повисает в петле.

Курочкин — Я Вас очень прошу, нет, умоляю! Не надо вешаться в моей квартире! Что обо мне подумают соседи? Меня потом по судам затаскают…

И вообще, я это не для Вас приготовил…

Пью (не снимая с шеи веревки) — Вы верите мне, что я прибыл сюда с другой планеты?

Курочкин (поспешно) — Да, разумеется, верю. Только я Вас очень прошу: спускайтесь вниз.

Пью (в том же положении) — Еще один вопрос. Для кого Вы приготовили эту бесхитростную конструкцию?

(указывает пальцем на Ломова) Для него?

Курочкин — Ну что Вы! Извините, как Вас зовут? Я запамятовал…

Пью — Пью.

Курочкин — Пью? Да, имя у Вас удачное… для поездки в Россию. Нет, Пью, эту петлю я приготовил…

(мнется) …для себя.

Пью (с удивлением) — Для себя? Позвольте, Вы же не алкоголик и не сумасшедший. Одну минуточку

(достает трубку из кармана и начинает что-то проверять)

Курочкин — Я страшно невезучий человек, и я… (вздыхает) тряпка… (хватается за голову) Боже мой, боже мой…

Пью (спускается со стола) — Подождите, подождите! По нашим сведениям, суицид является логическим исходом для землян, страдающих высокой степенью заболевания, которое вы называете алкоголизмом.

То есть, скорее для таких как он (кивает головой в сторону храпящего Ломова)

Вы же, Павел Курочкин, младший научный сотрудник института биохимии, объект нашего исследования №121215, являетесь типичной жертвой научно-технического прогресса и тотальной феминизации мужской части населения Земли.

Вы страдаете ярко выраженной нехваткой общения с лицами противоположного пола. Ваши близкие контакты с женской особью по имени Жанна могли уже в ближайшем будущем привести Вас к состоянию половой беспомощности. Ее критические оценки Ваших мужских способностей являлись тем психологическим фактором…

Курочкин (густо краснеет) — Вы и это знаете…

Пью — К счастью для Вас, она ушла…

И в новой жизни, которая открывается перед Вами, Вы сможете реализоваться как настоящая мужская особь.

Годы жизни в одиночестве способствовали формированию в Вашем характере некоторых женских черт.

Вы сами себе стираете, готовите, умеете вышивать крестиком, любите сентиментальные романы и кино сериалы…

Курочкин — А у Вас их тоже смотрят?

Пью (строгим голосом) — Ни в коем случае. Их могут использовать только для психологического наказания сущностей с более низким уровнем интеллекта.

Но это на других планетах (продолжает).

Вы обожаете сладкое, любите домашних животных. В критических ситуациях неспособны принять правильное решение, робки, застенчивы.

Вас зажимают на работе, и Ваш научный руководитель, это бесполое существо, считает, что Вы безнадежная тряпка и мямля.

Извините, я ничего не перепутал в словах и выражениях?

Курочкин (ошеломленно) — Нет, все верно. Так, значит, Вы все-таки…

В кармане Пью звонит космической трелью телефон. Пью берет его в руки, вытягивает губы трубочкой и начинает издавать свистящие звуки. В ответ из телефона раздается свист, напоминающий земную мелодию «Парней так много холостых на улицах Саратова»

Пью кивает головой и убирает телефон.

Курочкин — Все-таки, Вы марсианин…

Но ведь на Марсе нет жизни…

Пью — Я уже говорил Вам, что наша планета Марс находится в другой параллельной Галактике, и не имеет ничего общего с пустынной красной планетой в вашей Солнечной системе.

Курочкин (садится на стол) — Приехали…

А я-то думал, что один из нас спятил…

Пью — Мы очень обеспокоены резким снижением рождаемости в вашей стране, с одной стороны, и значительным ростом алкоголизма, наркомании и проституции, с другой. Из социальных факторов, влияющих на рождаемость, кроме экономического спада, необходимо отметить феминизацию мужских особей и эмансипацию женских.

Лично я должен постараться оказать помощь землянам в решении проблем алкоголизма и феминизации.

Курочкин — Вы хотите сказать, что прилетели не один?

Пью — Ценю Вашу наблюдательность, Павел. Но давайте перейдем именно к Вам. Вы являетесь первым объектом, которому мы хотим оказать необходимую помощь.

Курочкин — Каким образом, позвольте спросить?

Пью (кивает на свой чемодан) — Мы разработали для Вас препарат, который позволит в кратчайшие сроки сформировать в Вас настоящий мужской характер и избавиться от укоренившихся женских привычек.

Курочкин (растерянно) — А..?

Пью — Совершенно безвреден для здоровья людей. Никаких побочных эффектов.

Курочкин — Понятно.

Пью — Я хочу Вас также попросить, Павел, подобрать мне подходящий объект для излечения его от алкоголизма. Желательно, из числа Ваших знакомых.

Курочкин — Зачем ходить далеко? Вот…

(указывает рукой в сторону храпящего Ломова)

Местный алкоголик Витек. 100%-я заболеваемость. Очень Вам рекомендую.

Пью — Я так и думал. Ваш Витек уже попадал в наше поле зрения. Я рад, что наши точки зрения совпали (подходит поближе к Ломову)

Да, весьма любопытный экземпляр.

Курочкин — Только, Вы знаете, Пью, Виктору не надо формировать мужской характер. Он и так прет у него изо всех дыр…

Пью — Не волнуйтесь, Павел. Для Вашего Витька у нас другие препараты.

И кстати, что означает выражение «характер прет изо всех дыр»? Мы знаем, что у людей есть развитая система мелких отверстий — пор, и крупных — орального, анального…

Курочкин (прерывает) — Я вижу, Вы преуспели в человеческой анатомии.

«Характер прет изо всех дыр» — это идиоматическое выражение, которое нельзя понимать буквально. Это означает, что мужской характер Виктора проявляется в нем на 100%.

Пью — Понял. И много у Вас идиоматических выражений?

Курочкин — Очень много. Если Вы задержитесь у нас более чем на неделю…

Пью — Мы прибыли к вам на 6 месяцев.

Курочкин — В таком случае, мы Вас… особенно Витек, многому научим.

Пью — Буду весьма благодарен. И хочу попросить Вас в качестве тренировки …для осмысления логики идиоматических выражений привести еще один пример.

Курочкин (замялся и, не придумав ничего лучшего) — Например, один мужчина говорит другому в ветреную погоду на улице: одень шляпу на… иначе ее ветром сдует.

Пью — Одеть шляпу на что? На голову?

Курочкин кивает — Почти…

Пью — Это тоже идиоматическое выражение?

Курочкин — В общем, да. Виктор у нас большой мастер по этой части.

Считайте, что Вы получите еще одно образование.

Однако, скажите как Вы собираетесь ему помочь?

Пью — Также как и Вам. Все очень просто.

У нас есть лекарство, которое при введении в организм пациента, полностью отбивает у него желание принимать любые спиртосодержащие жидкости.

С другой стороны, препарат способствует быстрому интеллектуальному развитию больного… и вскоре он меняет систему своих социальных ценностей…

Курочкин — Потрясающе! Давайте с него и начнем. Прямо сейчас!

Пью — Сначала Вы разбудите его, Павел, и постарайтесь доходчиво объяснить ему кто я такой и зачем сюда прилетел.

Павел (трясет Ломова за плечо) — Просыпайтесь, Виктор!

Ломов (открывает глаза и улыбается) — Привет, Павлик!

(потягивается)

Слушай, старик, а я классно выспался. И голова ясная. Словно и не пили. Вот что значит хорошая водка. Предлагаю хлопнуть еще по стаканчику. И говори мне «ты», а то я обижусь.

Курочкин — Хорошо. Но водки нет ни капли. Ты же до аэродрома так и не долетел.

Ломов (встает с пола) — Сейчас долечу. Трех бутылок хватит? Для начала?

Курочкин — Подожди, Виктор, не спеши. Мне надо тебе кое-что объяснить.

К тому же, у нас гости. (показывает в сторону Пью)

Ломов — Ни фига себе! Это что за клоун? Зеленый как лягушка и уши как у слона…

Курочкин отводит его подальше от Пью и начинает шептать ему на ухо. Периодически доносится реакция Ломова.

Ломов — Да иди ты! Хватит мне лапшу на уши вешать!

Курочкин — Бу-бу-бу…

Пью в недоумении трогает себя за уши, проделывает руками манипуляции, означающие вешание лапши на уши, удивляется.

Ломов — Не может быть! Кончай фуфло толкать!

Курочкин — Бу-бу-бу…

Пью (не понимает) — Фуфло толкать?

Ломов (поверив, восхищенно всплескивает руками) — Вот это да! Мать его за ногу да об дерево!

(смотрит на Пью, подмигивает ему)

Пью (совсем растерявшись) — Я не понял, что он хочет сделать с моей матерью…

Курочкин — Я же говорил Вам, что Виктор — большой специалист по части идиоматических выражений…

Этими словами он хочет показать свое восхищение…

Пью (вздыхает с облегчением) — Скажите ему, Павел, что мы займемся изучением ненормативной лексики попозже.

Курочкин — Хорошо, хорошо.

(подводит Ломова к Пью)

Познакомься, Виктор. Это Пью. Он прилетел на Землю с планеты Марс из параллельной Галактики.

Ломов (протягивает руку Пью) — Здорово, Скайуолкер! А я Витек.

Значит, в командировку к нам? С научной целью и для оказания помощи?

Рад, очень рад. Предлагаю хлопнуть по банке на рыло за знакомство. Я мигом! (поворачивается к двери)

Курочкин — Постой, Виктор! Я думаю, не стоит…

Тем более, Пью наверняка не пьет.

Ломов — Пью не пьет? Да еще на халяву?

(строго) Павлик, не позорь страну!

Разве гостей так встречают? Я за горючим, а ты пока накрой на стол.

(уходит)

Пью — Павел, что предлагает сделать Виктор? Что означает «хлопнуть по банке на рыло»?

Курочкин — В переводе на марсианский язык это означает ввести в организм каждой особи, включая Вас, по 0.7 литра спиртосодержащей жидкости.

Пью — Но это безумие! К тому же я не пью…

Курочкин — Вы, что же полагаете, что сможете изучить проблему алкоголизма на Земле чисто теоретически?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 292