электронная
488
18+
Маршрут под названием «Приключение не по плану»

Бесплатный фрагмент - Маршрут под названием «Приключение не по плану»

Объем:
142 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-2475-8

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1

Яркая полная луна светила на чистом звёздном небе. Ее свет освещал заросшую травой дорогу, которая вела в гущу высохших и выгоревших деревьев и кустов. Эта тропа начиналась еще от асфальтной дороги, по которой в день ездили сотни машин. Но ни одна из них никогда не сворачивала на эту трапу. И дело было не в том, что никто не хотел сворачивать, а в том, что все просто боялись. Ведь свернув на эту трапу, означало попасть в большие неприятности. В руки самого Джейсона Мортиру. Хозяину заброшенного замка.

Замка, которого нет ни на одной карте мира. Как и дороги. Но все жители в маленьком городке Бран, знали, что это дорога есть и что ведет она к замку и что в замке живет Джейсон Мортир. Страшный и жестокий человек с отвратительным шрамом на пол лица. И что он убьет каждого, кто взойдет на его территорию.

Так же среди жителей ходили слухи, что он бессмертен. А бессмертие дается ему благодаря его магическим действия, связанных с поклонением самому Дьяволу.

Так что никто и никогда не осмеливался пойти туда.

Кроме сегодняшнего дня. Точнее ночи.

Два молодых приезжих парня с туристического автобуса решили узнать, куда на самом деле ведет эта тропа. Они отправились одни. В темноте. Никому ничего, не сказав.

— Знаешь, Лукас по моему это глупая затея, — тихо сказал один из них своему другу. — Давай лучше вернемся.

— Ты что трусишь Майк? — спросил его товарищ, перешагивая через черный сухой ствол дерева.

— Нет. Просто считаю, что некоторые тайны лучше не распутывать, — Майк поежился от прохладного ветра и засунул руки в карманы.

— Я так и понял, что ты струсил. Вот я ничего не боюсь и…

Внезапный шум за деревьями заставил его замолчать. Парни остановились, пытаясь вглядеться в темноту. Страх пронзил обоих, когда прямо перед ними в десяти метрах возникла высокая фигура в плаще и капюшоном.

Парни сглотнули и как по команде сделали шаг назад. Фигура пошла им на встречу.

— Лукас это он, — прошептал Майк. — Джейсон. Он существует, и он убьет нас. Мы вступили на его землю.

Фигура продолжала медленно надвигаться.

— Д-думаю ты прав Майк. Нам нужно возвращаться.

В этот момент фигура побежала.

С диким криком парню бросились наутек. Не оглядываясь и не останавливаясь, они бежали изо всех сил.

Через пять минут на проезжую часть выбежал Майк. А на утро возле города нашли его окровавленный труп. Лукас пропал без вести…


— Васильева хорош спать. Собрание давно кончилось, — теребила свою подругу Машку за плечо Юлька.

Маша Васильева симпатичная среднего роста брюнетка двадцати трех лет открыла сонные глаза и посмотрела на свою подругу и коллегу Юльку Никифорову. Такую же симпатичную брюнетку.

— В каком смысле — кончилось? — Маша захлопала глазами и оглядела небольшой зал переговоров редакции журнала «Все чудеса света», в котором проработала два года, ведя колонку о гороскопах.

Зал был пустым. Ну, или почти пустым. Кроме нее и Юльки ходила уборщица тетя Соня и старательно поливала цветы в горшках. Их было всего пять. Для любого другого полив занял бы от силы минуты три, но не для тети Сони. Цветовода-любителя.

И как так получилось, что я заснула? Ведь еще перед работой я выпила две… нет три чашки кофе. Хотя после вчерашней вечеринки закончившейся в три утра и десять кружек будет мало. Интересно о чем было совещание?

— Юль, — Маша стала собирать все важные вещи со своего места, а это блокнот с сердечками, в который она так сегодня ничего и не записала мобильник самый лучший друг и помощник и ручка с отгрызенным верхом, — что говори шеф? Надеюсь, он не заметил, что я заснула?

— Ну что ты! Я сделала все возможное, чтобы спасти тебя, а именно все время говорила, что ты простыла и поэтому такая сонная. Но не это главное. Главное это тема совещания. Мы обсуждали Трансильванию.

Они покинули зал переговоров, и вышли в просторный коридор редакции. Жизнь здесь так и кипела. В редакции. Конечно, а как же иначе. Ведь время, было, только начало десятого. Это она Маша все еще спит на ходу, а другие люди работают.

Вот Вадик белобрысый чудак из отдела фотоснимков подходит к ним и говорит:

— Поздравляю тебя Машка. Не каждому так везет, так как тебе, — его голос звучит весело, а глаза выдают грусть.

Чего это он? То же что ли не отошел от вчерашнего? А ладно.

— Так вот Петр Николаевич, — продолжает рассказывать Юлька, — говорил нам, какая это чудесная страна.

— Ага! — кивает головой Маша, слушая подругу в пол-уха. Ее мысли были сейчас только о том, как дойти до своего кабинета на этих шпильках и не упасть. Спать и ходить очень опасно. Да и Трансильванию она не очень любит. Точнее сказки о ней. Вампиры оборотни — не ее. — Говорил про вампиров? Ты же знаешь, что я даже фильмы о них не смотрю.

— Да нет, он…

Ее диалог прерывает Анька Пирожкова из отдела продаж. К слову ее фамилия соответствует фигуре.

— Машка ну ты даешь! — держа мороженое, говорит Анька. — Я все знаю. Молодец.

Анька отходит, а Маша продолжает вместе с Юлей путь в свой кабинет.

Мне кажется или Аня то же меня с чем-то поздравила?

Юля тем временем продолжает говорить о Трансильвании:

— Так вот он хочет в следующем месяце выпустить большую статью об этой стране…

— Маша я тебя поздравляю! — говорит проходящий мимо Славик курьер и жмет ей руку. — Все я побежал. Желаю удачи.

Еще один. Так это уже не совпадение.

— Так вот… — уже в который раз начинает рассказ Юлька.

Но Маша останавливает рядом с кабинетом начальника.

— Юль извини, что прерываю, но ответь мне на вопрос. С чем меня все поздравляют?

— Как с чем? Ты же завтра летишь в Трансильванию! — радостно заявляет Юлька и хлопает в ладоши. — Шеф лично назначил твою кандидатуру.

— Что?! — сон с Маши как рукой сняло. — Зачем?

— Чтобы собрать информацию об этой стране. Вот зачем. Между прочим, этой дорогой ты обязана мне. Я сказала, что лучше тебя никто не справиться. Правда, я молодец? С тебя сувениры и…

Это катастрофа.

— Ты что совсем с ума сошла?! — недовольно шипит Маша. — Какая Трансильвания к черту?

— Маш ты, что так завелась? Я, между прочим, для тебя старалась. Да и лучше тебя нет кандидатуры. Ты же знаешь английский.

— Ничего подобного. Юль мой английский такой же, как и китайский, — продолжает шептать Маша при этом, пытаясь придумать, что делать. — Мы же вместе учились в школе. Ты что наделала? Как я полечу в страну, зная только слова приветствия?

— Ой, да все будет отлично. Вот увидишь. Ты справишься! — уже не так весело говорит Юлька. До нее, кажется, стало доходить вся суть произошедшего. — У тебя есть телефон и интернет. Ты справишься.

Я попала.

— Как интернет поможет мне общаться с людьми в другой стране? Нет. Я сейчас пойду к шефу и скажу, что не поеду.

— И можешь сразу искать новую работу, — добавила Юля. — Ведь он отправляет тебя из-за твоих знаний английского. Если помнишь, ты сама указала это в анкете, когда сюда устраивалась.

Так и есть. Я помню, как в графе профессиональных качеств указала, что прекрасно знаю английский. Меня тогда не стали проверять. Эх… Говорила мне мама, что ложь до добра не доводит. Вот вам расплата.

— Так что подруга придется тебе лететь. Не переживай что-нибудь придумаем.

— Я никуда не…

Дверь кабинета шефа открылась и от туда появилась поседевшая голова Петра Николаевича.

Вообще-то мужик он адекватный и не очень строгий. Да и если честно всегда хорошо относился к Маше. Часто давал отгулы. Закрывал глаза на ее опоздания… Одним словом золотой начальник. Но даже у золотых начальников есть чувство терпения, которое, скорее всего, лопнет, если она признается, что не знает английский и никуда не полетит.

— О Васильева! — с улыбкой воскликнул шеф. — Я как раз тебя искал. Давай заканчивай болтовню с Юленькой и заходи ко мне. Нужно обсудить детали поездки. Ты летишь в первый раз, да еще и одна, так что мой долг дать тебе советы, — после этого дверь в его кабинет закрылась.

— Иди, — подбадривает Юля.

Что ж придется врать дальше. Мне очень повезет, если вся эта история закончиться хорошо.

На не гнущихся ногах, но с гордо поднятой головой и натянутой от внезапного счастья улыбкой Маша идет в кабинет к шефу.

— Удачи, — говорит Юля и уходит.

Я пропала. Ну, погоди Юлька! Я тебе это припомню.

С тяжелым сердцем Маша заходит в кабинет.

***

На следующий день. В самолете

Все хорошо. Все просто замечательно. Я лечу в Трансильванию. За счет редакции. Да я просто счастливый человек… Проклятие. О чем я говорю? Я в самой отвратительной ситуации. Я попала как никто другой. Вот что я буду делать в этой стране с моими знаниями английского. А точнее не знаниями. Если все закончится хорошо, обещаю, что больше никогда не буду никого обманывать. Ну, разве что родителей, которые думают, что я встречаюсь с миллионером. Хотя на самом деле у меня никого нет.

— Черт! — еле слышно говорит Маша, рассматривая инструкцию эвакуации в случае падения самолета. — Даже инструкция мне попалась на английском.

— Девушка с вами все хорошо? — спрашивает ее сосед рядом.

Маша отрывает взгляд от брошюрки и поворачивается к сидевшему возле окна мужчине. Только сейчас она обратила внимание на то, что сидит рядом с человеком, не имеющим лица. Нет, лицо у него конечно есть. Только оно скрыто глубоким серым капюшоном свитера.

— Да, а что? — сухо отвечает Маша, продолжая рассматривать соседа. Фигура атлета высокий рост красивые ухоженные руки. Светлый серый свитер черные джинсы кроссовки. Вроде простая на вид одежда. Но, только маша разбирающаяся в брендах, сразу определила, что именно эта одежда стоит не мало.

— Ничего, — губы мужчины единственное, что не было скрыто под капюшоном, улыбнулись. — Просто мне показалось, что вы нервничаете. Боитесь летать?

А у него английский акцент. И приятный голос.

— Нет. Но вы правы. Я нервничаю, — сама не зная почему, вдруг призналась Маша, не сводя глаз с незнакомца. Кто же он?

— Можно узнать — почему?

Она посмотрела на его тонкие губы. Ненужные мысли сразу полезли ей в голову.

Интересно как он целуется?

— Даже не знаю, стоит ли говорить об этом первому встречному?

Мужчина снова улыбнулся.

— Да бросьте. Мы с вами просто случайные соседи по креслам в самолете. Я вас не знаю, а вы меня. Более того как только этот самолет приземлиться мы больше не встретимся. Так что говорите если хотите. В этом нет ничего страшного.

А он прав. Мы действительно больше не увидимся.

— Мне поручили задание, с которым я не смогу справиться. Вот и все.

Мужчина немного изменил положение в кресле и поправил капюшон.

— С чего вы решили, что не справитесь? — его был бархатным и в тоже время властным.

— Знаю. У меня на это есть веские причины. Меня послала редакция, чтобы я узнала побольше о Трансильвании ее обычаях истории.

— И в чем же суть проблемы? Вы что боитесь людей?

— Нет. Наоборот я очень общительный человек. Проблема в том, что я не знаю ни слова, ни на английском, ни на каком либо другом языке, — Маша вздохнула и посмотрела на свои ногти. — Я влипла.

— М-да. Это точно проблема. Что же вы будете делать?

Она пожала плечами.

— Не знаю. Ну а вы я вижу, знаете английский.

— Как вы догадались?

— Ваш акцент. Вы не из Росси и все равно прекрасно говорите на русском. Вы англичанин?

— Нет.

— Американец?

— Нет.

— Китаец?

— Нет, — он хрипло и тихо рассмеялся. — И пока вы не перечислили все национальности, отвечу, что я всего лишь знаю много языков. А родился я Норвегии.

— Ясно. Ну, вот теперь я вам начинаю завидовать. Точнее вашим знаниям.

— Парой знания это не все что нужно в жизни.

— А что еще по вашему необходимо человеку в современном мире? — Маша вдруг почувствовала, что ей нравится разговаривать с ним.

Почему он сидит в капюшоне?

— Внешность!

— Внешность?! — переспросила Маша. — Но почему вы так думаете?

— А разве это не главное? В нашем мире внешность и деньги имеют большую ценность.

— Согласна. Внешность для женщины очень важна.

— А для мужчины?

— Может быть. Но, на мой взгляд, важнее всего внутреннее состояние человека. И неважно мужчина это или женщина. Человек может быть красив и богат. Но если он жесток, то все эти качества не имеют никакого значение. Во всяком случае, для меня, — она сделала паузу. — Но вам мне почему-то кажется, совсем не стоит волноваться. Не знаю, почему, но думаю, вы довольно симпатичный мужчина и к тому же характер у вас то же покладистый. Все качества при вас.

— Вы, правда, так думаете? — его голос внезапно стал холодным. Тонкие губы больше не улыбались.

— Да я так думаю. И добавлю что внешность это не главное.

— Ну конечно! — иронично произнес незнакомец. — Вам легко об этом говорить. Вы ведь красивая девушка. Каждый второй мужчина, небось, смотрит вам в след.

— А на вас каждая девушка, — парировала Маша. — Ну, когда вы без своего капюшона.

— О да! Здесь правы. Когда я без своего капюшона все смотрят на меня, — в его голосе не было радости. Он сменил положение, отвернувшись к иллюминатору, и снова поправил капюшон.

Больше он не сказал ни слова. Их короткий диалог был закончен так же внезапно, как и начался. У Маши сложилось впечатление, что она его не вольно чем-то обидела. Она даже захотела извиниться но, немного подумав, не стала этого делать.

Я же ничего не сделала. Тогда почему я должна извиняться? Наверное, я ошиблась, решив, что этот парень приятный в общении человек. Точно ошиблась. Ну и черт с ним. Я ведь его даже не знаю. Нужно подумать о чем-нибудь другом. Например, о том, как собрать статью. Эх. Лучше бы я призналась Петру Николаевичу. Может он бы и не уволил меня. Может. А если бы уволили, то моих сбережений надолго не хватило бы. Нет. Я справлюсь. Точно справлюсь… Как все-таки выглядите этот парень? Маша остановись. Перестань о нем думать. ПЕРЕСТАНЬ.

Через час любопытство ее все-таки сгубило.

Поскольку разговаривать они больше не стали Маша украдкой продолжала посматривать на него. Желание узнать, как он выглядит, распирало ее изнутри. И это был уже тревожный знак. Ее любопытство никогда не приводило ни к чему хорошему.

Вспомнить хотя бы тот момент из ее школьного возраста, когда мама-зоолог принесла домой огромный запечатанный ящик и строго настрого запретила к нему даже подходить и ушла в магазин. Маша тогда не удержалась ну и конечно открыла… Они тогда целый день бегали по квартире и искали маленьких хомяков, которые выбежали из ящика.

Маша снова посмотрела на своего соседа. Расслабленная поза и спокойное дыхание говорило о том, что мужчина спал.

Мне совершенно не интересно как он выглядит. Совершенно.

Девушка осмотрелась по сторонам. Провела по волосам. Облизнула губы. Покряхтела. И осторожно потянулась к своему соседу. Ее взгляд упал на его губы.

Так забудь об этом. У меня сейчас другая цель.

Ее тоненькие пальчики с ярко накрашенными ногтями прикоснулись к серому капюшону, потянули его вверх и…

Сильная мужская рука схватила ее за запястье. Длинные пальцы как клещи впились в ее нежную кожу. Маша не вольно вскрикнула.

— Никогда, слышите, никогда не делайте этого, — металлическим голосом произнес мужчина, не выпуская ее руки.

— Вы не спали? — глупый очень глупый вопрос в данный момент. Стальные пальцы продолжали сжимать ее тонкое запястье.

— Нет, — снова твердо ответил мужчина.

— Я только хотела…

— Нет!

— Но я, правда, хотела только…

— Нет! Ваше любопытство когда-нибудь сыграет с вами злую шутку девушка. Вы это понимаете?

— Я не…

— Вы вторглись в чужое пространство без разрешения. В мое пространство.

— Мне жаль, — Маша всеми силами пыталась как можно скорее завершить все это. Рука начинала болеть.

— Ни черта подобного, — зло ответил мужчина, еще сильнее сжимая ее руку. — Вы из тех людей, которые влезают не в свои дела, при этом совершенно не задумываются о последствиях. Не все тайны и секреты требуют, чтобы их раскрыли. Любопытство это очень плохо. Оно может зависти человека в такие дебри, из которых нельзя выбраться. Можно угодить в страшные неприятности. Считайте, что сегодня вам повезло. В следующий раз… — он резко выпрямился, дернул ее за руку, так что его губы оказались прямо у ее уха. — В следующий раз вам не удастся избежать наказания.

Маше стало не по себе. Во рту пересохло. Он был очень близко. Горячее дыхание мужчины обжигало ее шею. Девушка впервые поняла, какого это находится рядом с человеком, от которого веет опасностью.

Он больше не говорил, но и не отпускал ее. Его губы продолжали находиться в опасной близости от ее шеи. Хоть Маша и не видела его лица, и глаза, но она была поставить свою зарплату на то, что он смотрит на нее. Из-под своего проклятого капюшона. Между ними как будто появилось не видимое притяжение. Что-то их соединяло. То чего нельзя объяснить словами.

Когда он уже меня отпустит?

Она нервно сглотнула. Ее взгляд карих глаз упал на его широкие плечи руку, сжимающую ее запястье. Тонкая цепочка ее серебряного браслета впивалась в кожу, причиняя еще больший дискомфорт.

— Вы делаете мне больно, — еле слышно произнесла Маша.

Но мужчина казалось, не слышал ее. Он не двигался и молча продолжал держать ее за руку.

Тогда она попробовала вырвать свою руку, но результат оказался плачевным. Мужчина не хотел ее отпускать. Внутри стал образовываться страх.

Что ему нужно? Может он маньяк или еще чего похуже?

— Да что вам нужно? — ее голос предательски дрогнул. — Извинения? Хорошо. Простите что я…

Он прервал ее речь, притянув к себе еще ближе. Так что ее грудь коснулась его груди.

— Мне нужно то, что никогда не будет мне доступно, — хрипло ответил мужчина. Свободной рукой он дотронулся до пряди ее волос. — То что я не получу даже если захочу отдать все что у меня есть.

Тут он, наконец, выпустил ее и отвернулся к окну.

Еще несколько секунд она смотрела на него, а потом вжалась в свое кресло и потеряла покрасневшее запястье. Теперь тут сто процентов буду синяки.

— Прости, что сделал больно, — вдруг произнес ее подозрительный сосед. — Я этого не хотел.

Маша решила промолчать. А то мало ли что.

Они так и промолчали весь оставшийся полет.

Да путешествие все интереснее и интереснее.

2

Приземлившись в Бухаресте Маша, пользуясь советами своего начальника, отправилась на железнодорожный вокзал и оттуда на поезде в Брашов. А там у нее уже начались проблемы. Дело в том, что она понятия не имела что ей делать дальше.

Стоя на вокзале с чемоданом и сумочкой она пыталась придумать с чего ей нужно начать. Толи как нормальному человеку найти гостиницу, и разместится в ней толи поехать в маленький, городок Бран, и остановиться уже там.

Перед своим отъездом из Москвы она немного порылась в интернете и поняла, что лучше всего начать собирать информацию рядом с замком знаменитого вампира Дракулы.

Точно. Вот оттуда она и начнет. Теперь осталось найти способ туда добраться. Это очень тяжело, если ты не можешь говорить на английском.

Внезапно рядом с собой она услышала родной язык и повернулась.

В двух метрах от нее стояла пожилая женщина и разговаривала с кем-то по телефону. На русском.

Нужно попросить ее о помощи. Видимо она все тут знает.

Дождавшись, когда женщина закончит разговор Маша решительно подошла к ней.

— Простите, — начала Маша, — можно вас спросить?

Женщина приветливо улыбнулась.

— Конечно моя милая.

— Понимаю, что это звучит странно, но вы не могли бы мне помочь в одном маленьком деле. Дело в том, что я здесь в этой стране впервые и ничего не знаю. Более того я даже по английский не говорю. Так вот, мне нужно добраться, до городка Бран. Подскажите, пожалуйста, как мне это сделать. Если не трудно конечно.

Женщины всплеснула руками и улыбнулась еще шире. Ее глаза были добрыми и сразу вселили в Машу надежду и уверенность в том, что она обратилась к нужному человеку.

— О, так ты из России. Не переживай я с радостью тебе помогу. Даже очень помогу. Я скоро сама еду в Бран. Там у меня домик. Так что я с радостью тебя подвезу. Ну не сама лично, — засмеялась женщина. — Я жду такси. Водитель нас отвезет. Меня зовут Анна Николаевна.

— Меня Маша Васильева. Очень приятно, — девушка была счастлива, что все, наконец, стало так хорошо складываться. — Я журналист.

— Журналист?! — воскликнула Анна Николаевна. — Это же замечательно. В какой именно сфере?

— Меня послала редакция пособирать информацию об этой стране. Хотим написать об обычаях историях ну и так далее. В Бране я надеюсь остановиться в гостинице на месяц и многое узнать.

— Деточка это же просто отлично. Не хочу вмешиваться, но я могу предложить тебе пожить у меня. В домике, который я купила никого, кроме меня нет. Так что если хочешь, я могу тебе предложить снять комнату у меня. Плату обещаю дорогую не брать. Так как?

Она еще спрашивает? Да лучше и быть не может.

— Я согласна.

— Вот и отлично. Мне за одно и скучно не будет. Я ведь, как и ты никого, здесь не знаю. Сама прекрасно понимаешь, каково это в чужой стране. Хоть я и знаю о ней многое, но это все не то.

— Да, — закивала Маша. Вот бы и дальше все так хорошо складывалось.

Через полчаса она уже ехала в Бран, и вскоре оказалась в маленьком красивом городке. Машина, нанятая Анной Николаевной, довезла их прямо до симпатичного одноэтажного домика на краю города. На улице уже стемнело. На ясном небе светила луна.

— Располагайся, — добродушно произнесла хозяйка, проводив Машу в ее комнату, в которой ей предстояло провести целый месяц. — Конечно не люкс, но все же крыша над головой.

— Мне все нравится. Еще раз спасибо Анна Николаевна. Не знаю, чтобы я без вас делала, — Маша провела рукой по мягкому покрывалу на односпальной кровати. — Вы чудо.

— Скажешь то же. Я просто оказалась в нужное время в нужном месте. Как и ты. Ладно, я пойду отдыхать. В моем возрасте длительные путешествия очень утомительны. Если захочешь перекусить еда на кухне. Приготовленного конечно ничего нет, но хлеб и колбасу с сыром ты найдешь. А завтра мы, если хочешь, сходим в местный магазин купим все что необходимо и после я побуду для тебя в роли гида.

— Буду очень рада. А то сами понимаете мои знания местного языка, не помогут мне написать статью.

— Значит договорились. Спокойной ночи.

— До завтра, — отозвалась Маша.

Дверь за Анной Николаевной закрылась, и Маша взяла чемодан положила на кровать и стала его разбирать.

Разложив все вещи, она подошла к окну. Там было темно. Вдалеке за густым лесом виднелся знаменитый замок Дракулы. Темный мрачный. Прямо как в кино. Нужно будет обязательно его посетить. Маша пока ехала в машине узнала от Анны Николаевны, что каждый день туда водят экскурсии. Значит, она сможет туда попасть. Быть в Трансильвании и не побывать в знаменитом замке равносильно преступлению.

Маша переоделась ко сну и легла спать. Но, не смотря на усталость от тяжелой дороги, ее не покидали мысли о том пассажире в самолете. Образ странного и опасного человека все время всплывал перед глазами. Что он хотел сказать фразой «хочу то, что никогда не будет мне принадлежать»? Что он скрывает? И почему не дал взглянуть на свое лицо? Может он преступник?

Сердце подсказывало, что это не так. Преступники не могут одеваться в дорогие вещи и уж тем более их вряд ли пустят в самолет. Но кто же он?

Эх, жаль, что я этого так и не узнала. Хотя нет. Не жаль. Общение с такими людьми не приводит ни к чему хорошему. Взять хотя бы то, как он схватил ее за руку. Наверное, уже синяк приступил.

Маша села в постели и включила прикроватный светильник. На руке и правда выступил бордовый след от руки того парня. Вот зараза. Применять физическую силу к хрупкой беззащитной девушке!

Вдруг Маша заметила, что на руке отсутствует ее браслет. Не может быть! Она его потеряла. Но в какой момент? Плохо. Очень плохо. Этот браслет Маша очень сильно любила. Ведь он достался ей с таким трудом. В день, когда его купила, она чуть не подралась за него в ювелирном магазине. Так он ей сильно понравился. А теперь его нет.

Застонав от обиды, Маша выключила свет и легла спать. Эта поездка ей снова перестала нравиться.


На следующий день Маша и Анна Николаевна отправились в местный магазинчик. Девушка с удовольствием рассматривала городок. Чистые улицы красивые дома. Все выглядело прекрасно. Нет никакой суеты. Спокойно. В Москве в это время жизнь просто кипит. А здесь… Одним словом тишина и наслаждение. Даже погода замечательная. Красота.

— А почему вы решили переехать жить сюда? — спросила Маша, когда они зашли в магазинчик.

— Это моя мечта, — ответила Анна Николаевна. — Всю свою жизнь я мечтала жить в Трансильвании. Я же учитель истории. Правда, как видишь уже на пенсии. Об этой стране я знаю столько же, сколько и России. Разница лишь в том, что здесь мне нравится, а в России… — Анна Николаевна положила в тележку специи. — Россия всегда была для меня чужой. Не знаю почему. Если не мой покойный муж, то я бы уже давно переехала сюда. Детей у меня нет. Родственники меня мало волнуют. Они все считают, что я сошла с ума, раз захотела поселиться здесь.

Они ходили вдоль стеллажей с продуктами, и женщина то и дело складывала в тележку различные пакетики с крупами и прочие продукты.

— А ты Маша, где хотела бы жить?

— Меня вполне устраивает жизнь в Москве. У меня там работа друзья квартира. Все что нужно. Честно признаться тихая и спокойная жизнь меня пугает. Любительницей приключений меня, конечно, не назовешь, но и спокойствие как здесь мне не по душе.

Девушка взяла с полки плетеный мешочек содержимое, которого было для нее секретом. Повертев его в руках, она поставила его на место.

— Но здесь ведь то же тайны. Взять хотя бы историю вампира. Неужели тебе это не интересно?

— В вампиров я не верю. Да и сама мистика меня не привлекает. Но работа есть работа. Сказали ехать, значит нужно ехать.

— Но как же твой начальник отправил тебя, если ты не знаешь языков? — удивилась женщина.

— В этом моя вина. Дело в том, что мой шеф до сих пор не знает о том, что все мои знания английского ограниченны. В своем резюме при поступлении я указала, что английский мой конек.

— Неосмотрительно, — заметила женщина.

— Да. Теперь я это понимаю. Даже не знаю, как я буду собирать факты.

— Не переживай. Я тебе помогу. Вот только сперва немного затаюсь и разложусь дома. После этого мы сразу возьмёмся за твою статью.

— Спасибо, — Маша уже сбилась со счета, сколько раз говорила это слово.

Спустя десять минут они закончили покупать продукты и вышли на улицу. Там через дорогу Анна Николаевна увидела цветочный магазин и обрадовалась.

— Пойду, загляну, — сказала она. — Ты пойдешь со мной?

— Нет, — покачала головой девушка. — Цветы меня не интересуют. У меня дома то растет всего один кактус. И то, скорее всего он не доживет до следующего года. Вы идите, а я пока немного прогуляюсь. Осмотрюсь. Может, увижу что-нибудь интересное.

— Как хочешь. Я тогда после магазина пойду домой. Ты сможешь найти дорогу сама?

— Смогу не беспокойтесь, — заверила ее Маша.

Анна Николаевна кивнула и зашагала в сторону цветочного магазина.

Маша пошла вперед по улице, осматривая все, что попадалось ей на пути. Прогулка оказалась приятной и познавательной. Магазины сувениров гостинец и ресторанов встречались ей очень часто. Девушка бес конца открывала свой блокнот и делала разные записи и фотографировала.

Она не заметила, как текло время и в городке все больше прибывало туристов. Они толпами ходили по улицам вместе с гидами и слушали все, что те им говорили. Затем садились в автобус, и насколько поняла Маша, ехали в замок.

Устав от ходьбы по городу Маша села на одну из скамеек и вытянула ноги. Хорошо, что она надела кроссовки, а не свои привычные и любимые туфли на каблуках. В них здесь ходить просто не реально.

Внезапно ее внимание привлек шум возле небольшого кафе напротив. Она посмотрела и увидела мужчину лет пятидесяти в помятых брюках и рубашке. Он еле стоял на ногах и отчаянно спорил с полицейским. Тот пытался его успокоить но, судя по всему ему это плохо удавалось. Мужчина возможно местный житель жестикулировал руками и громко что-то говорил.

— Жаль, что я ничего не понимаю, — с досадой вслух произнесла Маша, не спуская глаз со сцены на улице. Ей было интересно, чем все закончится. Полиция в этом городе явно отличалась от российской. У них такого возмутителя давно бы посадили в машину и увезли. А здесь нет.

— Он говорит, что скоро случится беда, — неожиданно раздалось у нее за спиной.

Маша аж подпрыгнула на месте от такой неожиданности. Блокнот с ручкой выпал у нее из рук, когда она повернулась и увидела стоявшего за скамейкой мужчину их самолета. В том, что это был именно он, сомнений не было. Тот же голос тот же свитер с капюшоном по-прежнему накинутым на голову джинсы. Новым для нее было только лишь его рост. Мужчина был очень высоким. Таких обычно берут играть в баскетбол.

Вот так совпадение! Или не совпадение?

— Вы? — она захлопала глазами в надежде, что это всего лишь ведение. Ничего подобного.

— Вижу, вы удивлены, — на губах, которые не были прикрыты капюшоном, появилась едва заметная улыбка. Он обошел скамейку и поднял ручку и блокнот.

Маша протянула руку, чтобы забрать у него свои вещи, но он не спешил ей их отдавать. Наоборот нагло стал просматривать ее записи.

— Отдайте, — недовольно сказала она, вставая со скамьи. — Это мое. К тому же просматривать чужие запись без разрешения не красиво.

Мужчина не обратил на ее слова никакого внимания и продолжил листать ее блокнот. Маша чуть не задохнулась от возмущения и выдернула блокнот из его рук. Ручка по-прежнему оставалась у него.

— Как вы здесь оказались? — спросила она.

— Так же как и вы. Приехал на машине, — мягко ответил мужчина.

— На экскурсию?

— Нет. У меня здесь дела. Так же как и у вас. Вы ведь то же здесь не на экскурсии.

— Я здесь по работе. Вам это прекрасно известно, — буркнула Маша. После инцидента в самолете общение с этим типом было ей неприятно. И как такое могло произойти, что они снова встретились? — И сейчас вы мне мешаете.

— Не заметил, что вы были заняты, когда я подошел. Вы сидели и наблюдали за сценой возле кафе.

— Наблюдать это, и есть моя работа. Я журналист и приехала сюда, чтобы написать статью.

Что он прицепился?

— Вы же понятия не имеете, о чем они говорили.

— Это не ваше дело. Идите своей дорогой. Занимайтесь своим делом. Вы, кажется, приехали по работе. Ну, так идите и работайте. Не мешайте остальным.

Она рассчитывала, что ее грубость обидел его и заставит отстать от нее. Но не тут то было. Незнакомец не двигался с места. Этот факт стал немного напрягать Машу.

Ладно. Попробую просто не обращать на него внимания.

Бросив взгляд на свою ручку, которую он вертел в своих руках Маша с досадой подумала, что теперь ей придется покупать новою. Лишний раз прикасаться к мужчине ей не хотелось.

— Вы сегодня не в настроении, — произнес мужчина. — Не выспались?

— К вашему сведенью спала я как раз очень хорошо. И день шел отлично, пока не появились вы и все не испортили.

— Я?!

— Да вы.

— Но я ничего не сделал.

— Ваше присутствие сделало это за вас. Скажу начистоту, вы мне не нравитесь.

— Это из-за того что продлится вчера в самолете? Но вы сами виноваты. Нечего лезть туда, куда не нужно.

— Я не лезла. Мне просто было любопытно посмотреть, как вы выглядите. Вот и все.

— Это так важно? Моя внешность.

Он сказал это таким тоном, что Маша невольно отшатнулась и уставилась на него так, будто у него выросла вторая голова.

— Нет. Я уже сказала, что мне просто было любопытно. И если мне не изменяет память, то я говорила, что для меня важны внутренние качества человека. Внешность для меня не главное. Сперва вы показались мне приятным в общении человек. Я ошиблась. Вы грубый и наглый. Таких я стараюсь избегать.

— Мне жаль, что я произвел такое впечатление. Но еще больше я жалею вот об этом, — он взял ее за руку, где на запястье красовался синяк, оставленный его рукой. — Я не хотел делать вам больно.

Его теплые пальцы с нежностью гладили ее кожу. По телу девушки пробежал электрический ток. Ей вдруг захотелось, чтобы он не выпускал ее руку как можно дольше.

— … Я бы хотел загладить свою вину.

— Не стоит, — смягчилась Маша. Кажется, он действительно сожалеет о том, что сделал. — Вы и так вчера извинились.

— Иногда простых извинений не достаточно.

— Мне достаточно, — она посмотрела на свою руку в его руке. — К тому же вы правы. В том, что произошло, есть и моя вина.

— Но моя больше. Скажите, что мне сделать, чтобы вы перестали на меня злиться.

— Ну ладно. Для начала скажите, как вас зовут.

— Джеймс. А вас?

— Маша, — она улыбнулась. — Васильева.

— Прекрасное имя. И очень подходит вам. Кстати раз уж мы знакомы, то может, перейдем на «ты»? — он выпустил ее руку.

— Согласна.

— Что ж Маша скажи, где ты остановилась.

— На вокзале я познакомилась с одной свой соотечественницей. Анной Николаевной. Она купила здесь дом на окраине и предложила мне пожить у нее. Я согласилась. Это лучше чем гостиница.

— Это точно. Не хочешь прогуляться?

— Честно говоря, я гуляю с сапог утра и уже немного устала. Но в честь восстановления дружеских отношений готова пройтись с тобой еще немного. Но у меня одно условие: ты расскажешь мне, о чем так отчаянно спорил тот гражданин у кафе.

— Без проблем. Идем?

Довольная тем, что ей не придется теперь гулять одной по незнакомому городу, Маша пошла рядом с Джеймсом.

— Так о чем там шла речь?

— О том, что скоро полнолуние и грядет страшная опасность для туристов, — ответил Джеймс. — Уверял полицейского, что все дороги нужно закрыть. Иначе беды не избежать.

— И какого рода беда может произойти? Неужели проснется граф Дракула и восстанет страшный оборотень? — в ее голосе проскользнули насмешливые нотки.

— Нет. Он говорил, что произойдет убийство.

Они перешли на другую сторону.

— Убийство?! Звучит угрожающе. Ты ему веришь?

— Верю. Ведь в прошлом месяце именно в полнолуние произошло страшное событие. Нашли труп одного из туристов.

Маша ошарашенно посмотрела на своего спутника. Тот продолжал идти, как ни в чем не бывало.

— Ты серьезно?

— Да. Второй пропал без вести.

— Как такое могло произойти?

— Никто не знает. Я слышал, что жители винят во всем некого Мортира.

— Кто это?

— В Бране существует легенда о таинственном замке, находящимся невдалеке от города. Не о том замке, где жил Дракула. О другом. Тот, что находится так сказать в его тени и ведет к нему заросшая извилистая дорога, — он замолчал, остановившись возле продавца с мороженым. — Будешь? Я угощаю.

Машин желудок предательски заурчал. Еще бы. Она в последний раз ела еще утром, а сейчас если верить часам уже время обеда.

— Буду.

Джеймс купил одно мороженое и протянул его Маше.

— Спасибо. А ты?

— Я воздержусь.

И они пошли дальше. Маша ела шоколадное мороженое и изредка посматривала на Джеймса. Удивительно но, не смотря на то, что она знает его от силы всего сутки, ей было с ним хорошо и легко. Единственное что ей не нравилось это то, что он прятал свое лицо.

— Так что дальше? Я имею в виду легенду, — ей не терпелось услышать продолжение.

— В этом замке, — продолжил свой рассказ мужчина, — жил или как многие здесь думают, до сих пор живет Мортир. Хозяин таинственных владений строго следит за тем, чтобы никто и никогда не вступал на его территорию. Говорят что того кто нарушит этот запрет ждет страшная расправа. Есть версия, что те туристы нарушили запрет и проникли на его территорию.

— Ты в это веришь?

— Во что конкретно?

— В замок.

— Это легенда Маш. Страшилка для приезжих. К тому же в отличие от замка Дракулы этого замка никто не видел. Хотя дорога есть, но вот куда она ведет, не знает никто.

— А где она именно находится?

— Где-то около леса. А что?

— Просто так спросила. Должна же я в своей статье о чем-то написать. Начну с легенды.

Нужно обязательно проверить эту информацию. Найти дорогу…

 Маш ты можешь пообещать мне одну вещь? Не выезжай за город и не ищи дорогу, о которой я тебе сказал сейчас.

— Джеймс я не собиралась этого делать, — соврала Маша, хотя в ее голове уже созрел план на завтра. Первым делом разгадать загадку. — Обещаю, что не буду этого делать. Ты сам-то надолго здесь?

— Сегодня вечером меня уже здесь не будет.

— Как?! — она остановилась. Вот так всегда. Только встретишь того кто тебе понравился и тут же его теряешь. — Почему?

— У меня дела в другом месте, — коротко ответил Джеймс. — Ты что будешь скучать?

— Да. Нет. То есть мы только сдружились и тут выясняется что… Ладно, забудь, — расстроившись, она пошла вперед.

В течение нескольких минут они шли молча. Маша действительно расстроилась, узнав, что Джеймс уезжает. Для чего вообще он тогда к ней сегодня подошел?

— Кажется, я снова тебя обидел, — тихо произнес Джеймс.

— Нет что ты! Все нормально. Ты же не виноват в том, что у тебя есть работа, — она грустно посмотрела на витрину магазина. — Во сколько ты уедешь?

— Через час.

Еще лучше.

— Ясно. Тогда у нас остается мало времени для общения.

— Точно. Так что давай не будем тратить его на обиды. У меня, кстати, для тебя кое-что есть. Закрой глаза.

— Зачем?

— Это маленький сюрприз. Пожалуйста.

Она подчинилась. Джеймс взял ее за руку, и в ее ладонь упало что-то легкое и прохладное.

— Теперь открывай.

Маша не могла поверить своим глазам. В ее руке лежал ее потерянный браслет.

— Откуда?

Он улыбнулся.

— Я нашел его на твоем сиденье, а самолете.

— Джеймс спасибо. Ты и представить себе не можешь как я рада.

— Вижу, — он взял браслет из ее рук и застегнул на тонком запястье.

— Джеймс?

— Да.

— Закрой глаза, — Маша вдруг поняла, что сказала глупость. Ведь на нем капюшон.

— Ты тоже хочешь мне что-то вручить? — насмешливо спросил он.

— Увидишь. Закрой. И поскольку я не могу определить сделал ты это или нет, дай слово, что так поступишь.

— Как можно отказать девушке в такой простой просьбе. Обещаю.

— Ты все?

— Угу. Что дальше?

Маша решительно подошла к нему вплотную, встала на носочки и, закинув руки ему на плечи, поцеловала в губы. Первый раз в своей жизни она первой целует мужчину. Честно признаться ей было немного страшновато. Ведь она не знала, как он отреагирует.

Сперва Джеймс не двигался. Стоял словно статуя. То, что он ее не отталкивает, уже был хороший знак. Тогда Маша решила действовать дальше. Осторожно провела кончиком языка по его губам, вынуждая его раскрыть их и ответить. Ей было совершенно все равно, что они стоят посреди оживлённой улице. Она сделала то, чего так хотела. Теперь главное чтобы Джеймс ей ответил.

И он ответил. Еще как. Его руки сомкнулись на ее талии и прижали ее к твердому мужскому телу. Губы раскрылись. Их языки встретились. И все вокруг завертелось. Закружилось. Маша еще теснее прижалась к нему, наслаждаясь страстным поцелуем.

Вот что я делаю? Схожу с ума? Целуюсь с парнем, которого больше никогда не увижу.

Внезапно все кончилось. Руки только что обнимающие ее за талию резко оттолкнули ее.

— Зря ты это сделала! — непривычно холодно произнес Джеймс и отошел на шаг. — С твоей стороны это было большой ошибкой.

— Но что в этом такого?! Нам же обоим понравилось то чем мы сейчас занимались…

— Ты не должна была этого делать! Не должна! Ты должна уехать.

— Что? — воскликнула Маша, не понимая почему, он вдруг так изменился. Неужели я так плохо целуюсь?

— Уезжай! — грубо произнес Джеймс и, развернувшись чуть ли не бегом ушел.

— Джеймс? — позвала Маша.

Но он не откликнулся и не остановился. Ушел, так как будто ничего не было. Ни объятий, ни поцелуя.

Никогда не понимала мужчин. Странные и не понятные существа. Особенно этот. Черт. Даже обидно. Я ведь всего лишь поцеловала его. Хотя могла снова попробовать поднять капюшон и наконец, узнать, как он выглядит. Что скрывает.

3

Все последующие три дня были скучными и однообразными. Маша просыпалась, беседовала с Анной Николаевной, которая надо отдать ей должное многое рассказала о Трансильвании. Об обычаях легендах съездила с ней на экскурсию в замок Бран. В общем, исполняла роль гида. Причем очень профессионально. Благодаря ей Маша даже смогла начать писать статью в своем ноутбуке. Но вот что странно Анна Николаевна ни разу не обмолвилась о легенде, которую рассказал ей Джеймс.

О самом Джеймсе Маша всеми силами старалась не вспоминать. И делать это было очень и очень трудно. Он настолько вьется в ее голову, что даже стал везде мерещиться. В магазине на улице за рулем проезжающего автомобиля. Даже вечером когда Маша ложилась спать и случайно смотрела в окно, ей казалось что вот он стоит рядом с деревом и смотрит на нее. Она несколько раз выбегала на улицу, чтобы убедиться, что это он, но это был всего лишь плод ее воображения. Неужели она влюбилась?

Эта мысль ей совершенно не нравилась и каждый раз она ее отгоняла прочь.

На дорогу, которая вела в таинственный замок, Мортира Маша так и не пошла. И не, потому что дала обещание Джеймсу, а просто, потому что у нее не было на это времени. Хотя она и подметила ее начало, когда ездила на экскурсию.

На пятый день ее скуки неожиданно пришел конец.

После обеда, когда она вернулась с прогулки по городу, она обнаружила в доме Анны Николаевны среднего роста мужчину в полицейской форме. Он был с пышной каштановой шевелюрой и усами. На лбу красовались солнцезащитные очки, а в руках у него был большой блокнот.

Он и Анна Николаевна стояли в коридоре и оживленно беседовали. У женщины был такой вид как будто ее только что подняли с постели и сообщили о выполнении. Сонные светло-голубые глаза взволнованно смотрели на полицейского, из перекошенного пучка седых волос выбивались пряди, а на ногах носки. Причем одна нога была в тапке, а другая нет.

— Анна Николаевна что-то случилось? — забеспокоилась Маша и забыв даже разуться, подошла к пожилой хозяйке. — Что здесь делает этот гражданин?

— Ой, деточка, — всплеснула руками женщина. — Ты не представляешь, что сегодня произошло.

Маша посмотрела на полицейского, который что-то записывал. Он то же посмотрел на нее, а потом что-то спросил.

Девушка ничего не поняла.

Вот оно незнание иностранных языков. Нет. Все. Как только вернусь домой, буду ходить к репетитору. А то ей богу стыдно. Чувствуешь себя полной дурочкой. Тебя спрашивают, а ты смотришь на человека как на и инопланетянина. Ничего не понимаешь.

— Машенька он спрашивает, не видела ли ты в городе чего подозрительного на этой недели, — перевела женщина.

Так подумаем. Если не считать Джеймса то, наверное, нет. А его, наверное, лучше не упоминать. Я же еще не знаю что произошло.

— Нет. Ничего, — ответила Маша и в дополнение к своим словам отрицательно покачала головой.

Анна Николаевна перевела ее слова полицейскому, тот снова записал блокнот и снова что-то спросил. Или сказал. Маша снова ничего не разобрала.

— Маш он говорит, что если что-то вспомнишь, то нужно обязательно сообщить.

— Так вы скажите что случилось?

Женщины вздохнула.

— Сегодня утром на дороге ведущий в замок нашли окровавленный труп молодого парня. Туриста. Говорят, он вчера приехал и отстал от группы, а сегодня… — она еще раз вздохнула. — Сегодня его нашли.

Маша тут же вспомнила слова того типа у кафе четыре дня назад. Но подумав, что раз он разговаривал с полицейским то упоминать о нем нет смысла.

Анна Николаевна тем временем попрощалась с полицейским и проводила его за дверь.

— Какая беда. Я и не думала что здесь такое возможно, — охая женщина, пошла на кухню. — Какая беда. Какая беда.

Девушка тем временем прислонилась к стене и закрыла глаза. Ей вдруг показалось, что она попала в какую-то детективную историю. В Москве с ней такого ни разу не происходило. Подумать только. Труп. Здесь.

Вдруг она вспомнила еще одни слова того ненормального о полнолунии и поспешила к себе в спальню. Включила ноутбук, загрузила интернет и провела, какая вчера была луна. Ответ напугал ее. Полнолуние.

Она так и села. Нужно позвонить Юльке. Срочно. Немедленно. Взяв в руки свой любимый мобильник, Маша набрала номер подруги. Та долго не трубку, а когда ответила Маша, во всех красках описала все что произошло. Ну, или почти все. Сама не зная почему, Джеймса она решила не упоминать.

— Не вздумай туда ходить, — первое, что произнесла Юля.

— Я и не собиралась, — соврала Маша. Нет, с враньем нужно заканчивать.

— Так я тебе и поверила. Зная тебя, я даже удивлена, почему ты еще не на той страшной дороги. Не вздумай! Слышишь?

— Юль да успокойся. Никуда я не пойду, — в голове девушка уже пыталась придумать, как добраться до места, где нашли труп, а заодно до той опасной, но жутко интересной дороги.

— Ты мне врешь! Я это чувствую. Послушай моего совета — не лезь во все это. Пусть полиция в этом разбирается. Лично я бы вообще поехала домой.

— Я не ты и я не могу уехать пока не закончу работу.

Так, кажется, у Анны Николаевны я видела велосипед.

— Ох, Машка, Машка. Вляпаешься ты когда-нибудь по самое, самое.

— Все будет хорошо. Обещаю. Давай, а то роуминг и все такое, — стала спешно заканчивать разговор Маша. Ей не терпелось отправиться в дорогу.

— Пока. Обещай звонить.

— Обещаю. Пока, — и девушка отключилась.

Выключила компьютер, переоделась в джинсы футболку и спортивную куртку. Взяла на всякий случай мобильник и побежала на выход. По пути она заглянула на кухню.

За столом сидела Анна Николаевна и пила чай. Судя по запаху из традиционной ромашки. Для успокоения. Лицо у нее было все такое же печальное и взволнованное.

— Анна Николаевна, — обратилась к ней Маша, — можно мне взять велосипед в вашем дворе? Хочу немного прокатиться. А то после всех этих страшных новостей мне как-то не по себе.

— Ты права деточка. Новости и впрямь страшные. А велосипед бери. Я все равно сейчас пойду, прилягу и попробую вздремнуть. Ох. Давление у меня что-то поднялось. В моем возрасте такие волнения вредны.

— Отдыхайте.

— А ты будь осторожна, — женщина снова отпила чай.

— Обязательно.

Обувшись в кроссовки, Маша выскочила на улицу взяла велосипед старого образца и поехала навстречу своему приключению.

По прямому узкому шоссе за десять минут, что она ехала ей не встретилась ни одна машина. Да оно и понятно. После того как нашли труп ни одного туриста и близко не подпустят. А жители наверняка сейчас все сидят по домам и обсуждают произошедшее.

Легкий прохладный ветерок дул девушки в лицо. На чистом небе еще светило солнце. Впереди показался лес. А рядом с ним виднелись очертания заросшей дороги.

Видимо полиция убрала все следы преступления. Ни одного следа того что где-то на проезжей части находился труп Маша так и не увидела.

Подъехав к страшной дороге, Маша остановилась и посмотрела вначале на видневшейся вдали городок, а затем на лес.

Что я делаю? Что делаю?

Вздохнув, она снова закрутила педали и поехала по траве. Сперва дорога вела вдоль высоких деревьев, а спустя минуту езды свернула в лес.

Было тихо. Только изредка слышался шум ветра. Где-то чирикали птицы. Вроде бы пока, как и должно быть в обычном лесу. Но вскоре зеленые деревья резко кончились и перед ней появились засохшие и почерневшие стволы.

Маша нажала на тормоз. В ней сейчас боролись два чувства: повернуть назад и поехать вперед. В итоге победило последнее.

По более узкой дороге она поехала дальше. Она старалась вслушиваться в шумы и прочие. Но чем больше она это делала, тем меньше она что-либо слышала. Казалось, что все вымерло.

Стало становиться темно. Подняв голову, Маша заметила тучи.

Этого только не хватало. Но почему именно сейчас?

Ноги устали крутить педали. Но не это заставило ее резко остановиться. Сухие ветки деревьев не давали ей, возможно, ехать на ее транспорте. Видимо дальше придется идти пешком.

Оставив велосипед возле дерева, она пошла дальше. Света становилось все меньше, а желание повернуть назад наоборот больше. Побеждало любопытство. Она найдет этот замок, будь он не ладен. Выяснит, кто там хозяйничает и…

Дальше будет видно. Скорее всего, вызовет полицию и сообщит, что нашла замок, которого так все боялись.

Вдруг где-то рядом послышались шаги. Маша замерла на месте. Немного постояла. Досчитала до десяти и осторожно стала поворачиваться вокруг себя. Справой стороны в метрах двадцати она увидела высокую фигуру в плаще и капюшоне. Сегодня ёкнуло.

Я не боюсь. Это же просто человек. Человек. А я на чужой территории.

Как в фильме ужасов грянул гром, и фигура стала медленно двигаться в ее сторону.

Мне не страшно. Не страшно.

Снова раскат грома. Сверкнула молния. Начался дождь. Фигура ускорила шаг.

С диким криком ужаса Маша бросилась к своему велосипеду. Она бежала и боялась оглянуться назад. Да и зачем? Тяжелые шаги все приближались. Хозяин этих мест был, судя по всему в отличной физической форме.

Где же этот черти велосипед?

Тут ее нога зацепилась за что-то твердое. Маша потеряла равновесие и упала, больно треснувшись головой. Шаги были совсем близко.

Вот теперь мне конец. Кажется, завтра найдут еще один труп. Мой.

Человек, бежавший за ней, остановился рядом с ней. Она увидела, какой он высокий. Или это ей так кажется?

Головная боль усилилась. Еще немного и сознание покинет ее. Или не только сознание?

Холодный дождь продолжал идти, заливая ее лицо и одежду. Человек стал наклоняться.

— Пожалуйста, не убивайте меня, — взмолилась Маша и потеряла сознание…

***

Как же болит голова. Срочно. Срочно нужна таблетка. У меня в чемодане есть таблетка от головной боли.

Маша открыла глаза и чуть снова не потеряла сознание. Каменные высокие стены деревянные оконные рамы свечи деревянный стол камин. Прямо средневековье. Она снова закрыла глаза.

Черт возьми, где я нахожусь? Что это за место? Как я сюда вообще попала? Вспоминай Маша. Ну же.

Из-за боли мозг плохо соображал. Сделав усилие, девушка все вспомнила. Полицейский. Убийство. Звонок Юльке. Велосипед. Лес. Фигура в плаще.

Маша вздрогнула. Ее кровать скрипнула. В таком месте этот звук показался ей очень громким.

Она в логове убийцы. Ужас. Сердце застучало, так как будто отбивали барабанную дробь.

Я попала. Все Машка. Ты доигралась. Нет, клянусь, если выберусь, то больше никогда не полезу в чужие дела. Ну, правда.

Набравшись смелости, она снова осторожно открыла глаза. В комнате или пещере никого не было. Воспользовавшись этим, она попыталась сесть и осмотреться, пока хозяин этого места кто бы он ни был, не вернулся.

Обстановка была самая скромная. Стол два стула и кровать, на которой она лежала. Кстати об этом.

Маша приподняла мягкий плед и обнаружила…

Только не это! Нет, нет! Спокойно Маша… Какое к черту спокойствие?! Почему на мне из одежды только нижнее белье? Где остальное? Нет. Это не самый главный вопрос. Кто меня раздевал?

Девушка лихорадочно стала искать глазами свои вещи. Пусто. Нигде ничего не было видно.

Плохо. Очень плохо. Если нужно будет бежать, то, как я побегу в таком виде?

В окно застучали капли дождя. Грянул гром. Опять.

За деревянной овальной дверь послышались тяжелые шаги.

Это он. Тот, кто взял меня в плен.

Она осторожно, но быстро встала с кровати, взяла со стола смешно подумать железную и ржавую тарелку и босиком подкралась к двери. Прижалась к каменной стене и, затаив дыхание стала ждать, когда откроется дверь и войдет похититель. Ее план состоял в том, чтобы огреть его желательно по голове и сбежать.

Плевать что я в одном белье. Он и так сто процентов видел меня в таком виде. Главное сбежать.

Шаги замедлились и остановились. Маша подняла тарелку вверх. Дверная ручка со скрипом повернулась. Дверь открылась, и в комнату вошел ее похититель. С его черного плаща стекала вода.

Что было сил, Маша нанесла удар и не став разбираться в том, достигла ли тарелка цели, кинулась вон из этого страшного места.

Она бежала по длинному коридору. Не долго. Сильные руки поймали ее за талию и повалили на пол. Раздосадованная в том, что побег не удался, Маша стала визжать и вырываться из рук противника. Тот был явно сильнее. Перевернув ее на живот, он завел ее руки за спину и навалился сверху. Маша все равно не оставляла попыток высвободиться.

Пинаясь и барахтаясь, как рыба на берегу, она своей же головой ударилась о голову противника. Тот на несколько секунд выпустил ее, и она снова дала деру. И снова ее побег был коротким. Мужчина снова поймал ее, и на этот раз перекинул ее через плечо, и одновременно удерживая за ноги, понес обратно туда, где она очнулась.

Ну ладно. Сейчас ты у меня узнаешь!

Открыв рот, она громко и пронзительно закричала. Что-что, а кричать она умела. Пронзительно очень громко.

Вдруг ее довольно ощутимо шлепнули по мягкому месту.

— Прекрати орать, — четко и громко произнес ее похититель.

Быть того не может. Этот голос мне хорошо знаком. Это…

— ДЖЕЙМС?!

— Он самый.

— Как ты… Да… Ну-ка быстро отпусти меня! — гневно скомандовала Маша.

— И не подумаю.

— Отпусти!

— Нет!

— Да!

— Нет! Пока мы не дойдем до твоей кровати, нет.

Кровати! Вот же не везет, так не везет. Он видит меня голой.

Она стала колотить его по спине и снова громко закричала.

Тут же последовал шлепок.

— Прекрати. Тебя все равно никто не услышит, — произнес Джеймс.

Он внес ее в комнату, где она очнулась, закрыл дверь и только тогда отпустит.

Маша молнией кинулась к кровати и закуталась в плед. Тщательно.

Смешок за спиной заставил ее обернуться и бросить на Джеймса испепеляющий взгляд.

Он стоял возле двери, прислонившись к ней спиной и сложенными руками на груди. Сейчас в блики огней плаще и все том же капюшоне он напоминал ей сатаниста из фильма. Те то же носили такую одежду и не показывали лица. И так же усмехались когда хотели что-то совершить.

— Что смешного? — спросила она у него.

— Ничего.

— Врешь!

— Правда.

— Лучше признайся, — Маша угрожающе шагнула к нему.

— И что ты сделаешь? Закричишь или стукнешь меня тарелкой. Кстати ты тогда промазала.

— Я уже заметила. Где моя одежда?

— Сохнет. В другом месте. Ты вся промокла, и мне пришлось тебя раздеть.

— Ты… меня… сам…

— А ты что видишь здесь еще кого-то? — его голос звучал насмешливо.

— Хотелось бы узнать «здесь» это где? — она посмотрела по сторонам.

— Там где я живу.

Очень понятно.

— А где ты живешь?

— Там где надо.

— Джеймс сейчас же прекрати! — прошипела Маша. Ее терпение было на исходе.

— Что прекратить?

Нет, он издевается.

— Немедленно ответь мне на ряд вопросов. Первое — где я? Второй — почему я здесь? Третий — как ты оказался здесь? Четвертый — когда ты меня отпустишь? И пятый — кто ты такой?

— Ты сама-то запомнила их очередность?

Маша зарычала от злости.

— Вижу что запомнила. Ладно. Ты здесь, потому что я тебя сюда принес. Здесь мой дом, правда, временный. Находишься ты в заброшенном замке. Отпущу я тебя только тогда когда сочту нужным. Ну, кажется все. Довольна?

— Нет. Ты не ответил кто ты такой.

— У тебя плохо с памятью? Я Джеймс.

— Фамилия!

— Зачем? По моему имени вполне достаточно.

— Слушай сюда Джеймс. Я требую, чтобы ты немедленно сказал мне, кто ты такой иначе я обещаю тебе, что сорву с тебя это дурацкий капюшон, которым ты так старательно скрываешь свое лицо. Говори!

— Мортир. Джеймс Франко Мортир. Хозяин этого замка и человек, которого люди считают убийцей. Довольна? — в этот раз его голос звучал холодно.

Маша поежилась и села на кровать. Мортир. Эта фамилия…

Она закрыла глаза и досчитала до десяти.

В комнате раздались шаги. Маша открыла глаза и увидела, как мужчина остановился у камина и бросил туда дрова. Затем снял мокрый плащ и повесил его на стул. Его лицо по-прежнему скрывал капюшон.

— Что ты намерен делать со мной? — тихо спросила она.

— Ничего такого, о чем ты сейчас думаешь! — он продолжал стоять к ней спиной.

— Откуда тебе знать, что я думаю? Ты же не можешь читать мысли.

— На твоем красивом лице и так все написано. Ты считаешь меня убийцей.

Чего? Странным — да. Скрытным — то же да. Но не убийцей.

Она встала с кровати и подошла к нему. Одной рукой Маша держала плед, а другую положила ему на плечо.

— Я не считаю тебя убийцей Джеймс.

Он смахнул ее руку и отошел в сторону.

— Ты специально так говоришь!

— Нет, я, правда, не считаю, тебя убийцей тех людей, что нашли здесь. В Бране. Но мне не понятно, что ты здесь делаешь. Ты же в последнюю нашу встречу сказал что уезжаешь.

— А я и уехал. Из города. А вот ты Маша большая лгунья. Ты дала слово, что не пойдешь сюда. Не станешь искать дорогу.

— Прости. Мое любопытство это как болезнь. Я ничего не могу с ним поделать.

— А если бы я оказался не я? Что тогда? Ты не только лгунья, но и везучая.

Это точно. Наверное, все любопытные люди везунчики.

 Джеймс, когда ты меня отпустишь?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.