электронная
200
18+
Марк Антоний и Григорий Потемкин, уроки судьбы

Бесплатный фрагмент - Марк Антоний и Григорий Потемкин, уроки судьбы

Цезарь, Клеопатра, исторические параллели

Объем:
264 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-0110-4

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Если человек думает, что в историческом движении общества имеют место случайности, то он полный идиот»

Цицерон

I Марк Антоний

Глава I Рим 15 марта 44 года до н.э.

Мартовские иды

Поначалу заговорщики ожидали, что убийство Цезаря повлечёт всеобщее ликование. Cразу же после убийства они заняли Капитолийский холм в центре Рима. Антоний знал о готовящемся заговоре, об этом трезвонил весь Рим, не раз предупреждали и самого Юлия Цезаря.

Везде и всюду писали на стенах домов, разбрасывали листовки «Смерть Цезарю!». Это было явным свидетельством накопившейся злости и ненависти по отношению к Юлию! Однако многие воспринимали это всего лишь, как пустые угрозы.

«Бессмертные боги храните нас», — не переставая, постоянно молилась супруга Цезаря, который вскоре должен был уехать в Парфию. У нее уже нет сил, вся на нервах она предчувствовала петлю, что все туже затягивалась на шее Цезаря. Постепенно превращаясь в безликую тень, она не хотела пускать своего супруга в Сенат.

С утра 15 марта Цезарю не здоровилось. Он подошел к столу и заснул. Ему снилось, как он летает под облаками, где сам громовержец Юпитер пожимает ему десницу. Само тело словно оцепенело и отказывалось идти. Недавно ему рассказали, что табуны коней, которых он при переходе через реку Рубикон посвятил богам и отпустил на волю, отказываются от еды и проливают слезы. Однако железный Цезарь не внял предупреждению, он всегда был неумолим и непреклонен.

Предупреждал Юлия и Спуринна, известный гадатель Рима. Они встретятся 15 марта. Цезарь усмехнется. Вот уже 15 марта, пришли мартовские иды. «ДА! Да, пришли, но не прошли», — уклончиво отвечал предсказатель.

А что мог сделать Цезарь — отменить ход времени, перенести очередной военный поход, заседание, свадьбу? В Риме было принято перед любым малым и большим мероприятием бросать жребий. Что касается Цезаря, то он уже устал играть в эти игры. Жребий уже давно брошен! Цезарь всегда шел наперекор судьбе! Всему свое время, настал его час, час испытаний и смерти. Его чуть ли не насильно отведут в Сенат.

15 марта в дом к Цезарю явится Децим Брут, который зарекомендовал себя прекрасным командующим флота. Он сообщает ему: «Сенат хочет видеть Цезаря, его хотят провозгласить царем». Все знали про древнюю книгу пророчеств, что царство Парфии может сокрушить только человек в звании царя.

Поначалу Цезарь отказывается идти, ему нездоровится. Жена уговаривает его не ходить в Сенат. Почти всю ночь она не могла заснуть и лишь рыдала и плакала от мрачных предчувствий, слезы сами лились из ее глаз. Сильный порывистый ветер ночью не давал тишины, покоя, громыхала не только крыша, но все небо. Помимо завывающего ветра ее мучили зловещие сны. Жена почти уговорила его остаться дома.

Но Децим Брут настойчиво уговаривает его пойти с ним. Сенаторы будут обсуждать вопрос, который касается его лично. Цезаря перед походом в Парфию хотят провозгласить царем заморских территорий. Он скажет Кальпурнии, что скоро вернется. Децим Брут возьмет его, словно маленького мальчика за руку и поведет на заседание сената.

«Республика — ничто!»

Именно так он и высказался ранее. «Республика — ничто, пустое имя без тела и облика». И всегда в последнее время он с раздражением прерывал каждого, кто начинал восхвалять республиканский строй. Республика — это ничто, пустое место, где все продается и покупается.

Только глупец и романтик не понимает этого. И сенаторы, многие из которых проворовались, бегают на досуге в гарем Антония, стучат и доносят друг на друга, прекрасно должны понимать это. Цезарь даже перестал приветствовать сенаторов стоя, согласно ритуалу, он император должен их встречать стоя. Сенаторы, конечно, возмущались попранием вековой традиции. Ему не триста, а всего лишь пятьдесят шесть, но после стольких лишений, страданий, воспоминаний и главное переживаний, которые выматывают без остатка всю душу, Цезарь устал от жизни. Он как-то сразу постарел, обмяк, перестал заниматься спортом и заботиться о здоровье.

Цезарь давно переболел великими идеями, давно перестал восхвалять Рим, свободу, демократию и республиканский строй. Всегда во все времена после безвластия гражданских войн требуется не просто власть, а самая строгая плетка диктатуры. Даже в народе уже давно чувствуется тоска по сильной руке.

Республика — это ничто и пустой звук! Каждый раз, когда он говорил это, все молча слушали, лишь ярые республиканцы, главные из которых побледневший Кассий и Марк Брут все время переглядывались и странно перемигивались.

Что касается Марка Брута, оно понятно. Его предок в свое время покончил с монархией в Риме. Вот и сейчас на стенах вечного города появились надписи: «Ты спишь, Брут!» и «Ты — не Брут!», которые не только намекали на смелость его предка, но и призывали его к решительным действиям. Цезарь был спокоен и уверен в своей правоте и тогда, когда в 44 году до н.э. весь Рим заполонили письма заговорщиков против Цезаря. «Цезарь — тиран! Смерть тирану! Цезарь — враг республики».

Да, Цезарю пока не возражают! Но интуиция не обманывает его по поводу Кассия. «Как вы думаете, что хочет чрезмерно бледный Кассий?» — спрашивал он у сопровождающих. Тот холодел изнутри, белел от злости и ярости, когда унижали его горячо и нежно возлюбленную республику.

У истоков заговора стоял Кассий, Брут присоединился на позднем этапе, поскольку заговорщики требовали, чтобы их возглавил именно Марк Юний Брут. Брут и Кассий объединились в самом начале, после чего «каждый из них стал испытывать как собственных друзей, так и друзей самого Цезаря, тех, кого они признавали наиболее смелыми». Среди заговорщиков Брут был настоящим романтиком и идеалистом, ведь убийство Цезаря только вредило ему лично.

Сторонники императора примут в сенате решение о том, чтобы Цезаря всегда и везде сопровождали испанцы-телохранители. Но он отказался от охраны из испанцев-телохранителей с мечами. «Лучше один раз умереть, чем постоянно ожидать смерти», — отвечал Юлий. Что это? Он слишком уверен в себе, устал от власти, устал от жизни, либо ему всё равно, что будет. В конце концов, будь что будет!

На полях сражений он давно привык к риску и опасности. Он уверен в себе, мог убедить беснующуюся толпу, легионеров, солдат и сенаторов. Цезарь был уверен в своей правоте, он не сомневался в том, что ему запросто удастся убедить своих оппонентов и противников в Сенате. Но человек предполагает, а судьба располагает!

Убийство Цезаря

Заговорщики решили убить Цезаря на последнем заседании сената перед его уходом в парфянский поход 15 марта 44 года до н. э.. У входа в сенат один испуганный римлянин передаст Цезарю записку с предупреждением о покушении. Но Цезарь не удосужился ее прочитать.

Цезарь обожал величественное здание Сената, которое на свои деньги построил Помпей. Там звучали пламенные сладострастные речи о демократии, свободе, республике. Именно там Цезарь в последние годы испытывал упоение властью, положением, наслаждение от стихов, каламбуров, хитроумной игры мыслей и слов. Именно в сенате на склоне лет в замысловатых словесных дуэлях он постигал высший политический оргазм. По силе ораторского искусства он был вторым после Цицерона.

Привычно улыбаясь, великодушный Цезарь снисходил, остроумно отвечая своим оппонентам и противникам. Он был великолепен! Лицо, глаза Цезаря светились великодушием. Это было великодушие властного и уверенного в себе человека, пожалуй, слишком уверенного в себе.

Юлий Цеарь

У него отсутствовало чувство страха, в минуты опасности не дрожали руки, не было тумана в голове. Напротив, он становился хладнокровным и расчетливым, это позволяло ему одерживать победы, ведь он смотрел на происходящее словно со стороны без страха, упрека и каких-либо эмоций.

При входе Цезаря в тот злополучный день 15 марта Сенат поднялся с места в знак уважения. Заговорщики же, возглавляемые Брутом, разделились на две части: одни стали позади кресла Цезаря, другие вышли ему навстречу.

Как всегда спокойный и уверенный Юлий сел в свое кресло из чистого золота. Заговорщики окружили его. Один из них схватил обеими руками тогу и начал стаскивать ее с шеи, это был знак к нападению. Далее последовал первый удар мечом в затылок, рана была неглубока. Цезарь, повернувшись, схватил и задержал меч.

Непосвященные в заговор сенаторы, пораженные страхом, не смели ни бежать, ни защищать Цезаря, ни даже кричать. Все заговорщики с обнаженными мечами окружили Цезаря. Куда бы он ни обращал взор, со всех сторон на него были направлены обнаженные кинжалы. Он, «подобно дикому зверю, окруженному ловцами, встречал удары мечей, направленные ему в лицо и в глаза, так как было условленно, что все заговорщики примут участие в убийстве и как бы вкусят жертвенной крови».

Отбиваясь от заговорщиков, Цезарь метался и кричал, но, увидев Марка Брута с обнаженным мечом, накинул на голову тогу и подставил себя под удары. Брут нанес Цезарю удар в пах.

Он был поражен 23 ударами остро заточенных кинжалов, только при первом от неожиданности он испустил стон. Юлий Цезарь накинул на голову тогу, левой рукой распустив ее складки, чтобы пристойнее упасть мертвым и укрытым с головы до ног.

«И ты, Брут?»

Среди заговорщиков был его любимец, пламенные стихи которого Цезарь обожал и всячески поддерживал. Однако он не был на стороне Цезаря, поэт, писатель и философ Марк Юний Брут был среди нападавших. Ходили слухи, что это был его внебрачный сын, грех юности, который оказался на редкость талантливым. Правда, это если и случилось, то давным-давно, когда юному Цезарю было не больше семнадцати лет.

В момент нападения Цезарь, согласно историку Светонию, успел лишь воскликнуть ему по-гречески: «И ты, дитя мое?». Ранее Цезарь разговаривал и спрашивал его о планах на будущее и власть, но Марк Брут отказался, намереваясь заниматься поэзией и философией. Цезарь всецело доверял ему. Впервые знаменитая фраза «И ты, Брут?» прозвучала в трагедии Шекспира, в «Божественной комедии» Данте одним из трех предателей является Брут.

Матерью Марка Юния Брута была честолюбивая Сервилия, представительница знатного патрицианского рода Рима, она сумела оказать большое влияние на видных политиков Рима, включая брата (с определённого момента — главу консервативной части сената), второго мужа (консула в 62 году до н. э.) и самого Цезаря, которого ранее называли её любовником. Брут Старший был казнён Помпеем, за это Брут Младший ненавидел Помпея всю свою жизнь. Сама же Сервилия по отношению к Цезарю сменила любовь на ненависть, а милость — на гнев.

При Цезаре Марку Юнию была обеспечена отличная карьера, с отцом «тираном» его связывали самые тёплые отношения. Брут клялся Цицерону, что убил бы собственного отца, если бы увидел, что тот стремится к тирании. В результате, он смог убе­дить не только заговорщиков, но и себя, в первую очередь, что он «соби­ра­ет­ся убить Цеза­ря-дик­та­то­ра, а не… Цеза­ря-чело­ве­ка». Звучали предложения вместе с Цезарем убить и Антония, но благородный Марк Брут выступил против этого.

Вкусив и насытившись жертвенной крови, весь в крови Цезарь поворачивался то к одному, то к другому заговорщику, но со стороны каждого к нему были обращены лишь жала остро заточенных кинжалов. Марк Брут пытался сказать речь. Через несколько мгновений бездыханное тело Цезаря, который сумел накинуть на голову тогу, жертвенно подставляя себя под удары, лежало на полу.

Заговорщики оттолкнули тело Цезаря к цоколю, на котором стояла статуя его противника Помпея. Цоколь был в крови Цезаря, словно «сам Помпей явился для отмщенья своему противнику, распростертому у его ног, покрытому ранами и еще содрогавшемуся» (историк Плутарх). Марк Брут не смог сказать заранее заготовленную высокую речь, здание быстро опустело, сенаторов и след простыл.

Через несколько часов трое рабов, посланных Кальпурнией, положили бывшего властелина Рима на носилки и отнесли домой безутешной вдове, которая заранее предчувствовала безжалостное убийство своего Юлия. Она сделала всё, что было в ее силах, но Цезарь не внял ее мольбам и просьбе не ходить в Сенат. И теперь лишь бессмертные боги молча слушали и взирали на ее безутешные рыдания!

Антоний после убийства Цезаря

На заседании сената 15 марта 44 года до н.э. вместе с диктатором должен был присутствовать и Антоний, однако его преднамеренно задержали, чтобы могучий и мужественный Марк не помешал осуществить задуманное. В тот злополучный день Марк Антоний не смог защитить своего Цезаря. Возможно, сама судьба сберегла Антония от смерти. Ведь все предостерегали Цезаря много раз, но он лишь отмахивался от всех, как от надоедливых мух.

Неожиданно для самого себя и всех окружающих Антоний стал осторожничать. Сразу же после убийства Цезаря Антоний спрятался и укрепился в своем доме, он не знал планов заговорщиков. Марк был в глубоких раздумьях. Раньше все решения принимал Цезарь, который сформировал и скомпоновал систему власти и управления под себя. Он просто перед выборами посылал в избирательные округа короткие записки: «Предлагаю вашему вниманию такого-то (указывал имя), чтобы он вашими голосами получил такую-то должность (указывал должность)». Естественно, в Народном собрании должностными лицами выбирали тех, кого Юлий Цезарь считал достойными и преданными себе.

Раньше каждый гражданин Рима на широкой равнине за городской стеной, Марсовом поле, получал табличку, на которой он писал имена тех, за кого подавал свой голос. Каждый год выбирали двух консулов, которые обладали равной властью и по очереди председательствовали в Народном собрании. Как правило, заседание сената также вел консул. Сенат ведал казной, вел войны и переговоры с другими государствами. Подчинив страны Средиземноморья, Рим обрел не только богатства, но и плодородные земли с множеством дешевых рабов.

Но времена меняются. И не всегда в лучшую сторону! Римляне, которые желали получить выборную должность, садились на площади и покупали голоса бедноты. В день выборов бедняки являлись, чтобы бороться за тех, кто давал им деньги. Порой выборы превращались в самые настоящие сражения с оружием и драками, порой в торги, где все решали деньги. Так постепенно шаг за шагом республика все больше превращалась в продажную девку, попутно увлекая на продажный путь и свою младшую сестру — свободу, толкая следом на порочный круг и демократию. Что осталось от власти самого народа и от самой Римской республики?

Да, двухметровому Марку было проще подраться, помахать кулаками, на худой конец сбросить со скалы противника. Это он обожал, за что, впрочем, Цезарь не раз ругал и осуждал варварские замашки Антония. Теперь все изменилось. Теперь подобно Цезарю Антоний, как перед сражением должен расставлять фигуры сторонников и противников Цезаря. Марк должен научиться самостоятельно играть на шахматной доске власти, чтобы разобраться в сложной конфигурации друзей и врагов, всех «за и против» и пытаться представить дальнейшие действия.

В доме Цезаря

В это же время сторонники Цезаря разбирались в сложившейся ситуации. Командующий войсками, охранявшими город, Марк Лепид склонялся к немедленной поимке и незамедлительной казни заговорщиков. Он разыскал Антония и спросил у него совета о дальнейших действиях. Тот отговорил Лепида от немедленного возмездия и пытался привлечь на свою сторону, пообещав выхлопотать для него вакантную после гибели Цезаря должность великого понтифика, даже свою дочь Антонию обещал выдать за сына Лепида.

Той же ночью после убийства Антоний посетил дом Цезаря. Марк пришел не столько утешить вдову Цезаря, сколько хотел получить информацию из первых рук. В доме Цезаря Антоний осмотрел и взял главное вещественное доказательство — разодранную одежду Цезаря. При поддержке жены диктатора Кальпурнии Марк завладел всей перепиской Цезаря и деньгами, он взял 700 миллионов сестерциев казённых средств.

На следующий день Антоний и заговорщики начали переговоры с влиятельными римлянами, пытаясь заручиться их поддержкой. Марк связался с Децимом Брутом, одним из участников заговора.

Заседание Сената после убийства Цезаря

Не медля и не теряя драгоценное время 17 марта, великий мастер войны, стратег и тактик боевых сражений Марк Антоний созвал заседание Сената в храме Теллус, неподалёку от своего дома, подготовленного на всякий случай для отступления в случае начала беспорядков. Участники заговора в нём не участвовали. Сенаторам предстояло сделать сложный выбор — либо они осуждали убийство и начинали судебное преследование заговорщиков, либо признавали Цезаря тираном, а заговорщиков всего лишь убийцами тирана.

Сенат избрал компромиссный вариант. Неясно, кто повлиял на итоговое решение Сената в наибольшей степени. Сначала Сенат склонялся к осуждению убийц Цезаря. Решающей оказалась речь Цицерона, который напомнил об аналогичной ситуации в Афинах в конце Пелопоннеской войны: тогда убийц тиранов избавили от ответственности. Всё произошедшее, как нечто ужасное, подлежало забвению. Под влиянием Цицерона Сенат принял предложение об амнистии заговорщиков. Кому нужна новая кровь и беспорядки в Риме?

Немалую роль сыграл друг Цезаря, консул Антоний: «Если мы признаем, что Цезарь уничтожил в Риме свободу, то его тело надо оставить без погребения, а все распоряжения отменить». Диктатор планировал назначить нескольких заговорщиков или сочувствовавших им сенаторов на высокие должности, а другим — передать провинции для управления. Марк всегда резал правду-матку в глаза, не любил демагогию и высокие красивые речи о свободе и республике, а потому как настоящий полководец говорил, словно в бою — редко, но метко.

Марк Антоний напомнил присутствующим на заседании, что многие из них обязаны своими местами в Сенате благодаря законам Цезаря. «Готовы ли вы от всего добровольно отказаться? — продолжал Марк. — А вы подумали о том, как поведут себя солдаты Цезаря, если вы их лишите земельных участков, которые они уже получили или еще ожидают получить?» Сенаторы вскочили со своих мест, конечно, они не хотели отказываться от своих привилегий и имущества, в немалой степени нажитого благодаря Цезарю и его ветеранам. Конечно, они хотят оставить все по-старому.

Несмотря на республиканские настроения в Сенате, Марк призвал сенаторов не отменять законы диктатора. Незадолго до гибели Цезарь утвердил и принял указ на следующий год. Отмена этого указа повлекла бы новые выборы, а их итог был бы неблагоприятным для республиканцев, которые и сами это сознавали. По предложению Цицерона, помимо признания всех распоряжений Цезаря действительными, следовало утвердить все законы, которые намеревался принять погибший. Впрочем, и сам Антоний был в этом заинтересован, ведь вся переписка диктатора и проекты законов уже были в его руках. Действительно, впоследствии Антоний получит огромную выгоду от этого решения.

Сенат ни приветствовал, ни осудил убийство диктатора: оба предложения не были поддержаны большинством голосов. Судьба заговорщиков оставалась нерешённой: предложение о чествовании заговорщиков не удалось принять. Антоний пошёл на значительную уступку, Марк согласился на назначение своего старого противника Долабеллы консулом вместо убитого Цезаря. Поскольку нового консула никто не воспринимал всерьез как сильного политика, Антоний становился лидером в лагере сторонников Цезаря.

Марку удалось также завоевать расположение и республиканцев, он внес предложение о запрете должности диктатора навечно. После принятия этого закона Лепид, который был начальником конницы и заместителем диктатора при Цезаре с достаточно широкими полномочиями, терял свой вес во власти. Сразу же после заседания Антоний и Лепид передали заговорщикам своих детей в качестве заложников и начали переговоры с ними. Сначала стороны ограничились внешними показными проявлениями взаимного расположения — рукопожатиями и совместными обедами, Лепид отобедал с Брутом, которого ранее хотел казнить, Антоний — с Кассием.

Завещание Цезаря

Обсуждение важного вопроса о характере похорон Цезаря состоялось на заседании 18 марта. Тесть диктатора Кальпурний Пизон предложил организовать похороны с государственными почестями и публично зачитать завещание диктатора. Сенат поддержал это предложение. Заговорщики предлагали сбросить тело диктатора в реку Тибр, но среди заговорщиков наметился раскол. Ранее Сенат окончательно утвердил распределение провинций, в числе получателей были и заговорщики. Консулов же обошли, Антонию не досталась Македония, на которую он так рассчитывал.

Перед похоронами, на которых планировалось распечатать и публично огласить завещание Цезаря, по настоянию Марка его вскрыли в доме Антония. Антоний вполне заслуженно надеялся стать наследником Цезаря. Мать Антония происходила из древнего патрицианского рода Юлиев и приходилась дальней родственницей Гаю Юлию Цезарю.

Марк Антоний происходил из известного в Риме семейства. Его отцом был Марк Антоний Кретик (то есть «Критский»), матерью — Юлия. Антонии были древним родом и имели легенду о своём происхождении, возводя свой род к Антону, сыну Геракла. Представители рода Антониев занимали высокие должности в Римской республике ещё в V веке до н. э.

В 99 году до н. э. дед Марк Антоний, прозванный «Оратором», впервые в семействе добился должности консула, а двумя годами спустя — должности цензора. В 87 году до н. э. его казнили по приказу Гая Мария, но его сыну удалось избежать преследования. Отцу будущего триумвира пришлось скрываться вместе с беременной женой Юлией, потому точное место рождения Антония неизвестно.

Мать Антония происходила из древнего рода Юлиев, правда, ветвь Юлиев Цезарей, к которой относилась мать Антония, не поддерживала тесных связей с родственниками Цезаря и Октавиана — сторонниками Гая Мария. Она поддерживала противоположную сторону Суллы. Борьба между сторонниками Гая Мария и Луция Корнелия Суллы шла не на жизнь, а на смерть, сам Юлий Цезарь долгое время был вынужден скрываться.

Итак, по настоянию Марка в доме Антония вскрыли завещание Цезаря. Неожиданно для всех главным наследником Цезаря оказался Гай Октавий.

Сторонники и противники Цезаря после его убийства пытались создать видимость примирения. Сенат принял абсолютно верные и хорошо продуманные решения. Сенаторы не учли всего один фактор — отношения римлян и самого народа к убийству диктатора, которому был ранее присвоен титул «отца отечества». А это такой немаловажный фактор, который способен перепутать, зачеркнуть все правильные решения, планы и расчеты, перевернув все исторические карты.

Да, Цезарь был аристократом, а не плебеем. Но за время многолетних походов он сроднился с народом. Порой, когда ему надоедало сидеть в Сенате, он по старой памяти приезжал в один из легионов не только поесть простую пищу из общего котла, но и отдохнуть душой от вероломных хитрых сенаторов и богачей, которые больше всего на свете любили сплетни, доносы и вечно держали нож за пазухой за самую малость.

Лысый развратник

Многих солдат он знал по имени, они всецело доверяли ему, обращались с ним на «ты» как друг с другом, могли и запросто назвать «лысым развратником». Он не обижался, на правду не обижаются. Хотя какой он развратник? Вся жизнь — в седле, вся жизнь — в походах и бесконечных войнах?

Да, у него были любовница, жена, к тому же, в его жизни была царица Клеопатра. Это были настоящие роковые бестии, что аристократка Сервилия, что гречанка Клеопатра. Это была настоящая повелительница и колдунья, о которой он старался не вспоминать, чтобы не бередить и не сыпать соль на рану, ведь у нее был его сын, прямой наследник Цезаря после смерти его дочери.

Всю жизнь он мечтал породниться с Помпеем, которого убедил жениться на своей дочери Юлии. У 47-летнего полководца она была четвертой женой. Это было обычной практикой в Риме, своих детей знатные римляне чуть ли не с рождения обещали в жены тем, с кем хотели породниться и дружить, а не воевать. Смерть дочери явилась тяжким ударом для обоих полководцев — отца и мужа.

Цезарю было 52 года, когда он встретил свою колдунью. После напряженной борьбы за власть последовали празднества и совместное путешествие Цезаря и Клеопатры по Нилу на 400 кораблях. Клеопатра, формально сочетавшаяся браком со своим малолетним братом Птолемеем XIV, стала безраздельной правительницей Египта под римским протекторатом. Цезарь оставил в Египте три легиона.

23 июня 47 до н.э. после отбытия Цезаря из Египта у Клеопатры рождается сын, которого назвали Птолемеем Цезарем. Ему дали прозвище Цезарион, все находили, что он очень похож на Цезаря и лицом, и осанкой. Но он был римлянином наполовину! Разве Рим признает его? Летом 46 до н. э. Цезарь сразу по окончании неотложных войн вызывает в Рим Клеопатру с братом, формально — для заключения союза между Римом и Египтом.

Клеопатре была выделена вилла Цезаря в его садах на берегу Тибра, где она вела прием знатных римлян, спешивших выразить своё почтение фаворитке, с одной стороны. С другой стороны, у многих, особенно республиканцев это вызывало раздражение. Словно в свое оправдание Цезарь не раз потом будет говорить, что Клеопатра пленила и околдовала его.

Ходили даже слухи, что Цезарь собирается взять Клеопатру своей второй женой и перенести столицу в Александрию. Сам Цезарь приказал поместить позолоченную статую Клеопатры у алтаря Венеры Прародительницы. Венера считалась мифическим предком рода Юлиев, к которому он принадлежал. Возможно, Цезарь сам распускал эти слухи, чтобы понять настроение и отношение римлян к правительнице Египта.

Сенат сам даровал Цезарю пожизненное звание диктатора — правителя, обладающего неограниченной властью и не обязанного ни перед кем отчитываться в своих действиях. Ни у кого нет права сомневаться во власти диктатора! Ни у кого нет права повелевать Цезарем!

Да, Цезарь хотел провести новый закон, позволявший иметь столько жен, сколько необходимо для появления и продолжения потомства. Это стало одним из поводов, ускоривших дискредитацию и гибель Цезаря. Тем не менее, официальное завещание Цезаря не содержало никаких упоминаний о Цезарионе, которого он так и не решился признать своим сыном.

Клеопатра чувствовала прохладу со стороны Цезаря, сознавала его нерешительность, отказ от многих обещаний и почти предательство по отношению к ней и сыну. Она надеялась на лучшее, ведь он должен подумать и принять решение по поводу своего сына, которому нет еще и трех лет. Но он так и не принял решение в ее пользу, оставив завещание в пользу своего рода и племянника. Через месяц после его убийства в середине апреля Клеопатра покинула Рим и в июле прибыла в Александрию.

Похороны Цезаря

Похороны Цезаря состоялись 19 или 20 марта. Само убийство произвело эффект внезапно разорвавшейся бомбы. Поскольку Гай Октавий находился в Греции и в Риме у Цезаря не было близких родственников, Марк Брут как городской претор позволил произнести надгробную речь Марку Антонию.

Многие приветствовали Цезаря, так как до прихода Цезаря к власти Рим был подобен кораблю, несущемуся по мятежному морю без руля и ветрил. Исцелить Рим могло только единовластие. И Рим обрел такую власть в лице Цезаря, который старался по мере возможностей выполнять свои обещания — наделить землей десятки тысяч солдат и ветеранов.

Юлий Цезарь был гениален! Великий полководец не проиграл ни одно сражение. Не раз он был на краю пропасти, не раз прибегал к вероломным уловкам и нечеловеческой хитрости на грани предательства. Почти девять лет Цезарь был проконсулом в Галлии, где вел многочисленные войны с галльскими и германскими племенами, сопротивлявшимися римскому вторжению.

Выдающийся политический и военный деятель Древнего Рима, Гай Юлий Цезарь был к тому же замечательным оратором, на классическом латинском языке упражнялся в сложении стихов. Его записки о галльской и гражданской войне благодаря простоте и ясности стиля Цицерон называл «прелестными».

Изображения Цезаря благодаря его огромным заслугам чеканились на монетах, статуи повелителя увенчивали коронами. Диктатор восседал на золотом кресле, это был его царский трон. Никогда и ни с кем Цезарь не желал делиться властью, не желал подчиняться не только смертным, но и бессмертным. Таким Цезарь пришел в этот мир, таким и покинул его.

На похоронах было много народа. Проводить его в последний путь пришли ветераны и все те, кто знал Цезаря, кто был с ним в военных походах. Для них он был свой любимый оратор и полководец, который всегда старался выполнить свои обещания. Народ верил и любил своего диктатора. За своего Цезаря народ готов был постоять. Антоний сразу почувствовал настроение простых людей. Он всегда ощущал настрой солдат, ведь он занимался тяжелой мужской работой — войной. А война — это неподъемная ноша, если ты не чувствуешь воинов из простого народа.

Ветераны и солдаты любили Цезаря и Антония. Красивая борода, широкий лоб и нос с горбинкой придавали Марку благородный и представительный вид. Современники отмечали некоторое внешнее сходство с Гераклом. Древние художники и ваятели изображают его портреты на монетах на подобии с Гераклом. Тяжелый мощный подбородок на крупной массивной шее свидетельствовал не только о грубой варварской мощи, но основательности и упорстве Антония.

Марк продемонстрировал разодранную в клочья, окровавленную тогу диктатора и услышал возгласы негодования. «Душегубы! Подлые убийцы! Скоты! Кровопийцы! Что можно ожидать от такого Сената? Что ждать от этих республиканцев, воров и подлых умников?» Многие солдаты и ветераны еще не получили обещанных денег и земли. Теперь только от Антония они ждали выполнения платежей и обещаний за военные походы.

Он стоял впереди толпы, ощущая ее нервное дыхание. Марк ощущал не только нервные вопрошающие взгляды мужчин и женщин, которые в переломные моменты всегда опасаются, как бы чего не вышло. Он ощущал над толпой нарастающий пульс и дух самого Юлия Цезаря. Здесь на похоронах Марк понял, что не может предать своего друга Цезаря, не может отвернуться от вопрошающих глаз ветеранов военных походов и пойти против правды. Антоний забыл обо всех многочасовых разумных решениях Сената.

Клятва Антония

В последний раз Марк видел холодное израненное окаменевшее тело своего соратника и друга, некогда энергичного умного Цезаря. Всё, Цезаря нет и больше не будет! Непостижимо, непобедимый Цезарь погиб не на полях сражений, а умер от подлых ударов кинжалом в спину. О-о, целых 23 подлых удара в спину, шею и грудь от умных благородных и воспитанных сенаторов! Разве враг стал бы наносить поверженному противнику столько болезненных ударов кинжалом?

К похвалам в адрес погибшего Марк примешал горестные возгласы, выражая негодование происшедшим. «Подлые республиканцы — убийцы! Душегубы!» Он видел, как внимательно народ слушает его простые бесхитростные речи. Бедного Цезаря закололи словно животное. И ради чего? Ради этих умников и богатых ублюдков, у которых все есть благодаря убитому Цезарю — должности, деньги, вкусная еда, теплый дом, крыша над головой и которым не хватает лишь демократии и свобод. Эти умники пишут трактаты, стихи, состязаются в наслаждениях и просто заигрались в высокие слова о свободах, республиках и величии Рима!

А сейчас эти демагоги и республиканцы заговорили о величии республики и величии убийц, которые подло закололи тирана! Какое величие может быть у страны, где рассуждают о величии убийц? Первой о величии убийц заговорила его бывшая любовница, благородная Сервилия, представительница знатного патрицианского рода Рима.

Антоний, которого не считали блестящим оратором, вдруг произнёс пламенную речь. Марк призывал наказать убийц Цезаря. Он и сам вдруг осознал свое неприятие заговорщиков, которым слишком легко достаются положение, почести и богатство. Эти умники, поэты и философы просто доведут страну до ручки! Но он, Марк Антоний отомстит за смерть своего друга, он отомстит за каждый из 23 ударов острых мечей. Он дал клятву! И он ее выполнит, чтобы его не стоило ее исполнение!

После речи Антония порядок церемонии оказался нарушен. Люди собрали деревянные предметы из окрестных лавок и устроили погребальный костёр из скамеек и столов прямо на Форуме. Разгоряченные костром они бросились искать заговорщиков. События развивались по образу и подобию убитого и похороненного аналогичным образом в 52 году до н. э. демагога Клодия, сожжения трупа в центре города с использованием скамеек и столов.

Взволнованный и увлеченный простыми словами Антония народ пришел в ярость. После сожжения тела Цезаря разъяренный народ с пылающими головнями носился по городу, пытаясь ворваться в дома заговорщиков. Тщательно укрепив свои дома, заговорщики на похоронах Цезаря не присутствовали, готовясь к побегу. Вскоре после похорон они бежали из города, летом направились в назначенные себе провинции.

Убийство внесло свои перемены, распределение провинций согласно указам Цезаря оставалось спорным вопросом. Первоначально планировалось, что именно Антоний получит Македонию. Антоний стремился прибрать ее к своим рукам, отозвать из этого римского владения несколько боеспособных легионов. Надеялся Марк заполучить и ближайшую к Риму провинцию в Галлии, из которой можно было оказывать большое влияние на политику.

Клятва Антония послужила поворотным камнем в судьбе самого Марка. Разве он мог предать человека, с которым они столько времени провели вместе? Разве он мог обмануть и предать тысячи, десятки тысяч ветеранов, которые принесли богатство, славу и величие Риму?

В конце концов, на службе Цезаря он был уже немало лет. И эти тяжелые военные годы просто так нельзя забыть и вычеркнуть. Немало пота и крови в боях, длительных походах и кровопролитных сражениях пролили ветераны Цезаря и Антония! Это жизнь и обещания самого Цезаря! И теперь это стало главным в собственной жизни Антония!

Не зря на похоронах Марк столь сильно ощущал беспокойный дух самого Юлия Цезаря, который словно вкладывал в его голову мысли и слова, что лились из уст Антония помимо на то его воли.

Глава 2 Антоний на военной службе

Марк Антоний родился 14 января 83 года до н. э. У Антония было два младших брата — Луций и Гай. Марк получил хорошее домашнее образование. В молодости он считался «подающим надежды», большое внимание всегда уделял великолепной физической подготовке и спортивной форме. Отец Марка умер на острове Крит в 71 году до н. э., оставив после себя огромные долги. Мать Юлия вскоре вышла замуж во второй раз за Лентула Суру, консула 71 года до н. э. В 63 году до н. э. Лентул Сура примкнул к заговору Катилины.

В число важнейших требований Катилины входила отмена всех долгов, но он был разоблачён и казнён 5 декабря 63 года до н. э. Именно тогда появилась причина для вражды Антония и Цицерона, который приложил значительные усилия для раскрытия заговора и всегда хвалился этим. Цезарь, напротив, выступал за замену смертной казни, почти не применявшейся в Риме, пожизненным заключением. Это в будущем содействовало сближению Антония с ним.

Юный Антоний отрастил бороду. Подражая своему мифическому предку Гераклу, «опоясывал тунику у самых бёдер, к поясу пристёгивал длинный меч и закутывался в тяжёлый военный плащ».

По словам Плутарха, Антоний «…обладал красивою и представительной внешностью. Отличной формы борода, широкий лоб, нос с горбинкой сообщали Антонию мужественный вид и некоторое сходство с Гераклом, каким его изображают художники и ваятели». Его портреты на монетах позволяют добавить к внешности триумвира — тяжёлый подбородок и крупную шею.

Марк Антоний

Большое влияние на юного Антония имел сын консула 76 года до н. э, Гай Скрибоний Курион, благодаря которому Антоний пристрастился к выпивке, женщинам и роскошному образу жизни. В конце 60-х годов до н. э. Антоний близко сошёлся с известным демагогом Клодием. Вскоре их пути разошлись, причиной разрыва стал роман Марка с Фульвией, женой Клодия.

Но первой женой Марка стала Фадия, дочь богатого вольноотпущенника (раба, получившего свободу) Квинта Фадия Галла, причиной для таких отношений были деньги.

Уже в молодости Антоний демонстрировал способности и талант в военном деле, что было важно, так как Рим всегда вел войны. Марка любили солдаты, он умел добиваться расположения воинов, которыми командовал. В этом плане он пошел в своего деда. В Риме в эти годы шла борьба за власть, точнее, начался ее передел в связи с завоеваниями полководца Помпея новых территорий-провинций Римской республики.

«Союз трёх мужей»

«Да будет благо народа высшим законом».

Цицерон

Восточные походы Гнея Помпея значительно расширили границы Римской республики и закрепили на троне ряда государств проримских правителей. Помпей организовал новые провинции Рима, это — Сирия и единая провинция Киликия. Иудея стала зависимым от Рима царством, ряд зависимых от Иудеи городов вошёл в состав провинции Сирия. Благодаря завоеваниям Помпея поступления в казну Рима от налогов увеличились более чем вдвое — 135 миллионов драхм в год вместо прежних 50 миллионов.

В начале 62 года до н. э. в Италии был разгромлен заговор Катилины, был казнен отчим Антония. В конце 62 года до н. э., когда прибыла армия Помпея, в Риме «готовились к встреченового монарха». В Риме было немало людей, которые ожидали, что полководец воспользуется ситуацией, не распустит армию, но захватит город и установит свою диктатуру. Многие боялись повторения ситуации, когда 21 год назад с войны вернулся полководец Луций Корнелий Сулла с победоносной армией, после чего последовала кровопролитная гражданская война и установление диктатуры Корнелия Суллы.

Однако Помпей распустил свои войска сразу же. Его больше всего интересовал после возвращения в Италию личный вопрос — развод с его женой Муцией, которая родила двоих сыновей и дочь. Развод связывали с изменой жены и, конечно же, с попыткой переориентации полководца на союз с другими семьями и родами.

В конце сентября в свой день рождения (предположительно 28 и 29 числа) 61 года до н. э. Помпей отпраздновал свой двухдневный триумф (торжественная встреча). Свой третий триумф он праздновал за победу над третьей частью света. До него и другие полководцы трижды справляли триумф, однако только великий Помпей сумел получить первый триумф за победу над Африкой, второй — над Европой, а последний — над Азией. После трёх его триумфов создавалось впечатление, будто полководец сумел покорить весь обитаемый мир.

Во время триумфа Помпей носил тунику, которая якобы принадлежала Александру Македонскому. Ему были оказаны неслыханные почести, предоставлено право носить лавровый венок. В том же году Помпей заложил в Риме огромный театр, который был открыт в 55 году до н. э., первый каменный театр был рассчитан на 12 тысяч зрителей.

Летом 60 года до н. э. свою кандидатуру в консулы на следующий год выставил Цезарь, только что вернувшийся из Испании. С выдвижением и избранием Юлия в консулы начинается создание первого триумвирата («союз трёх мужей») с участием трех полководцев Цезаря, Помпея и Красса. Инициативу заключения соглашения приписывали Цезарю, тайная договорённость была достигнута до выборов консулов летом 60 года до н. э.

В Египте Цезарь утвердил фараона Птолемея XII Авлета «другом и союзником римского народа», полученную за это решение огромную взятку — 6000 талантов — разделил между собой и Помпеем. Политический союз скрепили браком Помпея с Юлией, дочерью Цезаря.

Помпей был женат не раз. В 86 году до н. э. двадцатилетнего Помпея привлекли к суду. Руководивший процессом магистрат Публий Антистий тайно предложил ему в жёны свою дочь, вскоре после оправдания Помпея сыграли свадьбу.

В 82 году до н. э. Сулла и его жена Метелла вынудили Помпея развестись с Антистией и жениться на приёмной дочери диктатора Эмилии. Эмилия была замужем и беременна, но её муж оказался в числе врагов Суллы, потому диктатор приказал своей дочери выйти замуж за своего верного сторонника. Во время родов вскоре после свадьбы Эмилия умерла.

В 79 году до н. э. Помпей женился в третий раз. Его женой стала дочь консула, благодаря этому браку Помпей сблизился со многими влиятельными римскими политиками. В 62 году до н. э., едва вернувшись с востока, Помпей разводится с Муцией. Причиной развода была измена Муции. От Муции у Помпея было трое детей — сыновья Гней, Секст и одна дочь Помпея.

В 59 году до н. э. 47-летний Помпей женился в четвертый раз на 24-летней Юлии, дочери Цезаря. Многие считали этот брак счастливым, именно Юлия повлияла на решение Помпея покровительствовать искусствам.

Год Юлия и Цезаря — 59 год до н. э.

Поскольку в первом веке до н. э. каждый год в Древнем Риме назывался по именам обоих консулов, то Новый 59 год до н. э. должен был стать «консульством Гая Юлия Цезаря и Марка Кальпурния Бибула». Но намекая на полную монополизацию власти Цезарем, римляне стали иронически называть 59 год до н. э. «консульством Юлия и Цезаря».

В 59 году до н. э. 42-летний Цезарь развил огромную активность в должности консула. Прежде всего, консул сумел провести обещанный аграрный закон, в марте Цезарь провёл новые законы в интересах своих коллег по триумвирату — об утверждении всех восточных указов Помпея и о снижении налогов в Азии.

В мае Цезарь получил в качестве провинций Цизальпийскую Галлию и Иллирик с тремя легионами войск. По предложению Помпея Сенат добавил ему Нарбонскую (Трансальпийскую) Галлию и ещё один легион. Все провинции передавались ему сроком на пять лет вместо обычного одного года.

К концу 59 года до н. э. популярность триумвиров сильно упала. Триумвират, на который возлагалась надежда по борьбе с узурпацией реальной власти узким кругом сенаторов, сам начал контролировать всю жизнь Рима. Поначалу союз трёх воспринимался как смелая оппозиция держащему в своих руках власть сенату-правительству, но постепенно союз сам начал превращаться в фактическое правительство, а сенат оказался чуть ли не в подполье. Это, естественно, вызвало отрицательную реакцию.

В 58 году до н. э. в Риме чрезвычайную активность развил трибун Публий Клодий Пульхр. Сначала он атаковал Цицерона, потом стал действовать против триумвиров. Гнею Помпею передали управление снабжением Рима хлебом сроком на пять лет, по закону каждый римский гражданин имел право на бесплатную норму хлеба.

В это время руководство снабжением Рима хлебом было важнейшим постом: по хлебному закону Клодия, каждый римский гражданин мог получить определённую норму хлеба совершенно бесплатно. Казна, на которой лежали обязательства по покупке зерна, испытывала острую нехватку денег. Помпей отправился закупать зерно в провинциях Сицилия, Сардиния и Африка. В конце концов, ему удалось нормализовать снабжение хлебом, хотя на это были потрачены огромные средства из казны.

Примерно в это же время Помпей поссорился с Крассом, который будто бы поддержал Клодия и его сторонников, которые нападали в народном собрании и Сенате на Помпея. Выборы консулов, которые обычно проводились летом, были задержаны и состоялись лишь в январе 55 года до н. э.

Солдаты, возглавляемые Публием Крассом, сыном триумвира, решили исход выборов в пользу двух полководцев — Помпея и Красса. Проконсульство Цезаря в Галлии было продлено на пять лет. Помпей остался в Италии, он получил в качестве провинций Ближнюю и Дальнюю Испанию, Красс — Сирию. Последний отправился в провинцию в конце 55 года до н. э., надеясь поскорее начать войну с Парфией. В мае следующего года Красс потерпел поражение в битве при Каррах и был убит.

Гибель одного из участников не привёла к сплочению оставшихся двоих полководцев — Помпея и Цезаря; напротив, их отношения начали ухудшаться, что вело к распаду триумвирата. В августе или сентябре 54 года до н. э. во время родов умерла Юлия, дочь Цезаря и четвертая жена Помпея.

Смерть Юлии стала потрясением для родителей и самого Помпея, который хотел похоронить её в своём поместье, однако римляне убедили его похоронить Юлию на Марсовом поле. После смерти Юлии Помпей отказался от повторного союза с семьёй Цезаря в пользу Красса.

Он женился в пятый раз на Корнелии Метелле, вдове погибшего в парфянском походе Публия Красса и одновременно дальней родственнице Марка Красса. Несмотря на политический характер женитьбы, этот брак считался счастливым, хотя в Риме порицалось неравенство в возрасте, Корнелия была намного моложе своего мужа. Как и Юлия, она разбиралась в науках, искусствах, покровительствовала им.

Префект кавалерии

В 58 году до н. э. Антоний покинул Рим и отправился в Грецию. Этому способствовали, во-первых, ссора с Клодием из-за Фульвии, во-вторых, давление кредиторов, в-третьих, желание Марка улучшить своё ораторское мастерство, что было важно для успешной политической карьеры в Римской республике. В публичных выступлениях он пытался ориентироваться на пышный и изысканный стиль.

В том же году Марк, которому всего 25 лет, принял предложение консула Авла Габиния о службе под его началом в Сирии. Габиний решил взять с собой известного представителя «золотой молодёжи» без опыта руководства войсками, лишь учитывая связи двух родов в прошлом. Дед Авла служил под началом деда Марка в Киликии в 102 году до н. э.

Антоний сразу потребовал важную должность — место префекта кавалерии, под командованием которого находились один или несколько отрядов по 400—500 кавалеристов каждый. Перед новым наместником Сирии, помимо обычного разбора дел в провинции, стояла также задача восстановить римское влияние в Иудее, где сын свергнутого царя попытался свергнуть римского ставленника. Во время штурма крепости, опоры мятежного принца, Антоний первым поднялся на стену, заслужив почётную воинскую награду. Марк участвовал во взятии других важных крепостей мятежников.

Габиний готовился напасть на Парфию, когда к нему обратился изгнанный из Египта фараон Птолемей XII Авлет и переменил все планы полководца. В 59 году до н. э. изгнанный из Египта фараон Птолемей XII Авлет заплатил триумвирам и лично Цезарю огромную взятку за признание своей власти и за признание себя «другом и союзником римского народа».

«Друг и союзник римского народа» не являлся слугой и рабом, тем самым Рим отказывался от претензий на владение Египтом. В следующем 58 году до н. э. Птолемея свергли в пользу его дочери Береники, он вновь попросил у Рима поддержку. Сенаторы отказали фараону. После неудачи в Риме Птолемей обратился напрямую к Габинию, пообещав ему огромную взятку в 10 тысяч талантов за использование римской армии для своего восстановления на троне.

«Друг и союзник римского народа»

После некоторых раздумий Авл Габиний согласился, хотя и знал про изданный в Риме религиозный запрет. По закону наместник не мог покидать свою провинцию и вторгаться в другие земли без специального разрешения сената или народного собрания. Антоний последовал за наместником, хотя многие другие офицеры отказались ввязываться в нелегальное предприятие.

Во время беспорядков 58—55 гг. до н. э. Птолемей XII был свергнут и изгнан из Египта, царицей стала его старшая дочь Береника. Восстановленный на престоле силами римского наместника Сирии Габиния, Птолемей XII устраивает резню, репрессии и убийства, жертвой которых пала и Береника. Птолемей XII Авлет удерживался у власти лишь благодаря римскому присутствию, что сильно сказывалось и обременяло финансы Египта.

Осенью 56 года до н. э. Габиний обвинил египетские власти в покровительстве пиратам и в подготовке мощного флота, создававшего угрозу римскому господству на море. Под этим предлогом он ввёл свои войска в Египет. Антонию поручалась важная задача по захвату стратегически важного пункта, через который лежал путь на Александрию. Кавалерия Марка быстро прошла через пустыни Синая и солёные заболоченные лагуны Суэцкого перешейка.

Отряд еврейских наёмников на египетской службе открыли ворота римлянам. Прибывший в город с основными войсками Птолемей XII распорядился казнить местных жителей за то, что они признали новую царицу Беренику, его старшую дочь, но Марк заступился за них и уговорил царя отказаться от казней. Вскоре недалеко от Александрии состоялась битва Птолемея XII и Габиния против войск Береники. Исход этого сражения решил Антоний, который завёл римскую конницу в тыл египтянам и тем самым решил исход сражения.

После взятия Александрии Марк нашёл тело мужа Береники, они были знакомы и раньше. Он похоронил его с царскими почестями, чем заслужил уважение египтян. По преданию, именно во время экспедиции осенью 56 года до н. э Габиния Марк Антоний впервые увидел юную дочь Птолемея Клеопатру и влюбился с первого взгляда. Вскоре Габиний вместе с Антонием покинул Египет, чтобы подавить новый мятеж в Иудее. Птолемей XII не смог выплатить всю обещанную сумму взятки.

В 54 году до н. э. истекал срок наместничества Габиния в Сирии, он покинул провинцию. Наместник вернулся в Рим ночью, желая остаться незамеченным, о триумфе за победы в Иудее и Египте не было и речи. В Риме против него выдвинули несколько обвинений, Авл Габиний разграбил вверенную ему провинцию. Покровитель Габиния Помпей старался защитить своего старого соратника, но, в конце концов, его осудили и изгнали.

Антоний же суда избежал, хотя многие сенаторы были настроены к нему недоброжелательно.

Антоний на службе Цезаря

Осенью 54 года до н. э. Марк по приглашению Цезаря, который набирал молодых талантливых офицеров, отправился в Галлию для завершения Галльской войны. Антоний мог остаться в Сирии и принять участие в походе нового наместника провинции Марка Красса против Парфии. Выбор в пользу Цезаря был обусловлен жаждой лёгкой наживы: было хорошо известно, что Цезарь беззастенчиво грабит Галлию. Осенью 54 года до н. э. Антоний прибыл к Цезарю в Галлию, Антоний был трибуном легиона и префектом кавалерии, как и у Габиния.

В 53 году до н. э. Цезарь отпустил Антония в Рим для участия в выборах квесторов. Поскольку выборы задержались, Антоний находился в Риме, когда в январе 52 года до н. э. был убит Клодий, над убийцами состоялся суд. После суда и выборов он отправился к Цезарю, который столкнулся со всеобщим восстанием галлов.

Вскоре Марк присоединился к армии своего полководца, он руководил римскими резервами при первом нападении галлов. Зимой 52—51 годов до н. э. Цезарь оставил Антония комендантом своего зимнего лагеря. Марк вместе с Цезарем принял участие в последних карательных операциях против недовольных римским владычеством галлов.

Цезарь приказал Антонию не допускать нового восстания. Зимой Антоний направил своего человека для убийства вождя племени атребатов, изменившего Цезарю. Тому удалось выжить, но он направил послов к Антонию с просьбой о пощаде в обмен на подчинение. Марк ответил согласием.

Антоний выполнял все поручения Цезаря, постепенно он превращается в его правую руку. Карьера Антония набирает обороты. В 50 году до н. э. Антоний выставил свою кандидатуру сразу на две должности — плебейского (народного) трибуна на следующий год и авгура. Избрание на последнюю должность означало пожизненное членство в жреческой коллегии. Авгуры имели полномочия для трактовки гаданий и небесных знамений и пользовались определённым влиянием в политике.

Конкуренция на выборах трибунов была меньшей, Антония избрали без проблем. Вскоре после вступления в должность 10 декабря 50 года до н. э. Антонию пришлось столкнуться с очередными попытками ряда сенаторов отстранить Цезаря от командования. Антоний и Кассий наложили вето на требование Сената сложить оружие, адресованное Цезарю, и на попытку объявления его врагом государства. 20 декабря Антоний выступил на народной сходке, где произнес речь, направленную против Помпея.

Волнения в Риме

Не только в Галлии были недовольны Римом, в самом Риме в январе 52 года до н. э. после убийства Клодия начались беспорядки. Сенаторы стали вести переговоры с Помпеем о наделении его чрезвычайными полномочиями диктатора. Гней Помпей публично отрицал намерение стать диктатором. Он советовался по этому вопросу с Цезарем. И вновь галльский наместник предложил новый династический брак: Помпей должен был жениться на родственнице Цезаря Октавии Младшей, а Цезарь хотел взять в жёны Помпею, дочь Гнея. И вновь Помпей отказался от такого предложения.

В 51 году до н. э. в Риме широко обсуждался статус Цезаря после скорого окончания его проконсульских полномочий, которые истекали 1 марта 49 года до н. э. О намерении привлечь его к суду публично заявляли противники Цезаря. Они хотели оспорить недавний закон о его праве баллотироваться в консулы, отсутствуя в Риме. В 50 году до н. э. консулами стали враги Цезаря. В начале 50 года до н. э. Гней ответил отказом на компромиссное предложение: Помпей и Цезарь должны одновременно распустить легионы и сдать проконсульские полномочия.

Помпей, который был старше, неожиданно потребовал, чтобы Цезарь сложил оружие первым. «Ибо гордыня и великая радость овладели Помпеем и вытеснили все разумные соображения об истинном положении дел. Помпей совершенно отбросил теперь свою обычную осторожность, которая прежде всегда обеспечивала безопасность и успех его предприятиям, стал чрезмерно дерзок и с пренебрежением говорил о могуществе Цезаря», — писал Плутарх.

У страха глаза велики! В Риме распространился слух, будто Цезарь уже идёт на Рим со всей армией. Вскоре и Помпей вызвал в Италию два легиона, временно служившие у Цезаря. Юлий Цезарь предпринимал попытки договориться с Помпеем напрямую, в декабре он просил оставить ему Цизальпийскую Галлию, Иллирик и два легиона. Он просил гарантировать себе консульство, но все просьбы оканчивались неудачей.

Цезарь остро нуждался в преданных помощниках и офицерах, Антоний постепенно превращается в его правую руку. Он успешно осуществлял поручения Цезаря. Юлий вновь посылает Антония в качестве трибуна для решения столь важного и щепетильного вопроса власти.

1 января 49 года до н.э. трибуны Марк Антоний и Квинт Кассий Лонгин доставили в Рим письмо Цезаря с предложением о мире на условии взаимных уступок. Противники Цезаря блокировали оглашение письма на заседании Сената, Антонию вместе с Кассием пришлось добиваться его прочтения.

Угрозы и наступление Цезаря в 49 году до н. э.

В письме Цезарь угрожал началом войны, если Помпей не сложит полномочия. Эта угроза окончательно настроила Сенат против Цезаря, хотя там было ещё немало сторонников примирения. Закон требовал от Цезаря распустить войска, иначе он объявлялся врагом государства. Официального ответа не последовало. В последующие дни Антоний вёл переговоры о гарантиях неприкосновенности Цезаря до следующего консульства от его имени, но все его предложения неизменно отклонялись.

7 января 49 года до н. э. Сенат добился принятия чрезвычайного закона, который наделял Помпея самыми широкими полномочиями. Попытки трибунов наложить вето на чрезвычайный декрет не удались: им угрожали расправой. В первую ночь после принятия чрезвычайного закона Антоний и Кассий, переодевшись рабами, бежали из столицы после угроз со стороны Сената в лагерь Цезаря на северном берегу реки Рубикон.

Угроза священной неприкосновенности народных трибунов послужила для Цезаря предлогом для вторжения в Италию. Тем временем Цезарь выступил на сходке перед солдатами, которых он просил защитить священные права трибунов, попранные самим Сенатом, и восстановить его очернённую репутацию. Солдаты полностью поддержали полководца.

Значительно возросла роль Антония в годы гражданской войны 49—48 гг. до н. э. Цезарь приказал захватить город на стратегически важной Кассиевой дороге, что Марк успешно осуществил. В походах Антоний ловко маневрировал вместе с Цезарем.

Переход через Рубикон

10 января 49 года до н. э. Цезарь перешёл через реку Рубикон, отделявшую Италию от Галлии, начав тем самым гражданскую войну. Он долго стоял на берегу реки, прежде чем решился на переход границы. Он ожидал знак судьбы! И он его получил, на противоположном берегу он увидел странного большого человека. Да, впереди — большие дела и большие проблемы! Но Цезарь никогда и ни перед кем не прогибался, потому что Юлий — не простой смертный!

Через несколько дней, когда известия о выступлении Гая Юлия Цезаря достигли Рима, Помпей признал неготовность к отражению нападения. Но в Сенате победило предложение Катона: сражаться с Цезарем под командованием Помпея. Цезарь настаивал на личной встрече с бывшим коллегой по триумвирату, выдвигал предложение распустить армию одновременно с Помпеем и участвовать в выборах консулов.

Помпей отступил в Капую, где были сосредоточены лояльные войска. Первоначально планировалось соединение сил Помпея и Агенобарба, но оно было сорвано внезапным появлением Цезаря под Корфинием. Несмотря на численное превосходство Агенобарба (приблизительно три легиона против двух), его солдаты после семи дней осады сдали Цезарю и крепость, и полководца. В феврале при осаде Корфиния Цезарь, узнав о готовности гарнизона города Сульмон сдаться, направил туда Марка Антония.

Узнав о падении Корфиния, Помпей решил переправиться вместе с Сенатом в Грецию. В середине марта из Брундизия, к этому времени уже осаждённого Цезарем, отплыли последние корабли. Помпей уплыл одним из последних. Гней надеялся организовать блокаду Италии, а весной 48 года до н.э. высадиться туда с крупной армией. В январе 48 года до н. э. Цезарь неожиданно прорвал морскую блокаду, высадился и вскоре окрестные города начали один за другим переходить на его сторону.

В январе 48 года до н. э. Цезарь переправился в Грецию с частью войск, поручив Антонию при первой же возможности переплыть Ионическое море с оставшимися отрядами. Помпеянцы попытались пресечь новую переправу. 10 апреля Антоний, преодолев с основными силами блокаду помпеянцев, высадились. С ними прибыли важные для Цезаря подкрепления — три легиона ветеранов, один легион новобранцев и около 800 всадников. И Цезарь, и Помпей пытались добраться до Антония первыми, но местные жители предупредили Марка о приближении Гнея Помпея. Вскоре Антоний успешно объединился с Цезарем, который теперь располагал примерно равными силами с Помпеем.

Победа Цезаря при Фарсале в августе 48 года до н. э.

Сенаторы оказывали серьёзное давление на Помпея, критикуя его за медлительную стратегию и настаивая на генеральной битве. Сам полководец планировал стандартно ослабить противника истощением, уклоняясь от генерального сражения и препятствуя снабжению его армии. В конце концов, Помпей поддался на уговоры сенаторов.

9 августа 48 года до н. э. возле Фарсала состоялось сражение, оказавшееся решающим. В победной для Цезаря битве при Фарсале Антоний командовал левым флангом армии Цезаря. Вскоре после сражения Антоний вернулся в Рим.

Помпей имел численное преимущество, однако не смог его реализовать, поражение на левом фланге обернулось катастрофой для его армии. Было принято решение просить помощи в Египте, поскольку после смерти отца юный Птолемей ХIII был обязан своим троном Помпею и его стороннику Авлу Габинию.

После отплытия Помпея в Грецию Антоний вернулся к исполнению обязанностей народного трибуна. Народное собрание, созванное Антонием и Лонгином, амнистировало всех осуждённых по законам Помпея 52 года до н. э., за жителями северной части Цизальпийской Галлии было закреплено полное римское гражданство, поскольку ранее они пользовались ограниченным латинским.

Отправляясь в Испанию, Цезарь передал Антонию управление Италией и всеми войсками в ней, кроме столицы, которой должен был управлять претор Марк Эмилий Лепид. В его задачи входила организация снабжения столицы хлебом, решение текущих экономических вопросов, сбор флота и поддержание порядка. К моменту возвращения Цезаря в Италию Марку удалось сохранить хрупкий мир на полуострове, подготовить флот, достаточный для прорыва морской блокады и переправы через Ионическое море.

Вместе с Лепидом Антоний должен был организовать выборы магистратов на будущий год для придания Цезарю легитимности, который надеялся получить должность консула. Им не удалось провести их без консулов, которые уплыли вместе с Помпеем. Лепид при поддержке Антония организовал назначение Цезаря диктатором специально для организации выборов. Избрание на чрезвычайную должность диктатора практиковалось нередко в ранней истории Рима.

Помимо решения государственных вопросов, Антоний использовал свою власть и для собственного обогащения. Марк занял виллу Помпея и другие имения бежавших из Италии помпеянцев. Позднее, в 47 году до н. э., Цезарь написал ему из Александрии с требованием вернуть виллы законным владельцам. Из-за неоднозначных действий Антония некоторые прежде нейтральные сенаторы покинули Италию. Марк безуспешно пытался заручиться поддержкой влиятельного Цицерона, но и он сбежал к Помпею.

Глава 3 Египет в 48 году до н.э.

Помпей уплывает в Грецию, тогда Цезарь, круто разворачиваясь, ведет свои легионы в Испанию, где сосредоточены основные силы Помпея и сначала разбивает «войско без полководца» в пух и прах. Затем переправляется в Грецию, где без особого труда побеждает «полководца без армии». Большой вклад в победу внес Децим Брут, который воевал под командованием Цезаря. Во время Гражданской войны на него снова были возложены функции флотоводца.

Для того, чтобы отрезать Помпея от его легионов в Испании, Цезарь приказал Дециму Бруту организовать морскую блокаду греческой колонии Массилии (ныне Марсель). В течение 30 дней Децим Брут построил с нуля флот и обеспечил капитуляцию Массилии.

Разлад и раздоры в семье правящей династии Птолемеев после смерти отца серьезно беспокоили Рим. Из Греции Цезарь в погоне за Помпеем отправляется в Египет, где не мог не вмешаться в раздоры тамошних правителей.

9 августа 48 года до н. э. возле Фарсала состоялось сражение, оказавшееся решающим. Разбираться с ситуацией в Египте после серии победоносных сражений в 48 году до н.э. прибыл сам Юлий Цезарь.

На Кипре Гней отправил письмо к Птолемею ХIII с просьбой о встрече. Советники царя, фактически управлявшие страной, решили, что помощь Помпею в любом случае поставит под угрозу их власть и независимость Египта, потому решили поддержать на словах, а на деле — убить его.

Осуществить убийство было поручено Луцию Септимию, римлянину на египетской службе. Вместе с Ахиллой римлянин должен был встретить корабль Помпея в гавани, посадить полководца в шлюпку, отвезти к берегу и убить. Помпею же было отправлено письмо с приглашением о встрече, написанное в дружеском тоне. В свою очередь Гней также написал по-гречески ответ Птолемею.

Плутарх описал убийство полководца.

«Корабль находился на значительном расстоянии от берега, и так как никто из спутников не сказал ему ни единого дружеского слова, то Помпей, посмотрев на Септимия, промолвил: „Если я не ошибаюсь, то узнаю моего старого соратника“. Тот кивнул только головой в знак согласия, но ничего не ответил и видом своим не показал дружеского расположения. Затем последовало долгое молчание, в течение которого Помпей читал маленький свиток с написанной им по-гречески речью к Птолемею. Когда Помпей стал приближаться к берегу, Корнелия с друзьями в сильном волнении наблюдала с корабля за тем, что произойдет, и начала уже собираться с духом, видя, что к месту высадки стекается множество придворных, как будто для почётной встречи. Но в тот момент, когда Помпей оперся на руку Филиппа, чтобы легче было подняться, Септимий сзади пронзил его мечом, а затем вытащили свои мечи Сальвий и Ахилла. Помпей обеими руками натянул на лицо тогу, не сказав и не сделав ничего не соответствующего его достоинству; он издал только стон и мужественно принял удары».

Убийство Помпея и гнев Цезаря

Получив этот подарок, Цезарь рыдал не меньше, чем на похоронах своей дочери Юлии с новорожденным, четвертой жены Помпея, умершей при родах в августе или сентябре 54 года до н. э.. Ровно через шесть лет 28 или 29 сентября 48 года до н. э. египтяне преподнесли Цезарю голову Помпея и его знаменитое кольцо с печатью, где лев держит в лапе меч. Согласно наиболее распространённому мнению, Гней Помпей родился 29 сентября 106 года до н. э., именно на его день рождения приходятся, как самое счастливое — третий триумф полководца, так и самое трагическое событие жизни — гибель в 58 лет. Он чувствовал свою судьбу.

На закате жизни, предчувствуя свой конец, утомлённый и недовольный властью Гней пророчески изрек: «Увы, что за бесконечная борьба! Насколько лучше было бы остаться одним из незаметных людей — ведь теперь я никогда не избавлюсь от войн, никогда не спасусь от зависти, не смогу мирно жить в деревне с женой!» (Плутарх)

Разве Юлию нужен был этот подарок, который лишь вызвал его гнев!? Разве думал Цезарь, что так трагически завершатся их словесные баталии с Помпеем и Сенатом?! Поначалу они просто из-за амбиций оба не хотели уступить! Вот он самый злейший враг человека, язык словно «враг мой в уме моем вещает».

Неукротимый язык часто сравнивают с огнем (Иакова, 3:5,6). Поистине, язык — этот небольшой член, но как много делает вреда. Посмотри, «небольшой огонь как много вещества зажигает! Язык — огонь, прикраса неправды; … оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны. Язык укротить никто из людей не может: это — неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда» (Иакова, 3:5—8).

Да, в Сенате были распри и разногласия. В отличие от Помпея, который безропотно подчинялся всем решениям Сената, Цезарь хотел всей полноты власти, чтобы утверждать свои идеи и принципы построения справедливого общества. Да, порой он обижался на Помпея, которого ранее всегда уважал. Молодой Цезарь, до своего возвышения активно поддерживал Помпея, к тому же его четвертой женой была дочь Цезаря. Как без этого в политике? В написанных вскоре после гибели Гнея «Записках о Гражданской войне» он подвергал Помпея резкой критике.

Цезарь обвинял бывшего коллегу по триумвирату в предательстве их дружбы, ранее скреплённой брачным союзом, подчёркивал его честолюбие, хвастовство и самоуверенность, отмечал плохой выбор тактики в решающей битве при Фарсале. Цезарь считал Гнея «недостаточно решительным, несамостоятельным, самонадеянным и неумным человеком, которого не за что уважать, но не за что и ненавидеть».

Похоронный обряд с телом Помпея провели его вольноотпущенник Филипп и один из ветеранов его армии, использовав для погребального костра обломки старой лодки. Предполагается, что пепел Помпея впоследствии был перезахоронен его последней женой Корнелией Метеллой в имении Помпея. По слухам, могилу Помпея в Египте засыпало песком, позже император Адриан разыскал и восстановил её.

Не зря Цезарь стоял в глубоких раздумьях, прежде чем перейти Рубикон. Лишь увидев на противоположном берегу речки неведомого человека огромного роста, игравшего на свирели, полководец решился, воскликнув: «Жребий брошен!».

Если бы он знал, к каким результатам приведет этот переход?! Да и к какому результату, в конце концов, привел «Союз трёх мужей»?! Сначала в войне с Парфией погиб смелый полководец, друг и соратник Марк Красс. Потеряв одного союзника, Цезарь уповал на оставшегося в Риме Помпея. Повсюду сооружали статуи славы не Цезарю, а Помпею.

И вот Цезарь хочет вернуться в Рим, но Помпей со своими сторонниками, среди которых Цицерон, Катон, Гай Кассий, Марк Брут, не доверяют, боятся и ждут покорителя Европы без легионов. Они уже начинали не просто бояться удачливого полководца, но подозревали и нечто замышляли. Цезарь же пошел со своими когортами. После многолетней кампании он со своими легионами вернулся в Рим.

В отличие от Красса, Помпея ждало вероломное убийство. Как все-таки глупо погиб великий Помпей, который раньше побеждал везде и всюду! Удача отвернулась от него! Сначала Гней Помпей, прихватив с собой несколько легионов, весь флот и сенаторов, бежал из столицы. Не встретив никакого сопротивления, Цезарь входит в Рим, его восторженно встречает беднота. Оставшиеся сенаторы провозглашают его диктатором республики. Цезарь шлет послов, надеясь на мирные переговоры. Но человек предполагает, а судьба располагает!

Наследники Птолемея XII

В 80—51 годах до нашей эры Египтом правил Птолемей XII. После гибели старшей дочери Береники у последнего в династии Птолемея XII оставались два сына — Птолемей ХIII, Птолемей XIV и две дочки — Клеопатра VII и Арсиноя IV. Правда, это были не лапочки-дочки. После смерти отца в марте 51 года до н. э. власть по завещанию отца переходит к Птолемею ХIII, который женится на своей старшей 17-летней сестре Клеопатре VII, которая родилась 2 ноября 69 года до н.э.

Неприятности сложного царствования отца преподнесли урок будущей царице, которая делала все, чтобы избавиться от противников и от всех, стоящих на её пути, в том числе от своих младших братьев Птолемея ХIII, Птолемея XIV, позднее и от сестры Арсинои IV.

Итак, завещание Птолемея XII передавало престол Клеопатре и её младшему брату Птолемею ХIII, которому было около 9 лет и с которым она сочеталась формальным браком, так как согласно птолемеевскому обычаю женщина не могла царствовать самостоятельно. На престол она взошла под официальным титулом Теа Филопатор, то есть богиня, любящая отца.

Первые три года царствования были нелегки из-за двухлетнего неурожая, вызванного недостаточным разливом Нила. После смерти Птолемея ХII в 51 году до н.э. в семействе начинаются серьезные разногласия и ссоры. В отличие от Клеопатры, которая сознавая трудности управления Египтом, предполагала оставаться под властью Рима, остальные члены семьи были категорически против союза с Римом.

С воцарением соправителей немедленно началась подспудная борьба партий. Клеопатра сначала правила одна, отстранив малолетнего брата, но затем последний взял реванш, опираясь на евнуха Потина, полководца Ахилла и своего воспитателя Теодота. В спорах верх и победу, естественно, одержал ее брат, Птолемей ХIII.

С октября 50 года до н.э. в документах имя Птолемея фигурирует подчеркнуто на первом месте. Старшая сестра оказалась в одиночестве и не у дел. Клеопатру изгнали из Александрии, отправив в ссылку. Летом 48 года до н. э. Клеопатра бежала в Сирию, где навербовала войско, во главе которого разбила лагерь на египетской границе, недалеко от крепости Пелусий. Там же расположился с войском её брат, преграждая ей путь в страну.

Цезарь в Египте

Переломным моментом в судьбах наследников Птолемея XII стало бегство римского сенатора Помпея в Египет и его убийство сторонниками Птолемея ХIII. Цезарь, который в погоне за Помпеем высадился в Египте два дня спустя, разгневался этой расправой и похоронил голову Помпея у стен Александрии, где воздвиг святилище Немезиды.

Оказавшись в Египте, первым делом Цезарь попытался пополнить свою казну с помощью долгов, которые Птолемей XII наделал римскому банкиру Рабирию во время своих хлопот о восстановлении на престоле и которые Цезарь теперь записал на свой счёт.

Цезарь заявил о намерении выступить арбитром в споре наследников Птолемея XII. На тот период Птолемей ХIII был фактическим правителем, признанным Помпеем. Но убийство последнего Цезарь не одобрял, потому был заинтересован в противоположной стороне, в Клеопатре, которая могла стать послушной марионеткой в руках Рима. По прибытии он вызывает Клеопатру к себе в Александрию. Несмотря на запрет появляться в Александрии Клеопатра сумела составить хитроумный план, как оказаться в спальне Цезаря.

Проникнуть в столицу, охраняемую людьми Птолемея, Клеопатре помог её поклонник, который тайно провез царицу в рыбачьей лодке и пронёс в покои Цезаря, спрятав в большом мешке для постели. Так она оказалась в спальне Цезаря. Положение женщины в Риме было не сопоставимо с положением женщины в Египте. Конечно, на лице ее были слезы, печаль и скорбь. Она верно рассчитала! Как благородный и умудренный римлянин, которому уже за пятьдесят лет, мог не заступиться за обиженную изгнанницу? Тем более, что царица хотела продолжать политику своего отца, который был ранее в дружеских отношениях с Цезарем и самим Римом!

Бросившись к ногам римского диктатора, Клеопатра стала горько жаловаться на своих притеснителей, требуя казни Потина. 52-летний Цезарь был пленён молодой 20-летней царицей, она больше соответствовала как его собственным политическим интересам, так и интересам Рима. Целую ночь она провела с Цезарем, слезно умоляя и взывая к помощи. Позже таких ночей будет целая вереница.

На следующее утро Цезарь заявил об этом 13-летнему царю, от неожиданности тот в ярости выбежал из дворца. Сорвав с себя диадему, стал кричать собравшемуся народу, что его предали. Толпа возмутилась, но Цезарю в тот момент удалось её утихомирить, зачитав завещание царя. Юный фараон Птолемей ХIII дал войску команду осадить дворец, где находились Цезарь с Клеопатрой.

«Клеопатра продалась Риму, нас предали!». Связь с Римом рассматривалась в то время в Египте на уровне предательства. Началось настоящее серьезное сражение, ядра падали на крышу дворца и пробивали ее. Цезарь сумел взять в заложники Птолемея ХIII с младшей сестрой.

Однако ситуация для Цезаря осложнилась. Отряд, сопровождавший его, насчитывал всего 7 тысяч солдат; в Африке собирались сторонники убитого Помпея, при помощи которых партия Птолемея питала надежду избавиться от враждебного Цезаря. Потин и Ахилла вызвали в Александрию войска, казнь Потина уже не могла остановить восстание.

Войска, поддержанные горожанами, возмущенными вымогательствами и своеволием римлян, получили вождя, когда к ним бежали Птолемей XIII и его сестра Арсиноя. Волею судьбы главой восстания против Цезаря провозгласили младшую сестру Арсиною. Девочка-подросток бросила вызов самому могущественному Риму.

В результате Цезарь в сентябре 48 до н.э. оказался осажденным и отрезанным от подкреплений в царском квартале Александрии. Послав за подкреплением, непобедимый Цезарь сумел добраться до маяка близ Александрии. В гавани горели корабли, ветер раздувал огонь, пожар перекинулся на крыши домов Александрии. Однако войска Арсинои добрались и захватили маяк.

Бросив свой пурпурный плащ, Цезарь заплыл далеко в море. Он потерпел поражение от девочки. Клеопатру взяли в плен. Ее младшая сестра, словно символ победы вывесила плащ Цезаря, она сумела посрамить гениального полководца и поколебать мощь Рима.

Но это не позволено никому! Цезарь вернется, подчинит Египет. И через несколько месяцев все станет на круги свои! Спас Цезаря и Клеопатру только подход римских подкреплений. Повстанцы были разбиты 15 января 47 до н.э., при бегстве царь Птолемей XIII утонул в Ниле, Арсиноя попала в плен. Цезарь не забудет о младшей сестре Клеопатры, он использует ее в триумфе, где этот трофей и добычу полководца пронесут по улицам Рима!

Роковая Клеопатра

Свою любовь я продаю;

Скажите: кто меж вами купит

Ценою жизни ночь мою?

А. С. Пушкин

Цезарь не раз потом словно в свое оправдание будет говорить, что Клеопатра околдовала его. Она, действительно, была неординарной женщиной.

Она не только музицировала на музыкальных инструментах, владела многими иностранными языками, но была лучше всех подготовлена к управлению Египтом. Не мудрено, что в двадцать лет в столь безысходной ситуации, она сумела претворить свой хитроумный план в жизнь. Сколько потребовалась физических сил, какое нервное напряжение сумела выдержать молодая женщина, сумев добраться до Цезаря и расположить к себе?!

В следующем 47 году до н.э. солдаты Цезаря подожгут знаменитую библиотеку в Александрии. Цезарь останется на празднества в Египте с Клеопатрой, молодая гречанка родит сына Цезариона. Он устроит ей торжественный триумф в Риме и позже захочет провести закон, позволяющий иметь столько жен, чтобы иметь потомство. Но Юлий чувствовал в глазах римлян явное неприятие Клеопатры, ее отторжение и свое собственное осуждение. В глазах римлян она была блудницей, ведь в тот непродолжительный период времени, когда вся власть практически принадлежала брату Клеопатры, свою ночь любви она оценила ценою в жизнь.

А что совсем юная царица могла противопоставить брату-фараону и его прислуге? В тот период она могла лишь использовать свои женские чары, во-первых, чтобы обольщать, очаровывать, соблазнять и при помощи женских чар укрепиться на пьедестале власти, во-вторых, это был верный способ расправиться с теми, кто вел против нее закулисные интриги. Любого противника можно было обвинить и казнить. Конечно, молодого влюбчивого, страстного Пушкина, в котором клокотало «бешенство желаний» и страстей, не могла не интересовать эта тема в «Египетских ночах».

Цезарь все-таки сумеет освободиться от влияния Клеопатры. В конце концов, у него и нее — свои методы и проблемы во власти и управлении. Конечно, их судьбы, их жизненные стежки-дорожки постепенно должны были расходиться, он правил в Риме, она — в Египте, но главное она была не угодна римлянам и Риму. Борьба за власть в Риме настолько захватила Цезаря, что постепенно ослабнут ее чары, он отдалится и посмотрит на Клеопатру глазами римлян.

В 46 году до н.э. в Риме устроят парад, триумф. В центре парада будет выставлена модель маяка вместе с мятежницей и пленницей Арсиноей. Ее вместе с горящей моделью маяка провезут по улицам Рима. Вид девочки так возмутил горожан, что они потребовали пощадить ее. Ее сослали в крупный далекий город Эфес, что в 800 км от Рима. Там в храме Артемиды младшая сестра Клеопатры нашла свое последнее убежище.

Управление Италией в 48—45 гг. до н. э.

Итак, в Египте Юлий, которому уже за пятьдесят, возвел на престол Клеопатру, которой всего двадцать лет. Потеряв голову, он застрял в Египте еще на год. Совсем молодым Антоний, во время службы в Сирии и Египте под началом Габиния лицезрел юную гречанку. Он в это время в столице вместе с консулом добился повторного назначения Цезаря на чрезвычайную должность диктатора. На этот раз, однако, назначение изначально не было техническим: Цезарю требовалось сохранить легальную власть над войсками в 47 году до н. э. Для этого диктатора назначили не на традиционные 6 месяцев, а на один год. Цезарь назначил своим заместителем и начальником конницы Марка Антония.

Известно, что к декабрю Антоний уже вступил в новую должность. В истекающем году его полномочия заместителя диктатора были меньше, чем у консулов и преторов. Впрочем, второй действующий консул в лице Цезаря так и не появился на выборах магистратов на следующий год, поэтому власть Марка над Римом и Италией была фактически полной вплоть до возвращения Гая из Египта.

С переменным успехом Антоний привлекал на сторону Цезаря нейтральных и колеблющихся сенаторов, но в целом его политика оценивалась, как недальновидная. Его обвиняли в жёстких методах управления, новых экспроприациях и в проведении законов в корыстных целях.

Римлян возмущало к тому же поведение Марка, оскорбляли роскошные завтраки на природе, запряжённые в колесницу львы, дома достойных людей, отведённые под квартиры любовницам и арфисткам. Цицерон в своих письмах жаловался на его вызывающе экстравагантный образ жизни в столь тяжёлое время. Все возмущались и негодовали. Еще бы! В то время как сам Цезарь, за пределами Италии, ночует под открытым небом, ценою огромных трудов и опасностей гасит последние искры войны, другие, пользуясь властью, которою получили от Цезаря, утопают в роскоши и глумятся над согражданами.

Поскольку о Цезаре долгое время не было никаких вестей, он просто задержался в Египте из-за романа с Клеопатрой, появились даже слухи о его смерти. Не имея достоверной информации о состоянии здоровья полководца, легионеры потребовали роспуска и выплаты обещанных вознаграждений, ведь некоторые из них находились на военной службе ещё с начала Галльской войны в 58 году до н. э..

Вскоре выяснилось, что Долабелла соблазнил Антонию, жену Марка, что вызвало разлад между ними. Наконец, сторонники противоборствующих трибунов вооружились и начали вести уличные бои. Для подавления беспорядков сенат разрешил Антонию ввести войска в столицу.

Марк был вынужден покинуть столицу, оставив своего дядю Луция Юлия Цезаря, перешедшего на сторону диктатора, префектом города. Антонию не удалось убедить солдат прекратить бунт. Когда Антоний покинул столицу, сторонники враждующих трибунов попытались воспользоваться его отсутствием, усилив свои вооружённые отряды на улицах. С Луцием Цезарем никто из них и не думал считаться.

Беспорядки в Риме в 47 году до н. э.

Сенат принял чрезвычайный закон, которым призвал Антония восстановить порядок. После введения в город новых войск Долабелла объявил о намерении провести свои законопроекты и забаррикадировался со своими сторонниками на Форуме. Рано утром солдаты Антония ворвались на Форум, сорвав принятие законов и убив около 800 человек. Антоний приказал казнить других сторонников Долабеллы, сбросив их с Тарпейской скалы, сам трибун пользовался правом неприкосновенности, как и Антоний в начале 49 года до н. э., потому остался в живых.

Получив известия о беспорядках, в октябре 47 года до н. э. Цезарь вернулся в Рим. Покоритель Европы знал и умел разговорить с солдатами и беднотой. Он считался вторым по силе ораторского искусства после Цицерона, но он лучше умел и знал, как и что говорить народу. Обходительный и улыбчивый полководец отвечает на все вопросы, но в то же время ни на один — впрямую.

Покоритель Европы понимал, как важно накормить солдат и народ словами и обещаниями. Конечно, власть часто не может выполнить свои обещания, но должна хотя бы показать уважение, участие и любовь к народу на словах. Чтобы быть на вершине власти мало честолюбия, военных, литературных и прочих талантов, надо понимать, чувствовать и если не любить, то хотя бы уметь говорить с народом.

Говорить так, чтобы народ, от внимания разинув рот, внимательно слушал его каждое слово. И народ ему внимал и рукоплескал. Он владел не только властью, силой оружия, но и блестящим красноречием. Гениальный полководец был гениальным оратором, он сразу привёл взбунтовавшихся солдат в чувство и к порядку энергичной речью. Кроме того, он неожиданно для многих помиловал популярного среди городской бедноты Долабеллу и отчитал Антония. В сложные моменты всегда надо в мелочах выполнять требования народа.

Цезарь обязал своего заместителя заплатить за все конфискованные имения и не позволил избираться в консулы на следующий год. Антоний не участвовал в кампаниях в Африке и Испании из-за охлаждения отношений с Цезарем. Опала длилась недолго, к тому же наконец состоялась свадьба с Фульвией, давней любовницей Антония, бывшей женой Клодия и Куриона.

Вернувшись, наконец, в Рим, Цезарь жаждет поскорей покончить с гражданской войной, закончить кровавые разборки и мелкие стычки. Он хочет поскорей покончить со сторонниками Помпея, помириться с ними. В столице Цезарь распорядился вновь поставить на место сваленные на землю статуи Помпея. Он заставил легионеров чуть ли не бегом продвигаться к городу, где укрылся упрямый и мятежный сенатор Катон, но не успеет. Катон покончил жизнь самоубийством. Цезарь в отчаянии, он так хотел даровать уважаемому старцу жизнь.

Цезарь устал от многолетних войн, борьбы за власть и навязанной гражданской войны. «Вот чего они хотели, вот до какой крайности довели меня!» — со стоном вопрошал он, проходя по равнине, усеянной трупами. Диктатор просит всех с почтением отзываться о своих врагам и Помпее, уговаривает Цицерона занять свое место в Сенате. Цезарь любил Сенат и сенаторов, которые могут часами говорить о демократии, поэзии и философии. Юлий жаждет мира и спокойствия!

Он рад, что многие сторонники Помпея, в том числе Гай Кассий, Децим Брут, Марк Брут после этой кровавой мясорубки живы. Конечно, он разрешил им вернуться в Рим, вернул им имущество. Цезарь выполнил часть своих обещаний народу. Он наделил землей десятки тысяч ветеранов. По его предложению были заново отстроены Коринф и Карфаген, куда переселись многие неимущие граждане. Правда, должностными лицами будут выбирать тех, кого диктатор считал достойным и преданным себе. Всем сторонникам и родным Гнея Помпея Цезарь оказывал дружеское расположение и особое благоволение.

Перед битвой при Фарсале Помпей отослал жену Корнелию на остров Лесбос, куда и сам прибыл вскоре после поражения. В гавани она наблюдала убийство своего мужа, после чего бежала вместе с флотом в Италию, где получила прощение от Цезаря.

Все дети Помпея продолжили дело отца после его убийства: сыновья Гней и Секст бежали в Африку, оттуда в Испанию, где возглавили войска противников Цезаря. Гней вскоре был убит, Секст скрылся в Сицилии. После убийства Цезаря он укрепился на острове и несколько лет успешно отражал атаки Второго триумвирата, но, в конце концов, был разбит и казнён. Дочь Гнея, Помпея, присоединилась к Сексту в Сицилии, но вскоре умерла.

Карьера Антония

К началу 45 году до н. э. Цезарь помирился с Антонием, Марк встречал диктатора во время его возвращения из последней кампании в Испании. В 44 году до н. э. Марк Антоний стал консулом, его брат Гай по рекомендации Цезаря был избран претором, брат Луций — народным трибуном.

Сражаясь под началом Габиния в Египте и Цезаря в Галльской и гражданской войнах, Антоний завоевал славу талантливого военачальника. Это было несомненным плюсом, так как в это время соратники Цезаря начали соревноваться друг с другом, чтобы бездетный диктатор признал их своими наследниками.

Антоний считал именно себя наиболее вероятным наследником диктатора, так как Цезарь не имел законных детей. Марк был не только заместителем, близким соратником Гая, но и дальним родственником по материнской линии, потому был крайне удивлен и раздражен, когда после убийства Цезаря вскрыли его завещание. Согласно этому документу, составленному ещё в сентябре 45 года до н. э., главным наследником стал другой отпрыск семейства Юлиев, внук его сестры — Гай Октавий.

Хотя Цезарь публично демонстрировал своё расположение к Антонию, его отношение омрачало честолюбие Антония. Известно, что когда Цезарь готовился к походу в Парфию, который предполагал длительное отсутствие диктатора в Риме, он предложил, чтобы его место консула занял Долабелла, враждовавший с Антонием. Марк был вторым консулом 44 года до н. э. и решительно воспротивился этому предложению.

Марк надеялся, что после отъезда Цезаря именно он будет управлять Римом и Италией в качестве консула без коллеги, чья власть из-за отсутствия коллегиальности была близка к диктаторской. Цезарь попытался удовлетворить амбиции Антония. Он предоставил ему в качестве проконсульской провинции Македонию, где вторжения варваров предоставляли возможность для реализации полководческих талантов Марка и позволяли претендовать на триумф.

Добиваясь ещё большего расположения диктатора, Марк начал предлагать в Сенате и народном собрании новые почести в честь Цезаря, включая меры по его прижизненной сакрализации. Согласно одному из этих законов, Антоний был назначен жрецом обожествлённого Цезаря, хотя он так и не успел вступить в должность до его убийства. В качестве ответной любезности Цезарь, пополняя сословие патрициев представителями известных плебейских родов, включил в их число и семейство Антониев.

15 февраля 44 года до н. э. Антоний участвовал в праздновании Луперкалий. Во время этого праздника он вместе со своими сторонниками возложил на голову Цезаря, сидевшего на возвышении в людном месте, царскую диадему. Диктатор несколько раз отказывался, приказав, в конце концов, отнести диадему в Храм Юпитера. Как сообщает Плутарх, зрители не поддерживали действия Марка и недвусмысленно выражали своё одобрение отказом диктатора.

Возможно, возложение царской диадемы было не столько инициативой Марка, сколько поручением самого Цезаря с целью узнать общественное мнение по столь деликатному вопросу. Этот случай на празднике лишь ускорил формирование заговора вокруг Марка Юния Брута и Гая Кассия Лонгина с целью убийства диктатора — для заговорщиков было очевидно, что Цезарь готовит народ к возвращению царской власти.

Поскольку Антоний считался одним из самых близких и влиятельных соратников Цезаря, заговорщики всерьёз рассматривали возможность его убийства вместе с Марком, но Брут думал, что из-за честолюбия Антоний поддержит их действия. На заседании 15 марта 44 года до н. э. Марка, который должен был присутствовать вместе с диктатором, преднамеренно задержали, чтобы он не помешал осуществить задуманное.

Глава 4 Антоний и Октавиан в 44 году до н.э.

В конце весны в Италию вернулся Гай Октавий, сразу же подтвердивший твёрдое намерение принять наследство Цезаря. Октавиану, как приёмному сыну, удалось заручиться поддержкой части ветеранов и большей части плебса. Переходу части сторонников Цезаря (цезарианцев) на сторону молодого Октавиана способствовала сомнительная репутация Антония, который растерял свою популярность среди городского плебса жестокими подавлениями протестов.

Происходил Октавиан из незнатной богатой семьи. Он родился 23 сентября 63 года до н.э. в Риме, был внуком сестры Юлия, следовательно, приходился внучатым племянником самому Цезарю. В 44 году до н. э. был усыновлён им по завещанию, ему тогда еще не исполнилось 19 лет. И нежданно-негаданно оказался в центре политической жизни Рима после убийства Цезаря!

Октавии не относились к римской элите, оппоненты Октавиана попрекали его незнатным происхождением. Его Мать, Атия, происходила из рода Юлиев. Она была дочерью Юлии, сестры Цезаря, и сенатора, родственника Гнея Помпея. Гай Октавий женился на ней вторым браком. От этого союза родилась сестра Октавиана — Октавия Младшая. После смерти отца Октавия отдали на воспитание к бабушке по материнской линии, Юлии, сестре Цезаря. В 51 году до н. э. она умерла, юный Октавий сумел произнести надгробную речь на похоронах.

В 45 году до н. э. при исполнении поручения Цезаря по закону о переводе ряда плебейских семейств в поредевшее сословие патрициев, семья Октавиев была удостоена этой чести. В сентябре того же года Цезарь оставил завещание, согласно которому Гай Октавий получал большую часть наследства при условии, что он согласится пройти процедуру усыновления. Содержание завещания и имя главного наследника оставались неизвестными вплоть до убийства диктатора в марте 44 года до н. э.

Правовые традиции Римской республики не предусматривали передачи власти по наследству. Даже при наделении Цезаря властью царя всё равно требовались бы выборы нового правителя, потому официальный наследник мог только распоряжаться награбленными в Галлии богатствами и пользоваться поддержкой многочисленных солдат, преданных лично Цезарю.

В конце марта или начале апреля 44 года до н.э. в Риме объявился некто Гай Амаций, который выдавал себя за внука полководца Гая Мария и, соответственно, близкого родственника Цезаря. Амаций подстрекал римлян к немедленному отмщению, собрав вокруг себя немало ветеранов Цезаря и городских бедняков. Антоний воспользовался властью консула, арестовал и без суда казнил Лже-Мария. Вскоре он разогнал сторонников Амация. После этого инцидента Сенат разрешил Марку набрать для личной охраны ветеранов Цезаря. Не растерявшись, Антоний собрал целых 6 тысяч самых опытных и преданных себе солдат, в основном центурионов.

В течение весны Антоний провёл несколько законов, проекты которых якобы находились среди бумаг Цезаря. Это был закон об апелляции к народному собранию для обвиняемых в ряде преступлений. Антоний вернул трёхчастную систему комплектования уголовных судов, в результате чего треть судей назначалась из центурионов или даже простых солдат. Он основал несколько колоний в Италии — в основном для ветеранов Цезаря.

Все оставшиеся неразделёнными общественные поля в Италии постановили разделить между ветеранами и бедняками. Для реализации последнего закона была создана комиссия, в которую, вопреки традиции, вошёл действующий консул Марк Антоний, его брат, действующий трибун Луций. Наконец, Антоний добился назначения Долабеллы наместником далекой Сирии и убедил его отправиться туда немедленно.

Таким образом, Марк остался единственным консулом в Риме. Побег Брута из Рима ещё больше усилил позиции Антония, поскольку обязанности городского претора начал также исполнять брат Марка, Гай Антоний.

Разногласия Антония и Октавиана

Первая встреча Гая и Марка в 44 году до н. э. закончилась безрезультатно. Они вдвоём претендовали на первенство в наследовании влияния Цезаря и не желали уступать. Марк невзлюбил тщедушного, худого юношу, у которого оказались на редкость огромные, явно не справедливые претензии на все, что практически задарма на него свалилось — должности, положение во власти. В понимании Марка, молодой Гай Октавий, он был младше на 20 лет, слишком много всего обрел и просто ни с кем не хочет делиться.

Антоний отказался передавать Гаю 700 миллионов сестерциев, взятых в доме Цезаря. Когда к Октавию, как наследнику Цезаря, начали подавать иски о возвращении конфискованных земель и имений, Антоний тайно поддерживал истцов. Марк всячески затягивал процедуру усыновления Октавия Цезарем, напоминая во всех публичных выступлениях, что биологическим сыном диктатора является вовсе не Октавий, а сын Клеопатры — Цезарион.

Именно ветераны Цезаря были заинтересованы и требовали примирения официального наследника и главного соратника, заместителя убитого диктатора. Еще бы! Ведь именно официальный наследник раздал каждому римлянину по 300 сестерциев, обещанных диктатором по завещанию. Для исполнения этого пункта завещания Гай Октавий был вынужден продать родовое имущество, поскольку Антоний отказался передавать деньги из личной казны Цезаря законному наследнику.

Однако до примирения 39-летнего брутального матерого Антония и 19-летнего худосочного юноши было еще дальше, чем до Луны. Проблема наследования стояла остро, поскольку у Цезаря не было сыновей, рождённых в законном браке. Единственная дочь диктатора, Юлия, умерла во время родов вместе с ребёнком от Гнея Помпея. Некоторые основания надеяться на наследство имел Антоний, который был одновременно и весьма дальним родственником диктатора и его заместителем, близким соратником.

Сын Клеопатры был сыном диктатора, однако Цезарь официально не упомянул о нём в завещании в 45 году до н. э. Ранее Цезарь собирался назначить Октавия на ответственный пост заместителя диктатора, но юнец много болел и не мог выполнять его поручения. К тому же отчим призывал юношу отказаться от наследства Цезаря ради собственной безопасности.

Октавиан Август

Летом 44 года до н. э. Октавиан старался последовательно укреплять свой авторитет в столице. Для публичной демонстрации своей скорби он отпустил бороду и не брил её в знак траура по убитому диктатору. В июле он стал распорядителем игр в честь побед Цезаря, во время которых в небе появилась яркая комета. Некоторые римляне верили, что комета предвещает несчастья, но суеверный Октавиан сумел убедить их в том, что это душа обожествлённого Цезаря.

Со временем у Октавия появилось немало влиятельных союзников, среди которых особенно выделялся Цицерон, опытный политик и философ, с которым по пути в Рим, прежде всего, и советовался Октавий. Согласно легенде, несколько лет назад Цицерону приснился вещий сон, в котором верховный бог римлян Юпитер выделил из толпы детей одного мальчика и предрёк ему завершение гражданских войн и власть над Римом. Вскоре Цицерон увидел и узнал мальчика из своего сна на улице. Это был Гай Октавий.

С тех пор Цицерон уделял Октавию особое внимание. В одном из писем великий оратор писал, что Октавиан был целиком предан ему. В этом философ ошибался. За эту ошибку он дорого заплатил, она стоила ему жизни, поскольку он оказался всего лишь разменной пешкой в политических шахматах Антония и Октавиана.

Ссора Антония с Цицероном

Куй железо пока горячо! Марк хорошо понимал стратегию боя не только на войне, но и в жизни, потому 2 или 3 июня 44 года до н. э. Антоний созвал народное собрание и узаконил переназначение провинций в своих интересах. Своего брата Гая он назначил наместником Македонии, себе передал важный жирный территориальный кусок в виде Цизалпьийской и Трансальпийской (Нарбонской) Галлии. Легионы из Македонии должны были остаться под контролем Марка.

Примерно в это же время Антоний старался заручиться поддержкой сенаторов, назначив Секста Помпея командующим римским флотом — в Сенате оставалось немало людей, ранее поддерживавших его отца, Гнея Помпея. Кроме того, Антоний заявил, что Цезарь планировал ещё одно пополнение Сената и ввёл туда немало своих сторонников. Вновь проявляли недовольство сторонники Цезаря, которые напоминали о присвоении Цезарю титула «отец отечества» и указывали на необходимость осуждения заговорщиков как отцеубийц.

В июле состоялись игры в честь Аполлона, на которые приходился день рождения Цезаря, когда полагались особые торжества. Хотя месяц июль, бывший квинтилий, был переименован в честь Юлия Цезаря ещё при его жизни, некоторые республиканцы продолжали называть его квинтилием. По традиции, игры в честь Аполлона организовывал городской претор, но Марк Брут, один из убийц Цезаря, покинул город. Антоний добился передачи организации мероприятий своему брату Гаю.

В конце августа Антоний заверил Сенат в готовности сотрудничать. Узнав об этом, Цицерон вернулся в столицу. 1 сентября Антоний готовился сделать важное объявление в Сенате и надеялся на присутствие Цицерона, тот отказался от участия в заседании, сославшись на плохое самочувствие. Взбешенный Антоний неожиданно приказал «либо привести Цицерона, либо сжечь его дом».

Цицерон появился в Сенате лишь 2 сентября и произнёс речь, направленную против Антония, Марк в этот день отсутствовал на заседании. Своей речи он дал название «филиппики», намекая на сходство ситуации с Афинами в середине IV века до н. э., тогда искусный оратор Демосфен блестяще выступил против усиления Филиппа Второго Македонского в своих речах, считавшихся вершиной античного ораторского искусства.

Через несколько дней Антоний произнёс ответную речь в Сенате, в которой указал на его вину в смерти диктатора. Марк также напомнил о причастности Цицерона к провоцированию раздоров между Помпеем и Цезарем, к подавлению заговора Катилины, к убийству Клодия. После этих обвинений Цицерон стал опасаться за свою жизнь и удалился в своё имение, занявшись сочинением второй филиппики, трактатов «Об обязанностях» и «О дружбе».

Противостояние Антония с Октавианом

Осенью 44 года до н. э. Антоний сумел примириться и найти общий язык с Сенатом. Марк начал собирать войска для захвата Цизальпийской Галлии силой. В октябре он отбыл в порт Брундизий, куда уже прибыли четыре легиона из Македонии. В южной Италии осели многие ветераны Цезаря, Антоний надеялся заручиться их поддержкой в случае начала гражданской войны. Однако этих солдат агитировали и агенты Октавиана, который уже вступил во владение наследством Цезаря, мог позволить себе щедрые взятки и мечтал о собственной армии.

Многих ветеранов Цезаря Октавиан вернул на службу в свои ряды за 2000 сестерциев на человека, подкупил он и многих македонских легионеров. Антоний же смог предложить им лишь по 400 сестерциев, за что солдаты его высмеяли. Марк этого не стерпел и казнил до трёхсот зачинщиков. Ему пришлось повысить обещанную сумму, чтобы удержать остальных.

Собрав вокруг себя несколько тысяч солдат, Октавиан 10 ноября вошёл в Рим и занял там главную площадь, Форум. С разрешения трибуна он произнёс речь, в которой призывал начать войну с Антонием, обвиняя Марка в нарушениях закона и в притеснении легального наследника Цезаря, то есть себя. Это предложение не получило горячей поддержки в городе. Напротив, солдаты начали покидать наследника Цезаря, ранее они полагали, что Октавиан собирает их для отмщения Бруту и Кассию.

Солдаты совершенно не желали воевать против Антония, близкого соратника Цезаря, не смирившегося с его убийством, они уважали Марка. К этому времени Антоний тоже начал движение на столицу, но задержался в пути. Солдаты приняли во внимание и отсутствие каких-либо полномочий для командования армией у Октавиана, в отличие от Антония — действующего консула. Немало солдат осталось с Октавианом из-за его щедрых обещаний. Хотя Октавиан покинул Рим, его агенты старались переманить на сторону Гая новых солдат Антония.

24 ноября в столицу прибыл Антоний. Аналогично Октавиану, он безуспешно пытался добиться признания Октавиана врагом государства на заседании Сената. На заседании 28 ноября, созванном, вопреки обычаям, вечером, он добился перераспределения многих провинций в пользу своих сторонников и своего брата Гая, но впоследствии это заседание признали недействительным.

После этого заседания Антоний отбыл из Рима в Цизальпийскую Галлию, в которую он вцепился мертвой хваткой и которую считал своей провинцией. Однако там успел закрепиться назначенный ранее наместником заговорщик Децим Брут. Децим отказывался признавать право Антония на управление провинцией. Марк осадил город, располагая четырьмя легионами и надеясь на поддержку наместников западных провинций, которыми он назначил своих сторонников.

Война Антония с Сенатом и Цицероном

«Бумага не краснеет, бумага все терпит».

Цицерон

20 декабря 44 года до н. э. Цицерон выступил перед Сенатом с третьей филиппикой и в тот же день произнёс четвёртую — на этот раз перед народом. Великий оратор открыто призывал к борьбе с Антонием, сравнивая его с восставшим рабом Спартаком. С Октавианом же он считал необходимым примириться. Под его влиянием Сенат отменил назначение Антония в Цизальпийскую Галлию на основании нарушения формальных процедур.

К этому времени в восточных провинциях Марк Брут и Кассий Лонгин начали готовиться к отражению атак наместников, назначенных Антонием. Это фактически означало начало гражданской войны. Пока Антоний занимался осадой Децима Брута, его противники в Риме договорились действовать совместно с Октавианом. 1 января нового 43 года до н. э. в должность вступили консулы Вибий и Панса, в прошлом сторонники Цезаря, но теперь они склонялись к противодействию Антонию.

Цицерон попытался объявить Марка врагом государства, но его сторонники при поддержке матери и жены Антония не допустили принятия этого решения. В конце концов, Сенат направил к нему посольство, которое потребовало покинуть Цизальпийскую Галлию. Этим требованием Сенат автоматически признавал недействительным постановление, передавшее Антонию эту провинцию.

По предложению Цицерона 7 января 43 года до н. э. Сенат отблагодарил Октавиана и решил ввести девятнадцатилетнего юношу в состав Сената. Он не только досрочно стал сенатором, но и смог избираться на все должности. Это позволяло ему стать консулом на десять лет раньше срока и легализовать незаконно собранную армию. Марк Туллий также продолжал восхвалять Октавиана, требуя признания Антония врагом государства, согласно Туллию, с этим полководцем следовало вести не переговоры, а решительную войну.

Ответ Антония послам был категоричен, он вновь вел жесткий торг с Сенатом. Марк потребовал, чтобы Сенат подтвердил все законы Цезаря, указы Антония, проведённые под видом задуманных диктатором. Конечно же, изъятие в ночь после убийства диктатора 700 миллионов сестерциев следовало признать законным, Марка Брута и Кассия следовало вернуть из восточных провинций.

Марк также потребовал выплатить обещанные деньги своим солдатам за государственный счёт, наделить их землёй, предоставить себе титул императора. Он соглашался отказаться от претензий на Цизальпийскую Галлию, но только при условии, что ему предоставят Трансальпийскую (Нарбонскую) Галлию на 5 лет и 6 легионов войск. Резкие требования Антония спровоцировали сенаторов сплотиться и объявить о том, что возле Италии началась война. Это вновь могло спровоцировать начало гражданской войны.

Сенат принял чрезвычайный закон, потребовав от консулов и Октавиана предпринять любые меры с целью недопущения «вреда для государства». Впрочем, конкретный враг в законе так и не был назван: сторонники Антония не допустили признания Антония врагом государства. Консулы начали собирать войска и готовиться к походу. Положение Антония осложнялось тем, что его поддержали лишь три города Цизальпийской Галлии.

В феврале Сенат отменил большую часть законов, проведённых Антонием в прошлом году, в основном из-за процессуальных нарушений. В это же время Марк Брут занял Иллирик, Грецию и Македонию, взял в плен Гая Антония. Сенат в целом поддержал лидера заговора.

После успехов заговорщиков на Балканах Марк Антоний отправил несколько открытых писем для публичного прочтения, в которых утверждал, будто он единственный, кто пытается отомстить убийцам Цезаря. После неожиданного нападения на лагерь Антония в конце апреля, он с небольшими силами бежал в Нарбонскую Галлию.

23 легиона и новый триумвират

«Когда гремит оружие, законы молчат».

Цицерон

Сторонники Сената начали досрочно праздновать победу над Антонием. Сенаторы организовали комиссию для пересмотра законов Антония, в том числе и о распределении земли между ветеранами. Неопределённость вокруг земельного вопроса и выплат денежных наград вынудила многих оставшихся в Италии ветеранов Цезаря сплотиться вокруг Октавиана и требовать защиты своих интересов.

Солдаты Гая в то же время были недовольны тем, что их используют для борьбы с давним другом и сторонником Цезаря, который к тому же обещал отомстить за его убийство. Октавиан начал отпускать на свободу попавших в плен солдат и офицеров Антония, надеясь, что это будет истолковано Марком, как сигнал к примирению. Вскоре Брут начал преследование Антония, который, как он полагал, имеет небольшие войска. Марк Антоний тем временем довёл численность войск до восьми легионов.

Антоний вступил в переговоры с наместником Нарбонской Галлии Лепидом, который располагал семью легионами. Солдаты Лепида, многие из которых служили под началом Цезаря, начали переходить на сторону Антония, обещавшего отомстить за убитого диктатора. Их командующий этому не препятствовал, вскоре сам перешёл на сторону Марка. Оказавшись в окружении превосходящих сил Антония, через некоторое время на его сторону стали переходить и другие войска. Марк и сам не мог понять и объяснить, как у его распоряжении оказалось целых 23 легиона войск.

Да, он помнил о 23 кинжальных удара в спину Цезаря! Беспокойный дух Юлия Цезаря из заоблачных высот продолжал взывать к мщению, направляя все новых и новых солдат и осуществляя руководство военными действиями.

Таким образом, всего за две недели Марк собрал 23 легиона войск, среди которых было немало опытных ветеранов. К этому времени Децим Брут завершил переход через Альпы. Увидев, что силы Антония намного превосходят его собственные, он попытался отступить. Децим Брут покинул Италию, оставив свои легионы. Он пытался добраться до Македонии, где находились Марк Юний Брут и Гай Кассий Лонгин, но был пленен и убит по приказу Марка Антония. После устранения Децима Брута единственными крупными армиями в Италии и западных провинциях остались войска Октавиана и Антония.

Оба полководца договорились действовать совместно. В августе Октавиан, якобы по требованию своих солдат, повёл свою армию на Рим, не встретив ни какого сопротивления. Все легионы, остававшиеся под контролем Сената, перешли на его сторону. В столице Гай вынудил Сенат допустить его избрание в консулы вместе со своим сторонником.

Придя к власти, Октавиан организовал окончательную легализацию своего наследования Цезарю. Он провёл закон, по которому все убийцы Цезаря и поддержавший заговорщиков — «освободителей» Секст Помпей, заочно приговаривались к смерти. Тем временем на Апеннинский полуостров во главе 17 легионов вернулся Антоний.

Осенью 43 года до н. э. Антоний, Октавиан и Лепид встретились возле Бононии (современная Болонья) вблизи границы Цизальпийской Галлии и Италии и договорились о создании триумвирата. В отличие от первого триумвирата Цезаря, Помпея и Красса, члены второго имели законную власть, 27 ноября 43 года до н. э. был принят закон о создании коллегии из трёх человек «для приведения государства в порядок». Первоначально решающая роль в триумвирате принадлежала Антонию, хотя Октавиан контролировал Рим.

Октавиан не был сильнейшим участником триумвирата. Триумвират был скреплён браком Октавиана на Клодии, дочери Фульвии, падчерице самого влиятельного триумвира Антония. 27 ноября 43 года до н. э. перед вступлением в должность Октавиан сложил с себя полномочия консула.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.