электронная
360
печатная A5
433
12+
Манифест о денежной реформе

Бесплатный фрагмент - Манифест о денежной реформе

Сборник избранных трудов 2016 года

Объем:
114 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-2186-3
электронная
от 360
печатная A5
от 433

Долларизация экономики Кыргызстана как начало экономического кризиса

Экономика Кыргызстана на сегодняшний день характеризуется двумя основными монетарными определениями — растущая долларизация и сжатие денежной массы в национальной валюте. Данные обстоятельства создают угрозу для дальнейшего роста национальной экономики. Можно констатировать, что страна вступила в начальную фазу экономической депрессии. В условиях неопределенности спадает активность субъектов экономики.

Впредыдущие годы денежная база с каждым годом увеличивалась, то есть общее количество денег в сомах, которые вращаются в коммерческих банках и в руках у населения, росло. Но по итогам 2014 года (январь-ноябрь) денежная база сократилась на 10,7%. Причем инфляция за 2014 год составила 10,2%, в то время как за аналогичный период 2013 года она составила 4,4%. В чем причина такой разницы в показателях? Почему денежная база сокращается, а инфляция, наоборот, растет? Почему проценты по депозитам в сомах увеличиваются, а депозитная база в сомах нет? Почему в 2013 году Национальный банк не производил интервенций на валютном рынке, а наоборот, покупал лишние доллары на валютном рынке, но при этом курс сохранялся стабильным? Почему сегодня, наоборот, НБ КР каждую неделю осуществляет валютные интервенции, выбрасывая на рынок миллионы долларов из резерва, но вопреки этому курс доллара по отношению к сому только растет?

Ответы на данные вопросы дает статистика. За прошедший год в экономике Кыргызстана устойчивую позицию заняла долларизация. По данным Нацбанка, уровень долларизации экономики в 2014 году составил 58,2%, увеличившись с начала года на 14,6%. По сути это означает, что НБ КР утратил контроль над 58,2% денежной массы и влияет всего на 41,8%. То есть в 2014 году НБ КР переступил критический порог, и тенденция долларизации экономики продолжила укрепляться. Если такая тенденция будет усиливаться и дальше, то мы дойдем до черты, когда в расчетах рациональнее будет полностью перейти на доллары и отказаться от сома, а значит, и самого Нацбанка. Сом и сейчас не выполняет функцию меры стоимости и средства сбережения, он пока что формально выполняет функцию средства обращения, обусловленную обслуживанием бюджета страны и населения в малых сделках.

Динамичное падение сома не связано с дисбалансом во внешнеторговом обороте или платежном балансе. Вопреки всем негативным внешним обстоятельствам платежный баланс Кыргызстана остается положительным. Это говорит о том, что давление на курс сома оказывает внутренний спрос — как всех хозяйствующих субъектов, так и населения Кыргызстана. Каждое сообщение в СМИ об интервенциях Национального банка на валютном рынке сегодня нужно понимать, как усиление тенденции долларизации экономики. Валютные интервенции НБ КР в течении 2014 года (январь-ноябрь) уменьшили объем сомовой наличности в экономике Кыргызстана на 22,7 миллиарда сомов, а это почти треть денежной массы в национальной валюте, заместив его долларовым эквивалентом. В свою очередь эти доллары никуда не ушли, они находятся на счетах наших же резидентов. Тому свидетельство — данные того же Национального банка, согласно которым в 2014 году в коммерческих банках Кыргызстана депозиты в иностранной валюте увеличились на 38,3%, составив около 41,39 миллиарда, в то время как депозиты в сомах составили всего 29,75 миллиарда сомов.

Нацбанк в течение 2014 года принимал все меры по сокращению сомовой денежной массы, чтобы стабилизировать курс. Если он и дальше продолжит такую политику, то похоронит сам себя, потому что в экономике останется столько сомов, чтобы их хватало только для обслуживания бюджета страны. Остальная денежная масса будет состоять из долларов. Тогда и встанет вопрос о нерентабельности содержания Национального банка. Кстати, из чего складываются доходы и расходы Национального банка — это тайна за семью печатями, рядовому налогоплательщику и гражданину ее не разгадать.

Задача стабилизации курса сома Национальным банком идет вразрез правительственной политике экономического развития и расширению возможностей бюджета страны. К примеру, правительство получает на счет в Национальном банке внешнюю помощь в долларах. В свою очередь НБКР выдает правительству эквивалент в сомах, при этом соответственно растут резервы Нацбанка в долларах, и соответствующий эквивалент в сомах оказывается в обороте через правительственные расходы. Эти государственные расходы превратятся в доходы и прибыли хозяйствующих субъектов и населения страны. Определенная часть этих денег попадает на валютный рынок, создавая спрос на доллары, так как хранить деньги в сомах рискованно. Чтобы удержать курс сома Нацбанк вынужден осуществить очередную интервенцию с целью купить свои же напечатанные сомы. НБ КР и правительство такими действиями искусственно провоцируют нестабильность и кратковременные кризисы. Настоящая причина девальвации сома кроется в деятельности правительства по обслуживанию бюджета страны, а не во внешних шоках и падении цен на нефть, как любят объяснять наши экономисты из НБ КР и правительства.

Всеми экономическими агентами движет стремление рационального принятия решений. Долларизация экономики — есть результат рациональных решений и ожиданий экономических агентов. Если сом нестабилен и подвержен девальвации, то никакие интервенции НБ КР не помогут поправить ситуацию. А чтобы поправить ситуацию, нужно создать денежную систему, исключающую ожидания и позволяющую экономическим агентам принимать решения, исходя из незыблемости и устоявшегося факта стабильности национальной валюты. Один вариант такого решения автор данных строк уже предлагал — это ввод в обращение «алтын сома». Уже больше полугода у НБ КР нет открытой позиции по моему обращению к высшему руководству страны, разве что отписки о готовности поддержать обсуждение данной идеи в экспертном кругу.

Учитывая некоторые технические сложности при введении новой валюты, мне видится более легким и быстрым промежуточный этап перехода на «алтын сом». Это реформа НБ КР и переход к системе currency board, которая успешно функционирует более сорока лет во многих странах, в том числе и в развитых арабских. Дело в том, что предлагаемая мною идея «алтын сома» еще в конце 60-х — начале 70-х годов прошлого века была реализована в арабских странах. В частности, в Катаре и ОАЭ были учреждены так называемые валютные управления — Qatar&Dubai Currency Board (1966) и United Arab Emirates Currency Board (1973).

Если при денежной системе с «алтын сомом» валюта фиксируется к определенному грамму золота, то в случае Саудовской Аравии, Катара и ОАЭ валюта строго фиксируется к доллару США с курсом 3,66 дирхама (ОАЭ), 3,64 риала (Катар) и 3,74 риала (Саудовская Аравия) за один американский доллар. Эти курсы не менялись с 1973 года, то есть более 40 лет. Валюты Катара, ОАЭ и Саудовской Аравии являются самыми стабильными в мире. В последние годы центральные банки этих государств нарастили массу своих золотых резервов, чтобы спасти их в случае обесценивания доллара, практически их денежная система находится на переходном этапе к золотому стандарту.

Для перехода к системе currency board на сегодняшний день нет никаких препятствий, не требуется никаких дополнительных расходов, а нынешних резервов НБ КР более чем достаточно. Напротив, переход к системе currency board позволит сэкономить миллиарды сомов на содержании НБ КР.

Простая арифметика перехода на денежную систему currency board состоит в следующем.

— Золотовалютные резервы в НБ КР к концу ноября 2014 года составляли 1 970,56 миллиона долларов США.

— Вся сомовая наличность в экономике Кыргызстана к концу ноября составляла 65 340,5 миллиона сомов, что по нынешнему курсу (60 сом/доллар) равняется 1 089 миллиона долларов США. Если гипотетически предположить, что все держатели сомовых купюр обратились бы в НБ КР и поменяли сомы на доллары по сегодняшнему курсу, НБ КР купил бы всю эту массу всего за 1 089,00 миллиона долларов США. При этом в банке сталось бы 881,56 миллиона долларов излишних резервов.

Суть денежной системы currency board заключается в том, что НБ КР фиксирует обменный курс в 60 сомов за один доллар и полностью, на 100% обеспечивает их своими резервами. Его функция ограничится только конвертацией в неограниченном объеме долларов на сомы и обратно по фиксированному курсу. Данный курс закрепляется конституционно, то есть в Основном законе страны, который можно изменить только двумя третями голосов парламента и с согласия президента.

При такой системе резервы НБ КР будут изменяться в зависимости от рыночной конъюнктуры и спроса на соответствующую валюту, а вместе с резервами меняться будет и денежная масса в стране, но курс всегда и на все годы останется фиксированным. При любых обстоятельствах по фиксированному курсу денежная масса в сомах будет равна золотовалютным резервам НБ КР.

Предположим, правительство Российской Федерации по международному договору перечислило на счет правительства в НБ КР 400 миллионов долларов. Соответственно НБ КР положит эту сумму в резерв, который увеличится на эти 400 миллионов. Далее банк выдает напечатанные на 400 миллионов долларов сомы по фиксированному курсу правительству. Соответственно денежная масса в стране возрастет на эквивалентную сумму одновременно с резервами НБ КР. То есть создается уравнение в денежной сфере. Когда эти правительственные расходы превратятся в доходы экономических агентов, те могут поменять их в неограниченном количестве по фиксированной цене на доллары, что создаст формат предсказуемости экономики. Тогда экономические агенты будут менять на доллары только необходимые для внешнеэкономических операций средства, а остальнуюя часть, которую они намерены сберечь или инвестировать в будущем, будут хранить в сомах. При такой системе не будет никакой разницы между долларом США и сомом в плане покупательной способности валюты. И сом сможет выполнять полноценно все функции денег, в том числе станет основным средством сбережения в стране.

Это позволит ликвидировать саму причину долларизации экономики — неопределенность и девальвационные ожидания экономических агентов. Мы дадим четкий сигнал рынку, что создали совершенную систему уравнения в денежной системе и закрепили на законодательном уровне курс национальной валюты.

Как мы заметили выше, у НБ КР после перехода на систему currency board останутся излишние резервы — 881,56 миллиона долларов США. У руководства Кыргызстана отпадет необходимость ходить с протянутой рукой по странам-донорам. Как видите, у нас есть собственный резерв, который можно использовать для рефинансирования коммерческих банков Кыргызстана, чтобы наши граждане, несущие бремя кредитов, могли перекредитоваться на более мягких условиях, с низкими процентами. Особенно большие проблемы с кредитами испытывают жители сельской местности — из-за финансовой неграмотности многие теряют свое жилье и имущество. В первую очередь программа рефинансирования должна помочь такого рода социально уязвимым слоям населения.

Кроме того, большая часть банковского капитала в стране имеет зарубежное происхождение, это означает, что большая часть процентных платежей уходит в зарубежье. Программа рефинансирования за счет собственных резервов принесет большие плоды в деле аккумулирования денежного капитала внутри страны.

До тех пор, пока мы не перейдем на денежную систему currency board излишние резервы НБ КР, которые ему никогда не понадобятся, будут «мусорными», не приносящими экономике никакой пользы. Эти резервы приносят пользу только НБ КР: из процентного размещения этих резервов в иностранные ценные бумаги НБ КР получает доходы и расходует на свои цели. По сути, данные резервы работают на благо иностранных государств, где размещены наши резервы.

Глубочайшее заблуждение экономистов НБ КР и правительства заключается в том, что, когда они дают оценку золотовалютным резервам НБ КР, заявляют, что резервы позволяют покрыть 4—6- месячный валовый импорт и что это хороший показатель. Нужно четко понимать, что резервы НБ КР покрывают не импорт, а являются отражением количества сомов в обращении, с помощью этих резервов НБ КР в нынешней ситуации имеет право увеличивать и уменьшать количество сомов и долларов в обороте, и ничего больше.

Каким образом у НБ КР образовался излишний золотовалютный резерв? В основном золотовалютный резерв, как мы заметили, увеличивается при получении внешних заимствований и кредитов правительством Кыргызстана. Когда НБ КР печатает и отдает правительству сомы вместо полученных от доноров долларов, он выдает их по текущему курсу, допустим, по 58,.5 сома за доллар. А когда эти сомы попадают в экономику, вновь создавая спрос на доллары, происходит девальвация. Допустим, рыночный курс установился в пределах 59.5 сома. НБ КР, проводя валютную интервенцию, продает доллары из золотовалютного резерва уже по курсу 59.5 сома. То есть с каждого доллара он получает больше на один сом, чем продавал правительству. А размер золотовалютных резервов по отношению к сомам в обращении становится больше по уже девальвированному курсу. Как результат резервы растут из-за спекулятивных действий со стороны НБКР.

Так кто совершает спекулятивную атаку на сом? Обменные пункты на Моссовете? Вопрос относительно спекулятивной атаки на сом со стороны обменных бюро поднимается искуственно, это продуманная акция с целью завуалировать действия НБ КР и обвинить во всех грехах обменные пункты. А объяснять причины девальвации сома следствием наложения санкций на Россию, мировым кризисом и падением цен на нефть, по меньшей мере, непрофессионално, а по большей — введение в заблуждение общественности.

Золотовалютные резервы принадлежат народу Кыргызстана, который имеет полное право потребовать от НБ КР разъяснений его действий. Но по действующей Конституции и законам Кыргызстана, данные резервы не принадлежат государству. НБ КР — это государство в государстве. Он никому не подотчетен, кроме как Жогорку Кенеш раз в год принимает к сведению отчет председателя НБ КР. Над Нацбанком нет ни одного надзорного органа. Счетная палата не может осуществлять аудит НБ КР, Генеральная прокуратура не имеет права спрашивать с НБ КР и вмешиваться в банковскую политику. Наша банковская система во главе с НБ КР живет по своим «понятиям», а не по законам Кыргызской Республики. Могут ли президент или правительство потратить пол- миллиарда долларов в год без обсуждений расходов в парламенте и обществе?. А НБ КР может! И он не обязан пояснять, с какой целью он это сделал.

Переход к системе currency board означает национализацию и возврат золотовалютных резервов Кыргызстана народу, освобождение Кыргызстана от внешнего управления, где НБ КР выступает в роли куклы у внешнего кукловода.

Теперь коротко о важных результатах реформы при переходе на денежную систему currency board:

— уровень инфляции в Кыргызстане будет равняться долларовой инфляции — 1%-3% в год;

— процентные ставки по сомовым депозитам и кредитам сравняются с долларовыми соответственно. В связи с уменьшением инфляционного и девальвационного рисков общие процентные ставки как по сомовым, так и по долларовым кредитам снизятся;

— предсказуемость валютного рынка придаст уверенности экономическим агентам, что усилит экономическую активность и генерацию инвестиций в экономику, обеспечивая высокие темпы ее роста;

— покупательная способность сома сравняется с покупательной способностью доллара. Сом станет устойчивой и стабильной валютой по отношению к валюте стран ЕАЭС;

— уровень долларизации экономики снизится до минимума, поскольку уже не будет внутреннего спроса на доллары;

— так как сом будет на 100% процентов обеспечен долларовыми резервами, состояние внешнеторгового баланса и платежного баланса будет влиять только на объем резервов НБ КР и денежную массу страны, но не на курс валюты. При любых стечениях обстоятельств курс валюты останется фиксированным, меняться будут только цены на товары и услуги согласно рыночной конъюнктуре;

— стабильность экономики позволит привлекать в страну иностранные инвестиции.

У древних китайских мудрецов была очень хорошая поговорка: «Лучшее время, чтобы посадить дерево, было двадцать лет назад. Следующее лучшее время — сегодня». Если руководство страны не предпримет меры для осуществления денежной реформы сегодня, а Нацбанк и правительство КР будут продолжать действовать в таком же как сейчас формате, страна очень скоро вступит в фазу стагнации и экономической депрессии. По сути она уже вступила в эту фазу: банки перестали кредитовать ипотеку, строительный сектор задыхается, кредиты на бизнес дорожают, аграрникам не под силу тянуть нынешние кредиты, швейники пострадали от обвала рубля, торговля и экономическая активность падают.

О секрете «экономического чуда» Катара, ОАЭ и Саудовской Аравии

24 апреля 2016 года ваш покорный слуга, автор этих строк обратился к высшему руководству Кыргызстана с идеей ввода в Кыргызстане денежной единицы «алтын сома» и учреждения золотого валютного управления Кыргызстана.

Как стало известно, президент Алмазбек Атамбев нанесет визиты в Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты и Катар. Вы спросите, при чем тут «алтын сом»?

Дело в том, что предлагаемая мною идея «алтын сома» еще в конце 60-х и начале 70-х годов прошлого века была реализована в этих арабских странах. В частности, в Катаре и ОАЭ были учреждены так называемые валютные управления — Qatar&Dubai Currency Board (1966) и United Arab Emirates Currency Board (1973).

Если при денежной системе с «алтын сомом» валюта фиксируется к определенному грамму золота, то в случае Саудовской Аравии, Катара и ОАЭ валюта строго фиксируется к доллару США с курсом 3,66 дирхама (ОАЭ), 3,64 риала (Катар) и 3,74 риала (Саудовская Аравия) за один американский доллар. Эти курсы не менялись с 1973 года, то есть более 40 лет. Валюты Катара, ОАЭ и Саудовской Аравии являются самыми стабильными в мире. В последние годы центральные банки этих государств нарастили массу своих золотых резервов, чтобы спасти их в случае обесценивания доллара, практически их денежная система находится на переходном этапе к золотому стандарту.

Стабильность денежной системы как ключевой элемент инвестиционной привлекательности наряду с либеральным экономическим режимом позволили этим трем арабским государствам возглавить десятку стран с самыми высокими доходами на душу населения. По данным Международного валютного фонда, Катар стоит на первом месте в мире по уровню ВВП на душу населения с показателем $145 тысяч, ОАЭ на седьмом месте ($63 тысячи) и Саудовская Аравия — на десятом ($51тысяча).

Вы заявите, что эти страны богатеют за счет нефти. Отнюдь нет. Например, в ОАЭ в 2009—2010 годы доля нефтегазовой отрасли в ВВП составляла всего 7—9 процентов. В основе экономики ОАЭ лежат реэкспорт, торговля, инвестиции в строительство, банковские услуги, транспорт и туризм.

В вопросе создания стабильной денежной системы, что есть, была и будет основой экономического успеха любого государства, нам следует очень многому поучиться у этой процветающей арабской тройки. Поэтому Председателю Национального Банка Кыргызстана, который присутсвует в составе делегации КР, следует просить у арабов не деньги, а знания и науку того, как на протяжении 40 лет они создавали стабильную денежную систему отражающую интересы благосостояния граждан этих стран.

Свободно плавающий рубль может стать «ахиллесовой пятой» России

Так охарактеризовал профессор прикладной экономики университета Джона Хопкинса (США) Стив Ханке решение Центробанка России отпустить рубль в свободное плавание от 10 ноября 2014 года. С тактической точки зрения это выигрышное решение для Российской экономики, поскольку слабеющий рубль означает удорожание импорта в пользу отечественных товаров, и привлекательность российских товаров за рубежом, что увеличит экспортную выручку страны, замедляя и компенсируя отток капитала из страны. В тактическом плане Президент Владимир Путин выиграл политическую игру с Западом, поскольку их санкции приносят только политические очки Владимиру Путину. Согласно октябрьским опросам Левада-Центра рейтинг доверия к Владимиру Путину на пиковом уровне, его политику одобряют 88% граждан России. И можно сказать спасибо Западу за его санкции.


Недавнее высказывание главы внешнеполитического ведомства России Сергея Лаврова: «публично заявляется что санкции надо сделать такими, чтобы они разрушали экономику и поднимали народные протесты… Запад однозначно показывает, что они не хотят заставить изменить политику, а хотят добиться смены режима», имеет под собой основания в стратегическом плане. Со стратегической точки зрения Запад хочет добиться финансовой нестабильности и высоких темпов инфляции в России. Естественно уменьшение долларовой выручки от продажи нефти из за падения его цены будет компенсироваться слабеющим рублем. Но это долго продолжатся не может, всему есть предел. За девальвацией рубля, последует рост цен, так что инфляция не заставит себя долго ждать. И тогда, скорее всего упомянутый высокий рейтинг доверия начнет опускаться, и раскачивать лодку станет легче, чего и ждет Запад. Что делать России в данной ситуации?

По мнению профессора Стива Ханке, Россия должна отказаться от плавающего валютного курса. Все мировые сделки с нефтью совершаются в долларах США. Устанавливая свободно плавающий валютный режим Россия приглашает в страну финансовую нестабильность и панику. Когда нефть будет дорожать рубль будет укрепляться и наоборот когда нефть дешевеет рубль будет ослаблятся, вызывая в экономике дефляционные и инфляционные тенденции соответственно. Чтобы избежать подобных флуктуаций и нестабильности в экономике многие нефтедобывающие страны как Саудовская Аравия, Кувейт, Катар и Объединенные Арабские Эмираты зафиксировали свои валюты в долларах США еще в начале 70-х годов, и с тех пор курсы валют этих стран по отношению к доллару США не менялись. России следует поступить точно также, и перейти на арабо-американскую «валютную волну». Когда спад цен на нефть приводит к укреплению курса их валют по отношению ко всем остальным мировым валютам, а стало быть к повышению покупательной способности их валют в остальном мире. Тогда в России наметиться совершенно иная тенденция, снижение цен на нефть в мировых биржах будет приводить к укреплению рубля по отношению к евро, фунту стерлингов, японской йене и т. д.

Валютный режим упомянутых арабских государств с фиксированным валютным курсом называется «currency board» — валютный комитет или валютное управление. Природа центральных банков этих государств совершенно иная, их главная задача заключается в обеспечении системы конвертации национальных валют в доллары США по фиксированному валютному курсу и обратно. Законодательно закрепляется обязательство 100% резервного обеспечения национальной валюты.

Профессор Стив Ханке, отмечает что в истории России уже был подобный прецедент с учреждением «currency board» в годы гражданской войны с августа 1918 года по февраль 1920 года в так называемой Северной России которая находилась под контролем Белой Армии. На территории Северной России была учреждена Государственная Эмиссионная касса которая разменивала рубли на британские фунты стерлингов и обратно по строго фиксированному курсу, в истории эти рубли остались под названием «британские рубли». Профессор Стив Ханке исследуя британские архивы, обнаружил что отцом этих «британских рублей» был не кто иной как Джон Мейнард Кейнс, работавший в то время в Британском Казначействе.

У России сегодня есть все предпосылки и возможности для установления финансовой стабильности с помощью перехода на валютный режим currency board. Настало время для Президента В. Путина, поступить так как поступили арабские страны экспортеры нефти, привязать рубль к доллару, и сесть в привилегированную арабо-американскую лодку, уж свою лодку топить они не будут в любом случае.

Дедолларизация экономики и золотые слитки НБ КР

Национальный банк КР 7 мая 2015 года анонсировал старт свободной продажи мерных слитков золота.

Скорее всего, теперь коммерческие банки Кыргызстана будут иметь возможность продавать золото НБ КР своим клиентам, как физическим, так и юридическим лицам. Согласно недавней поправке в Налоговый кодекс, инициированнойй депутатом Чыныбаем Турсунбековым, операции по купле-продаже золота коммерческими банками страны освобождены от налогов.

Как автор идеи внедренич в экономику Кыргызстана новой валюты — «алтын сома» — я положительно отношусь к решению о свободной продаже мерных слитков со стороны НБ КР. Но поможет ли данный шаг в реальной дедолларизации экономики? В чем реальное отличие денежной системы «алтын сом» от того, что нынче реализовал НБ КР?

Свободная продажа золота, освобожденная от налогов, практикуется во многих странах мира, в особенности в арабских. В России один из крупнейших банков с государственным контрольным пакетом акций — «Сбербанк» — давно уже практикует продажу и покупку мерных слитков. Как показывает опыт России, такая практика не спасла экономику страны от долларизации, да и доля желающих покупать золото в качестве инвестиционного инструмента оказалась не так уж велика. Почему?

Золото в нашей стране не признано официальным платежным средством. Золото само по себе — это не деньги, а драгоценный металл, предмет, вещь. За хранение денег в банке вам платят проценты, а за хранение золота должны платить вы. До тех пор, пока государство не признает золото официальным средством платежа и не начнет принимать его в качестве оплаты налогов, выплачивать им зарплату бюджетникам, золото не будет считаться деньгами. Стало быть, при нынешних условиях золото не может быть альтернативой деньгам, не говоря уже об альтернативе доллару. Невыгодно рядовому гражданину покупать золото, платить за его сохранность в банке. А если дома хранить, то переживать, могут ведь и украсть! Или ждать, пока его цена не вырастет на Лондонской бирже. Ему выгоднее хранить ресурсы в долларах в банке и получать при этом начисленные проценты.

Я предполагаю, что от данной инициативы НБ КР не выйдет ничего путевого. Скорее, получится, как в крылатом выражении Виктора Черномырдина «хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Не хотелось бы, чтобы данная инициатива НБ КР в итоге дискредитировала идею «алтын сома». Ведь денежная система «алтын сом» предполагает, что наши обычные бумажные сомы привязаны к золоту, которое будет хранить НБ КР, а «алтын сом» будет законным платежным средством на территории Кыргызстана. А курс сома будет определяться стоимостью золота на Лондонской бирже.

«Алтын сом» — это деньги, стоимость которых привязана к золоту. Это производное от золота законное платежное средство, поэтому «алтын сом» — это много больше, чем золото. Это намного выгоднее, чем просто золото, которое пытается продать нам НБ КР!

Пять публичных вопросов экономиста к Нацбанку КР и ответы НБКР

Для удобства читателей публикуем в строгой последовательности: вопросы экономиста — ответ Национального банка Кыргызстана — комментарий Кубана Чороева.

Вопрос №1. Согласно вашим официальным данным, НБ КР в 2014 году провел 48 интервенций на общую сумму 584 миллиона 546 тысяч долларов США, а с начала 2015 года было произведено всего 12 интервенций на 181 миллион 120 тысяч долларов. Итого с начала 2014 года по настоящее время объем интервенций составил 765 миллионов 666 тысяч долларов США.

У меня возникли весьма серьезные сомнения в прозрачности валютных операций, так как вы не публикуете на своем сайте данные о том, каким коммерческим банкам (названия), какую сумму, по какому курсу (с датой операции) продали эти 765 миллионов 666 тысяч долларов. Пожалуйста, опубликуйте данную информацию на своем сайте.

17 декабря 2014 года НБ КР провел так называемую спецоперацию, в ходе которой через «Айыл Банк» и «РСК Банк» в течении 3—4 часов по курсу 57,8 сома проданы 2 миллиона долларов США. Впоследствии вы обвинили обменные пункты в спекуляциях. Из СМИ для меня доступными стали детали только данной интервенции. И исходя из этой информации я могу сделать выводы относительно остальных 763 миллионов 666 тысяч долларов США, которые вы продали с таким же успехом. 18 декабря на пресс-конференции председатель НБ КР господин Абдыгулов Т. заявил, что Нацбанк 17 декабря продавал доллары через «Айыл Банк» и «РСК Банк» по курсу 57,8 сома за доллар. ИА «Акипресс» ежедневно фиксирует курсы валюты — утром, в полдень и вечером. Ниже приводится таблица, где указан средний показатель (за день) курса валюты в обменных пунктах на Моссовете на 17 декабря 2014 года.

В тот день НБ КР продавал валюту по 57,8 сома, в то время как на Моссовете доллар отдавали по 59 и 59,5 сома. Разница между курсом интервенции НБ КР и рыночным составляет 1,2—1,7 сома с каждого доллара. Теперь нашим искушенным в арифметике гражданам не трудно будет подсчитать, какую прибыль получили те коммерческие банки и заинтересованные чиновники НБ КР от интервенций на сумму 765 миллионов 666 тысяч долларов США. Поэтому уважаемый Нацбанк, опубликуйте, пожалуйста, запрашиваемую мною информацию! Тем самым вы опровергнете мои подозрения. А любые попытки скрыть данную информацию общественность расценит как доказательство правильности моих предположений, а деятельность НБ КР сочтет преступной и подсудной.

Ответ НБ КР: Прежде всего, хотелось бы отметить, что валютная интервенция — это операция Национального банка не только по продаже иностранной валюты, но и по покупке. Валютная интервенция проводится в целях стабилизации валютного рынка и сглаживания резких колебаний обменного курса.

В этой связи Национальный банк в течение 2014 года проводил валютные интервенции как по продаже, так и по покупке иностранной валюты. Так, за 2014 год объем продажи Национального банка составил 536,7 миллиона долларов США, (в том числе продажа наличной иностранной валюты в сумме на 4,8 миллиона долларов США), а объем покупки — 20,4 миллиона долларов США. Итого, чистая продажа за 2014 год составила 516,3 миллиона долларов США.

С начала 2015 года по 2 мая в целях сглаживания резких колебаний обменного курса Национальный банк проводил валютные интервенции как по покупке, так и по продаже иностранной валюты. Так, за данный период объем продажи валюты Национального банка составил 160,9 миллиона долларов США, а объем покупки — 40,8 миллиона. Итого чистая прибыль составила 120,1 миллиона долларов США.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 433