электронная
252
печатная A5
387
12+
Маленькие истории больших девочек

Бесплатный фрагмент - Маленькие истории больших девочек

Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-0438-5
электронная
от 252
печатная A5
от 387

ВВЕДЕНИЕ

Эта маленькая книга — личные истории моих клиенток, которыми они делились со мной. Каждый из рассказов, на мой взгляд, бесценен и, несомненно, может быть полезен для любой женщины (будь вы мама или дочь, которая однажды тоже станет матерью).

Так как я сама дочь и мама взрослой дочери и не понаслышке знаю, какими счастливыми могут быть эти отношения, и сколько сложностей встречается на этом пути, книга с рассказами про маму и дочку кажется мне очень личной и трогательной.

Каждая история из этого сборника отзывалась в сердце и трогала до глубины души. Рассказы моих клиенток стали их уникальным, проникновенным Соло с детскими воспоминаниями, болью и радостью. Они делились очень сокровенным, очень личным — крошечными эпизодами из своего детства. Каждый такой эпизод оставил глубокий отпечаток в их памяти и влиял на их жизнь в настоящем. Незначительная для взрослого ситуация во много определила дальнейшую жизнь ребенка.

Что есть более значимое, чем отношение матери к ребенку? Еще до появления малыша на свет мама становится для него вселенной. И даже когда она уходит из жизни ребенка, тот продолжает общаться с этим миром по тем же законам, по которым он общался со своим самым близким человеком — своей мамой.

Дочери — не просто продолжение матери. Они — продолжение рода. Именно дочери будет рожать следующее поколения и создавать жизненный сценарий уже своим детям и внукам. От них зависит, каким будет будущее всего человечества.

Каждая ли женщина отдает себе отчет в том, как сегодня, через воспитание своей дочери, она влияет на то, каким будет наш мир завтра? Насколько мы, женщины, понимаем, какой силой обладает наше материнское слово? Как оно может «убить» ребенка, разрушить его внутреннее «Я» или вдохновить на победы и успех в будущем? Осознаем ли мы, насколько наши дети ориентируются на нас и наше одобрение и как уязвимы перед нашей критикой и осуждением, да и в целом перед нами: большими, взрослыми и сильными.

Несомненно, все мамы хотят быть «хорошими», но не всегда знают, как это сделать, и самое печальное — часто не понимают ответственность. Ответственность не только перед своим ребенком, но и перед целым поколением. Потому что мы передаем нашим дочкам то, что умеем сами, а они в свою очередь передают это нашим внукам.

Женщины — носители генетической информации, хранители семейной памяти и традиций, они создают ту среду, философию, устанавливают порядок, который будет править миром. Вселенная уже поддержала нас тем, что одарила способностью создавать жизнь, поэтому кредит доверия, который она нам дала, нужно оправдать.

Я надеюсь, что эти жизненные истории героинь тронут вашу душу так же, как и мою. Возможно, какие-то отзовутся в сердце, и в памяти всплывут ваши детские сюжеты. Быть может, почувствовав чужую боль в этих маленьких историях, вы не совершите подобных ошибок и пересмотрите свои отношения с дочерью: поймете, когда бываете не справедливы к ней, холодны или же перегибаете палку в безусловной любви.

А может быть и такое, что вы увидите в этих историях свою маму и вам удастся простить ее или, наоборот, вы разрешите себе позлиться на нее, что тоже будет полезным для вас. Главное, чтобы эта книга подтолкнула вас задуматься про отношения мамы и дочери и вдохновила изменить ваши отношения с самым близким человеком, сделать их счастливыми, наполненными и гармоничными.

Каждая история — это отдельный мир, пусть маленький, но очень глубокий. Я изменила имена героев и написала к каждому рассказу свое пояснение. Ведь самые большие ошибки в воспитании происходят от незнания психологии. Мамы растят своих дочек, часто находясь под влиянием социальных установок, в «тумане» страхов и тревог, без понимания, как любить, как правильно воспитать, как вырастить из дочери свободную и счастливую женщину.

Трогательного и чувственного вам прочтения!

Похожая на мальчика

В детстве мечтала быть снегурочкой на утренниках, но выбирали всегда не меня, а девочек с длинными волосами — у снегурочки ведь должна быть коса. А у меня была короткая стрижка, как у мамы. Она сама меня стригла и говорила, что так волосы не будут лезть в глаза. Я с завистью смотрела на других девочек: какие у них были заколки, высокие хвосты, и мне хотелось так же.

Помню девочку, кажется, ее звали Полиной, с кудрями, как у Мальвины, и она всегда ходила с распущенными волосами. У нее была очень красивая мама, в нарядных платьях, и от нее вкусно пахло духами. Моя мама выглядела обычно — она работала в больнице, я хорошо помню ее белый халат, коротко подстриженные ногти и волосы, запах лекарств. От того мне было удивительно видеть яркий маникюр и кольца на руках мам других девочек. Они мне казались необыкновенно красивыми.

Часто играя с куклами, я представляла себя принцессой, а когда вырасту, то буду вот такой же красивой, как мама Полины. Когда никого не было дома, сплетала из лент косу и надевала на голову — «коса» должна была доставать до пола. Я бегала по комнате и наблюдала, как моя «коса» скользит по полу — счастью не было предела. Всегда хотела длинные волосы и не понимала, зачем мама меня стрижет раз в полгода — ведь так они не вырастут.

В 5-м классе я впервые отказалась стричься. Мама была непреклонна — она через день уходила на дежурства и утром некому была заплетать мне волосы. Я кричала, что смогу все делать сама. Тогда вмешалась бабушка и мама сдалась.

За год волосы отрасли чуть ниже плеч. Косички еще не получалось плести, и я ходила с распущенными волосами, несмотря на замечания мамы, что это неопрятно.

И однажды, помню, это было летом, мама варила варенье, и я склонилась над кастрюлей, чтобы попробовать его ложкой. Мои волосы окунулись в горячее варенье — плечи, шея и платье — в сладком было все. В этот же день меня подстригли.

Никогда не забуду, как сидела на стуле и видела сквозь слезы, как пряди, которые я отращивала год, летели на пол. И мамины слова, что вот вырастешь, тогда и ходи как хочешь. А лохмы у девочки — это не красиво. Девочка должна быть опрятной.

Девочка выросла. Теперь это красивая женщина с роскошными русыми волосами до пояса, которые она никогда не собирает в хвост или косу. Коллеги с завистью смотрят на ее идеально гладкие волосы и могут лишь догадываться, сколько времени занимает уход за ними. Отношения с мамой нормальные — они регулярно видятся, и мама смирилась с ее распушенной копной. Вот только обида, зародившаяся в тот злополучный летний день, так и осталась глубоко в сердце. И фотографии школьных лет уже выросшая девочка смотреть не может — там она единственная в классе, похожая на мальчика, с бантом на макушке.

— — — — — — —

Воспитывая дочь, мы часто не понимаем, а иногда не соглашаемся с разницей в наших с ней интересах, потребностях, стремлениях. Мама является главной фигурой для девочки. Маленькая дочка перед ней уязвима, не может защитить и отстоять свои интересы. Лишая чего-то ценного, мы лишаем дочь какой-то части ее «Я» и недооцениваем последствия своих действий.

Мама в этой истории могла действовать из лучших побуждений: чтобы было удобно, эстетично, возможно, у нее была другая идея (мы не можем про это знать).

А быть может, она подавляла свою женскую часть и уничтожала ее в своей дочери. О причинах поступка можно только догадываться. Но какой бы ни был ее мотив, результат остался таким, какой он есть — обида, пронесенная сквозь годы. Будьте чуткими к своим детям. Уважайте их интересы. То, что вам кажется пустяком, для вашей маленькой дочери может быть очень значимым.

Мокрые снежинки

Всегда любила наблюдать, как мама наряжалась и собиралась в гости. Я обычно вертелась рядом — мне нравилось перебирать ее коробочки с косметикой, флаконы духов, украшения. И с придыханием ждать, когда она мне красиво заплетет волосы, наденет платье и мы с ней нарядные пойдем гулять.

И вот как-то в выходной она еще с утра накрутила волосы на бигуди, и я обрадовалась: мы куда-то пойдём. Я все время крутилась возле нее, чтобы ничего не пропустить. Мама сказала, что идет на девичник и детей туда не берут. А мне так хотелось с ней пойти.

Но мама твердила, что не может меня взять. Там собираются только взрослые, красивые женщины, там не будет ни одного ребенка. Вот когда вырасту, то тоже буду ходить на такие вечеринки.

Но я не унималась, ныла и мама сдалась. Сказала, что возьмёт меня, если я сама оденусь — она не успевала меня нарядить. Я ринулась к шкафу со своими вещами. Слышала, как мама ходит по комнате и, как мне казалось, неспешно одевается. Мне хотелось во всем ее повторять.

Уже натягивая колготки под платье, услышала, как мама в прихожей застегивает сапоги, и крикнула ей: «Подожди меня, мамочка, я уже готова». Мама ответила, что ждет меня во дворе. Помню, как путались волосы в расческе, и я с силой их дергала, чтобы быстрее расчесать. Помню, как не получалось надеть тесные зимние сапоги. А куртку я застегивала впопыхах, и, уже выбегая во двор, увидела, как закрывается калитка.

Я стояла растерянная и озиралась по сторонам. Мама ушла без меня. Никогда мне не было так обидно, внутри словно все оборвалось. Даже не знаю, сколько я так простояла. Помню только, как снег падал мне на лицо, и я была вся мокрая — от слез и снега.

Потом вышла бабушка и увела меня зареванную домой. Заплела мои растрепанные волосы, что-то рассказывала. Но я ничего не слышала. Перед глазами застыла эта картинка: как закрывается калитка, я стою… и эти мокрые холодные снежинки, которые падают и падают мне на лицо…

Героиня этой истории больше не доверяла никому. Страх быть покинутой и обманутой преследовал ее долгие годы и стал для нее проблемой. И на снег она до сих пор реагирует негативно — вид тихо падающих снежинок не вызывает у нее привычной всем радости.

— — — — — —

Мамы часто не знают, что делать с плачущим ребенком. Родительская безграмотность подталкивает их прибегать к обману, хитрости и запугиваниям, чтобы успокоить дочку: «скорее выбегай — я тебя жду», «побежали домой — там ждет сюрприз», «если не перестанешь плакать, тебя заберет бабайка» и пр. Такие уловки могут стать достаточно травматичными. Думая, что таким образом возможно отвлечь дочь от слез, мамы делают ей только больнее.

Пирог с запахом корицы

Когда мама с вечера доставала большую миску с антресоли, я уже знала — завтра будет м-м-м… Этот доставшийся нам от бабушки эмалированный таз использовался в одном случае — мама замешивала в нем венское тесто для пирога.

Готовился такой пирог всего раз в год — на папин день рождения. И даже не знаю, чего ждала больше — когда соберется вся семья, приедет крестная и моя сестра или когда мама будет готовить это ароматное тесто.

Мама просыпалась рано утром и говорила, что тесто «чувствует» настроение — подходить к нему уставшей или расстроенной нельзя, вкусно не получится.

Для теста она заранее покупала домашние яйца, молоко и сметанку — такую, что б как сливки лилась. А я уже ждала ее с горбушкой хлеба: пока сдоба будет подниматься, я остатки сметаны намазывала на хлеб и прихлебывала чаем, сидя на кухне рядом с мамой.

Тесто должно было подняться трижды. Но иногда оно поднимало крышку и мне нравилось, как мама, спохватившись, деревянной лопаткой замешивала его обратно, приговаривая «про тесто на пороге»…. А потом начиналось таинство: из шкафа доставались цукаты, мускатный орех, кардамон, ваниль. Мама ловко отмеряла каждую пряность, и по дому разносился дивный аромат.

Особенно мне нравилась корица. То ли зимой она пахнет по-особенному, то ли именно в папином пироге она вкуснее, но этот коричный шлейф создавал у меня ощущение праздника, зимы и счастья.

В приготовлении пирога участвовала вся семья, даже дедушка шел колоть орехи. А мне доверяли самое важное — раскатывать тонкие полоски из теста для украшения. Я их еще по краю нарезала маленьким ножом и делала завитки. Мама стояла рядом, в переднике, и хвалила меня, когда я ровно укладывала полоски теста. Этот момент был самый волнительный — ведь мы делали это для папы, ему должно понравиться. Я, затаив дыхание, украшала верхушку пирога и почему-то всегда волновалась, вдруг получится криво. А когда приходил папа — большой, шумный, пахнущий морозом и улицей — мы уже с ним вместе ждали. Нет, не пирога, а маленькие булочки, которые мама лепила из остатков теста — они пеклись быстрее, и мы с папой тягали их еще горячими прямо с противня и ели, запивая вишневым компотом…

— —

Любые семейные традиции дают чувство безопасности, уверенности и формируют здоровую близкую привязанность у ребенка. Для девочки, как продолжательницы традиций и хранительницы очага, это особенно важно. Именно у мамы этому учится дочь. Ощущение принадлежности к семье как раз дает девочке базовое доверие к миру, другим людям и самой к себе в первую очередь.

Мой ребенок не будет ни в чем нуждаться

Дочку растила сама. Ее появление стало для меня настоящим чудом, и я пообещала себе и ей, что сделаю все для ее счастья, мой ребенок не будет ни в чем нуждаться.

Всегда старалась выбирать для нее лучшее — игрушки, одежда, спортивные секции, частный детский сад, затем престижная школа. Все, что мне хотелось в моем детстве, я покупала ей.

Чтобы обеспечить нас, приходилось работать с утра до ночи — брала подработки. Ну как я могу сказать своей малышке, что мы не пойдем в зоопарк или детский центр, потому что у меня нет денег? Ну какая я мать после этого?! Для кого же мне еще стараться, живем-то мы ради своих детей. Тем более кроме меня у нее никого нет, с ее отцом отношения не сложились.

Правду говорят, маленькие детки — маленькие бедки, большие детки — большие расходы на одежду, смартфоны, карманные деньги. Дочке было лет 12, когда я впервые поняла, что не тяну. Покупать каждый год новый дорогущий смартфон, планшетник мне стало сложно. Не успевала оплатить рассрочку за одного, как дочка же просила на день рождения новую модель.

Походы за одеждой стали настоящим квестом — пока она не объездит все магазины города, не купит. Ей нравилось наряжаться, смотреть видео фэшн блогеров и создавать себе целые образы. Даже как-то сказала, что хочет после школы пойти учиться на дизайнера одежды. Мы стали смотреть школы дизайнеров, где можно получить качественное образование. А я уже примерно посчитала, во сколько мне обойдется ее обучение. Придется поднатужиться!

И тут мне коллега предложила поехать на Новый год в Великий Устюг. Такой сюрприз для дочери — поехать в резиденцию Деда Мороза на праздники. Я оформила кредит, купила путевки и уже была в предвкушении — неделю кататься на санках, гулять по старому городу. Красота! Прихожу домой: Мила, мы едем к Деду Морозу! — Куда? — В Устюг. — Какой еще Устюг, ты издеваешься? У меня уже планы, мы с девочками договорились. Хоть бы меня предупредила.

И мой ребенок ушел в себе в комнату, как будто я ей предложила ехать в деревню картошку сажать. А потом, когда она погуглила фотографии города, так вообще скривилась. Мол, меня друзья засмеют за такой стремный отпуск. Все едут в Сочи на лыжах кататься или в Таиланд. А мы в какой-то Устюг тараканов кормить, да еще со старыми тетками. Я тебя об этом не просила. Лучше дома с подружками останусь.

И это ее лицо.., такое пренебрежительное. Отвращение, которое на нем было, до сих пор не оставляет меня в покое.

Мне было так обидно. Я давно заметила, что она не любит со мной фотографироваться, куда-то ходить вместе. Как будто стесняется. А теперь отказалась ехать в отпуск со мной. Я, конечно, понимаю, что у нее сейчас подростковый возраст, они друг перед другом хвастаются. А я не модная мама. Говорили мне подруги, что не нужно о себе забывать, не класть себя на алтарь любви к ребенку… Грустно мне от всего этого…

— — — — — — —

Слепая безусловная любовь мамы, как ни странно, очень вредна для воспитания. Она не учит дочь ценить и быть благодарной, а формирует потребительское отношение сначала к матери и потом, что самое опасное, к окружающим. Дочь вырастает с идеей, что все ей должны: мужчины, коллеги и в целом мир. Такая философия приводит к неизбежной встрече с другой реальностью и, как следствие, к разочарованию, злости и хронической неудовлетворенности. В этой ситуации две несчастных судьбы: мама, которая лишала себя всего во благо дочери, и дочь, которой эта всеобъемлющая материнская любовь не принесла счастья.

Когда вы любите ребенка, не забывайте про себя. Только через это вы сможете удерживать баланс. Если вы хотите, чтобы ребенок вас любил, научитесь любить себя в первую очередь!

Запах мимозы

С чем у меня ассоциируется 8 марта? С запахом мимозы и папой. Как он мне, еще совсем маленькой, всегда приносил отдельный букет цветов.

Папа уходил рано утром и возвращался с букетом тюльпанов для меня и большой охапкой мимозы для мамы. Мне нравилось снимать с них тонкие резиночки и наблюдать, как они раскрываются в тепле комнаты. А мама оставляла это огромный букет мимозы на целый год до следующего 8 марта.

В этот день папа всегда отвозил нас с мамой в большой магазин, и мы часами там пропадали. Как я обожала такие походы: вокруг суетились другие красивые женщины, и я наравне с ними тоже нюхала духи, рассматривала коробочки с косметикой, говорила маме, какие мне нравятся.

А потом мы обязательно шли в детский отдел и что-то покупали мне. И чуть позже, совсем как взрослые, сидели в кафе и пили чай с пирожными. К нам приезжал папа, забирал нас с большими пакетами и мы, нарядные и счастливые, ехали в гости к бабушке с подарками и цветами. А там уже нас ждал накрытый стол и всегда веточка мимозы в вазе. Этот тонкий свежий запах отпечатался в моей памяти и ассоциируется с праздником, бабушкой и нашими посиделками на кухне.

Каждый год я приношу с работы охапку цветов — от коллег, клиентов. Букеты тюльпанов уже дарит нам с дочками муж. И я всегда прошу его захватить ветку мимозы. Без нее для меня 8 марта какое-то не настоящее. Да, мы, женщины, не всегда понятны — радуемся веточкам мимозы больше, чем букету голландских роз…

— — — —

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 387