электронная
180
печатная A5
488
16+
Магнус Ридольф

Бесплатный фрагмент - Магнус Ридольф


Объем:
318 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-3931-6
электронная
от 180
печатная A5
от 488

Злополучные рудники

«Решая задачу, я формулирую и рассматриваю все поддающиеся представлению предпосылки. Если каждая из них влечет за собой невозможное сочетание выводов — за исключением одной, последствия которой всего лишь маловероятны — эта единственная гипотеза, несмотря на ее беспрецедентность, неизбежно соответствует действительности».

— Магнус Ридольф

Управление суперинтенданта Джеймса Рогга находилось на вершине пологого округлого возвышения, на участке рудника А. Из полукруглого окна его кабинета можно было наблюдать за происходившим на обоих участках, А и Б, до самой приливной полосы — дальше простирался океан причудливого оттенка.

Повернувшись к окну, Рогг сидел в кресле, торопливо и нервно постукивая пальцами по столу. Внезапно вскочив на ноги, он принялся расхаживать по кабинету, выпятив подбородок, выдающийся наподобие лопаты — высокий и тощий человек с черными глазами, блестевшими на обветренном костлявом лице.

Суперинтендант нажал кнопку под телеэкраном и ждал, слегка наклонившись вперед и не отпуская утопленную пальцем кнопку. Ответа не было. Экран тихо жужжал, но оставался непроницаемо пепельно-серым.

Рогг сжал кулаки: «До чего все опустились! Никто даже не позаботится ответить на вызов!»

Как только он отошел в сторону, однако, экран засветился. Рогг сразу повернулся к экрану, заложив руки за спину: «Так что же?»

«Прошу прощения, господин Рогг, только что нашли еще одного», — произнес запыхавшийся стажер-механик.

Рогг напрягся: «Где, на этот раз?»

«В душевой. Он мылся после смены».

Рогг в отчаянии развел руками: «Сколько раз я говорил им не принимать душ в одиночку! Клянусь Денебом, не могу же я быть везде одновременно! Неужели у них не хватает мозгов, чтобы…» Его прервали — кто-то постучал. Дверь приоткрылась, в кабинет заглянул табельщик: «Почтовое судно приземляется, господин Рогг».

Рогг сделал шаг к двери, обернулся: «Займись этим, Келли. Ты несешь всю ответственность!»

Стажер моргнул и начал оправдываться: «Как я могу…» Но он обращался к спине уходившего начальника — в ту же секунду кабинет опустел. Пробормотав нечто неразборчивое, механик отключил связь.

Рогг вышел на берег — слишком рано: звездолет все еще выглядел, как черная точка в лиловато-синем небе. Наконец судно опустилось на блестящий серый песок, поднимая облака дыма и громко шипя. Как только воздух прояснился, Рогг подошел к трапу, но ему пришлось подождать еще несколько минут, пока команда освобождалась от амортизирующих ремней.

Рогг переминался с ноги на ногу, поглядывая по сторонам, как возбужденная скаковая лошадь. Изнутри корабля послышался приглушенный металлический лязг; шарнирные болты повернулись, со вздохом открылся входной люк — Рогг поморщился и невольно отступил на пару шагов: ему в лицо дохнул поток теплого воздуха, насыщенный запахами горячего масла, человеческого пота, карболки и краски.

Из люка выглянуло круглое багровое лицо.

«Привет, доктор! — позвал Рогг. — Все готово?»

«Никаких микробов! — отозвалась багровая физиономия. — Чисто, как в церковной школе».

«Так выходите же!»

Раскрасневшийся медик разглядывал суперинтенданта, как птица — отстраненно, но настороженно: «Вы куда-то торопитесь?»

Приподняв голову, Рогг вызывающе встретился с врачом глазами. Багровая физиономия исчезла, люк открылся шире, и на верхнюю площадку трапа выступил приземистый дородный субъект в синих шортах. Спускаясь по лестнице, он приветствовал суперинтенданта взмахом руки.

«Как дела, Джулич? — поинтересовался Рогг, заглядывая за спину капитана в открытый люк. — Пассажиры есть?»

«Тринадцать человек к вам на замену. Бульдозеристы, пара слесарей — их тошнило от невесомости всю дорогу».

Рогг фыркнул и на мгновение отвернулся: «Всего тринадцать? За последний месяц я потерял тридцать три человека, да будет вам известно! Вы подобрали в Звездной Гавани агента МБР?»

Капитан с любопытством покосился на суперинтенданта: «Он на борту. Похоже на то, что вы не на шутку беспокоитесь».

«Беспокоюсь?! — Рогг мрачно оскалился. — Вы тоже беспокоились бы, если бы каждый день находили на борту два или три трупа».

Капитан Джулич прищурился: «Так это правда?» Он обвел взглядом два высоких утеса над рудниками А и Б, беспорядочные скопления бараков и мастерских под утесами: «В Гавани ходили слухи, но я…» Помолчав, он прибавил: «Кто мог бы этим заниматься? Никаких подозрений?»

«Никто ничего не понимает. Несомненно, это какой-то маньяк, но каждый раз, когда мы начинаем за кем-нибудь следить, убийство совершает кто-то другой, в другом месте. Мы на месяц отстаем от графика. Две недели тому назад я связался по радио с МБР».

Джулич указал кивком на люк звездолета: «Вот он».

Рогг хотел было сделать шаг навстречу, но остановился и недоуменно моргнул. По лестнице спускался человек среднего роста, ничем не примечательного телосложения, уже пожилой, с тонким прямым носом, беловолосый, с небольшой белой бородкой.

Рогг бросил взгляд на капитана — тот ответил насмешливым пожатием плеч. Суперинтендант снова повернулся к новоприбывшему. Старик безмятежно разглядывал блестящий серый пляж и мерцающий молочно-белый океан.

Втянув голову в костлявые плечи, Рогг приблизился к нему и хрипловато произнес: «Позвольте представиться… Джеймс Рогг, суперинтендант». Старик обернулся — на Рогга смотрели большие голубые глаза, невинные и прозрачные.

«Меня зовут Магнус Ридольф, — сказал старик. — Насколько я понимаю, вы столкнулись с проблемой?»

«Да, — отступив на шаг, Рогг смерил Ридольфа взглядом в головы до ног. — Я ожидал встретить агента Межпланетного бюро расследований».

Магнус Ридольф кивнул: «Я делал пересадку в Звездной Гавани, и коммодор попросил меня посетить ваши рудники. Официально я не зачислен в штат Службы, но сделаю все, что смогу, чтобы оказать вам содействие».

Рогг сжал зубы, глядя в морскую даль. Наконец он снова повернулся к Ридольфу: «Ситуация такова. Кто-то убивает моих работников, и я не знаю, кто. Весь персонал деморализован. Я приказал всему персоналу никуда не ходить по одному — и все равно их убивают!»

Магнус Ридольф перевел взгляд с пляжа на холмы за утесами — пологие, округлые, покрытые блестящей растительностью всех оттенков черного, серого и белого.

«Не могли бы вы познакомить меня с обстановкой в рабочем поселке?»

Рогг колебался: «Вы готовы приступить к этому сразу? Не желаете сначала немного отдохнуть?»

«Я готов».

Рогг повернулся к капитану: «Встретимся за ужином, Джулич? Если, конечно, вы не желаете нас сопровождать».

Капитан Джулич задумался: «Одну минуту, я скажу помощнику, что буду на берегу». Он взобрался по лестнице в звездолет.

Магнус Ридольф разглядывал ленивые валы молочно-белого океана, переливавшиеся мерцанием так, словно они были подсвечены изнутри: «Планктон?»

Рогг кивнул: «Интенсивно люминесцентный. По ночам океан сияет, как расплавленный металл».

«Красивая планета, — заметил Ридольф. — Похожа на Землю, но здесь совсем другая, странная цветовая гамма».

«Верно, — согласился Рогг. — Каждый раз, когда я смотрю на холмы, местный ландшафт напоминает мне исключительно сложную гравюру на стали… все эти оттенки серой листвы…»

«Здесь есть какая-нибудь фауна?»

«Да, мы заметили тварей, напоминающих пантер, здесь множество четвероруких обезьян, водятся грызуны нескольких разновидностей».

«Но разумных аборигенов нет?»

Рогг покачал головой: «Насколько известно на сегодняшний день — нет. Причем мы вели разведку почти по всей территории планеты».

«Сколько людей работают в рудниках?»

«Примерно тысяча сто человек, — ответил Рогг. — Восемьсот на участке А, и еще триста — на участке Б. Убийца орудует на руднике Б. Я подумываю о том, чтобы вообще прекратить там работы».

Магнус Ридольф дернул себя за бородку: «Убийства наблюдаются только на территории рудника Б? А вы пробовали полностью заменить персонал на этом участке?»

Рогг кивнул, бросив взгляд на огромный отвал руды, подготовленной к переработке на участке Б: «Конечно, заменил всех до одного. Тем не менее, убийства продолжаются — в закрытых на замок помещениях, в душевых, в туалетах — везде, где человек остается один хотя бы на пару минут».

«Дело выглядит так, как будто вы потревожили какого-то злобного духа, обитающего на участке Б», — заметил Ридольф.

Рогг фыркнул: «Если вы имеете в виду призрака, не могу с вами не согласиться. Происходящее можно объяснить только проделками нечистой силы. Уже четыре раза человек был задушен в комнате, закрытой на замок изнутри, где не было никаких других входов и выходов, кроме перегороженного решеткой вентиляционного отверстия диаметром десять сантиметров. Мы тщательно обыскали все помещения, даже просеяли каждый кубометр воздуха мелкой сетью, на всякий случай. Безрезультатно!»

Капитан Джулич спустился по лестнице звездолета и присоединился к Роггу и Ридольфу. Втроем они направились по плотному серому песку пляжа к руднику А, где на фоне пологих холмов возвышался обрывистый утес.

«Руда залегает под основанием утеса, почти на уровне земли, — объяснял по пути Рогг. — Взрывники обрушают пустую породу, после чего ее перемещают бульдозерами к морю. Когда работы закончатся, этот небольшой залив будет практически засыпан, а утес исчезнет — его полностью сравняют».

«На участке Б работы ведутся таким же образом? — спросил Ридольф. — Насколько я понимаю, там наблюдается сходная формация».

«Да, примерно так же. На участке Б пустую породу сваливают в овраг между холмами. По окончании разработки залежи — если ее удастся завершить — овраг длиной в полтора километра будет засыпан, и колонисты смогут использовать ровную поверхность отвала для застройки».

Они поднялись с пляжа по наклонному отрогу скалы. Суперинтендант подвел спутников к краю лесной чащи, начинавшейся метрах в двадцати.

«Хочу кое-что вам показать, — сказал Рогг. — Вы таких фруктов еще никогда не видели». Он остановился у блестящего черного ствола и сорвал один из красных шарообразных плодов, висевших над самой головой. «Попробуйте!» — предложил он, надкусив мягкую кожуру.

Магнус Ридольф и капитан последовали его примеру.

«Действительно, неплохо!» — похвалил старик.

«На участке Б они не растут, — с сожалением заметил суперинтендант. — Только в этой роще. Вообще, рудник Б — самый неудачный участок на всем месторождении. Там пантеры и обезьяны нападали на работников, пока мы не окружили весь участок стальным ограждением. Здесь, на участке А, их отпугивают густые заросли шиповатого кустарника».

Его внимание привлек какой-то шорох в листве. Присмотревшись, Рогг воскликнул: «Смотрите-ка! Там обезьяна!» Взглянув туда, куда указывал суперинтендант, Магнус Ридольф и капитан заметили мохнатый черный торс и уродливое лицо с красными глазами и клыкастой пастью. Наблюдавшая за ними тварь тихо зашипела и вызывающе двинулась вперед. Ридольф и капитан испуганно отпрянули.

Рогг рассмеялся: «Не бойтесь! Здесь она не посмеет напасть».

Обезьяна с ревом рванулась вперед, но тут же остановилось, рассекла воздух мощной рукой и снова взревела. Еще раз прыгнув вперед, она снова застыла на месте, после чего отступила с жалобным воем.

Рогг бросил в обезьяну косточку, оставшуюся от фрукта: «На участке Б она уже всех нас прикончила бы». Вглядываясь в листву, он погрозил черной твари кулаком: «Кыш! Убирайся отсюда, дьявольская образина!» Роггу пришлось срочно пригнуться — над его головой пролетел увесистый сук.

«Судя по всему, это существо отличается относительно высоким уровнем интеллекта», — предположил Магнус Ридольф.

«Ммфф! — Рогг почесал в затылке. — Как вам сказать… может быть. На участке Б мы убили одну обезьяну — у нас на глазах две другие вырыли для нее могилу под деревом и похоронили».

Голубые глаза Ридольфа сосредоточились на лесной чаще: «Я мог бы предложить вам способ прекратить убийства».

Рогг недоуменно повернулся к нему лицом: «Какой?»

«Произведите топографическую съемку местности вокруг обоих рудников и окружите рудники стальным ограждением под высоким напряжением — так, чтобы оба участка находились в полутора километрах от периметра — после чего очистите всю защищенную территорию от растительности».

Суперинтендант не понял: «Но каким образом…» У него на поясе зажужжала рация — Рогг включил ее привычным движением.

Послышался голос: «Босс!»

«Слушаю!» — рявкнул Рогг.

«Бригадир литейщиков, Джелсон, отдал концы».

Рогг повернулся к Ридольфу и капитану Джуличу: «Пойдемте — сами увидите!»

Через десять минут они стояли, глядя на обнаженное тело бригадира Джелсона. Он только что принимал душ — на коже погибшего еще блестели капли воды. У него на шее багровел начинавший синеть кольцевой кровоподтек, глаза его выпучились, язык вывалился изо рта.

«Он сидел с нами в раздевалке, — торопливо рассказывал рыжий механик. — Мы ничего и никого не видели. Джелсон пошел в душ. И мы услышали, как он шлепнулся — вот таким его и нашли!»

Рогг повернулся к Магнусу Ридольфу: «Видите, что тут происходит? Вы все еще думаете, что ограда помешает убийце?»

Ридольф размышлял, поглаживая ладонью белую бородку: «Если я не ошибаюсь, сегодня вечером на участке рудника А будет совершена попытка еще одного убийства».

Челюсть суперинтенданта слегка отвисла, но он тут же закрыл рот. Из-за его спины доносились всхлипывания разрыдавшегося рыжего механика.

«На руднике А? Каким образом? Почему вы так думаете?»

«Надеюсь, что никто не погибнет, — продолжал Ридольф. — В самом деле, если я ошибаюсь, и моя гипотеза основана на недостаточном понимании возможностей, вполне вероятно, что меня никто не попытается убить». Старик задумчиво рассматривал труп бригадира: «Возможно, я переоцениваю побуждения и способности убийцы».

Рогг повернулся к механику и буркнул: «Позовите санитаров!»

Они вернулись на участок А в джипе, и суперинтендант пригласил капитана Джулича и Магнуса Ридольфа поужинать у него в квартире.

«Очистить территорию от растительности нетрудно, — сказал он Ридольфу. — Но я не могу понять, почему вы считаете, что это чему-то поможет».

Магнус Ридольф невесело улыбнулся: «У меня есть другое предложение».

«И в чем оно заключается?»

«Наденьте на каждого работника широкий стальной ошейник».

Рогг фыркнул: «Тогда убийца начнет проламывать черепа или прибегнет к отравлениям».

«Проламывать черепа? Не думаю. Отравления, конечно, возможны, — Ридольф оторвал ягоду величиной со сливу от лежавшей перед ним пурпурной грозди. — Например, такой фрукт очень легко отравить».

«Но почему? Зачем? — воскликнул Рогг. — Каждую ночь я ломаю над этим голову, но не могу ничего придумать — кроме того, что среди нас завелся сумасшедший убийца».

Магнус Ридольф снова улыбнулся и покачал головой: «Не могу с вами согласиться. На мой взгляд, убийства совершаются с простой, вполне определенной целью. Все это настолько просто, что, возможно. именно по этой причине вы не понимаете происходящее».

Рогг хмыкнул, недовольный доброжелательно-снисходительным тоном старика: «Предположим, сегодня вечером вас убьют — что тогда?»

«Тогда вы убедитесь в том, что мои рекомендации были основаны на достоверном анализе проблемы — и последуете этим рекомендациям».

Суперинтендант снова хмыкнул — на некоторое время наступило молчание.

«Сколько времени займет завершение вашего проекта?» — спросил Магнус Ридольф.

Рогг нахмурился и посмотрел в окно — туда, где за серой, черной и белой листвой деревьев и кустарника ровная, словно проведенная по линейке черта горизонта разделяла ярко-белое море и темно-синее небо: «Примерно пять лет — если кто-нибудь еще согласится здесь работать. Еще неделя таких убийств, и подрядчики расторгнут контракт».

Капитан Джулич усмехнулся. Рогг устремил на него пронзительный взгляд черных глаз.

«Мне уже пришлось отказать двадцати рабочим в проезде до Звездной Гавани», — пояснил капитан.

«До этого дошло? Они плевать хотели на договор? — Рогг шумно вздохнул. — Назовите мне их имена, я им покажу, где раки зимуют!»

Капитан рассмеялся и покачал головой.

Суперинтендант нажал кнопку, чтобы вызвать стюарда, в то же время скептически поглядывая на белобородого мудреца: «Так вы думаете, что ваша жизнь в опасности?»

«Если я буду достаточно осторожен, опасностью можно пренебречь», — спокойно ответил Ридольф.

«До сих пор на руднике А не было никаких убийств».

«По вполне понятной причине — если моя гипотеза верна. Позволю себе заметить также, что причина эта более чем очевидна».

Рогг откинулся на спинку стула и поджал губы: «Не знаю, о чем вы говорите. Никаких очевидных причин для происходящего я не вижу — а я занимался этой проблемой, собирая и анализируя все возможные сведения почти ежедневно с тех пор, как мы приступили к работам на руднике Б».

«Возможно, вам следовало бы взглянуть на эту проблему со стороны, не принимая ее слишком близко к сердцу, — сказал Магнус Ридольф. — Не забывайте, что мы не на Земле». Старик устремил на собеседника безмятежный взгляд больших прозрачных глаз: «Здесь преобладают другие условия, как психологические, так и биологические — то есть, по сути дела, причинно-следственные связи отличаются от тех, к которым мы привыкли».

Ридольф встал и вышел из столовой. Рогг тут же вскочил и принялся расхаживать взад и вперед, постукивая по ладони левой руки кулаком правой.

«Самодовольный старый козел!» — прошипел сквозь зубы Рогг и покосился на капитана Джулича. Тот усмехнулся, но продолжал молча сидеть с рюмкой ликера в руке. «Это же просто неслыханно! — обратился к нему Рогг. — Я здесь работаю уже семь месяцев, мне приходится иметь дело с необъяснимыми убийствами буквально днем и ночью — а тут, понимаешь, прилетает какой-то субъект и делает выводы уже через час! Неописуемая наглость! Пойду, свяжусь со Звездной Гаванью сию минуту! Я просил их прислать агента МБР, а не туриста!» Рогг направился к двери.

Капитан Джулич поднялся из-за стола: «Суперинтендант, я посоветовал бы вам…» Но Рогг уже удалился. Джулич последовал за высокой, размашисто шагающей фигурой, скрывшейся в рубке связи. Постучавшись и не получив никакого ответа, капитан потихоньку зашел внутрь.

Рогг гневно кричал, обращаясь к телеэкрану, на котором подрагивало слегка замутненное космическими помехами лицо директора Межпланетного бюро расследований: «Он посоветовал мне окружить рудники оградой под напряжением, поужинал и отправился спать! Кому все это нужно?»

Наступила короткая пауза — даже почти мгновенная гиперпространственная передача сообщений занимала какое-то время. Рогг уставился в подмигивающий экран, напряженно вытянув шею, как черепаха, заинтересованная одуванчиком. Громкоговоритель тихо жужжал и потрескивал.

Наконец послышался голос директора МБР: «Суперинтендант Рогг! Настоятельно советую вам прислушаться к рекомендациям Магнуса Ридольфа. Насколько я понимаю, вам исключительно повезло — в том, что он оказался под рукой и согласился вам помочь».

Изображение на экране погасло. Рогг отвернулся, глядя куда-то в пространство и словно не замечая стоящего поблизости капитана. Капитан Джулич подошел и похлопал его по напряженно застывшему плечу: «Если бы вы меня спросили, я сказал бы вам то же самое».

Рогг резко повернулся к нему: «Почему все так доверяют этому Магнусу Ридольфу? Кто он такой?»

Капитан Джулич развел руками: «Магнус Ридольф — выдающийся математик».

«И каким образом так получилось, что он выполняет поручения МБР? Почему именно его попросили расследовать убийства на рудниках? Убийцу не остановишь логарифмической линейкой!»

Джулич улыбнулся: «Логарифмическая линейка у него в голове».

Рогг повернулся и медленно направился к выходу из рубки: «Но почему директор прислал ко мне математика?»

Джулич пожал плечами: «Насколько мне известно, он у них выполняет функцию частного консультанта-детектива — нечто в этом роде».

Рогг поиграл в воздухе длинными белыми пальцами: «Что, если он прав? Что, если сегодня ночью его убьют?»

Навстречу спешил стюард; он что-то прошептал начальнику на ухо. Рогг расправил плечи и поджал тонкие губы: «Разумеется. Принесите ему все, что потребуется».

Рогг и капитан Джулич вернулись в квартиру суперинтенданта.

Тем временем, покинув столовую, Магнус Ридольф удалился в отведенную ему комнату, закрыл дверь на замок и задумчиво осмотрел помещение. Одна стена представляла собой сплошную панель из поляризующегося стекла — за стеклом росли два высоких дерева с остроконечными серыми и черными листьями. Дальше виднелся пологий склон холма, спускавшийся к берегу бледно светящегося океана.

Наступала ночь — небо нависло беззвездным черным пологом над мягко сияющей, как подсвеченный пергамент, морской гладью.

Ридольф повернулся, снова посмотрел вокруг. Невозможно было отрицать, что в комнате больше никого не было. Справа находилась койка, а за открытой дверью ванной блестела керамическая плитка.

Магнус Ридольф прикрыл дверь, ведущую в ванную, затемнил прозрачную панель стены и нажал кнопку вызова стюарда.

«Принесите мне — и побыстрее, пожалуйста — небольшой аккумулятор, моток глохромовой проволоки, метров семь, и три рулона толстой изоляционной ленты», — попросил стюарда Ридольф.

Стюард удивленно поднял брови, но тут же согласился, вышел и закрыл за собой дверь.

Магнус Ридольф стоял спиной к двери и ждал, задумчиво поглядывая на стены. Через некоторое время стюард вернулся с аккумулятором, проволокой и рулонами изоляционной ленты, после чего Ридольф снял тунику и приготовился лечь — но в этот момент ему внезапно пришла в голову какая-то мысль. Он прошелся вдоль стен, внимательно их разглядывая и ощупывая, после чего снова надел тунику и вызвал стюарда.

«Есть в этом здании какое-нибудь помещение с металлическими стенами и металлической дверью?» — спросил Ридольф.

Стюард моргнул: «Есть — холодильная камера».

Магнус Ридольф кивнул: «Проведите меня туда».

Вскоре он вернулся в спальню, но при этом едва передвигал ноги, потому что теперь его конечности были обмотаны изоляционной лентой. Ридольф деполяризовал стеклянную панель стены, и комната озарилась бледным светом, исходившим из океана. Он выбрал один из стульев, сел на него и стал ждать.

Прошел примерно час — веки Магнуса Ридольфа невольно сомкнулись. Он заснул.

Встрепенувшись, он открыл глаза, ощущая недовольство собой. Неужели он ошибся в выводах? Почему… Ридольф замер, напрягая слух, медленно повернулся на стуле, взглянул в сторону ванной — но не заметил ничего необычного и снова расслабился.

Стебли, крепкие, как витые кабели, захлестнули его, сжимая лодыжки, грудь и горло с неумолимой, пугающей силой.

Магнус Ридольф мгновенно отреагировал, инстинктивно пытаясь оторвать путы пальцами. Но дисциплинированный ум быстро возобладал. Ридольф нажал большим пальцем ноги на переключатель, спрятанный в ботинке. Витки глохромовой проволоки, защищавшей его предплечья и ноги под одеждой, поверх слоев изоляционной ленты, тут же накалились до синевы, разрезая ткань подобно десяткам бритв и озаряя стены жаркими сполохами.

Стебли, обхватившие его ноги и предплечья, разорвались. Ридольф выхватил из-за пояса нож и стал рубить жесткую петлю, стянувшуюся у него на шее. С истерической энергией человека, жизнь которого висит на волоске, он пилил, резал, строгал — и, наконец, почувствовал, как стебель стал неохотно ослабевать под лезвием.

Нож перерéзал последние волокна — жгут удавки распался. Магнус Ридольф судорожно вздохнул. Держась за спинку стула, он встал и, пошатываясь, прислонился спиной к стене — у него перед глазами были все необходимые улики попытки удушения.

Ридольф вызвал стюарда: «Приведите сюда Рогга — сию минуту!»

Рогг прибежал, неуклюже шлепая ступнями длинных тощих ног: «Что такое, что случилось?»

«Смотрите сами!» — Ридольф указал на пол.

Рогг на секунду застыл, после чего нагнулся и подобрал обрывок стебля.

«Ничего не понимаю», — хрипло пробормотал он.

«Все совершенно ясно, — отозвался Магнус Ридольф. — По сути дела, не могло быть никак иначе — такова логика событий. Вы сами неизбежно пришли бы к тому же выводу, если бы хоть в какой-то степени упорядочили ход своих мыслей».

Рогг уставился на старика горящими от гнева глазами. «Я был бы очень благодарен, — натянуто произнес он, — если бы вы соблаговолили мне объяснить, чтó тут произошло».

«С удовольствием все объясню, — сказал Ридольф. — Прежде всего, с самого начала было очевидно, что убийства совершались для того, чтобы воспрепятствовать разработке рудника Б. Но преступником не был какой-то гипотетический маньяк, так как убийства продолжались после того, как вы заменили весь персонал. Я спросил себя: «Кому могло быть выгодно прекращение работ на участке Б?» Бесспорно, эту «заинтересованную сторону» нисколько не беспокоили работы на руднике А, где ничто не мешало добыче руды и перемещению пустой породы. Таким образом, важно было понять, чем отличались два рудника.

На первый взгляд, рудники А и Б почти одинаковы. На обоих участках вырабатываются залежи под вулканическими останцами примерно одинаковой высоты, лишенными всякого растительного покрова. Единственное различие заключается в том, что на участке А пустую породу и хвосты сбрасывают в море, а на участке Б ими засыпают заросший кустарником и деревцами овраг». Магнус Ридольф посмотрел в лицо суперинтенданту, все еще находившемуся в состоянии раздраженного недоумения: «Теперь у вас есть все фактические обстоятельства, позволяющие найти однозначное решение задачи, не так ли?»

Рогг закусил губу.

«Вопрос состоял в следующем, — спокойно продолжал Ридольф. — Кому или чему наносят ущерб работы на руднике Б, но не наносят никакого ущерба, или даже полезны, работы на руднике А? Ответ напрашивается сам собой: деревьям!»

«Деревьям?!» — изумленно переспросил Рогг.

Магнус Ридольф кивнул: «Я рассмотрел ситуацию с учетом такой гипотезы. На руднике А деревья предлагают вам съедобные фрукты и создают барьер, отпугивающий диких животных. На руднике Б нет ни плодоносящих деревьев, ни естественных ограждений. Деревья стимулируют разработку месторождения на участке А, так как удаление вулканического утеса и засыпка залива пустой породой предоставляют им дополнительные площади для размножения и устраняют препятствие, загораживающее солнечный свет. Деревья одобряют такую деятельность».

«Вы допускаете, что деревья руководствуются разумными соображениями?» — потрясенно спросил суперинтендант.

«Разумеется! — подтвердил Ридольф. — Альтернативы нет! Я предупреждал вас: не следовало ожидать, что условия на этой планете будут такими же, как на Земле. Вы сами видели, как обезьяны хоронили соплеменника под деревом. Несомненно, деревья каким-то образом поощряют такие полезные для них погребения, удобряющие почву — побуждают или принуждают обезьян к этому, вознаграждают их за это — на этот счет возможны различные предположения. Так или иначе, я решил, что за семь месяцев деревья, если они действительно разумны, научились понимать человеческую речь. В присутствии дерева я порекомендовал очистить от растительности большую территорию, то есть совершить массовое убийство деревьев. Естественно, деревья стали рассматривать меня как угрозу своему существованию — как человека, которого необходимо устранить. Сегодня вечером имела место попытка такого устранения».

«Но каким образом? — недоумевал Рогг. — Дерево не может проникнуть в здание и набросить человеку петлю на шею!»

«Не может, — согласился Ридольф. — Но у дерева есть корни, а в каждом помещении на рудниках есть какое-нибудь сливное или вентиляционное отверстие, какая-нибудь лазейка. Скорее всего, в деревянных панелях каждой комнаты скрываются органы наблюдения — миниатюрные глаза и уши. Окружающие заросли следят за каждым нашим шагом, за каждым нашим словом. Подозреваю, что в данный момент они готовятся убить нас обоих — возможно, отравляющим газом или…»

Раздался громкий треск — расщепилась доска. В полу образовалась глубокая темная трещина; из нее развернулся, как шланг, матово-коричневый отросток. Извиваясь и похлестывая по полу, корень пополз к Роггу и Ридольфу.

«Подождите! — спокойно сказал Магнус Ридольф. — Подождите. Вы — разумные существа. Выслушайте меня».

Толстый корень не остановился.

«Подождите! — так же спокойно повторил Ридольф. — Вырубка деревьев отменяется, а пустую породу будут сбрасывать в залив».

Корень задержался, его приподнятый конец покачивался в воздухе.

«Подлые твари!» — потрясенно выдохнул Рогг.

«Туземная флора всего лишь обороняется от пришельцев, угрожающих ее существованию, — возразил Магнус Ридольф. — Сотрудничество может оказаться взаимовыгодным».

Он снова обратился к отростку дерева: «В дальнейшем деревья не будут допускать животных на территорию рудника Б и станут выращивать фрукты на этом участке, а люди не будут наносить деревьям никакого ущерба. Всю пустую породу будут отвозить к берегу и сваливать в море. Кроме того, прибудут другие люди. Они выяснят, в чем заключаются ваши потребности, и разъяснят свои пожелания. Взаимопомощь будет выгодна и вам, и людям. Люди могут орошать и удобрять скудную почву, препятствовать размножению насекомых-паразитов. Деревья могут находить залежи полезных ископаемых, синтезировать сложные органические соединения, выращивать фрукты». Ридольф замолчал. Корень опустился и неподвижно лежал на полу.

«Если вы понимаете и одобряете такую программу, пусть корень втянется под землю», — сказал Магнус Ридольф.

Корень встрепенулся и задрожал. Извиваясь, он пополз обратно к трещине в полу и с шорохом втянулся в нее. Наступила тишина.

Магнус Ридольф повернулся к оцепеневшему суперинтенданту: «Убийств больше не будет».

Рогг словно очнулся от сна наяву. Он сделал шаг вперед, мрачно разглядывая расщелину в полу: «Десятки людей погибли! Неужели убийства останутся безнаказанными? Нам пришлось пережить столько трагедий, мучительных беспокойств…»

Ридольф смерил его холодным презрительным взглядом: «Разве вы не приказали вырубить десятки деревьев?»

Суперинтендант упрямо качал головой: «Перевозка отвалов к заливу потребует дополнительных расходов. Сомневаюсь, что владельцы рудников согласятся за это платить. Мы могли бы расчистить бульдозерами весь район и регулярно выжигать новые поросли напалмом…» Встретившись глазами с Ридольфом, Рогг осекся.

«Думаю, что вы проявляете склонность к недальновидной и бессмысленной жестокости, — сказал Магнус Ридольф. — Кроме того, вы предлагаете нарушать закон. По существу, вы не годитесь на должность руководителя проекта».

Рогг нахмурился: «О каком законе вы говорите?»

«Закон об охране и поддержке дружественных автохтонов вступил в силу более тридцати лет тому назад».

Рогг промолчал.

«Вы обязаны неукоснительно соблюдать этот закон. В противном случае мне придется подать запрос о вашем увольнении».

Рогг отвел глаза в сторону. «Возможно, вы правы», — пробормотал он.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 488