электронная
236
печатная A5
438
12+
Magnum Opus

Бесплатный фрагмент - Magnum Opus

Объем:
180 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4498-6780-3
электронная
от 236
печатная A5
от 438

Вступление

Великое делание (лат. magnum opus) — в алхимии процесс получения философского камня, а также достижение просветлённого сознания, слияния духа и материи.

Википедия

Великое делание, прежде всего, создание человеком себя самого, то есть, полное и всеобщее раскрытие его способностей, власть над своей судьбой, и, в особенности, совершенное освобождение его воли.

Элифас Леви

Скажем так: когда человек рождается, он приносит с собой в мир маленькое кольцо силы. Это кольцо почти мгновенно начинает использоваться. Поэтому каждый из нас с самого рождения уже сидит на крючке делания, наши кольца силы сцеплены с кольцами силы всех окружающих. Другими словами, наши кольца силы нанизаны на крючок делания мира. Тем самым и создается мир.

К. Кастанеда

Как запрограммирован мир

Закодированная реальность

Не так давно научное сообщество активно обсуждало гипотезу Джона Арчибальда Уиллера, названную «всё из бита». Он описал её в книге «Геоны, черные дыры и квантовая пена: жизнь в физике». Учёный предположил, что вся реальность — любой предмет или событие физического мира  в своей основе имеют нематериальный источник, словно программу, составляющий всё из вопросов да-или-нет.

Джим Элвидж, инженер и специалист в области цифровых технологий, развил эту теорию. Он предположил, что мир представляет собой виртуальную реальность, подобную компьютерной программе. Взаимодействуя с чем-либо, мы будто нажимаем иконку с неким цифровым кодом, таким образом «оживляя» соответствующую область реальности. «Всё, что мы считаем материей, это просто данные» — так он считает.

Когда подобные идеи выдвигаются в фантастическом фильме, наподобие фильма «Матрица», это забавно и весело, и можно пошутить: «сбой в матрице», «надо было пить синюю таблетку», «глюки в системе» или «ложки не существует». Но когда предположение, что мир вовсе не такой, как мы считали, всерьёз обсуждают учёные, становится немного не по себе. Ведь если это правда, то мы живём в совершенно незнакомой нам реальности, и понятия не имеем, по каким законам она существует и изменяется.

По большому счёту уже сейчас можно утверждать, что это так и есть. Мы по инерции продолжаем придерживаться идеологии научного материализма, хотя мир при более пристальном рассмотрении оказался вовсе не материальным. Его мельчайшие частицы то куда-то исчезают, то снова появляются, непонятным образом зависят от наблюдателя, реагируют друг на друга в разных концах Вселенной и вообще, ведут себя странно. То есть, у нашей основополагающей идеологии о твёрдой материальной реальности исчезли все идеологические обоснования. Поскольку свято место пусто не бывает, освободившаяся мировоззренческая ниша заполнилась кашей из теории относительности, религиозного экстаза, психологических трюков и эзотерических практик, но единой теории, способной упорядочить и объединить все эти разношёрстные направления, пока нет. Эзотерика туманом расплывается по религии, религия открещиваются от научности, отдавая её в руки материализма, материализм углубляется в энергию, энергия возвращает к эзотерике. Словно в известной притче про слона, которого слепцы рассматривали с разных сторон и спорили, на что он похож больше — на огромную ногу, хвост или хобот. Разумнее всего было бы предположить, что любой взгляд является верным, но не описывает всей картины целиком. Нам нужно из всего, известного на сегодняшний день, сложить целую картинку.

Всё известное мы восприняли посредством сознания. «Нормальной» и «объективной» нам кажется реальность, интерпретированная как окружающий мир — предметы, их размеры, их движение или неподвижность, цвет, звук, ощущение. Но оказывается, что при увеличении твёрдый предмет состоит в основном из пустот, для восприятия доступно и измеримо лишь сравнимое с нами, цвет это и не цвет вовсе, а волны разной длины, звук — реакция нейронов на колебания, а ощущение — их же реакция на раздражитель. Что из перечисленного описывает объективную реальность такой, какой мы её себе нарисовали? Выходит, петь дифирамбы нужно не столько удивительному и прекрасному миру вокруг, сколько своему сознанию, так удивительно прекрасно воспринимающему мир.

Настоящая реальность — интерпретация сознанием входящих сигналов и воспроизведение ответных сигналов, приводящее к изменению входящих сигналов. Это всё, что мы можем сказать о реальности, ведь мы не можем её познать, минуя сознание. У каждого живущего есть своё собственное сознание, воспринимающее реальность. Каждое восприятие индивидуально, следовательно, каждый видит окружающий мир своим собственным способом, имеет неповторимую реальность. Значит, от каких-то свойств сознания зависит и то, какой окажется реальность. А поскольку своя жизнь и своя реальность — это вообще всё, что у каждого из нас есть, и что может быть в принципе, — закономерности работы сознания знать намного важнее, чем физические законы окружающего мира.

Как слепцам необходимо знать, что из себя представляет целый слон, особенно если он является их поводырём. Какие у него повадки и естественные потребности, с какой стороны в какое время он наиболее опасен, как быстро может передвигаться и куда направляется — так и нам нужно понять, по каким законам живёт сознание, рисующее реальность.

Сейчас именно то время, когда знания о природе мира и сознания стали особенно важны для выживания, потому что наш «слон» побежал. Информационно-цифровые технологии ускорили мир настолько, что мы за ним не поспеваем физиологически.

Лауреат нобелевской премии Герберт Саймон ввёл понятие «ограниченной рациональности». Он считает, что и отдельный человек, и общество в целом может рационально справляться только с ограниченным количеством информации. И если взять за единицу то количество информации, которое человек получал во времена Христа, то на начало прошлого века (когда даже электричество ещё практически не использовали!) таких единиц было уже сто двадцать восемь. Сколько же их сейчас?

Из-за невозможности обработать огромный информационный поток люди перестают понимать, что происходит. Растёт число психических отклонений и психосоматических заболеваний. В попытке справится с большим объёмом информации, усиливаются тенденции к упрощенному, поверхностному восприятию, что ведёт к утрате многих прежних достижений. Специалисты становятся всё более узконаправленными, отдаляясь друг от друга и теряя шансы собрать «слона» в одно целое. А нам всё труднее нащупывать почву для следующего шага. Потому мы становимся управляемыми, втайне радуясь, что хоть кто-то может сказать, что нужно делать. Мы уходим в иллюзии — в придуманные миры, проблемы, бегство за чем-то, притворяясь, будто это и есть самое важное. А спроси любого: «кто ты?», «куда идёшь?» или «зачем ты это делаешь?» — ещё крепче вцепляемся в привычную картину мира, как слепцы в хвост слона, и спрячемся за ней от тревожащих вопросов, на которые нет ответа. Проще переносить привычные, обоняемые и осязаемые неприятности, чем осмелиться управлять слоном, зная его лишь с одной стороны.

Все эти проблемы были бы решены, если бы мы нашли принцип, по которому работает сознание. Систему, помогающую как-то сортировать и систематизировать горы завалившей нас информации. Чтоб увидеть слона сверху, покрутить в руках его модель.

Имея такую основополагающую модель, гораздо легче было бы ориентироваться во множестве её проявлений и надстроек.

Для поиска и изучения модели работы сознания сначала нужно отпустить «слона» — прежнюю картину мировоззрения, немного притормозить, а может даже вернуться назад, и внимательно посмотреть, не обронили ли мы в беге что-то очень важное.

Коды

Можно подумать: «Зачем мне изучать сознание, если я так всю жизнь жму на иконки реальности и прекрасно знаю, где что находится — тут лежит еда, тут деньги, тут радость, тут печаль, тут любовь». Но это уровень для чайников. Потому что, чтоб играть на компьютерной программе жизни как профи, нужно знать исходные данные, язык и алгоритм реальности.

Начнём с исходных кодов «да-или-нет», которыми программа написана.

С тем, что мир дуален, вряд ли станет спорить представитель любого мировоззрения.

Примеры дуальности можно приводить бесконечно, поскольку она присутствует во всём. В единстве и борьбе противоположностей теории диалектического материализма, в «бытии» и «ничто» гегелевских трудов, в борьбе сил добра и зла религиозных и эзотерических источников, в корпускулярно-волновой природе материи квантовой физики, в движении и неподвижности, жизни и смерти, любви и ненависти…

В книгах Карлоса Кастанеды мексиканский маг Дон Хуан описывает противоположности как «тональ» и «нагваль»:

«… — Тональ это то, что делает мир.

— Тональ является создателем мира?

Дон Хуан почесал виски.

— Тональ создает мир только образно говоря.

Он не может создать или изменить ничего, и тем не менее он делает мир, потому что его функция состоит в том, чтобы судить, свидетельствовать и оценивать. Я говорю, что тональ делает мир, потому что он свидетельствует и оценивает его согласно своим тональным законам. Очень странным образом тональ является творцом, который не творит ни единой вещи. Другими словами, тональ создает законы, по которым он воспринимает мир, так что, образно говоря, он творит мир.…

.- Тональ — это остров, — объяснил он. — лучший способ описать его, это сказать, что тональ — вот это. Он очертил рукой середину стола.

— Мы можем сказать, что тональ как вершина этого стола, остров, и на этом острове мы имеем все. Этот остров фактически мир.

Есть личные тонали для каждого из нас и есть коллективный тональ для всех нас в любое данное время, который мы можем назвать тоналем времен.

Он показал на ряд столов в ресторане.

— Взгляни, каждый стол имеет одни и те же очертания.

Определенные предметы есть на каждом из них. Индивидуально они, однако, отличаются один от другого. За одними столами больше людей, чем за другими, на них разная пища, разная посуда, различная атмосфера, и однако мы должны согласиться, что все столы в ресторане очень похожи. Та же самая вещь происходит с тоналем. Мы можем сказать, что тональ времен это то, что делает нас похожими. Точно так же, как все столы в этом ресторане похожи. Каждый стол, тем не менее, это индивидуальный случай, точно так же, как личный тональ каждого из нас. Однако, следует иметь в виду тот важный момент, что все, что мы знаем о нас самих и о нашем мире, находится на острове тоналя. Понимаешь, о чем я говорю?

— Если тональ это все, что мы знаем о нас и нашем мире, что же такое нагваль?

— Нагваль — это та часть нас, с которой мы вообще не имеем никакого дела.

— Прости, я не понял.

— Нагваль — это та часть нас, для которой нет никакого описания. Нет слов, нет названий, нет чувств, нет знания.

— Но это противоречие, дон Хуан. По моему мнению, если это не может быть почувствовано, описано или названо, то оно не может существовать.

— Это противоречие только по твоему мнению. Я предупреждал тебя ранее, чтобы ты не пытался сбить самого себя с ног, стараясь понять это.

— Не говоришь ли ты, что нагваль это ум?

— Нет, ум — это предмет на столе, ум — это часть тоналя.

Скажем так, что ум — это чилийский соус. Он взял бутылку соуса и поставил ее передо мной.

— Может нагваль — душа?

— Нет, душа тоже на столе. Скажем, душа — это пепельница.

— Может это мысли людей?

— Нет, мысли тоже на столе. Мысли как столовое серебро.

Он взял вилку и положил ее рядом с чилийским соусом и пепельницей.

— Может быть это состояние блаженства, неба?

— И не это тоже. Это, чем бы оно ни было, есть часть тоналя. Это, скажем, бумажная салфетка.

Я продолжал перечислять возможные способы описания того, о чем он говорит: чистый интеллект, психика, энергия, жизненная сила, бессмертие, принцип жизни. Для всего, что я называл, он нашел предмет на столе как противовес и ставил его передо мной, пока все предметы на столе не были собраны в одну кучу.

Дон Хуан, казалось, наслаждался бесконечно. Он хихикал, потирал руки каждый раз, когда я называл другую вероятность.

— Может быть нагваль — высшее существо, всемогущий бог? — спросил я.

— Нет, бог тоже на столе. Скажем так, что бог — это скатерть. Он сделал шутливый жест для того, чтобы скомкать ее и положить с другими предметами передо мной.

— Но значит ты говоришь, что бога не существует?

— Нет, я не сказал этого. Все, что я сказал, так это что нагваль — не бог, потому что бог является предметом нашего личного тоналя и тоналя времен. Тональ является, как я уже сказал, всем тем, из чего мы думаем, состоит мир, включая бога, конечно. Бог не более важен, чем что-либо другое, будучи тоналем нашего времени.

— В моем понимании, дон Хуан, — бог — это все. Разве мы не говорим об одной и той же вещи?

— Нет, бог это только все то, о чем мы можем думать, поэтому, правильно говоря, он только другой предмет на этом острове. Бога нельзя посмотреть по собственному желанию, о нем можно только говорить. Нагваль, с другой стороны, к услугам воина. Можно быть его свидетелем, но о нем нельзя поговорить.

— Если нагваль не является ни одной из тех вещей, которые я перечислил, то может быть ты сможешь рассказать мне о его местоположении. Где он?

Дон Хуан сделал широкий жест и показал на область за границами стола. Он провел рукой, как если бы ее тыльной стороной очищал воображаемую поверхность, которая продолжалась за краями стола.

— Нагваль там, — сказал он. — там, окружающий остров. Нагваль там, где обитает сила».

По словам мексиканского мага, мир делится на нагваль — силу, которую нельзя никак выразить, неопределённую величину, и тональ — любую информацию, что-то определённое, что можно зафиксировать, о чём можно поговорить.

Это напоминает интересное явление из квантовой физики — свойство объектов микромира проявлять волновую природу до тех пор, пока их положение в пространстве не зафиксировано наблюдателем, после чего они становятся частицами.

Китайский символ дуализма «инь-ян» описывает мир бесконечным перетеканием одной противоположности в другую.

Чтоб понять, как именно и почему они перетекают, и каким образом из них создаётся реальность, нам нужно найти основу этих противоположностей, интерпретируемую сознанием как некую изначальную разнородность.

Для этого рассмотрим само главное действующее лицо — сознание.

Отвлекитесь на минуту и спросите себя: «где я?». То, что откликнется, и есть сознание. Можно заметить, что удержать внимание на том «Я», которое мы сейчас нашли, очень трудно. Оно всё время перелетает на что-то, движется, прилипает к тому, что мы видим, слышим, о чём думаем. Как электричество не стоит на месте, перетекая от одного полюса к другому, так и сознание постоянно находится в движении. Даже если мы занимаемся практиками, подобными буддизму, и умеем входить в состояние наблюдателя, сознание всё равно или фиксирует проплывающие мысли, или заставляет отказываться от них. Если же мы достигаем таких успехов в медитации, что мысли даже и не возникают, а сознание не производит никакого движения, то и в реальности абсолютно ничего не изменяется. Когда мы просто живём, сознание движется непрерывно.

Движение — естественное свойство сознания. Это очень важно. Все самые важные вещи очень хорошо спрятаны потому, что лежат на виду. Они незаметны, так как слишком привычны.

Не бывает движения без направления, сознание всегда движется куда-то.

Мы редко задумываемся о том, что любое движение включает в себя две составляющих — то, что движется, и то, куда движется. Это кажется само собой разумеющимся, как две половинки одного целого. Для движения сознанию обязательно нужно направление, цель. Область, где его пока нет, куда ему предстоит перейти. Таким образом, внутри движущегося сознания есть два состояния — движущийся процесс и стационарная цель, информационная структура, в которую сознание может направиться и оживить её своим присутствием — рассмотреть, обдумать, изучить и подвергнуть изменению — осмыслить, придать движение. Необходимость наличия направления движения — информационное обоснование дуальности сознания.

Для любого движения нужна энергия, и сознание — не исключение. Энергия появляется при наличии разности потенциалов. Откуда может появиться разность потенциалов в мире, являющемся результатом игры сознания? Только от самого сознания. Вероятно, сознание способно создавать внутри себя свою противоположность — несознаваемую область, пустоту. В этой области возникает центр притяжения, своеобразный магнит, полюс со знаком минус, по сравнению с которым сознание оказывается в полюсе со знаком плюс. Между полюсами образуется разность потенциалов, и, подобно электричеству, сознание устремляется от плюса к минусу для заполнения возникшего вакуума. Таким образом, сознание постоянно порождает две силы, силу притяжения и силу отталкивания, силу приема и силу отдачи. Необходимость наличия разности потенциалов для движения — энергетическое обоснование дуальности сознания.

Вспомним принцип диалектического материализма о единстве и борьбе противоположностей.

В каком случае две противоположности могут находиться в постоянной взаимосвязи и взаимодействии? Это возможно, если они являются частями одного целого. Для взаимодействия хотя бы один элемент должен быть подвижным, активным и воздействовать на другой. Что за необходимость могла бы вынудить его постоянно двигаться и совершать воздействие? Скорей всего так происходит потому, что противоположность он создаёт сам, для своего собственного движения, как обратный полюс в электромагнитной системе.

Без направления движения сознание, являющееся не какой-либо отдельной и измеряемой материальной величиной, а непрерывным процессом, являлось бы хаосом. Движение сознания всегда определено, оно движется к чему-то конкретному. «Я» считывает информацию и погружается в неё, обрабатывает и движется дальше. Таким образом, при выборе направления движения в сознании возникает область, куда ему нужно переместиться, то есть, где его пока нет — область для перетекания сознания, неосознаваемая структура.

Второе удивительное свойство сознания — создавать «пустоты» в самом себе.

Сознание не может постоянно двигаться в одном и том же направлении.

В какой-то момент мы далеки от цели, затем достигаем её, переходим от одной информации к другой и пребываем то в состоянии отдачи, то в состоянии притяжения.

Находящееся всегда только в одной точке здесь-и-сейчас «Я» может оказываться в разных состояниях: в положительном полюсе с отдающей, центробежной силой, и являться движущимся процессом, или в отрицательном полюсе с притягивающей, центростремительной силой, и являться стационарной величиной.

Эти две противоположности, два состояния сознания, и есть те первоначальные коды, из которых написана «программа» мира.

Единство движущегося сознания и неподвижных информационных структур также спрятано на поверхности, а потому незаметно. «Я», находящееся в движении, мы считаем чем-то неизменным. «Я» родился, пережил детство, вырос, чему-то научился, женился, родил детей — всё это делал один и тот же «Я», непрерывно движущийся в пространстве и времени. События же, сквозь которые «Я» проходил, были разными. Они возникали и заканчивались, память о них оставалась с нами, каждое событие немного нас в чём-то меняло. Мы приобретали опыт, становились мудрей. Из-за разных событий, чередой сменявшихся одно за другим, мы испытывали радость или печаль, удовольствие или боль. Будто протекали сквозь некие информационные структуры, оставаясь при этом самим собой.

То есть, та стационарная величина, пустота, которую сознание выбирает в качестве направления для движения, всё время разная. События, происходящие с нашим «Я», это те проявления реальности, «иконки» которых мы активировали.

Алгоритм

В вышеописанной теории компьютерной реальности роль основного игрока исполняет сознание, нажатием «иконок» создавая определённость из неопределённости. Сознание будто вписывает свою энергию в информацию, создавая из «нагваля» «тональ» непрекращающимся описанием мира. Как именно это происходит? Невозможно создать реальность, какую вздумается, ведь известно, что она подчиняется причинно-следственным связям и строгим физическим законам.

В суждениях о материальных объектах мы по умолчанию предполагаем, что любой предмет появляется в какой-либо точке пространства и времени закономерно, и что есть силы, удерживающие его равновесие в этой точке, что эти силы можно измерить, и можно предсказать, как поведёт себя предмет при взаимодействии с другими объектами или процессами.

Мы знаем, что деятельность нематериального сознания запускает материальные последствия — активацию нейронных связей, реакцию нервов, изменение гормонального фона, движение мышц, и эти процессы также закономерны. То есть, сознание реагирует на внешнюю закономерность и воспроизводит закономерность. Логично предположить, что и действия самого сознания также являются закономерными.

Значит, нажатие «иконок» происходит не хаотично, а по каким-то правилам.

Предположим, сознание движется к какой-либо цели. Его состояние при этом постоянно изменяется. Вначале цель может быть далека и туманна, затем более ясна, в какой-то момент достигнута, затем информация становится неактуальной и нужно наметить другую цель. Можно ли описать всё разнообразие изменений состояния сознания, используя всего два его противоположных полюса, взаимодействующих между собой?

Давайте попробуем. Абстрагируемся от того, что мы всё время говорим о такой неуловимой величине, как сознание. Проще рассматривать два полюса, один из которых движется и излучает энергию, а второй неподвижен и поглощает энергию.

Если бы полюса при притягивании обнулялись, аннигилировались, никакого дальнейшего движения бы не было. А оно есть. Поэтому предположим, что однажды созданный отрицательный полюс не исчезает. Он накапливает положительный заряд, и когда тот перевешивает, сам превращается в положительный полюс и повторяет то же самое. Он создаёт новый отрицательный полюс и движется в его сторону, то есть переносит туда своё содержимое. А содержит он уже комбинацию из отрицательного и положительного полюсов.

Мы можем описать такие возможные комбинации двоичным кодом, ведь составляющих у нас всего две.

Обозначим исходные полюса отдачи и притяжения цифрами 1 и 0, как при обычном программировании. В процессе взаимодействия появятся такие сочетания:

— Положительный полюс (1) порождает отрицательный полюс (0). Между ними возникает силовое поле. Появилась первая комбинация 10.

Пока в отрицательном полюсе накапливается положительный заряд и 0 превышает 1, это может быть одна из комбинаций: 100 010 001.

— Когда перевешивает положительный заряд, комбинации изменяются на противоположные: 110 101 011. Теперь каждый из полученных вариантов снова имеет положительный заряд.

— Положительный заряд снова создаёт отрицательный полюс, и между ними возникает силовое поле. Новые возможные варианты теперь можно записать при помощи добавления ещё одного нуля к прежним комбинациям. Их получается шесть: 0110, 0011, 0101, 1010, 1001, 1100.

— Поскольку сознание всегда пребывает в движении, в этих комбинациях оно будет склоняться либо к получению, либо к отдаче, что приводит к добавлению 0 или 1 к предыдущим комбинациям и создаёт ещё 12 вариантов.

Заметим, что мы уже снова перешли к началу — описанию наполнения следующего отрицательного полюса, только с более сложными кодами. Завершение одного цикла одновременно является началом следующего цикла, где новые варианты возникают по тому же принципу, только выражаются гораздо более громоздкими сочетаниями.

После наполнения каждый из полюсов становится отдающим и начинает цикл заново. Теперь он начинается с того сочетания, на котором окончился предыдущий цикл.

Предположим, что алгоритм работы сознания, описывающий сочетания двух его состояний при реализации одного направления движения, выглядит примерно так. Сознание создаёт противоположный полюс (0), проходит три этапа его заполнения, затем три варианта превышения 1 порождают шесть новых полюсов, а те, в свою очередь, создают 12 вариаций.

В одном таком цикле открывается семь новых возможных направлений, отрицательных полюсов — первый 0 и шесть вариантов после накопления и перевешивания в нём положительного заряда. Первый 0 может заполняться тремя способами. Три способа заполнения следующих шести полюсов мы не рассматриваем, так как они уже описываются при начале нового цикла. Таким образом, всего в одном цикле может оказываться 10 вариантов притягивающих состояний сознания.

Если брать во внимание только основные элементы алгоритма, его конструкция выглядит так: три основных элемента — сознание (точка «Я»), и два его противоположных состояния, порождают семь вариантов противоположных состояний (отрицательных полюсов) и двенадцать способов их наполнения — всего 22 элемента.

Появился полюс, наполнился, поменял знак, создал новый полюс. С каждым шагом содержимое полюса усложняется. Сознание создаёт свою противоположность, устремляется к ней и превращает её в сознание.

Являясь процессом, состояние сознания постоянно изменяется, передвигаясь между сочетаниями своих противоположностей, но всегда пребывает только в одной точке здесь-и-сейчас.

Дракон Уроборос, пожирающий свой хвост. Инь и ян, перетекающие друг в друга.

Запомним количество возможных сочетаний, описываемых при реализации одного намерения. Они нам понадобятся в дальнейшем.

Теперь нужно выяснить, обосновано ли наше предположение и, если да, что означают полученные коды, и как они проявляются в жизни.

Если и возможно проверить правильность приведённой закономерности при помощи приборов, у нас таких приборов нет. Следовательно, проверить своё предположение мы можем только при помощи уже имеющейся информации о создании реальности и о сознании.

В следующем разделе мы поищем, не содержат ли известные источники о сотворении мира информации о приведённом алгоритме. Все они, конечно, и раньше тщательно исследовались, но закономерность взаимодействия противоположностей ещё не являлась предметом изучения.

Священные тексты о сотворении мира мы рассмотрим без эмоциональной составляющей, лишь с точки зрения логики алгоритма. Такой подход важен для нахождения общих закономерностей, и он не умаляет глубины и священности древних сакральных знаний, а ведёт к раскрытию другой их стороны.

Мы сейчас сделаем только первый маленький шаг к новому пониманию старых мудростей. При ближайшем рассмотрении они могут оказаться неисчерпаемыми кладезями сокровищ.

Древние источники

Среди множества философских и религиозных трактатов есть такие, которые признаны подлинниками, тысячи лет cчитаются источниками мудрости и не утратили актуальности до наших дней. Для начала рассмотрим книгу «Сефер Йецира», или Книгу Творения, входящую в состав Каббалы. Текст её довольно сложен для понимания и очень насыщен. Сотни лет он трактовался самыми разнообразными способами: в пользу и религии, и магии, и теософии, и эзотерики, и астрологии. Мы же рассмотрим его как трактат о сознании, творящем реальность.

Если прочесть его с точки зрения описания взаимодействия противоположностей, обнаруживается поразительная вещь. Кратко и точно в книге описан каждый шаг нашего алгоритма, будто кто-то прилежно составил техническую документацию изобретения. Это настоящий техпаспорт изделия «Мир».

Сефер Йецира

ЧАСТЬ 1

«Мишна 1: Тридцатью двумя скрытыми путями мудрости установил Властелин воинств, Властелин постигающих Его, Повелитель жизни и Царь сокрытия, Бог всемогущий, Милостивый и Милосердный, Возвышенный и Вознесенный, Восседающий Вечно и Отдельно, имя Его — Возвышенный и Отделенный. Он и создал Свое сокрытие тремя книгами — книгой, рассказчиком и рассказом».

Несмотря на высокопарный слог повествования, текст предназначен вовсе не для экстатического религиозного поклонения. Книга очень точна и документальна. Речь идёт о всегда главном действующем лице — Духе, сознании. Описание тридцати двух путей мудрости — десяти сфирот и двадцати двух основных букв, а также трёх книг, будет дано дальше в тексте.

«Мишна 2: Десять сфирот сокрытия, двадцать две основные буквы, три праматери, семь двойных и двенадцать простых».

Сфироты — сферы, «пустоты», те отрицательные полюса, которые сознание создаёт как обратный потенциал для своего движения. Это магниты, притягивающие к себе непрерывно движущееся сознание, в которых оно «скрывается» на некоторое время — пока полюс не переполнится. Десять сфирот сокрытия — десять нулей в цикле алгоритма, намеченные как цели для перехода в новое состояние. Первый 0, три возможных варианта его наполнения и шесть последующих возможных комбинаций. Двадцать две основные буквы — сочетания, описывающие основные расположения сознания в цикле. Первоначальная 1, сила стремления, порожденный ею 0, сила притяжения, и Дух, сознание, выбирающее между ними — три праматери. Семь двойных — семь полюсов, это начало алгоритма и шесть комбинаций перехода после переполнения первого полюса. Двенадцать простых — последние коды алгоритма, перевес отдающего или принимающего состояния в шести полюсах.

«Мишна 3: Десять сфирот сокрытия, по числу десяти пальцев — пять против пяти. И единый союз, расположенный посреди, словом язык и словом обрезание».

Здесь, как и далее в тексте, отмечается, что тело являет собой отражение комбинаций алгоритма, и коды в нём расположены симметрично.

«Мишна 4: Десять сфирот сокрытия — десять, но не девять, десять, но не одиннадцать. Пойми мудростью, будь мудр пониманием. Различи их, исследуй, восстанови предмет на место его и верни Созидателя в Его обитель».

Подчёркивается важность понимания и разгадывания написанного как условие для возврата Созидателя «в Его обитель». В этой книге нет случайностей, и упоминание о необходимости возврата Созидателя в его обитель сразу после описания тела тоже не случайно. Конечно, мы считаем, что речь идёт об осознанности — слиянии сознания с телом, материей.

Пониманием закономерности работы сознания мы возвращаем Созидателя туда, где он и должен находиться — в самих себя.

«Мишна 5: Десять сфирот сокрытия — размер их десять таков, что нет им конца. Бездна начала и бездна конца, бездна добра и бездна зла, бездна возвышенности и бездна низменности, бездна Востока и бездна Запада, бездна Севера и бездна Юга — и Единый Хозяин, Творец, Верный Царь, Правящий всеми с Отделенного места Своего, вечно».

Где находится сознание? Там, где внимание.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 236
печатная A5
от 438