электронная
288
печатная A5
498
16+
Магиня для юного графа

Бесплатный фрагмент - Магиня для юного графа

Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-8966-3
электронная
от 288
печатная A5
от 498

1 глава

Новый дом и его правила

Наконец-то я закончила академию и получила диплом магини. Все 3,5 года моих мучений не прошли даром, я многому научилась. Веселая, я шла по улочкам нашего большого королевства. Что ж, девушка я молодая и задорная и к труду мне не привыкать. Я разглядывала витрины и вывески, настроение было до жути веселое, схватив у ворчливого дядечки два яблока и не заплатив, перевернула его полную корзину. О, с бытовой магией я просто на «ты» и ничего ни стоит мне попроказничать. Бородатый мужик понесся за мной по узеньким улочкам, размахивая не большой палкой.

— А ну стой, шкодливая девица, ух догоню, держите эту гусыню… держите.

Я бежала вперед и постоянно оглядывалась, на дорогу естественно не смотрела и угодила в объятия молодому мужчине. Я уставилась на него испуганным взглядом, предвкушая о том, что бородач догонит, и меня отдадут ему в наказание. Наши взгляды встретились, и какая-то искра пронеслась между нами, мы оба моргнули. Мужчина был брюнетом с карими, жгучими глазами, прожигающими насквозь. Короткие волосы закрывали полностью его сильную шею. Одет брюнет в дорогой костюм, да и ростом высокий, я доставала ему только до его плеча. Обычно в таких дорогих нарядах выхаживали лишь при дворе его величества. Ну, это мне так казалось. В объятиях брюнета, я чувствовала себя птахой. Мы прокружились с ним на одном месте, не отпуская меня, он с удивлением подметил:

— Как вы, однако, не осторожны, на дорогу смотреть не нужно разве, красавица?

Я дернулась и уперла руки в его предплечья, с трудом говоря:

— Да отпустите же меня, что ж вы так вцепились, то… и вообще, какие мы нежные, радоваться надо, к вам девушка в объятия летит, а вы чем-то не довольны, фи.

Он смотрел на меня своими карими глазами и его пухлые губы расплылись в улыбке. Мне уже было не смешно, а мужчина широко улыбался. К тому же, брюнет был намного сильнее меня и я начала брыкаться. Он разжал руки и, ухмыляясь, сказал:

— Ну, лети, солнышко, лети. Хм. Какая девушка.

Я припустилась со всех ног и до канцелярии королевства, я добралась ближе к обеду, есть ужасно хотелось и, купив два пирожка у уличной торговки, быстро их съела. Стража не пропустила меня, но я ухитрилась проскочить вовнутрь. Старый мужчина канцлер заверил, что мест для меня нет, и дал несколько адресов, работать на дому. Я обошла почти все, и везде было уже занято. Ближе к вечеру погода начала портится и полил сильный, холодный дождь. Я подбежала и взобралась по ступенькам на какое-то красивое крыльцо. Переминаясь с ноги на ноги, чтобы не замерзнуть, раздумывала постучать или нет. Может там одинокая старушка живет и приютит меня. С досады я запела, благо голос у меня был звонкий, и пение мое любимое занятие, не считая мелких пакостей:

«Солнышко в ладошке, ты поспи немножко, Выйдешь из-за тучки, прыгнешь в мои ручки. Как же жаль, что покрывало мало, а тебя укутать надо, Ты поспи немножко, маленькая крошка и

И тут дверь распахнулась и выглянула молодая дама. Брюнетка с серыми глазами и густыми ресницами, улыбаясь, спросила:

— Интересно, почему вы решили спеть колыбельную возле моего порога?

Я посмотрела на нее и пожала плечами и непринужденно ответила:

— Так дождик же, ой, извините меня, я скоро уйду.

И поежилась от холода. Женщина внимательно осмотрела меня и уже сухо сказала:

— Ну, предположим, идти вам не куда, а простыть можете запросто. Так, а ну-ка, идемте со мной.

Я обрадованная пошла за хозяйкой большого дома. Войдя в тепло, я начала чуть подрагивать. Женщина усмехнулась и показала рукой, чтобы я подошла к камину. Я охотно подсела рядом и протянула руки. Молодая женщина, разглядывала меня и молчала. Затем она спросила:

— Скажите, чем вы занимаетесь, помимо того, что хорошо поете?

Я улыбнулась и все рассказала милой женщине, что закончила академию и ищу работу. У женщины загорелись глаза, и она с радостью спросила:

— А вы детей любите? Я пожала плечами и сказала, что у меня их нет, да и мужчин в моей жизни еще не было.

Женщина задумалась и снова сказала:

— Значит так, я беру вас на работу в качестве гувернантки для моего сына. Вы будете учить его музыке, рисованию и некоторым азам магии, думаю, муж не будет против, что я вас наняла. Ну, вы согласны?

Вот так поворот моей жизни и так растерялась, что молча, смотрела на нее. Детей то у меня нет, да и замужем я никогда не была. Я хлопала ресницами, пожав плечами, кивнула. Кров, да и деньги мне сейчас нужны. А молодая женщина продолжила:

— Для начала, позволь узнать, как зовут тебя?

— Люция Фернандес леди, а вас как я должна называть? — спросила ее я.

— А меня зовут Сьюзен Роуз дан Карниони, можно просто Сьюзен.

Она обняла меня и повела наверх второго этажа показать комнату, где я буду жить. У двери она сказала подобревшим голосом.

— Это дом моего мужа и здесь его правила, когда он придет, вы будете еще выполнять правила проживания в этом доме. Ну что ж Люция, я жду вас к ужину.

Она поклонилась и поспешила вдоль по коридору. А я вошла в просторную и светлую комнату. Как же живут люди, какая красота, ну, скорее всего, просто богачи. Комната имела два узких окна, одно выходило на соседнюю улочку, и видно было почти ее часть, а из другого видно было часть земли с посадками и соседские дома четы Карниони.

Желтые и красные мелкие цветы украшали бледные бежевые стены, стоял не большой столик, два кресла, стул и шкаф. Я подошла к нему и открыла его. Одежды там видимо, не видимо. И все женские вещи, платья и почти новое нижнее белье.

— Ого, ничего себе, интересно это чье? Кто же здесь живет и почему я ….

Я не удержалась и потрогала все белье руками. И взглянув на свое почти сухое платье, глубоко вздохнула. Подойдя к окну, я посмотрела на свою скудную сумку с платьями и несколькими принадлежностями личного характера и снова огляделась вокруг. Заметила еще одну дверь за вещевым шкафом. Так это, наверное, ванная, дернув ручку, дверь распахнулась, и я вошла в ярко-розовое помещение.

Искупавшись и переодевшись в темно-синие платье, подобрала свои белокурые волосы в несколько прядей большим гребнем. Покрутилась у зеркала, отметила, что моя фигурка была точеная, как у куколки. Округлая грудь, сразу подчеркнула мое превосходство простого наряда. Не совсем длинное платье с длинными рукавами и чуть открытой шеей. А кружевной ворот хорошо в него вписывался. Мои туфельки были видны из-под полы платья, что совсем не мешало ходьбе. Довольная, я спустилась по лестнице и пошла в столовую.

Она находилась напротив комнаты, где был камин. Проходя мимо нее, я заметила мальчика лет восьми, худоватого телосложения, с бледным лицом и очень грустными глазами. Я облокотилась о косяк двери и стала наблюдать за ним. Мальчишка явно, что-то искал и шарил везде, по всем полкам. Он искривлялся в таких позах и злился, видя, что его труды безуспешны. Мне стало так смешно, что я прыснула со смеху, а паренек вздрогнул и спрятался за кресло. Я вошла в комнату, и осторожно заглянув, сверху кресло, тихо сказала:

— Оп, вот и нашла, вылезай, а ты кто, как звать то тебя? Мальчик выдохнул и встал во весь рост и хитро уставился на меня. Я повторила вопрос и снова рассмеялась. Мальчик скорчил рожицу и спросил:

— А ты к нам в гости или жить тут будешь? Я удивилась такой наглости и удивленно спросила:

— А как ты догадался? жить буду и воспитывать видимо тебя.

Мальчик хмыкнул и махнул рукой, затем прищурился и опытно сказал:

— А, понятно, не надолго, тоже сбежишь, вас таких было много. Я удивилась и снова весело спросила:

— Откуда такая уверенность, у молодого и юного мужчины? Но мальчишка не успел ответить.

Он испуганно расширил глаза и смотрел куда-то в сторону позади меня. Я обернулась, и ноги мои подкосились, в проеме со сложенными руками на груди стоял тот мужчина, что кружил меня на торговой площади. Высокий мускулистый брюнет рассматривал меня и затем обратился к мальчику, довольно властным голосом:

— И так, что ты тут делаешь Пауль? Я просил тебя сюда не заходить в этот период времени. Нужно было ужинать и лечь в постель.

Мальчик виновато уставился на меня, ища поддержки. Я сделала невинным свой взгляд.

— Простите господин граф, мы играли в прятки, — заступилась я за мальчишку.

Тот повеселел, и быстро прошмыгнул мимо мужчины, даже не сказав мне спасибо. Я ринулась тоже на выход, но на пути стоял брюнет и уже он нагло разглядывал меня. Я подошла ближе и чуть смущаясь, попросила:

— Простите, мне нужно выйти, а вы загораживаете проход. Мужчина сжал губы, а потом ответил:

— Ну, для начала, здравствуйте, и ответьте мне, как вы попали сюда. Вы так торопились сегодня на площади, попасть ко мне в дом?

Я уставилась на него, и осознание догнало мои мысли, это и есть муж хозяйки. А он ничего так, смуглый черноволосый молодой мужчина, а вот интересно, сколько же лет ему? Вроде и не старый, а такой большой сын, хм. Какой прожигающий взгляд брр, вот тьфу, надо же так нарваться. Брюнет не стал дожидаться ответа, он отошел в сторону, я сделала шаг к выходу. Хозяйка, выйдя из столовой, приблизилась к мужчине и, поцеловав его в щеку, ласково произнесла:

— Дорогой, познакомься, это новая гувернантка для Пауля, Люция Фернандес.

Я поклонилась и опустила голову вниз, уж такая идиллия у них была. Меня пригласили в столовую жестом руки, и я пошла за хозяевами дома. Присела за стол и вспомнила весь этикет, ну как же снять напряжение, которое сковало меня. Нам подали ужин из мяса и мелко порубленных овощей, белое вино и воду в прозрачном графине. Я не пила вино и вежливо отказалась. Мужчина удивленно поднял брови, улыбнувшись краешком губ.

Я искоса, разглядывала хозяев и заметила, что кольца отсутствуют на их пальцах. Странно как-то, меня удивляло совсем другое: взгляд хозяйки был грустным и подавленным. А ее муж, даже не удосуживался свою любимую вниманием. Атмосфера стояла напряженная, и я чувствовала дискомфорт. Наконец, мужчина поел и непринужденно сказал:

— Я хозяин этого дома и у меня есть, свод правил, которые вы должны выполнять, коль вы были наняты в этот дом. Я так полаю, вас взяли с проживанием. Комнату, что вы занимаете, я прошу держать в чистоте и не лазить по шкафам. Вам достаточно будут платить и потом, вы приобретете, то, что вам нужно. Однако, Пауль, сложный мальчик и вам будет с ним нелегко. Если найдете к нему подход, я буду платить вам двойную цену. И еще…

Он замолчал, а я осторожно посмотрела на Сьюзен. Та сидела и молча крутила чайную ложечку в руках. Она явно не волновалась. Странная семья, подумала я, любви между супругами нет. Брюнет продолжил свод своих правил.

— Есть комнаты, куда заходить можно только, в определенные часы. Это каминная, игровая детская и мой кабинет, куда вам заходить не следует, вообще. Библиотека в вашем распоряжении, есть просторный зал с органом, прямо напротив вашей комнаты. Насколько, я понял, вы будете заниматься с мальчиком музыкой. И так, Люция вам все понятно?

Сьюзен, расширила глаза и уставилась на меня, наши взгляды встретились и незаметно, она кивнула мне. Я повернулась к мужчине, тот играл бокалом в руке, рассматривая его содержимое.

— Да, я все поняла, и простите, как я должна вас называть? Спросила я смущенным голосом. Мужчина допил остаток вина и сухо сказал:

— Меня зовут Бриан, Гарди дан Карниони. Можете просто Бриан. И так, если вы все поняли и ужин вам понравился, вы можете подняться к себе. Прости, я сегодня, очень устал и излишний шум и возня, мне будут мешать. Всего доброго.

Он медленно поднялся и подошел к жене. Поцеловал ее быстро в губы и вышел. Ух, ты, прямо гора, с плеч, фу ну и муженек у этой дамы. Ничего себе свод правил. Но задать вопрос, я не решилась. Медленно встав из-за стола, я спросила у хозяйки:

— Когда нужно приступать к занятиям? Может что-то нужно? Сьюзен натянула улыбку, сложив руки перед собой, тихо ответила:

— Простите моего мужа Люция, он не строгий, просто устал и завтра после завтрака, мы обсудим с вами все детали. Извините меня.

И она быстро пошла вдоль коридора в самую дальнюю спальню. Хм, пожала я плечами и поплелась вверх по ступеням лестницы. Спать не хотелось, было интересно исследовать этот большой дом. Как странно ведут себя хозяева. Ни обнимания, ни поцелуев, ничего. Я поднялась на второй этаж и пошла вдоль коридора. Так, что это за дверь? Дернула ручку на себя и вошла вовнутрь. И так это библиотека. Сколько же стеллажей, все битком набиты книгами. Я с интересом перебирала корешки книг и искала, что-то заинтересованное для себя и мальчика. Дернула книгу из стопки и вздрогнула от неожиданного голоса.

— Вам не спиться? Или вы любите бродить по ночам? — строго спросил мужчина.

Книга упала на пол, а я попыталась пробежать мимо брюнета, но он схватил меня за руку и спокойно сказал:

— В моем доме, Люция, книги не бросают, и что же вы так дрожите, я такой страшный?

Я сжала губы и опустила голову, отвернув ее в сторону. Он поднес мою руку к своим губам и поцеловал мои пальцы. Я дернулась и, выдернув свою руку, выбежала из библиотеки. Залетев в свою комнату, глубоко дыша, облокотилась о дверь. Что же такое получается, жена спит, а муж бродит в поиске новой юбки? Аккуратно повернула ключ и легла поверх одеяла. Перебирая свои мысли, медленно заснула, и всю ночь ворочалась.

Утром в мою комнату постучали, еле открыв глаза, я встала и открыла дверь. На пороге стояла пожилая женщина, оглядев меня, она строго спросила:

— Это вы леди Люция Фернандес? Я посмотрела на сухожилистую даму и ответила:

— Да, это я мадам, простите, а вы кто? Пожилая женщина, сжав губы, все так же высокомерно ответила:

— Меня зовут Эстер, экономка и хозяйка кухни. Прошу вас на завтрак, вы и так опоздали.

Она развернулась и пошла к лестнице. Я закрыла дверь и подумала, «О, опять свод правил, куда я попала, может уйти? Жалко хозяйку приютила вроде, а я подведу ее. А мальчик то оказался прав, действительно не все выдержат такие правила». Я заправила волосы в большой пучок. Оделась в зеленое платье с кружевным воротом. Огляделась в зеркало и спустилась вниз по лестнице.

А какую картину интересную я застала. Хозяйка дома стояла возле главной двери и прощалась с мужем довольно холодно, стояли почти на расстоянии. Увидев меня, мужчина обнял ее и поцеловал в губы, вздохнул и вышел за дверь. Я поздоровалась и прошла в столовую, уселась за стол и подождала хозяйку. Сьюзен зашла и, смущаясь, сказала:

— Доброе утро Люция, вы опоздали к завтраку, но сегодня вам подадут еду, не волнуйтесь. Знаете, мы кушаем в восемь утра, обедаем в два, чаепитие у нас в пять вечера и ужин в восемь. Вас устраивает такое расписание?

Я сглотнула и со вздохом ответила:

— Постараюсь запомнить. Конечно, я не ожидала таких сразу свалившихся свода правил, но простите меня за нескромность, Пауль сказал мне, что здесь много побывало воспитателей. Женщина серьезно посмотрела на меня и, прищурившись, спросила:

— Что еще вам сообщил мальчик? У него очень сложный характер, у меня есть еще и дочка. Камелии почти три года и с ней надо заниматься и часть времени остается на сына.

Я с сожалением уставилась на молодую женщину и, пожав плечами, сказала:

— Хорошо Сьюзен, я выполню, все то, что вы говорите. Вы не волнуйтесь. Но можно вопрос задать? Женщина поджала губы, и было ощущение, что она ждала какого-то подвоха от меня.

— Что вы хотите узнать Люция? — осторожно спросила она. Я, улыбаясь, задумалась и все же поинтересовалась:

— Сьюзен, если все так у вас сложно, может быть нанять няню или…

— Ах, вот вы о чем, понятно. Женщина облегченно вздохнула и снова сказала:

— Это не возможно, мы живем за счет мужа, и только он выделяет нужные средства, если я попрошу. Поэтому я вам и не назначила сумму вашей оплаты. Если вы считаете, что это тиранство и вас как-то это ущемляет, вы можете уйти.

Она отвернулась и крепко сжала спинку стула. Мне стало жалко эту молодую женщину, как же муж прижал ее всеми ущемлениями средств. Ну, ничего, посмотрим кто кого. На то я и магиня. Я подошла к ней, обняла ее худые плечи и шепнула над ухом.

— А вот и не дождетесь, чтобы я ушла. И так, где игровая комната? Женщина сразу повеселела и произнесла:

— Выпейте хотя бы кофе с булочкой и идите на соседнюю половину

первого этажа, я буду вас ждать. Я сделала кивок и уселась за стол.

Краем глаза заметила мальчика крадущего у меня за спиной. Затем он притаился, улыбнувшись краешком губ, решила поиграть с мальчишкой. Щелкнув пальцами и оп, ко мне плывет кофейник и оп, кофе льется в мою чашку. Затем булочка взметнулась с большого подноса и уселась ко мне на блюдце. И тут мальчишка, как закричит да, еще с таким восторгом.

— Ого, вот это да, тетя, вы ведьма? Он подлетел и уселся рядом со мной. Я внимательно посмотрела на него и серьезно сказала:

— Ну, во-первых, давай так, если хочешь смотреть фокусы, будем дружить и доверять друг другу. Во-вторых, меня зовут Люция и можно без леди. А в-третьих, когда пришел граф, ты что-то искал и прятался. Он тебя отругал, а я тебя спасла. И спасибо мне никто не сказал. Так что, либо мы дружим, либо нет фокусов. Ясно?

Мальчишка разом погрустнел и нехотя ответил:

— Ну чего не ясно то, только вы не ответили, что ведьма. Я съела булочку и запила кофеем. Мальчик с интересом разглядывал меня, потом вдруг тихо произнес:

— А знаешь, если ты такая волшебница, то обязательно понравишься графу.

Я поставила чашку на стол и вскинула брови и спросила мальчика:

— А разве граф не твой отец?

Тут вошла экономка леди Эстер и строго спросила:

— Вы закончили леди? Если да, то вас ждет Сьюзен и вас молодой граф тоже. Что вы бегаете по дому, нашли бы себе занятие.

Мальчик показал ей язык и убежал. Я хихикнула и, поблагодарив женщину за выпечку, тоже встала и пошла в детскую. Когда прошла пол коридора, Пауль прятался за огромной шторой и молодая женщина, выбежав, крикнула, зовя его:

— Пауль, Пауль, ну где же ты? Вот придет граф, я все расскажу. Пусть отшлепает тебя, да что же это такое. Как тебе не стыдно, ты уже взрослый.

Увидев меня, она осеклась и заулыбалась. Мы встретились с мальчишкой взглядами, я показала фигушку, сложенную из пальцев и он все понял. Вышел из укрытия, а я довольная вошла в игровую комнату. Маленькая девочка со светлыми кудряшками и румяным пухлым личиком, играла с кубиками. Меня сразу притянуло к девочке, вдруг возник образ молодой женщины, чем-то напоминающую меня. Более пышную по формам тела и очень бледную на лицо.

Странно и семья эта странная. Муж с женой, а дети такие разные, особенно цвет волос. Хотя все возможно, если они маги. Я подошла к малышке и заглянула в ее карие глазки. Девчушка по взрослому посмотрела на меня, и я почувствовала маленький сигнал ее магии. Вскинула брови, взяла девочку за ручку и тихонько спросила:

— Привет маленькая, как зовут такую красавицу? Девочка смотрела на меня и широко улыбнулась. Повернувшись к женщине, я поинтересовалась:

— Сьюзен, а малышка умеет говорить?

Женщина чуть болезненно скривилась и отвернулась, выдохнула воздух. Странно, пожав плечами, я поднялась с пригибающих колен и, погладив девочку по светлой головке, повернулась к мальчику. Пауль, стоял возле женщины и что-то шептал ей на ухо. Краем глаза, я подметила, что она погрозила ему пальцем. Выйдя из детской, я направилась вверх по лестнице.

Я пошла в библиотеку и на маленьком стеллаже нашла детские старые книги. Затем вернулась обратно в детскую. Усевшись на пол, я стала читать и театрально щелкала пальцами. Вещи и игрушки повисли в воздухе и закружились. Дети с восторгом и замиранием смотрели и слушали мои рассказы. После моих игр, утомились не только дети и я тоже.

Сьюзен, понесла почти спящую Камелию к себе в комнату, а Пауль улегся прямо на подушках, что были разбросаны по игровой комнате. Я посмотрела на мальчика и расположилась рядом. Интересно, ну чем же я хуже его. Волосы мои распластались по подушке и лежа на спине, я положила руку себе на талию, а другую откинула в сторону. Сколько мы так спали, не знаю. Но я пробудилась от того, что кто-то, целовал мою руку, глаза не открыла. Прикасаясь влажными губами, и нежно гладил мои волосы, так было приятно, что я пыталась перевернуться на другой бок. Так сладко было от мягких прикосновений. Его прикосновений.

Внезапно, я открыла глаза и протерла их. Посмотрела на стоящего возле меня мужчину. Брюнет с холодным тоном тут же произнес:

— Видимо, вам нравиться валяться на полу, чем выполнять поручения моей жены.

Я резко встала, отряхнув платье с разочарованием в голосе, добавила:

— Вы могли бы все спросить у неё, чем я занималась весь день. Чем придираться ко мне.

Граф посмотрел на меня и недовольно сказал:

— Я обязательно сделаю это, и поверти мне, если бы я придирался, то вы бы уже здесь не стояли. И потом, я плачу вам за занятие с детьми, а не лежание вас на моем полу. Я надулась, как пузырь и бросила в лицо мужчине:

— Подумаешь, фи, какой же вы скряга. Так значит, по-вашему, я должна валяться у вас в кровати? раз вы так беспокоитесь о том, что я лежу на полу?

Я откинула волосы назад и хотела пройти, но мужчина, перехватил мою руку и притянул меня к себе. Он заглядывал ко мне в глаза, и больно прожигая, ища в самой глубине глаз, ответы на свои вопросы.

— Я был бы не против, если такая наглая леди, улеглась бы ко мне в постель. Согрев ее для моего тела. Вот такая картина вас устроит?

Со смущением и в замешательстве, я спросила:

— Граф, ваша жена поставлена в известность, что вы оказываете внимание молодой девушке?

Брюнет отпустил тут же мою руку и, ухмыляясь, пропустил меня на выход. Я быстро прошла по коридору и поднялась на второй этаж и закрылась у себя в комнате.

— Вот дерьмо, какая наглость. Фи, кровать ему подавай. Ну дела, — рассуждала вслух я, теребя свои мысли.

Через, какое-то мгновение, ко мне постучали и я, выдохнув, открыла наотмашь дверь, вставая у ее косяка. Бриан, стоял и молчал, видимо подбирал слова для разговора. Я хихикнула, мужчина забыл, зачем пришел и тупо смотрел на меня. Мне уже стало совсем смешно, жена спит внизу, а муж торчит у моей двери.

— Ну, граф и что вы хотите выяснить так поздно ночью, стоя под дверью молодой девушки? Уж неужели, решили попросить согреть вашу кровать? Хм, а куда же мы денем вашу жену? Ну что вы так застыли?

Я говорила очень громко, в надежде, чтобы кто-то слышал. Ведь внутри трепетало все. Против взрослого, красивого и стройного молодого мужчины, можно просто не устоять. Сковавший страх придал мне наглой уверенности, и я с улыбкой смотрела на графа.

— Я хочу, …я хотел бы, ммн, я, вот черт, — Бриан тупо смотрел на меня.

Так смешно мне еще не было никогда и чувствую, что придется мне уходить из этого странного дома, потому, что я просто расхохоталась в голос. Мужчина разозлился не понятно на что, резко развернулся и пошел вдоль коридора. Войдя в комнату, я продолжала посмеиваться. Настолько меня удивляла эта пара каждый день, что было интересно наблюдать за ними.

2 глава

Разве наши действия невинны?

Утром, я встала очень рано, хорошенько помылась и коснулась кончиком пальцев до магических духов в небольшом флакончике. Этот аромат, наши девчонки умели производить. Вот и оставили каждому на память после учебы в академии. Поэтому, я оделась и спустилась в столовую, увидев Бриана, вспомнив вечернее происшествие, у меня подкатил приступ смеха. Я закрыла ладонью рот и сквозь смех сказала:

— Доброе утро граф, — и прошла вдоль стола, села на стул. Мужчина вздохнул и улыбнулся краешком губ. Затем посерьезнел и опять холодно ответил:

— Леди Люция, вам надо не забывать ужинать, а так же обедать в одно время по правилам этого дома. И конечно, стараться помогать моей жене. И еще, я приношу вам свои извинения, за такой тон моего к вам обращения в детской. Но если вас что-то не устраивает, то… я вас больше не задерживаю.

Я вспыхнула гневным взглядом и магией опрокинула чашку с кофе ему на костюм, сказав при этом с большим сарказмом:

— Да, мне все понятно, граф с вашей стороны, не было такого, чтобы меня чем-то обидеть. Как я вам и сказала, вы скряга и напыщенный индюк.

Брюнет скользнул злобным взглядом на меня и, бросив салфетку на стол, вышел вон. Я закатилась смехом, со мной смеялся мальчишка, который спрятался под столом. Он все видел, когда я вылила чашку на графа. Пауль аккуратно вылез из-под стола, ухмыляясь, сказал:

— Ну, все, тебе конец, вылетишь так же, как и другие. Граф не любит, когда с ним так поступают. Он вообще боится красивых женщин, так однажды спросила его моя мама. А ты Люция красивая, да еще и колдунья.

Я удивилась, почему вдруг мальчик, брюнета зовет граф, вместо того, чтобы звать отцом. Может здесь так принято. И потом, ребенок постоянно утверждает, что я красивая. А это значит, хозяева дома ведут обо мне разговоры? Или молодая хозяйка ревнует своего мужа. Спрашивать ребенка я не стала и посоветовала ему вести себя, как мужчина и стараться помогать маме. Если все выполняют правила, значит, и он тоже должен следовать этому. Я поела и стала выходить, как мальчишка стукнул мне по мягкому месту и мое терпение лопнуло. И мы понеслись с ним вокруг стола.

— Ох, и поймаю тебя Пауль, ох и держись. Каков маленький негодник.

Мы выскочили с ним в коридор и пролетели в каминную комнату. Я расставила руки, а мальчишка изловчился и выскочил обратно. А я с растопыренными руками со всей силы угодила в идущего к выходу графа, и мы прокружились на месте. Я снова рассмеялась и быстро оторвала от него руки. Мужчина вздохнул и с укором произнес:

— Опять вы? Я по вашей вине буду опаздывать на работу или покоя в моем доме больше не будет, не так ли? Я, веселясь, поднялась на мысочки ног и, не зная зачем, чмокнула графа в щеку и побежала дальше искать мальчишку, бросая на ходу графу:

— Ну что вы все время злитесь, да иди те уже, работайте граф, работайте.

Мужчина посмотрел на меня, ухмыльнулся и молча, вышел на улицу. Наконец, я поймала Пауля за широкой занавеской и пригрозила ему трепкой.

— Ты это нарочно сделал? Вот, что теперь подумает граф, а? мальчик прищурился и тихо сказал:

— А он и так сказал моей маме, что ты красивая, что в тебя можно влюбиться. Ха–ха. Я сразу посерьезнела и схватила его за руку, он начал упираться.

— Что? что, ты говоришь, а ну-ка пойдем со мной, — уже совсем рассердилась я.

Пауль уперся и захныкал:

— Ой, Люция отпусти меня, я ничего не знаю. Отпусти, а, а, мама. Люция отпусти. Молодая женщина выскочила из детской с девочкой на руках и строго спросила:

— Пауль, что происходит? Люция, что все это значит, у вас должны быть занятия.

Я тяжело вздохнула и опять прикрыла мальчика. Отпустив его руку, я пообещала, что мы с мальчиком сейчас же уходим в музыкальный зал. Пауль, поджал губы, но я была непреклонна, и он повиновался мне. Мы медленно двинулись в большой зал, где находился орган. В музыкальном зале, посадив Пауля на стул и заперев дверь, я спросила у него, что это он придумывает такие сказочки. И то, что поведал мне мальчик, заставило меня просто задуматься над ситуацией.

— Здесь много жило женщин и такие все глупые, так граф говорил моей маме. А ты другая и веселая, даже милая. А потом, он сказал, вот еще, что красивая и губы твои, как, как… ну я не запомнил Люция. Мальчик уткнулся в клавиши органа и рассматривал их, а я обалдело смотрела на него и потом, осторожно спросила:

— А почему ты называешь Бриана графом?

Пауль нажал несколько клавиш на органе и просто произнес:

— А, это тайна и мне, тебе ее говорить нельзя, поняла? И он деловито перебирал пальцами клавиши органа. Я смотрела на него и уже весело ухмыляясь, спросила:

— Откуда такие познания в музыке? А рисовать ты любишь? Мальчик пожал плечами и ответил, мотая мне головой.

— Музыку просто люблю иногда мама играла, а потом перестала. А рисовать я не люблю. Да и граф не разрешит, это его же дом.

Я разозлилась и подумала «его дом, хм его дом, подумаешь. Молодой, а такой скряга».

— Знаешь, я тоже люблю музыку и еще магию. Я училась в академии магов и закончила ее. Поэтому знаю несколько фокусов. Ну ладно давай заниматься. И так смотри, это малый нотный ряд, здесь звуковой ряд звонче, а в этом ряду грубее и протяжнее. Запоминай соединение нотных рядов. А потом превратим несколько нот в мелодию. Давай посмотрим на слух, — сказала я мальчишке.

Пауль прикрыл глаза, я заиграла, он повеселел и отметил, где эти ноты есть в рядах. Мы занимались до самого обеда, в награду за послушание, я показала фокусы мальчику и, танцуя, кружась, открыли дверь зала и выскочили оба довольные из комнаты. Мы, веселясь и касаясь, друг друга пробежали по коридору и сбежали с лестницы. Мальчик, первый увидел графа и увертываясь в сторону, с криком:

— Лови ее, лови. Бриан, поймай Люцию, поймай.

А я, с открытым ртом тормозя на ходу и спотыкаясь, попала в объятия Бриана. Молодой граф, прижал меня к себе и спросил, заглядывая в мои голубые глаза:

— Я чувствую, с вашим приходом, дом превратился в полный кавардак, да леди? Или вы так рады меня видеть, что бежите в мои объятия, хм. Удивлен.

Слыша смешок мальчика, который спрятался в каминной комнате, я сама прыснула от смеха, и попыталась выдернуться, с весельем сказала:

— Что вы, как скряга, все ворчите и ворчите. Вы не знаете, что такое веселье или не умеете играть с детьми? Ну, так научитесь граф, научитесь. Да отпустите же меня.

Сильные мужские руки обнимали и крепко прижали к себе и моя улыбка начала убегать с моего лица. Я сглотнула и уставилась на хозяина дома и тихо уже дрожащим голосом произнесла:

— Пожалуйста, отпустите меня, я должна… отпустите меня, я вас… я умоляю.

Внезапно, он разжал руки и ударил меня по щеке и проскрипел зубами, я резко обернулась и увидела не довольную Сьюзен.

— Черте что, Сьюзен, никакого покоя. Кого ты наняла дорогая? Эта женщина бросилась в мои объятия, как только я пришел. Люция Фернандес, я жду вас в моем кабинете для разъяснений. Сейчас же, — грубо заорал граф.

Мужчина стукнул кулаком о перила лестницы и быстро поднялся наверх. А я осталась стоять, как вкопанная. И мои глаза заполнялись соленой жидкостью, от непонимания и внезапной боли, что же я ему сделала? Но обнимала его не я, а он. Я стояла и сглатывала первые слезинки. Пауль виновато подбежал к матери и, шепча, сказал:

— Мама, скажи графу, чтобы не выгонял Люцию, она очень хорошая, правда. Мы просто играли с ней. Мама, пожалуйста, она не виновата, это граф…

Я вздохнула и, вытирая слезы, резко повернулась, пошла наверх по лестнице. Женщина умоляюще попросила меня:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 498