электронная
180
печатная A5
585
16+
MAGICA

Бесплатный фрагмент - MAGICA


4.6
Объем:
550 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-1650-0
электронная
от 180
печатная A5
от 585

Главное — верить.

1. Волшебство

Воспоминания о прошлом подобны северному ветру. Они неумолимы, бывает, что жестоки, глухи к нашим мольбам и абсолютно свободны. Но рано или поздно любой ветер стихает, а память истончается, как и случилось с воспоминаниями об Аевуме.

Маленькая реальность, место во вселенных, охраняемое от самого страшного врага — времени. Существовавшие в Аевуме — Характеры и их Доминанты, мужчины и женщины, не люди, но Половины, облаченные в счастливую мантию вечности, облик которой украшала главная драгоценность волшебства — абсолютная гармония. День здесь сменялся ночью, сохраняя баланс света и тьмы. Природа цвела и увядала, поддерживая равновесие между бытием и небытием. Реальность Аевума охраняла кромка — едва различимая и очень далекая граница. Половины, стремящиеся сохранять гармонию своей реальности, воссоединялись в Пары. Существа, столь похожие друг на друга, мужчины и женщины, несли с достоинством свою суть — свое имя, которое давало им возможность управлять энергией.

Среди всех Половин выделялись трое — Лад, Мир и Магия. Они были Старейшинами и берегли хрупкую, прекрасную реальность как зеницу ока. Мир и Магия — Характер и его Доминанта — выполняли свои обязанности с честью и достоинством, как и полагается правителям. Но главная ответственность злой волею судеб лежала на единственном одиноком представителе расы Аевума — на третьем Старейшине. Лад был полноправным хранителем всей реальности и ее кромки. Именно этот Характер следил за равновесием всего, что происходило внутри его владений. Тем более страшно было его одиночество, когда каждое живое существо вокруг имело свою Пару. Для Половин покинуть Аевум значило подвергнуть его опасности, ведь тогда равновесие будет нарушено. И его кромка, та, что не пропускала время внутрь маленького мира, может не выдержать и расколоться, как радужный хрусталь. Но никому не дано терпеть муки вечно. Рано или поздно, так или иначе, но любое живое существо предпринимает попытки найти свое истинное счастье.

Измученный долгим ожиданием и бесконечным одиночеством, Лад покинул Аевум, дабы найти свою Пару. Но стоило ему лишь на миг пересечь границу кромки, как та, не выдержав исчезновения своего хранителя, начала неумолимо разрушаться. На ослабевший Аевум напало время. Оно стирало понятия вечности и гармонии, превращая совершенных и уникальных Характеров и Доминант в нечто совершенно иное.

Половины понимали, что не смогут существовать в погибающей реальности, и приняли решение насильно разорвать свои Пары, дабы дать шанс хоть кому-то из них сохранить вечное существование. Они были уверены, что потом вновь вернут утерянное и восстановят гармонию Аевума. Мир и Магия, оставшиеся Старейшины, хранили знания, которые должны были помочь Парам воссоединиться вновь, когда Лад будет найден или вернется сам и кромка вновь будет восстановлена. Но этому не суждено было сбыться. Характеры и их Доминанты, брошенные и потерянные во многих вселенных и мирах, сокрушенные временем и пространством, которые им были доселе неведомы, стали превращаться в людей, обладавших телом. Те же из них, кто был силен духом, обрели тело эфемерное, почти что не настоящее, но имели возможность влиять на более слабых — на людей. И потому стали называться Качествами. Им приходилось обитать в сфере человека, внутри, быть его частью, помогать и поддерживать ту странную жизнь, на которую их обрекло падение Аевума.

Смертные и слабые человеческие тела умирали, а Качествам приходилось переселяться во все новых и новых людей. Половины, ставшие людьми, забыли былое, но Качества еще помнили. Они существовали, проживая свою новую роль, и надеялись, что когда-нибудь Аевум будет восстановлен и они обретут тело и настоящую жизнь. Но неумолимое время все бежало, отчаявшиеся Половины стали думать, что Мир и Магия канули в бесконечных вселенных, а Лад и вовсе перестал существовать, отказавшись от своей сути хранителя, а значит, потеряв свое истинное имя.

Воспоминания, бережно хранимые Качествами, истончились за ненадобностью под гнетом несовершенства реальности, в которой им теперь приходилось обитать. Превратились в мифы и легенды, не более. Знание, которое было доступно Миру и Магии, кануло в небытие. Людей стали называть Вместилищами для Качеств. Каждое Качество ощущало Вместилище как идеальную сферу, имеющую едва видимые границы, выходить из которой означало «летать», покидать ее. Но делать это было запрещено, это влекло за собой Кару. Покинуть человека, пока тот еще жив, значило перестать существовать. Одно лишь место было отрадой для Качеств — Седьмое Небо. Лишь там они могли оказаться без страха Кары. Чуть бóльшая сфера, имеющая границы, где Качества могли встретить того, кого когда-то знали как Пару или Половину, но уже не помнили об этом. Однако некоторые из них все еще продолжали называть себя Половинами. Это было единственное сохранившееся упоминание об Аевуме. Казалось бы, северный ветер воспоминаний уничтожил с веками все надежды на былое. Но не до конца… Как обычно и бывает, если говорить об истинном волшебстве.


Флер


— Как можно так долго жить без любви? Совершенно невероятная оплошность судьбы, — тихо молвила Флер.

Когда-то она была одной из Половин, Доминантой. Теперь же позабыла о своем истинном происхождении и о своей сути. Она парила в собственном сиянии и с удовольствием смотрела на второе Качество.

— А, это ты, Флер. Почти вовремя, как и всегда, — откликнулся Эгоизм. — Нам пора начинать. Ты, как всегда, прекрасна и совсем не меняешься. Никогда.

В последнем слове звучало заметное раздражение, которое было очень свойственно Эгоизму. Как так — не обращать внимания на него, не хвалить и не возносить?

— Ты тоже хорош. Как всегда, — промурлыкала Флер.

Она не любила конфликтов и предпочитала все делать с любовью. Но внутри эфемерного создания всегда было что-то, что не давало ей чувствовать себя целой. Словно бы у нее отняли часть ее самой. Она так и продолжала бы источать свет и любовь, но внезапно внутри ее сознания возникло невероятное ощущение. Это было похоже на безумную силу притяжения и осознание чего-то очень важного. «Быть во Вместилище, быть скоро, всего одна человеческая неделя, туда-туда, оно тянет меня, что-то меняется, что-то будет…» Осознанность Флер поглотила ее целиком на несколько мгновений и тут же исчезла.

— Я только что ощутила нечто невероятное. Меня словно куда-то призвали. Быть в определенном Вместилище, да еще и в конкретный момент, — прошептала Доминанта. — Этого не может быть. Если все идет в установленном порядке, то почему же меня так тянет в другое Вместилище? Ведь наше еще живет, ему всего-то пятьдесят человеческих лет, а значит, мне не время улетать отсюда. Ты когда-нибудь чувствовал подобное?

Вопрос был больше риторическим, ведь Флер понимала: если что-то не связано с Эгоизмом, ему это абсолютно неинтересно.

— Не знаю, мне все равно, — лениво протянул Эгоизм, чем полностью подтвердил ее догадки. — Но без тебя здесь будет скучновато, если уж ты соберешься меня покинуть. Я не привык быть во Вместилище один, такое мне не по нраву.

Он был явно недоволен происходящим, но не настолько сильно, чтобы уделить вопросам Флер хоть капельку внимания.

— Вечно ты думаешь только о себе! Ну просто концентрация того, что мне никогда не понять! — воскликнула Флер. — Может, и правильно, что я не увижу тебя больше. Ты хорош, спору нет, но что-то в нашем союзе явно не так. Видно, судьба проглядела…

Эгоизм протянул к Флер руки и внимательно посмотрел ей в глаза. Между ними проскользнула искра, но так же быстро и исчезла. Что-то мешало волшебству случиться, и такое было не в первый и не в последний раз с обоими Качествами. Искру каждый заметил, но оба не сказали ни слова. К чему? Ведь ответы на невысказанные вопросы они вряд ли найдут.

— Флер, давай сделаем так, чтобы твоя последняя неделя в этом Вместилище была максимально приятной и спокойной для всех, особенно для меня. А после улетай, поступай как считаешь нужным. Если опять же Кары не боишься.

Он вопросительно поднял брови. Флер отстранилась и, подняв глаза, сказала:

— Я не верю в Кару. Не знаю, откуда взялось это понятие среди Качеств, но подтверждения не видела ни разу. Миф это, легенда или просто то, что не до конца ясно, но я склонна прислушиваться к тому, что чувствую. А я чувствую, что мне нужно попасть в то Вместилище. Почему-то я уверена в том, что найду его и что решила все правильно. Давно не испытывала такого, видимо, у Вместилища чему-то научилась.

Эгоизм был удивлен и заинтересован, что его сути было так же несвойственно, как и то, о чем говорила Флер.

— Однако же иногда мне кажется, что я совсем не знаю тебя, и более того, я совершенно не понимаю, что именно ты пытаешься мне сказать или объяснить. Мы заперты тут будто добровольно-принудительно. Улететь можем, но только на Седьмое Небо. Встретить того, кого хотим, не можем, а ощущения и чувства другого Качества сбивают нас с толку. У тебя есть что еще добавить?

Взгляд Эгоизма стал колким и ироничным, как и всегда, когда он не хотел больше продолжать тему, не связанную с ним самим.

— Думаю, что ты сказал то, что хотел сказать, и по тебе видно, что тему продолжать не намерен.

Флер посмотрела на Качество, с которым обитала в одном Вместилище долгие и одновременно короткие пятьдесят человеческих лет, и подумала, что подобный несовершенный союз мог появиться только в том мире, где волшебства нет и никогда не было.


Нега


— Как же хорошо, спокойно, — прошептала Нега. — Мне кажется, что именно в этом Вместилище мне будет комфортнее и спокойнее всего. Тут будто бы все создано для того, чтобы мгновения вечности протекали так, как положено самой судьбой. — Глаза цвета индиго, глубокие и вечно спокойные, смотрели на соседнее Качество как на единственный недостаток нынешнего комфортного Вместилища.

— Мне ску-у-учно!!! Я хочу яркости, цвета, движения! Ты вообразить себе не можешь, как сильно твое состояние вредит Вместилищу. Ты такая счастливая и мягкая, что аж тошно! Я тут с тобой погибаю, как же ты этого не поймешь? Кто вообще придумал поселить нас в одном Вместилище?

Яркая и активная Бодрость явно была не лучшей соседкой для Неги, однако судьба распорядилась подобным образом, и сей порядок бытия ничуть Негу не задевал, чего нельзя было сказать о Бодрости.

— Я не знаю, почему случилось так, а не иначе, однако сделать мы с этим все равно ничего не можем. Седьмое Небо или новое Вместилище — по мне, так разница не слишком велика, но если пожелаешь, можешь передать бразды правления Вместилищем в мои руки и покинуть нас.

Доминанте было тяжело смотреть на бурные излияния своей соседки, однако сделать она с этим ничего не могла. Качества могут воздействовать только на Вместилища, друг на друга же они повлиять неспособны. Однако Нега и сама понимала, что все не так, что это неправильно, неестественно. «Мы с Бодростью совсем не похожи, чтобы сосуществовать вместе в одном Вместилище и уж тем более гармонично на него влиять. Кто же это придумал?» — думала она, но ответа на вопрос у нее не было. В памяти всплывали странные картины, настолько эфемерные и воздушные, что зацепиться за них и обдумать не представлялось возможным.

— Моя задача заключается в том, чтобы просто БЫТЬ, — начала успокаивать раздраженную Доминанту Нега. — Наше Вместилище — хороший образец тишины и замкнутости, что только помогает ему существовать в состоянии, близком к моему, несмотря на твои активные попытки это исправить.

Бодрость окончательно взбесилась.

— Почему ты вечно говоришь таким спокойным и уверенным тоном, будто знаешь все лучше всех? Может, ты что-то знаешь, а? — ехидно допытывалась она у соседки, пытаясь вызвать в ней хоть каплю той бури, которая была ее собственной сутью. — Может, тоска зеленая замучила или грусть? — Она рассмеялась весьма неприятным смехом, довольная своей шуткой.

— Я мягкая и спокойная, потому что это моя суть. А уверенная потому, что осознаю — это не мое Вместилище, мне тут не место, — тихо сказала Нега. — Чувствую, что все должно быть иначе, и с каждым следующим Вместилищем это только подтверждается. И с каждым новым не подходящим мне «соседом», если можно так выразиться, тоже. Согласись, нам тяжело гармонично влиять на это Вместилище, а изменить это мы не в силах, только ждать новое.

Нега вздохнула чуть тяжелее, чем обычно, но более никакой реакции не последовало.

— Лучше оставь меня в покое, все равно у тебя не получится меня из себя вывести, так что зря время потеряешь… Хотя… — она задумалась, — дерзай. Время важно лишь для Вместилищ, но не для нас.

— Ой, как же ты мне надое… — закричала было Бодрость, но Нега ее уже не слушала. Да и не слышала.

В тот самый момент, когда Бодрость начала свою тираду, осознание огромной волной накатило на синеглазую Доминанту и захлестнуло все ее естество. «Вместилище ждет меня. Оно другое, необычное, мне нужно быть там, иначе все останется как есть и никогда уже не изменится». Видения полностью поглотили Негу, и четкая уверенность возникла в ней, до конца утвердившись за миг до того, как таинственное наваждение исчезло.

— …и скорее бы уже случилось так, чтобы я смогла отдохнуть от твоей вечной нежности, серости и что еще ты там считаешь своей сутью! — Бодрость закончила свою воинственную речь, явно не заметив, что, собственно, ее никто и не слушал.

— Да, да, я понимаю все твое негодование, — вздохнула Нега, встряхнув волосами цвета лилового пепла. — Спешу тебя порадовать: твое желание сбудется. Скоро я покину это Вместилище по причинам, которые вряд ли тебе будут интересны.

— Ой, да мне какая разница! Улетай поскорее отсюда, хоть сейчас. Мне кажется, что ни дня человеческого больше с тобой не протяну. — Бодрость не желала успокаиваться и потому к новости отнеслась весьма поверхностно. — Все-таки как жаль, что покидать человека можно только на Седьмое Небо. Да-да, именно — как жаль…

Видимо, эта тема занимала бойкую Доминанту целиком, что вызвало тихий восторг у Неги. Хоть перестанет воздух сотрясать просто так, а то у Вместилища могут быть проблемы в мире, где плохо относятся к людям, которые то бегают как ошпаренные, то тихо и мирно наслаждаются происходящим.


Сила


— Да сколько же можно?! — ругалась вслух Сила. — Прекрати, пожалуйста, издеваться над этим человеком. Ты решила окончательно залечь на дно своей сути? Вместилище долго тебя терпеть не сможет, ты помнишь об этом?

Сила была непоколебима в своих словах, что ничуточку не заставило Апатию шевелиться.

— Ой, а что такое? — медленно прошептала Апатия. — Не гони меня, некуда спешить, это совершенно бессмысленно и бесполезно. Это Вместилище, потом следующее, сколько у тебя таких было и будет, Сила? Впереди ведь вечность, а она такая долгая, наверное. — Она просто закатила глаза. — Тем более что это несчастное Вместилище может и подождать. Оно всегда так делает, если ты не заметила. Пусть ты и Сила, но тут у меня свои порядки.

— Я уже поняла, что власти в этом Вместилище у меня нет и что тебе на это, собственно говоря, начхать, — начала объяснять Сила. — Но это не значит, что мне нужно пренебрегать своими обязанностями Качества. Судьба распорядилась сделать нас «соседями», но бороться за иную участь, хотя бы для Вместилища, я не перестану!

Ее экспрессивность часто мешала вести конструктивный диалог, но ничего поделать Доминанта не могла. Какая появилась во вселенных, такой и будет существовать.

— Сила, борись на здоровье. Я же, — пожала плечами Апатия, — не пренебрегаю своими обязанностями, как ты выразилась. Наоборот, четко исполняю отведенную мне роль, просто тебе она не по нраву.

Голос Доминанты был спокойный и тихий. В этом Вместилище она была главенствующим Качеством, так что Силе оставалось лишь терпеть.

— Я тебя просто понять не могу. — Сила не могла смириться с поражением и до конца разыгрывала свою партию с горящими глазами и верой в свою правоту. — Наша задача заключается в поддержании внутреннего духа Вместилища, то есть человека, а ты только все портишь. Какой же тут дух — внутренний он или нет, — если Вместилище ничего не хочет, не желает и не делает? Ясно уже давно, что мы не можем существовать в гармонии, но для меня остается загадкой, как мы вообще тут вместе оказались.

— Да не знаю я, — только и сказала Апатия. — Вот хочешь честно? Меня это совсем не интересует, потому как не я решала тут быть и не я решу тут не быть. А коли ты что-то решила, улетай, меняй Вместилище или будь на Седьмом Небе. Жди перемен или твори их сама — мне все равно, повторяю снова.

Апатия говорила все тише и тише, будто погружалась в себя. В такие моменты ей ни до чего не было дела, Сила это не раз подмечала.

— Да если бы было куда, ты бы меня здесь давно уже не видела! — Глаза Доминанты сияли золотыми огнями, но на Апатию это не действовало. — Улетела бы на крыльях свободы отсюда, и подальше.

Не успела Сила договорить это, как ощущение предстоящих перемен увлекло ее мысли в сторону странного Вместилища, в котором ей обязательно нужно быть. Новая сфера, где будет все иначе, не так, как раньше. Внезапный поворот судьбы, которого Сила жаждала как избавления или спасения. Все закончилось так же резко, как и началось. И если б не странная вибрация, то казалось бы, что это просто последствия дискуссии с Апатией.

— Ура! — только и смогла вымолвить она, после того как дрожь унялась. — Ура, ура, ура… — радостно шептала она и не верила происходящему.

Сила понимала, что в этот момент обрела нечто превосходящее все вокруг, и не желала делить это еще с кем-то, тем более с Апатией. Золотое свечение разгоралось вокруг нее все сильнее и разливалось во Вместилище благодатным теплом и надеждой.

— Наконец-то я буду свободна…

Ее слова сопровождал долгий облегченный вздох, словно когда-то она сама была человеком. В какой-то мере так оно и было.


Вместилище


Идеальная сфера, наполненная абсолютной пустотой, которая будет продолжаться бесконечно долго, покуда Качества не окажутся в нем и не зададут тон, — так можно описать Вместилище, или же нового человека, только что появившегося на свет. Абсолют чистой энергии, не имеющий резонанса или полярности. Пройдет мгновение или еще меньше, и за ту секунду, в которую человек делает первую попытку вздохнуть, судьба наделит Вместилище определенными Качествами. Они будут вести его на протяжении всей жизни, а после покинут, дабы занять новое Вместилище.

                                    * * *

Началось все с вибрации. Она заполнила каждое мгновение Вместилища. Следом начали появляться волны света. Сначала розовый — как сахарная вата или леденец, легкий и сладкий, приятный и воздушный. Следом показал себя серо-лиловый — в этих волнах словно оказались все оттенки грозового неба на рассвете, которое так и не прольет дождь на землю. Золотые и медные вихри кружили по Вместилищу, проникая в места, куда еще не дотянулись розовые и серые. Прошли мгновения, и на месте волн и всплесков энергии появились Флер, Нега и Сила.

— А этого в моем видении не было! — воскликнули в один голос Доминанты, глядя друг на друга глазами, полными удивления, волнения и отчасти страха.

Во Вместилище мерцали оттенки золотого, розового и серого. Они меняли тональность и тут же приходили в прежний вид, казались калейдоскопом и мозаикой одновременно.

— Стойте! Энергии Качеств обычно резонируют друг с другом, а не создают сочетания, — испуганно начала Флер. — Сколько я ни меняла Вместилище, но со своим «соседом» никак не могла добиться подобного. — В ее фиалковых глазах застыл неподдельный интерес.

— Быть может, у этого Вместилища очень необычная судьба? — предположила Сила. — У меня случалось нечто подобное, когда со мной в одном Вместилище был Стоик. С ослиным упрямством мы пытались объединить энергии. Получалось очень редко, и приходилось прикладывать усилия, дабы хоть как-то сохранить результат. Но тут не так.

Сила внимательно изучала золотые волны, которые в тот момент тесно переплелись с серым сиянием Доминанты с синими глазами. Энергии излучали серебристое сияние и представляли собой поистине несочетаемое сочетание. Она заметила, с каким интересом рассматривают это явление глаза цвета индиго. Затем владелица этих глаз произнесла:

— А мне кажется, что никто из вас не был главным Качеством в своем предыдущем Вместилище. И потому все личные усилия и желания не могли реализоваться так, как здесь, — проницательно заметила Нега. — Я могу сделать только один вывод: в этом Вместилище мы все равны, нет главных или второстепенных. Мы управляем, и почему-то мне кажется, что и нами управляют. Ощущения мне незнакомые, но на удивление приятные, будто я знаю, с чем это связано, однако не могу припомнить. — Губы Неги тронула легкая улыбка.

Сила вторила спокойной Доминанте и была удивлена еще больше. «Как странно, так на меня не похожа, а будто сестры…» Мысли златоглазой Доминанты были прерваны Флер:

— А кто-нибудь понимает, как вообще так вышло, что нас тут не двое, как обычно? И что…

Договорить она не успела, поскольку сфера озарилась неимоверно ярким белым светом, вибрация которого заставила трех Доминант отступить к краям.

— Я приветствую всех вас! — Голос, исходящий от белого свечения, был глубоким и мягким, словно бархат. Свет отступил, а на его месте появилась Доминанта с черными волосами и глазами, как у кошки. — Я хотела бы представиться, ведь именно мое послание добралось до вашей сущности и заставило явиться сюда. Мое имя, она же суть, — Тайна.

Зеленоглазая Доминанта улыбалась остальным так тепло и уютно, что оставить ее улыбку без ответа было категорически невозможно. Сила, Нега и Флер вежливо поприветствовали незнакомку, однако было видно, что ситуация их слишком беспокоит, чтобы терять время на вежливость. И потому Тайна поспешила продолжить свой рассказ:

— Скажу честно, я и не надеялась, что на мой зов откликнется хоть кто-то. Но мироздание выбрало вас, и это чудесно. Видимо, судьба решила мне помочь, и вот вы тут. Еще раз, — Тайна обратилась ко всем Доминантам, — огромное спасибо за то, что не оставили послание без внимания. Сила, Нега и Флер, я не ошибаюсь?

Названные утвердительно закивали, и она продолжила:

— Насколько вы уже успели понять, мы — достаточно разные Качества. По бытующим представлениям, мы не можем вместе сосуществовать в обычном Вместилище и выполнять возложенные на нас задачи без вреда для этого человека. Сразу скажу, что это Вместилище — девушка, уже взрослая, не рожденная душа, как обычно бывает. Она необычна настолько, что мне удалось самой выбрать это Вместилище для себя и, более того, прислать вам зов, пригласив сюда. Я намерена провести здесь эксперимент, как говорят люди.

Тайна выжидающе посмотрела на остальных, оценивая реакцию. В фиалковых глазах Флер стояла тревога. Сила и Нега, столь непохожие по сути, к словам зеленоглазой Доминанты отнеслись куда более спокойно. Казалось, что они готовы принять и согласиться на что угодно, лишь бы не возвращаться в былое.

— И что это за эксперимент? — Сила подала голос первой. Ее сути не были свойственны молчание или промедление. Только действие и борьба, каждый миг ее существования был наполнен ими. — Мне слишком долго не давали разгуляться, однако рисковать Вместилищем в собственных интересах — это что-то новенькое. Чем этот случай не похож на остальные?

— Для начала уже тем, что вы здесь. Далее вспомним, что вы получили мое послание, поняли его правильно, а затем решили покинуть свое прежнее Вместилище и, несмотря на это, оно живо и относительно здорово, что я могу сказать и о всех вас. — Тайна говорила спокойно и уверенно, ни на мгновение не сомневаясь в собственных словах.

— Все хорошо, Сила, впереди вечность, и терять нам нечего, — успокаивала ее Нега. — Если судьба распорядилась именно так, а не иначе, то стоит довериться ей. В конце концов, это не самый худший вариант из того отсутствия вариантов, который у нас был и когда-либо будет. К тому же судьбе верили даже Старейшины.

— Ой, разве еще кто-то верит в чепуху про Старейшин, — махнула рукой Флер. — Уже многие человеческие века назад знания, или, если хотите, Знание было утеряно, если верить мифам. — Доминанта особенно выделила последнее слово. — Это все неправда. Если бы Старейшины были такими сильными и могущественными, давно нашли и вернули бы… как его там… — Она подняла светлую бровь, пытаясь припомнить. — Аевум. Вот что это такое? Откуда слово это в голове вертится? Я даже толком не понимаю, почему кто-то помнит об этом, а кто-то нет. Сколько ни пыталась выяснить у других Качеств, на меня смотрели так, что сразу хотелось закрыть тему, что я и делала. Мне кажется, что это все мифы и легенды, которые придумали… ну, не знаю… — Флер прикусила губу и продолжила: — Может быть, Радость или Вера, это в сути подобных Качеств.

— Давайте лучше вспомним о том, что привело нас всех в это Вместилище. Мой план, он же эксперимент, состоит в том, чтобы провести всем вместе в этом Вместилище максимально долгое время, поддерживая баланс и гармонию наших сил и способностей. Мы поделимся на группы по двое, как принято в каждом Вместилище, и будем исполнять свои обязанности как Качества, периодически меняясь. Наша цель — помочь этой девушке пройти ее путь, как и любому другому Вместилищу. За одним исключением — каждый последующий миг ее души должен быть совершеннее предыдущего. Повторяю, мы поможем ей, а она нам.

Тайна замолчала и внимательно посмотрела на присутствующих. Судя по лицам Доминант, вопросов стало еще больше, чем вначале.

— А ты не можешь хотя бы намекнуть, — тихо спросила Нега, — какую именно помощь для нас ты планируешь получить от этого Вместилища? Каким должен быть результат наших действий и усилий, то есть твоего эксперимента?

— Я полностью присоединяюсь к вопросу. — Сила быстро закивала, глядя на сероглазую Доминанту. — То, что ты предлагаешь, ничем не отличается от того, чем являлось наше существование до встречи с тобой.

Сила буквально буравила взглядом Тайну. Флер молча наблюдала за происходящим, ведь не в ее сути было спорить.

— Как уже упоминалось вами ранее… — Тайна помедлила, вздохнула и продолжила: — Я сама не раз слышала про Аевум, Старейшин и волшебство. Я также верю, что все можно восстановить и исправить. Что конкретно восстанавливать и исправлять — я сама не знаю, точнее, не помню, как выразилась бы Флер. — Она мельком взглянула в фиалковые глаза и увидела в них то же сомнение, что съедало ее саму. — Но если объединить усилия, волшебство вернется в наше существование и, быть может, найдутся Старейшины, а затем и Знание. Чтобы призвать волшебство в наш мир, вернуть Аевум и восстановить равновесие, нужен огромный энергетический всплеск. Он пройдет по всем вселенным, как маяк, и достигнет волшебства. А оно, в свою очередь, повернет судьбу в нашу сторону!

С каждым словом голос Тайны становился все громче, изумрудные глаза горели все ярче, и свет, белый и ослепительный, отражался от сферы Вместилища мириадами всполохов.

— Я прошу вас поверить в это так же сильно, как вы верите в вашу суть. Прошу вас довериться мне и судьбе. Эта девушка, — Тайна указала на сферу, — может быть для нас Избранной. Ведь не зря же я смогла ее выбрать. Прежде подобного не случалось — чтобы взрослый человек сам призвал себе новые Качества или же кто-то из нас смог выбрать себе человека. Заметьте, до нашего появления здесь было пусто. Я такое вижу первый раз. Не зря вы услышали мой зов, смогли оказаться тут и даже, — она медленно обвела рукой всполохи энергии Доминант, которые продолжали менять и объединять свои цвета и оттенки, — смогли объединить ваши энергии, не прикладывая никаких усилий. Судьба ведет нас к волшебству, так давайте не будем ей мешать.

Тайна с надеждой смотрела в глаза трем Доминантам, протянув к ним руки. Сила, Нега и Флер, переглянулись и одна за другой открыли ладони друг другу. В тот миг, когда круг Доминант замкнулся, сфера Вместилища засияла еще больше, будто соглашаясь с новым порядком вещей и неожиданным союзом. Избранная приняла их раз и навсегда.

— Теперь уж мы точно обязаны довести дело до конца, каким бы он ни был. — Сила улыбалась уверенно и смущенно одновременно. — Мне кажется, что даже Кара будет для нас лучшим исходом, нежели провал твоего эксперимента, Тайна.

— Кара — тоже миф, как и многие другие, связанные с волшебством и былым, но в него почему-то верят многие Качества. — Тайна указала на Флер. — Верят в плохое куда больше, чем в нечто хорошее.

— Да и то верят только те, кто помнит, — вмешалась в беседу Нега. — Я не могу понять, куда делись воспоминания у многих из нас и являются ли они вообще воспоминаниями. Вдруг просто наваждения, из-за которых мы не вольны делать то, что хотели бы. Да хоть галлюцинации, всякое возможно.

— Теперь ты меня успокоила, Нега, — усмехнулась Флер. — Отныне я вольна делать то, что мне хочется, ведь все вокруг — это просто наваждение или моя собственная галлюцинация.

— А разве до этого была не вольна? — удивленно приподняла брови синеглазая. — Наше существование наполнено куда большим смыслом и привилегиями, чем жизнь Вместилищ. Мы хотя бы не мучаемся и не ищем смысл жизни, как говорят люди. Наше имя дает нам суть, нам не нужно задаваться вопросом, как существовать и для чего. Какой человек может подобным похвастаться?

Флер подумала, а потом рассмеялась над всей абсурдностью ситуации.

— Мне точно полегчало! — Белокурая Доминанта все еще смеялась. — Ничто отныне не омрачит мое существование, ведь известно, для чего оно нужно.

— Давайте все же не будем забредать в судьбоносные дебри. — Тайна шутливо закатила глаза и улыбнулась. — А то вдруг людьми станем, и придется мучиться, как выразилась Нега.

Доминанты решили немедленно приступить к делу и определить, по какому принципу лучше сотрудничать. Общими усилиями было решено, что Сила будет сосуществовать с Флер, которая несла в себе любовь и нежность, а Нега — с Тайной, потому как обе Доминанты не склонны к громким заявлениям. И каждая из Качеств четко понимала — обратного пути уже нет и не будет.

                                    * * *

— И какого рожна ты опять тянешь одеяло на себя, Флер?! Да что же ты за Качество такое? — наседала Сила на белокурую Доминанту. — Ну сколько раз я просила держать себя и Вместилище в гармонии! Прошу тебя умерить свой любовный пыл и некоторое время дать девушке набраться сил, то есть уступить дорогу мне. — Сила положила ладонь себе на грудь и многозначительно закивала головой. Мол, понимаешь, на что я намекаю? Всю же ее тираду можно было заменить двумя словами: НЕ МЕШАЙ!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 585