электронная
144
печатная A5
300
6+
Люминария

Бесплатный фрагмент - Люминария

Дочь морской царицы

Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-9085-0
электронная
от 144
печатная A5
от 300

Глава первая, Экспериментальный лес

Возвращаясь из Экспериментального леса, так его называли местные жители, Аника Грампиус заметила странные следы, ведущие к её лаборатории, устроенной под мёртвым деревом, поросшим молодыми побегами, древесными грибами и мхом.
Следы вели точно к её землянке. Таких следов она ещё никогда не видела в этих краях, ни в лесу, ни в горах, ни даже под водой, на дне океана, хотя в его бескрайних водах водилось много всяческой живности.

С тех пор, как ледники на севере растаяли, прошло много тысяч лет. Отсчёт времени за это время множество раз обнулялся, и летоисчисление велось заново. Никто не мог сказать точно какой сейчас год с момента появления первого прямоходящего примата на Земле.
Аника и не заметила бы эти следы, если бы задержалась на работе, ещё на полчаса. Солнце уже село за горами, и лес погружаллся в сумерки. Она проработала в Экспериментальном лесу два года и за это время уже натерпелась много.

Лес находился в горах, в Центральном каньоне, недалеко от Грингарда. Его вырастил один безумный учёный — экспериментатор Гарэд Мэрлоу. По мнению Аники этот тип приносил жителям города больше вреда, чем пользы. Но за работу Гарэд хорошо платил и к тому же не надо было платить за аренду жилья. Она утроилась в маленьком заброшенном домике на берегу тихой реки и в целом была счастлива.

Меж мёртвых корней деревьев, выпирающих из земли, притаилась небольшая круглая дверь. Следы вели туда. Аника осторожно приоткрыла её и заглянула в землянку. 

— Кто здесь?!

Темно. Ничего не видно. Девушка прислушалась.
Потом послышался грохот, с полок посыпались стеклянные баночки и колбы. Аника нащупала на стене факел. Разожгла его. Помещение озарил мягкий голубоватый свет, мерцающий искрами, будто бенгальский огонь. Аника подумала, что можно воспользоваться им, как оружием против заглянувшего к ней в гости зверя.
На столе среди осколков разбитых бутылочек и баночек, в едком облаке испарений от химических реактивов, что-то затряслось, закашлялось. Тонкие длинные руки, жилистое тело, несколько голубовато-зелёных листочков на голове, а вместо ног — корни.

Аника отшатнулась назад и, чтобы не закричать, зажала рот руками. Не хватало ещё, чтобы на её крик прибежал Гарэд и узнал о существовании её тайной лаборатории. 

— Господи боже. Что ты такое? — Выдавила она из себя.

Аника до смерти перепугалась, увидев уродливого ребёночка, тело которого обрывалось корнями ниже пояса. Существо шевелило своими длинными пальцами — ветками, пытаясь дотянуться до пакета, с удобрениями.

Совладав со своим страхом, она помогла живому растению дотянуться до заветного пакетика и отскочила в сторону, потому что, как только удобрения попали в цепкие лапы монстра, в стволе деревца открылось отверстие, с двумя рядами кривых зубов, и в него посыпались серые шарики фосфора и калия.

Внутри дерева что-то забурлило, затрещало, и оно начало быстро расти. Монстр вырос за несколько секунд сантиметров на пять, на пальцах появились почки, потом изо рта его пошла жёлтая пена. Когда всё закончилось, дерево упало на стол с глухим стуком, как будто окоченело.
Аника, с факелом в руках, подошла к нему ближе и заметила, что его ротовое отверстие, под складками коры и буграми щёк, растянулось в улыбке. 

— Нельзя быть таким жадным, — строго сказала Аника, — эти удобрения тебя погубят.
Дерево только в блаженстве скрипело и закатывало глаза. — Как ты вообще умудрился из земли вылезти? — Ругалась Аника, — мы что, плохо ухаживали за тобой? 
— В лесу — воры! Они идут моим следам! — Пропищало дерево, так что Аника подскочила, как ужаленная, от мерзкого скрежета и зажала уши руками, — они хотели выкопать меня и украсть. Мне удалось бежать, но они вернутся. 
— Кто это они? — Удивлённо спросила Аника, — не думала, что кому-то может что-то понадобиться в этом чистилище. 
— Разве ты не знаешь, что я — особенный в своём роде, единственный? Разве ты ничего не слышала о синих яблочках омоложения? 
— Что-то слышала, но ни за что не поверила бы в эту детскую сказочку, если бы не увидела живое растение собственными глазами. 
— Скорее всего, этим летом я уже начну цвести. Я цвету один раз в сто лет, а плоды мои могут омолодить кого угодно лет на десять. 
— Хм. Тогда можешь остаться со мной на ночь. Завтра я расскажу обо всём Гарэду. Ночью опасно ходить по лесу. Только с условием, что ты будешь сидеть тихо.

Аника убрала осколки стёкол и поднялась на второй этаж. Внутри дерева у неё располагалась спальня.
За эти два года, что она проработала в Экспериментальном лесу, у неё накопилась солидная коллекция рецептов, редких растений, высушенных цветов, жуков и даже таких, которых в природе существовать не может, из-за несовместимости их со средой обитания и эволюцией. Гарэд выводил их путём скрещивания разных сортов, скрещивал растения и животных и всё что-то записывал в своих тетрадях, которых у него накопилось столько, что в доме не хватало места для новых шкафов, чтобы хранить их.

Ещё его прадед начал составлять энциклопедию флоры и фауны Бескрайнего океана, который окружал теперь их архипелаг, состоящий из девяти островов — единственных участков суши на Земле.

Едва Аника задремала в своём гамаке, как со стороны океана до её ушей долетел протяжный душераздирающий вой, похожий на плачь дельфина и бульканье болотной жижи одновременно. Это выл демон. Вот уже которую ночь он не давал покоя ей, всем горожанам и даже лесу, у которых листья сворачивались от этого воя, а корни начинали шевелиться под землёй.

Демон выползал на песчаный берег из воды и выл, до тех пор, пока кто-нибудь из рыбаков не спугнёт его. Гарэд запретил Анике ходить по лесу ночью и тем более — на берег океана, кишащий всевозможными гидрами, которых расплодилось в последнее время немыслимое количество.
Аника проснулась и выругалась. 

— Настало время заткнуть глотку этому демону навсегда! — Решительно заявила они и побежала вниз, в свою лабораторию.

Там она смешала в котле вонючие экстракты жабы, крови задумчивого иглобрюха, так назвал Гарэд своё новое морское чудовище, немного толчёного мела, подогрела, забила, подожгла, вдохнула и опрометью бросилась во тьму ночного леса.
Действия оборотного зелья проявлялось не сразу, только спустя час — полтора, за это время она думала, добраться до океана и найти этого проклятую выпь, а там уже и зелье подействует, она схватит его за жабры и навсегда заткнёт его.

Со временем Аника немного просчиталась, видимо слишком высокое содержание гемоглобина в крови иглобрюха, либо она переварила настойку. Превращаться в лягушкоподобное отродье с хвостом динозавра Го-го она начала, как только ступила на верёвочный мост над каньоном.
Пока она прыгала, мост раскачивался из стороны в сторону и едва не порвался под весом её массивного зелёного тела, без шеи и намёков на разумное существо. Демон, как обычно, сидел на рифе, о который разбивались и пенились волны, и пел свою мерзкую песню.

Аника-жаба прыгнула на него с вершины скалы, обнажив когти, но ветер в полёте отклонил её траекторию полёта и откинул на десяток метров в сторону. Демон заметил её и бултыхнулся в воду. Аника — за ним. Вода за день прогрелась и стала теплее воздуха.

Погоня в зарослях щупалец — водорослей и меж гладких подводных камней, усеянных улитками, продолжалась около получаса. Орудовать перепончатыми лапами и хвостом она натренировалась в совершенстве, но демон, оказался, скользким ползучим гадом и проникал в такие щели и гроты, куда её громоздкое тело не вмещалось.

Увлечённая охотой, на глубине нескольких километров, Аника не заметила, как начала перевоплощаться.

Очнулась она уже на суше. Над ней нависло большое круглое лицо, испещрённое морщинами. Аника закашлялась, выплёвывая солёную воду. Сил подняться не было, поэтому она поползла по тёплому песку куда-то, не замечая голоса, доносившиеся до неё откуда-то из другого мира.

Глава вторая, Звёздный скат

Рыбачившие в ту ночь мужики на берегу, были очень удивлены, когда из океана выползла неведомое чудовище — мутант, похожее на жабу. Большинство рыбаков, находившиеся в этот момент в порту и распутывающие сети, на катерах и лодках, бросилось бежать врассыпную, кто куда. Те, что посмелее били вёслами ползущую по берегу тварь, что-то кричали, требовали позвать патрульных и военных.

На следующий день Аника проснулась у себя в лаборатории, вся в синяках, ссадинах и порезах. По городу пошли слухи, что из океана к городу подступает орда мутантов, что рыбы начали по каким-то причинам быстро эволюционировать и выползать на сушу.

Два дня она не вылезала из своего убежища, Гарэд повсюду искал её, даже объявил в розыск. Все подумали, что её утащила в океан какая-нибудь тварь, подобная той, что рыбаки видели на берегу.
Говорящее растение кормило её с ложечки и поило лекарствами, приготовленными по указаниям Аники. А Гарэд тем временем пытался успокоить взбунтовавшийся лес. Без своей помощницы он не справлялся. Ведь он был уже далеко не молод и физический труд, который выполняла Аника, был для него непосильной ношей. Лес гневался.

Корни деревьев под землёй недовольно ворочались. Во всём лесу, в воздухе повисла напряжённая тишина. Демоны уже выходили на берег целыми полчищами и их вой сливался в общий хор. Сквозь горячечный бред ей чудились в этом вое странные звуки, крики людей, крик давно похороненной на дне океана цивилизации людей.
На четвёртый день она выползла из землянки, и свет ослепил её. Никогда в этом лесу ещё не было так светло. Деревья исхудали, листья опали. Лес изменился. Некоторые деревья, не выдержав потери своей кормилицы, разорвались в щепки от скорби отчаяния.

Первым делом Аника побежала к электрогенератору у реки, от которого по всему лесу расходились провода, питающие жизненной энергией и питательными растворами весь лес, выращенный на голых скалах. Подземная река вращала винт, сконструированный из панцирей ракушек. Оказалось, что винт затормозили коряги и брёвна, разорвавшихся от горя деревьев.

Лаборатория Гарэда, ветхая хижина, с крышей из соломы, находилась на берегу окена, на скале. Там он проводил свои эксперименты над пойманными монстрами в океане. Их ему поставляли рыбаки. В сети всё чаще стали попадаться новые уроды, непригодные в пищу, да и рыба вела себя агрессивно. Гарэд пытался выяснить, в чём причина всех этих изменений. Для него было важнее спасти город, нежели свой лес.

За облезлыми деревьями стали отчётливо видны навесные мосты, растянутые над каньоном. Они крепились за макушки деревьев, похожих на пики, устремлённые в небо. Их использовали в кораблестроении. С неба посыпались белые хлопья — пух, содержащийся внутри бум дерева.

Аника починила генератор и направилась в дом Гарэда. Каждую весну она стригла молодые побеги деревьев и проклинала всё на свете, а сейчас она смотрела на истощавший лес с глубоким сожалением. По навесным мостам, растянутым над лесом, она вышла к тропе, которая привела её к океану. В лаборатории, в поваленном над расщелиной гигантском дереве, куда поднимали с палуб катеров и лодок существ для опытов сетью, Гарэда тоже не оказалось. 

— Куда он пропал? — Вздохнув, подумала Аника, — может быть, он ищет меня на дне океана до сих пор или в лесу, или с ним что-то случилось. Ещё бы два-три дня и все деревья в экспериментальном лесу погибли бы.
Аника знала, сколько трудов ему стоило вырастить этот лес. От лаборатории она побрела к маяку, в надежде разглядеть дядюшку сверху, через бинокль, который она купила как-то на рынке в порту. Там продавали множество вещиц найденных ныряльщиками на дне океана. Порою на рынке продавали совершенно непригодные вещи или непонятного предназначения, но люди их покупали, а после пытались приспособить их в своих хозяйственных целях.

Так например был найден якорь на дне океана. Его использовали для устройства на маяке, куда она направлялась, лифта, в качестве противовеса. Лифт тот поднимал под стеклянный купол маяка дрова, для поддержания огня в чаше, установленной перед вогнутым зеркалом.
Этот огонь был единственным средством против демонов ночью. Если бы не он, то демоны уже давно пожрали бы всех людей в городе. Поэтому старейшина Лагард, правитель Грингарда назначил для поддержания вечного огня на маяки специальную должность — хранитель огня. Каждый вечер он приходил к маяку и подкидывал в чашу угля.

Небо было серым, океан вяло выбрасывал волны на берег. Аника надеялась встретить вечером хранителя маяка и расспросить его, о Гарэде. Марсель — старый друг и сослуживец Гарэда. Когда-то садовник служил патрульным, охранял прибрежные воды всех девяти островов архипелага. Аника никогда не была на других островах.
Се сообщения между островами, в связи с появление демонов, были прекращены. Ходили только военные суда, с пушками на борту и матросами, вооружёнными ружьями.

Внутри маяка, наверх вели две переплетающиеся лестницы. Синяя краска с бетонных стен маяка давно сошла, и теперь он стал похож на облезлый столб, возвышающийся над всем островом. С него можно было охватить взглядом весь остров, Грингард, рассыпанные по горам домики деревень, каньоны, заснеженные пики гор.

Близилась ночь, а Марсель так и не пришёл, и она сама взялась за разжигание огня в чаше. В детстве она много раз наблюдала за Марселем, как он поднимает под купол маяка уголь, как волшебный золотистый свет разливается по берегу, как золотятся ночью волны в его свете.

В кубке вспыхнул трут, пламя разгоралось всё ярче и ярче, наполняя помещение теплом. Затем она, уставшая, упала в кресло Марселя и долго-долго смотрела отрешённо на океан и размышляла о том, куда пропали Гарэд и Марсель. Может быть, и города уже нет, и она осталась одна на этом острове.

На небе вспыхнула первая голубая звезда. Воздух под куполом нагрелся, и Аника перестала дрожать. Угли в чаше потрескивали, выбрасывая снопы искр. Чёрные скалы внизу уже покрывались тонкой корочкой льда и инеем.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 300