электронная
432
печатная A5
470
16+
Любви все возрасты покорны

Бесплатный фрагмент - Любви все возрасты покорны

Объем:
122 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-0620-4
электронная
от 432
печатная A5
от 470

ГЛАВА 1

ЗНАКОМСТВО

Осенним утром немолодая женщина в сопровождении юноши лет двадцати вошла в большой роскошный двор. Встретил их смотритель усадьбы.

— Что вам угодно? — спросил он вежливо.

— Не найдется ли в доме какой-нибудь работы? — спросила женщина, она была средней упитанности, держалась скромно и просто. Лицо у неё было открытое. Большие глаза смотрели терпеливо и кротко. У её сына была робость и застенчивость, которые теперь заставляли его держаться позади матери. В характере этого юноши воображение, природная чуткость, впечатлительность унаследованные от матери, сочетались с отцовской серьезностью, уравновешенностью и самоутверждением.

— А что вы умеете делать? — спросил смотритель её сына.

— Могу все, но никакого образования у меня нет. — Он засмущался, опустив глаза.

Смотритель с пониманием посмотрел на красивого юношу.

— Подождите минуту! — сказал он и, войдя в дом, подозвал Марту — хозяйку дома.

В доме к счастью нашлась работа.

— Это его мать? — спросила Марта, глядя из окна на женщину.

— Похоже на то!

— Что же, пускай сегодня же принимается на работу! — Она вышла из дома и приблизилась к ним. Она была выше среднего роста, черные локоны змейками струились на её плечах. Карие большие глаза внимательно разглядывали юношу.

— Как зовут тебя? — обратилась она к нему.

— Володя, мне 20 лет… Скоро!

— Почему, Володя, ты не поступил учиться в какой-нибудь институт?

— Возможности пока нет, но я обязательно поступлю! Я очень хочу учиться!

— Это похвально, Володя, все будет зависеть от тебя, кем ты станешь!

Марта хорошо разбиралась в людях, но она и сама не знает, как это у неё получается. В Володе она увидела серьезного и преданного друга. Теперь она задалась целью помочь ему найти себя. Она хотела шагнуть в сторону, но по воле судьбы оступилась, и чуть было не рухнула на землю. В эту минуту Володя выпрямился и оказался с ней лицом к лицу. Он крепко обхватил её. По его глазам было видно, как он испугался, что очутился у неё на дороге.

— Простите, это я вам помешал!

Она приветливо улыбнулась и подмигнула:

— Ничего страшного! — мягким голосом сказала она.

Поднявшись выше на крыльцо, она специально обернулась на юношу и убедилась, что он, как и показалось ей сразу, необыкновенно хорош собой. У него густые черные волосы, под дугообразными бровями выделялись крупные голубые глаза и здоровый румянец, красивый изгиб губ, почти детский овал лица и стройная фигура. Измерив его взглядом, она пошла дальше, ни разу больше не взглянув в его сторону.

— Какая красавица! Да, мама? — сказал Володя.

— Да, — подтвердила мать.

— Не надо было тебе глазеть на неё. Это нехорошо!

— Я и не глазел, она сама мне улыбалась! — оправдывался Володя.

— Незачем тебе смотреть на неё! — сказала мать, — может быть, ей это не нравится!

В сопровождении матери, смотритель дома отвел Володю на работу в саду.

Володя прислушивался ко всему, откуда-то лилась музыка и веселый смех. Сердце его забилось надеждой, он был молод, а бедность ещё не успела повлиять на его душу. Он не думал об уставшей матери. Он мог думать только о том, как заманчиво и соблазнительно всё вокруг.

Закончив работу, Володя с матерью шли домой. Они шли мимо красивых зданий и идущих им навстречу богато одетых молодых людей.

— Хорошо быть богатым, правда? — сказал он.

— Да, — отозвалась мать, думая о работе предстоящей дома.

— Вот бы нам быть богатыми… — почти про себя пробормотал Володя.

— Не знаю, сынок, что делать, как мы будем жить? Вы уже взрослые, вам одежда нужна приличная.

— Ничего, мама, будет и на нашей улице праздник! Я обязательно поступлю учиться!

Он был исполнительным парнем. Рослый, атлетически сложенный и крепкий для своих лет юноша, у него была своя жизненная философия: если хочешь добиться успеха — заведи друзей из богатых семей. Он надеялся, что однажды и к нему придет счастье.

Прошло несколько дней, как он устроился на работу к Марте, и совсем скоро она пригласила его в дом.

— Володя, — мягко произнесла она, — зайди ко мне на минутку. — … Он поднялся на крыльцо, Марта пропустила его в комнату и закрыла дверь.

Володя с любопытством оглядывал комнату. На каждой возвышенности стояли всякие дорогие безделушки. На полу толстый мягкий ковер, а на нем разбросаны так же безделушки, но не просто безделушки, а что-то ценное.

— Как тебе работа? — спросила Марта.

— Ничего, пойдет, — смущенно ответил он.

— Присядь, вот стул, — сказала она, уходя в другую комнату.

Володя чувствовал себя, неуютно продолжая стоять.

Вернувшись из комнаты, она снова предложила ему сесть. Он смущенно присел.

— Твой отец жив? — расспрашивала она его. — Как твоя фамилия? Где ты живешь?

Володя отвечал на все вопросы.

— Ты сказал, что тебе скоро 20 лет! — она обвела его взглядом.

— Да, это верно!

— Ты выглядишь старше!

— Это хорошо или плохо? — смущенно спросил Володя.

Она не ответила.

— Ты женат?

Она подняла на него взгляд и с интересом ждала ответ. Всякий раз, как Марта смотрела на него, она видела невинный взгляд и чудесную улыбку. Ей не хотелось отводить от него взгляд.

— Нет, не женат пока. Марта, можно мне вас спросить? — смущенно спросил Володя.

— Да, конечно спрашивай!

— Как ваше отчество? — спросил он.

Она мило улыбнулась, поправила воротник его пиджака, — для тебя без отчества,

— А это, как удобно? — прерывая слова, выговорил он.

— Да, а почему нет? — с улыбкой спросила она.

— Ну, вы такая взрослая!

— Милый, Володя, в любви нет возраста! — своим проницательным взглядом она сказала больше.

— Можно я пойду, Марта, — впадая в краску, спросил он.

— Да, да! — она открыла дверь, а Володя чуть ли не бегом выскочил из комнаты. Сердце его колотилось от разговора с Мартой.

ГЛАВА 2

марта

Марта была необычайного склада. Изворотливость политического дельца своеобразно сочеталось в ней с отзывчивостью народного представителя. Высокая, стройная с безупречной фигурой, она внушала уважение одним своим видом. Она пережила утраты, изведала удары судьбы, в ней было что-то вызывающее симпатию в людях с живым воображением. Она никогда не была замужем. В юности она серьезно влюбилась, но по неизвестным причинам дело до свадьбы не дошло.

Теперь её вполне можно назвать человеком преуспевающим, но при всём том, она чувствовала, что в её жизни чего-то не хватает. Она ещё не сделала всего, что хотела. Она одинока.

Сейчас ей очень захотелось увидеть Володю. Она вышла из дома и остановилась на крыльце.

Из глубины сада послышались голоса молодых мужчин, окончив работу, они шли по домам. Сердце её вздрогнуло. Через пару минут она увидела Володю.

— Володя! — окликнула она.

Он посмотрел в её сторону.

— Подойди ко мне, — властно проговорила она.

Он поднялся к ней на крыльцо и, сощурив глаза, смотрел на неё.

— Володя, чем болен твой отец? — деловито спросила Марта.

— Я не могу сказать, болезнь как-то чудно называется, — с неловкостью ответил он.

Слушая юношу, Марта пристально всматривалась в его лицо, оно казалось ей грустным. Он так бедно одет и кажется несчастным. В ней появился стыд за себя, она купается в роскоши, а он заслуживает того же, что и она, но как судьба не справедлива к нему! — думала она.

— А сколько лет твоему отцу?

— Уже много, где-то около пятидесяти.

— Он выздоравливает?

— Да, ему уже лучше.

У Марты больше не было причин задерживать его, вынув из кошелька несколько купюр, она приблизилась к нему, — вот возьми и передай своей маме.

Володя в растерянности взял деньги, он не понимал, что делает.

— Спасибо, Марта. Ну, я пойду?

— Да, конечно, Володя, иди, — спокойно сказала она.

Он сбежал со ступенек крыльца, а она вошла в дом и уселась в кресло.

— Необыкновенный юноша, — думала она, — в нем бедность и красота удивительное сочетание! — Находясь рядом с ним, она чувствовала себя помолодевшей, и её всё больше тянуло к нему, она уже с трудом ждала, когда вновь увидит его.

А Володю она не интересовала как женщина, он вынужден был признаться себе, что ему становится всё труднее и труднее сопротивляться с её пылким ухаживанием, её словам любви, прикосновениям губ к его рукам, её глазам, просящем о большем. Ему нравилось только то, как она живет. Всё что принадлежало ей и окружало её, было прекрасно. Особенно нравилось ему её великодушие.

— Мама, ты дома? — крикнул Володя, заходя в дом.

— Дома, сынок, где же мне быть? — она приблизилась к нему, — тебе что-то надо?

— Это тебе, — он протянул ей деньги, — Марта сказала отдать тебе.

— Мне деньги!? А за что, она не сказала?

— Нет, не сказала. Я подумал, ты знаешь, и ничего не спросил.

Мать взяла деньги и ясно представила фигуру Марты.

— Что за человек, эта Марта? Какое у неё доброе сердце! — сказала она, — дай, Бог, её здоровья!

Деньги, которые дала Марта очень пригодились семье Володи. После этого отношения Володи и Марты стали более близкими. Всякий раз, когда он приходил к ней, она задерживала его и скоро поняла, что этого кроткого юношу оскорбляет нужда, и он стыдится своей бедности. Это искренне восхищало её, и она, глядя на его жалкую одежду и изношенные ботинки, спрашивала себя: — как бы ему помочь, не обидев?

Володя ловил на себе её взгляды и думал: «Может, я делаю что-то не так» и старался работать быстрее. Но Марта так же смотрела на него и ничего не говорила и ни о чем не спрашивала, а когда смотритель приглашал всех работников отобедать, Володе наливали суп в большую тарелку. Несколько удивленных глаз смотрели на него, но никто не осмелился возмутиться. Зато, собравшись в саду, пожурили над ним:

— Володя, Марта подкармливает тебя неспроста, смотри, как бы она тебя не затащила в свою постель!

— А вам ничего больше в голову не пришло? — со всей серьёзностью произнес он.

— Да ладно, Володя, это не плохо, если она положила глаз на тебя, смотришь, и ты будешь управлять её бизнесом! Мужа ведь у неё нет!

Володя весело рассмеялся.

— Марта, наверное, ровесница моей мамы!.. Да ну вас! — обидчиво проговорил он и отвернулся.

Марта не обижала своих работников, платила вовремя и полностью, но семье Володи не хватало денег. Отец еще болел, и половина денег уходила на лекарства. Володя стал подрабатывать вечерами, чистил дороги и дворы от снега. Платили за эту работу немного, но все-таки платили. Однажды вечером в пургу он увидел идущую по дороге женщину, в богатом наряде. В ней он узнал Марту. Она тоже узнала его.

— Володя! Это ты? — окликнула она его, замедляя шаг.

Володя хотел, было убежать, но подумал: — Я же не мальчик чтобы убегать от взрослой женщины! — Он повернулся к ней, в знак уважения снял с себя шапку.

— Да, Марта, я! А что вы так поздно и одна не страшно?

Она улыбнулась, мне бояться уже нечего! А ты, почему чистишь дорогу?

Он надел шапку, — это моя работа! Не думаете ли вы, что чистить дороги это стыдно?

— Нет, нет, Володя, я тебе не сказала этого!

— Не сказали, но подумали!

— Да, да, конечно, Володя, труд облагораживает человека!.. Володя, поскольку уж мы встретились, ты меня не проводишь до дома?.. Ты же знаешь, как трудно идти по неочищенной дороге, да и фонари почему-то ни один не горит!

Он не знал, как поступить, несколько секунд молчал. Марта не сводила с него взгляда.

— Ну, так, что, Володя, ты проводишь меня?

— Да, Марта, я провожу Вас, только вот лопату отнесу домой и предупрежу маму. — Он забежал в дом и объяснил матери: Марта проходила мимо и увидела меня, теперь просит, чтобы я проводил её до дома.

— Вот как! — негромко воскликнула мать, — и что ты пригласил её в наш дом?

— Да нет, она ждет на улице!

— Что случилось? — спросил отец, услышав разговор и выходя из соседней комнаты.

— Ничего, — ответила жена, которой вовсе не хотелось говорить о том какую большую роль Марта может, играть в их жизни.

— Ну, что же, сын, иди, не хорошо заставлять человека ждать на улице. — А сама загадочно поджала губы, потирая руки, — ну разве не чудесно, за чистку дороги заплатят, и Марта обязательно отблагодарит. Она к нему не плохо относится. — Она подозревала: это может быть началом истинного источника дохода.

На следующее утро Марта приветливо встретила Володю. — Ты пришел раньше всех, молодец! Идем в дом, я тебя угощу кофем.

Володя покраснел как морковка, — спасибо, Марта, я позавтракал.

— Ну-ну, — сказала она, похлопывая его по плечу, — не надо стесняться!

— Я не стесняюсь! — а сам подумал: — Почему она ко мне так благосклонна? Она хочет влюбить меня в себя! — от этого он становился мужественным, и невозможно было не заметить, он стал еще более хорош собой, что никто не мог равнодушно пройти мимо. Он был великолепно сложен, одарен редкой красотой, но он не похваляется этим, а наоборот смущается, когда на него засматриваются прохожие. У него были удивительно ясные голубые глаза, он был чутким и наблюдательным. Ему только не хватало образования. Вот именно об этом Марта завела разговор.

— Володя, ты так молод и красив, но у тебя нет образования. Не хотел бы ты поступить в институт или университет? Пройдет три года, и ты приобретешь прекрасное образование и достойное положение в обществе! Если ты дашь свое согласие учиться, я смогу помочь тебе.

Володя пристально посмотрел в её глаза. — Марта, спасибо за вашу заботу, только я не могу понять, зачем вам все это?.. Не хотите ли вы сказать, что любите меня?

Она приблизилась к нему, взяла за руку. — Ты когда-нибудь жил отдельно от родителей? Ходил когда-нибудь на танцы? Была ли у тебя подружка? — с удивительным спокойствием спросила Марта.

— Нет, ничего такого не было и подружки пока нет.

— Тогда родители, наверно, скоро тебя отпустят, ты уже взрослый!

— Они меня никогда не отпустят, я один из семьи приношу в дом деньги!

Марта заметила, как помрачнело его лицо. — Скажи, Володя, что ты обо мне думаешь?

— Только хорошее!… А почему вы спрашиваете?

— Нет, знаешь! — возразила она, — есть же у тебя какое-то мнение обо мне! Вот и скажи какое?

— Никакого нет, — простодушно ответил Володя.

— Не может быть, есть! — утверждала она, — должен же ты что-нибудь обо мне думать!

— Вы хотите спросить нравитесь ли вы мне, да? — он посмотрел в её глаза.

Девушки ему нравятся — высокие, пышные темноволосые. Но все чувства в нем приглушены; он не замечает, каковы на ощупь вещи, которые он держит в руках, не ощущает запахов, не испытывает удовольствия от форм и красок того, что его окружает. Уж очень внезапно и сильно надо его поразить, чтобы его потянуло к женщине и лишь в такие редчайшие минуты, он как будто сознает, что есть на свете вполне земные ощущения и переживания, с которыми почти все люди стараются не расставаться, как можно дольше.

— Да, ну, конечно же, вы мне нравитесь, вы очень добрая! — и, заметив, что её рука в его руке резко отдернул свою.

Она заметила его волнение, но продолжила:

— И это всё?

Он расширил глаза, — что этого мало?

Она тихо рассмеялась.

— Чему вы смеетесь?

— Твоему ответу! Ты меня нисколько не ценишь. Я тебе совсем не нравлюсь?

— Нет, нравитесь, вы такая хорошая! — серьезно ответил он и глубже заглянул в её глаза. Она показалась ему красивей и моложе, чем когда увидел её впервые.

А она относилась к нему как к взрослому мужчине. Она в него влюбилась.

Он не знал что делать, как себя вести. Он смотрел на неё как на человека, которого привык уважать и подчиняться.

— А ты хочешь знать, как я к тебе отношусь? — улыбаясь, спросила Марта.

— Марта, простите меня, но мне надо идти, не то ребята снова надо мной смеяться будут!

— Ребята смеются над тобой?.. Быстрее они тебе завидуют! Каждый из них хотел бы быть на твоем месте! Но ты, это ты и никто на твоем месте не может быть!

Он сразу как-то почувствовал свою власть над ней, и это было так заметно, что они оба почему-то покраснели.

— Сейчас, Володя, ты можешь идти домой, — обычным голосом сказала она.

Он подумал, что Марта на него обиделась и решила уволить его.

— Нет, Марта, я не могу бросить работу, моей семье нужны деньги.

— Я оплачу тебе за время, проведенное со мной. — Достав из шкатулки несколько крупных купюр, сунула в карман его поношенного пиджака.

— Пусть это не смущает тебя, я знаю, что делаю!

Что он мог делать, это смотреть на неё, расширив глаза и изображать глухонемого. Затем, собравшись с духом, заикаясь, произнес:

— Что я отвечу маме, когда она спросит: за что я получил деньги?

Марта лукаво улыбнулась, — скажешь, как было!

— А что было? Ничего же не было!

Она снова улыбнулась, — не было, но будет! Иди, Володя домой и подумай над моим предложением!

Он вышел на улицу, не ощущая морозного ветра, оглянулся на высокие позолоченные ворота, натянув шапку на голову, побрел по дороге заметенной снегом.

Марта проводила его задумчивым взглядом черных глаз. — Просто великолепен! Только почему он на меня смотрит с холодком? Может он боится меня? Или, может он думает, я для него стара? Деточка, не волнуйся, для обыкновенного мужчины ты и в сто лет не будешь, стара! — сказала она себе.

ГЛАВА 3

НИ ОТ КОГО НЕ ЗАВИСЕТЬ

Мать встретила Володю обеспокоенным взглядом. — Что случилось? Почему рано вернулся? Что Марта уволила тебя? — она посмотрела на него так, словно он подписывает ей смертный приговор.

— Нет, не уволила, — он протянул ей деньги, — это тебе Марта передала, а меня отпустила домой. Я думаю, она отблагодарила меня за то, что в ту снежную ночь я помог ей дойти до дома, — безрадостно проговорил он

Увидев большую сумму денег, мать еле удержалась на ногах.

— Мама, я тебе говорю правду, Марта мне так и сказала:

— Отдай своей маме, пусть тратит их по своему усмотрению!… — он снял с себя пиджак и остался в тонкой рубашке с короткими рукавами… — И еще сказала, чтобы я не работал вечерами… А еще, что поможет мне поступить учиться в институте!

— Это невозможно, какой институт? — выкрикнула мать, — ты же знаешь, мы сводим концы с концами! — Она потянулась и стиснула его руку выше локтя. — Какая гладкая кожа, и под ней скрытая сила, он уже не ребенок! — подумала мать.

— Я всегда только этого и хотел! — сказал Володя с отчаянием, глядя в её глаза полные страдальческой муки. — Ох, мама, неужели ты не понимаешь? Никогда, никогда я ничего другого не хотел, только получить образование, и жить ни от кого не зависеть и помогать вам! Я стану успешным бизнесменом! Знаю, будет не легко, но я готов!

Она схватилась за его руку. Какие стали у неё глаза! Словно он убил её, втоптал в пыль и прах. Он не подозревал, что придется вынести и это, он мечтал, что она станет им гордиться, что рада будет его поступку. Он думал, что для матери это — восторг и счастье.

Пальцы её разжались; Володя опустил глаза, там, где мать сжимала его руку, остались белые пятна. Мать запрокинула голову и засмеялась громко неудержимо, но этот смех был горький и язвительный смех.

— Хорошо, Володя; — прошептала мать и погладила его руку, на которой краснели следы её недавней гневной вспышки.

— Извини, я не хотела так говорить, просто ты меня ошарашил. Конечно, я рада за тебя, правда, рада! Как же иначе? Просто я этого не ждала. — Она слабо засмеялась. — Ты меня вдруг оглушил, будто камнем по голове.

Крепкие молодые руки сына обхватили её, обняли сильно и нежно.

— Ты, правда, непротив, мама?

— Против? Может ли мать быть против, когда сын становится на путь истинный? Так не бывает. — Она прерывисто вздохнула, почти всхлипнула, отвела спутанные волосы, упавшие на глаза.

— Ты уже решил, на кого будешь учиться?

— Марта сказала: лучше учиться на экономиста или юриста. Имея такую специальность, можно будет работать управляющим в престижной компании!

Мать засмеялась — теперь уже обычным своим смехом.

— Кстати, по-моему, из тебя выйдет не плохой управляющий! — сказала мать.

— Ты так думаешь? — изумился Володя.

— Да, конечно! — подтвердила она, — ты ведь не из таких, кто поступает наобум!

Володя улыбнулся, — спасибо, мам.

Мать тревожно взглянула на сына. — Ох, не нравится мне затея Марты! С чего вдруг она вызвалась помогать тебе?

— Я и сам не знаю! — ответил он, дернув плечами.

Мать задумчиво смотрела в окно, — конечно, Володя, тебе надо бы учиться, но сам знаешь, что мы не в силах содержать тебя и оплачивать учебу, а тут ещё отец болен и неизвестно, когда поправится!

— Ничего, мама, всё будет так, как и должно быть!… Ты только не волнуйся!

Она посмотрела на сына и лишь сейчас, когда он стоял перед нею во весь рост, она вдруг поняла:

— Боже правый, всё кончилось, детство прошло, он взрослый, он мужчина. Она закрыла глаза. — Страшно это — породить мужчину, много страшней породить его таким. Таким поразительно мужественным, таким поразительно красивым!

Она открыла глаза и вдруг спросила:

— Ты уже что-нибудь знаешь о женщинах, Володя?

Он улыбнулся.

— Откуда берутся пчелки и птички? Я знаю из учебников физиологии. — Он коротко взглянул на мать.

— Как странно, что ты об этом спросила, мам! Я давно хотел с тобой об этом поговорить, но все не знал, как начать.

— Не рановато ли, Володя, переходить от теории к практике?

— Вот об этом я и хотел с тобой поговорить. О том, чтобы совсем не переходить к практике.

— Совсем не переходить к практике? — повторила она глухо.

— Вот именно. Не хочу этого никогда!

Мать проглотила застрявший в горле ком, плотней завернулась в халат. — Без этого, Володя, никто не обходится. Так устроена жизнь…

— Что ты притихла, мама? — спросил Володя. — О чем задумалась?

— О том, сынок, что я старею, силы иссякают и кости ноют.

— Ты никогда не будешь старая, мама, — спокойно заверил Володя.

— Хорошо бы, если б так, Володя, только, к сожалению, ты ошибаешься. — Печальные серые глаза её смотрели мимо Володи на холодное окно.

ГЛАВА 4

НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ МАЛЫШОМ

Вот и, конец, зимы. Наступило время поступления в учебные заведения.

Марта, как и сказала, устроила Володю в институт. Общим обстоятельства сложились так, что Володя чувствовал себя обязанным Марте, и вполне естественно высоко ценил все, что она делала для него и его семьи.

В тот день, когда Марта назначила отъезд в город, она и Володя находились в одной из комнат её огромного дома. Она подарила ему часы.

— Это тебе, Володя, не для красоты, а для того, чтобы ты ни от кого не зависел, ты должен выглядеть, как все мои сотрудники! Что касается твоей одежды, я тоже позаботилась, тебе не придется среди них чувствовать себя серой мышкой!

Он смущенно взял часы, повертел их в руке, — красивые очень, спасибо, Марта! — Очевидно, было, как он обрадовался, но восторг эмоций сдержал. Он просто нагнулся к ней и поцеловал в щеку, — спасибо!

— Спасибо после скажешь! А сейчас выходим, машина ждет у крыльца.

Володя несказанно был рад, что никогда не вернется в этот город, где жизнь превратила его семью и его самого в работников по найму. Теперь он должен пройти все преграды, которые встретятся ему на пути.

Марта наблюдала за Володей, как он глубоко погрузился в мечты, и не стала ему мешать. Через два часа автомобиль остановился у двухэтажного с колоннами дома.

— Вот и твоё жильё, Володя, выходи, бери чемоданы и неси в дом! — сказала Марта.

Дом оказался огромным и меблированным дорогими гарнитурами, коврами и всякими ценными безделушками.

Володя остановился у двери, с любопытством и непониманием смотрел на апартаменты и на Марту.

— Что все это значит, Марта? Чей этот дом?

— Ты проходи! — улыбаясь, сказала она, вешая плащ в раздевалке. — Я же сказала это твое жилье! Ну, чтобы было яснее, я сняла его для тебя!

— Для меня?

— Да, Володя, для тебя! Я хочу помочь тебе. В ста шагах отсюда институт, где ты будешь учиться. Завтра я тебя представлю человеку, который будет курировать, учить тебя и отвечать за тебя на протяжении всего обучения!

Володя не мог произнести ни слова, а только взирал на неё голубыми глазами.

— Ну, Володя, смелее! Ты что так и будешь стоять у порога?

— Марта, что всё это значит? Мне не надо того, что ты хочешь!

Она взяла его за руку, — а что я хочу?

Он опустил глаза. — Ну, хотя бы эти часы, квартира, учеба! Я не смогу возместить все ваши расходы до конца жизни!

— Давай договоримся, Володя, я это делаю не для тебя, а для себя. Мне нужны грамотные помощники, и поэтому я приняла решение растить свои кадры. Когда ты закончишь учиться, получишь диплом, тогда будешь отрабатывать за все мои расходы! У тебя будет высокооплачиваемая работа. На этот счет у меня свои прогнозы! — поставленным голосом произнесла она.

— Ну, если это так, тогда я согласен учиться! — резвее произнес он, лицо его засияло, глаза радостно вспыхнули и загорели как уголья.

— Ты должен знать, Володя, что не всегда все гладко. Злоба и зависть обитают не только в светских институтах, но даже в духовных семинариях! Возможно, тебе придется терпеть недоброжелательство соучеников! Думаю, с тобой этого не случится!

В глазах Володи она не увидела страха или смятения. Он смотрел открыто и спокойно.

Марта была рада, что вселила в него надежду жить по-другому.

— Володя, в этом сундуке, — она открыла крышку, в глаза сразу бросились несколько костюмов из дорогой ткани. Она взяла один из них и подала ему, — примерь, пожалуйста!

— Это мне? — удивленно произнес он, расширив глаза.

— Да, Володя, здесь всё тебе! — оживленно сказала она.

— Марта, вы такая добрая! — он обхватил её и поцеловал в щеку, затем подхватил и закружился с ней по комнате. — Спасибо, Марточка! — потом как бы опомнился, остановился, — простите! — смущенно промямлил он.

— Ах, Володя, ты даже не представляешь, как приятно ощущать молодость!.. Молодость это твое счастье! Молодость это самое лучшее, самое дорогое в жизни! Да только ты еще этого не понимаешь! Ну, ладно, иди, примеряй костюм!

Он оживился, взял костюм и скрылся за дверями соседней комнаты, а через пять минут вернулся.

— Как одежда меняет человека, — подумала Марта. — Перед ней стоял высокий атлетического телосложения молодой красавец мужчина. В костюме он выглядел представительным и казался на пять лет старше. Он настолько был хорош собой, что ей непременно захотелось обнять и коснуться его губ, но у неё хватило сил сдержать чувства и свою страсть. Она оценивающим взглядом смотрела на него.

— Ты даже не знаешь, Володя, насколько ты привлекателен! Вот только парикмахерскую надо посетить, но этим мы займемся завтра с утра, а сейчас нам надо отдохнуть! Хотя нет, ещё я не показала тебе комнаты! — Она взяла его за руку, — идем!

Они заходили и выходили из комнаты в комнату, он даже потерял им счет, ему было все равно, его больше бы устроила простая комната. Из всех комнат ему запомнилась кухня. На большом столе стояли блюда, вазы, тарелки, наполненные всякими вкусностями и запах от всего этого не давал думать, о чем-либо другом. Он был очень голоден и теперь ждал, когда же Марта предложит ему поесть.

Наконец, они выпили по бокалу вина, сытно и вкусно поужинали, и Володя не мог поверить, что все это происходит с ним.

— Ну, почему Марта выбрала его, было непонятно, ведь кроме него с ним работали больше десятка молодых мужчин, она могла бы выбрать любого из них!

— О чем задумался, малыш? — ласково спросила она.

Он не умел врать и выкручиваться, сказал как есть. — Марта, почему вы выбрали меня?

Она будто не слышала вопрос. — Хочешь вина ещё? — вопросом на вопрос ответила она.

— Да, хочу! — Он протянул ей бокал, Марта налила половину бокала, он медленно выпил и дернул плечами.

Марта поняла, что он пил вино впервые в жизни, она улыбнулась.

— Почему тебя? — продолжая улыбаться, спросила она, — не знаю почему!

— Так не бывает! Вы на меня потратили уйму денег и не знаете почему? — от выпитого вина он стал смелее. — А если вы во мне разочаруетесь, тогда что?

Она бросила на него быстрый взгляд. — Не думаю, малыш!

— Малыш? — Ему очень не нравилось то, что она считает его маленьким и маменькиным сынком. — Не называйте меня малышом, я вполне взрослый мужчина! — он схватил бутылку с вином, наполнил бокал до краев и выпил залпом.

Отчего Марта рассмеялась, и, протянула ему кусочек черного шоколада. — Очень полезный попробуй!

Володя положил кусочек себе в рот, и сразу же сдвинул брови, — ничего вкусного в нем нет, горький, как полынь! — равнодушно произнес он.

На этом Марта не стала заострять внимание.

— Ну, что, Володя, теперь можно и помыться! Как ты непротив?

— Помыться? Это можно! — согласился Володя.

— Идём, я провожу, тебе никто не помешает, а я буду рядом, — она взглядом показала на соседнюю дверь.

Володя повиновался, зашел в ванную, закрыв плотно за собой дверь. Он был удивлен апартаментами ванной комнаты, а больше огромной ванной, в ней можно было поместиться всей его семье. Вода напоминала цвет морской волны. — Какая красота! Да живут же люди! — Он посмотрел в зеркало, прищурив голубизну своих глаз, усмехнулся презренно, — ну что, малыш? Ты должен доказать Марте обратное!

Марта налила себе бокал виски и выпила половину, улыбнувшись, поставила бокал и зашла в другую ванную комнату. Наплескавшись от души, она решила зайти к Володе.

Володя очень обиделся на Марту за то, что она считает его несовершеннолетним мальчиком. Мне уже двадцать один год, какой я малыш? Мои сверстники уже имеют семьи! — с этими мыслями он погрузился с головой в пушистую пену, а, вынырнув, тут же услышал шаги. Дверь нетерпеливо толкнули, она распахнулась, в ванную вошла Марта. Она была в прозрачном пеньюаре, через него просвечивало её безупречную фигуру. Володя издал возглас удивления, и эхом ему прозвучал испуганный его крик. Он был настолько смущен, что совершенно не понял, что происходит. Он готов был ко всему, но к такому!

— Марта, как вы смеете? — выкрикнул он. Это заставило его покраснеть до корней волос. Он поспешно погрузился в пену, а спустя минуту вынырнул.

Марта смеялась над его застенчивостью. — Ну, что ты, малыш, испугался? Я ничего не сделаю тебе!

Её выходка задела его самолюбие, неожиданно даже для себя, одним прыжком он оказался рядом с Мартой, подхватив её на руки, бросил в воду и играючи стал топить в воде.

— Запомни, Марта, я не малыш! — несколько раз повторил он.

Марта не ожидала от него такой смелой реакции, видимо выпитое вино придало ему смелости. Она не знала, как вести себя и стала вырываться, но у него руки были сильными, и ей пришлось смириться.

— Володя, прекрати меня топить! — взмолилась она.

Наконец, он успокоился и подумал:

— Я не должен показаться ей, как она говорит малыш! — Не поднимаясь из воды, он схватил её и привлек к себе. Она ощутила сильное приятное тело и сама прилипла к нему, обвив своими руками его крепкую шею. Володя понял, что она от него хочет и чтобы не упасть в её глазах, он приподнял её из воды и понес в спальню. Они не заметили даже то, что пеньюар Марты остался в воде. Володя осторожно положил её на кровать, — ничего не говори, Марта, — шепотом проговорил он.

Марта не хотела ему мешать, — пусть выпустит пар! — подумала она, — ему когда-нибудь надо испытать страсть. — Она даже не предполагала, насколько он хорош.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 470