электронная
240
печатная A5
478
18+
Любовный лабиринт

Бесплатный фрагмент - Любовный лабиринт


Объем:
234 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4111-3
электронная
от 240
печатная A5
от 478

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть первая. Валентина

Утро

Валентина сидела у зеркала и заканчивала свой утренний туалет. Она придирчиво смотрела на свое отражение. Валентина находилась в том бальзаковском возрасте, когда женщине следует особенно следить за своей внешностью, и она занималась этим очень тщательно. После недавно, проведенной операции по коррекции кожи лица было видно, что все её усилия были не напрасны — она выглядела великолепно, из зеркала на неё смотрела моложавая холеная и очень пикантная дама. Валентина могла позволить себе все, она не работала и занималась только детьми и собой. Её муж владел сетью крупных магазинов, и они были очень состоятельными людьми. Её занятие прервал телефонный звонок.

— Валюша, ангел мой, — услышала она хриплый голос мужа, — принеси, пожалуйста, моё лекарство.

Лекарство у Валентины было уже приготовлено. Она открыла банку соленых огурцов, вылила рассол в большой фужер, налила рюмку водки, поставила все на поднос и отправилась к мужу. Войдя в спальню, она поставила поднос на столик около кровати, и пошла, открывать окно — дух в спальне был невыносимым. Пока муж принимал свое лекарство, она сидела в кресле и с сожалением смотрела на него. Образ жизни мужа довел его до ужасного состояния.

«Каким он был раньше, вспомнила Валентина: крепкий, стройный, подтянутый — очень приятный обаятельный, и каким он стал?»

— Ну что? — как бы читая её мысли, спросил муж, — тебе противно смотреть на меня. Да, я лежу тут перед тобой, как мерзкая свинья. Ну, хочешь пни меня ножкой, я не обижусь, потому что знаю, — заслужил. Правда, никому другому я бы этого не позволил, а тебе разрешаю, так как перед тобой я виноват — тысячу раз виноват. Я и сам себе противен в такие моменты, Валюха, но уж не могу остановиться. Спасибо тебе за твоё терпение, сейчас я еще немного полежу, потом приму душ и буду в форме.

Валентина уже знала, что упрекать и ругать его бесполезно. Выяснив, что он хочет на завтрак, она отправилась на кухню и заказала прислуге завтрак для мужа и свежий сок грейпфрута для себя.

Завтрак

Муж завтракал, а она сидела напротив и пила свой сок из грейпфрута. Муж любил плотный завтрак, обычно за завтраком они обсуждали свои семейные дела, так как регулярно встречались только утром. Обедали они в разных местах и редко ужинали вместе. У Валентины был свой режим питания, который она строго соблюдала. Время завтрака превратилось в определенный ритуал. Пока муж завтракал, Валентина делала подробный доклад о предыдущем дне и прежде всего о детях: их учебе, занятиях, друзьях — все очень подробно, чтобы ничего не ускользало от его внимания, затем о домашних делах. За завтраком они обсуждали свои планы на ближайший вечер. Они довольно часто посещали разные тусовки, бывали в театрах, муж был очень общительным человеком. Короче, Валентина докладывала ему все и обо всем.

Он ел и с удовольствием смотрел на жену, ей очень шел этот пеньюар цвета молодой зелени, и вообще она выглядела прекрасно. Вся эта процедура завтрака давала ему заряд бодрости на целый день. Он очень дорожил всем, что было связано с понятием дом, семья, дети. Для него все это было свято, это было главное в его жизни, ну а потом — работа. Правда он не лишал себя некоторых удовольствий, но у него были большие возможности и он не скупился и не отказывал себе, ни в чем, что можно было позволить за деньги. Наконец, наступил заключительный момент его завтрака — чашка крепкого кофе с его любимым сыром «Дор‒блу». Покончив с завтраком, он нежно поцеловал жену в щеку и отправился на работу.

Открытие

Поведение мужа в последнее время стало Валентину тревожить. Он много работал и, бывало, задерживался на работе, но последнее время он иногда возвращался домой очень поздно, и явно не с работы, он объяснял, что был на деловой встрече. Она заметила определенную закономерность его, так называемых, встреч — один или два раза в неделю.

«Где он бывает? — думала Валентина — может быть, он завел любовницу»? В их окружении это стало просто поветрием, модным увлечением семейных мужчин. Они как будь то посходили с ума, заводили любовниц, которые годились им в дочки, а некоторые вообще уходили из семьи.

«Нет, — решила она — мой муж на это не способен, этого не может быть», она всегда была уверена в чувствах своего мужа к ней и в прочности их семейных отношений. И все — таки, беспокойство и сомнение закрались в её душу, еще две недели она наблюдала за мужем и терзалась сомнениями.

«А чего собственно я жду? — спрашивала она себя, надо просто проверить, чем сидеть и гадать» — решила Валентина.

Она стала листать журналы, газеты, они пестрели разными объявлениями. Наконец она нашла то, что ей было нужно, — это были детективные агентства и частные детективы, подчеркнув несколько из них, она вздохнула — «никогда не предполагала, что мне придется прибегать к этому», — с горечью подумала она. Обращаться в детективное агентство ей не хотелось, она решила нанять частного детектива. Сделав несколько звонков, Валентина остановилась на одном варианте, ей нужен был опытный детектив со стажем работы. Они встретились — это оказался мужчина среднего возраста, аккуратно одетый, сдержанный и деловой, он вызывал доверие. Они обсудили поставленную задачу и оплату, теперь оставалось только ждать результата.

Через месяц Валентина получила исчерпывающий ответ на свой вопрос, картина была ясна. Её муж посещал бордели, так называемые ночные клубы, причем разные, он любил разнообразие. Валентина даже не представляла себе — какое многообразие сексуальных услуг предлагалось за деньги, все, что только можно себе вообразить — были бы деньги и желание, и то и другое у него было, и он предавался этим удовольствиям с большим увлечением. Все, что она узнала, повергло её в ужас. Оказывается, совсем рядом кипела еще одна другая ночная жизнь. Валентина накупила разных глянцевых журналов, продающихся в каждом киоске. Вот они фотографии, адреса, телефоны и предложения на любой вкус — какой выбор! Это была целая армия проституток, которые жили в этом городе, ходили по тем же, что и все улицам, и это была их работа.

«Итак, её распрекрасный муж развлекается с проститутками» — ощущение было мерзким. «Какой — пошляк! Иуда!» — думала Валентина, она мысленно перестала называть его, словом муж. Теперь она называла его просто — «Он», но помимо этого, у неё нашлось для него много других эпитетов.

«Вот — скотина! — жена сидит, как «умная Маша» дома, занимается своей внешностью, соблюдает диету, что бы хорошо выглядеть. А он — расшаркивается перед ней, делает ей комплименты, даже целует ручки, а сам при этом, ходит налево — вот тварь! Для чего я так себя истязаю? Кому это нужно? спрашивала себя Валентина? Для того, что бы посмотреть на себя в зеркало и понравиться самой себе! правда, это тоже очень важно — нравиться самой себе. Это придает уверенность, а это очень важно. И потом если ты нравишься себе, значит, ты нравишься и другим». В эту формулу Валентина верила свято. И все-таки у неё не было объекта, которому ей бы хотелось нравиться, и это было грустно.

«Ну, подожди, толстый боров!», она вся кипела от возмущения, обдумывая сложившуюся ситуацию. Вот и перед ней встал извечный вопрос — что делать?

«Тупик — думала она, тупик — из которого надо найти выход». Валентина была очень возбуждена, что бы принимать какие либо решения. Она знала, что когда она сильно нервничала, ей всегда хотелось есть. Валентина отправилась на кухню, прислуги дома не было, она была в квартире одна.

«Сегодня, — решила она, — я приготовлю себе нормальный обед. Чёрт с ней с этой диетой, я вечно не ем, а питаюсь, безо всякого удовольствия» Она достала из холодильника свиную отбивную, начистила картошку и занялась приготовлением обеда. «Чем я питаюсь? — думала она — овощи, фрукты, обезжиренный кефир, обезжиренный творог, безвкусная отварная телятина и тому подобное, разве это еда? Это просто наполнители, чтобы наполнить желудок. Я давно забыла, как выглядит настоящая еда», Валентина открыла новую банку огурцов. Эти огурцы «Он» заказывал только в одном месте — в деревне Холынья. Там засаливали огурцы по старинным рецептам с травами, чесноком, хреном, заливали бочки с огурцами родниковой водой и опускали их на дно небольшой чистой речки Холынки, там они и хранились даже зимой подо льдом. Огурцы были очень вкусные. А рассол этих огурцов поднимал кого угодно на ноги после любого похмелья, именно этим рассолом «Он» и лечился по утрам.

Наконец, все было готово, и Валентина села есть тут же на кухне. Она полила растопленным сливочным маслом белоснежную рассыпчатую картошечку и, посыпав её измельченным укропом, поставила на стол прямо в кастрюльке, что бы ни остывала, положила на тарелку внушительных размеров отбивную с золотистым поджаренным луком и села за стол. Однако подумав, решительно встала и достала из холодильника запотевшую бутылку водки — «сегодня мне тоже необходимо лекарство» — решила она — и налила себе большую рюмку. Ну вот, теперь все готово, и она приступила к трапезе. Валентина, зажмурив глаза, залпом выпила рюмку водки и запила глотком рассола.

Огурчики хрустели на зубах, картошечка таяла во рту, отбивная была восхитительна. Она ела с таким наслаждением, что даже забыла все свои горести и печали.

«Давно я так не ела» — думала Валентина. Да, — «Париж стоит мессы», — вдруг пришло ей в голову известное изречение короля Генриха iv, — «вот так и вспомнишь исторические примеры. Хотя — кому Париж, а кому — обед», — все зависит от аппетита.

Покончив с обедом, довольная Валентина направилась в гостиную и удобно устроилась в кресле: — «а теперь можно и подумать — на «трезвую голову» — решила она. Она четко поняла одно — надо изменить её отношения с мужем. Но какие у неё были варианты? Развод? Начнутся суды, полоскание «грязного белья» — это так унизительно, совершенно чужие люди будут копаться в нашей личной жизни, затем раздел имущества, размен квартиры — ужас, просто страшно все это даже вообразить. А дети? Почему от наших личных взаимоотношений должны страдать дети, а они будут страдать. Дети очень любят и уважают отца. Он является для них авторитетом, надо признать, что «Он» был стержнем всей их семьи. У них была прекрасная дружная семья, — до сегодняшнего дня. Нет — развод исключен. Валентина тяжело вздохнула.

Второй вариант — оставить все, как есть, но сексуальные отношения исключить полностью. Валентина задумалась, но ведь я еще полна сил и у меня должна быть своя личная жизнь. Любовник? — возможно, хотя ей трудно было это себе представить, однако она должна была признаться самой себе, что мысли о любовнике и раньше посещали её голову, сексуальные отношения с мужем со временем не приносили ей ничего, кроме разочарований, совсем не то, что было, когда то. Теперь мысль о любовнике созрела окончательно. Принять решение легко, но как это осуществить? — задала себе вопрос Валентина?»

Однако она была человеком действия, и если она, что — то задумывала, то не мучилась сомнениями, а сразу приступала к делу. Однако сейчас задача, которую она поставила перед собой, казалась ей не разрешимой. Ладно, — любовник — это вопрос времени — подумала она. Пока надо сосредоточиться на первой части плана — выставить этого прохвоста из своей постели. Она стала обдумывать разные варианты. Особенностью её характера было то, что она не терпела никаких скандалов, тем более в семье. Для неё было просто невозможно устроить семейный скандал, а потом продолжать жить вместе, как ни в чем не бывало, как это часто бывает в других семьях. Валентина не сразу нашла решение, отметая один вариант за другим, наконец, она остановилась на одном, как ей казалось, наиболее удачном варианте.

Операция ремонт

Теперь надо дождаться момента, когда этот прохвост в очередной раз явится из вертепа. Ждать пришлось не долго. Она уже спала в гостевой спальне, когда услышала звук открываемой двери.

На следующее утро Валентина с нетерпением ожидала звонка телефона мысленно, посылая в адрес своего мужа все нелицеприятные эпитеты, которые только могла вспомнить, и ей от этого становилось легче.

Наконец, звонок прозвенел, эта свинья опять просила лекарство. Валентина приготовила все, как обычно и вошла в спальню с самым невозмутимым видом. Она сидела в кресле — напротив, наблюдая за давно знакомой ей процедурой.

— Ах! как ужасно ты сегодня выглядишь. Может быть, тебе лечь в клинику и подлечиться? — завела разговор Валентина, раньше она этого ему никогда не говорила, но сейчас ей очень хотелось сделать ему больно, и она была беспощадна.

— Подлечиться? — переспросил он — глупости, терпеть не могу больницы.

Затем озабоченно посмотрел на жену, — что действительно я так ужасен? — спросил он, несколько удивленный её репликой. Ничего, я сейчас приму душ и снова приду в себя.

— Кстати — заметила Валентина (хотя, это было — совсем, не кстати), я хочу сделать небольшую перепланировку в квартире, ты не возражаешь? Этим вопросом она явно застала мужа врасплох, он сейчас был совершенно не готов, решать какие бы то ни было вопросы.

— Перепланировку? — удивленно переспросил он, держась за голову — голова чертовски болела, лекарство еще не успело подействовать. — Да, — нет — не против, автоматически, ответил он. Потом подумав, добавил — Валюша, а почему ты завела этот разговор сейчас. Давай попозже за завтраком все спокойно обсудим.

— Дело в том, что я не смогу быть за завтраком — ответила Валентина, я уезжаю к своему массажисту.

— Как не можешь? Ты нарушаешь наши традиции?

— Традиции, привычки — мы стали рабами этих привычек, а это совершенно ни к чему, — уходя, ответила Валентина.

«Что это с ней? — подумал он о жене, — какая муха её укусила»? Он был просто обескуражен её поведением.

Сегодня он завтракал в одиночестве и ему это очень не понравилось. «Нет, это никуда не годиться, надо все поставить на свои места. Своими делами она может заниматься в другое время, весь день в её распоряжении». На работу он уехал в раздражении. Утро явно не задалось, но и вечером, как оказалось, его ждал неприятный сюрприз. Когда он вернулся домой и вошел в прихожую, он увидел, что вся прихожая завалена стройматериалами.

— Валентина! — Громко и возмущенно позвал он жену.

— Валентина вошла в прихожую — в чем дело, что ты так кричишь? — невинно спросила она.

— Это я тебя хочу спросить, в чем дело? что все это значит? — он развел руками.

— Как? ты забыл, о чем мы говорили утром? Ты же был не против того, что бы я сделала перепланировку.

— Господи! — возмущался «Он», но я, же не думал, что ты затеешь это сейчас! Обычно такие вещи делаются летом.

— Но зачем тратить на это летнее время, когда можно это сделать сейчас? — невинно возразила Валентина.

— Да мы бы все согласовали со строителями и уехали отдыхать, а к нашему приезду все было бы готово.

— Да, я об этом не подумала — смиренно произнесла Валентина.

«Конечно, разве женщинам, можно доверять какие — ни будь решения? Не понятно, чем они думают», — с раздражением размышлял Борис. — «И с чего это ей вдруг, ни с того ни с сего, взбрело в голову заниматься этим ремонтом»?

— Не расстраивайся, тебе уже приготовлена гостевая спальня, — успокоила его жена — пока поживешь там.

Он прошел в приготовленную для него комнату, все его вещи были там, все под рукой, все на месте, и он успокоился.

— Сегодня мы ужинаем всей семьей — сообщила Валентина. Это было редкостью, сын уже взрослый, редко бывал вечером дома, поэтому это сообщение жены порадовало Бориса. Он очень любил, когда они все собирались за столом. Его настроение улучшилось, — «кажется, хоть заканчивается день хорошо» — подумал он.

— Все обещали сделать очень быстро, неделю не больше, — успокаивала Валентина мужа, — ну, я пойду, потороплю с ужином.

Неделя пролетела быстро и однажды, когда он вернулся с работы, Валентина сообщила ему, что все уже закончили.

— Ну, показывай, что ты тут затеяла? — он следовал за женой.

— Вот тут теперь твой кабинет, — она открыла дверь.

Он внимательно осмотрелся, кабинет был удобным и отделан с учетом его вкуса, кабинет ему понравился. Вместо его старого дивана стоял новый из чёрной мягкой кожи и такое же очень удобное кресло.

— А вот тут — Валентина провела его в соседнюю комнату — твоя спальня, как раз рядом с кабинетом, тебе будет очень удобно — щебетала она.

Он растерянно стоял на пороге спальни. Спальня была значительно меньше, чем бывшая, но не это удивило Бориса, а то, что в спальне стояла не их широкая кровать, а узкая, явно односпальная. Наконец, до него дошло то, что она сказала.

— Ты сказала моя спальня? — спросил он с удивлением — я правильно понял?

— Ну, да, а моя спальня в противоположном конце квартиры. Видишь ли, ты часто приходишь домой поздно, это беспокойно для меня и ты чувствуешь себя неловко, так будет лучше.

«Ну, не так уж часто я возвращаюсь домой поздно» — подумал он. Что — то тут не так. Борис внимательно посмотрел на жену. Но она была невозмутима.

— Хорошо, раз ты так решила — сказал он — пусть будет так, — сказал Борис, но вид у него был озадаченный.

Казалось, в их жизни ничего не изменилось, но когда он однажды попытался предъявить свои супружеские права, то получил решительный отпор.

— Давай договоримся, — у тебя своя личная жизнь, а у меня — своя, — твердо заявила жена.

«Теперь он понял все окончательно, она узнала о его «шалостях». Но как? Хотя, нанять детектива — несложно. Вся эта перепланировка была задумана не случайно. Жена просто и красиво изгнала его из супружеской постели и из своей личной жизни. Он припомнил, что как-то предложил ей пнуть его ножкой, и вот она откликнулась на его предложение, и дала ему хорошего пинка под зад. Она не устроила скандала, даже ни в чем не упрекнула, она сделала ему гораздо больнее. Борис даже не ожидал, что это его так расстроит. Он чувствовал свою вину, ему было стыдно смотреть ей в глаза, он любил Валентину и не придавал значения своим забавам. Для него — все это было несерьезно. Эти «невинные», как он считал, развлечения не затрагивали его душу. Он не считал, что он ей изменяет — это было всего лишь еще одно удовольствие, которое он мог получить за деньги. Другие мужья заводили молодых любовниц, но он не хотел иметь любовницу, это привязывает, могут быть дети, а это уже другая семья. Нет, мне не нужна другая семья. Семья у него только одна и другая ему не нужна. Он не мог нанести такой удар детям, жене. И вообще он был очень доволен своей женой, и никогда бы не променял её ни на какую другую.

Но разве ей все это объяснишь? Что ей сказать — виноват — больше не буду? Он не знал, что предпринять и как вести себя дальше. Отказываться от этих маленьких и невинных удовольствий он не хотел. Что же делать? Он должен доказать Валентине, что она по — прежнему, для него много значит, что его отношение к ней не изменилось» — так он размышлял, сидя в своем новом кабинете, рядом со своей новой спальней.

«Вот, так Борис Николаевич, с новосельицем Вас!» — ядовито поздравил он себя. Я ещё легко отделался. Хорошо, что не пришлось переезжать по новому адресу. При решительном характере жены это было бы вполне возможно! Надо уделять ей больше внимания и как то загладить свою вину — решил он.

Операция любовник

Между тем Валентина думала о реализации второй части плана под названием «Любовник». Она мысленно перебирала в памяти всех знакомых мужчин, но они все, сливались для неё в какую — то серую массу, что — то толсто-лысо-бесцветное и малопривлекательное, постоянно суетящиеся, они как будь-то, боялись что — то потерять или упустить. Как не напрягала память Валентина, она не могла вспомнить ни одного мужчины достойного внимания. Её это озадачило. «Надо будет поработать над этим вопросом» — решила она.

«Он», как в последнее время называла мужа Валентина, был к ней очень внимателен и нежен, и даже открыл ей еще один счет в банке.

«Значит, все понял и заглаживает свою вину — это ясно, как день» — констатировала Валентина.

Они стали чаще ходить в театр. Однажды муж сам купил билеты на её любимую оперу «Евгений Онегин» — Лирические сцены. Из разных постановок оперы «Евгений Онегин» в разных театрах — эта постановка в Консерватории была её любимой. Она каждый год открывала для себя театральный сезон именно этим спектаклем. Такой шаг со стороны мужа её очень тронул, но прощать его она не собиралась, хотя он очень старался загладить свою вину. Они теперь не пропускали ни одной тусовки, и Валентине представилась возможность заняться изучением окружающей «фауны», для реализации плана «Любовник». Однако, выводы которые она сделала, её разочаровали. Мужчины, подходившие ей по возрасту, представляли жалкое зрелище. Это её окончательно расстроило.

Однако она решила не останавливаться, у неё проснулся какой — то спортивный интерес к поиску. Включая телевизор, она внимательно изучала мелькающие лица: депутатов, членов чего — то там, чиновников всяких уровней — все — то же самое. Какие — то жалкие, как правило, раскормленные, лица с мешками под глазами и все, почему или бритоголовые или лысые — не поймешь. Да, подвела итог Валентина, похоже, в России мужчины перевелись, пора улучшать породу, заключила она. Спортивный интерес заставил Валентину, прощупать зарубежные каналы. Однажды, она увидела по телевидению, какие — то события, происходящие в одной из мусульманских стран. Вот они — толпы мужчин — красивых, сильных с выразительными лицами с горящими глазами. Особенно вот эти, кажется сирийцы — какие благородные лица, сколько в них силы, энергии, страсти. Валентина не понимала, что там происходит, чего они хотят, куда зовут, но за такими, пожалуй, можно пойти на «край света босиком». Она вспомнила молодого Фиделя Кастро, когда он произносил свои темпераментные шестичасовые речи, в него были влюблены тогда все женщины.

«Ну, что же хорошо, что хоть где — то есть мужчины, по крайней мере, есть, где взять генетический материал» — с удовлетворением подумала Валентина, но ей от этого было не легче. Похоже, её план под названием «Любовник» потерпел «фиаско», и она пала духом.

Однако, как это иногда бывает, её задача была решена неожиданно и быстро. Однажды в одном из бутиков, где она выбирала себе блузку, она встретила свою старую знакомую, они жили, когда то в одном доме и часто вместе гуляли с детьми. Иногда они перезванивались, но встретиться как то не получалось, Ирина всегда была очень занята. Покончив с покупками, они зашли в небольшое приятное кафе. Они ели мороженое пили шампанское и болтали о том и о сём. Ирина была очень энергичная и современная дама. Дочь она выдала удачно замуж в Англию, а теперь жила, как она выражалась для себя. Она преподавала в одном из вузов. Оказалось, что у неё есть молодой любовник, как дополнение к старому и больному мужу, как она выразилась.

— Муж в свое время не терялся и успел взять свое, — а теперь я наверстываю упущенное — призналась Ирина. Валентине давно хотелось поделиться с кем ни — будь своими проблемами, но с женщинами из их круга это было совершенно исключено, и вот теперь она отвела душу. Выслушав её, Ирина решительно заявила:

— Не расстраивайся, тебе надо завести молодого любовника, что может быть лучше молодого любовника? — очень молодого, подчеркнула она. Сейчас многие богатые дамы имеют «Бой Фредов» Правда придется потратиться — его придется содержать, за удовольствия дорогая, надо платить. Как твои финансовые возможности? — спросила Ирина.

— Я могу это себе позволить — ответил Валентина.

— Вот и прекрасно! — воскликнула Ирина, — готовься изменить свою жизнь.

Ирина обещала подобрать подходящую кандидатуру, у неё были свои каналы для подобных знакомств. Расставшись с ней, Валентина обдумывала предложенный вариант, её откровенно смущало только одно — возраст — «очень молодой». Но, подумав, она решила, что это лучше, чем старый.

И вот через некоторое время Ирина сообщила, что подходящая кандидатура есть, и она готова их познакомить. Они встретились в кафе, это было просто знакомство, его звали Роман, Валентине он понравился, хотя он был на много моложе её. «А как же мужчины? — пытаясь найти себе оправдание, размышляла она, почему, когда они заводят себе молодых любовниц, то это считается, чуть ли не нормой»? — и она отбросила все свои сомнения.

Валентина энергично взялась за дело, она купила небольшую, но хорошую квартиру, прекрасно её обставила, наполнила необходимыми для быта вещами, и любовное гнездышко было готово. Она решила превратить свою жизнь в праздник!

Завтра у неё было назначено первое любовное свидание с Романом. Роман с Романом! — как это романтично звучит! — думала Валентина. И еще одно — убеждала себя она, что бы никаких комплексов, сомнений, терзаний — по поводу возраста, приличий и т. д. — надо все отбросить! Я полна сил, и я хочу этого, и не столько физически, сколько морально.

Необходимо еще добавить несколько штрихов к завтрашнему мероприятию, очень важно создать соответствующее настроение себе и гостю — размышляла Валентина. Она расположилась около музыкального центра и стала просматривать свои записи. У неё их было много — Валентина собирала их с увлечением. Наконец, она выбрала нужный диск и нажала кнопку — зазвучала легкая, веселая, праздничная музыка Оффенбаха, а вот и ария, в которой главная героиня обращается к богине любви Афродите, и просит зажечь огонь в сердцах людей и послать на землю любовь. Валентина с удовольствием слушала музыку и решила, что это именно то, что нужно.

«Ах, Афродита» — мелькнуло в голове у Валентины — «пошли и мне хоть немного любви, мне это так необходимо».

Знала бы она — как иногда бывает, щедра Афродита!

Свидание

Наконец этот волнующий день наступил. Валентина купила по пути цветы и к назначенному времени была уже на месте. Она убрала квартиру красивыми и ароматными цветами, стол красиво сервирован, на ней было платье из тонкого шелка, она заметно волновалась. Наконец, раздался звонок, и Валентина открыла дверь. Роман вошел, держа в руках букет васильков, он нежно поцеловал ей руку и преподнес цветы. Валентину, почему то очень растрогал этот букет простых полевых цветов.

— Проходите Роман, будьте, как дома. Они прошли в гостиную, увидев дорогие цветы в вазах на полу, он смутился, но Валентина успокоила его:

— Я очень люблю васильки.

И, это была правда. Видимо, букет он купил, где ни — будь, у станции Метро по пути. Валентина с трудом разматывала нитки, которыми цветы были безжалостно завязаны, она аккуратно подрезала их, затем налила воду в низкую и широкую вазу, встряхнула цветы и, расправив их, поставила вазу в центре стола. Она умышленно долго, не торопясь занималась цветами, давая возможность гостю освоиться в новой обстановке.

— Теперь это будут мои самые любимые цветы — сказала Валентина.

Раздался ещё звонок в дверь — привезли обед из ресторана. Итак, всё было готово для праздничного обеда, шампанское стояло в ведерке со льдом, ярко — синие васильки, рассыпавшись по краям вазы из прозрачного стекла, украшали праздничный стол.

Валентина включила музыку, которую она выбрала накануне. Улыбаясь, она жестом пригласила своего гостя за праздничный стол, слова им были уже не нужны! Он открыл шампанское, пробка с шумом выстрелила в потолок, шампанское зашипело в бокалах, и их праздник начался…

Валентина не была разочарована, Роман оказался опытным партнером, нежным и ласковым. Все прошло замечательно. Валентина мысленно назначила ему испытательный срок. Они встречались часто, причем инициативу проявлял он. Валентина чувствовала, что она ему тоже нравится и, что ему с ней хорошо. Это было для неё очень важно. Каждое их свидание проходило, как выражалась Валентина, на высшем уровне. Все испытательные сроки уже прошли, и Валентина была удовлетворена результатом и пришла к выводу, что хочет сохранить эти отношения дальше. Она знала, что он стеснен в средствах, что он работает и учится. Валентина предложила Роману переехать на квартиру, где они встречались, и она будет оплачивать его обучение. Все расходы она берет на себя, но с одним условием — никаких других связей, иначе они сразу расстанутся. Конечно, Роман согласился, и вот жизнь Валентины наполнилась новым содержанием. Теперь она на все смотрела другими глазами, у неё было прекрасное настроение, у неё была своя личная жизнь, своя тайна, она чувствовала, что она помолодела. Валентина теперь просыпалась с мыслью о предстоящем свидании, жизнь была прекрасна! И правда говорят, все, что ни делается, все к лучшему — это было про неё, она в этом не сомневалась.

Открытие Бориса

Борис стал замечать, что его жена очень переменилась, у неё было прекрасное настроение, она много внимания стала уделять своим туалетам, а между тем их супружеские отношения, прерванные по её инициативе, так и не возобновлялись, не смотря на его неоднократные попытки. Но она, же была в полном рассвете лет, ведь ей, же необходим мужчина — недоумевал Борис. Он стал более внимательно наблюдать за поведением своей жены, и пришел к выводу что, что — то не так, её поведение было очень подозрительно. Ну, что же придется обратиться к детективу. Спустя некоторое время позвонил детектив и сообщил, что материал готов.

— Там есть, что — ни будь интересное? — спросил он детектива.

— Да есть, — коротко ответил тот.

— В таком случае, давайте встретимся в субботу и они согласовали время и место.

Он не случайно перенес встречу на выходной день. Изучать досье на работе он не мог и не хотел. В субботу утром, как всегда он отправился гулять с собакой. Мотя уже успела обнюхать все встречающиеся по дороге кусты и деревья, оставить свои метки, пообщаться со своими знакомыми. Они уже направлялись в сторону дома, когда подъехал детектив. Встреча была не долгой: детектив передал ему небольшую аккуратную папочку — досье, получив в обмен конверт с деньгами, на этом их встреча закончилась. Вернувшись, домой, он закрылся в своем кабинете, и удобно расположившись за своим столом, открыл досье. Досье было выполнено профессионально: место свиданий, даты, время и главное — фотографии. Вот он — любовник, фотографии в — фаз, в профиль, во весь рост. Он был высокий, стройный, а главное молодой, слишком молодой!

«Она с ума сошла» — подумал он о жене. Все это было трудно представить, но перед ним были факты, от которых никуда не деться. «У тебя своя жизнь, а у меня своя — вспомнил он слова жены» Но как быстро она сориентировалась! и как она решилась на такое! Он был возмущен, хотя нет, это слишком мягко сказано — он был просто взбешен. То, что он почувствовал, было трудно охарактеризовать одним словом. В нем, поднялось, что — то темное злобное, как муть, отстоявшаяся на дне сосуда, если его вдруг неосторожно встряхнуть. Ему захотелось ломать, крушить, бить, он вскочил и быстро зашагал по кабинету. Он уже направился к двери, чтобы пойти к жене и задать ей хорошую трепку, но вынужден был остановиться. Острая боль казалось, пронзила его сердце, ему стало трудно дышать. Он достал из нагрудного кармана таблетку и положил её под язык, затем прилег на диван. Борис давно уже прибегал к таблеткам, но сегодня боль была особенно не переносима, он лежал обессиленный и беспомощный, боясь пошевелиться. Надо взять себя в руки, отбросить все мысли, расслабиться и восстановить дыхание — приказал он себе, несколько приемов аутогенной тренировки он хорошо усвоил и умел ими пользоваться. Он усилием воли заставил подчинить себе свое тело.

Наконец, он почувствовал, что его тело расслабилось, ноги и руки стали тяжелыми и теплыми, он ощущал, что боль уходит, и силы возвращаются, но он все еще боялся встать, надо еще полежать, решил он.

«Все — таки придется лечь в клинику на обследование, самому уже трудно справляться, мотор явно требует ремонта. Какие — то дурацкие мысли лезли ему в голову — муж, жена, любовник — классический любовный треугольник, о котором он раньше только слышал. И вот теперь он сам является его частью. Какие там бывают треугольники? равнобедренные, разносторонние, стороны, основание. Вот черт, лезет же в голову всякая ахинея! Кто же он в этом треугольнике? — задался он вопросом, и тут же ответил сам себе — конечно основание — фундамент, а попросту источник дохода, за счет которого эти двое слились в любовном экстазе. Вот дожил — теперь он содержит не только всю семью, но и любовника своей жены» Его мысли прервал звон часов в кабинете. Часы пробили два раза, звук был густой низкий, наступило время обеда. Сегодня они будут обедать все вместе, сын тоже сегодня дома, правда для полноты картины не будет любовника, с сарказмом подумал он, с трудом вставая. Надо взять себя в руки, собраться. Борис не любил скоропалительных решений, надо сначала все взвесить и обдумать, он зашел в ванную комнату посмотрел на себя в зеркало, его вид ему не понравился, он умылся, привел себя в порядок.

Когда он вошел в столовую, все были уже за столом. Он, молча сел на свое место, Валентина отметила, что муж сегодня очень мрачный и выглядит плохо.

— Ты что плохо себя чувствуешь? — заботливо спросила Валентина.

Он ответил, не глядя на неё.

— Да, я еще никогда не чувствовал себя так отвратительно, как сегодня и замолчал.

— Тебе все — таки надо меньше работать и немедленно обратиться к врачам. И потом, почему бы тебе не нанять менеджера?

— Менеджера? — повторил Борис — и откуда берутся эти новомодные словечки? Окей, месседж, и ещё это — менеджер, которое не только трудно произнести, но, наверное, и написать — то не всякий сможет. В русском языке есть вполне достойные и аналогичные по смыслу слова: управляющий или приказчик, так нет, придумали это дурацкое слово — менеджер. В частном бизнесе не может быть менеджеров. Просто хороший менеджер ворует по крупному и лучше спрячет концы, чем плохой. Это в государственном предприятии сейчас развелось много этих менеджеров, там они воруют у государства, а это никого не волнует, особенно если этот менеджер будет делиться с кем надо. Частный бизнес должен быть семейным и никаких менеджеров.

— Папа — вступил в разговор сын, я уже через полгода окончу институт, и включусь в работу, а хочешь, я подключусь на каникулах?

— Да, сынок, я возлагаю на тебя большие надежды, и вдруг ему в голову пришла одна мысль. Он посмотрел на жену, сидящую напротив него, видимо в его взгляде было, что — то такое, отчего она буквально, застыла с ложкой в руках.

— Валентина, ведь ты раньше работала бухгалтером? а почему бы тебе не подключиться к работе?

— Мне? Валентина растерялась от неожиданности, а как же дом?

— Но в доме есть прислуга, мало — найми еще.

Он внимательно смотрел на жену, она явно была растеряна — «ничего работа пойдет тебе на пользу, хватит бездельничать — подумал он и для глупостей будет меньше времени» Эта идея ему очень понравилась и даже подняла настроение.

Такого поворота Валентина никак не ожидала.

— Но я, же уже многое забыла.

— Ничего, я тебе помогу, — заверил её Борис, отметив её замешательство, и давай не будем откладывать в долгий ящик — прямо в понедельник и приступаем. Он с удовольствием отметил, как её физиономия буквально вытянулась.

— Как прямо в понедельник? Удивленно переспросила она.

— Ну, хорошо, давай не в понедельник, снисходительно продолжил он. Пусть будет, он на минуту задумался, — во вторник, он понял, что она ожидала другого ответа, ей хотелось оттянуть этот момент. Понедельник день тяжелый, у меня за выходные накопится уйма вопросов, ответил он с явным удовольствием, наслаждаясь растерянностью жены.

— К чему такая спешка недоумевала она, как раз на вторник у неё было запланировано свидание с Романом, что на него нашло. Однако для отказа, у неё не было ни каких видимых причин.

Валентина на работе

Первые несколько рабочих дней муж предложил Валентине, только внимательно слушать — какие он решает вопросы и с кем, и все запоминать. Он поставил для неё в углу кабинета стол с компьютером. Валентину он ни с кем не знакомил и никому не представлял, она только наблюдала за его работой со стороны. В первый же день голова у неё «пошла кругом». Телефоны звенели, люди сменяли друг друга, десятки вопросов, десятки людей и всех он знал по именам. Он был строг, неуступчив, требователен, а главное разбирался в сотне нюансов. Валентина раньше даже не представляла характер его работы и его нагрузку. Она как будь — то открыла для себя своего мужа заново, он предстал перед ней совсем в другом облике. Он похож был на главнокомандующего, которому подчинялась целая армия. Валентина не могла не признать, что восхищается своим мужем.

Обедали они в небольшом ресторанчике.

— Ты не устала? — спросил Борис.

— Я не устала, но я просто потрясена, не ожидала, что у тебя такая сумасшедшая нагрузка, и ты так виртуозно со всем справляешься. Ты сегодня был просто не отразим, ты был как лев или тигр, — короче царь зверей! Валентина заметила, что муж был очень польщен её оценкой.

— Да, дорогая, итак каждый день, с утра и до вечера. Мне кажется, что я похож на компьютер, который грузят, грузят, а потом он в изнеможении «зависает», и ему требуется перезагрузка, а ведь он всего лишь ящик набитый железом. Валентина поняла, на какую перезагрузку относительно себя он намекает, и он понял, что она поняла, но эту тему они избегали затрагивать. Каждый из них пришел к выводу, что это — «табу». Эта запретная тема была похожа на замковый камень в каменной арке или куполе, стоит только его неосторожно вынуть, как все строение рухнет, а они оба этого не хотели.

Встреча

Однажды, на одной из тусовок, муж познакомил Валентину с одной очень любопытной парой. Женщина, её звали Рима, была высокая и довольно красивая брюнетка, она была ярко одета и держалась очень уверенно. Её муж, его звали Анатолий, был тоже высокого роста, и прекрасно сложен, широкоплеч, черты лица очень приятные, волосы русые коротко подстриженные, глаза серые, очень внимательные. Валентина поняла из разговора, что они с Борисом Николаевичем давно не виделись. Муж сказал, что им надо поговорить и мужчины удалились в буфет, где были приготовлены закуски для желающих. Женщины остались одни. Валентина не успела открыть рот, как её спутница сразу захватила инициативу в разговоре. Валентина отметила, что её можно отнести к тем людям, которым необходим слушатель, она обладала способностью говорить, не переставая, но все что она говорила, касалось только её личных дел, её туалетов, её сына, знакомых. Уже через несколько минут Валентина почувствовал скуку и раздражение, эта дамочка её утомила. Однако, почему то, еще не зная почему, Валентина постаралась обменяться с ней телефонами. Наконец то, она вздохнула с облегчением, когда объявили о начале концерта.

— Пойдемте, поищем наших мужчин — предложила она.

Они нашли мужчин и вместе направились в зрительный зал. У Валентины появилась возможность еще раз увидеть Анатолия.

«Да, очень приятный мужчина», — отметила Валентина. По дороге домой Валентина поинтересовалась у мужа, почему они не видели их раньше? Муж рассказал, что у Анатолия сейчас очень много работы, он расширяет свой бизнес.

— Я знаю его с давних пор, в то время, когда мы все барахтались в той неразберихе, когда было много обмана, предательства. В то трудное время Анатолий показал себя очень надежным и порядочным человеком. Он на много моложе меня, но очень знающий, к советам Анатолия я сам не раз прибегал. Такие люди в наше время большая редкость, с ним можно как говорят, пойти в разведку. Я знаю, что он много и напряженно работает, а потом, мне кажется, что у него не очень удачный брак, и он редко где появляется со своей «половиной». Последнее замечание мужа особенно заинтересовало Валентину. Когда они вернулись домой, и Валентина осталась одна в своей спальне, она долго сидела, задумавшись, вспоминая прошедший вечер, её мысли постоянно возвращались к Анатолию. Наконец, она встала и открыла нижний ящик своего туалетного столика. Там давно лежал небольшой изящный блокнот с обложкой из тисненой кожи, он был чистым, Валентина как то никак не могла найти ему применение. Она открыла его на первой странице и задумалась, наконец, она написала год, месяц, число и место, где она была вчера. Она поняла, что в книге её жизни появилась новая страница, затем Валентина бережно закрыла его и спрятала в свой сейф, похоже, она нашла ему применение.

Телефон не заставил себя долго ждать, Римма звонила часто, похоже, у неё было мало подруг, и она была рада новому знакомству с Валентиной.

— Мне все завидуют, жаловалась Римма, завидуют, что хорошо выгляжу, моим туалетам, вниманию со стороны мужчин, — казалось, она действительно в это верила.

«Ну что же относительно зависти, я согласна, и я, наверное, самая большая завистница из всех» — подумала Валентина, имея в виду, её мужа Анатолия, который произвел на Валентину ошеломляющее впечатление. Валентина с большим терпением выдерживала её нудную и долгую болтовню до тех пор, пока ей удавалось подвести разговор к интересующему её вопросу — когда, и на каком, мероприятии они встретятся семьями, тем более что Рима была в курсе всех намечающихся мероприятий. Валентина отчетливо сознавала, что дружба её с этой женщиной была целенаправленна, она готова была терпеть её, лишь бы была возможность видеть её мужа. Хотя общение с ней было для неё большим наказанием.

— Ну что же, рассуждала Валентина — это плата за удовольствие, а быть в обществе с Анатолием, видеть его стало для неё тайной радостью. Отношение Валентины к Анатолию трудно было назвать просто интересом. Это было нечто другое, она не могла подобрать подходящего определения. Это походило на наваждение, чем бы она ни занималась, в самом тайном уголке её сознания присутствовал его образ. Она не могла не думать о нем, она просыпалась с мыслью о нем, а потом ночью греховные мысли не давали ей уснуть. Это похоже на болезнь — пришла к выводу она, но ей мучительно и сладко было думать о нем. Валентина призналась себе, что её настигло страстное и сжигающее душу чувство — название которому — любовь. Ничего подобного она не испытывала по отношению к Роману, он не затрагивал её душу, хотя она очень нежно к нему относилась. С ним у неё был просто секс или попросту блуд, как она в тайне это называла.

Внимательно наблюдая за этой семейной парой, Валентина заметила, что жена явно раздражает Анатолия. Он старался скорее покинуть её, ради мужской компании. Римма, кажется, привыкла к этому, она отправлялась в буфет или в бар и оказывалась в компании мужчин. Валентина видела её танцующей с очередным поклонником, а к концу вечера она бывала уже «навеселе», похоже, Римма любила крепкие напитки.

«Ужасная женщина» — думала Валентина, как он её терпит»? — удивлялась она.

Прошло достаточно много времени, с тех пор, как Валентина видела Анатолия, они давно нигде не встречались вместе. И вдруг позвонила Римма, она сообщила о предстоящей тусовке, которая состоится завтра. Римме было необходимо выяснить, будут ли они там с Борисом Николаевичем. Анатолий не хотел идти, но если он узнает, что там будет Борис Николаевич, его будет легче уговорить пойти. Валентина была очень рада этому сообщению и заверила Риму, что они там будут. Она срочно сообщила мужу о предстоящем мероприятии, и предупредила, что бы он ничего не планировал ни на сегодня, ни на завтра, он должен быть в форме. Она давно ждала этого момента и боялась, что этому может, что — либо помешать.

Теперь она сможет сосредоточиться на предстоящей встрече, Валентине хотелось выглядеть завтра особенно хорошо. Она мысленно стала перебирать свои туалеты, но не могла, ни на чем остановиться. Затем она переключилась на украшения. Её самым любимым украшением были серьги в виде крупных подвесок в оправе, они были сложной формы — огранки кабошон. Серьги не были дорогими и по — видимому, были выполнены из флинтгласа, но это был эксклюзивный вариант известного ювелира. Подвески были прозрачными, как вода и меняли свой цвет в зависимости от освещения. То они были голубовато — серыми как вода в солнечный день, то становились темно — серыми, как отраженное в воде пасмурное небо, они обладали замечательным блеском и очень подходили к большим серым глазам Валентины. Она не надевала их давно, у неё было много других дорогих украшений. Однако сегодня Валентина остановила свой выбор на них. Эти серьги во всем туалете должны быть доминантой, все остальное было только фоном, дополняющим красоту камней. Вопрос о выборе платья сразу отпал, платье здесь подойдет только черное с серебристой искрой и ни каких других украшений, только если кольцо с бриллиантом. Подумав, Валентина пришла к выводу, что эти серьги требовали особого образа — образа загадочной женщины, да этот образ ей завтра очень пригодится. Она должна быть немногословной — говорить больше глазами, можно позволить себе улыбаться, у неё были красивые зубы и хорошая улыбка.

На следующий день утром Валентина примерила свой туалет и остановилась перед большим зеркалом. Это было большое старинное зеркало овальной формы в резной дубовой оправе, подвижно закрепленное на двух массивных опорах. Отображение в зеркале было глубоким и теплым. Валентина придирчиво всматривалась в свое изображение. В зеркале отражалась женщина невысокого роста, пропорционально сложенная, её черное с искрой платье, чуть ниже колена, открывало слегка полные, но красивые ноги в маленьких черных лакированных туфельках на высоком каблуке, изящная не большая сумочка дополняла её туалет. Валентина попробовала приколоть брошь к узкому вырезу платья, но тут, же её сняла; брошь явно отвлекала на себя внимание от её серых глаз, оттененных серьгами. Она попыталась войти в придуманный ею образ, и прошлась перед зеркалом. Все отлично — заключила Валентина, она осталась довольна собой.

Бабушка Валентины со стороны матери, была родом из Казани. Славянская кровь была разбавлена горячей южной кровью. Валентина была смуглой брюнеткой с большими серыми глазами, с хорошей фигурой. Смешение кровей сказалось и на её характере, она была энергичной и если чего — то хотела, то реализовывала свои планы быстро и без колебаний. Несмотря на сложный характер своего мужа, она научилась управлять им очень умело, без скандалов. В семье она создала очень доброжелательную атмосферу полную доверия и заботы по отношению друг к другу.

«И все — таки, если бы не эта история с мужем, и толчок, который она получила, в её жизни ничего бы не изменилось» — думала Валентина. — «Она так и жила бы себе спокойно, размеренно, не торопясь — просто плыла бы по течению».

По видимому «сюрприз», который преподнес ей муж, вывел её из состояния оцепенения или сна, в котором она благополучно пребывала. Сначала, когда он привлек Валентину к работе, её это испугало, но потом она втянулась в работу, ей стало интересно, ей приходилось общаться с новыми людьми, она находилась в гуще событий.

«Надо же, как скучно я жила раньше — думала Валентина. Посещения салонов, магазинов, пустые разговоры по телефону ни о чём — вот, что заполняло мою жизнь». Правда помимо работы, у неё был ещё — её «милый друг» Роман, и это было очень приятное дополнение. Надо отдать должное мужу, он не очень загружал её с работой, у неё был свободный график и для посещения «уютного гнёздышка» ей хватало времени. Однако теперь, кроме того, что заполняло её жизнь, можно сказать физически, у неё было еще кое — что. У неё была тайное чувство, охватившее её неожиданно, но заполнившее полностью. Оно было, как острая приправа к её жизни, которая не утоляла голода, но придавала всей её жизни, какой — то особый вкус. Почему, удивлялась Валентина у меня такая реакция на Анатолия? Пожалуй, этот роман с Романом, высек маленькую искру, а затем встреча с Анатолием, превратило эту искру в настоящее пламя. И вот сегодня её ждет еще одна встреча — желанная встреча.

Римма и Анатолий появились перед самым началом концерта, у них почти не было времени для общения, и Валентина была очень этим огорчена, они поздоровались и немного поговорив, направились в зал. Во время концерта Валентина почти не смотрела на сцену, а слегка повернув голову, наблюдала за Анатолием, он почувствовал на себе её взгляд и посмотрел в её сторону, она еле успела отвести глаза.

«А он чувствительный» — подумала Валентина. В антракте, они сидели в ресторане, речь зашла о новой постановке оперы «Евгений Онегин» в Большом театре, на котором побывали Римма и Анатолий.

«Представьте себе — все действие происходило за огромным обеденным столом, — рассказывала Римма. Все действующие лица ели пили и гремели посудой. Старушка Ларина не расставалась с рюмкой. Дуэли между Онегиным и Ленским не было вообще. Татьяна растрепанная и не в себе слонялась по углам. Кончилось тем, что Онегин с Ленским перепились, и затеяли драку. В драке ружье Онегина случайно выстрелило и убило Ленского. А что творилось в зале, — с упоением продолжала свой рассказ Рима, люди громко разговаривали, телефоны звонили, ну просто умора. Мне очень понравилось, давно я так не веселилась»

Пока Рима делилась своими впечатлениями, Борис Николаевич наблюдал за женой.

«Да, Рима затронула святое — отметил он». Опера Евгений Онегин была для его жены любимейшей, она её обожала. Он увидел, как глаза жены расширились, брови нахмурились, губы сжались, она вся собралась, как будь — то готовилась к прыжку. Борис Николаевич понял, что в жилах Валентины забурлила её южная татарская кровь.

«Ну, Римма будет Вам сейчас „секир башка“ — подумал он, ожидая бурной реакции со стороны жены. Но он ошибся, жена его очень удивила. Её лицо вдруг приняло безмятежное выражение и, что было еще удивительно — она улыбалась. Борис Николаевич был поражен — «все — таки она умеет владеть собой» — подумал он.

Слушая Римму, Валентина почувствовала, как все в ней закипело от возмущения, она уже готова была дать ей отпор, но вдруг осознала, что перед ней её соперница, которая продемонстрировала свою неприглядную сущность. Она показала себя не в лучшем свете, только примитивному, вульгарному человеку могло понравиться это представление, о котором Валентина уже была наслышана. Она сразу успокоилась, и у неё даже поднялось настроение. Она с улыбкой повернулась к Анатолию.

— Анатолий, скажите, Вам тоже понравилось?

— Нет, твердо ответил он, мне не понравилось совсем. Возможно, я несколько старомоден, — добавил он.

— Несколько? воскликнула Римма? — она на мгновение запнулась — он не просто старомоден, — он старомоден, она на мгновение запнулась, — как самовар с баранками — выпалила она вдруг.

Валентина была поражена, — «сравнить мужа в присутствии посторонних людей с самоваром, это просто ужасно» — подумала она, «я бы себе этого никогда не позволила, хотя если уж кто из них двоих и похож на самовар, то скорее мой муж, но никак не Анатолий. Какие они все-таки разные» — размышляла Валентина об Анатолии и Римме.

Уже дома вспоминая прошедший вечер, Валентина, конечно, думала об этой паре, — «нет они не просто разные. Считается, что разные люди притягиваются. Но у этой пары не было никакого притяжения, ни одного ласкового слова, или жеста, ни одного взгляда — ничего, что бы их соединяло, они как чужие. Впечатление, что он просто рядом в качестве сопровождающего и все. Они — не разные, они — антагонисты. Все — таки этот союз не долговечен, я в этом убеждена, заключила она»

Борис

Валентина все больше и больше втягивалась в работу, по мере того, как она входила в курс дела, ей становилось все интереснее, работа, как ни странно захватывала её, правда у неё был отличный учитель. Интересно знает муж её тайну или нет, ломала голову Валентина. Наверное, нет — иначе он бы устроил ей разнос, а он не только молчит, но даже стал относиться к ней очень нежно. Даже предложил ей свободный график работы.

Борис наблюдал за своей женой ревнивыми глазами, он даже не ожидал, что для него окажется настолько болезненным — открытие её тайной жизни. Он неоднократно решался поговорить с ней, устроить, в конце концов, скандал — и не мог. А что потом? Спрашивал он себя — разводиться? но он — же сам виноват, он сам подтолкнул её к этому шагу. Даже если он задаст ей трепку, хотя он с трудом себе это представлял, что дальше? Ну, пустит она его в постель, но после молодого прохвоста, сравнение будет не в его пользу, он признавал, что он уже не тот, что раньше. Он этим только унизит её, и она его возненавидит, нет, нет, только не это. Да, ситуация, из которой он при всей своей решительности и опыте — не находил выхода. К тому же последнее время он заметил, что её поведение как то изменилось. Если раньше, она вела себя, как нашкодившая кошка — довольная, но виноватая, то теперь она стала совсем другой. У Бориса создалось впечатление, что ей не дает покоя какая — то мысль, если она не была занята работой, то мыслями она была, где то далеко. Что такое? встревожился Борис, — может быть, она влюбилась в этого студента? В общем, жена стала для него загадкой.

Впервые в жизни Борис не знал, как поступить. Сколько раз он оказывался в сложнейших ситуациях, из которых он всегда находил выход, а сейчас он был просто обескуражен. Он не мог ни с кем поговорить на эту тему, посоветоваться — нет — это невозможно.

«Разве я могу признаться кому ни — будь в том, что жена наставила мне рога? — нет — это исключено, это сугубо моё личное дело и я должен решить его сам» — думал он, тяжело вздыхая. Среди его знакомых он не мог припомнить ничего похожего, скорее случалось наоборот — муж заводил любовницу. Да, — задала ему жена задачку. Вдруг он вспомнил, что недавно по телевизору показывали, какой — то французский многосерийный фильм, он тоже посмотрел несколько серий, но не по порядку и очень отрывочно. Там, он сейчас это вспомнил, была похожая ситуация — у жены главного героя, он даже запомнил его имя — Нусинген — тоже был любовник, но как развивались события дальше, и что этот Нусинген предпринял, он не знал, так как пропустил много серий.

Придя на следующий день на работу, он вызвал секретаршу.

— Наташа, ты смотрела по телевизору, прошедший недавно французский сериал?

— Да, конечно — очень интересный.

— Так вот я тебя прошу, в нашем районе есть книжный магазин — «Буквоед», я неоднократно проезжал мимо него, «слетай» быстренько туда и купи мне книгу, по которой этот фильм поставлен.

Через некоторое время книга была у него на столе, она была упакована, он не стал её распаковывать на работе, но взяв в руку, почувствовал, что — книга была объемистая и тяжелая.

«Конечно, всю её я читать не намерен — думал Борис — найду только то, что там предпринял этот обманутый муж — Нусинген»

Приехав домой и, поужинав, он отправился к себе в кабинет. Он стал листать книгу, выискивая интересующие его эпизоды, но потом увлекся и стал читать с самого начала. Теперь после работы, он с удовольствием отдавался своему новому занятию. Раньше в свободное время он сидел у телевизора, но это бесконечное мелькание, какие — то крутящиеся и дергающиеся заставки, эти говорящие головы крупным планом, реклама — все вызывало у него только раздражение. А теперь его новое занятие Борису очень нравилось. Удобно устроившись в мягком кресле, в тишине кабинета он погружался в чтение и отдыхал душевно и физически.

Валентина обратила внимание, что муж, вот уже несколько дней приезжал с работы довольно рано. Обычно он умывался, переодевался, они ужинали, обсуждали свои дела, он смотрел по телевизору спорт, последние новости, и шел гулять с Мотей. Однако, с некоторых пор, муж после ужина сразу уходил к себе в кабинет, затем очень недолго гулял с собакой и, возвратившись, снова уходил к себе. Так продолжалось несколько дней, а сегодня он даже не пошел гулять с Мотей, а попросил погулять с ней Валентину.

«Чем он там занят?» — недоумевала Валентина.

Она была заинтригована, погуляв с собакой, она придумала повод, что бы зайти к нему и узнать, что он там делает. Зайдя в кабинет к мужу, она увидела, что он, удобно расположившись в кресле, читает какую — то книгу. Валентина так удивилась, что даже забыла про повод, по которому она пришла.

— Что ты такое читаешь? — спросила она

— Я читаю роман, ответил он, не отрываясь от чтения

— Роман? — Удивленно переспросила Валентина, — не знала, что ты любишь романы.

Муж оторвал взгляд от книги и в упор посмотрел на неё.

— А ты разве не любишь романы? — спросил он, как ей показалось, со значением.

— Ну ладно, не буду тебе мешать, смутилась Валентина и выскользнула из кабинета.

«Ишь, быстро ретировалась, видно вопрос очень не удобный» — подумал он.

Выйдя из кабинета, Валентина сразу направилась к себе. Она с тревогой подумала:

«Знает, он все знает, знает и почему то молчит, и это при его властном и требовательном характере. Надо быть осторожнее, пожалуй, надо поменять квартиру, хотя для современных детективов, найти новое место квартиры — это не вопрос. Что же делать? — встревожено думала она, — надо на время прекратить их с Романом тайные свидания» — решила она, наконец. Поведение мужа было для Валентины необъяснимо.

«Он знает, что у его жены есть любовник и преспокойно читает романы, в какой — то степени ей даже стало обидно — неужели ему все равно? Или он готовит ей, какой ни будь «сюрприз»?

Борис читал с интересом, сегодня он даже не пошел на прогулку с собакой, ему хотелось поскорее дочитать книгу. И вот роман окончен, но ответа для себя он не нашел. Борис закрыл книгу, Нусинген его разочаровал, а он возлагал на него большие надежды. «Подумать только, он прекрасно знал, что Растиньяк — любовник его жены. Однако он принимал его в своем доме, обедал и ужинал с ним за одним столом, оплачивал его долги, а жена, в свою очередь, помогала мужу с его гардеробом, когда он собирался на встречу со своей любовницей. Ну, прямо идиллия — думал Борис.

Он вздохнул — все — таки мы очень отстали от Европы, за что ни возьмись. Взять хотя бы этих французов — они избавились от монарха и монархии более чем на 100 лет раньше нас. А уж об их любовных отношениях и говорить нечего, в этом вопросе нам их никогда не догнать, даже не стоит, и пытаться — рассуждал он». Борис снова открыл книгу и посмотрел на титульный лист. «Зарубежная классика — прочитал он, — а еще говорят — учитесь у классиков, а чему учиться то? Когда в доме пожар никакие классики не помогут» — и он решительно отложил книгу в сторону.

Он сам должен разобраться со своими проблемами, тем более что он сам же их и создал, но это потом, а сейчас надо, пожалуй, лечь в клинику на обследование. Мотор совсем стал барахлить, уже никакие таблетки не помогают, он явно требует капитального ремонта. Борис отправился на кухню. Мотя, дежурившая у двери его кабинета, последовала за ним, она прекрасно знала, зачем он туда идет. Валентина заваривала ему ромашку, которую он пил перед сном. На столе всегда стояла вазочка с любимыми конфетами Бориса. Это были конфеты под названием «Коровка» Борис с детства любил эти конфеты, но тогда это было большое лакомство, а они жили очень скромно, как, впрочем, и все вокруг, теперь он мог себе это позволить есть эти конфеты сколько угодно, но было уже нельзя, у него и так был избыточный вес. Он взял себе только одну конфету, Мотя тут же положила свою лапу ему на колени.

— Знаю, знаю, ты их тоже любишь, тебе можно даже две, — и он угостил Мотю конфетами.

«Да-а-а, — с огорчением думал Борис, раньше он выпил бы на ночь коньячку, а теперь нельзя» — он сам решил с этим покончить. Допив отвар ромашки, он отправился к себе в спальню.

— Ну, что Мотя, пошли спать.

С тех пор, как благодаря стараниям своей жены, у него появилась своя спальня, его собака окончательно переселилась к нему.

«Вот так — констатировал Борис — раньше я спал в спальне с женой, а теперь — сплю с собакой. Как там говорят эти французы? — Финитна ля комедия — по моему, это про меня»

Больница

Валентина уже потеряла надежду уговорить Бориса лечь в клинику на обследование, но вдруг он сам заговорил об этом. «Видимо чувствует себя совсем плохо — тревожно думала она и немедленно занялась проработкой этого вопроса».

Между тем Борис постарался закончить все неотложные дела, съездил в нотариальную контору, сделал необходимые распоряжения, на всякий случай. С клиникой они с Валентиной определились, он должен был отправиться туда в ближайшее время. Борису только осталось заняться своим домашним сейфом и навести там порядок. Он просматривал лежащие там бумаги, под руку попало злополучное досье, он не стал его снова просматривать, а разорвал на мелкие кусочки и вместе с другими ненужными бумагами сложил в полиэтиленовый пакет. Утром, отправившись гулять с Мотей, он захватил пакет и сам выбросил его в контейнер с мусором.

«Вот так — подумал он — и никаких следов. Если бы также легко можно было бы выкинуть из жизни его жены этого молодого прохвоста. Он мог бы это сделать очень легко, нашлись бы „специалисты“, которые объяснили бы этому любовнику на пальцах — что и почем. Он вздохнул и отбросил эту мысль, нет — это не мои методы»

Борис любил прогулки со своей собакой. Эта собака жила у них давно. Он взял её из приюта для бездомных собак и ни разу не пожалел об этом. Один из городских приютов находился под его патронажем. Борис навел там порядок и очень тщательно следил за отпускаемыми средствами и за содержанием животных, и сам бывал там регулярно с проверкой. Он долго выбирал собаку, но потом прислушался к совету опытных работников, которые посоветовали ему взять большую собаку.

— Во — первых, у больших собак меньше шансов найти хозяина, чаще берут небольших собачек, так что Вы сделаете доброе дело. А во — вторых, Вы — сам большой и собака должна быть большая, когда идет крупный мужчина с маленькой собачкой — это выглядит карикатурно, да и квартира Вам позволяет. В общем, ему обещали подобрать подходящую собаку.

И вот однажды ему сообщили из приемника, что поступила собака, которая ему наверняка подойдет. К его приезду её вывели на прогулку. Это была большая собака — черная с густой блестящей шерстью с белой манишкой с крупной головой, похожая на ньюфаунлена, специалисты определили, что ей было года полтора не больше, собака была ласковая как котенок. Она шла по дороге навстречу Борису. Как только собака его увидела, она прижалась к его ногам, не давая ему сдвинуться с места. Все её существо, её глаза говорили — возьми меня — Борис погладил собаку по голове и почувствовал, как его охватило исходящее от неё тепло и что-то еще, что трудно понять и выразить словами. Оба сразу поняли, что нашли друг друга. Собаке дали красивое имя Матильда, а уменьшительно её стали называть просто Мотя. В доме Мотя стала всеобщей любимицей.

Потеря

Прошла уже неделя, как Борис находился в клинике, его готовили к операции. Он лежал в отдельной палате и ничего не делал. Для него это было необычное состояние. Жена приезжала каждый день и подолгу сидела у него.

— Валя, зачем ты приезжаешь каждый день, я же ни в чем не нуждаюсь?

— Ты знаешь, я просто скучаю, как то необычно, что тебя нет дома. Мы с Мотей слоняемся по квартире как неприкаянные. Оказывается, ты занимаешь в квартире так много места, что без тебя квартира кажется пустой — шутила она.

Ему было приятно это слышать, он с благодарностью смотрел на жену. За это время они говорили о многом, о прошлом, о детях, они никогда так много не говорили о своей жизни. Наконец он рассказал ей, почему он оказался в больнице тогда, когда она жила с детьми в деревне. Он был ранен в него стреляли, это была длинная история из того страшного времени, где они все барахтались, кто как мог. Это была борьба за выживание, и, где выжили не все. Он выкарабкался с трудом, тогда ему помог совсем еще молодой Анатолий и с лечением и с бизнесом, тяжелое было время, не хочется вспоминать лишний раз. Ему казалось, что жена хотела отвлечь его разговорами от мыслей по поводу предстоящей операции. Однако одну тему — их личные взаимоотношения, сложившиеся в последнее время, они старались обходить. Оставшись один, Борис думал: — вот «подремонтируют» меня, займусь собой вплотную, приведу себя в форму. Надо будет съездить в хороший санаторий, и вообще буду больше отдыхать, — к черту её эту работу, сын подрос — пусть работает. А потом скажу жене:

— Валентина забудем все, что было, выходи за меня замуж снова, — и все пойдет по — прежнему, — он вздохнул.

Валентина впервые оказалась дома одна, дочь была замужем и жила отдельно, у сына появилась девушка, и он переехал к ней. Хорошо, что днем она была у мужа, но наступал вечер, и ей было одиноко в их большой квартире. Собака Мотя тоже очень скучала по хозяину, Валентина теперь долго гуляла с Мотей, не хотелось идти в пустую квартиру. Наконец стал известен день операции. Сразу после операции она отправилась в клинику, Борис лежал в реанимационной палате, её к нему не пустили, но дежурный врач сообщил, что операция прошла успешно. На следующий день она снова приехала в клинику в надежде увидеть Бориса. Однако когда Валентина появилась на отделении, её пригласили в кабинет к врачу и сообщили, что больной скончался ночью, спасти его не удалось. Она с трудом воспринимала объяснения врача, — какие — то медицинские термины, осложнение, сильное поражение сосудов и так далее.

Она не помнила, как добралась до машины, ей не хотелось никого видеть и слышать. Для неё было понятно только одно — его больше нет, и не будет и это навсегда. Она не могла вести машину, она просто заползла в неё, как улитка в свою раковину, ей хотелось отгородиться от всего мира. Из состояния оцепенения её вывел звонок телефона — это была дочь, она уже все знала. Валентина не помнила, как за ней приехали сын и дочь, и как она добралась до дома. Закончились траурные церемонии, прошли все траурные даты. Её дочь и сын были к ней очень внимательны и заботливы, но это никак не меняло её настроения. С этого дня жизнь её резко изменилась, она остро почувствовала, что вместе с мужем ушла часть её жизни, образовалась пустота, которая, казалось ей, никогда не будет заполнена. Он был центром или осью, на которую все нанизывалось, и вот его не стало, она не представляла себе свою дальнейшую жизнь без него. Валентина попыталась погрузиться в работу, но когда она оказывалась в кабинете Бориса и видела его опустевший стол, на неё нападала тоска. Борис всегда казался ей неиссякаемым источником энергии, вокруг него все кипело, он всех заражал своей энергией, и вот теперь здесь в его кабинете стояла мертвая тишина — «вулкан» потух. Валентина поняла, что работать здесь она больше не сможет. Она попыталась работать дома, но оказалось, что и дома она тоже не может работать, внимание её ускользало, она не могла, ни на чем сосредоточиться. Это был тупик. Валентина заметила, что теряет интерес ко всему. Казалось она сама хотела отгородиться от всего мира, она даже перестала заходить в гостиную, в столовую. Она быстро, что ни — будь, съедала на кухне, запивая чашкой кофе, и отправлялась в свою спальню. Её спальня стала для неё убежищем, где она хотела скрыться от всех и от всего. Были забыты все режимы, диеты и это её ужаснуло — это была глубокая депрессия. «Похоже, что скоро я перестану умываться по утрам» — подумала она. — Нет, надо взять себя в руки и найти выход», и она приняла решение.

Лечение

Валентина сидела у кабинета врача, на дверях кабинета была табличка: врач психиатр, она попросила направить её к врачу зрелого возраста, ей казалось, что молодой врач, не знающий жизни, не сможет её понять. Вот её пригласили в кабинет, врач произвел на неё приятное впечатление, Валентина рассказала о своей проблеме. Он внимательно выслушал её, задал несколько вопросов.

— Ну, что же, Ваш случай очень распространенный, хорошо сделали, что пришли, я уверен, что мы с Вами справимся с Вашим состоянием, пока обойдемся без лекарств. Я назначаю Вам курс группового гипноза. Помимо этого, необходимым условием для достижения результата является смена обстановки. Надо сменить квартиру, желательно район, избавиться от всех вещей, которые напоминали бы Вам о прошлой жизни. Вам надо начать новую жизнь.

На первый сеанс Валентина пришла с любопытством. Занятия проходили в небольшом и уютном зале, окна были плотно закрыты шторами. Пациенты сидели в креслах, Валентина тоже заняла свое место. Зазвучала негромкая музыка. Во время сеанса врач прогуливался вдоль ряда кресел по мягкой ковровой дороже заглушающей шаги, и спокойным тихим голосом произносил какой-то простой, по мнению Валентины текст. Большинство пациентов уснули, сама же Валентина не спала, а слушала музыку и голос врача. Голос то удалялся, то приближался, затем голос врача затих, и звучала только музыка и этот грустный голос, — это была песня без слов в сопровождении меццо сопрано. Валентина почувствовала, что этот голос и волшебная по красоте музыка обволакивали все её существо и проникают внутрь, затрагивая все струны её души. И вдруг слезы тихо потекли из её глаз. Она сидела, не шевелясь, и тихо плакала до конца сеанса. Затем снова послышался голос врача, потом музыка затихла, и сеанс был окончен. Валентина достала носовой платок и вытерла глаза, она увидела, что блузка на её груди влажная, откуда столько слез? подумала Валентина. Вернувшись, домой, она отметила, что на душе у нее стало спокойнее.

Музыка Валентине очень понравилась, потом она выяснила, что это была пятая Бахиана Вилла Лобоса в исполнении восьми виолончелей и меццо сопрано. Она приобрела себе эту запись. Лечение Валентины проходило успешно, она даже не ожидала такого эффекта. Правда она выполняла все рекомендации врача, Валентина полностью погрузилась в хлопоты связанные с новой квартирой, наняла дилера, который подобрал ей несколько вариантов квартир, посмотрев предложения, она остановилась на одном. Затем она занялась благоустройством на новом месте, купила новую мебель. Она все сделала быстро, та предыдущая квартира была для неё одной слишком велика, и рекомендация врача оказалась очень кстати. Теперь она жила в новом очень зеленом районе. Дом окружали высокие липы, во дворе были кустарники, газоны, было, где гулять с Мотей. Она чувствовала себя совершенно здоровой, у неё вновь проснулся интерес к жизни. В своей новой квартире Валентина отвела одну комнату под кабинет, установила компьютеры, она окончательно решила, что будет работать дома. Пока она проходила стажировку у Бориса сотрудники к ней привыкли, и она сама уже многих знала.

Пора приступать к работе думала Валентина, все это время после смерти Бориса все дела вел Анатолий, Валентина понимала, что пора снять с него эту нагрузку — у него свой бизнес, который тоже требует времени. Постепенно все наладилось, сотрудники приезжали к ней домой с отчетами или с вопросами, которые надо было решить. Это внесло даже какое то разнообразие в их жизнь, тем более, что Валентина была радушная хозяйка и к приезду на большой кухне всегда был накрыт стол с закусками, салатами и кофе со сладостями — все на самообслуживании. Обстановка была доброжелательная. Кстати и у Моти появилось занятие, она всех встречала и провожала — никто не уходил не обласканный. Теперь Анатолий подключался только в исключительных случаях, Валентине еще нужны были советы опытного человека.

Пока Валентина находилась в состоянии, «затмения», как она охарактеризовала свое состояние, образ Анатолия как то совсем не тревожил её, но теперь все снова вернулось, это был еще один признак её выздоровления.

Другая жизнь

Ей снова хотелось хорошо выглядеть, и она вернулась к своим прежним занятиям — к тренажерам, диетам, косметологам, и к туалетам. Все дни её были заполнены до отказа, она потеряла слишком много времени и наверстывала упущенное. Валентина была рада этому — это признак, что она окончательно пришла в себя.

Валентина вспомнила, как однажды, когда они с Борисом обедали в их ресторанчике, Борис упомянул о том, что звонил Анатолий, ему нужен был хороший адвокат по бракоразводным делам, он разводился со своей женой.

У него, что есть, какая ни будь женщина? — спросила Валентина.

Этого я не знаю, знаю только, что он сохранял этот брак только ради сына. Теперь, когда сын подрос, он хочет положить конец этой неудачной истории. А что касается твоего вопроса, думаю, что такой как Анатолий не засидится долго в «девках», он завидный жених, было бы его желание, а невесты найдутся.

Валентина отметила, что Анатолий очень переменился с тех пор, как развелся со своей женой, раньше он выглядел мрачным не общительным, а теперь в нем появилась легкость в обращении, раскованность, чувствовалось, что у него хорошее настроение. Он стал веселым, улыбчивым.

«Надо же — думала Валентина — он стал совсем другим человеком и не удивительно, наконец — то, он освободился от своей мегеры, эта его Рима была настоящим вампиром».

И вот мысли о нем стали вытеснять в её голове все остальное. Она ждала его звонков и встреч, правда эти звонки и встречи были только деловыми. Чаще всего он работал с документами в офисе Бориса и только изредка приезжал на квартиру к Валентине, но при этом они никогда не оставались одни, наоборот он приезжал, только на собрание ведущего звена. Сегодня Анатолий тоже должен был приехать днем, надо было подготовить документы, с которыми Валентине было не справиться. Но он позвонил, что не сможет приехать днем и перенес встречу на вечер.

Объяснение

«Он приедет вечером — вечером, Валентина была в смятении, ведь вечером они будут одни — вдвоем»! Она чувствовала, что волнуется, ну прямо, как девчонка перед первым свиданием — упрекала она себя, но сделать ничего с собой не могла. Это было, какое — то наваждение — думала Валентина, неужели я подвержена этим навязчивым состояниям задалась она вопросом? День казалось, тянулся бесконечно, было жарко, похоже, собиралась гроза, воздух был буквально наэлектризован. Валентина слонялась по квартире, не находя себе места. Затем она зашла в свою музыкальную комнату, достала почти, не глядя, диск с записью, установила его в музыкальный центр и прилегла на тахту, Зазвучала музыка, а затем вступили меццо сопрано и красивейший баритон — это было страстное объяснение в любви в заключительной сцене оперы «Евгений Онегин». Запись была сделана много лет назад и очень качественная, было слышно каждое слово, каждый звук даже вздох. Эти слова в сочетании с красивейшими голосами и музыкой полной страсти всегда очень волновали Валентину. Вот сейчас вступит баритон, — вот он — он настаивал, требовал, просил о любви, — Валентина, затаив дыхание, слушала этот голос. Наконец, музыка закончилась.

«Да, — думала Валентина, как мне близки и понятны эти чувства. Только очень жаль, что ко мне это чувство пришло очень поздно. Моя любовь, как пуля на излете, — достичь цели может, но поразить её уже нет.

О боже! — взмолилась она, — поверни ты время вспять — хотя бы года на два, — на два, но лучше бы — на пять». Она почувствовала, как слезы невольно потекли из её глаз.

«Что — то я совсем раскисла, надо взять себя в руки, пожалуй, пойду выпью чашечку кофе» — решила она. День тянулся, казалось бесконечно. «Хотя бы пошел дождь — думала Валентина — духота и жара с наружи и огонь внутри — это невыносимо». Она снова взглянула на часы — пора заняться туалетом — решила она и направилась в гардеробную.

«Нет — это не подойдет» — и она отбрасывала очередное платье, — «нет — это тоже не годится» — говорила она своему отражению в зеркале. Ничего нарядного, легкомысленного или парадного — встреча деловая. Но не одевать, же мне деловой костюм или блузку с юбкой. Ведь встреча все — таки в домашних условиях, размышляла она, да задумалась Валентина — очень трудная задача». Ей хотелось выглядеть привлекательно, но что бы это не бросалось в глаза, что бы, не создалось впечатление, что она специально нарядилась для него. Наконец, она остановила свой выбор на платье из очень тонкой ткани. Это был натуральный шифон с красивым рисунком — золотистые и зеленые листья на черном фоне. Платье было цельнокроеное подчеркивающее её фигуру, очень простого фасона с коротким рукавом и небольшим вырезом на груди. Его дополняла небольшое болеро из той же ткани. Из украшений она выбрала простые золотые серьги без камней. «Ну, вот и все — скромненько и со вкусом» — подумала она, затем тщательно уложив свои черные волосы и, еще раз окинув себя взглядом, она осталась довольна.

В ожидании вечера Валентина ничего не ела, а выпила несколько чашек кофе и только теперь она поняла, что вместо кофе надо было пить валерьянку. Её нервы были напряжены. Время неумолимо приближалось, Валентина знала, что Анатолий был точен. Наконец, послышался звонок в дверь — это был он.

— Я едва успел добежать до подъезда, на меня уже упало несколько капель — говорил он, улыбаясь, — мне кажется, что сейчас начнется дождь, а скорее всего гроза.

Он выглядел великолепно, на нем была оригинальная белоснежная тонкая рубашка без галстука с прозрачными черными пуговицами и черные брюки. Поздоровавшись, Валентина предложила Анатолию пройти в гостиную.

— Я подготовила документы в гостиной там больше воздуха, а я пока приготовлю кофе — сказала она и отправилась на кухню.

«Боже, как он хорош! Дай мне сил справиться с этим искушением — думала Валентина в смятении. Ну почему, ну почему я должна загонять свои чувства вглубь? — задавала она себе вопрос? — да потому, что ты не Татьяна Ларина и тебе не 18 лет, — отвечала она, сама себе, глубоко вздохнув.

Но вот кофе был готов, она на минуту присела, собралась с мыслями и, поставив чашку кофе на небольшой поднос, отправилась в гостиную. Пока Валентина готовила кофе, он уже включился в работу. Она подала ему кофе и села в кресло в глубине гостиной, подальше от Анатолия, что бы он не заметил, её состояния. Он занимался документами, что — то объяснял Валентине, но она ничего не воспринимала из того, что он говорил. Она смотрела на него, слышала его голос, все остальное для неё перестало существовать. Так продолжалось довольно долго, ей казалось, что она находится в каком — то трансе. Вдруг, за окном загремело, засверкали молнии, начинался дождь.

— Что — то душно — сказала Валентина, — она встала и открыла дверь на лоджию. Около дома росли большие липы, их густые и пышные кроны доходили до третьего этажа, на котором была расположена квартира. Через раскрытую дверь в гостиную ворвался свежий воздух напоенный запахом лип, лил сильный дождь, молнии сверкали уже в стороне, гроза уходила. Анатолий невольно поднял глаза и посмотрел на Валентину, стоящую у окна на фоне белой тюлевой портьеры, трепещущей под напором ветра. «У неё прекрасная фигура» — отметил он. Он снова занялся документами и задал ей какой то вопрос, но не получив ответа, оторвался от документов и поднял голову. Валентина медленно и молча, шла от открытой двери к нему, вот она подошла, обняла его голову, и поцеловала в губы. Она увидела его удивленные глаза, затем улыбку на его лице и почувствовала, что он нежно её обнимает.

— И как я должен это понимать? — спросил он улыбаясь.

— Это надо понимать так, что я больше не могу сдерживать свои чувства, которые меня переполняют. Я так много хочу сказать Вам.

— В таком случае, — сказал Анатолий, улыбаясь, — я предлагаю перенести наш интересный разговор в другое место подальше от этих скучных бумаг.

— Я согласна, тогда выберете сами место, подходящее для нашего разговора.

Он быстро ушел, а Валентина осталась одна в гостиной — в её душе была буря: удивление, радость, восторг — она переступила черту разделяющую их!

«Нет, я не дам ему торопиться, я постараюсь продлить эту прелюдию, как можно дольше», — решила она.

Конечно, он сориентировался очень быстро и выбрал спальню, когда Валентина вошла в спальню, переодетая в пеньюар, он был уже лежал на её широкой кровати и улыбался, она села на край постели рядом с лежащим Анатолием.

— Он сразу попытался привлечь её к себе, но Валентина жестом остановила его.

— Я еще не сказала Вам главного — улыбаясь, — сказала Валентина.

— Ну, так, я жду с нетерпением, расскажите — мне это очень интересно!

— Это было зимой — начала она, — на улицах было много снега, была красивая зима накануне нового года, настроение было праздничное, мы встретились на предновогодней вечеринке, там мы познакомились. До этого дня я Вас не встречала ни разу. В этот вечер мы виделись очень мало, Вы сразу присоединились к мужской компании. Затем мы разбрелись, кто — куда и встретились еще раз только, когда прощались. Я тогда ещё не поняла, что произошло? но почувствовала, что произошло, что — то важное для меня. И только, придя домой и, вспомнив всё, — я поняла, что случилось, и это было для меня открытием и потрясением. Я ясно осознала, что встретила Её — улыбаясь, говорила Валентина.

— Кого её? — спросил удивленно, совершенно сбитый с толку Анатолий.

— Её — свою Любовь, понимаете — Любовь! которая пишется с большой буквы. Просто она явилась ко мне в Вашем образе. Я достала блокнот и на чистом листе записала место, где это произошло и дату. И с тех пор прошло полтора года.

— Вы скрывали от меня это полтора года? — смеясь, говорил Анатолий, нет — я не садист, что бы терпеть это дальше, мы должны срочно заполнить этот чистый лист, и он притянул Валентину к себе.

— Вы знаете, — признался он — мне еще ни одна женщина не объяснялась в любви, — Вы первая, но одно дело слова, а теперь я хочу, что бы Вы доказали мне свою любовь на деле.

Доказательства были предъявлены, и Валентина ……забыла обо всем на свете.

Оставшись одна, она долго лежала в постели, вспоминая все произошедшее. Она положила свою руку на подушку, где лежала голова Анатолия, ей казалось, что он ещё здесь, она чувствовала аромат его одеколона и его тепло. Валентина не успела сказать ему все, что хотела, он оказался слишком не терпелив, но она надеялась на то, что у них еще будет время для объяснений. Валентина поняла, что в её жизни открылась новая страница. Она вспоминала все мельчайшие подробности происшедшего, ей так не хотелось, что бы этот день закончился.

Наконец, она встала и отправилась на кухню. Валентина решила приготовить коктейль, который она попробовала на одной из тусовок, он назывался «Любовный Напиток». Она выбрала его из-за названия, а когда попробовала, он ей очень понравился и по вкусу, и она купила рецепт его приготовления у бармена за пятьдесят долларов. Валентина не любила ни крепких напитков, ни шампанского, ликеры и вина ей тоже не доставляли удовольствия, а этот коктейль, ей очень нравился, и с тех пор она предпочитала только его. Наконец когда коктейль был готов, она подошла с бокалом к зеркалу и, глядя на свое отражение, сказала:

— Я поздравляю тебя Валентина и желаю тебе счастья!

Сюрприз

Анатолий давно устал от своего брака, от бесконечных разборок, придирок, капризов и постоянных конфликтов, которые устраивала его жена везде, где бы они ни бывали. В театре — придирки к гардеробщикам, к работникам театра, в ресторане к официантам. Если они ехали отдыхать, то в гостинице, где они останавливались — его жена становилась ««гвоздем программы» — она постоянно была не довольна всем и всеми. В итоге он перестал куда — либо с ней ездить отдыхать и редко появлялся в обществе. Анатолий терпеливо ждал, когда подрастет сын, что бы покончить с этим браком, который как петля на шее душил его. Похоже, сын все понимал и всегда принимал его сторону в домашних конфликтах. Пока он подрастал, мать ему была необходима, Анатолий это понимал. Его жена при всех её недостатках была хорошей матерью и уделяла сыну много внимания. Сын хорошо учился, он вырос физически здоровым, занимался спортом, не приобрел ни каких дурных привычек. Как то Анатолий завел разговор с сыном на тему его развода, сын похоже был расстроен, но через несколько дней он сам вернулся к этому разговору и сказал, что он не возражает, так как все понимает. Жена настолько раздражала Анатолия, что их сексуальные отношения стали очень редкими.

Получив согласие сына, Анатолий взялся за оформление развода энергично, жена не хотела давать ему развод, но Анатолий был настойчив, и его адвокаты довели дело до конца довольно быстро. Он оставил ей с сыном квартиру, договорились, что сын будет жить с ней.

Его квартирный вопрос решился то же быстро. Среди его знакомых одна семья выезжала на постоянное жительство за границу, и Анатолий приобрел их квартиру, вместе с квартирой к нему перешла работать и их домработница — это была женщина среднего возраста родом из Швейцарии, она проживала тут же, в его квартире и вела все его хозяйство. Таким образом, он устроил свои дела и вздохнул спокойно. Он вновь обрел свободу, о которой так мечтал. Теперь, дал себе слово Анатолий — я буду очень осторожен, теперь я женюсь не скоро.

И вдруг совершенно неожиданно у него начался роман с Валентиной. Вернувшись от Валентины, после своего первого свидания, Анатолий прошел в гостиную, налил себе виски и удобно расположился в кресле. На лице его блуждала улыбка, он с удовольствием вспоминал прошедшее свидание. Он никогда бы сам не посягнул на жену Бориса Николаевича, он очень его уважал и был многим ему обязан, но обстоятельства сложились таким образом, что Валентина сама проявила инициативу и он, конечно не возражал. Он не мог не признать, что Валентина была очень приятная женщина, она была несколько старше Анатолия, но видимо очень следила за собой и выглядела отлично. Она была полной противоположностью его жене — женственная, мягкая в обращении, деликатная и очень обаятельная. Этот совершено неожиданно возникший роман стал для Анатолия приятным сюрпризом.

Любовь

Раздался звонок телефона, Валентина взглянула на дисплей — это был Анатолий.

— Валентина, — услышала она знакомый голос — ты не находишь, что нам надо встретиться, чтобы продолжить разговор на одну очень интересную тему? — она поняла, что он улыбается.

Валентина сразу установила свои правила в их взаимоотношениях, свидания назначались заранее или накануне. Для неё это было очень важно. День их свидания у Валентины был полностью посвящен этому событию. Она готовилась к нему тщательно, и не хотела отвлекаться ни на что другое. Все её чувства, эмоции были сосредоточены только на этом свидании.

— Меня мучает один вопрос — завел однажды разговор Анатолий — я чувствую свою вину перед Борисом Николаевичем, я очень уважал его и очень ему обязан.

— Я успокою тебя, мой дорогой, можешь не переживать, твоя совесть чиста. Дело в том, что у Бориса Николаевича последнее время была своя личная жизнь, и не только у него.

Анатолий очень удивился:

— Вы всегда производили на меня впечатление очень благополучной и любящей пары, он так нежно к тебе относился, как такое возможно?

— Мы просто постарались не переводить наши отношения в боевые действия, так как помимо интимной стороны жизни, нас связывало и многое другое, что не возможно было разрушить.

— Ну, я понимаю ситуацию, когда у мужчины может возникнуть личная жизнь на стороне — другая женщина и даже возможно другая семья…

— Нет, — прервала его Валентина — не было ни другой женщины, ни другой семьи.

Она увидела округлившиеся от удивления глаза Анатолия.

— Нет, нет — это совсем не то, о чём ты подумал, — улыбаясь, — заметила она, — с сексуальной ориентацией у Бориса Николаевича было все в порядке. Я имею в виду другое, просто он, как бы это выразиться? — она внимательно смотрела на Анатолия — он любил посещать некоторые заведения, я думаю это тебе понятно, а может быть даже знакомо? — Она наблюдала за выражением лица Анатолия, он прекрасно понял её вопрос.

— Я точно не знаю, что ты имеешь в виду, я могу только догадываться, но давай лучше не тревожить память о Борисе Николаевиче.

«Ловко ушел от вопроса» — подумала Валентина.

— Однако давай вернемся к тому, что следует за союзом «и» — снова вернулся к разговору Анатолий, ты, кажется, сказала — «и не только у него», что это значит?

— А это значит то, что у каждого человека может быть своя маленькая тайна, — улыбаясь, ответила она.

Во время их интересного разговора Анатолий лежал на широкой кровати Валентины, а она, накинув пеньюар, сидела на краю кровати, опершись на руку и склонившись над ним.

— Ты знаешь, мы сейчас напоминаем одну известную и очень живописную скульптуру, я её видела в Петербурге в Летнем саду, она называется Амур и Психея. Амур спит, рассыпав кудри на подушке как сейчас ты, а Психея, наклонившись над ним с масляной лампой в руке, любуется спящим Амуром.

— Ой, где мои кудри? — рассмеялся Анатолий. Недавно был у цирюльника, и предупреждал его — не трогай кудри, — так — нет, этот подлец взял и состриг. И еще одна неточность в сравнении, а где же масляная лампа?

— Нет, — решительно заявила Валентина, — лампу мне не надо. Ты послушай, что произошло с этой лампой: Психея так залюбовалась Амуром, что пролила горячее масло на плечо спящего Амура, он проснулся и исчез. Он ведь был бог и должен быть невидимым для земной женщины. А я не хочу так рисковать.

— А что же было дальше? — заинтересовался Анатолий

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 240
печатная A5
от 478