электронная
180
печатная A5
406
18+
Любовные истории Марсель

Бесплатный фрагмент - Любовные истории Марсель

Объем:
188 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-5179-2
электронная
от 180
печатная A5
от 406

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Когда мы любим — мы цветем,

И друг для друга существуем.

Нас ночью ласки наполняют,

Сердца от вздохов мчатся ввысь.


Когда мы любим безответно —

Мы нашим чувством стих переполняем,

И трепетно мы смотрим на того,

Чье имя сердце биться заставляет.


А если мы не влюблены совсем?

И все равно, что в сердце холода.

И нет ни ласк, ни трепета в груди,

Тогда мы попросту пусты?

Она сидела на кухне и думала о своей прошлой жизни, о романах, влюбленностях, мужчинах. С каждым из них отношения были разными, но итог был одинаковый — мучительные расставания, страдания и полная потеря самой себя. Какой была она? С каждым из них разная. Была ли она собой? Или теряла себя с мужчиной, погружаясь в пучину романа? Растворялась в возлюбленном. А может, становилась лишь той, которую они хотели видеть рядом? Где была она настоящая, и кто она теперь?


Она любила побыть одной, но страдала от одиночества. Зачем-то упорно выстраивала отношения с мужчинами, к которым и не испытывала каких-то особых романтических чувств. Она и сама не понимала, чего же ей хочется на самом деле.


Она сидела и пыталась осознать, как и в какой момент это началось. Для чего шагает туда, где находиться ей не надо. Быть может, она уходила в отношения, чтобы просто убежать от себя самой? Любила ли она когда-нибудь на самом деле?

История первая

1

Луч солнца защекотал щеки. Марсель сморщила курносый нос с уже проступившими веснушками. Отвернулась от окна, спрятала пшеничные локоны под одеялом.

— Соня, вставай! Пора в школу, — из кухни донесся заботливый голос мамы. — Завтрак уже на столе, ждет тебя.

— Скорей бы уже закончить эту дурацкую школу, — пробормотала из-под своего укрытия недовольная Марсель. — Встаю-встаю.

Учеба давалась ей с трудом. Сложные логарифмические уравнения и бесконечные правила русского языка путались в голове. «Всего пару месяцев потерпеть и каникулы», — облегченно подумала она, и выползла из кровати. Марсель наспех позавтракала, подвела черным карандашом глаза, натянула свою любимую мини-юбку и выбежала из дома.

Теплое ласковое утро распахнуло свои объятия. Она шла навстречу солнцу покорять школьные науки и горячие сердца одноклассников. За спиной раздался знакомый голос:

— Доброе утро, милая!

— Привет, Ром.

Высокий кареглазый брюнет с романтичным именем был ее школьным воздыхателем. Они познакомились год назад, когда объединили параллельные классы. Марсель, известная своими интрижками, не упустила очередного поклонника и сделала нового одноклассника своим верным другом. Рома помогал ей в проблемах с учебой и парнями. Она, конечно, знала о его влюбленности, но считала слишком смазливым. Так и веяло от него бабником. Старшеклассницы томно поглядывали на Романа, а завидев, смущенно опускали глаза. Его стройное фигурное тело всегда приятно пахло, а в мускулистые руки хотелось кинуться в объятия. Хотя парень все время пытался уверить Марсель в искренности своих чувств, но лукавая улыбка предупреждала: держаться лучше только в зоне друзей.

Они приветливо поцеловали друг друга, Рома на секунду задержался у ее щеки, вдыхая аромат кожи.

— День будет прекрасным, он начался с тебя.

— Оставь эту пошлятину для своих наивных куриц, Ромео, — отчеканила Марсель.

— Куриц? — ухмыльнулся он. — Мне кажется, я слышу нотки ревности в твоем голосе?

— Тебе кажется. Пошли уже скорее, опаздываем, — фыркнула она и поспешила к дверям школы.

До класса дошли молча. Марсель громко выстукивала уверенные ритмы каблуками, а Рома тихонько плелся за ней.

— Домашку сделала? — усаживаясь за парту, спросил он.

— Издеваешься? Давай уже сюда свою тетрадь, — Рома протянул тетрадь с домашней работой. Этот ритуал они проделывали каждое утро.

— Не выспалась что ли? Зеваешь.

— Да, познакомилась вчера с одним студентом. Полночи сообщения написывал.

— Рассказывал, какие у тебя красивые зеленые глаза?

— Ага, как надоела эта банальщина. А то я не знаю, что под глазами имелось ввиду совсем другое.

Рома невольно покосился на ее грудь, пышную, круглую, умело подчеркнутую глубоким декольте белой футболки в обтяжку.

— Так надо было его послать.

— Не твое дело, что мне надо было делать, — рявкнула она. — Я же не комментирую твоих куриц.

Рома вскинул брови, удивленно глядя на нее.

— Второй раз за утро курицы — ты точно ревнуешь! — он расплылся в довольной улыбке.

— И не надейся! Я просто не выспалась. ­­

— Может, в Зеленый парк пойдем после уроков? Погода сегодня такая солнечная.

— Ой, не знаю даже. У меня сейчас что-то непонятное с Владом творится. Не будем загадывать, созвонимся.

— Ну потом не обижайся, если, когда ты позвонишь, я буду с одной из своих куриц.

— Пффф, напугал.

Рома не успел ничего ответить. Прозвенел звонок, и в класс вошла учительница.

2

Марсель встречалась с Владом уже полгода. Их отношения колебались между бурными признаниями и громкими ссорами, связанными просто с разницей в возрасте. Когда тебе семнадцать, а твоему парню двадцать два, интересы все равно как-то расходятся — ему уже не в новинку клубы, бары. Привычное занятие по выходным. А ты только входишь маленькими шажками в ночную жизнь, и учеба еще играет главную роль. Вот и в очередной раз они повздорили — Владу хотелось веселья, а ей побыть вдвоем и насладиться поцелуями. Дальше страстных объятий Марсель не позволяла заходить, что тоже добавляло поводов для скандалов. Она была не готова, а он постоянно твердил, что пора бы уже и расстаться с невинностью.

Весь учебный день протекал в мыслях, как убедить Влада провести время вдвоем. В восемь вечера от возлюбленного пришло смс: «Милая, еду с друзьями в бар. Просто выпьем пивка». Марсель фыркнула и машинально набрала номер Ромы.

— Привет, что ты там делаешь?

— Как обычно, жду твоего звонка. А ты?

— А ко мне в гости пришла грусть.

— Опять Влад? — до его уха донеслись всхлипы Марсель. — Может, выпьем вина, поговорим? Я прогоню твою грусть.

Через полчаса Марсель уже вовсю изливала Роме свою душу.

— Ну как он так может? Друзья, пиво… а я как же?

Рома слушал ее. Для него это было привычное занятие — утешать Марсель и во всем с ней соглашаться. Один бокал вина, второй. И все заканчивалось типично — она говорила Роме, что ей плохо, и он один ее понимает, а наплакавшись вдоволь, убегала в объятия своего Влада.

3

— Дорогая, привет! — раздался на следующий день веселый голос Влада в трубке.

— В баре пиво закончилось? — без приветствия ответила Марсель.

— Не начинай, а? Сама-то чем вчера занималась? — начал нападать Влад. — Готов поспорить, что побежала сразу же жаловаться на меня своему Ромео?

— Ты же не захотел провести со мной вечер.

— Так и знал! Время зря не теряешь!

— Что это значит? — в ней закипала злость.

— Все, пока, созвонимся, — в трубке послышались гудки.

Марсель возмущенно посмотрела на экран телефона. Так утомили эти ссоры на пустом месте. Она чувствовала, что-то тут было нечисто. Среди недели они нормально общались, но как только наступали выходные, то обязательно ссорились. Марсель не раз подумывала бросить Влада, но репутация была важнее.

Ей так льстило, что она единственная из своих сверстниц встречается с таким взрослым парнем. Но быть дурой тоже надоело. Она дождалась вечера, ярко накрасилась, нарядилась в обтягивающее короткое черное платье, чтобы казаться взрослее, и пошла в бар, где любил проводить время ее парень.

Это был самый обычный бар, с деревянными стульями и столами вдоль стен. Громко играла музыка, полумрак освещали разноцветные огни. Посреди зала возвышалась небольшая сцена с шестом, где, изрядно надравшись, девочки принимались крутить своими попами, соблазняя таких же надравшихся парней.

В нос Марсель ударил запах пива, глаза прорезал дым сигарет. Она поморщилась и стала вглядываться в посетителей за столиками в поисках знакомого лица. Влада нигде не было. Марсель уже собралась было уходить, но перед этим посмотрела на танцпол. На сцене она увидела то, за чем пришла. В такт музыке Влад тискал какую-то длинноногую деваху, которая извивалась перед ним в откровенном танце. В слезах Марсель выбежала из бара, и ноги сами привели ее к Роману.

— Ненавижу! — рыдала она. — Ну ничего, я ему еще устрою. На коленях ко мне приползет!

— Давно тебе говорил, брось его. Он дерьмо.

— Да, надо было тебя слушать. Рома, ты такой хороший, — Марсель сделала глоток вина и устроила голову у него на плече. — Почему меня больше никто так не понимает…

— Может, просто ты не тех парней выбираешь?

— На что ты намекаешь? — Марсель подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— Ты же знаешь, что я давно влюблен в тебя, а ты приходишь и жалуешься на очередного своего мужика. Может, хватит уже? Я тоже не железный.

— Но, Ром… Ты чего вдруг? — в глазах заиграл интерес, такая перемена в поведении парня неожиданно взволновала.

Он притянул ее к себе и жадно поцеловал в губы. Она не сопротивлялась, это было приятно, по телу забегали мурашки.

4

Наутро Марсель проснулась в приподнятом настроении. После внезапного поцелуя она второпях собралась и умчалась домой, но всю ночь потом провела в объятиях с Ромой во сне. Они гуляли за руки, целовались под тенью зеленых деревьев. Парень обнимал ее, и они вместе возносились к бело-розовым воздушным облакам. Марсель открыла глаза, внизу живота чувствовалось тепло и волнение от увиденных сновидений. С трудом укладывалось в голове, что это случилось, что она почувствовала к Роме влечение. Как такое может быть? А вдруг она потеряет своего лучшего друга? А может, этот бессмысленный роман с Владом должен был привести ее на самом деле в отношения с Ромой?

— Как настроение? — он встретил ее у дверей школы.

— На удивление, замечательное! — смущенно ответила Марсель.

— А ты все мне не веришь. Я один знаю, как тебя сделать счастливой, — ухмыльнулся Роман.

— Я просто была расстроена, а ты нагло этим воспользовался.

— Ты об этом жалеешь? — он сделал шаг ей навстречу, заглянул в глаза.

— Ром, я … — от его близости сердце бешено забилось. — Пойдем уже в класс.

— И ты, как всегда, убегаешь, — его слова ударились ей в спину. — Так и пробежишь мимо любви.

— Что-что ты там бормочешь? — Марсель резко развернулась на высоких шпильках

— Слушай, я знаю, ты чувствуешь то же, что и я. Ты ответила на мой поцелуй. Ответило все твое тело.

— Ром!

— Нет, дай мне договорить. Сколько можно-то? Долго ты еще будешь связываться с мудаками и плакаться у меня на плече? Может, хватит уже? Давай попробуем. Просто дай нам шанс.

От неожиданного напора Марсель стояла, открыв рот, не в силах что-либо произнести. Она только сильнее заморгала и вдруг тихо кивнула:

— Хорошо.

5

Их роман стал стремительно развиваться. Рома осмелел, его самонадеянность подкупала и будоражила Марсель. Они гуляли по Зеленому парку, державшись за руки, и вели неспешные беседы. Об учебе и предстоящих экзаменах. О том, какая она была безалаберная без него и как много потеряла времени. Марсель купалась в объятиях Романа и уничтожалась в едких замечаниях. Она влюбилась. Однако непонятное чувство волновало, она до конца так и не верила в то, что между ними происходит. Будто это все какой-то розовый сон. Было слишком уж сладко. Марсель стала замечать, что Рома очень красив, а девчонки так и стреляют глазками, завидев его. Иной раз они даже начинали перешептываться и хихикать, как только видели их пару. Он так много знал о ней, и тут она стала понимать, что почти ничего не знала о нем. А чувства все больше и больше поглощали.

— Ты правда любишь меня? — то и дело задавала она один и тот же вопрос. — Правда?

Парень обнимал ее, отвечая поцелуем.

Отгремел выпускной. Роман сделал ей подарок — путешествие в Серый город. Это было древнее место, окутанное множеством тайн и легенд. Поговаривали, что здесь можно обрести свою истинную любовь. Город всегда скрывался под плотными серыми облаками, потому он и получил свое название. В поверье говорилось: «Когда придет настоящее чувство, тучи рассеются, и тебе откроется солнце». Здесь было мало жителей, но на всех лицах сияла легкая улыбка. Будто они и не замечали этих плотных депрессивных туч над головой. Туристов можно было различить невооруженным взглядом — либо это были счастливые влюбленные, не замечающие ничего вокруг, либо угрюмые одинокие прохожие. Меланхоличной серости добавляли красок лишь величественные соборы, построенные для молитв о любви. На каждом из них были высечены фигурки маленьких ангелов, которые целились своими крошечными стрелами в случайных людей, приехавших сюда в поисках заветного чувства.

Влюбленные без конца целовались в темных уголках старинных подворотен, все сильнее познавая истинную природу страсти. По ночам, насладившись красотой улочек, они бесстыдно ласкали друг друга, множа стоны упоения и отдаваясь обоюдному желанию.

Солнце так ни разу и не выглянуло за время путешествия Марсель с ее возлюбленным. Даже ни один случайно гуляющий лучик не коснулся их, казалось бы, счастливой влюбленной пары. В последний день путешествия они оказались на огромной, но совершенно пустынной магистрали.

— Тут совсем нет машин, пойдем по разделительной полосе? — предложил Рома, уже бежавший в центр дороги. — Ого! Иди сюда скорее. Смотри!

— Две полосы. И что? — Марсель озадачено взглянула на него.

— Ага, и каждая из них принадлежит разным улица. Они как бы вместе и все-таки врозь. Никогда не соединятся.

В душу Марсель закралось неприятное чувство, будто серое облако, оно окутало ее сердце и погрузило в тоску.

— Ты загрустила?

— Я хочу уйти. Может, вернемся домой?

— Не нравится Серый город?

— Нравится. Но какое-то странное чувство тревоги не дает мне покоя. Будто потерянной любви.

— Ой, не накручивай. Это всего лишь легенды. У нас все хорошо. Ты меня не потеряешь.

— Честно?

— Честно. Я же так давно люблю тебя, — он поцеловал ее в губы, растворяя сомнения в своих чувствах.

6

Лето ворвалось в жизнь так стремительно, что не успели распахнуться все форточки многоэтажек. Вокруг Марсель кружили бабочки, ненавязчиво, но метко, проникая в живот. Закатив глаза, чувствуя шевеление крылышек романтичных насекомых, Марсель шла по Зеленому скверу. Она с улыбкой смотрела на влюбленные парочки, нашедшие свой уголок романтики под кроной деревьев, как вдруг глаза часто заморгали. Нет, это не мог быть он. Марсель сделала пару шагов, чтобы приблизиться к мило воркующей паре. Зрение ее не подвело: Ромео что-то мило нашептывал белокурой тощей красавице, поглаживая бедро. Он нежно смотрел на собеседницу, она что-то ворковала ему в ответ. Парень ласково провел рукой по ее волосам и начал страстно целовать. Зеленые глаза Марсель превратились в непроходимые липкие болота, сердце замерло.

— Я так и знала! — выкрикнула она. Звук эхом отразился от высоких деревьев.

Раскат грома унес ее крик. Черные тучи сбежались в парк для влюбленных. Миг, и их разорвало проливным дождем. Марсель побежала прочь. Ее всхлипывающее тело впитывало капли, чувствуя, как знакомый, уже полюбившийся взгляд пронзает спину.

«Не любить, не любить» —

Повторю себе вновь,

«Не любить, не любить» —

Ну зачем бурлит кровь?


«Не хочу, не хочу» —

Крикну я в темноту,

«Не люблю, не люблю» —

Но тебе я совру.


«Не могу, не могу» —

Говорю я тебе,

Но я вру. Да! Я вру!

Я хочу лишь к тебе.


Ну зачем же, зачем,

Повстречала тебя?

«Чтоб страдать и любить» —

Говоришь, уходя…

7

Марсель проснулась от звуков барабанящего по стеклу дождя. В глазах стояли слезы. Что это было? Сон? Но будто наяву. Она вылезла из кровати. За окном была осень. Все небо заволокло серыми густыми тучами. Это был не сон, это был кошмар, который мучил ее иногда по ночам, с того самого дня, как случился в реальности.

Очень захотелось стряхнуть с себя погодную сонливость, Марсель поплелась на кухню за завтраком и кофе.

— Кофе закончился, но ты можешь сходить в магазин, — обрадовала ее мама.

— Ну почему именно сегодня.

— Опять мучил этот сон?

— Да, как ты поняла?

— Человека после плохих снов видно сразу. Хочешь, сделаю тебе чай?

— Как ты думаешь, сны что-то значат?

— Кто знает? — мама пожала плечами. — Кто-то говорит, что это отражение нашего подсознания, а кто-то, что наша реальная жизнь в замысловатых картинках. Каждый сам выбирает, во что верить.

— Я редко вижу сны. Но когда вижу, они всегда будят меня.

— А я думала, что это я тебя бужу, — отшутилась мама. — Не переживай, в конце концов все пройдет, успокоится.

Мама обняла ее и погладила по голове.

— Когда уже станет легче? — Марсель вопросительно посмотрела в мамины глаза.

— А ты попробуй записывать свои сны.

— Записывать?

— Да. Сны и воспоминания, которые тревожат. Может, увидев события как бы со стороны, они перестанут так пугать и волновать тебя.

— Надо попробовать. Спасибо, мам, — Марсель немного помедлила и робко продолжила. — Знаешь, я думаю, мне надо уехать в Серый город.

— Что? Почему? А как же университет?

— Ну, переведусь на заочку.

— Думаешь, там тебе станет легче?

— Мам, я хочу, чтобы ты поняла. Мне плохо. Я еще долго не смогу забыть его, а тут это сделать гораздо сложнее. Я то и дело боюсь натолкнуться на него. Или еще хуже — на него с какой-нибудь девицей.

— Это я могу понять. Но почему именно туда? И что ты там будешь делать?

— Не знаю, просто я смотрю на эти серые тучи и так чувствую, что мне нужно быть там. — Марсель задумчиво посмотрела в окно. — Там я была счастлива и верила в любовь.

История вторая

1

Марсель уже год жила в окружении серых туч. Дни сменялись один за другим, ничем не отличающиеся друг от друга. Она работала в агентстве по продаже путевок в Серый город и организации экскурсий. Упорный труд помог преуспеть. Ее самолюбие ликовало от того, какая она теперь самостоятельная. Иногда Марсель понимала, что живет, будто по накатанной, действует на автомате. Совершает поступки, которые по идее логичнее всего, не задумываясь, а нужно ли это ей. Марсель окончила школу, училась в университете, хоть и на заочном, а теперь работала. Следуя схеме, ей оставалось только выйти замуж, родить детей и окунуться в счастливый быт. И она хотела замуж, искренне полагая, что, будучи с мужчиной, наконец, обретет свое такое полное счастье. Нужно ли это было Марсель на самом деле, она не задумывалась, просто считала, что вот так, как поступала она, — это правильно. Так ведь все делают.

У Марсель появилась пара знакомых, но часто только дождь и составлял ей компанию в безрадостные дни, и она все больше стала проводить время в интернете. Там она познакомилась с приятелем и коротала одинокие вечера за перепиской. Он развлекал ее шутливыми сообщениями, пару раз они ходили вместе в бар попить пива. Марсель все реже вспоминала о Роме, слепив осколки своего сердца. Она считала, что все у нее в принципе хорошо. Пока вновь в городе не случилась осень. И тогда сердце заплакало вместе с каплями, барабанящими по окнам. Марсель чувствовала, как липкое черное чувство одиночества накатывает на нее. И снова вернулись кошмары пережитого предательства.

Устав от трудовых будней и решив немного отвлечься от грустных воспоминаний, Марсель договорилась о встрече со своим пишущим другом Дмитрием.

— Мне нужно выпить, — плюхнулась она за столик. — Осень нынче такая меланхоличная.

Он обладал довольно заурядной внешностью. Русоволосый, невысокий и до безобразия простой. Именно простота делала общение с ним легким и беззаботным. У него было отменное чувство юмора, Дмитрий всегда вызывал на лице Марсель улыбку. Это подкупало и расслабляло. Его широкие плечи внушали доверие, казалось, она может рассказать ему все, а он всегда найдет ободряющее слово. И вот Марсель уже не плачет, а улыбается шуткам и веселым замечаниям Дмитрия. Она никак не рассматривала его как претендента на романтические отношения, но в минуты грусти было приятно общаться именно с ним.

— Ну-ка давай подробней, что стряслось? Неужели на тебя так действует осень? Она же тут практически круглогодично, — Дмитрий поднял на нее удивленные карие глаза.

— Да я просто так устала, — пожаловалась Марсель, делая глубокий глоток коктейля, — от работы, от всего. А тут еще эта осень.

— Неа, не юли. Мы с тобой не так давно знакомы, но я знаю, что работа тебе нравится.

— Ничего-то ты не знаешь, — буркнула она.

Свет, приглушенный зеленым абажуром лампы, создавал полутени на их лицах. Игривые алкогольные коктейли придавали блеск глазам Марсель, и они казались еще изумруднее в полумраке бара. Атмосфера располагала к интимному общению. Марсель разоткровенничалась и рассказала Дмитрию о своей потерянной любви прошлой осенью.

Он внимательно слушал ее и кивал головой в нужных местах, периодически принося новые коктейли. Окончательно захмелев, Марсель вдруг показалось, будучи в расстроенных чувствах, что Дмитрий на редкость привлекательный и очень заботливый. На ее щеках прогуливались слезы, и он ласково вытирал их кончиками пальцев. Нежность его рук успокаивала. Через пару часов бурного общения и излияния того, что было на душе, они мчались к ней.

Утром Марсель несколько смутилась, но ночь в ее памяти была очень даже ничего на фоне долгого отсутствия секса. Дмитрий улыбнулся ей, она заторопилась готовить завтрак, а в голову закралась липкая мысль: «А может он и есть тот самый, мой?»

После этой ночи их отношения из простой переписки перешли в более тесное общение. Дмитрий приезжал в гости, и они устраивали романтические банальные прогулки под луной. Марсель было скучно, а он ее приятно развлекал. Как-то Дмитрий появился на пороге и воскликнул:

— Все! Ты переезжаешь ко мне!

— Что? — ошалела Марсель от этих слов.

— Ничего! Вещи, говорю, собирай! Надоело к тебе мотаться ежедневно!

Они стали жить вместе. Марсель казалось, что она влюблена, хотя кроме сексуального желания, особых каких-то других эмоций Дмитрий в ней не пробуждал, но она чувствовала себя полноценной в то начало их отношений. «Теперь у меня все, как положено», — думала она. Кому положено и кем в голову ей почему-то не пришло. Так пробегали дни, каждый похожий на предыдущий. Первое время Марсель была очень увлечена своей новой ролью, этакой женушки. Дмитрий, поняв, что теперь она никуда не денется, то и дело подначивал, что она неопытная и не справится с тяжестью совместного бытия. И Марсель старалась еще больше. Пироги, котлетки, стирка, уборка, глажка в перерывах между работой. Некогда романтичный город вдруг преобразился в типичную гавань в тихом болотце. Все это было очень красиво, если бы иногда Марсель не натыкалась на крысу в своем подъезде.

2

— Ммм, я смотрю, встретилась с Машкой? — видя ее раздражение, подшутил Дмитрий.

— Что? Какая Машка? Ты вообще понимаешь, о чем ты? Так жить больше нельзя!

— Начинается… Ну только не нуди, а.

— Я серьезно, надо что-то делать!

— Ну и что ты предлагаешь? Квартиру менять? Это старый город. Мы не найдем что-то лучше. Крысы — это наша местная достопримечательность, входит в комплект.

— Нам же не обязательно оставаться здесь?

— Ну это самое романтичное место на земле. Куда же нам отсюда? Расслабься, детка.

— Пффффф, ты же больше нигде и не был.

— Да, потому что в других городах больше и делать нечего. Ну, я же говорю — лучшее место на земле.

— Что ты все время нукаешь? Раздражаешь.

— Тебе не кажется, что ты много говоришь? Дождешься у меня когда-нибудь. Я понимаю, ты заведена, поэтому пропущу в этот раз мимо ушей. На, глотни пивка, — Дмитрий протянул ей свою бутылку, — успокойся.

Марсель оттолкнула протянутую бутылку и пошла в ванную. Она смыла обиду под каплями душа и возвратилась в объятия своего мужчины. Он примирительно погладил ее по плечу, и они занялись сексом.

— Я тут подумала, — осторожно прошептала она сонному Дмитрию.

— Ммм?

— Может, мне надо уволиться?

— Не понял? — Дмитрий резко взбодрился и сел на кровати.

— Мне кажется, меня не хватает на все, на нас, — она тоже села. — И потом, кажется, я уже не люблю свою работу, она высасывает из меня все силы. Все эти туристы, жаждущие наивно любви, — она немного помолчала. — Я продаю людям мечту в любовь, но ведь это неправда. Это банальная красивая легенда. Надоело врать.

— Ну а чем ты будешь заниматься? Как скоро ты найдешь работу?

— Не знаю, мне бы хотелось заниматься чем-то творческим, душевным.

— Вот, видишь, ты сама толком не понимаешь, чего хочешь. А эта работа приносит неплохой доход. И потом, я не смогу обеспечивать нас двоих, ты не имеешь право увольняться и сидеть у меня на шее. Работай и ищи что-то параллельно, раз не нравится, — Дмитрий вылез из кровати и взялся за сигареты.

— Ненавижу, когда ты куришь в квартире. Выйди на балкон.

— А я ненавижу, когда ты начинаешь такие разговоры! Не нравится — найди другую работу, потом увольняйся. Нечего все на меня вешать! И вообще, спи уже, а? Задолбала! Целый вечер мозг клюешь.

Марсель тяжело вздохнула, накрылась с головой одеялом, и, глотая обиду, постаралась уснуть. Но мысли бешено крутились в голове, прогоняя сон. Она вдруг осознала, что слишком устала. От бесконечной готовки котлеток и супчиков, наивных туристов и пивка каждые выходные в баре под домом. Ее ничего не радовало, а сил и энергии становилось все меньше. Марсель все чаще стала пребывать в плохом настроении. Она понимала, что именно поэтому дома и начались скандалы. Ей просто не хватало на все сил и энергии.

3

Наутро в голове созрел план по улучшению своей жизни — надо просто взять отпуск и попробовать посвятить время своему мужчине и их отношениям, дому, поиску другой работы. Марсель написала заявление на отпуск за свой счет на неделю и окунулась в круговерть новых предложений. Очень скоро она поняла, что ничего нового, увы, на рынке трудоустройства не предлагалось. Не было другой более развитой сферы дохода в Сером городе, да плюс ее опыт. Ввиду отсутствия каких-либо особо важных занятий, кроме быта, Марсель совсем впала в уныние, и перепалки с Дмитрием стали ежевечерним занятием.

— Прошу тебя, давай куда-нибудь съездим на отдых, — как-то сказала Марсель посреди очередной ссоры, — я так больше не могу. Понимаю, что сильно взрываюсь и вымещаю на тебе свою усталость. Я думаю, мне просто нужен отдых.

— Ты же неделю сейчас отдыхала? — удивился Дмитрий.

— Нет, я о настоящем отдыхе, смене обстановки.

— Мы не можем себе этого позволить, ты же знаешь, — резко оборвал он. — Почему ты такая сложная? Ну что тебе просто не живется, как всем? — он развернулся и отправился к холодильнику за очередной бутылочкой холодного пива.

Марсель замолчала, не собираясь останавливаться на этом разговоре, и погрузилась в раздумья, как же все-таки решить вопрос с отпуском. Она понимала, что Дмитрий прав и финансов на все не хватает. Жили они достаточно скромно, несмотря на сильную загруженность на работе. Денег по какой-то причине все время хватало только впритык, на еду, минимум одежды и раз в неделю скромные посиделки в баре с друзьями. Но она чувствовала, если немедленно что-то не придумать, то сорвется совсем. Дмитрий все чаще стал задерживаться допоздна на работе. В интимной жизни они отдалились. Холодный секс на пару минут. Надо было принимать срочные меры.

Марсель настигала безнадежность происходящего вокруг, как будто это был тупик, требовались отчаянные действия. В поисках выхода, она стала уповать на знаки, которые посылает судьба. Она верила, что мир магическим образом откликается на наши желания, надо только правильно пожелать. Отношения трещали по швам, Марсель все больше погрузилась в свои мысли и думала только о том, как бы ей организовать им отпуск. Казалось, он каким-то чудом смог бы спасти их пару и отношение друг к другу.

Мир не заставил себя долго ждать, и через пару дней Марсель получила смс от банка с предложением взять потребительский кредит. В сообщении было призывно написано: «Хотите поехать в жаркие страны, но не хватает денежных средств? Теперь это не проблема! Две минуты, и Вы уже наслаждаетесь горячим солнцем и теплым морем!»

Марсель поблагодарила Вселенную и, недолго думая, набрала номер телефона, чтобы выяснить все подробности. Когда все нюансы были узнаны, она, конечно же, решила посоветоваться с Дмитрием.

— Нуууу, я даже не знаю, — протянул он на внезапную идею взять кредит. — Давай вечером дома обсудим?

— Да чего тут думать и обсуждать, — тараторила возбужденная Марсель, — мы оба понимаем, что нам это необходимо. Уже все одобрено, осталось только пару формальностей. Отдохнем, а там уж как-нибудь потом отдадим. У нас же будут силы и энергия после отпуска, мы справимся.

В такие минуты ей невозможно было отказать, и Дмитрий просто кивнул в трубку и тихо произнес:

— Ладно.

4

Через пару недель они с чемоданами и в приподнятом настроении регистрировались на самолет в жаркую страну. Для них обоих это был первый отпуск на море, и они в предвкушении забыли все ссоры и обиды, терзавшие их в последние месяцы, и мечтали скорее оказаться на пляже в Южном городе.

— Коктейли, пальмы, море, солнце и мы! Мммм, скорее бы! — мечтательно закатила глазки Марсель.

— Да, а я возьму ласты и маску. Буду нырять, как настоящий аквалангист, — с энтузиазмом поддержал ее Дмитрий.

— Ой, а как же мы будем общаться там, я вот все волнуюсь, мы же не знаем языка, — не упустила она возможность хоть немного понервничать.

— Слушай, ты столько с собой словарей разных набрала, что мы точно справимся. У меня иногда ощущение складывается, что ты туда переезжать собралась, а не на пару недель в отпуск. И успокойся вообще, мы же едем по путевке, за нас турагентство отвечает. По-любому будут русскоговорящие гиды.

— Да-да, ты прав, — Марсель облегченно вздохнула, помолчала. — Интересно, все ли я взяла, ничего ли не забыла…

— Расслабься ты, мы не на необитаемый остров едем. Забыла и забыла, там, если что, купим, что понадобится. Может, по коктейльчику, пока ждем посадки? — Дмитрия начали уже чуточку подбешивать ее мелкие беспокойства.

— Давай, — согласилась она.

Полет был долгим и утомительным, но выйдя на жаркое солнце, пассажиры оживились — усталость сняло как рукой. Марсель почувствовала на своем лице теплые лучи, зажмурилась и стояла так, погружаясь в наслаждение, забыв обо всем на свете.

— Пойдем, хватит мечтать, нам надо найти наш автобус до отеля, — окликнул ее резко Дмитрий.

— Да-да, идем. Просто тут так хорошо. Такое яркое теплое солнце, а воздух… Ты почувствовал, какой тут совсем другой воздух? — она побежала следом за ним, таща свой огромный чемодан.

— Почувствовал какую-то вонь, идем! Вон, кажется, наш.

Марсель вернулась в реальность и поплелась на трансфер. По дороге до отеля она ехала, открыв рот, поражаясь карликовым пальмам и цветущим розовым кустам. Их быстро заселили, они зашли в номер, кинули вещи и бегом побежали окунуться в море, пока солнце не успело уйти за горизонт.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 406