электронная
72
печатная A5
294
16+
Любовь. Небо. Исповедь...

Бесплатный фрагмент - Любовь. Небо. Исповедь...

Сборник стихов

Объем:
120 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-3447-4
электронная
от 72
печатная A5
от 294

Об авторе

Я родился в городе Тула 29 апреля 1981 года. Закончив школу, поступил в Тульский Государственный Университет. Серьезно увлекся поэзией только после окончания института. Был номинантом премии «Образ», премии «Поэт Года» 2013—2016, печатался в сборнике АЖЛ издательства «Скифия». Стихотворения у меня получаются сами собой, будто кто-то свыше диктует мне их, я только записываю и предаю им нужную форму и ритм. А иногда, они рождаются из одной строчки, услышанной где-то или придуманной мной…

Дети прогресса

Мы стали небо реже замечать.

Дороже нам его простой натуры

Рекламных вывесок заманчивых печать

Для нас так чуждой западной культуры.

И не дороже нам бетонных свай

Деревьев стройные высокие колонны.

Мы упираемся коленями в асфальт,

Вдыхая городские благовонья.

И звезд дороже лампочки гирлянд,

И жизнь в квартирах променяли на свободу.

И проводов парадный аксельбант

Нам заменил давно лесов густые своды.

Мы поколенье вычислительных машин.

Родились в век прогресса, средств мобильных.

Мы внуки городских загаженных витрин

И дети индустрии изобилия!

Любите близких

Любите близких, любите.

Пока они с вами, пока.

Пока еще в сердце обитель,

И жизнь не так коротка.

Пока вы их видите в мире,

Пока еще с вами они,

И вы на холодной могиле,

Не плачете горько одни.

Пока у вас есть еще силы

Видеть их радостью глаз,

Дарите любовь им и милость,

Сделайте это сейчас.

Не ждите, пожалуй, не ждите,

Сидя во мраке одни.

Любите близких, любите,

Пока еще с вами они.

Они вам ответят тем же

И больше дадут наперед,

Вы только любите их нежно,

Любите на годы вперед.

Вы в горестях их не бросайте.

Дарите улыбки им в след.

Любите, любите и знайте,

Что в мире дороже их нет.

Пусть искрой года пронесутся,

Но вспомните эти слова,

Всегда говорите: «Вернутся».

Когда говорят: «Никогда».

Родных мы теряем навеки,

Но память о них в нас жива,

Когда их закроются веки,

Вы вспомните эти слова.

Разговор с тенью

У него есть на земле —

Тень,

Как у всех. А ему она —

Враг.

По пятам за ним весь —

День.

Ходит, подлая, шаг —

В шаг.

Увязалась, как сто

Бед,

Как голодный, худой —

ГУЛаг.

Марширует след —

В след,

Отбивает шаг —

В шаг.

Говорит он ей: «Зачем,

Тень,

По пятам тебе за мной —

Ходить?»

Отвечает она: «Мне —

Лень

По земле этой одной —

Бродить».

И он нагло ей лоб —

В лоб:

«Ну а если что?!» Она —

В ответ:

— Если ляжет человек —

В гроб,

Я иду за ним, след —

В след.

Он подумал, это мой —

Бред.

И сказал себе:

Не замечай.

И пошел за тенью, след —

В след,

Он на кухню, пить горячий —

Чай.

Ромашки

Ромашек платья белые

Глаз мой радуют простотой,

Краски детства мои смелые,

Краски юности золотой.

И печальные, и унылые,

Что за это их бранить,

Краски ранние, краски милые

Тянут в детство святое нить.

Наберу вас луга охапкою,

Утону я в вас до утра,

Стебли тонкие, стебли зябкие,

Вы полей моих югера.

Я найду из вас самую редкую,

Самый крупный сорву цветок

Погадать на любовь ответную

И любовь безответную впрок.

К осени

Озолотила осень ветки сентябрем,

Пленяя сном усталые деревья.

Уже и трав душистых нивы под огнем,

Природу утопившем в сновиденья.

Небес прозрачных ледяную синеву

Опустошаю нервом до последней капли,

Как проводов тугую тетиву

Стремят высоковольтных вышек цапли.

Покрылись тиной черною пруды.

Уже не слышно шумной певчей трели.

Уснули в осени плодовые сады.

И яблоки на ветках перезрели.

Скамеек палубы желтеющих аллей

Стоят по краю мокрых тротуаров.

И кроны почерневших тополей

Уже не помнят солнечных ударов.

Промозглые, холодные дожди.

И, под зонтами съеживаясь, люди

Бегут, тепло оставив позади,

В квартирах светлых, суетливых буден.

И старый дворник, что листву метет,

Пугает сон во мраке раннем утра.

Его спешащий мимо пешеход

Обходит стороною почему-то.

Для солнца узы времени тесны.

Беря пример с речной прокатной лодки,

У кромки неба на приколе до весны,

Звенит цепями ржавыми колодки.

И стаи гордых перелетных птиц

Поют мне песнь души совсем иную.

Природа множество имеет лиц,

Но осень я всегда любил такую.

Посвящение

(акростих)

Ложатся руки твои нежно мне на плечи,

Юдоль земная вновь несет печаль,

Бежим порой на столь скупые встречи,

Людских проблем, ярмо отбрасывая в даль.

Юпитер так расставил наши судьбы:

Тебе земные муки, мне болезнь души.

Единой горестью с тобой хотел уснуть бы,

Бросаясь в жизнь, как небо в камыши.

Я жизнь пожил и повидал не мало

В свои не столь усталые года,

С тобой хотел бы все прожить с начала,

Единственной, любимой, навсегда.

Молю я Бога у родной иконы

Сердец людских жестокость умягчить,

Елей пролитый в душу и законы

Родной твоей любви готов хранить.

Дороже нет тебя на этом свете,

Целую руки нежные твои,

Единые прими ты строчки эти,

Минует пусть беда и Бог хранит!

Мне жаль

Мне жалко птиц, погибших на земле.

Мне жалко крыльев, срезанных на взлете.

И жаль, что то сейчас у нас в цене,

Что раньше было не в почете.

Мне жаль, что правду выдают за ложь,

Мне жаль, что смысл честности утерян.

Меня от мысли лишь одной бросает в дрожь:

Уходят те, в ком больше всех уверен.

Мне жаль, что так от звезд мы далеки,

Мне жаль, что не кому для нас украсть их.

И от того приходят к власти дураки,

Что нет над ними большей власти…

Осенний лист

Осенний лист, последний, в дар зиме

Отдал свою всю прелесть увяданья,

Как очарован был весною он во сне,

Ну вот уже и с осенью прощанье.

Прощанье, пролетают дни, как час.

И незаметно улетают годы.

Тот лист, который радовал мой глаз,

Уже вкусил все прелести свободы!

Зимняя рябина

Огонь не гас в печи камина.

Я убаюкан был теплом.

А по стеклу стучит рябина

Так ненавязчиво о том,

Что ветры гнут ее и треплют,

Что за окном опять метель.

Она стучит об этом веткой,

О том затеяв канитель.

Я говорю: «Не плачь, рябина!

Уйдут от нас лихие дни.

И, крону ты свою раскинув,

На солнце будешь. И в тени

Твоих ветвей проснутся птицы

И вновь споют тебе о том,

Как твоих листьев им ресницы

Подарят теплый летний дом.

И ты тогда вновь ягод спелых

По осени им дашь сама,

Не плачь, рябина, что поделать—

Зима, зима, зима, зима».

Ноябрь

А город спал. Я сна не видел.

Тягучий свет от фонаря

В тумане плыл. Я ненавидел

Холодный воздух ноября.

Я все смотрел в окно и думал:

С чего тоска моя и гнет?

Бежит фонарь в ночи угрюмой.

Опять ноябрь мне что-то врет.

Куда идти в такую пору,

Кому охота мокнуть так,

Как та собака под забором,

Что не устроится никак.

Мне тут тепло, а ей обидно,

Что остается мерзнуть там.

Ноябрь не врет, по небу видно,

Ноябрь не врет, я слово дам.

Вновь забросает мокрым снегом

И превратит дороги в ад.

Опять фонарь в ночи забегал,

Ноябрь не врет, ноябрь — гад.

Обращение к другу

(Посвящается Анатолию Пёре)

Остановись и погоди немного.

Остановись, мой друг, и не руби с плеча.

У нас с тобою впереди дорога,

И надо вместе нам ее начать!

Мой друг, здесь трусов нет в помине.

Кто шел сквозь боль, тот знает, что к чему.

Кто подрывался на подводной мине,

Но все ж держался крепко на плаву!

Остановись и отдышись немного.

Ведь мы не знаем, что там впереди.

Здесь не берут за боль и страх налогов,

За это нет медалей на груди.

И пусть неравный бой у нас с судьбою,

Пусть не с чего пока нам начинать,

Ты знай, я был всегда, всегда с тобою,

И если надо в бой — пойду опять!

Остановись и погоди немного.

Остановись, мой друг, и не руби с плеча.

У нас с тобою впереди дорога,

И надо вместе нам ее начать!

Фото

Я плохо помню имена и лица.

Из пожелтевших фото смотрят на меня

Те, кто не сможет вновь в рассвет влюбиться,

Почуяв кожею прохладу дня.

Те, кто всегда был для меня опорой,

Те, кто любил меня от всей души,

Уже не встрянут к нам с поправкой в разговоры,

Уже не скажут мне: «Потише, не спеши».

Все для меня они давно родные,

Хоть многих я не видел никогда.

Они, как кони дико вороные,

Нутро мне будоражат сквозь года.

Я никогда их в жизни не забуду,

А если что, то память под рукой.

Достану из стола альбомов груду,

И каждый станет для меня живой.

Солнце-мандарин

Сияет солнце-мандарин

И брызжет соками на стены.

Мы под его огнем горим,

Из пор сочащегося в вены.

И летом, сбросив кожуру,

Оно сжигает наши плечи.

И мы становимся в жару,

Как торта праздничные свечи.

Свой инфракрасный сок давя,

Глаза нам жжет, несчастным, светом.

Внутри от зрелости горя,

Вновь поспевает только летом.

Лежит в тарелке бытия

Запретный плод, и нам он сладок.

Быть может, вместе, ты и я,

Раскроем вкус его загадок.

Сияет солнце-мандарин

И брызжет соками на стены,

А мне плевать, я не один,

Кто колет солнце себе в вены.

Не приду…

Не приду, не приду, не ждите.

Я сегодня буду один.

Я как слушатель буду, как зритель

У природы заманчивых льдин.

Обойдусь, обойдусь, наверно,

Без попкорна и кока-колы.

Буду я с упоением, нервно

Слушать вьюги разгульное соло.

Посмотрю, как снег падает тихо

У природы заманчивых льдин

И танцует по улицам лихо

Вихрь поземки, как осетин.

Я сегодня простой наблюдатель.

В душу зимних явлений смотрюсь.

Я ее дорогой почитатель.

От морозности колкой бодрюсь.

Мне автографы ставит на окнах,

Расписные петляя круги.

Не приду, не приду я, не охай.

Я сегодня в гостях у пурги.

Я как слушатель буду, как зритель

У природы заманчивых льдин.

На меня вы в укор не смотрите—

Я зимой буду чаще один.

По ночному городу

Уедем, пожалуйста, уедем.

В полночное такси запрыгнем поскорей.

Пусть будут наши добрые соседи—

Ночные крыши, синь неоновых огней.

Утопим мы с тобой в ночи, утопим

Усталость глаз под заревом нагим.

Мы вспомним море городских утопий,

Которые читали вслух другим.

Теперь же нас сам город, верно, слушал,

Герой рассказов грустных и простых.

Он к нам с тобою нагло лезет в душу,

Ведь мы в гостях у улочек пустых.

Водителю, конечно, тихо скажем:

Помедленней, ведь некуда спешить.

И каждой улицы изгиб нам станет важен,

Ведь утром город по-другому будет жить.

Разговор с небом

Люби меня, небо — искренне,

Как я тебя, небо — неистово,

Осыпь меня синими искрами,

Ночным не пугай меня выстрелом.

Сиренево-белое, синее,

Неси меня, небо, неси меня

К далеким лесам осиновым,

Неси меня, небо — осинивать.

Поправь меня нежно — правдою,

Мне небо:

— Тебя я порадую,

Как лес твой своею радою,

Как дом деревянной оградою,

Как свежескошенным клевером,

Как ярким сиянием северным,

И буду спасательным леером

В море своем неизмеренном.

Я буду с тобой, небо — искренним,

Любить тебя буду — неистово,

Пусть все оборвется с выстрелом,

Не буду горе выискивать.

Наизнанку

Я молиться перестал.

Кому в гроб, а мне на крест.

Я от времени устал,

Я от времени облез.

Моя кожа, будто нерв.

Я как волк среди волков.

Может, в масть, а может, блеф,

Я устал от дураков.

Жизнь как будто не моя.

Жизнь как будто за других.

Богу верность не храня,

Я пишу наивный стих:

Я от времени устал,

Я от времени облез.

Кому «smile», кому оскал,

А кому идти на крест.

Улыбайся, дурачок,

Все ведь это не с тобой.

Кинув медный пятачок,

Ты опять идешь домой.

Со стаканом — это врозь,

С сигаретой — это я,

Что случилось, то сбылось.

Что сейчас — не про меня.

Я от времени устал,

Я от времени облез.

Кто-то выпил и упал,

А кому к виску обрез.

Сплюнув кровь из-под губы,

Я ушел от кулака,

А вокруг одни гробы

И рука, рука, рука…

Тянет вниз и тащит вверх,

Дурно мне и тошно ей,

Что меня влекла на грех,

Ну а я бежал лишь к ней.

К этой жизни, хоть дурной,

Хоть готовой растерзать.

Все что было — не со мной.

Верить буду, буду ждать.

Покаяние

Из поколения в поколение

Одно смущает нас состояние:

Зачем склоняемся на колени мы

Из покаяния в покаяние?

Затем, чтоб чувствовал уважение

Тот, перед кем склоняем головы,

А покаяние — не унижение,

Хотя и делает оно нас голыми:

Сердцами, душами мы обнажаемся

Лишь перед тем, с кем жили поровну.

Лишь перед тем, кому мы каемся

И перед кем склоняем головы.

Из поколения в поколение

Одно лишь ценим мы состояние,

Когда проходят быстрей мгновения

От покаяния к покаянию.

Пиши

Пиши, пиши, а вдруг ответит?

Пиши о том, что все вверх дном.

О том, что дует летний ветер,

Пусть даже осень за окном.

Пиши, и все вокруг очнется

В твоей душе, в твоих глазах.

Пиши, и лето к вам вернется

В звенящих тонких голосах

Поющих птиц, капель весенних.

Пиши ветрам лихим назло.

Соври о мгле ты ей осенней.

Скажи: «С погодой повезло».

Пиши, о чем писать не сложно.

Пиши, что будешь очень ждать.

Пусть даже лето невозможно,

И надо осень переждать.

Пиши, что любишь, ждешь и веришь.

Что с нею будешь навсегда.

Пиши, что без нее болеешь,

Как не болеешь никогда.

Пиши, пиши, она ответит.

Пиши о том, что все вверх дном.

О том, что дует летний ветер,

Пусть даже осень за окном.

Причалы

У каждого должны на свете быть

Души своей надежные причалы,

Где ждать должны, должны любить,

Откуда все берёт свое начало.

Причалы-страны, причалы-города,

Причалы-улицы, дома, квартиры,

Где не осудят ни за что и никогда,

Где ты сокрыт от окружающего мира.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 294