электронная
16
18+
Любовь на острие ножа

Бесплатный фрагмент - Любовь на острие ножа

Объем:
46 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-8491-0

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

По мотивам сетевой игры GTA San Andreas

Уважение имеет границы, а любовь — никаких.

Лермонтов М. Ю.

Все знают, что любовь зла. Она не приходит по расписанию. Она врывается в жизнь внезапно, как тайфун, сметая все на своем пути, разрушая мечты, надежды и планы. Превращая в развалины привычную размеренную жизнь. Она меняет взгляды, привычки, мировоззрение. Это может произойти с каждым, но случилось именно со мной…

Несколько месяцев назад, работая в полиции города Лос-Сантос, я и подумать не могла о том, что скоро лишусь всего, чего с таким трудом добилась за свои двадцать восемь лет. Но сейчас, смотря с обожанием на мужчину, лежащего в моей постели, понимаю — все это было не зря. Так должно было случиться. Я и он — мы две половинки одного целого. Нас разлучит разве что смерть. Но об этом думать не хочется…

Я поцеловала спящего Леона в небритую щеку и легонько улыбнулась, любуясь чертами его лица. Вспомнился день нашего знакомства…

— Ограбление банка на Маркет стрит, — оповестил дежурный по рации в тот момент, когда я пила кофе в служебной машине.

— Я рядом, сейчас буду, — сообщила ему.

С напарником, находившимся в этот момент в Макдональдсе, по рации связаться не удалось. И я, решив не терять времени и взять все в свои руки, бросилась на вызов. Я и не подозревала, чем он для меня закончится, как изменит мою дальнейшую жизнь…

Грабителей было двое. Совсем молодые парни, лет так по двадцать три-двадцать пять. Оба в костюмах цвета угля и такого же оттенка водолазках под пиджаками, в черных очках, будто работники похоронного бюро. Я застыла в дверях банка, направляя пистолет то на одного, то на другого, со словами:

— Полиция Лос-Сантоса! Бросайте оружие и выходите с поднятыми руками!

Слегка растерялась, когда один из них наставил на меня пистолет и ехидно воскликнул:

— О, у нас гости!

Нет, на меня не в первый раз наставляют оружие, но в этот отчего-то было действительно страшно. Будто я была уверена, что этот пистолет обязательно выстрелит.

— Опусти «пушку», кретин! — приказал второй налетчик, медленно приближаясь ко мне. — Она — моя. Следи за заложниками.

— Стой! — велела я, отступив на шаг. — Или мне придется…

— Что? — ухмыльнулся он. — Открыть огонь? Ну так давай! — дерзко выпалил, разведя руки в стороны. — Не медли. Иначе проиграешь.

Сердце трепыхалось в груди, словно птичка, пойманная в клетку. В голове промелькнули слова моего друга из ФБР, Генри Розетто: «Когда страх порабощает, просто дыши». И я принялась дышать полной грудью, все еще целясь в грабителя, который был уже довольно близко. Такие упражнения помогали мне изо дня в день на работе… Полицейские ведь не куклы, им тоже бывает страшно. Особенно, когда на тебя направлено дуло «глока».

Злоумышленник все-таки послушал своего товарища и опустил пистолет. Я же не понимала, почему не стреляю. И дело было не в том, что их двое, а я одна… Я привыкла рисковать жизнью, меня даже в участке прозвали «Камикадзе» за мое безрассудство. Что ж, в этот раз я тоже оправдала свое прозвище — явилась на место преступления в одиночестве. Признаюсь честно, меня это даже заводило и отчасти возбуждало. Страх щекотал нервы, разгоняя адреналин по крови.

Между тем парень подошел совсем близко. Так, что дуло моего боевого пистолета оказалось направлено ему в грудь.

— Ты можешь выстрелить, а можешь просто уйти и сохранить жизнь себе и этим бедолагам.

Он кивнул в сторону заложников, поваленных лицами к полу. Запах страха и отчаяния явственно исходил от них. И сейчас главное спасти этих людей, чего бы мне это не стоило.

— Вам все равно не уйти, — твердо произнесла, приподняв подбородок. — Подмога уже близко.

Плечи распрямились, и я посмотрела на свое отражение в черных очках грабителя. Взгляд запуганной волчицы… Откуда появился этот страх?!

И тут парень снял очки. Меня затянуло в омут его голубых искрящихся глаз. Смотрела в них и утопала в нежности. Таких глаз я никогда не видела. Глаза человека, которого я будто бы знала в прошлой жизни. Их взгляд перевернул все в моей душе.

— Леон, что за чушь ты несешь? — нервно шепнул второй преступник, приводя меня в чувство. — Срать на нее. Если бы могла, давно бы по нам шмальнула. Берем бабло и валим, пока копы не заявились.

— А я, по-вашему, кто?! — его слова задели меня за живое.

Такое чувство, что меня здесь нет. Что за дискриминация?!

Оба парня уставились на меня, приподняв брови. Воспользовавшись их замешательством, я ударила Леона в пах и, заломив его руки за спину, защелкнула на запястьях наручники…

— А ну отпустила его, с*ка! — заорал второй, наставив на меня пистолет.

— Энтони, убери «ствол», — велел Леон. — Мы сдаемся.

— Чего?! — возмутился тот. — Ты рехнулся?

— Я сказал, убери! — тот повысил голос.

И Энтони подчинился.

Не думала я, что получится повязать двоих преступников так легко. Но факт остается фактом. Даже как-то обидно стало. Словно они сдались, потому что я женщина. Какие-то странные грабители мне попались. Первый подобный случай в моей практике. Будет, что рассказать детям.

По дороге в участок, меня не отпускало непонятное волнение, будто делаю что-то не так. Я глянула на злоумышленников в зеркало заднего вида, а у самой кошки на душе скребли. Вспомнились голубые глаза Леона, в которых я растворялась, и мелкая дрожь прошлась по коже… Еще раз посмотрела в зеркало и… встретилась взглядом с Леоном. И меня будто в бездну затянуло.

А потом удар, разноцветные мушки перед глазами и темнота…

— Эй, красавица, ты как там? Жива? — расслышала я голос сквозь шум и писк в ушах.

Подняла с руля голову, глянула через плечо. Тихонько застонала, ощутив тупую боль в области виска.

— Нормально, — нехотя протянула. — Вы как? Оба в порядке? — встревожено поинтересовалась.

— Ага, будешь тут в прядке, — огрызнулся второй парень. — Вот если бы ты, с*ка, была на нашем месте…

— Заткнись, Энтони, — тягуче бросил Леон.

Я открыла дверь и вышла на улицу, осмотрелась. Оказывается, въехала в дерево, а кругом ни души. Лишь лента раскаленного асфальта. Черт меня дернул поехать в объезд! Обругав себя мысленно различными нехорошими словами, решила еще раз уточнить, не пострадали ли мои пленники.

— Вы точно не ранены?

— А то тебе не пох… — ругнулся Энтони. — Пошла ты, с*ка!

Я сдернула с волос резинку, и локоны упали мне на плечи. Немного прошлась, приходя в себя. Потом попыталась завести машину — безрезультатно. Рация тоже не работала как назло. Черт! Черт! Черт! Ну и в передрягу же я попала! Прошептала под нос проклятия, и вскоре услышала:

— Эй, ты, иди сюда! У Леона кровь!

Мгновенно отреагировав на призыв, подбежала к машине и открыла дверь. Помогла ему выйти и сесть, откинувшись спиной на автомобиль. Все лицо Леона было залито кровью. Жуткое зрелище. Я смотрела на него и не понимала, с чего начать оказывать помощь. Как-то сразу растерялась. Руки тряслись, дыхание участилось. А он только улыбался, будто вся эта ситуация доставляла ему удовольствие. Идиот!

— Я же спрашивала! Почему ты не сказал?! — взбунтовалась я, не понимая, почему этот придурок промолчал, что нуждается в помощи.

Что он пытается доказать? И кому?

Отчего-то меня взбесила эта ситуация. Стало даже страшно… что я могу потерять его. В том смысле, что больше не увижу его голубые глаза и дерзкую улыбку. О, Боже, что же со мной происходит? Видимо, хорошо головой приложилась!

— Не привык жаловаться. Тем более женщинам.

— Ну и дурак, — заключила я и сняла с него наручники. — Но, если вздумаешь бежать, открою огонь. Ясно?

— Так точно, мисс, — кивнул Леон.

Потом я слазила в машину за аптечкой и, опустившись на колени перед ним, принялась обрабатывать разбитую бровь перекисью водорода. Он поморщился.

— Терпи, — велела я и решила приободрить его. — Я однажды пулю словила, вот тогда было действительно больно.

— А в меня дважды стреляли, — сказал Леон и скривился, когда я в очередной раз прикоснулась смоченной в перекиси ваткой к его брови.

Я промолчала, продолжая обрабатывать рану. Какое мне дело до его ранений?

— А ты красивая, блондиночка, — прошептал он, чем ввел меня в ступор. — Как тебя зовут?

— Мэри, — еле слышно проговорила я, неотрывно смотря в его светлые глаза.

Ощутила, как прошлась по моей ноге крепкая ладонь, но не перестала вытирать кровь с его лица. Сглотнула слюну, чувствуя, как внизу живота потянуло.

Я совершенно не понимала свое тело, которое отзывалось дрожью на прикосновения незнакомого парня. Это было что-то запредельное, выше моего понимания.

— Эй, голубки, я вам не мешаю, нет?! — раздался голос Энтони из машины.

И тут я будто очнулась. Быстренько заклеила рану пластырем и прокашлялась, приводя дыхание в порядок. Отстранилась от Леона, который сидел смирно.

— Придурок! Заткнись лучше там! — возмутился он, повернув голову в сторону друга.

Встать Леон мне не позволил. Обхватил за талию, притянул к себе, зарылся пальцами в волосы, вызывая дрожь во всем теле. А потом его губы слегка коснулись моих. Я будто этого только и ждала… закрыла глаза и замерла, упиваясь невинным прикосновением. Что творилось в голове — не знала, да и не хотела знать. Было плевать на все. И на то, что я сотрудник полиции, и на то, что парень, целующий меня, преступник, которого я должна доставить в участок. Был только он и я. И больше ничего вокруг. Никогда еще со мной не случалось ничего подобного, и это безумно возбуждало.

Между тем, Леон продолжал медленно дегустировать мой рот, то посасывая нижнюю губу, то скользя языком по губам. Я уже слегка осмелела и уже сама готова была отдаться ему прямо здесь, поэтому ответила на поцелуй. Язык Леона скользнул глубже, вынудив меня теснее прижаться к его груди. Дыхание сбилось, стало прерывистым, тяжелым. Голова закружилась, я расслабилась, отдаваясь в объятия дурмана.

Вскоре почувствовала, как требовательные пальцы проникли мне под рубашку и сжали грудь. Из горла вырвался сдавленный тихий стон. Я уже не контролировала себя… Это походило на одно большое безумие! Я позволяла незнакомому человеку делать со мной то, что не позволяла никому уже около года. Как это можно назвать иначе?!

Тем временем Леон уже расстегивал пуговицы на моей форме, не отрываясь от моих губ ни на секунду. И тут на меня будто ушат воды вылили… Я вспомнила про Энтони, который все это время находился в машине, но почему-то сейчас молчал. Отстранилась от Леона, пытаясь привести дыхание в порядок.

— Что? — хриплым от возбуждения голосом спросил он.

— Мы не можем… — прошептала я.

— Почему нет? — в его голосе сквозило удивление. — Мы оба этого хотим. Или ты из-за этого придурка? Так он будет сидеть тихо, а мы сделаем вид, что его здесь нет.

— Что, прямо здесь?

— А где? В одной и камер полицейского участка, куда ты нас с Энтони посадишь?

Я опустила глаза, застегивая пуговицы на рубашке, и соображала, как поступить. Ведь отдавать Леона в руки правосудия не хотелось. Слишком сильные эмоции он во мне вызвал, чтобы вот так разом взять и лишиться всего этого. Но ведь я офицер полиции, я клялась бороться с преступностью. Преступник должен сидеть в тюрьме — вот главное правило… Я боролась со своей совестью. И наконец-то приняла решение.

Облизнув пересохшие губы, поднялась и открыла дверь автомобиля, где сидел Энтони. Вынув из кармана штанов ключ, строго бросила:

— Выходи!

Тот послушно вылез из машины. Я подошла к нему сзади и сняла наручники. Он потер запястья и простонал, развернувшись ко мне:

— Свобода!

— А теперь вали, чтобы я тебя больше не видела! — велела я, все еще сомневаясь в своем решении.

Это было каким-то наваждением. Безумием. Но я так сильно хотела Леона, что не могла противиться этим чувствам.

— Окей, я все понял. — Энтони поднял руки, мол, не буду вам мешать, и пошел в сторону города.

Тут же меня сзади обняли. Я вздрогнула и вытянулась, как струна. Возбуждение очередной волной прошлось по телу. Я была взволнована до предела, словно оголенный провод под напряжением.

— Мы одни, — прошептал на ухо томный голос, отчего ноги подкосились, и я потеряла опору.

Леон развернул меня к себе, тело встрепенулось. Я старалась на него не смотреть, делала вид, что рассматриваю пейзаж за его спиной. Потому что один только взгляд, полыхающий страстью, будоражил кровь, лишал покоя и заставлял сердце то бешено биться, то замирать. Я кожей чувствовала, как Леон пожирает меня глазами, раздевает и сканирует. И от этого возбуждение лишь усиливалось.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.