электронная
234
печатная A5
327
18+
Любовь генерала вытегорских карьеров

Бесплатный фрагмент - Любовь генерала вытегорских карьеров

Романсы, песни, стихи

Объем:
36 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-0256-3
электронная
от 234
печатная A5
от 327

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

О себе.


Родился в 1955 году в г. Вытегра Вологодской области.


Поменял почти 100 профессий, пенсионер.


Помог в возрождении


творчества поэта-земляка Н. А. Клюева, Есенина, Рубцова, Мандельштама, Ахматовой,


Вавилова и т. д.


1987 год — один из основателей первого музея Клюева в с. Коштуги


1988 год — один из основателей спасения церкви в с. Макачёво, около неё

покоятся родители поэта Клюева Н. А.


1989—1992 г.г. — основатель и председатель православной общины г. Вытегра


Член Российского Авторского общества (Москва)


Член общества «Радуница» — Есенин (Москва)


Член общества «Песнослов» — Клюев (Спб)


Член литобединения «Парастки» Петриков.


Член литобьединения «Бумеранг» Калинковичи


Член литобьединения «Онего» Вытегра


1 место — конкурс Афганской песни Вытегра


1 место — лучшая короткая проза о любви г. Гомель газета «Из рук в руки»


ТВ, радио, пресса СНГ — публикации …3000, благотворительные концерты…300 раз.


Радио России «Взгляд из Петербурга» режиссер Кавин, «Русский шансон» — Полевая почта Афганвета Спб» — режиссер Никулин, радио Калинковичи режиссер Пырко, радио «Маяк « Для тех, кто в море» — режиссер Горшков.


ТВ «Сегоднячко-Питер» сочинил романс в прямом эфире за 4 минуты 6 куплетов, ТВ Вологда, Москва, Гомель, Ленинград «Телекурьер» с сыном Есенина, «Информ-ТВ», статист Лефильма, снялся с А. Демьяненко в фильме «История про Ричарда, Милорда и Прекрасную Жар-птицу» — режиссер Ахвледиани.


Темы творчества — военная, лирика, природа, романы, романсы, песни, колыбельные, детские, частушки, анекдоты свои, афоризмы, притчи свои, фельетоны, статьи, рекламные тексты, фото и т. д.


Бард-универсал, прозаик-универсал, первый в мире переводчик Клюева на бел. яз., рекламный текстовик, путешественник, моё видео, аудио, фото в интернете.


Считаю, что Творчество — это переполненное Сердце, которое выплескивает волны пережитого на чистый лист.

* * *

Русалку на стене нарисовал

и пожалел, что нет здесь моря,

холсты же напрочь разорвал,

подумаешь, какое горе!

Плыви, русалка, по стене

в страну немых хазар,

я нарисую храм во мне,

реку, огромный яр.

Свет погасил, пора и спать

на стыке двух молитв,

как горяча моя кровать

в пылу сердечных битв.

Русалке — призрачной жене

шепчу: О, будь моей!

И вот он — шорох на стене

и плач: Воды, ско-р-рей!

Луна вмешалась: Не спеши,

а вдруг да не одна?

Включаю свет, но ни души

и голая стена.

* * *

Подружился с океанской акулой

и дельфинов прогнал, надоели так мне,

стали близкими мне эти страшные скулы,

но не знал я, что сердце оставлю на дне.

Всё случилось в конце долгожданного лета,

плыли мы к рыбакам и кричал им в рассвет,

что акула-жена, что она к Вам не люта,

не заметив, как кто-то достал пистолет.

Вокруг лодок кружили, забавляя ныряльщиц,

я бросал в лодки жемчуг, хлеб вкушая с весла,

мы с акулой не знали, что предались фальши,

что одна из жемчужин очень чёрной была.

Поднимался наверх я с корзиной жемчужин,

ну а мне, мне навстречу твоё тело неслось,

наверху раздавался скрип трусливых уключин,

из груди, будто жемчуг, моё сердце рвалось.

Я прижался к акуле, чтоб на дно уйти вместе,

рассыпался под нами из жемчуга дождь,

меж кораллов легли мы, здесь в покое без лести

панихида Нептуна, как звёздная горсть.

* * *

Приходи, в коньяке моём звёзды онежские светят,

приходи, в коньяке моём сердце выжато ночью,

приходи, в этом городе нас не заметят,

если разлука не разорвала нас в клочья.

Я напишу тебе за ночь такую поэму,

что даже Луна во двор спустится от любопытства,

брось ты к чертям эту шальную богему,

лучше подарим телам дорогое бесстыдство.

Лучше хоть раз, но от чистого сердца обняться,

на подоконнике сны-тени лесных голубей,

тут ты поймёшь, как трудно с поэтом расстаться,

жду, а зовут меня просто: Моторин Сергей.

* * *

Я губ твоих не знаю крыльев,

куда они меня поднимут?

О, как устал я от бескрылья,

где путь, где беды нас покинут?

Живёшь ты вровень с облаками,

так подари мне хоть одно,

машу, машу тебе руками,

но нет ответа, не дано.

Я не хочу смертельную усталость

вносить в твой дом

и если что во мне осталось

Онеги ком.

Тот светлый ком в разбитом горле

хранит бездонные стихи,

к тебе тропинку скупо торя,

их раздувают щёк мехи.

Но ты их брось в окно без стёкол,

не удивляйся — вверх летят,

они воздушные настолько,

насколько я к тебе крылат.

* * *

Любовь бывает

горькою и сладкой,

бурною бывает,

очень краткой,

ответною бывает,

безответной,

порою в нас живёт,

как птица в клетке,

то крылья дарит нам,

то их лишает,

и всё же…

Пусть она не исчезает.

читал артист кино и театра Я. Купалы

А. Подобед, вела передачу Лилия Давидович

(Глухачиха из ф.» Люди на болоте»)

г. Минск, радио 1.5.1985 года.

аудио у Славы Герасименко, г. Петриков

газ. обьед. «Парасткi» в Петриковской газете.

ТВ г. Гомель, снимали в Петрикове.

* * *

Голая девушка

одевалась вдали.

Глаза устали.

* * *

Прекрасная девушка в белом

принесла мне мои стихи,

сказала: Они так несмелы!

Шепнула: Они так легки!

Я обнял её неумело

дрожащею левой рукой,

а правой рукой писал смело

поэму всю ночь над рекой.

Прекрасная женщина в белом

поэму в рассвет унесла,

а вслед ей глядел так несмело

лист белый с немого весла.

* * *

Не стыдись моих обьятий,

слов изнеженно-святых,

хоть бы ночь, да без проклятий,

хоть бы день без запятых.

Ночь — вина сестра навеки,

сердце в кубок опусти же,

ну открой скорее веки,

сердце к сердцу ближе, ближе…

На одном пройдёт дыханье

неожиданная встреча,

солнце будущею ранью

от любви нас не излечит.

* * *

Руки в Онего твои опущу,

молитву в рассвет прочитаю

и никогда уже не отпущу,

я истину так понимаю.

Буду пить их них эхо веков,

прозрачную влагу сказки,

обнимаю тебя дыханьем цветов,

губы в пленительной вязке.

Звёзды насыплет ночь в наши глаза,

Онего нам тайну откроет,

Луна — его дочь, смотри — бирюза

звёздной листвой успокоит.

Помолчим и уйдём, мы — дети озёр,

Жизнь — ещё не конец этой сказки,

а волны пускай продолжают спор,

ломая воздушные маски!

* * *

Черёмуха в утро бросала

под ветром свой ласковый цвет,

и девушка в доме вставала,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 234
печатная A5
от 327