электронная
200
печатная A5
494
18+
Любовь будет жить в веках

Бесплатный фрагмент - Любовь будет жить в веках

Книга третья. Катя

Объем:
282 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4360-5
электронная
от 200
печатная A5
от 494

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

На вокзале, как всегда было людно. Люди, снующие по перрону, издали напоминали муравейник. Каждый тащил свою поклажу, торопясь на поезд. И лишь хрупкая, не высокая голубоглазая девушка стояла одна. Одетая в мини юбку и светлую кофточку, она казалась подростком. Возле её ног лежала большая спортивная сумка.

Нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, девочка смотрела в даль, туда, где находилась стоянка автомобилей, явно кого-то ожидая. Наконец она заметила бегущего к ней мужчину и улыбнулась.

— Папа, я уж думала, что ты не придёшь.

— Как это? Если пообещал, значит буду. Ты лучше скажи, как себя чувствуешь? — Мужчина заботливо снял с плеча дочки пылинку.

— Нормально, ты не волнуйся. Ой, вот уже и поезд подходит. У меня мало время, так, что не забудь передать Владьке, что я через месяц вернусь и явлюсь посмотреть малыша.

— Ему ещё нужно появиться на свет, — напомнил мужчина и обнял за плечи дочь. — Ты там не скучай. Я скоро тоже приеду. Жди меня, малыш.

Девушка торопливо чмокнула отца в щёку, и, закинув на плечо сумку, пошла, искать свой вагон.

— Не забудь позвонить, когда доберёшься до места. — Кричал ей в след отец. Она на миг остановилась и махнула ему рукой. Затем продолжила путь и вскоре её милое личико уже смотрела из окна купе.

— Дорогуша, когда поезд тронется, закройте окно. Не то сами простынете и своих попутчиков уложите в постель, — приоткрыв дверь в купе, предостерегла высокая, плотная женщина, в железнодорожной форме.

— Конечно, — кивнула головой девушка, не отрываясь от окна.

— Интересно, что вы там такое увидели? — не унималась проводник.

— Там женщине плохо. Только что она едва не упала, хорошо, что пассажиры помогли.

— Боже, только не в мой вагон. Впрочем, это наверное она, — взмахнула руками женщина, исчезая из купе. Девушка не успела и глазом моргнуть, как вновь приоткрылась дверь и проводник протиснулась в небольшое помещение, поддерживая больную пассажирку.

Это была пожилая, не высокая женщина. Посеревшее от боли лицо казалось маской, на которой живыми были лишь глаза.

— Вы уверенны, что не нужно вызвать врача? — вопрошала проводник, но пассажирка лишь отмахнулась.

Выполнив всё, что просила попутчица, Катя села на своё место и удивлённо посмотрела на женщину. Буквально несколько минут назад проводник была в ужасе, что ей предстоит возиться с больной, а сейчас не хотела покидать их купе.

— Я вижу, что вас интересует, почему Люба так волнуется о моём здоровье? — словно прочитав мысли девушки, заговорила женщина. — Всё очень просто. Мои подчинённые ей хорошо заплатили. Обычно я езжу в купе без попутчиков, но в этот раз так уж вышло, что не было свободных мест. Ну да ладно, я на них не в обиде. Вдвоём всегда веселей.

— Это уж точно, — улыбнулась Катя и поспешила заверить попутчицу. — Думаю, для Вас я не буду помехой. Располагайтесь удобней. Мне много места не нужно.

— Прежде всего, давай познакомимся. Меня зовут Дзинтра.

— Очень приятно. Моё имя Вы уже знаете.

— Я его знала, ещё тогда, когда ты разглядывала меня в окно, — улыбнулась женщина и её лицо преобразилось. Складки у рта разгладились, а глаза засверкали, словно два драгоценных камня.

— Его вам доложили ваши подчинённые? — поинтересовалась Катя, с трудом скрывая раздражение. Женщина вела себя так, словно всё окружающее её ни чего не значит. Она и так знает всё.

— Нет, такие глупости я и без них знаю. Я обладаю кое, каким даром. За то, что ты поможешь мне улечься в постель, я расскажу тебе о прошлом, а если захочешь, то и о будущем.

Кате было совсем безразлично всё, что она говорила, но отказывать больному человеку в помощи было не в её характере. Быстро расправив тюфяк и постелив постельное бельё, она помогла женщине стащить с опухших ног туфли.

— Господи, как я устала, — прошептала Дзинтра, прикрыв глаза. — Ты даже не представляешь, девочка, как я тебе благодарна.

— Не стоит благодарности, мне это было не сложно.

Катя уселась на своё место и вновь принялась смотреть в окно. Пока она возилась с попутчицей, поезд тронулся и перрон, а стало быть, и отец, остались, где-то позади.

— Ты наверное думаешь, « какая противная старуха»? — улыбнулась женщина, и махнула рукой предупреждая возражения. — Я и сама себе временами удивляюсь, но ни чего не могу изменить. У меня очень редкое заболевание. Когда начинаются боли, я становлюсь не выносимой.

— Когда что-то болит, все такие.

— Ты права, но люди должны уметь управлять собой. Ведь ты же не кричишь на меня, хоть и сама ещё не совсем здорова. Кстати, когда прибудем на место, позвони мне. Я познакомлю тебя с одним человеком, который заставит тебя забыть о травме.

— Спасибо, но думаю, мне это не пригодится. — Катя удивлёно приподняла бровь, пытаясь сообразить, откуда незнакомка узнала о том, что её рука ещё не совсем зажила. — Санаторий поможет восстановить силы. По крайней мере, так мне сказали врачи.

— Если это так, то очень хорошо, — задумчиво произнесла Дзинтра и посмотрела в глаза Кати. От её взгляда по спине девушки пробежал холодок. — Хоть ты и надеешься на лучшее, но спортом тебе больше не заниматься. У тебя другая судьба. Подойди ближе и дай мне руку. Я хочу узнать о твоём будущем подробнее.

Катя выполнила её требование и протянула ей раскрытую ладонь. Дзинтра долго рассматривала её, затем смотрела ей в глаза и только потом как-то странно произнесла:

— Много лет назад, исчез близкий тебе человек. Ты мечтаешь его найти, но не знаешь, как это сделать.

— Да, у меня пропала мать. Мы долго разыскивали её, но всё безрезультатно. Скажите, а Вы не могли бы по фотографии узнать, жива она или нет? — Не дожидаясь ответа, Катя вырвала руку и бросилась к своей сумке. Не много там порывшись, она извлекла маленькую фотографию молодой женщины. — Этот снимок единственный оставшийся у нас. — Пояснила девушка, любовно гладя глянцевую поверхность. Затем, словно спохватившись, протянула фото женщине.

— Она жива, если так это можно назвать. — После долгого молчания, изрекла Дзинтра. — Расскажи мне всё, что знаешь об этом деле.

— Да тут и рассказывать нечего. — Опустившись рядом с женщиной на постель, Катя отдалась воспоминаниям. — Это было более десяти лет назад. Накануне праздника мы всей семьёй отправились на рынок, что бы купить продукты. Пока я с папой и братом ходили за цветами для мамы, она упала в обморок. Несколько недель она не приходила в себя, а когда очнулась, врачи сказали, что во всём виновата беременность. Плод развивался очень быстро и её организм не мог с этим справиться. Ведь ей было уже сорок.

Мама говорила, что всё время пока была без памяти, ей снился сон. Якобы она попала в далёкое прошлое и вышла замуж за князя. Правда, любила она его младшего брата, которого спасла от смерти. Многое ей пришлось пережить. Эти приключения она описала в книге, правда, закончить её не удалось. Пришло время малышу появиться на свет. Её отправили в больницу, где она благополучно родила двух мальчиков-близнецов. В первый день нас к ней не пустили, а когда на завтра мы к ней явились, её просто не было в палате.

— И это всё?

— Нет, отец нашёл на постели кольцо. Вы первый человек, которому я его сейчас покажу. — Катя расстегнула блузку и сняла с шеи золотую цепочку с тяжёлым перстнем. — Я с ним ни когда не расстаюсь. — Пояснила она, протягивая Дзинтре своё сокровище. — Там написано: « Князь Данила жене Тане 1210 г».

— Боже мой, — выдохнула женщина, рассмотрев надпись. — Этого не может быть. Впрочем… — Она сжала в ладони перстень и на миг прикрыла глаза. — Всё, что ты мне сейчас рассказала, правда. Твоя мать ушла в прошлое, но боюсь не по своей воле. Её с детьми унёс туда воин.

— Ну почему? — Сильно побледнев, спросила Катя, даже не пытаясь усомниться в словах попутчицы.

— Потому, что это были его дети. — Дзинтра разжала ладонь и протянула перстень хозяйке. — Когда-то давно, я прочла в книге, что в старые времена существовал перстень, который мог перенести его обладателя во времени. Учёные многих стран пытались найти его, но он бесследно исчез. Я не верила в подобную ерунду, но твой рассказ заставил меня изменить мнение. Если предположить, что муж твоей матери обладал им, то всё, что произошло, вполне возможно.

— Только не верится. — Тихо прошептала Катя, поднимаясь и отходя к окну. Ей не хотелось, что бы Дзинтра видела её слёзы. Воспоминания о матери были слишком болезненными и хоть, и минуло уже много лет, это ни чего не изменило.

— Так вот почему ты занялась таким странным видом спорта? — Дзинтра попыталась перевести разговор на другую тему, желая отвлечь девушку от грустных воспоминаний.

— Я много чем занималась, но больше всего мне по душе тейквандо. Им я увлеклась, прочитав мамину книгу. Этот вид спорта меня многому научил. Жаль, папа этого не понимает. А теперь, когда на соревнованиях я получила травму и вообще слышать ни о чём не желает.

— Это потому, что он боится потерять тебя, так же, как твою мать. Мне хотелось бы сказать, что он не прав, но лгать я не буду. Твои познания, помогут тебе в жизни. Кстати, я обещала выполнить любое твоё желание. Говори, чего хочешь.

— Ничего. — Катя весело махнула рукой, предлагая попутчице забыть о глупостях, но женщина была настроена решительно. Приподнявшись с постели, она дотянулась до сумки, и извлекла оттуда какой то свёрток.

— Ты можешь не говорить чего желаешь, я и сама узнаю, посмотрев в свой магический шар.

Развернув плотную чёрную ткань, Дзинтра подняла на ладони переливающийся всеми цветами шар. Он был чуть боле теннисного мяча.

— Ни когда прежде я не давала ни кому в руки своё сокровище, но у тебя, девочка большое и доброе сердце. Думаю, ты достойна, подержать в руках Великое Волшебство Мира. Возьми его и загадай самое сокровенное желание. Только смотри, не ошибись. Подумай хорошенько, ведь дороги назад не будет.

Катя отнеслась к словам Дзинтры, как к причуде пожилого, больного человека, который впадает иногда в детство. Не желая обидеть женщину, она поддержала игру и, приняв ценный дар, взглянула на цветные грани. Луч солнца, пробившийся через занавеску, упал на переливающуюся поверхность, и она засветилась мягким голубым светом.

— Теперь сосредоточься.

Катя едва удержалась, от улыбки, но шар, словно живое существо вздрогнул в её руках.

— Я хочу оказаться там, где моя мама. — Отчётливо произнесла она и вдруг почувствовала, как сильный поток воздуха ударил её в грудь. В ушах появился противный свист. Он нарастал с каждым мгновением, словно какая то сила несла её куда то, с невероятно большой скоростью. На долю секунды, она почувствовала, как магический шар выпал из её руки, но это ни чего не изменило. От страха, зажмурив глаза, Катя ждала, когда же весь этот ужас кончится. Наконец ощущение движения прекратилось, свист стих, и она услышала нечто совсем неожиданное. Где-то рядом шумел лес. Иллюзия была столь правдоподобной, что она ощутила запах растений.

;Вот так да… — Прошептала она, с опаской приоткрывая глаза.

;Эй, ты откуда здесь взялась? — Возмущённый мужской голос, заставил её вздрогнуть от неожиданности. Боясь пошевелиться, Катя повернула голову на бок и взглянула на говорившего. Перед ней стоял юноша в странном одеянии. Катя могла голову дать на отсечение, что одет он был так, как нарисовано в учебнике по истории.

— А ты? — Ещё не полностью придя в себя, спросила она, часто моргая.

;Я первым спросил, будь добра отвечать, коли князь спрашивает. Кто позволил тебе гулять по моему лесу? — Не смотря на юный возраст, юноша говорил гневно, и самое странное, совершенно серьёзно. Кате даже на миг показалось, что он собирается её ударить. Ведь не даром у него на боку висел меч. «Похоже, здесь фильм снимают, и юноша так вошёл в роль, что совсем потерял связь с действительностью».

— Это точно твой лес? — быстро вскочив на ноги и сделав шаг назад, пролепетала она, выискивая глазами участников съёмки.

— Мой.

— Ну что ж, я этого не знала. Ты уж прости меня. Видишь ли, я здесь впервые… — Её взгляд скользил по могучим стволам, но ни живой единой души, рядом не было. Придя к выводу, что всё происходящее не больше, чем розыгрыш, она сменила тактику. — А кто ты такой?

— Я Лука, сын князя Данилы.

На этот раз Катя просто не смогла удержаться от смеха. Уж очень торжественное лицо было у юноши, когда произносил он своё имя.

— Ясно… Кстати, а как будет называться фильм?

— Какой фильм? — Опешил юноша. — Ты, женщина говоришь загадками, а я этого не люблю. Быстро отвечай откуда ты здесь взялась? Что то раньше я тебя не видел.

— Я…я… не знаю, — заикаясь, произнесла Катя, сообразив, что юноша не на шутку рассержен. Да и что она могла ему ответить?

— Как это не знаешь?

— Видишь ли, я, кажется, потеряла память. Это всё из-за того, что я ударилась головой. — Она ему лгала, совершенно не задумываясь о своих словах. Если бы юноша удосужился внимательно к ним прислушаться, он это сразу понял бы. Но Луке было, похоже, не до неё. Он постоянно оглядывался по сторонам, словно кого-то ожидая.

— Ладно, будем считать, что я тебе поверил и простил. — Милостиво изрёк он, разглядывая Катю, словно не одушевлённый предмет. — Так, что ступай отсюда.

Она готова была спросить в какую сторону ей идти, что бы добраться до города, но из леса выехало два всадника. Едва взглянув на их одеяние, девушка поняла, что магический шар совершил чудо, и она, в самом деле, оказалась совсем в другом времени.

Лука вмиг забыл о её существовании и бросился к мужчинам. Его поспешность подсказала ей, что не следует присутствовать при мужском разговоре. Быстро нырнув за большой камень, который находился от неё всего в нескольких метрах, она внимательно наблюдала за диалогом. Слова ветер относил, но жестикуляция мужчин не оставляла сомнений, они ссорятся.

Что они не поделили, для Кати так и осталось загадкой, но когда один из всадников

выхватил меч, её сердце испуганно замерло. Затаив дыхание, она наблюдала, как Лука отразил удар. Завязался бой.

Второй всадник, вместо того, что бы броситься на помощь первому, спешился и направился в её сторону. Сердце девушки испуганно ухнуло в груди. Ей хотелось кричать от страха, но приходилось бороться с собой, зажимая руками рот.

Время словно застыло, прекратило свой бег. Расширенными от ужаса глазами, она наблюдала, как мужчина вытаскивает меч и приближается.

«Бог мой, он же идёт убить меня. Что же делать? Господи, что же делать?» Мысленно причитая, она шарила руками по траве, пытаясь найти, хоть что ни будь, пригодное для обороны. Страх сжимал внутренности, но разум работал предельно чётко, словно подобная ситуация была для неё не впервой.

Неожиданно под руку ей попала толстая палка. Понимая, что это оружие едва ли выдержит удар меча, Катя решила всё равно использовать свой шанс. Пряча дубину за спиной, она поднялась в полный рост.

— Козьма, а князь то не сдержал слово. — Оборачиваясь назад, громко сказал мужчина. — Он не один явился сюда, а притащил, какую то бабу.

Ответа ему не последовало, ибо его сообщник был слишком занят. Катя готова была сказать, что не имеет к молодому человеку, ни какого отношения, но взгляд нападавшего светился такой злобой, что у неё на миг перехватило дыхание.

— А вообще то хорошо, что он тебя взял. Ты весьма привлекательная, хоть и одета в как-то не по-людски. Сейчас мой друг убьёт твоего возлюбленного, и мы сможем прекрасно позабавиться.

— Сейчас прям, — фыркнула Катя, содрогаясь от ужаса. — Да ты на себя, чучело болотное смотрел в зеркало? Такой рожей, только людей пугать в тёмном переулке. Вали отсюда, а то так отгребёшь, что кости не соберёшь.

Ответом ей был лишь наглый смех. Глаза мужчины загорелись нехорошим светом, который сказал девушке, что он принял её слова за вызов. Мысленно проклиная его упрямство, она сделала шаг назад. Мужчина наступал, явно рассчитывая, что она бросится наутёк. В другое время, возможно, она так бы и поступила, но только не сейчас. Помощи ей ждать было неоткуда, приходилось заботиться о себе самой. Замахнувшись на противника дубиной, она подождала, пока он в неё вцепится, желая отобрать, и только тогда нанесла сокрушительный удар в пах. Округу огласил громкий вой.

— Я же предупреждала тебя, — держа своё оружие наготове, напомнила Катя. — Не тяни ко мне руки, а то протянешь ноги.

— Я убью тебя, сука. — Прошипел мужчина, едва ему удалось восстановить дыхание. — Ты пожалеешь, что на свет родилась. — Он бросился вперёд, пытаясь вцепиться ей в ногу, но Катя ловко отскочила в сторону. Мужчина попытался встать на ноги. Увидев это, ей ни чего не оставалось, как нанести ещё один удар…

— Таких, как ты, по моему только дубиной можно чему-то научить. — Тяжело вздохнув, прошептала она, глядя на поверженного противника.

Теперь, когда опасность миновала, можно было взглянуть, что происходит с её новым знакомым.

Лука по-прежнему отбивался от наседающего врага. Громко выкрикивая ругательства, молодой князь пытался взять верх, но он сильно уступал противнику в мастерстве.

«Если не вмешаться, это добром не кончится». — Вздохнула Катя, пытаясь сообразить, чем помочь юноше. Много лет занимаясь спортом, она видела его ошибки и с уверенностью могла судить об окончании поединка. Скользнув взглядом по траве, она увидела небольшой камень, которым тут же воспользовалась, запустив его в противника Луки. Громкий рёв оповестил, что удар достиг цели. Следом раздался тихий вскрик, это молодой князь воспользовался её помощью.

— А ты, однако, молодец, — похвалил Катю Лука, спустя несколько минут. — Ловко у тебя получилось с камнем. Я ведь с начала даже не понял, почему он заорал. Интересно, кто тебя этому научил?

— Жизнь. — Улыбнулась Катя.

— Ну что ж, за помощь я должен тебя наградить, проси чего хочешь. — Лука пристально смотрел на девушку, пытаясь понять, кого она ему напоминает. Её облик был таким близким и родным, что юноша терялся. Всё это было слишком странным и наводило на мысль о колдовстве, а его он боялся.

— Возьми меня с собой. — Опустив глаза, попросила девушка, торопливо поясняя свою просьбу: — У меня ни кого нет и идти мне некуда.

— А что ты умеешь делать?

— Не знаю… — Катя растерялась. Она могла сказать, что справится с работой по дому, но не решилась.

— Ладно, думаю, в замке для тебя, что ни будь, найдётся.

Не отходя от неё, юноша громко свистнул и тотчас раздался треск сучьев и конское ржание.

— Вот это, да, — восхищённо прошептала Катя, наблюдая, как к ним несётся громадный чёрный жеребец. Животное подбежало к хозяину и приветственно заржало. Лука легко вспрыгнул ему на спину и протянул Кате руку.

— Садись ко мне. Мне следует поторопиться.

— Боишься родителей? — Поинтересовалась Катя, просто для того, что бы поддержать разговор. На самом деле ей совсем не хотелось общаться. Страх перед будущем, не давал покоя.

— Нет, просто не хочется их волновать. Слушай, а почему ты так странно одета и чем от тебя это пахнет? — Лука склонился к волосам девушки и втянул в себя аромат.

— Не знаю.

— Но хоть имя то своё ты помнишь?

— Да, меня зовут Катя.

— Имя хорошее. — Задумчиво сказал Лука, пытаясь вспомнить, где и когда слышал это имя. Он перебрал в памяти всех знакомых, но на ум так ни чего и не пришло.

Глава 2

Уже несколько часов Лука держал девушку в объятиях и удивлялся себе. Малышка была слишком юна, но её тело будило в молодом князе то, чего и более взрослым женщинам редко приходилось разбудить. Он пытался гнать от себя мысли о соблазнительном теле, доверчиво прильнувшем к его груди, сосредоточившись на лесной тропе, но они вновь и вновь возвращались к Кате, которая с интересом поглядывала по сторонам, явно не догадываясь о его терзаниях.

— Почему ты так странно одета? — наконец не выдержал он, в очередной раз, пожирая глазами круглые девичьи колени.

— Почему « странно»?

— Даже маленькие девочки знают, что не прилично оголяться перед мужчинами. Неужели тебя этому не научили родители?

— Научили, просто я зацепилась за сук и порвала юбку. Не могла же я ходить в рванье? — не задумываясь, солгала девушка.

«Боже мой, ну как этому дикарю объяснить, что у нас мода такая? Да, кажется, я не очень хорошо подумала, когда загадывала желание. Что ж, теперь делать нечего. Придётся, как-то выкручиваться».

— Ты же говорила, что ни чего не помнишь, — ухмыльнулся Лука, подбородком касаясь головы девушки. От её волос исходил такой аромат, что у него кружилась голова.

— Я многое не помню, но кое что в памяти осталось. Скажи, а город далеко отсюда?

— Нет, скоро мы уже приедем.

— Правда?

Катя подняла голову и взглянула юноше в глаза. Для него это было последней каплей. Устав бороться с собственным желанием, Лука прильнул к девичьим губам. Он был уверен, что малышка испугается и покрепче прижал её к себе, но вопреки его мыслям, девушка ответила на поцелуй. Чувствуя, что страсть всё больше охватывает тело, он переместил руку так, что бы ласкать девичью грудь, но Катя стала съезжать с седла. Понимая, что ещё не много и она упадёт, юноша отстранился. Когда через мгновение он готов был продолжить любовную игру, девушка неожиданно отшатнулась от него.

— Что случилось? — удивлённо спросил он. — Почему ты так странно себя ведёшь?

— Как?

Она старалась выглядеть равнодушной, но её голос дрогнул, когда Лука, заглянул ей в глаза.

— Минуту назад ты со мной целовалась и вдруг, стала от меня шарахаться. Я тебе не нравлюсь?

Катя молчала. Она отдала бы всё на свете, только бы ни когда не видеть этого странного юношу. Сам того не ведая он заставлял испытывать то, что она с таким трудом убила в себе. Её сердце начинало усиленно биться в груди от одного его взгляда, а от поцелуя, едва не остановилось.

«Боже, какая же я дура». — Мысленно сказала она себе и попыталась улыбнуться, но вместо улыбки получилась лишь жалкая гримаса.

— Почему не нравитесь? Нравитесь, только мне не хочется с вами целоваться.

— Это ещё почему?

— Не знаю. Не нравится и всё. И уберите, пожалуйста, руку с моей груди, а то меня это раздражает.

Тон, которым всё это было сказано, рассмешил юношу. Не выдержав, он захохотал.

— Над чем это ты смеёшься?

Катя разозлилась так сильно, что не обратила внимания на то, что обратилась к нему на «ты».

— Ничего, ты не обращай внимания.

Девушка насупилась и молча смотрела на дорогу. Неожиданно лес расступился и на горизонте показался река, а за ней древний город. Она ни как не ожидала увидеть столь величественный вид.

Высокий холм, словно опоясывала каменная стена. Издали хорошо были видны дома горожан и громадный, мрачный замок, окружённый высоким забором.

Как только они приблизились к подъёмному мосту через реку, юноша сильно изменился. Он гордо поднял голову, и Кате показалось, что рядом с ней совсем другой человек. Он высокомерно смотрел на встречных людей, которые склоняли перед ним голову в уважительном поклоне.

Ещё её поразило количество детей. Казалось, что их больше, чем взрослых. Пронырливые мальчишки крутились везде. Маленькие и чумазые они не боялись ни кого и ни чего и в отличие от степенных взрослых громко кричали и баловались посреди дороги.

Катя уже готова была спросить Луку почему родители за малышами так плохо смотрят, ведь так не долго и до беды, но его выражение лица испугало её.

Отведя взгляд, она принялась рассматривать одежду горожан. Женщины ходили в длинных одеяниях и девушка почувствовала себя не уютно в своей мини юбке. Мужчины были одеты как всегда: в портках и рубахах, и только совсем не многие из них носили кафтаны.

«Видимо это одеяние стоит не дёшево, впрочем, я бы такую гадость не одела бы ни за какие деньги». — Мысленно сказала она себе.

Наконец они подъехали к воротам замка. Два воина вопросительно взглянули на девушку.

;Всё в порядке. Она со мной. — Заявил юноша, даже не останавливаясь. Когда стража осталась позади Лука наконец то обратил своё внимание на свою спутницу.

— Сейчас я велю тебя накормить и переодеть, а там решим, что с тобой делать.

— Спасибо, — тихо поблагодарила она.

Увидев, что Катя уж очень тихо ведёт себя, Лука догадался, что ей страшно.

— Не робей. Здесь конечно народу больше, чем в твоей деревне, но люди они везде одинаковы. — Сказал он, желая подбодрить девушку. Не известно почему, но ему казалось, что малышка выросла именно там.

— Надеюсь.

Лошадь остановилась во дворе, и тут же к молодому князю подбежал паренёк. Он взял коня за уздечку и держал до тех пор, пока господин не ступил на землю.

— Михайло, возьми девушку и отведи её на кухню. Пусть её там накормят и приведут в порядок.

— Слушаюсь.

Паренёк низко склонился в поклоне. Он так и стоял, одной рукой держа коня и не смея поднять глаз, пока князь не удалился достаточно далеко. Только потом он соизволил взглянуть на Катю, по-прежнему сидящую верхом.

— Ну, чего сидишь? Слезай с коня и пошли.

— А как же конь? — Удивлённо спросила Катя, легко соскальзывая на землю.

— А что я ним станет? Сейчас отведём его в конюшню, и пойдем, куда князь велел.

Катя мысленно содрогнулась от ужаса. Она не могла признаться ему, что боится лошадей, и перспектива увидеть целую конюшню этих чудовищ совсем не прельщала её.

— А можно я тебя здесь подожду? — Застенчиво спросила она, мысленно умоляя небеса смиловаться над ней.

— Нет, что ты. Это вход для господ, а мы, слуги, ходим через другую дверь. Пошли.

Держась подальше от лошади, Катя плелась следом за юношей. Возле двери конюшни их кто-то окликнул.

— Эй, Михайло, а что это за девушка идёт с тобой?

— А кто её знает. Князь Лука привёз малышку с собой, и велел отвести её на кухню, что бы Лукерья накормила б и привела в порядок.

Катя повернулась, желая взглянуть на того, кто задал вопрос, и едва не помотала головой, желая избавиться от наваждения. Перед ней стояло двое совершенно одинаковых мальчишек. Они с интересом рассматривали её и о чём-то тихо разговаривали.

Катя не слышала их разговора, но не сомневалась, что они обсуждали её персону. Пока Михайло устраивал в конюшне лошадь, близнецы подошли к девушке. Она смотрела на их лица и чувствовала, как её сердце тревожно забилось.

— Как тебя зовут, девочка? — Близнецы явно считали её своей сверстницей, и это казалось Кате смешным, но виду она не подала.

— Катя.

— А почему ты так одета?

— Как?

— Голыми ногами ходить девушкам не прилично.

— Спорим, у тебя даже задница видна.

Она едва успевала перевести взгляд с одного на другого, что бы ответить на вопрос. Конечно, ей это не нравилось, но приходилось не забывать о приличиях. Мальчишки явно принадлежали к княжеской семье, это она поняла по поведению Михайлы. Вопросы сыпались на неё словно капли летнего ливня. Чувствуя, что терпение на исходе, Катя с надеждой и мольбой смотрела на дверь конюшни, с нетерпением дожидаясь, когда же явится юноша и избавит её от этой напасти.

Наконец он появился, и Катя облегчённо вздохнула. Не обращая внимания на близнецов, она молча повернулась, и пошла на встречу Михайле.

— Ну, вот и всё. Теперь я могу отвести тебя на кухню. — Улыбнулся парень.

— Пошли, а то мне эти мальчишки прохода не дают.

— Да, с ними бывает не просто. А вообще то они славные. Думаю, что вы подружитесь.

Катя благоразумно промолчала, но внутри у неё всё кипело от злости. « Неужели они тут все не нормальные, коли, считают меня ровесницей мальчишек? Да уж…»

Михайло открыл дверь и кивком головы, велел девушке следовать за ним. Молча, они прошли по мрачному коридору. Затем, несколько раз спускались по лестнице, и Катя, даже если бы сильно захотела, навряд ли нашла бы дорогу назад.

— Ну, вот мы и пришли, — сказал юноша, открывая дверь на кухню.

В большом помещении было тепло и очень уютно. На огне готовилась пища. Её аромат кружил голову, и Катя с тоской подумала о том, что она голодна.

— Лукерья, тут князь Владимир прислал к тебе девчушку. Накорми её и приведи в порядок. — Громко прокричал Михайло, не отходя от двери.

Катя пыталась понять, к кому обращены его слова, но так ни кого и не увидела. Неожиданно из глубины помещения вышла полная не высокая женщина. Внимательно осмотрев девушку, она тяжело вздохнула и махнула рукой юноше, дескать, можешь ступать.

— Сейчас я тебя накормлю, доченька, а там уж посмотрим, во что тебе переодеть.

Лукерья направилась к плите, где готовилась еда и вскоре перед Катей стояла глиняная миска с мясом и большая краюха хлеба. Девушка ждала, когда ей подадут вилку, но так и не дождалась.

— Не стесняйся, ешь. А то уж очень ты худенькая. Даже смотреть страшно.

Катя положила кусочек мяса в рот и откусила кусочек хлеба. Женщина сидела с ней рядом и горестно вздыхала.

— Ох, Господи вот она доля сиротская. Сколько же тебе лет девочка?

— Пятнадцать, — солгала Катя.

— В жизни не подумала б, что ты такая взрослая. А может, ты мне соврала? — Лукерья хитро улыбнулась.

— Нет, — опустив глаза и отставляя в сторону еду, ответила Катя.

Вопрос женщины испортил и без того не очень то хорошее настроение. Есть, совершенно расхотелось. Напряжённо она ждала ещё вопросов, но Лукерья лишь ласково погладила её по голове.

— Не волнуйся, милая. Я ни чего не скажу господам. Ты ешь, ешь.

— Спасибо я уже сыта.

«Поистине чудо, если они все считают меня ребёнком. Неужели я так молодо выгляжу? Нужно будет, как ни будь взглянуть на своё отражение. Может быть, во всём виновато перемещение во времени?»

— Пока не подрастёшь, будешь помогать мне на кухне, а там, может, и до служанки дослужишься. — Лукерья словно прочла её мысли, чем привела девушку в замешательство. — Как Бог даст, так и будет. Жить будешь здесь же. Я не ночую в замке, так, что если ты будешь досматривать за кухней, мне всё легче будет.

— Спасибо вам за всё.

— Это за что? — не поняла женщина. — Не меня тебе благодарить надо, а князя Луку. Если бы не он, я б тебе ни чем не могла бы помочь. Ладно, пойду поищу, что ни будь из одежды.

Катя, словно истукан, сидела на месте, боясь пошевелиться. Она мысленно ругала себя за то, что отправилась в прошлое. Если бы ей хватило ума, остаться дома, всё было бы иначе. А сейчас что? Она сидит где-то в замке и ни кто не знает, что её ждёт. Впрочем, а что хорошего ей может предложить жизнь?

Наконец Лукерья вернулась, держа в руках нечто похожее на длинное платье. Одеяние было старым и пыльным, но женщина гордилась им, словно предлагала девушке новомодный наряд.

— Это Лизонька носила. Она старшая дочь князя. Сейчас она уже замужняя женщина, ты одевай, не бойся. Служанка сказала, что госпожа уже давно о нём забыла.

Кате ни чего не оставалось, как скинуть свою одежду и молча натянуть то, что ей предлагали. Лукерья подняла с пола её одежду и без сожаления швырнула в огонь.

— Нечего тут тряпьё собирать. Пойдем, я покажу, чем тебе придётся заниматься.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 494