электронная
108
печатная A5
410
6+
Любочка

Бесплатный фрагмент - Любочка

Первая книга из серии «Принцессы»

Объем:
268 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-6369-5
электронная
от 108
печатная A5
от 410

Глава 1. Любаша

«Давным-давно в одном королевстве жил симпатичный вдовец со своей красавицей дочкой, которую он сильно любил. Вскоре он решил жениться, чтобы у дочки появилась добрая заботливая мать. Но новая жена оказалась злой мачехой. Она невзлюбила красивую падчерицу, рядом с которой её родные дочери казались уродинами…»

— Тьфу, ерунда, — откинув книгу в сторону, прошептала Люба, лёжа на кровати, — все сказки одинаковы! Хорошая, красивая работящая падчерица ишачит на злую ведьму мачеху и в итоге получает красавца принца. Нда… — постукивая пальцем по носу, Любочка задумалась.

— В жизни так не бывает, — наконец произнесла она. — В жизни нет принцев, золотых рыбок и добрых фей. Одни только придурки-одноклассники, которым подавай компьютерные игры. Ещё домашние животные, за которыми надо убирать, и злая мама, которая вечно мной недовольна! Ах, да, ещё и сестренка, с которой надо нянчиться. Подарила же мне мама подарочек, — плюнула девушка и продолжила, — великий букет удовольствий, — фыркнула она и уставилась в потолок.

— Сейчас придёт мама и начнётся спектакль: «Ты почему уроки не сделала? Ты почему не прибралась? Ты почему Тишку не выгуляла? Почему с сестрой не погуляла? Почему, почему, почему» И не лень ей постоянно орать на меня? А мне ведь уже почти двенадцать… — палец снова потянулся к носу и заученным движением начал своё постукивание. — Вот бы оказаться в сказке и сразу принцессой, которую страстно любит принц! Романтика! — горестно вздохнула Люба и встала с кровати, надела тапочки и прошла на кухню.

Открыв холодильник, она долго смотрела в него.

— Что бы такого съесть? — думала она в этот момент.

Прошло несколько минут, но ей так ничего и не пришло на ум. Девочка закрыла холодильник и снова отправилась в комнату. Часы отсчитали ровно пять ударов, напоминая Любе, что ей давно пора собираться за сестрёнкой в детский сад. Открыв шифоньер, девушка вытащила джинсы и водолазку. Наспех одевшись, она крикнула Тишку и, нацепив на него ошейник с поводком, вышла из квартиры.

Детский садик находился в следующем доме, поэтому Люба быстро привязала щенка к калитке и пошла в группу. Малыши сидели за столом и что-то тщательно жевали. Васюша, увидев старшую сестру, закричала.

— Ляля ням-ням, — и, весело улыбнувшись, съела полную ложку каши.

— Да, да, — зевая, пробормотала Люба, — быстрей давай, — поторопила она сестру. Махнув рукой в свою сторону, девушка отвернулась.

Васюша набила полный рот кашей и выскочила из-за стола. — Я фсё, — попыталась сказать малышка, но каша не дала ей этого сделать, поэтому она просто дёрнула Любу за рукав.

Схватив сестрёнку за руку, Любочка потянула её за собой в раздевалку. Быстро переодев и переобув Васёну, она крикнула воспитателям «До свидания» и вышла с девочкой на улицу. Маленький Тишка жалобно скулил, стараясь лапой снять с себя ошейник, он очень хотел побегать по душистой травке.

— Ава, — радостно закричала Васюша и, подлетев к щенку, схватила его в охапку, щенок заскулил ещё жалобнее.

— Прекрати тискать Тишку! — прикрикнула старшая сестра и, отвязав домашнего питомца, повела его и сестрёнку домой. — Типа погуляли, — буркнула она, покачав при этом головой из стороны в сторону и скорчив гримаску.

— Ляля кач-кач, — весело смеялась Васёнка, но Любочка покачала головой.

— Надо домой, скоро мама придёт с работы. — Васёнка хотела побежать на качели, но сестра крепко держала её за руку, — завтра покачаешься, а сегодня уже поздно!

Сестрёнка насупилась и, сжав кулачки, топнула ножкой.

— Ляля кач-кач, — выдавила она.

Люба подхватила сестру на руки и визжащую понесла домой.

Дома Люба сняла с Тишки ошейник, отпустив его резвиться, а Васюшу переодела к приходу мамы в халатик и тапочки. Забыв про качели, Васёнка скакала как стрекоза.

— Папа, мама, — кричала она, уворачиваясь от Любы и отбегая от неё в сторону. Ей нравилось играть со старшей сестрой, но вот Любе не очень-то хотелось резвиться.

— Хватит, я устала, и мама скоро придёт, — одёрнув халатик, прикрикнула старшая сестра, — а папа в командировке, так что его не будет ещё целую неделю, короче вечность.

Малышка бегала из комнаты в комнату, не обращая внимания на Любочку и её ворчание. Бегая, она всё так же выкрикивала, — мама, папа, мама, папа…

— Успокойся, — снова прикрикнула Люба, вылавливая сестрёнку, — пошли лучше я тебе мультики включу.

— Иша, айка, — выкрикнула Васёнка и вихрем подлетела к дивану и, забравшись на него, успокоилась.

— Да, да, — буркнула Люба, — про Мишку и зайку, — и шёпотом добавила, — и за что только мне такое несчастье? — В который раз она вспоминала сказки и пожалела себя любимую, — и почему я не принцесса из сказочной страны? И почему я не во дворце? И почему мой отец не король волшебной страны, где происходят чудеса и есть магия.

Васюша заёрзала на диване от нетерпения. Любочка включила любимые мультфильмы и уселась рядом с сестрёнкой. Забыв обо всём на свете, сестрёнки смеялись над проделками героев.

Входная дверь щёлкнула и открылась. Мама, уставшая, с полными сумками в руках села в прихожей на табурет. Немного отдохнув, она переобулась и пошла на кухню.

— Похоже, меня никто не услышал, — улыбнулась она.

В кухне она поставила сумки на лавку и посмотрела по сторонам. Раковина, полная посуды, на полу кожурки от семечек, на столе — крошки от хлеба.

— Ну неужели нельзя было прибраться? — устало прошептала Мария Анатольевна, мама девочек. — Опять Люба ничегошеньки не делала! И что мне с ней делать, как воспитывать ещё? Скоро двенадцать лет будет, а так ничему и не научилась.

Разобрав сумки, мама пошла к девочкам в комнату.

— Добрый вечер, дочки, — громко сказала она, подойдя к дивану.

— Мама, — весело воскликнула Васёнка и, вскочив на ноги, повисла у матери на шеи.

— Добрый вечер, мама, — улыбнулась Люба и тоже обняла мать.

— Долго гуляли? — спросила мама у Любы, — «Не буду её сегодня ругать», — подумала она, — «Сегодня пятница, прибраться можно и завтра, пусть отдыхает».

— Нет, недолго, — честно призналась Люба, понимая, что если она обманет, то мать разозлится вдвойне. Правда, она не упомянула, что прогулка состояла только из дороги домой.

— Ты опять проспала садик? — спросила мать

— Нет, — спокойно ответила Любочка, — просто забыла.

— Всё у тебя просто, — вспылила мать, но, вспомнив, что сегодня решила не ругать дочь, смягчилась, — ладно, я слишком устала, чтобы высказывать тебе что-либо, указывая на бесконечную череду твоих ошибок!..

— Мама, — подняв глаза на мать, заговорила девочка, — почему ты на меня постоянно кричишь? Почему всегда попадает только мне? Ты любишь только Ваську, а меня нет!

Высказавшись, дочь встала с дивана и ушла в другую комнату, игнорируя ответ матери.

— Снова мне попало ни за что, — пробурчала она себе под нос. — Снова я виновата! Снова крайняя! Как хорошо Васе, она маленькая, поэтому её не ругают! Ей всё сходит с рук. Хочу тоже быть маленькой, а лучше оказаться за тридевять земель отсюда в тридевятом царстве в тридесятом государстве рядом с красавцем принцем на белом коне и… романтика… — мечты прервала вошедшая мать.

— Любаша, помоги мне приготовить еду или помой посуду, — ласково попросила она.

— Не охота — ответила Люба, развалившись на кресле.

— А мне, значит, охота? — взорвалась мать — я вкалываю как ломовая лошадь на работе, прихожу домой и убираю за вами! Ты считаешь, мне охота?..

— Не охота, не делай, — зевая и пожимая плечами, сказала старшая дочь.

— А что вы тогда есть будете? — возмущение выплеснулось наружу.

— Так обойдёмся, бутериками, — улыбнулась своей самой наивной улыбкой дочь.

— Ну что ж, — безразлично ответила мать, — мы с Васёнкой уезжаем в гости к тёте Оле, а ты… — сделала она паузу, — ты остаёшься дома и делай, что хочешь! Хочешь готовь, хочешь спи…

— Я тоже поеду в гости к тёте Оле, — встрепенулась Люба, — она нас и покормит, у неё всегда есть что-нибудь вкусненькое, и Настя, наверное, соскучилась по мне, — мечтательно произнесла девушка, вспомнив о двоюродной сестре, с которой ей было очень хорошо.

— Нет, — резко сказала мама, — ты с нами не поедешь! Ты останешься дома!

— Нет, я поеду! — улыбнулась дочка.

— А я сказала, ты будешь сидеть дома, — отрезала мать, а про себя подумала, что всё труднее справляться со старшей дочерью.

— Нет, я… — хотела снова возразить Люба, но мать посмотрела на неё таким взглядом, который говорил лучше любых слов. — Что ж, — улыбнулась Любаша, — прекрасно! Я остаюсь одна дома и буду делать, что захочу. — Выкрикнула она и демонстративно отвернулась от матери.

— Конечно, — елейным голоском промолвила мама, — только вот ноутбук я забираю, а компьютер папа отключил, перед тем как уехать в командировку. Так что поиграть не удастся.

— Тогда буду сидеть и смотреть мультики, — спокойно ответила дочка, пожимая плечами, всё так же сидя спиной к матери.

— То есть будешь тупить? — брови поднялись вверх и мать добавила, — ну-ну, тупи, это твой постоянный образ жизни. Интересно, что из тебя выйдет в будущем? Мужа ты вряд ли найдёшь… — хмыкнула мать.

— Почему? — Подпрыгнув, удивилась Люба и развернувшись, уставилась, на маму.

— Ну, во-первых, ты неряха, а мужчины любят уют и чистоту в доме, во-вторых, ты хоть и любишь готовить, но тебе постоянно лень, а мужчины любят хорошо и вкусно покушать, а в-третьих, ты не любишь учиться, а мужчины не любят глупых! — с этими словами мать вышла из комнаты, оставив свою дочь в раздумьях. Через несколько минут входная дверь открылась и закрылась.

— Свободу попугаям! — Крикнула Любаша.

От нечего делать она начала прыгать на кровати, но такая забава ей вскоре прискучила, и девочка пошла на кухню.

— Та-а-ак… — постукивая себя по носу, произнесла девочка. — Колбасы нет, сосисок тоже. Есть нечего, — она пожала плечами и закрыла холодильник.

Весь вечер Люба ходила из стороны в сторону, открывала и закрывала холодильник, пыталась смотреть мультики, но было скучно и совсем не весело. Часы пробили ровно девять, когда девочка решила лечь спать. Ей снился странный сон: она стояла на краю земли и кричала, вот только что она кричала ей было не слышно из-за разыгравшейся метели. Снег с ветром ударял её по лицу, рвал платье и забирался, казалось, под кожу. Распахнув в ужасе глаза, Любаша поняла, что находится дома. Сев на кровати, она вытерла взмокший лоб рукой и посмотрела на часы.

— Уже девять минут десятого, я проспала больше двенадцати часов, — пролепетала девушка и пошла умываться, — странно, Тишки не слышно, — удивилась она. Вынув из подстаканника щётку, она выдавила небольшое количество пасты и почистила зубы.

Холодная вода сделала своё дело и в зеркало на Любу смотрела симпатичная девчонка, выспавшаяся и улыбающаяся.

— Пойду помою посуду, а то мама меня на следующие выходные к тёте Оле не возьмёт, а они будут в саду шашлыки жарить, — посуды было много, поэтому, смешно сморщив носик, Любаша принялась за дело.

Перемыв посуду, она снова залезла в холодильник, достала два яйца и пожарила себе яичницу. Завтракая и представляя, какими вкусными будут шашлыки, девочка не услышала, как дверь в прихожую открылась и вошли мама с Васей, следом за ними влетел весёлый щенок и понёсся сразу на кухню.

— Тишка, — засмеялась Любаша, — ты откуда взялся? — на кухню вошла мама и, посмотрев по сторонам, похвалила дочь.

— Вот ведь можешь, когда захочешь.

День пролетел незаметно. Хождение с мамой и Васюшей по магазинам, просмотр фильма и снова долгожданный сон, когда можно валяться, мечтать и ничего не делать.

В школе было всё по-старому, поэтому Люба даже не напрягалась, чтобы что-то исправить или получить дополнительную оценку, зачем?

Так прошла последняя неделя учёбы в школе и наступила долгожданная суббота и каникулы. Летние каникулы всегда нравились Любочке больше всего. Целых три месяца ничего не деланья, ну может быть кроме уборки в квартире и выгуливания Тишки.

* * *

Поздно вечером первого июня Люба открыла свой новенький дневник. Купила она его ещё год назад, да всё никак руки не доходили, а вот сегодня Любаша решилась. Дневник она покупала ради развлечения, поэтому в него она решила записывать только то, что ей на самом деле понравится. Вот поэтому именно сейчас девочка сидела и строчила ровным подчерком события прошедшего дня.

«Это моя первая запись, поэтому постараюсь описать как можно подробнее всё и всех,» — писала она на первой странице, сверху поставив дату и замысловатый узор.

«Первое июня, день защиты детей, мы отмечали в саду у тёти Оли. Тётя Оля, родная сестра моего папы, как всегда заготовила на праздник конкурсы и весёлые игры. Я очень люблю свою крёстную, считаю её своей крёстной-феей, как в сказке «Золушка». Она таковой, наверное, и является.

Всегда удивлялась тому, насколько она красивая, вроде невысокого роста, не худышка. С глазами, которые то и дело меняют свой цвет, подстраиваясь под её настроение. У неё красивый рот небольшой, полноватый, и с чётко очерченной верхней губой. У тёти Оли светлые волосы средней длины, которые она постоянно закалывает «крабиком». Она всегда позитивная и искрится счастьем, как и её семья. Всех, кто находится рядом с ней, она заражает своим оптимизмом и улыбчивостью.

Её муж, дядя Витя, высокий, стройный брюнет с яркими синими глазами. Он очень любит тётю Олю и их детей.

Стася, или Анастасия, старшая дочь моей крёстной. Мы с ней родились в один год с разницей в полтора месяца; конечно же, она старше. Хотя с самого раннего детства я хотела быть первой, настаивала на этом, и Стася уступала, наверное, в силу того, что не хотела со мной ссориться. Не любит она лишних ссор. Она красавица! У неё удивительные глаза, карие с желтым солнышком возле зрачка и такими же золотыми вкраплениями по контуру радужки. А когда Настя улыбаются, глаза становятся хитрыми, как у лисы. Стася, как и я, светловолосая. Когда-то нас считали двойняшками, но не сейчас. Всё-таки разные родители, хотя есть и какие-то общие чёрточки.

Иринка, вторая дочь тёти Оли, полная наша противоположность. Глаза яркие серые с голубыми крапинками. Волосы волнистые, густые, цвета тёмного шоколада. Она весёлая и забавная, большая выдумщица и, как дядя Витя, любит шутки.

Ах да, конечно же наши бабушка и дедушка — папа и мама моего отца. Ну что про них написать? Они у нас самые, самые… Самые любимые, самые лучшие, самые адекватные.

В саду я заметила на тёте Оле красивые бусы, которые переливались, казалось, всеми цветами радуги. Они мне так понравились, что крёстная пообещала как-нибудь дать мне их поносить… Вот только когда я подросту. Жалко, что не сейчас, но зато я знаю точно, что смогу их надеть, когда мне будет лет шестнадцать-семнадцать. Тогда я точно буду взрослой. И тётя Оля всегда держит своё слово.

Стася завтра приедет к нам в гости и можно будет поболтать, посплетничать с ней наедине, про вредных мальчишек, которые достают в школе, про завистливых девчонок, которые стараются подстроить какую-нибудь пакость. Она, скорее всего, будет рассказывать про троицу, которая постоянно ходит за ней по пятам. Странные мальчишки, ходят за ней как хвостики, словно влюбились, а признаться не могут. Стася лучше уживается в школе с мальчишками, чем с девчонками, у меня же пока всё наоборот. Возможно, потому что у нас в классе одни девочки?» — Любаша ещё долго строчила в свой первый дневник события, которые ей казались на тот момент важными, значимыми.

Глава 2. Те самые бусы

Прошло пять лет.

Свои семнадцать лет Люба отметила в кругу самых близких людей: бабушки, дедушки, крёстная с семьёй и Вика, троюродная сестра. Всё, как всегда. Скучно, неинтересно. Застолье, болтовня и все разъехались. В своём дневнике девушка сделала только одну запись за последний год: «Крёстная родила близнецов-девочек, Варю и Элю. Дядя Витя в шутку называет их ВариЭли — маленькие бесенята. Они и правда очень забавные и шебутные, сильно похожи на тётю Олю».

Девушка лежала на диване. «Май заканчивается, наступает время каникул, а значит — снова слежка за Васей, чтобы она не пакостила, не скучала и не переедала. Ну… и конечно же уборка, готовка… Как надоело всё». Хлопнула входная дверь, Люба очнулась от своих мыслей и подняла голову с подушки.

— Вася, — это ты? — задала девушка вопрос, уже заранее зная ответ.

— Да. — протянула полная девочка девяти лет.

«Каштановые волосы распущены, хотя с утра мама заплетала ей косу,» — подумалось Любе. — Значит, снова расплелась? — произнесла она вслух.

— Да. — пожала плечами Вася.

— Иди, мой руки, кушай и мой посуду, — пробубнила Любаша.

— Сегодня твоя очередь, — взвилась девочка.

— Твоя! — резко бросила Люба и скрылась в комнате.

Васёна прошла следом за сестрой в комнату, поставила портфель, переоделась и пошла на кухню. Любочка слышала, как сестра гремела посудой, но звука воды не было.

— Значит, посуду не помыла, — заключила про себя девушка, — что ж, это её проблемы.

Через пару часов снова хлопнула входная дверь. Любаша подскочила с дивана и прошла в коридор.

— Всем привет, — помахала рукой девушка вошедшим родителям.

— Вы уже покушали? — мама посмотрела на Любу, показывая кивком головы, чтобы та взяла тяжёлые сумки. Дочь послушно взяла сумки и унесла их на кухню.

— Мы с Васей ели в пять или около того, — девушка распаковала сумки и убрала продукты в холодильник, — и… Васька не помыла посуду, — заключила она, понимая, что подставляет сестру, но по другому она не могла, иначе попадёт ей.

— Вася, — позвала Мария Анатольевна, мама сестёр, — почему ты не помыла посуду?

— Сегодня не моя очередь, — пожала плечами дочка, выходя из комнаты.

— Люба, — снова обратилась мать к старшей дочери, — почему посуда не помыта?

— А я-то тут при чём, сегодня Васькин день, — перешла на крик девушка.

— Как я устала постоянно выяснять, кто что делает и почему снова грязно и ничего не сделано, — мать рухнула в кресло. Отец, Евгений Сергеевич, до этого молчавший, рявкнул на обеих дочек, чтобы прибрались.

Вася сделала вид, что она ничего не слышит, поэтому пошла в туалет, чтобы уж точно вся уборка досталась Любе. Хитрость сработала. Люба снова осталась крайней. Весь вечер девушка мечтала наконец-то уехать в гости к крёстной и наболтаться вдоволь со Стасей. «Ничего,» — убеждала себя девушка, — «всего два дня надо потерпеть, и я свободна на целых три дня от дома и домашних обязанностей».

Но время сыграло с Любочкой злую шутку, девушка в очередной раз провинилась, там не уследила за Васей, здесь не убрала вовремя, тут не приготовила и в очередной раз ей попало. В наказание родители взяли мелкую, противную сестру к тёте Оле, уехали в гости, а Любочка осталась одна в квартире. Ну… не совсем одна, с Тишкой. Но веселей от этого не становилось.

— Итак, они уехали, — улыбнулась Люба и пошла на кухню.

Открыв холодильник, она долго стояла и смотрела в него. Не найдя там любимой колбасы, Люба захлопнула холодильник и ушла обратно в комнату.

— Что бы такого поделать? — спросила она у себя, — может перебрать все мамины украшения и пофоткаться в них?

Решив, что это будет весело, девушка залезла в сервант и достала резную шкатулку. Высыпав всё содержимое на кровать, она начала рассматривать все украшения. Здесь лежало и рубиновое ожерелье, и колье с аметистами, и золотые цепочки, кольца, серьги, даже маленькая брошь с крохотными бриллиантами, и среди этой красоты лежали бусы, которые отличались от драгоценных украшений. Тусклые серо-голубые камушки соединяла обычная выцветшая нить, замочек был сломан.

— И зачем мама среди такого великолепия держит такую гадость? — удивилась Люба — Может, она просто давно не перебирала свои украшения и поэтому не знает, что творится в её шкатулке? Надо убрать эти некрасивые бусы, — сказала Любочка.

Она взялась за серо-голубые камушки. Бусы сразу же замерцали в руке, переливаясь всеми цветами радуги.

— Ого… — восхищённо выдохнула девушка. — Вот это да! — И, стоя перед зеркалом, она примерила бусы на себя. — Жалко, что замочек сломан, — прошептала Люба и в этот же миг, замочек сам собой скрепился, а бусы оплели худую шею девушки. — Какая красота, — зашептала Любочка, любуясь своим преобразившимся видом, — теперь к этим бусам нужно красивое бальное платье, туфли, причёску, и можно смело ехать на бал, — засмеялась она. Подняв руки вверх, она привстала на носочки, чтобы медленно повернуться перед зеркалом.

Но комната вдруг закружилась, завертелась и поплыла куда-то в сторону. Любочка испугалась, хотя глаза не закрыла. Комната, такая привычная и родная, превратилась в жалкую лачугу с печкой в полкомнаты. Рядом с печкой был древний умывальник с ведром воды и ковшиком. Позади Любы стоял маленький стол и несколько стульев. В углу были сложены детские матрасы. Когда первый испуг прошёл, она выдохнула.

— Похоже, я заснула и мне снится дурацкий сон! — успокоила себя девушка и села на один из маленьких стульчиков, благо, что стройная фигура позволяла это сделать. Через секунду дверь открылась и в лачугу вошла очень красивая девушка: волосы её были чернее воронова крыла, лицо белее снега и румянее чем кровь, а глаза светились золотом.

— Здравствуйте, почтенная гостья, — произнесла красавица, обращаясь к Любе, — я не заметила, как вы вошли, — её улыбка, казалось, освещала маленькую каморку.

— Здравствуйте, — пролепетала Любочка, расширенные от ужаса глаза смотрели на вошедшую девочку лет пятнадцати, не больше, и ждали чего-то ужасного.

— Что привело вас в столь ранний час в наш волшебный лес? — снова прощебетала красавица.

— Меня? — переспросила девушка и уставилась на вошедшую хозяйку домика как на что-то досель неизведанное, но уже без ужаса в глазах.

— Вы заблудились? — вновь спросила незнакомка, осматривая Любочку с ног до головы.

— Наверное… — ответила Люба, так как сама не знала, что случилось; и почему она оказалась в этой лачуге, и самое интересное, — зачем она здесь? Следуя за взглядом хозяйки домика, девушка окинула себя взглядом и только тогда поняла, что она одета в школьную форму.

— О… — горестно прошептала девушка, — я совсем забыла правила приличия. Давайте мы с вами познакомимся, а потом уже поговорим об остальном. Как вас зовут, милая гостья? — спросила незнакомка, радостно сверкая глазами.

— Меня? — снова переспросила Любочка, всё ещё не придя в себя. Незнакомка кивнула, не переставая улыбаться, — меня зовут Любовь.

— О… — восхищённо захлопала в ладоши незнакомка, — ко мне пришла богиня Любви, как я счастлива! — И к хлопкам в ладоши прибавилось радостное подпрыгивание.

— Нет, нет, — запротестовала Любочка, — это имя у меня такое — Любовь, а если сокращённо, то Люба, Любочка, Любушка, — кому как нравится. Ах, ещё можно Любаша.

— Ну это же восхитительно, что вас так зовут, — не прекращая прыгать, смеялась незнакомка, — значит, вы посланы волшебником, чтобы я обрела свою Любовь. И снова взгляд хозяйки домика прошёлся по одежде гостьи.

«Нет,» — хотела снова возразить Любочка, но решила, что ей всё равно не получится переубедить красавицу, у которой, похоже, было не всё в порядке с головой. Поэтому девушка просто спросила, — а как вас зовут, прекрасная незнакомка?

— О… — протянула красавица, — извините меня за моё невежество. Я с самого начала должна была представиться, но у меня это просто вылетело из головы, — и она противно захихикала. Наконец, взяв себя в руки, она медленно произнесла, — меня зовут Белоснежкой, — и, присев в реверансе, девушка заулыбалась.

— Бело… что? — распахнув широко глаза, воскликнула Люба, не веря своим ушам.

— Белоснежкой, — невозмутимо отчеканила девушка.

— Не может быть, — самой себе прошептала Любочка и уставилась на свою собеседницу с большим любопытством, — значит, — через несколько минут продолжила она, — я попала в домик гномов?

— О… — воскликнула Белоснежка и захлопала в ладоши, — как вы догадались? — на её лице было написано удивление и беспокойство, но улыбка так и не сползла с её лица.

— Мне так подумалось, — буркнула Люба, она понимала, что рассказы о том, что она давным-давно знает все сказки наизусть и очень их любит, ещё больше удивят и озадачат девушку, да и зачем говорить о том, чего наверняка и не должны знать обитатели этой лачуги.

— Ну если вы знаете, где находитесь, то тогда, наверное, знаете, что я здесь живу только благодаря их доброте, — защебетала Белоснежка, — меня хотела убить моя мачеха, а я от неё сбежала, — хихикнула она, — иногда сюда наведываются добрые люди и предлагают что-нибудь вкусное. Например, совсем недавно проезжал купец. Он остановился и попросил воды, а в знак благодарности он мне преподнёс вот этот пояс, — и Белоснежка указала на яркий алый пояс, расшитый бисером на её талии.

— Ты не боишься, что мачеха может найти тебя? — Поинтересовалась Люба, вспомнив историю.

— О, — протянула та в ответ, — нет, она не найдёт меня здесь, — и Белоснежка снова хихикнула.

— Почему ты так в этом уверенна? — засмеялась Любочка скорее в ответ принцессе, чем от её беспечности.

— Домик гномов находится так далеко от замка злой мачехи, что она и не подумает искать меня здесь.

— Ну, ну, — съязвила гостья, хмыкнув, — ладно. Давай лучше поужинаем. Я есть хочу.

— Поужинаем? — переспросила Белоснежка, уставившись на гостью, как на сумасшедшую.

— Ну да, — подтвердила Люба.

— Но сейчас только утро, — весело прощебетала красавица.

— Ну, тогда позавтракаем, — буркнула Любочка, обиженная тем, что её поправили; откуда ей было знать, что в этом мире ещё только утро?

— Хорошо, давай позавтракаем, — засмеялась принцесса, ей очень нравилась неожиданная гостья. Она ей казалась смешной и немножко странной, особенно странным был её наряд. Белоснежка полезла за печку и достала оттуда какой-то свёрток.

— Что это? — спросила Люба, указывая на свёрток.

— Это хлеб и сыр, оставшиеся после вчерашнего ужина, — прощебетала Белоснежка и, развернув материю, достала небольшой кусочек сыра и четверть от буханки хлеба.

— Нда… — процедила гостья — может, приготовим что-нибудь посущественней? — спросила она и в этот момент у неё взбунтовался желудок, оповещая всех своим урчанием о том, что он голоден.

— О… — воскликнула радостная принцесса, — ты умеешь готовить? — она словно и не замечала урчания желудка проголодавшейся девушки.

— А ты разве нет? — удивилась Люба, она точно помнила, что в книжке Белоснежка трудилась не покладая рук: стирала, убирала, готовила, — за что её и любили гномы.

— Нет, нет, что ты, — замахала руками Белоснежка, — я же принцесса и ничего не умею, — она звонко засмеялась и закружилась по комнате, — всё делают гномы.

— А что же делаешь ты? — удивлённо воскликнула девушка. Ей не понравилось то, что она услышала. Неужели все книжки врали?

— Я? — переспросила принцесса и, загибая пальцы начала перечислять, — я танцую утром, танцую днём и танцую вечером. Я пою утром, пою днём и пою вечером. Вот, целых шесть занятий, — счастливая Белоснежка засмеялась и снова закружилась, раскинув руки в стороны.

— Лентяйка! — буркнула Люба и вспомнила слова своей мамы: «Люба, такая лентяйка никому не нужна! Тебя будут презирать, недолюбливать! Ты останешься одна!» — эти слова засели навсегда в голове. Белоснежка кружилась и не обращала внимания на Любочку, ей было легко и весело.

Некоторое время спустя, позавтракав скудными остатками вчерашнего ужина, Белоснежка позвала свою гостью на прогулку по волшебному лесу.

— Нет! — строго произнесла Люба, — давай-ка мы с тобой приготовим ужин, а то я умру раньше, чем придут гномы и что-нибудь нам приготовят.

— Любовь! — воскликнула Белоснежка, — гномы придут скоро, они приготовят ужин, и мы вдоволь наедимся, а сейчас я хочу попеть и потанцевать в волшебном лесу вместе с зайцами, ежами, оленями и другими зверятами.

— Что ж, — буркнула не наевшаяся девушка, — пошли, — и с огромной неохотой отправилась вслед за скачущей как козочка Белоснежкой.

Они шли по широкой тропинке, которая уводила от лачуги через лес на полянку, усеянную разноцветными цветочками. Возле полянки пробегал небольшой ручеёк, и Любочка решила умыться. Наклонившись, она увидела, что её изумительные бусы превратились в обычные маленькие жемчужинки, и хоть они и не переливались, но всё же очень красиво смотрелись на её шее. Только тут Любаша вспомнила, как просила именно эти бусы у крёстной. «Значит, тётя Оля знала, что произойдёт, если я их надену,» — подумала девушка.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 410