электронная
90
печатная A5
335
18+
Люби меня и не понимай

Бесплатный фрагмент - Люби меня и не понимай

Роман

Объем:
180 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-8327-8
электронная
от 90
печатная A5
от 335

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Всем сестрам посвящается


Все персонажи и события являются вымышленными, и любые совпадения случайны.


1. Привидение в пруду

Это был прекрасный летний день. Лето только началось, но жаркие лучи солнца уже успели накалить тротуары и дороги города, и было душно. Василя направлялась к пруду, в полдень у нее был назначен урок прямо в парке. Она шла быстрой уверенной походкой, улыбаясь лучам солнца и наслаждаясь долгожданным летом. Ее высокую фигуру можно было увидеть издалека.

У входа в парк ее уже ждали ученики. Это были брат и сестра — погодки — Саша и Маша.

— Василя, привет! — закричали дети, увидев ее. У Маши были мальчишеские манеры и задор, и свои чувства она выражала крепкими объятиями. Переполненная радостью от встречи с любимой учительницей, она с разбегу бросилась к Василе и, сбив ее с ног, вместе с ней упала на траву.

Ее младший брат Саша, рыжеволосый мальчишка весь в веснушках, громко смеялся, наблюдая за этой картиной.

— Хорошо, что на траву упали. — Василя, пыталась встать, но от смеха у нее не было сил подняться.

— Я не думала, что ты упадешь! — оправдывалась Маша, обладательница желтого пояса по каратэ и редкой силы для девочки ее лет. Протянув руку, она помогла Василе встать на ноги.

— Как вы узнали, что я приду пораньше? — Василя отряхивала траву с брюк.

— А мы в окно видели, как ты шла. Мы тебя давно ждем.

— призналась Маша.

— Мама сказала, что пока ты не придешь, не выпустит нас гулять. — добавил Саша.

— Ладно, мои крокодильчики, давайте искать свободную скамейку. — Василя взяла Машу за руку, и они направились к пруду.

— Давай мы сначала погуляем, а потом будем заниматься! — попросила Маша.

В это время у Васили зазвонил телефон.

— Машенька, пожалуйста, потише, мне надо поговорить! — Василя включила телефон.

— Ну пожалуйста, давай сначала погуляем! — настаивала Маша.

— Василя, здравствуйте. Меня зовут Сергей, я руководитель отдела продаж в компании «Аладдин», вы присылали нам свое резюме. Вы еще ищете работу? — произнес приятным голосом молодой человек.

— Ну Васиииля! — Маша в это время теребила Василю за руку и продолжала требовать прогуляться в парке перед уроком.

— Хорошо, только недалеко, чтобы я вас потом нашла. — разрешила она, и дети тут же побежали в парк. — Извините, да, я ищу работу, — ответила Василя на вопрос по телефону.

— Вы можете завтра прийти к нам на собеседование?

— Да, конечно! — обрадовалась Василя. Вакансия компании по производству видеорекламы очень заинтересовала ее.

— Тогда ждем завтра в 14.00 у нас в офисе. Приглашение я отправлю на электронную почту.

— Хорошо, спасибо.

— Тогда до встречи и ждем вас завтра без опозданий.

— Конечно, я никогда не опаздываю.

«Только решишь, что ни в чем не везет — тут же напоминание, что о тебе заботятся». — Василя посмотрела в ясное летнее небо и улыбнулась.

Она давно искала работу, но никаких интересных предложений не получала. Можно сказать, что даже неинтересных предложений не было в последнее время. Василя очень переживала, что, если еще какое то время она не найдет стабильную работу, ей будет просто нечем платить за аренду квартиры, ее сбережений могло хватить еще на пару месяцев, не больше.

Не увидев детей поблизости у пруда, Василя направилась в парк, но и там их не было видно, и только услышав тихий смех за спиной, она догадалась, что все это время дети играли с ней в прятки, скрываясь за стволами деревьев.

Василя расстелила плед, который взяла с собой из дома, на лужайке у пруда, свободных скамеек, как обычно, не было. Вести урок с двумя сорванцами было непросто — нужно было успеть проверить домашнее задание и объяснить новую тему до того, как они снова начали хулиганить. Ругать чужих детей Василе даже не приходило в голову, она просто ждала, когда их очередная волна веселья пройдет, и снова принималась за обучение. Саша был намного способнее сестры, и, когда Маше надоедал урок, Василя занималась только с ним. Так было и в этот раз: устав от новой темы, Маша лежала на пледе и смотрела в небо. Неожиданно она спросила:

— Василя, а Бог есть?

— Конечно! — не раздумывая, ответила Василя.

— А почему мы его не видим?

— Потому что это не дано человеку при жизни. Мы много чего не можем видеть, слышать, много чего не знаем…

— А что мы еще не видим? — с любопытством спросила Маша.

— Например, невидимый мир: ангелов, джиннов или обитателей других миров — мы же ничего не знаем о Вселенной! Посмотрите внимательно на то, что вас окружает — разве мало удивительных чудес вокруг! — Дети тут же стали оглядываться по сторонам.

— Смотрите, там привидение! — неожиданно закричала Маша, заметив что-то в пруду.

От ее крика Василя и Саша вздрогнули. В нескольких метрах от них, почти у берега пруда, из воды высунулась маленькая зеленая голова. Она внимательно смотрела на них, хлопая выпуклыми круглыми глазками, и не двигалась.

— Аааа! — завизжала Маша.

— Бей его! — Саша побежал к кромке пруда.

Голова тут же исчезла, и неведомое существо поплыло прочь. Василя и Маша тоже подбежали к пруду и увидели черепашку, которая изо всех сил гребла подальше от шумного берега.

— Это же черепаха Тортилла, — пошутила Василя, и вся компания дружно рассмеялась. Она успела схватить и удержать за руку Сашу, который рвался в пруд за черепашкой.

— Я хочу ее поймать! — не унимался он.

— Зачем, пусть плывет. — Василя крепко держала за руку мальчика, не пуская его к пруду.

— Может, у нее и дети здесь есть? Давайте за ней проследим! — предложила Маша.

— Тогда тем более нельзя ее с ними разлучать. И вообще, на сегодня уже хватит, вам пора домой, — с удовольствием произнесла Василя, посмотрев на часы.

— Неет! — в один голос закричали дети и тут же разбежались в разные стороны, игра в прятки снова началась.

— И что мне с вами, такими непослушными, делать? — спросила Василя, скорее, саму себя, потому что детей уже не было рядом. — А ты чего уставилась? — обратилась она к черепахе, которая, отплыв на безопасное, по ее мнению расстояние, снова подняла голову из воды. — Ты тоже хочешь послушать про невидимые миры? — Черепаха не двигалась и, не мигая, смотрела на Василю. — Ладно, в следующий раз дорасскажу, а мне уже пора, пока! — Улыбаясь, Василя помахала ей рукой и отправилась искать разыгравшихся детей.

2. Ляля

На следующее утро Василя тщательно готовилась к собеседованию, выбирая, что надеть. Опыт собеседований научил ее одному важному правилу: нельзя выглядеть лучше, чем менеджер по подбору персонала. И хотя в этот раз собеседование собирался провести руководитель отдела продаж, Василя все равно решила выглядеть насколько возможно неприметнее при ее росте в метр восемьдесят. Она остановила свой выбор на брючном льняном костюме кремового цвета и белой блузке. Длинный пиджак был нужен, чтобы скрыть ее женственные формы, а мешковатые брюки были комфортными в такую жару. Волосы она закрутила в скромный пучок. Из макияжа только немного светло-розовых румян, чтобы не казаться бледной.

«Не буду говорить Ляле, что иду на собеседование, а то, если не возьмут, опять расстроится», — решила она, вглядываясь в отражение блестящей двери шкафа, пытаясь рассмотреть себя целиком — большого зеркала в съемной квартире у них не было. Еще одно зеркало было в лифте, где Василя успевала за те пятнадцать секунд, что лифт спускался с девятого этажа, рассмотреть себя под ярким светом ламп. С тех пор как они переехали из родного города, она научилась быть неприхотливой в быту.

— Ты куда-то собираешься? — Услышав нескончаемый скрип двери платяного шкафа, к Василе, прихрамывая, подошла младшая сестра Ляля.

— Да так, просто надо в Москву съездить, — ответила Василя.

— Василек, такой скрип стоит, что можно подумать, что ты на свидание собираешься. — Вытянув руку, она провела по плечу сестры и «увидела» шершавый льняной материал. — Этот костюм ты надевала только на работу.

— Ты у нас такая догадливая! Да, собираюсь на собеседование. — От слепой сестры невозможно было ничего утаить.

— Да какая разница, в чем идти? Главное же, что ты умная и трудолюбивая и всегда доводишь начатое до конца, они еще спасибо тебе должны сказать, что ты к ним придешь, — искренне поддержала младшая сестра.

— Встречают все равно по одежке.

— Только глупые! Надо уметь слушать и слышать о чем человек говорит, а как он выглядит — это всего лишь картинка, которая может смениться в любой день.

— Я с тобой полностью согласна, но есть стереотипы, которые изменить невозможно… Ладно, Алек, мне пора, а то могу опоздать. Что тебе привезти?

— Мне кажется, мы обе не откажемся от мороженого в такую жару.

— Это точно!

— Счастливо тебе, Василек, я помолюсь за тебя.

— Спасибо, сестричка, ну, пока! — Она поцеловала Лялю.

Собеседование прошло удивительно легко, хотя и необычно. Сергей оказался приятным молодым человеком лет двадцати пяти. Сначала он провел презентацию проекта, а потом начал по очереди задавать вопросы десяти соискателям, которых одновременно пригласил на собеседование. Получилось так, что Василя осталась последней в этой очереди. Вместо вопросов об опыте работы и образовании, Сергей почему-то стал спрашивать о впечатлении, которое произвели предыдущие кандидаты. Но Василя деликатно обошла стороной обсуждение незнакомых людей, ответив ему, что каждый из кандидатов проявил себя в соответствии с уровнем образования и опыта работы. Она постаралась обратить его внимание на свои навыки, которые могли бы принести проекту пользу. Неизвестно, что на самом деле понравилось Сергею в Василе, но он почему-то сразу пообещал ей перезвонить вечером и сообщить результат.

— Уже сегодня примите решение? — Василя не смогла скрыть своего удивления.

— Просто нам сотрудник нужен срочно, и мы не можем долго тянуть, — признался Сергей.

— Буду рада вашему звонку, и спасибо за то, что пригласили, было приятно познакомиться, — ответила Василя, улыбаясь.

Они попрощались, и Василя вышла из офиса. Когда она вернулась домой, младшая сестра сидела на кухне у плиты и слушала звуки, исходящие от чайника. Она узнавала момент закипания чайника по шипящему звуку пара.

— Ты для меня чай хочешь заварить? — обняла сестренку Василя.

— Нет, для кота, — засмеялась Ляля. — А мороженое будет?

— Ой, извини, я совсем забыла, но сейчас схожу в магазин, — спохватилась Василя.

— Это подождет, давай сначала чай попей, отдышись.

— Да, по чаю соскучилась.

— Понравилось там?

— Да, офис стильный. Стены кирпичные, не оштукатуренные, мебель белая дизайнерская, лампы стальные, все в минималистском стиле.

— И что хорошего в этом стиле? Я бы постоянно о кирпичи билась, мне наши обои больше нравятся!

— Ну, сейчас это модно.

— И неуютно!

— Ну, немного темновато, конечно, — согласилась Василя.

— А зимой еще и холодно! — продолжила практичная Ляля.

— Но до зимы еще надо дожить, — с улыбкой ответила Василя. — Мне же пока предложение о работе никто не сделал, только собеседование прошла.

— Да, если что, из дома ковер возьмешь на зиму, на стенку повесишь, — пошутила Ляля. Обе сестры рассмеялись.

Василя заварила зеленый чай с мятой, и они принялись за чаепитие — ритуал обязательный до, во время и после ответственных встреч и событий. Без чаепития жизнь в этой татарской семье остановилась бы.

— А как тебе Сергей, который звонил?

— Хороший парень, глупые вопросы не задавал, про личную жизнь не спрашивал, — с удовольствием отметила Василя, — волосы почти под ноль, с бородкой, в больших круглых очках и в широких штанах, похож на хипстера!

— Ничего себе, какой красивый! — пыталась представить его Ляля. — А он и правда гангстер?

— Я сказала он — хипстер, — Василя рассмеялась. — Это тоже сейчас модно. Они носят бороды, например, но это никакого отношения к религии не имеет. Кстати, в офисе все одеты в таком стиле, никаких пиджаков и галстуков.

— И ты тоже теперь такой должна стать?

— Зачем?

— Если они тебя возьмут на работу — ты должна выглядеть, как они. — Ляля могла бы приспособиться к любым условиям.

— Я буду такая, какая есть. А ты ешь, — Василя слегка стукнула тарелкой с бутербродами по столу перед Лялей и взяла ее за руку, чтобы уточнить, где находится тарелка. — Главное, мне показали кухню для сотрудников, где чай и кофе в неограниченном количестве, — с улыбкой сказала Василя.

— Ну, если чай бесплатно, тогда нам, татарам, точно понравится. — Ляля с удовольствием запивала чаем бутерброд. — А этот Сергей может быть тебе женихом, он высокий хоть?

— Алек, он тебе больше подойдет. Ему лет двадцать пять.

— Мне нужен разумный мужчина, а не мальчишка! — Ляля была практичной во всем.

— Разве пять лет большая разница? — Василя продолжала подшучивать над сестрой.

— Нужен мне больно этот гангстер. Своих женихов некуда девать. — как будто самоуверенно ответила Ляля и поджала свои пухлые губки. Ляля была похожа на маму: красивые миндалевидные зеленые глаза, аккуратный правильный нос и губы в форме сердечка.

Когда-то, еще до аварии, после которой Ляля ослепла, она считалась самой красивой девочкой в школе — мальчишки дрались за ее внимание, а школьная парта, за которой она сидела, была изрисована сердечками и признаниями в любви, домашний телефон постоянно был занят, потому что тайные воздыхатели звонили и молчали в трубку. Все это прекратилось в один день. Никто из тех мальчишек больше не появлялся у подъезда, не звонил. И подруги-одноклассницы тоже ни разу не навестили ее после больницы, узнав, что Ляля больше не может ходить. Отец, который был за рулем в той аварии, винил себя за происшедшее и, впав в депрессию, начал пить. Многочисленные родственники, узнав об ужасных последствиях аварии, как сговорившись, стали держаться как можно дальше от проблем некогда благополучной семьи. Друзья и соседи тоже быстро изменили отношение к ним — навещать и видеть, как они страдают, никто не хотел. Предложить помощь боялись, ведь она могла действительно понадобиться, а у людей хватало и своих забот. Огромный гостеприимный дом с цветущим садом быстро превратился в пустынный замок, куда редко кто заходил — разве что птицы продолжали прилетать каждое утро, чтобы полакомиться сочными ягодами и фруктами: теперь хозяйке дома было не до урожая вишни и яблонь, а малиновые кусты заросли, подмяв под себя цветы вокруг.

Только мама молилась и верила, что Ляля снова будет ходить и видеть. Увозя Лялю из родного Касимова на лечение в Москву, она также надеялась, что вдали от бывших близких друзей и родственников одиночество и обида отступят, и это поможет дочери быстрее восстановиться.

Они продали дом в спешке. Все знали, что это вынужденная мера, поэтому цена за один из самых лучших домов в старой татарской слободе, расположенной на живописном берегу Оки, была ниже, чем он заслуживал. Но мама не стала торговаться и выжидать — каждый день здесь был теперь только во вред Ляле, и ради нее она была готова распродать все за бесценок и раздать все, что осталось без покупателей, но могло пригодиться соседям. Мама оставила только книги и, упаковав их в коробки вместе с семейными фотографиями, отвезла в деревню в старый родительский дом. С собой они взяли только самое необходимое.

После многочисленных операций и лечения в течение нескольких лет произошло чудо — Ляля начала снова ходить, но вернуть зрение было невозможно, утверждали врачи. «Когда просто нет боли — это уже счастье», — однажды услышав эту фразу от Ляли, Василя проплакала всю ночь и запомнила эти слова навсегда. Может быть, поэтому она редко плакала. Бытовые трудности и жизненные разочарования не вызывали у нее сочувствия к себе, ведь это были мелочи по сравнению с тем, что когда «просто нет боли — это уже счастье».

Ляля окончила школу на домашнем обучении. Иногда ее приглашали в московскую школу для незрячих детей, где она была закреплена, на новогодние представления или театральные постановки. Встретив в школе ровесников, у которых были такие же трудности, Ляля перестала стесняться и смогла принять свою новую жизнь и приспособиться к ней. Мама с радостью повторяла: «Слава Богу! Наш тюльпанчик вновь расцвел!» Ее надежды оправдались — у Ляли появились новые друзья, и она сдала на «отлично» все школьные предметы. Получив аттестат, Ляля поступила на исторический факультет педагогического института и заочно окончила его.

Разговор двух сестер за чаепитием продолжился до позднего вечера. Они мечтали вслух об интересной работе с хорошей зарплатой и дружным коллективом как о шансе, который изменит к лучшему их незатейливую жизнь.

3. Затянувшийся финал

Со времени собеседования прошло больше месяца. Сергей так и не перезвонил Василе. Она решила, что нашелся более подходящий кандидат, и перестала думать об этой вакансии. Поэтому, когда однажды поздно вечером у нее зазвонил телефон, она меньше всего ожидала услышать Сергея. Он пригласил ее на финальное собеседование с генеральным директором. Найти свободное время в графике начальника было непросто, объяснил ей Сергей задержку с ответом.

Собираясь на второе собеседование, Василя вновь тщательно просматривала свой гардероб, выбирая, что надеть. Это было забавным зрелищем со стороны — изношенная дверца старого шкафа протяжно скрипела каждый раз, когда Василя открывала ее, чтобы снять оттуда вешалку с платьем, и закрывала, чтобы увидеть себя в блестящем отражении шкафа. Слепая сестра сидела рядом на кресле и протягивала руку, чтобы пощупать материал очередного платья — так Ляля представляла одежду, которую примеряла Василя.

Понимая важность момента, их кот Маркиз, черный с белыми лапками любимец и главный член семьи, тоже терпеливо наблюдал за примеркой, сидя на коленях у Ляли. Но когда Василя начала перебирать платья по второму кругу, он понял, что сейчас никто и не заметит, если он проберется в шкаф и лично обнюхает все платья или полежит на зимних одеялах, аккуратно сложенных на дне шкафа. В один миг прыгнув с кресла к шкафу, он, наконец, оказался внутри запретной территории, куда ему очень редко удавалось пробраться. И его действительно никто не прогнал оттуда, Василя в этот момент думала о том, какой цвет может повлиять на решение генерального директора.

— Может, все-таки белое кружевное платье? — Василя приложила к себе кружевное платье с атласной оборкой на подоле, которое ей очень шло.

— Не надо, вдруг влюбится! — Ляля покачала головой. — Он наверняка какой-нибудь старый зануда, будет потом к тебе приставать.

— Алек, сейчас женщины к мужчинам пристают. А если он еще и гендир, так я думаю, у него с выбором нет проблем.

— Вот именно, все только о деньгах и думают, — ворчала Ляля.

— Может, надеть «успокоительное» платье? Голубой — цвет воды и прохлады, по фэн-шуй это цвет медитации и спокойствия. — Василя приложила к себе платье василькового цвета с вышивкой из бисера на аккуратном воротничке.

— Ты себя хочешь успокоить или директора? — подшутила над ней Ляля.

— Конечно, директора — я-то валерьянку три раза в день пью. — Василя вздохнула.

— Василек, не мучайся, надень шортики, как они, и не волнуйся! — пыталась развеселить ее сестра.

— И бороду отращу. — Василя, наконец, улыбнулась.

— Отлично! — рассмеялась Ляля. — Только сразу ему скажи, что ты не будешь допоздна работать! Иначе злая собака дома будет на тебя лаять и рычать.

— Да, обещаю тебе — никаких переработок, как на старой работе. Восемь часов рабочего дня — и домой.

Василя верила в Бога и судьбу, предопределенную им, при этом она также была убеждена, что надо стараться делать все, что в силах, чтобы потом не жалеть об упущенных возможностях. К данной возможности получить работу она относилась со всей серьезностью. Определившись с платьем, она весь день штудировала материалы по маркетингу и продажам, чтобы быть готовой к любым вопросам — для нее это был очередной экзамен на профессиональную пригодность.

Собеседование было назначено на вечер, и точно без пяти минут шесть Василя вошла в здание бизнес-центра. В этот момент у нее зазвонил телефон.

— Василя, извините, но собеседование сегодня не состоится, — это был Сергей.

— В каком смысле?

— Ну, босс не приехал сегодня на работу и, судя по тому, что его до сих пор нет, уже и не приедет.

— Я уже у вас в здании, — спокойно ответила Василя.

— Подождите минутку, я сейчас подойду!

Сергей вышел к ней в холл здания.

— Василя, вы уж не обижайтесь, он всегда в свободном полете, видимо, вышла какая-то важная встреча, он даже в офис сегодня не заезжал. — Было видно, что он чувствовал себя неловко в этой ситуации.

«Как будто люди в деревне живут и от дома до дома пять минут. Если он не может запланировать даже собственный рабочий день, как он может руководить людьми?» — подумала Василя, изобразив ему в ответ милую улыбку — это был ее метод скрывать раздражение. Курс этикета и протокола в Дипломатической академии она сдала на «отлично», впрочем, как и все другие предметы, получив диплом с отличием.

— На самом деле это всего лишь формальность. Ваша кандидатура, в принципе, согласована, и Василий просто хотел на вас посмотреть, — оправдывался Сергей.

— Вот как!

— Конечно, у нас все обговорено с ним. Он мне доверяет.

— Значит, он и на работу толком не ходит, просто номинальный гендир? — Василя высказала вслух вывод из услышанного.

— Ну, ходит, конечно, просто график у него по ситуации. Он ведь и по вечерам и ночам не спит — общается с потенциальными заказчиками и клиентами.

— Неужели кто-то по ночам заказывает рекламу? — Василя насмешливо приподняла брови, не скрывая иронии.

— В рекламном бизнесе свое расписание и многие вопросы решаются в неформальном общении, — с улыбкой ответил Сергей.

— Значит, беседа с генеральным — это формальность, и вы хотите взять меня на работу? — Василя уточнила еще раз.

— Да, как начальник отдела продаж я могу сказать, что вы мне больше всех подходите, и я бы хотел, чтобы вы у нас работали, — он кивнул головой.

— Спасибо за хорошую новость. — Василя искренне улыбалась ему показывая, что больше не обижается и рада принятому решению.

— Тогда ждите от меня звоночка, хорошо? Думаю, завтра Василий точно будет в офисе и вы встретитесь.

— Отлично. Хорошего вам дня и еще раз спасибо за новость!

4. Что значит твое имя?

Сергей действительно перезвонил, как обещал, и пригласил Василю на встречу в офис. Однако вчерашнее недоразумение насторожило ее: генеральный директор, который не предупреждает об изменении планов своих сотрудников, не может быть надежным человеком, решила она. И это был первый случай в ее жизни, когда встречу с ней так откровенно проигнорировали, поэтому она решила произвести впечатление на «забывчивого» гендира. Платье-футляр цвета вишни и босоножки на высоком каблуке, которые она сегодня надела, должны были ей в этом помочь. Убежденная в том, что эта встреча — просто формальность, она уверенно вошла в офис в точно назначенное время. Наконец, ее представили Василию — генеральному директору.

— Привет! — Василий был на голову выше и смотрел на нее сверху вниз. Он совсем не был похож на типичного генерального директора, которых она видела раньше. Вместо упитанного мужчины средних лет в деловом костюме и дорогих часах, она увидела молодого человека лет двадцати пяти с длинной рыжей бородой, которая закрывала почти пол-лица и торчала в разные стороны, при этом волосы на голове были сбриты наголо. Белая футболка поло подчеркивала его атлетическое телосложение, плотно облегая неестественно широкие плечи, и оттеняла легкий загар. На нем были светлые шорты свободного покроя чуть ниже колен и кроссовки. С уверенной осанкой, какая бывает только у спортсменов, он больше походил на супергероя из боевика, чем на офисного сотрудника. Но больше всего Василя растерялась от взгляда его красивых глаз цвета бирюзы — она даже на мгновение замерла в изумлении.

— Ну, проходи ко мне — будем знакомиться, — он пропустил ее вперед.

Его кабинет был крохотным для такого атланта. На маленьком письменном столе стояла включенная настольная лампа и огромный монитор Apple. Никаких бумаг или документов на столе не было. Василя никогда не видела такого чистого письменного стола у генерального директора. Напротив висело зеркало в ажурной серебристой раме, украшенное с двух сторон хрустальными бра в форме свечей. Под зеркалом стоял голубой бархатный диванчик, на который он предложил ей присесть. В комнатке царил полумрак, и на фоне неоштукатуренных кирпичных стен и зашторенных от яркого солнца жалюзи эта романтическая декорация выглядела таинственно.

Пока Василя осматривала кабинет, Василий усаживался в большое кожаное белое кресло, которое занимало почти половину кабинетика. Его длинные ноги было не так-то просто разместить под маленьким письменным столом. «Наверное, из-за размера стола он и не держит на нем документы», — подумала Василя.

— Ну, рассказывай. — У Василия был московский акцент и приятный голос при внешности сурового великана.

Она собралась с мыслями, чтобы начать рассказ об опыте работы, и снова взглянула на него. В полумраке комнаты его лазурно-голубые глаза словно светились изнутри. Василя ничего не ответила, продолжая смотреть на него, как завороженная. Через мгновенье, смутившись от его пристального взгляда, она опустила глаза.

— Если не знаешь с чего начать, давай поговорим о погоде. Жарко на улице? — спросил Василий, улыбаясь. Эта застенчивая девушка начинала ему нравиться. «Надо же, как она очарована мною!» — иронично отметил он про себя.

— Да, ужасно. «Тебе сорок лет. Ты не можешь упасть в обморок при виде какого-то мальчика с красивыми глазами!» — пыталась успокоить себя Василя, но у нее пока ничего не получалось.

— Может, тебе водички предложить? — спросил он, опять улыбнувшись.

— Да, спасибо.

«Точно, я на солнце перегрелась пока шла, это стресс от третьего собеседования — надо было все-таки выпить сегодня валерьянку!» — Василя нашла объяснение своему беспокойству.

Он встал и, выглянув из открытой двери, крикнул секретарю: «Марго, принеси воды холодной!»

Молодая женщина с оплывшей фигурой проворно принесла стакан ледяной воды из кулера меньше, чем за минуту. Она была одета в черное платье с открытыми плечами, модного фасона в этом сезоне, ее ярко окрашенные рыжие волосы аккуратными локонами ниспадали на оголенные плечи и спину. «Смелый наряд для офиса.» — невольно подумала Василя, глядя на ее покатые белые плечи, пышные словно перина. Выпив с удовольствием пару глотков воды, Василя, наконец, успокоилась.

— Думаю, я могу принести пользу вашей компании, потому что у меня большой опыт работы и хорошее образование, — Василя начала со стандартной фразы. Как только она перестала смотреть ему в глаза, голос перестал дрожать.

— Хорошее начало. — Он улыбнулся и откинулся в кресле. — Продолжай, мне нравится!

Василя рассказывала об опыте работы, как с листа читала текст, боясь остановиться, чтобы опять не впасть в ступор. Он как будто бы слушал ее, внимательно разглядывая при этом.

— Ты училась в Дании? — переспросил он. Наконец, она сказала то, что действительно заинтересовало его.

— Да, я там год по программе обмена студентов училась.

— И как тебе Дания?

— Нормально, — ответила Василя и улыбнулась. Молодой человек, которому было интересно услышать, понравилась ли ей Дания, явно не был зловредным снобом, которого она себе представляла. «Вчера он, наверное, просто проспал встречу. Или ему неохота было идти на работу в такую жару», — отметила про себя Василя. — Очень хорошая страна: люди дисциплинированные, социальная защита одна из лучших в мире. Но мне было там очень скучно — слишком уж там все хорошо!

— Это точно, я тоже жил в Дании — там есть такое место Кристиания, слышала, наверное? — В его голосе чувствовалась гордость.

— Это в Копенгагене? Там живут неформалы и постоянно с полицией ссорятся? — Василя была явно удивлена его социальным опытом.

— Да, там свои законы, своя жизнь, и чихать они хотели на всех. — опять с гордостью произнес он.

— И тебе понравилось? — осторожно поинтересовалась Василя.

— Да, там жизнь, как в сказке «Алиса в стране чудес»! Такие типы ходят, что не поймешь реальность это или иллюзия. Но через два года неинтересно стало: каждый день одно и то же — никто не работает, все заняты кайфом. — Он говорил с ней дружелюбным тоном, как будто болтал с подружкой за чашкой кофе и явно был расположен пообщаться с ней дольше, чем обещанные пять минут.

— Это же деградация — столько времени бездельничать! — Василя даже не заметила презрения в своем тоне — по ее мнению, бесцельное времяпрепровождение было непозволительной глупостью.

— Согласен, но люди не всегда делают то, что приносит пользу человечеству. — Его уверенная осанка вдруг сникла.

— Зато в Москве вы сделали карьеру, руководите рекламным агентством. — Василя сразу поняла, что ее замечание расстроило его, и попыталась деликатно исправить ситуацию.

— А почему на «вы», мне так не нравится, давай на «ты». — Василий обиженно, как ребенок, посмотрел на нее.

— Извините. Ой, извини! — сказала она и мило улыбнулась ему.

— А почему ты так странно смотрела на меня вначале? — Василий не хотел завершать беседу, ему хотелось определить цвет ее глаз, но она постоянно отводила или опускала их.

— Не поняла?

— Когда ты вошла, у тебя вид был удивленный.

— Э-э-э… — Василя смотрела на него, пытаясь придумать ответ, обсуждать его внешний вид ей казалось неуместным, но он явно ждал от нее какого-то комплимента. — Просто не ожидала увидеть молодого человека с такой длинной бородой, — отшутилась она.

— Это просто очень удобно — не надо каждый день бриться, — Василий почесал бороду и разгладил ее. «Ближе к зеленым, чем серым», — отметил он про себя цвет ее глаз.

— Конечно, тебе лучше знать, что удобнее. — Василя хотела поскорее завершить тему обсуждения его внешности.

— Так тебе не нравится моя борода?

— Почему она должна мне нравиться или не нравиться? Каждый сам выбирает и делает то, что ему нравится, — серьезным тоном ответила она.

— Значит, ты за свободу выбора, — одобрительно отметил Василий. — А имя у тебя такое интересное, это сокращенное от Василиса? Мы с тобой тёзки, получается?

— Что значит твое имя?

— Василий — это царь с древнегреческого.

— Именно, это великокняжеское имя на Руси. Князь Владимир при крещении получил имя Василий, а потом и многие Рюрики — князья Московские — нарекались этим именем. Последний из известных — Василий III — отец Ивана Грозного.

— Ты, видимо, хорошо знаешь историю. Я же говорю, у нас царские имена. — Василий довольно улыбался. «Красивая и образованная?» — с иронией отметил он.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 335