электронная
120
печатная A5
283
18+
Лунная река

Бесплатный фрагмент - Лунная река

Пьеса

Объем:
50 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-1199-9
электронная
от 120
печатная A5
от 283

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Лирическая комедия в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

СЕРГЕЙ СОКОЛОВ — драматург. 36 лет

ЛЮДА — биолог, работает в журнале. 33 года

МИХАИЛ — друг Сергея, журналист, фотограф. 30 лет

СИМА — жена Сергея, бизнес-леди. 38 лет

ГРИГОРИЙ — друг Сергея и его агент. 48 лет

ОЛЕГ — Любовник Люды. Муж Вали. Чиновник. 55 лет

ВАЛЯ — подруга Симы, жена чиновника. 45 лет

КОЗЛОВ — Сосед Людмилы. Полковник в запасе. 60 лет

РИТА — подруга Людмилы. Феминистка. 28 лет

Действие первое

Сцена разделена на две части. Это две квартиры. Одна квартира Сергея, драматурга и его жены Симы, бизнес-леди. Другая Люды — одинокой молодой женщины.

Квартира Сергея. Сима сидит у туалетного столика. Сергей полураздетый лежит на диване.

СИМА: Ну как, дорогой, прошла твоя встреча так называемых однокашников?

СЕРГЕЙ: (Не поднимаясь с дивана.) Встреча? Встреча… Я скажу тебе, дорогая, встречаться надо. А то в наш век гаджетов и мониторов, мы забудем, как выглядят настоящие люди. Как они пахнут, каков тембр их голосов. Встречаться надо. Ведь мы даже не знаем, кто нас окружает. Вот ты знаешь, кто живёт у нас за стенкой? Хотя бы вот за этой?

СИМА: (Сима смотрит на стенку. Пожимает плечами.) Не знаю и знать не хочу. У меня нет для этого свободного времени.

СЕРГЕЙ: А время находить надо. Вот я же нашёл. Встретился со своими друзьями молодости. (Сергей накрывает голову одеялом.)

СИМА: Ха-ха. Можно подумать, тебе некуда девать время. Лучше бы поработал над пьесой. Тебя Григорий скоро съест. Сроки уже горят, а он шатается по встречам с какими-то однокашниками. Кого ты там мог встретить полезного и нужного для тебя. Так, чтобы с перспективой. Собрались, поди, одни неудачники. Прошлым живете, мужчина! А надо жить будущим.

СЕРГЕЙ: (Переворачиваясь на другой бок.) Ты у меня, дорогая, тоже из прошлого.

СИМА: Да! Но я из светлого прошлого и веду тебя в светлое будущее.

СЕРГЕЙ: Смотри с дороги не сбейся, а то заблудимся. Да и по дороге не мешало бы ведомого покормить.

СИМА: Ведомый сам знает дорогу к холодильнику. Это не светлое будущее, не заблудишься. А твоя королева пошла управлять бизнесом. Да! Григорий звонил, когда вы изволили почивать. Сказал, приедет днем и будет тебя вдохновлять. (Смеётся. Уходит.)

СЕРГЕЙ: (Вставая с дивана.) Удачи тебе, королева. Береги корону. (Подходит к рабочему столу. Включает компьютер.) Ну что, проклятый заказ. Будем насиловать фантазию дальше. Лирическая комедия. Надо же заказали лирическую комедию. Вроде бы как смешно, но сопли пустить надо. Как же мне тебя сочинить?

Раздаётся звонок в дверь.

СЕРГЕЙ: Господи, кого там несёт? (Открывает дверь. Входит Михаил. У него большой рюкзак за спиной.)

МИХАИЛ: Серега, привет!

СЕРГЕЙ: Привет! (Ложится на диван.)

МИХАИЛ: У меня к тебе дело. Даже не думай спать. Дело на миллион.

СЕРГЕЙ: Ты сбрендил? Смеешься над больным человеком!

МИХАИЛ: Нет! Слушай, это важно! У меня тут наклюнулся шикарный романчик. Женщина фантастическая. Сережа, это…

СЕРГЕЙ: Миша! Не до тебя. Мне сначала ожить надо, потом работать надо. У меня (Тычет пальцем в компьютер) лирическая комедия. Даже ещё название не написал, а через две недели сдавать. Какие женщины?! Какие романы?!

МИХАИЛ: Сухарь! Ты со своей «сим-картой», превратился в чурбана. Сережа! Ты хоть помнишь, что такое красивая женщина? Ты помнишь, как она выглядит и как она дышит?

СЕРГЕЙ: Миша, что тебе надо. Коротко.

МИХАИЛ: Вот это разговор. Смотри. (Подходит к компьютеру. Набирает что-то на клавиатуре. Указывает пальцем на монитор.) Я зацепил эту козочку в сети. Конкретно зацепил. Она меня еще не видела. Я её тоже. Интрига. Сережа! Мы заключили пари.

СЕРГЕЙ: И?

МИХАИЛ: Переписываемся две недели. Фото не высылаем. То есть, мы не знаем, как выглядим. А через две недели встречаемся в баре. И должны будем узнать друг друга. Кто первый узнал, тот победил!

СЕРГЕЙ: Бред какой-то! Ну!

МИХАИЛ: Победитель загадывает желание. Проигравший это желание исполняет. Любое желание! Понимаешь, любое!

СЕРГЕЙ: И?! Я-то тут причём?

МИХАИЛ: … И я улетаю в Африку. Там работа как раз на две недели. Интернета, как ты понимаешь, там нет. Она ждать не будет. Прошу тебя, родной, побудь пока вместо меня. Поохраняй местечко.

СЕРГЕЙ: Миша!..

МИХАИЛ: Сережа, я знаю, ты сможешь. Ради друга. И, опять же, практика тебе. Попишешь в удовольствие. Чем тебе не материал для лирической комедии?

СЕРГЕЙ: Ну ладно. Ладно, попишу. Оставляй контакт. И о чем там вы говорили, тоже напиши.

МИХАИЛ: Все сейчас сброшу. (Печатает.) Зовут Люда. Это не женщина, это небо.

СЕРГЕЙ: Откуда ты знаешь? Ты её никогда не видел.

МИХАИЛ: Я её читал! (Поднимает многозначительно указательный палец вверх.)

Спасибо тебе, дружище. Я знал, что ты не оставишь меня. Пока. Спешу, спешу! (направляется к выходу.)

СЕРГЕЙ: В каком баре будет встреча?

МИХАИЛ: (Закрывая за собой дверь.) «Лунная река». Знаешь такой?

СЕРГЕЙ: (Задумчиво.) «Лунная река»?! Да. Знаю этот бар.

Звучит музыка Генри Манчини «Лунная река».

СЕРГЕЙ: (Рассуждает.) Люда… «Лунная река»… Хм. Почти Лиза… Так, чур, чур, меня! Угомонись, олень. (Копирует Симу.) «Тебе некуда девать время. Лучше бы занялся пьесой. Тебя Григорий скоро съест».

Раздается звонок в дверь. Сергей открывает дверь. Врывается суперэнергичный Григорий. Невысокий мужчина еврейской наружности.

СЕРГЕЙ: О!!! Помяни дьявола и он появится.

ГРИГОРИЙ: Знаешь, почему Бетховен писал гениальные произведения. Потому, Сережа, что он был глухой и слепой…

СЕРГЕЙ: (Пытается перебить.) Он был только глухой…

ГРИГОРИЙ: (Кричит.) Не перебивай меня!!! Я лучше знаю о ваших гениальных болячках. У тебя есть какой-нибудь бутербродик.

СЕРГЕЙ: Только я.

ГРИГОРИЙ: В смысле?

СЕРГЕЙ: Ну, Сима сказала, что ты придешь и съешь меня на завтрак.

ГРИГОРИЙ: Вот! Вот! Сима, это единственное разумное существо в этом доме. Кстати! Она мне сказала, что вы развелись. Это что за ерунда? Что тебя не устраивает в этой сладкой жизни?

СЕРГЕЙ: Да меня всё устраивает. Это Сима так решила. У неё рискованный бизнес. Говорит, если что-нибудь пойдёт не так, то хотя бы имущество останется. Гриша, я в это не вникаю. Да и если честно, наша сладкая жизнь давно превратилась в преснятину. Пойду, умоюсь.

ГРИГОРИЙ: Пока ты умываешься, я там, в холодильнике, поживлюсь чем-нибудь?

СЕРГЕЙ: Поживись. Это еще одно разумное для тебя существо в нашем доме.

(Сергей уходит в ванную.)

ГРИГОРИЙ: (Открывает холодильник, видит кусочек колбасы. Нюхает.

Говорит сам себе.) Сойдёт! (Жуёт. Кричит Сергею.) Ты понимаешь, Сережа, работу надо сдавать в срок. Я же деньги взял. Хорошие деньги. И часть этих денег ты уже проел и пропил.

СЕРГЕЙ: (Выходит из ванной.) Не ври! Проел — это ты. А вот пропил — это я. (Берет со стола бутылку шампанского, переворачивает ее, она пуста.) Ни капли. Пропил!

ГРИГОРИЙ: Сережа, ты меня не понимаешь. Меня через неделю будут насиловать прилюдно. (Кричит.) А я насилия не люблю. Я маленький, пухленький человек. Меня уже природа изнасиловала.

СЕРГЕЙ: Ну что ты, Григорий. Ты замечательный человек. Никакая природа тебя не насиловала. Ты посмотри на себя (Крутит Григория вокруг своей оси.) Плотный, упитанный мужчина. С достоинством. (Показывает на лысину.)

ГРИГОРИЙ: Что ты имеешь в виду?

СЕРГЕЙ: Ну вот, посмотри. (Указывает Григорию на круглую лысину на затылке.) Это ничто иное, как мозоль от нимба. Ты святой! (Складывает руки на груди для молитвы.)

ГРИГОРИЙ: (Поправляя волосы.) Всё! Хватит! Когда ты сдашь произведение?

СЕРГЕЙ: Гриша. Дорогой мой Гриша. Григорий Давидович. Я человек творческий. Я не токарь, которому дали чертеж и сказали: «К шести должно быть!…». Мне вдохновение нужно. Мне нужен …. Ну если хочешь — стресс.

ГРИГОРИЙ: Угу. Стресс, вдохновение. (Наклоняется к Сергею. Зло шепчет.) За это не платят. Садись и работай. Чтобы завтра было хоть что-то. Чтобы я мог поехать к заказчику и показать. Вот — Сережа творит.

Раздается сигнал переписки в соцсети.

ГРИГОРИЙ: Что это?

СЕРГЕЙ: А, ерунда. Друзья настояли, чтобы я зарегистрировался в этой сети. Хотят общаться. У меня никакого желания. Все, Гриша, давай. Надо и правда начинать. Может, пока я начну, ты сбегаешь, принесешь мне какой-нибудь «антиголовин»? (Трясёт перед Григорием пустой бутылкой.)

ГРИГОРИЙ: (Показывает на чашку на столе.) Вот. У тебя диета. Чай с лимоном. Это твой «антиголовин». Работай. (Уходит.)

Сергей садится за стол. Смотрит на монитор.

СЕРГЕЙ: С чего же начать? Про что ты будешь? А, про что?

Гаснет свет над квартирой Сергея. Загорается — над квартирой Люды. Квартира одинокой дамы ухоженная, отремонтированная недорого, но со вкусом. Люда в красивом утреннем халатике сидит за столом у компьютера. Входит Олег. Подтяжки поверх майки, в женских тапочках, вытирает голову полотенцем после душа.

ОЛЕГ: Знаешь, Людочка. Есть женщины для быта. Там семья, детишки, сопли, ползунки, ну и тому подобное. А есть женщины для любви. Для восторга. Для дорогих подарков и красивых цветов. Наконец, для романтических путешествий. Ну, например…

ЛЮДА: (Перебивая.) Например, в тайгу.

ОЛЕГ: …Почему в тайгу?

ЛЮДА: Последний раз ты меня туда возил. Как там этот город назывался? Какое-то лошадиное название.

ОЛЕГ: Милочка! Это была командировка. Так сказать, деловая поездка, а не романтическое путешествие. И город этот назывался Улан-Удэ. Причем здесь лошади?

ЛЮДА: Ну, улан, гусар. Скачут на лошадях. Вот и ассоциация.

ОЛЕГ: Люда! Это была очень интересная поездка. Помнишь, мы с тобой приехали на Байкал. Эта синева, глубина. Как твои бездонные глаза.

ЛЮДА: Да. Конечно. Это было прекрасно, дорогой. Но, хотелось бы как-то в комплексе, Олежа. Ну, допустим, Байкал — Париж. Как-то надо поразнообразить этот унылый пейзаж. Ты понимаешь, о чем я?

ОЛЕГ: Людочка! Ты же знаешь, в свете последних веяний, нам, государственным людям как-то не комильфо ездить по западным столицам.

ЛЮДА: Не комильфо, Олег Павлович, пользоваться бесплатно такой красотой. (Встает к Олегу лицом и распахивает халатик.) С твоими возможностями и с твоими деньгами, мог бы что-нибудь придумать.

ОЛЕГ: (Смущаясь.) Людмила, ну прости. Прости, любимая. Я обещаю. Я придумаю. Вот сейчас всё с назначениями новыми устаканится, и я придумаю, цветочек ты мой.

ЛЮДА: Белладонна.

ОЛЕГ: Да. Красивое название и, наверное, красивый цветочек? (Наклоняется и начинает целовать Людмиле руки.)

ЛЮДА: Очень красивый. Он выделяет атропин. Яд такой, который приводит к остановке сердца. Достаточно просто прикосновения. (Олег в испуге отходит на шаг назад.) Это я тебе как биолог говорю. Для кругозора. А то вдруг вляпаешься где-нибудь, по самые помидоры. Помидоры-то и завянут.

ОЛЕГ: (Поспешно заправляя рубашку в брюки.) Вот ты, Людочка, со своими шутками. Вот, умеешь ты человека…

ЛЮДА: Обломать?

ОЛЕГ:… На место поставить.

ЛЮДА: Да ты, Олежа, и так на своем месте, так нарисован, не сотрешь.

ОЛЕГ: Ну, Людочка. Ну цветочек ты мой. Все, все, все, про флору ни слова. Я поскакал. В субботу как договаривались. Не забудь. Званый ужин в хорошей компании.

ЛЮДА: Да помню, помню. Давай скачи. (Отворачиваясь.) Гусар ты мой сильно повзрослевший.

ОЛЕГ: Что ты говоришь с усами? (Смотрит в зеркало.)

ЛЮДА: С усами как раз все в порядке. (Провожает Олега за дверь. Закрывает её. Садится с тяжелым вздохом на кровать.) Боже! Что с этим делать? Зачем мне все это? (Подходит к зеркалу. Разговаривает с собой.) Людмила! Объясните, пожалуйста, общественности, что с вами рядом делает этот человек? Более того, что он делает в вашей постели? Это похотливое существо с накрашенными усами. А? Нет, вы на неё поглядите! Похотливое существо! А не это ли существо вытащило вас, уважаемая, из глубокой задницы? А не это ли существо, вывело вас в высокое общество, в котором вы сейчас занимаете приличное положение? М-да! Это действительно так. Так, так, так! Но это не может продолжаться всегда. Что-то в жизни должно меняться. Да и, в конце концов, я просто хочу красивых отношений с красивым мужчиной. Все! Что в этом дурного? (Смотрит в зеркало, распахивает халат.) Ах! Какое добро пропадает!

Раздается сигнал переписки в соцсетях.

ЛЮДА: (Смотрит на экран компьютера.) Кто это? Михаил какой-то. А! Михаил! А может быть, он и есть красивый мужчина и красивые отношения? Чем чёрт не шутит! Отвечу. (Печатает.)

Загорается свет над обеими квартирами. Сергей и Люда у компьютеров по разные стороны авансцены.

СЕРГЕЙ: (Печатает и озвучивает текст.) Здравствуйте, Людмила. Это Миша. Мы вчера с вами переписывались. Помните?

ЛЮДА: (Печатает и озвучивает текст.) Да, конечно, помню. Мы вчера очень мило с вами побеседовали до двух часов ночи. У нас оказалось много общего.

СЕРГЕЙ: Да… общего действительно много. (Сергей удивляется. Размышляет вслух.) А что у нас общего? Что он там ей наплел? Надо что-то накручивать. (Печатает.) Люда, ну вот на ваш взгляд, что больше всего нас с вами объединяет?

ЛЮДА: Хотя бы то, что в этом городе мы с вами некоренные жители. Вы приехали завоевывать столицу и я так же. Вы добились успеха и я. Это очень общее.

СЕРГЕЙ: (Размышляет вслух.) М-да. Я родился в этом городе и всю жизнь тут живу. Это, скорее он меня завоевал, чем я его. (Печатает.) Да, вы правы. Это нас объединяет. Мы с тобой одной крови! Помните?

Люда смеётся.

СЕРГЕЙ: А что ещё? Фантазируйте!

ЛЮДА: Ещё? Например, профессии перекликаются. Вы журналист, и я работаю в журнале.

СЕРГЕЙ: О! Как интересно! А в каком журнале?

ЛЮДА: Михаил, что с вами?

СЕРГЕЙ: (Недоумённо.) Что со мной? Я что-то не то сказал?

ЛЮДА: Да.

СЕРГЕЙ: (Рассуждает.) Чёрт! Что же я такое ляпнул? Надо выкручиваться. (Печатает.) Люда, вы меня простите, но, наверное, чего-то не понимаю. Что я сделал не так?

ЛЮДА: Мы с вами договорились. Нет! Неправильно! Заключили пари.

СЕРГЕЙ: Это я помню. Две недели переписки. Никаких фотографий. А через две недели мы встречаемся и кто первый из нас…

ЛЮДА: (Перебивает.) …Всё так, но мы договорились не спрашивать о том, где мы живём и где работаем. Забыли. Шельмуете, товарищ!

СЕРГЕЙ: (Лупит себя ладонью по лбу.) Ах! Да! Простите, Люда. Это вышло случайно. Я же журналист. Дурацкая привычка вытаскивать из людей больше информации.

ЛЮДА: На первый раз прощаю. Но! Если повторится — разрываю пари.

СЕРГЕЙ: Не повторится. Всё! С этой минуты все вопросы нейтральные. Просто болтовня.

ЛЮДА: Хорошо. Я вам верю, Миша. Вы простите, но мне пора собираться на работу.

СЕРГЕЙ: Верно! Я совсем забыл, что мне тоже пора.

ЛЮДА: До вечера.

СЕРГЕЙ: До вечера.

Гаснет свет над квартирой Люды.

СЕРГЕЙ: (Ходит по комнате и рассуждает.) А может быть Мишка прав? Может быть, это действительно сюжет для хорошей пьесы? Пари между мужчиной и женщиной. Ты общаешься с ней две недели. Рисуешь её в своём воображении. Представляешь её себе. Какая она? Высокая или не очень. Блондинка или брюнетка. А может ни то и ни другое? Глаза, фигура, голос. Какая она? Это интересно. Это захватывает. Какая она? Только вот в чём конфликт? Как в чём? А в том, что Миша, это не Миша. А вот почему «Лунная река»? Почему именно это место? Интересное совпадение. Вечером надо спросить. Только аккуратно. (Садится за компьютер.) Начинаю писать, а там будет видно. Гриша! Я порадую тебя завтра.

Гаснет свет. Следующий день. Квартира Сергея. Он работает за компьютером. Из спальни выходит Сима.

СИМА: Доброе утро, дорогой!

СЕРГЕЙ: Доброе утро.

СИМА: Я тебя не узнаю, Серёжа. Ты ни днем, ни ночью не отходишь от компа. Ты становишься трудоголиком.

СЕРГЕЙ: (Не отрываясь от работы.) Это плохо?

СИМА: Как тебе сказать. Я не приветствую подобный фанатизм. Ночью надо спать. Днём надо работать. Как это делают все нормальные люди.

СЕРГЕЙ: А что в твоём понятии нормальные люди?

СИМА: Ой! Не придирайся к словам! Это простое выражение.

СЕРГЕЙ: (Отрывается от компьютера.) Нет! Это не простое выражение. Это образ мысли. Это то, что сложилось у тебя в голове и в головах, так сказать, нормальных людей. Итак! Нормальный человек это тот, у которого всё предначертано от рождения до последнего дня. Родился. Потом детский сад, школа, институт или техникум. И то и то является нормальным. Дальше надо жениться, выйти замуж. Без этого нельзя. Надо продолжать род. Это нормально. Рожаем детей. Работаем. Опять рожаем, опять работаем. С восьми до пяти. Каждого первого числа зарплата, шестнадцатого аванс. Взяли ипотеку, купили квартиру. Работаем днём, ночью спим. И так каждый день, из года в год. Получаем новую должность. Зарплата растёт. Появляются свободные деньги. Покупаем машину. Едем в отпуск. На море. А куда ещё? Дети подрастают, а мы всё так же работаем днём, ночью спим. И вот не заметили, как пришла пенсия. Ездили в отпуск на море, теперь в санаторий. Чаще заходим в аптеку, в поликлинику. Знаем всех врачей. Заискиваем перед ними, а за глаза рассказываем, какие они бесчувственные болваны. Хотя тоже, как и мы, нормальные люди. Днём работают, ночью спят. Вот и прошла нормальная жизнь. Сидишь на кухне с ватными ногами и уставшим сердцем, а вспомнить нечего. И вот тут начинаешь жалеть, что жизнь прожил нормально. Хоть что-нибудь ненормальное надо было в жизни совершить. А поздно. Всё! Поэтому, Сима, я не хочу быть нормальным человеком. Я хочу просто жить. Брать и отдавать. Для этого мы люди и созданы.

СИМА: Браво, Соколов, браво. (Уходит в ванную и кричит оттуда.) Уверяю тебя, ты не будешь сожалеть в конце жизни. Тебе не в чем себя упрекнуть. Ты чемпион по ненормальности. Так что живи спокойно. Твори.

СЕРГЕЙ: Я знал, что ты меня поймёшь.

СИМА: (Возвращается из ванной.) Кстати, у нас сегодня вечером гости.

СЕРГЕЙ: Какие гости?

СИМА: Одна важная дама. Жена чиновника. Она обещала мне помочь в одном деле. Но это для тебя неинтересно.

СЕРГЕЙ: Почему ты не пригласишь её в ресторан. Зачем тащить её домой?

СИМА: Ну и словечки у тебя, Соколов! Тащить! Не тащить, а привести.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 283