электронная
176
печатная A5
467
12+
Лучшее в тебе

Бесплатный фрагмент - Лучшее в тебе

Юбилейный сборник самых читаемых стихов автора

Объем:
284 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-0191-7
электронная
от 176
печатная A5
от 467

Моя душа…

«Ты тот, кто зажёг во мне любовь…» (Фотограф: Екатерина Сокол, Арт-художник: Виктория Светличная)

«Моя душа теряет голову»…

Марина Цветаева

Моя душа, моя нетрезвая душа,

И я такая странная сегодня:

 «За что, скажи, люблю тебя?

И почему так долго не уснёшь ты?»,

— Любить мне «не за что» тебя,

А я, люблю, так просто — за необычность:

За твои синие глаза, за твои дали,

За твои мили…

За то, Что нам так нелегко — за непривычность,

За то, что мы с тобой давным-давно:

Встречали, совпадали, предвкушали,

Что без друг друга будет нелегко,

С того момента, как глазами мы,

Столкнулись… и боль любви узнали…

И мир, так мал вдруг оказался,

И стал похож на нашу тень,

И вдруг Земля сошла с орбиты,

А ты листал мою любовь,

 И знал, что время здесь теряет вес,

И что оно в стихах моих,

Вдруг остановит ход и будет позабыто…

Как глоток свежего воздуха

Как глоток свежего воздуха

Чистый лист,

Как надежда еще несломанная

Утром, луч солнца повис

Над горами, имеющими цвет

Высушенного табака:

Вдыхай его воздух, держись за него,

Словно, это его рука!

И опять тебя неведомо как

Будут спасать моря,

Может быть, запах свежего кофе,

А, может, блеск от сосны янтаря.

Ты впитала все, что можешь

На этой Земле —

Видишь во снах, то, что наяву,

Тоже есть в бытие…

Все в этом мире огромном

Творенье Отца —

Сколько всего лицезрели

Пророки, волхвы — чудеса,

Нет ничего огромнее,

Чем души Человека сего,

Все просто ненужное, чуждое —

Без поступи неслышного шага

Мне Твоего!

Книга «Мосты»

Какая разница, что он забыл

Какая разница, что он забыл

Былые числа и из полиэтилена стёкла,

И в мире нет таких мерил,

Что могут за меня решать когда

Открыть

В мир цвета манго окна.

И выйдя в космос, полететь.

У девочек с глазами неба

Слезы

Все до одной должны сгореть.

Книга «Москва и Мы»

Ветер в пустыне

Мы рвем беспощадно душу словами,

И целимся в сердце поступками…

И совершенно случайно,

Прямо в цель попадаем:

Умираем, себя обвиняя,

Бросаем, сдаемся, кидаем…

           ***

Ветер в пустыне — я посредине её,

Цвета солнца бьются локоны в окно,

Цвета моря вглядывались в песок глаза,

Я такого цвета — не увижу больше никогда!

Никогда — когда утихнет буря,

буря из небесного песка?

Но зато уже не крутит эта тяжкая тоска…

Затаскалась, затаилась, затуманилась слеза,

В море тёплом утонули потускневшие глаза…

Я стою посредине пустыни,

пустыннее пустыни любой,

Самой ветреной, глухой.

Дует ветер беспощадный и злой.

Мои локоны цвета пустыни

намотал себе на локоть этот Змей:

Я стою параллельно в море,

самом солёном из солёных морей,

А мечты растворились в синих,

самых синих из глаз,

И не жаль мне для вас,

Дамы и Господа больше фраз!

Пользуйтесь, учитывайте,

просчитывайте их всегда…

Для того, чтобы не стоять вам никогда,

Одиноко посредине пустыни,

пустыннее пустыни любой,

Самой ветряной, глухой…

Книга «Анатомия чувств»

Басня про Любовь

Лист просто оторвался и летел,

Он падал на землю,

Он тихо под ногами пел,

Земля почувствовав тепло,

Спросила, — как зовут его.

Он прост и чист, как две слезы,

Сказал, что незначителен, увы,

Что никаких ролей он не играл,

А просто пел и танцевал,

И тихо падал с окончанием поры,

Был осенью — банален и «увы»,

Земля тянула красотой:

Он растворится в ней зимой.

Но он так прост, а солнца луч,

Вдруг показал, как он могуч.

И лист сказал, что: «Я лечу,

К тебе земля, я так хочу,

Когда замерзнешь, то тогда,

Я греть начну одну тебя.

А осенью, украшу я твой сад…» —

Но, у земли такой фасад! —

Что лист бы мог тогда один?

Он вымолил у ветра тыл!

Он знал, что ветер мог помочь,

А дунул, и листва с деревьев прочь!

И сила мысли одного листа

Спасла от холода её тогда.

Любовь имеет толк везде,

А без любви жизнь на нуле,

И много ли бы смог листок,

Без этой мысли про любовь!?

Книга «Мосты»

Бог любит терпеливых

Бог любит терпеливых, и —

Чтобы счастье в очереди длинной ждали,

И день за днём в поту с мольбой искали

Любви его глоток.

Ведь истина — она была вначале,

Когда ручьи искрились и звучали,

Когда от запаха цветов

Мы в бессознание  впадали.

Бог любит, без сомнения, язык сердец,

Ведь только он, всю истину глаголет,

И рад, когда ему не прекословят,

И не расчёт, а чистую любовь —

Уводят под венец.

Бог знает, когда подвести итог.

Для самых любящих и верных,

Он открывает дверь и убеждает:

«Для получения счастья нужен срок».

Книга «Анатомия чувств»

За окном опять весна

За окном опять весна

Я в тебя безумно влюблена

Я в тебя безмерно верю,

Несмотря на все потери.

Несмотря на все дороги

И забытые тревоги

За окном опять сирень —

Ты цветёшь в моей душе лишь ею.

Я в тебя безумно влюблена,

Почему ты снова слабость и любовь?

Моё сердце переполнено тобой —

Этой новой и седьмой весной.

Куча глаз светят на меня в окна

Куча глаз светят на меня в окна,

Этот вечер будет скоротечен:

Как всегда войду в свой дом

И груз, который лег на плечи —

словно не замечен…

Я настежь растворю все окна

И будут с неба капать слезы.

Я в мире бытия — лишь гостья.

Закройте двери, не стучитесь,

Бросьте!

Я просто вам передаю: «Привет», —

Живите с миром и простите.

Я вас любила, днём и ночью

И до сих пор люблю Вас,

между прочим.

Хочу спросить: «Вы тоже, может. Очень?!»

Тогда пойдемте по крышам ползать!

Тогда давайте просто плакать и смеяться,

Как будто бы нам лет по восемнадцать

И вечер небом алым ест и пьет до дна нас,

А мы боимся друг от друга оторваться!

Книга «Москва и Мы»

Я всегда подам тебе свою руку

Я всегда подам тебе свою руку,

я не опустошена, я нуждаюсь в тебе,

ты — моё неземное и моё наземное,

счастье — это впитывать иллюзии,

как возможность их воплощения…

…как вероятность встречать

тебя повсеместно,

как возможность прикосновения,

а прощать за ошибки просто,

когда любишь до изнеможения…

Как всегда наобум и в воскресение,

а может быть, даже  в пятницу,

я возьму за пять минут билет до понедельника,

и вернусь к тебе, ветром дурманящим…

Аэропорт. Город пропах табаком и тобою,

я в эйфории экстазовой млею, —

— Боже, кто мне подал такую идею!? —

я давно, безнадежно тобой болею.

Книга «Мосты»

Град Святой Екатерины

 На Исети, на уральском дыме,

Среди черных, рабочих труб

Стоит град Святой Екатерины,

Словно груды воздвигнутых дум…

И не жить без тех и не забыть их,

Кто однажды воздвиг его.

Поколения воздухом дышат,

Атмосферой и духом сего…

Что сильнее будет его и стабильней? —

Проросли в него нерушимые имена,

И нашли повсюду обитель —

Словно, из неба по миру вода…

Крепкой любовью и жертвой —

Этим именем город прошит,

Что хранит Она и что терпит,

Когда видит так много обид?!

Я иду мимо площади, мимо,

Тех святынь и прекрасных высот,

Что же знает Екатерина,

В час, когда солнце встаёт?!

Аисты Любви

Лед и пламя спорят —

в красках тонут:

Я играю в жизнь,

И нет игры в любовь.

Милый, мой хороший:

Чувства меня в омут —

Птицами вернусь я,

Окунусь в них вновь.

Жизнь меняет числа —

Надо скинуть маски…

Кто-то поменяет

рейс на самолёт.

С ностальгией встретит

Утро на вокзале,

И вздохнет и скажет,

Что быть хочет здесь…

Но уйдут до срока

Самолеты в рейсы,

Поезда поедут

По своим местам,

Вечер на вокзале

Замер и затеял

Ночь воспоминаний —

Он часы листал.

Но придут к вокзалам,

Прилетят с тех рейсов

Ранним, ранним утром

Аисты любви.

Выбирай, что хочешь,

Чтобы утром ранним,

Прилететь как птица

И нам вместе быть…

                                                  Книга «Мосты»

03.02.2017—04.02.2017…

Странник

Ты стоишь в пустыне —

словно странник,

Обернуться ты решил мне вслед,

Есть желание безумное и сила,

Но мешает нам судьбы секрет,

Ты стоишь и полубоком

смотришь на меня, —

Я свои мечты хранила —

только для тебя.

Для тебя в пустыне путь чертила,

в горы — для тебя,

Я тебя всегда боготворила,

даже берегла

Ты не стой среди пустыни —

ты ведь не один!

Я с тобой, а это значит,

мною ты любим!

Повернёшься, мой далёкий,

ты ко мне,

Не такая уж судьба — злодейка, —

она вся в тебе…

Для тебя по небу  рассыпала

весь янтарный блеск,

Только ты во мне навеки

будешь жить вот здесь…

Здесь, где стук бывает

ровно сотню раз,

Здесь, где ярче солнца

засверкал алмаз,

Ты стоишь в пустыне странник,

 глядя в небеса,

И при этом., ты не спросишь:

— Веришь в чудеса?

 Только странником, родной мой,

будешь ты всегда,

Если странник — это выбор,

что же — не беда!

Потому что за тобою —

буду следом я,

Ты один такой на свете, —

лучший для меня,

Я зову тебя мой странник,

думаю — не зря!

Книга «Ты в моих цветных снах»
20. 12. 13 год

О тебе, про тебя

 Всё исчезает, то, что казалось необходимым,

В этот облаке незримом — мимо проплываем, мимо того,

Что казалось нам несправедливым.

Не оборачиваясь назад — мы раскрыли паруса:

Нам не жалко больше людей лживых.

Мы больше не ранимы.

Мы оказались тет-а-тет

И нам теперь готовить завтрак и обед,

Там, где души в одно — нам не все равно,

У кого температура или у кого назад билет.

Я листаю прошлогодние листы,

Но в них только я и ты

Укрываемся от бед.

В этих книжных моих строках…

Я передаю сейчас тебе большой привет!

И ты где-то вдруг за чашечкой в кафе,

Понимаешь прямо в этот час, что это всё тебе:

Мои страны и города, мои чувства и небеса,

Мои океаны и моря — вся метафора —

О тебе, про тебя…

Памяти Андрея Дементьева

Не говори прощай, а лишь скажи:

«До новой встречи»…

Когда погаснут в Храме свечи,

И ты помашешь уходя.

Не надо плакать, Ты же вечен,

Поэт и прорицатель завтрашнего дня!

Не отрицай, что намотал большой клубок,

Стихов и мудрых песен,

Ты не прощайся уходя, скажи:

«Друзья, до новой встречи!»

Я попрощаться не спешу

И ближний ищет встречи,

«Ещё не вечер! — кто-то крикнет:

«Милый друг, ещё не вечер!»

Книга «Москва и Мы»

Стать лондонским дождём

Стать лондонским дождём, который просит трепетно пощады.

Он льёт, он жжёт асфальт своим безжалостным постукиванием

в такт.

Он тот, кто не предаст, каким бы ты не стал бы,

Он тот, кто не отдаст тебя и не отдастся сам.

Зачем же становиться наперекор дождю и наперекосяк судьбине?

Сам знаешь, легче, когда дождь идёт.

В тот час ночной, он словно знает твоё имя…

Он солидарен, он отчаян, как и ты, как будто был тобой.

Стать лондонским дождем и просто падать в землю словом:

На землю уповать, что та к себе их заберёт…

Шептать невнятно ритм, не забывать и воскрешать в ней снова:

И ждать, и ждать, как трепетно земля меня прижмёт…

Книга «Анатомия чувств»

Люби и люблю

Ты в небо посмотришь и видишь икону

На ней просто слово «люблю»,

По всем, самым лучшим законам

Я сердце своё отдаю.

Люби меня вечно и нежно,

Люби, как любимый и друг,

Я знаю, что скоро навеки мы вместе

Останемся честно делить всё вокруг.

Я сердце своё отдаю и прощаю

За всё, что похоже так на беду.

И лебедя два меня провожало,

Как будто два слова «люби» и «люблю»!

Книга «Москва и Мы»

Мне эту ночь не пережить

Мне эту ночь не пережить,

Но, как себя мне убедить:

Забыть, простить.

Под небом Крыма и Москвы

Разрушены мосты —

Мне эту ночь не пережить!

Мне эту ночь не пережить:

Янтарный цвет налившейся луны,

Мне говорит, что есть на свете Ты!

Но все твои послания и ложь,

Бесспорно, отпечатались в сердцах,

Как на открытках — и конец надеждам —

Мне эту ночь не пережить!

Но, сколько надо сил, чтобы забыть?

И унесёт морской прибой следы,

Из мест и городов, где были я и ты.

И чайка громко пропоёт;

Что ты был мировой моей войной,

А я твоей несбывшейся надеждой,

Любовью, что хранила твой пароль.

И утро вдруг сомкнёт тяжёлые от горя веки…

И даст понять, что нет моих мостов,

Как нет июньских твоих снов,

И что расстались мы, как жаль,

С тобой на ночь или на веке!?

Мне эту ночь не пережить…
Мне эту ночь не позабыть…

Книга «Мосты»

Если бы знали мы

Если бы знали мы —

Слова сжигают мосты,

Поступки рушат города —

Вот это да!

Если бы видели мы —

Сколько в небе мечты,

Сколько в глазах пустоты —

Это не рядом мы!

Если бы помнили мы —

Любовь воскрешает миры,

И тает большая беда

Из самого толстого льда.

Если бы мы могли

Время просить у воды,

То свои бы мечты

Мы воедино сплели.

Время пройдёт и уйдёт,

Кто не ищет — тот ждёт.

Если меня нет в толпе —

Я растворилась в тебе.

Люди — Океаны

Есть такие люди-океаны,

Они вас восхитят до глубины души,

И, повстречав таких,

в них растворившись,

Ты впитываешь в сердце воздух солнца

от их душевной теплоты…

Бывают люди реки и болота,

Затянут так, не вынырнуть —

Погиб ты от тягучих вод…

Они готовы поглотить живьем —

И весь итог…

А Океан велик — могучая стихия,

Живет и оживляет все вокруг,

Как властвует над всеми он,

Как он вселяет силы и

наполняет дух…

Болото — тоже было океаном,

Но высохло и превратилось в грязь,

В нем нет ни капли мирового океана,

В нем бульканье болотных тварей,

В нем лес и то погряз.

***

Наверно, Люди — Океаны —

Нам вновь откроют путь,

Нам вновь дадут разбег.

И почему бы ради океана

не вынырнуть из сотен рек?

Книга «Мосты»

Твой первый вдох

Скрип под ногами,

В снеге печать,

Бьётся о камень

Небес благодать.

Птицы и люди

Как нечто одно,

Вести о чуде

В снах, далеко.

Всюду пороша

Бела словно день,

Сдует следы

Прошлогодних потерь.

Муха — снежинка

Летит прямо в глаз,

Последняя льдинка

Растает в сердцах…

И улыбнётся

Кто-то во сне,

И обернётся

Песком белый снег.

Чудо, надежда,

Вера в любовь,

Ангелу снится —

Твой первый вдох.

Книга «Анатомия чувств»

Сколько в этих глазах боли

Сколько в этих глазах боли — я плачу,

Кто же простит меня, если не ты!?

Неужели ты не знаешь, что Бог дал понять,

А ты — словно, дал сдачу!

Сколько в этих глазах любви — я умираю:

Если не я, то кто, скажи, кто в них сгорает!?

Я становлюсь сильнее всех дней, крепче стали,

Я утопаю в омуте реальности и запредельной грани…

По-моему: я — не я!!!

В день, когда умолкнут дожди,

Я встречу тебя в Париже,

Ты меня снова услышишь —

Я найду тебя в час пик весны…

Книга «Мосты»

Жизнь разрисовывает странные эскизы

Жизнь разрисовывает странные эскизы —

Чужие горизонты, чужие города,

И улицы, которые чужие

Мне без тебя родными не будут никогда…

Я, словно птица, словно солнце,

Лучом спускалась в мысли и объятия твои.

И как же быть теперь, ведь я не верю,

Что будет место здесь мне без твоей любви.

И бархат августа согреет

Пусть наши охлаждённые от бед сердца,

И я понять в закате дня сумею,

Что лишь любовь прощает всё и не уходит никуда.

Ну, а когда, ты ничего не ждёшь,

То, обязательно с тобою всё случится:

И разомкнётся бесконечных мук круговорот,

И будет жизнь фонтаном литься…

Жизнь разрисовывает странные эскизы,

И вдруг, я не сверну за поворот,

Ведь эти улицы и города покажутся родными,

В тот миг, когда в тебе начнёт цвести любовь…

Любовь!***

Книга «Мосты»

Ощущение пространства

Запах лета. И начало истин:

Как начало из начал,

Птичий зов над окнами зависнет —

Он иные песни обещал.

Сделай вдох, проснись же,

Ты спала за пазухой зимы,

Ощущение пространства

Есть в конце твоей беды…

Книга «Мосты»

***

Одна иерусалимская свеча,

Как тысяча свечей горит за нас!

Я вижу это в первый раз

Я знаю, как мы молимся сейчас.

Ведь те, кто посланы самой судьбой

Должны быть навсегда только с тобой.

Мне промысел божественный укажет путь:

Хочу на это счастье заново взглянуть.

И очертание дороги этой,

Прояснится сегодня в тиши

Мы за пазухой оба у Бога.

Быть тому, что любовь — это Ты.

Какой же сильной должна быть любовь,

Чтобы заново всё воскрешать?

Я решаю тебя как вопрос —

Когда в Храме горит свеча.

Книга «Москва и Мы»

Подруге

Иногда мысли приводят в тупик:

Затуши на ночь свечи теперь…

Где я буду, после ночных светил?

В час когда я пойду по заречной…

Закрывай поскорее двери — сквозит!

Милой моей, дорогой — сейчас час бесконечный!

В миг, когда ты не спишь

После того, как он ушел к другим

Мимо окон твоих, без всего по встречной…

***

Я держу тебя на нитях —

На незримых субстанциях,

Чтобы связь не оборвалась

На последней земной станции.

В поездах, в самолётах —

От тебя и к тебе,

В заколдованных нотах,

В песнях, что в небесных решётах:

льются, падают на землю,

чтобы знал, как я люблю

это больше, чем связь

в твоих телефонах,

это красные нити от сердца

до Зимбабве, через все аэропорты,

сквозь забытые марафоны,

это алое небо, через стекло вагона —

падает прямо в руки,

чтобы тебя частица

осталась линией на ладони.

Я держу тебя на нитях,

На незримых субстанциях,

Чтобы мы не расстались

На последней земной станции.

Тебе…

Книга «Москва и Мы»

***

В суете странных лиц,

Больших городских зеркал:

Просто остановись, открой шампанское,

Выпей за нас бокал.

В этой суете пусть время остановит бал.

Я остаюсь, как ты того желал.

Я растворяясь, я бегу навстречу.

Ну оглянись, мы связаны… и вот финал…

Весь город просто онемел,

Когда с тобой меня  врасплох застал.

В этой суете стеклянных лиц,

Больших городских зеркал,

(Ты просто меня где — то со спины обнял),

Я знаю, ты меня искал…

Я жизнь б тебя ждала среди стеклянных скал.

Книга «Москва и Мы»

***

Прощаясь с Арбатом в кафе,

Где громко вживую поют,

Раскрыта вся настежь душа

И осень ищет приют.

Где поезд в метро заберёт

И скинет всё краски листва,

Где я говорю о том,

Что скоро вернусь сюда.

Что может и месяц пройдёт,

А, может, год или два,

Десяток лет напролёт

Арбат будет ждать меня.

А я, то сильней, то меньше

буду его вспоминать

И губы мне скажут однажды,

Что скоро приду я опять.

Так пахнет дождем и так щедро

С кафе рассчитаюсь  пустым.

Бокал за любовь поэтов,

Бокал за памяти дым.

***

Мы уходим считать звёзды,

Мы сбегаем с этой планеты,

Мы за гранью находим лето,

И стоим, глядя на мир с парапета.

Мы же ангелы снова на крыше,

Мы считаем эти дни свыше,

Закрывая занавес на закате,

Знаем, что слетим с крыш,

когда станет кстати…

Недосчитав и до ста

Выгорать как на солнце песок добела.

Нет, пусть будет как будет,

Иногда надо быть пустой и без дна.

Иногда надо прятать свои миражи в этажи,

Чтобы ночью никто не увидел отчаянный крик

Очень чуткой до самых костей души.

Когда боль отдаёт в твоё тело —

Не слушай его стон и крик,

Открывай скорей окна и солнце лови на выдохе в миг.

Это твои иллюзии, сны и загадки дней,

Пусть душа твоя была простуженной

семь бесконечных лет или тысячи дней.

Развяжите ей просто глаза и пусть знает счастье своё,

Не досчитывая до ста, пусть найдет в мире Её.

Иногда надо быть просто пустой и без дна,

Чтобы заполнить сосуды любовью, недосчитав и до ста.

Дай мне руку

Сквозь предательства и мимо лжи,

Не оглядываясь на чужих,

Дай мне руку в сумеречной тиши,

Дай мне слово, что уймётся грусть.

Дай напиться ледяной воды,

Чтобы погасить огонь обид,

Разожги вдали костёр любви

Я слечусь, как мотыльки — и пусть

Не сгорает этот свет во тьме

И не гаснет никогда костер,

Тот, что подарил однажды мне

Этот талисман затянет боль.

***

Зажигай мне душу:

бывает так, что раны залечены за ночь —

по ним сквозили открытые дверцы

на них как солью водили танцы.

По параллельным мирам ходили,

по неразгаданным местам и числам,

когда сильнее меня любили —

я не могла быть как они такими:

мои уста твоё имя шептали

и я бежала по встречной — на красный,

но только зимы холодными были

и я лежали и видела «здравствуй»:

оно меня снова грело мечтами

и ты стал явно мне сердцем.

Я знаю, лишь ты лечишь мне раны

за пять минут до станции «детство».

Книга «Москва и Мы»

***

Когда человек послан вам Богом,

когда он «везде» с тобой ненароком,

то, значит — судьба сулит и дорога,

идти и любить, и ждать, пусть и долго…

Это проверка на сильные чувства,

и твои слёзы — чисты — бирюза,

благослови эти робкие слёзы

и будет нам в помощь Господь на века…

Когда человек послан вам Богом —

не держи его у порога,

когда встреча рук совпадёт

не пропусти этот судьбы ход.

***

В заточении памяти, которой дороже и нет,

Ряда наших дат, ряда наших встреч,

Сегодня припомню опять невзначай,

Всё ничего бы, но только всё тот же,

Всё так же налитый не стынет мой чай.

Его память тоже не сжечь века,

И тянется снова в потёмках рука.

«Зачем же твоя большая река?» —

В ней вся моя жизнь, в ней вся буду я!

Я в заточении памяти, которой дороже и нет,

Ну тогда ничего, что завис мой сюжет!

Тогда ничего, что гудят провода;

Аэропорты, дороги плывут и летят поезда…

Или я или он — разницы нет,

Кто отдаст всё за этот счастливый билет!

За билет до тебя, за билет до меня,

Ничего, пусть пока погудят провода.

11. 2014 г. Книга «Ты в моих цветных снах»

В эпицентре событий

Ты в голове моей бродишь:

разными дорогами и улицами.

Если бы ты смог посмотреть в мои окна,

то увидел бы меня без лица.

Я давно проросла виноградником

на твоей шее, неродившимся словом

я давно вьюсь в тебе,

как ты во мне без конца.

Только у вагона в метро

меня ты настигаешь,

и меня ни о чем никогда не спросишь,

мы стоим в эпицентре событий —

под ногами уплыло небо.

Всё банально и пахнет порохом.

Прямо сейчас Марс взорвётся,

и не останется ничего живого.

Я считаю до двух — я ухожу — ты уходишь,

словно мы ни при чем

и я полнедели без воздуха.

Книга «Москва и Мы»

Давай забудем города, где я не рядом

Кто за что платит?

Мне кажется, что хватит,

чтобы прожить и не капать

слезою мутною падать.

Прикосновения — двулики,

нас бросало от этой дрожи

об асфальт кидало с этажей

и словно оба без кожи.

Ну скажи, мы ведь и так похожи,

зачем было раздеваться до души?

Ты сказал, чтобы тебя слышать.

Я убегаю от идеи думать о тебе,

я ухожу, лаская твои плечи —

ты это без прикосновений знаешь,

но в толпе уже не видишь,

как след пропал, а на твоей щеке

от моих теплых губ сквозь годы

след, который без меня не сыщешь.

Москва и мы, затерянное время,

сначала я, потом и ты, —

ты мой померкший город без меня

своими небесами видишь.

Мы уплываем и опять на Вы.

Ты приближаешься когда —

я просто падаю на землю градом,

Давай, забудем города, где я не рядом?!

Книга «Москва и Мы»

Кто будет любить нас настоящих

Улыбнись. Ты — это ты

И никто другой им не будет.

Повернись. Надо забрать лучи

Дня, который никто не забудет.

Всё превращается в пепел

И время звенит в тишине —

Этой ночью я отчётливо слышу,

Что меня забирает цунами и Те,

Кто мне дорог отныне.

И не плачь о вчерашнем,

Время стирает безжалостно всё

И даже сегодняшнее «здравствуй».

Ну как же могло быть, что рядом не те,

Кто даже не вспомнит во вторник о важном.

Всё превращается в пепел

И время звенит в тишине —

Это я узнала однажды,

Мой милый, с нами даже во снах будут Те,

Кто будет любить нас настоящих.

Серия книг «Счастье внутри»

Вечное наше жди

Вечное наше жди,

Когда так много воды утекло,

Знаешь, за всё, что произошло —

Не прощают,

Но я прощу всё равно.

Два лебедя просто как свет,

И что же будет теперь?

Когда в голове поезда,

Тогда я захлопну дверь.

Теперь у меня города,

И вечное — «как мне быть?»

Когда уйдешь ты в себя,

То не забудь всё простить.

Книга «Москва и Мы»

Моя осень — Твоя Москва

Моя осень — твоя Москва.

Это небо — разлука из птиц.

Улетела в прощение я,

Не сказав и пару страниц.

Ты — какая-то вечная жизнь,

Ты — кому сказать: «навсегда»,

Жаль, в мире не хватит страниц,

Чтоб мне описать тебя.

Твои роли — мои мечты:

Не любить никого до слёз.

Ты прощаясь, не уходи —

Реки вспять повернули в пути.

Книга «Москва и Мы»

***

Сон мой, как я, словно по краю.

Выпит до дна мой вчерашний каприз,

Я, наверно, себя не познаю,

И никогда не раскроешь и ты.

Может, себя такой и не знаю,

Что будет дальше — огонь и вода?

Я продолжаю быть и не быть вправе

Два начала во мне: я и не я…

Кто эту роль теперь доиграет?

Кто-то от боли в теле кричит.

Кто меня ночью в страх загоняет?

Кто меня на утро простит?

Книга «Москва и Мы»

***

Медь слов твоих, как плетень из жестких трав,

Меня в медовый спас никто не спас…

Я слышу гром твоих дождей — огней,

Я просто выгоревший в поле колос,

как твой голос.

Я на ветру от твоих слов с ума сойду.

Вот так уходят в память лет: «Привет».

И снова на душе твоей щенячий холод.

Книга «Москва и Мы»

Любовь

Как может быть?

Июль и середина неба

совсем сереют от дождя,

темнеют зимы, лето — в небыль,

как будто не было его следа.

А лето просится, взглянуть чуток,

туда, где вишня зреет, но, знает,

нет туда дороги, и самолёт туда не смеет

летать, там юности предел

и тает тихо в неге

его рука на талии —

её слеза, что на плече

и тащит ночь, с собою уводя,

мечты на этом белом снеге,

за поворотом нет его,

когда такси вдруг увезёт её.

И плачут вёсны про неё…

Любовь.

И нет времён, и лет, и зим,

есть памяти заклятой дым.

Книга «Москва и Мы»

Лёгкий мотив любви непростой

Как себя приучить к строгости?

Я писала стихи тебе повестью,

Иногда, к твоим словам прислушаюсь

И меня вдохновение путает:

Очень странное до костей, как изморозь,

Меня всю трясёт и сердце — загнанный зверь,

Это предчувствие встречи, как его исповедь,

Обнимает меня без пощады теперь.

Я решаюсь сейчас на многое,

Этот поезд нечаянно тронулся,

Ты стоишь на перроне и смотришь.

Словно, всю меня обнимаешь, трогаешь.

Этот взгляд пронзает до самой души,

Он съедает и оставляет нагой меня.

И иду по песку после босая —

Он ласкает меня, любовью балуя.

Мы останемся каждый в себе,

Каждый при своей богатой фантазии,

По шелкам, по ласкам бархатным

Эти мысли будет нам фразами.

Эти мысли будут нам строками,

Будут петь, играя мотив простой,

Будут нотами, будут праздником —

Это легкий мотив любви непростой.

Книга «Москва и Мы»

Снова имя твоё…

«Твоё имя для меня оказалось пророческим…»

СМОТРЮ В СИНЕВУ НЕБЕС

И ВИЖУ — ТАМ БОГ ВОСКРЕС,

И СТРОЮ ПЛАНЫ НА ЖИЗНЬ,

КОГДА Я ПАДАЮ ВВЫСЬ.

СМОТРЮ В СИНЕВУ НЕБЕС

И ПОНИМАЮ — ТАМ ЛЕС:

ОЗЁРА И ГЛУБИНА

ЛЮБОВЬ ВСЯ И ВЫСОТА.

КОГДА СМОТРЮ ТУДА

Я УЗНАЮ ТАМ ТЕБЯ!

***

Только утро коснулось лучами — и мысли:

Всё, что было — совсем не при чем:

«Сколько нужно звонков или писем? —

И числа в этих нишах бытийных допьём»…

Выпьешь свой ты утренний кофе

И раскроешь окна свои,

И случайно себя тихо спросишь:

«Сколько чашек кофейных пьёшь ты?

Сколько, может, не выпитых латте

Вместе утром, без нас, мы нальём!

Ну, а, может, этот последний

Без друг друга сегодня допьём!?»

Книга «Москва и Мы» 14.05.2018

***

Не спадает во мне жар и пыл —

Мою душу страшно увечит.

Он сегодня, как я — Аладдин

И мгновения мая на плечи.

Я всего впитала тебя,

Твои лица во всех прохожих

Позабыть черт твоих мне нельзя:

Я на грани и это тревожит.

Я листаю твои мечты,

Ты — разжег мои вновь надежды.

Я узнала твои черты

И оставила всё как прежде.

Многоточие ночь споёт

И оставит мятую простынь.

Это я всю ночь об одном

Бесконечно писала меж строчек.

Просто ночь мне сон не дала,

Налила два бокала сухого

И сказала: «Выпей до дна!

В жизни нет у тебя другого!»

И шептала: «Думай о нем,

Вспомни, как тебя в жизни встретил;

 Как вы шли мимо оба, потом —

Умирали от этой встречи…»

Я всю ночь буду думать о нем,

Не смогу погасить эту память.

Мне не важно, что будет потом,

Моё счастье во мне закипает…

Книга «Москва и Мы»

Первым делом — самолёты?

Пришёл и накрыло лавиной,

Стал близок он сердцу внезапно,

Меня озарило — застыла

Он был похож так на брата.

Он был похож так на друга,

Что дорог будет сердцу…

И между прочим не лишним

Он стал в моей жизни, поверьте.

Он так един с словом «нежность»,

Он так любим и желанный

И, кажется, мне постоянно,

Что мы с ним знакомы вечность…

Что я его полюбила

При странном прикосновении,

Когда две галактики в небе

Столкнулись орбитами в неге.

Но он говорил, что любит

И падали слезы на плечи

Я помню тот призрачный вечер:

 Небо. Мужчина. И плечи.

И самолеты взлетали,

И его любимая в небе.

Какой-то поэт не заметил,

Что небу женщины светят!

— Первым делом — самолёты?

Вертолеты — пароходы?

Сила, мужественность, плечи?

— Ради Женщины, — отвечу!

Книга «Москва и Мы»

Ангелы

Куда вы ушли Ангелы-Птицы?

Я смотрю на облака и не вижу,

Что сгорает под осенним небом,

Кроме этого иллюзионного дня?

Нам Бог завёл часы,

А говоришь, что лишь меня ты слышишь

И больше нет ничего, кроме тебя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 176
печатная A5
от 467