электронная
90
печатная A5
332
16+
Лучшее. 1 том

Бесплатный фрагмент - Лучшее. 1 том


5
Объем:
196 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-0330-0
электронная
от 90
печатная A5
от 332

ДЕВУШКА ИЗ ДВАДЦАТЬ ВТОРОГО ВЕКА — 1

Увидев то, что будет через век,

Никто бы в это не поверил!

Сто лет назад бы не поверил человек,

Когда б реальность наших дней изведал! (Радомир Книг)

— Роберт Викторович Яров, вам всего пятнадцать? — спросил охранник, заглядывая в паспорт Робика.

— Через две недели шестнадцать, но на этот концерт вроде с пятнадцати можно?

— Ну, да. Проходите, проходите!

Робик прошёл вслед за друзьями. На концерте «Трона» — новой модной группы, появившейся году в 2026, он был впервые, чему радовался нереально. Музыканты, одетые в серебристые костюмы, напоминавшие одновременно и фантастические скафандры, и доспехи средневековых рыцарей, играли в стремительно набирающем популярность стиле медитативных песен, под экстравагантную электронную танцевальную музыку.

Робик, как и все его друзья, увлекался различными восточными учениями и единоборствами. Половину его друзей составляли одноклассники, а вторую половину — ребята из его двора. В общей сложности около пятнадцати человек, девчонок и мальчишек примерно поровну. Вместе они ходили в секции, в восточные клубы и на подобные концерты. И, конечно же, встречали праздники и выезжали за город, в основном на чью-нибудь дачу. Ещё Робик с двумя лучшими друзьями Захаром и Аликом и их девчонками Аллой и Эммой сами создали группу подобного направления. Робик сочинял песни, у него был довольно крутой синтезатор, а остальные делали музыку на компах, пели все. Подкупили микрофоны, микшер и всякое по мелочи.

С тех пор, как ребята занялись музыкой, им вдвойне стали интересны подобные группы, а уж попасть на концерт одной из них, тем более «Трона», было просто пределом мечтаний.

Концерт начался феерией лазеро-голограммной иллюминации, под завораживающие электронные переливы. Публика, в основном от 15 до 30 лет, уже пребывала в полном блаженстве, когда же, словно из пустоты, появились их кумиры, многотысячный зал взорвался настоящей экстатической истерикой. Полились чарующие электронные голоса, и истерика сменилась тихим трансом. С каждой песней состояние счастья поклонников «Трона» явно прогрессировало.

Робик почувствовал жужжание минифона в кармане, все знали, что он на концерте и звонок мог быть только экстренным. Он вышел в вестибюль. Звонила мама:

— Робик, нам с папой опять нужно срочно уехать до завтра, важный репортаж, еды хватит, если что — закажешь. Окей?

— Окей.

— Ну, пока, целуем!

— Пока, — Робик убрал минифон в карман. И вдруг почувствовал, что его кто-то тянет за руку. Это была очень симпатичная девчонка с ярко-зелеными волосами и в коротком ярко-жёлтом платье. Утащив его в незаметный угол вестибюля, она, словно бы спрятавшись за него, произнесла:

— Обними меня скорей, это вопрос жизни и смерти, пожалуйста!

Робик обнял её, невольно оглянувшись.

— Не оглядывайся! — одернула его девчонка. Но Робик успел заметить трех здоровенных парней в одинаковых серебристых пиджаках, стремительно шагающих через вестибюль к концертному залу, оглядываясь по сторонам. — Сделай вид, что ты меня целуешь, только не целуй! — она притянула его голову к своему лицу. Робик почувствовал, как сильно ему захотелось её поцеловать, но он сдержался. Её лицо пахло клубникой. — Блин, слушай, — умоляющим тоном заговорила девчонка, — спаси меня, просто возьми такси и отвези домой, ну пожалуйста, пожалуйста, это правда вопрос жизни и смерти!

Робик увидел, как на её глазах появились неподдельные слезы.

— Ну, ладно, ладно, — ответил он, — пойдем, тебя как зовут-то хоть?

— Лия, — поколебавшись несколько секунд, ответила девчонка, выходя вслед за ним на улицу, — а тебя?

— Робик, Роберт, вон то такси подойдет?

— Да!

— Поехали! — скомандовал он, когда они уселись. — Говори, куда, — Лия назвала адрес. Машина поехала. Робику почему-то вспомнилась принцесса Лия из «Звёздных войн». Да, на принцессу Лию она мало похожа, скорее на Мальвину какую-то, только волосы зеленые. Робик посмотрел на свою неожиданную спутницу. «А она очень красивая», — подумал он.

— Может, всё-таки расскажешь, в чём дело, раз уж я тебя так спасаю?

— Извини, не могу, да и тебе лучше ничего про меня не знать, если что — так и скажешь: «Ничего не знаю»!

— Кому скажу?

— Да хоть кому, вообще никому ничего не рассказывай, поверь, это очень, очень важно!

Ехать оказалось недолго, Лия уговорила Робика её немного проводить:

— Подождите его, он через пять минут вернётся, и отвезите его, куда скажет, сдачи не надо, — она сунула шоферу пятерку и ещё две пятёрки Робику. — Это он вам заплатит, если дождетесь!

Если до этого у Робика закрадывалось подозрение, что Лия — мошенница, то теперь оно улетучилось. Они вышли и быстро направились к ближайшему повороту. Местность представляла собой старые мрачные дворы из серых девятиэтажек.

— Короче, я сажусь в свою машину, и ты сразу разворачиваешься и идешь к такси.

— Может, хоть пятерку заберёшь? Многовато дала, а машина твоя где?

— Нормально дала! А машина вот! — она пикнула сигналкой, и Робик увидел мигнувшую черную иномарку, вроде мицубиси. — Ну всё, спасибо тебе, извини за беспокойство!

Лия чмокнула его в щёчку и села за руль. «У неё, что — и права есть? Сколько же ей лет?» — думал Робик, шагая обратно.

— Беги обратно, беги к Лии в машину! Быстро! — раздался откуда-то знакомый девчоночий голос. Робик оглянулся, никого нигде не было. — Беги! Быстрей! Быстрей! — Робик поднял голову и чуть не упал. Над ним немного правее, в стороне на высоте метров трех прямо в воздухе висела Лия. — Че встал, беги! — махала она руками, и Робик побежал, чувствуя, что волосы на его голове становятся дыбом. Но только он побежал за угол к такси, а не к Лии, о чём тут же пожалел. Едва повернув за угол, он увидел, что возле такси уже стоят те самые трое в серебристых пиджаках. Они повернули головы в его направлении. Робик рванул назад. И сразу же наткнулся на едущую машину Лии, которая едва его не сбила.

— Блин, садись, — крикнула Лия через открытое окно машины. Робик, не думая, запрыгнул на заднее сидение, машина рванула вперед. Робик успел заметить, когда они пронеслись мимо, что побежавшие было в их направлении парни, уже развернулись и бегут, по всей видимости, к своей машине. Лия выехала на какую-то трехполосную дорогу и прибавила скорости.

— Где здесь нет камер? — прокричала она.

— Везде вроде есть, в том сквере если только… — ответил Робик, вжимаясь в сидение, и тут же пожалел, что не пристегнулся. Лия на всём ходу резко свернула в сквер, Робика швырнуло в другой угол машины, он крепко стукнулся плечом. — Эээ! — крикнул он, но в этот момент его вдавило в пол и сразу подбросило вверх, больно долбануло головой и отшвырнуло к окну лицом. За окном далеко внизу огромным полотном переливался огнями город, все остальное представляло собой сплошное звёздное небо.

— Да что это такое? — успел пробормотать Робик, и его снова вдавило в пол. Ярчайший свет наполнил машину, и все, что видел Робик потом — это разноцветно-спиральный сияющий туннель, по которому они неслись и вращались со всё возрастающей скоростью. Затем яркая вспышка света — и ничего. Возможно, Робик просто потерял сознание, и какое-то время всё его восприятие наполнял только яркий свет. Наконец, зрение начало возвращаться. Машина стояла на вершине невероятно высокой скалы, и из густых чёрных грозовых туч, не переставая, сверкали затяжные молнии и хлестал дождь.

— Приехали! — спокойно сказала Лия, глуша мотор и вытаскивая ключ. — Выходи! — она вышла из машины.

— Чиво? — с отчаянием в голосе крикнул ей в след Робик. Лия, не дожидаясь пока он выйдет, пикнула сигналкой, но машина не закрылась, случилось другое — ужасающий пейзаж за окном сменился видом некоего огромного ангара, наполненного какой-то странной электроникой.

— Выходи, не бойся, — произнесла она, глядя на него с легкой улыбкой.

— А я и не боюсь, просто я понять не могу, что это такое было всё? — ответил он, выбираясь из машины.

— Всё просто! Вывезла я тебя нечаянно контрабандой в наш 22 век!

— Да хорош! — потерянно выдохнул Робик, чувствуя, как ноги его подкашиваются.

— Ладно, пошли, — сказала Лия, направляясь к небольшой кабинке, стоящей неподалёку. Робик обречённо последовал за ней, — заходи, — пригласила она.

Они вошли в тёмную комнатушку, дверь закрылась с нежным электронным звуком. Включился свет, и к своему удивлению, Робик обнаружил, что они находятся внутри настоящего старинного замка, но явно обустроенного по какой-то странной моде 22 века.

— Милости прошу, сударь! — произнесла Лия, шагая в находящийся впереди потрясающей красоты зал.

— Чё? — растерянно переспросил Робик.

— Пойдем — поедим, говорю, есть хочу, не могу, — они подошли к прекрасному столу, на краю которого стоял прибор, похожий на почти метровый стеклянный кроссовок, с какими-то светящимися линиями внутри. — Ты что любишь?

— Ну, плов, суши, фрэш, не знаю, что ещё…

Лия произнесла, обращаясь к стеклянному кроссовку:

— Жу, плов, суши, апельсиновый фрэш, — кроссовок дзынькнул, выдвинув большой стеклянный поднос с заказанными блюдами. Лия опять произнесла «Жу» и ещё какой-то непонятный набор слов. Кроссовок снова дзынькнул и выдвинул ещё один стеклянный поднос с противоположной стороны. На нем в одинаковых стеклянных пиалах светилась разноцветная непонятная масса и тоже слегка светящийся густой розовый напиток. — Садись, ешь, — произнесла она, указывая на место рядом, и сама уселась с подносом на соседний стул. На пару секунд замерев с закрытыми глазами, она начала есть.

— Спрашивай, — сказала Лия, жуя. Робик не стал спорить. Естественно, он ждал, кода же она объяснит ему все происходящее.

— Это что, правда — 22 век? Ой, нет, стой, ты что — в замке живешь? — спросил он, вопросы путались в голове, и он никак не мог определиться, какой из них нужнее задать в первую очередь, с опозданием осознавая, что опять спрашивает не о том.

— Нет, это матричные обои, можно включать любую обстановку на выбор, как и в гараже. И да, это правда — 22 век, 2198 год по-вашему.

— А что, у вас по-другому?

— Да нет, почти так же, от Рождества Христова, да не важно, долго объяснять.

— Странно, а я читал, что доказано, типа, Иисус из Назарета был лжемессией, а настоящий Христос жил то ли в десятом, то ли в одиннадцатом веке.

— Да, в ваше время был такой вброс дезы от некоторых элитных сатанинских организаций с целью дехристизации христианства и последующего его полного уничтожения.

— В смысле? А что, христианство до сих пор существует?

— Ну, да. Ведическое Христианство — это основная религия на нашей планете. Оно победило, а сатанисты проиграли.

— А что?… Почему ты уточнила, что на нашей планете?

— На разных планетах разные религии, хотя на некоторых тоже Ведическое Христианство.

— Так, а почему именно Ведическое Христианство?

— Ты же всё равно не поймешь, в ваше время 90% информации была ложная и искажённая. Ну, попробую объяснить предельно упрощённо. Понимаешь — не понимаешь, веришь — не веришь, твои проблемы. Есть Санатана Дхарма — это бесконечно существующее Божественное Учение, которое находится в высшем Божественном мире, хотя оно единое во всех мирах во все времена и так далее. Санатана Дхарма в своём чистейшем виде — это единственное абсолютно истинное учение. Дается оно только существам, способным его понимать в силу своего эволюционного возраста. В ваше время как раз кончалась эпоха тьмы, и начался переход в эпоху света.

— Так сейчас эпоха света?

— Ещё не совсем, переход будет завершён в 23 веке. Так вот, в разное время, разным народам, разными Посланниками давалась Санатана Дхарма, иногда через ээ… воплощенного Бога — Маха Аватара. Иисус Христос Назорей был именно таким Великим воплощением Бога, пришедшим, чтобы приготовить Эпоху света, во время которой именно Он будет править землей. А поскольку Он пришёл в самое тёмное время, то естественно, тёмные силы и их служители на земле с самого начала делали всё, чтобы максимально исказить учение Христа, особенно по ключевым вопросам. Все тексты, содержащие истинное, сокровенное, внутреннее учение Христа, уничтожались или скрывались веками. Если обнаруживались люди, которые тайно хранили и исполняли это учение, они беспощадно уничтожались. В истории их представляли еретиками и злодеями, намеренно искажая их учение, чтобы все думали, что те учили абсурдным вещам.

Но ближе к середине 21 века Бог через своего Посланника вернул первоначальное неискажённое учение Иисуса Христа. Оно хранилось веками до предрассветного времени новой эпохи. Это произошло в Сибири, и если тебе это интересно, столица Руси сейчас находится там. Были разоблачены те искажения, которые веками парализовали официальное христианство, делая это учение таким же далеким от первоначального учения Христа, как далека земля от неба.

Но и то, чему учил Христос, было лишь малой частью Санатана Дхармы, приспособленной под особенности народа Израиля того времени и сильно примитивизированной из-за их маленькой вместимости. Кроме того, те, кто достались Иисусу в ученики, являлись слишком неготовыми и несовершенными сосудами и не смогли полностью и правильно усвоить то, что Иисус пытался до них донести. По этим причинам даже знание того, чему на самом деле учил Иисус и апостолы, не было достаточным.

Михаил, так звали Посланника, принес из Божественной Шамбалы подлинники всех шестнадцати Небесных Вед. Он и его помощники написали сотни томов толкований на них и оставили видеозаписи. На основании этих материалов и основано Ведическое Христианство.

Ведическое Христианство включает в себя всё: все ритуалы, практики, пророчества, предписания по всем сферам человеческого существования и так далее. Михаил говорил, что Ведическое Христианство — это более, чем религия, и что оно установлено на многие тысячи лет.

Посланник и его ученики ушли от нас совсем недавно, но в начале 23 века они должны вернуться, чтобы завершить установление Ведического Христианства. Дело в том, что общество ещё недостаточно готово вместить Ведическое Христианство во всей полноте. Что ещё ты хотел бы узнать?

— Я не очень понимаю это всё про религию, но у меня есть два вопроса: почему вдруг ты стала так говорить, ну, как ученый, ты же разговаривала, как обычная девчонка? И второй вопрос — у вас что, так сильно продвинулись технологии? Я только сюда попал, а уже такого насмотрелся! Машина времени, кроссовок этот с едой и вообще? Если вы такие духовные, то зачем вам такие технологии?

— Ну, разговариваю я с тобой на твоём психо-хроносоциальном диалекте, а для объяснения того, о чём я тебе рассказала, нужен, мягко выражаясь, другой уровень, но я очень старалась, чтобы ты мог меня понять. А технологии у нас так продвинулись, потому что после разгрома чёрных и серых элит огромное количество скрываемых и оставляемых ими для себя технологий поступили на службу человечеству, плюс при Посланнике практически все науки сделали существенный скачок вперёд, не без помощи Посланника, конечно. А машину времени ещё в самом начале 21 века изобрели, это как раз одна из технологий, которую темные элиты оставляли для себя. Это всё связано с адронным колллайдером. Отсюда и всякие хроноаномалии у вас начали появляться, и то, что вы назвали эффектом Манделы. На самом деле, это просто элементарный эффект бабочки, потому что первые хрононавты от черно-серых элит просто творили в прошлом что попало. Потом были установлены чёткие международные законы по контролю над временными перемещениями. Теперь кроме специалистов практически никто не может путешествовать во времени. За этим делом во всём мире следят хропы, у них расширенные полномочия.

— Кто следят?

— Хропы, это хроно-полицейские — полиция времени. Это они за мной гонялись в вашем времени.

— Блин, так ты — преступница? А сидела мне тут про религию рассказывала, уровень у вас типа высокий какой-то там!

— Аллилуйя! Я уже думала, ты об этом не спросишь! Я не преступница, у нас всё не так, как у вас, некоторые нарушения законов как бы относительны. Я — хроносталкер и путешествую по делу!

— По какому?

— Не твоё дело!

— Ну, вот опять! И хочешь сказать, что ты такая прям духовная, сколько тебе лет вообще?

Лия засмеялась.

— Мне шестнадцать, а, между прочим, у нас все подростки в молодежном Ведическом Христианстве, внутри него масса ультрамодных молодежных субкультур. В ваше время подростки и молодёжь были помешаны на плохом или бесполезном с объективной точки зрения, а сейчас все и всё базируется на Ведическом Христианстве. Вся современная музыка, культура и все субкультуры, игры, кино. Кстати, кино у нас симулятивное, потом объясню. Короче, это же настолько интересно, что мы даже не представляем, как вы раньше могли фанатеть от групп с бессмысленными или, тем более чернушными песнями, от половых непотребств, от денег, бесполезной славы, бессмысленных видов спорта и от всего, что вы в то время называли искусством. Вы же не имели никаких интересов, кроме животных или извращенных страстей тела и души!

— Между прочим, — обиженно перебил её Робик, — не вся молодежь у нас такая, не надо обобщать! Вот я интересуюсь духовностью и многие мои друзья тоже. Причем той же восточной культурой, хотя, конечно, мы так не разбираемся в христианстве, как вы, но ты же сама сказала, что в наше время настоящее христианство встретить было нельзя! И музыка мне духовная нравится!

— Ну, ладно, ты прав, извини, я преувеличила. Но пойми, таких, как вы, тогда в мире было меньше процента, а уровень того, что вы знали и чем интересовались, и того, что есть сейчас, это небо и земля. Не обижайся, просто тогда ещё не было Всемирного Пробуждения. До Посланника почти всё сокрыто и искажено было, понимаешь?

— Так уж и всё?! Что-то же было истинное?

— Ну, в общем, было, хотя даже наиболее близкое к Богу и истине, было не полно, субъективно, ну, короче, я же говорю — ещё не время было.

— А всё-таки, что ты мне бы посоветовала, например, поизучать из нашего времени?

— Не знаю, по практикам, наверно, Дубянский и вообще Крия йога. Свами Вишнудевананда Гири. Из учёных: Кандыба, Гаряев. По теории однозначно: Шри Ауробиндо Гхош, Тайная доктрина. Рамакришна интересен, «Диагностика кармы» Лазарева, много чего ещё. Да не знаю я, это у специалистов по вашему времени надо спрашивать.

— Ну, посоветуй хотя бы одну книгу по теории и одну по практике?

— Пожалуй, это по теории: «Интегральная йога» Шри Ауробиндо и «Тайная доктрина» Блаватской. А по практике — двухтомник Свами Вишнудевананда Гири, «Ведические практики» вроде называется. Позже появятся книги о Платоне, в них будет всё, в твоё время они ещё не были известны, их было мало, и они считались за фантастику. Вообще тебе это больше не понадобится, ты что — обратно собрался? Тебя теперь отсюда не выпустят, тебя зафиксировали, вообще, если б это было возможно, я бы тебя сразу обратно отправила, естественно. А теперь ты ещё и слишком много знаешь!

— А что, нельзя как-то память стереть или ещё что-нибудь придумать? У меня же там родители, друзья и вообще, что — нельзя ничего сделать?

— Нет, ничего нельзя сделать. А у ваших спецслужб уже были технологии по восстановлению памяти, так что смирись!

Робик затих, пытаясь справиться с навалившимся на него шоком.

— Да ладно, не грузись, — произнесла Лия сочувственно. — У вас миллионы людей в год пропадают, да и вообще, ты привыкнешь, у нас очень классно. Вот тебе, например, группа «Трон» нравится, а между прочим, у нас проходят матричные богослужения с медитативным киртаном — это песнопения для Бога такого формата, что это является мощнейшим инструментом в высших практиках. Это очень похоже на ваши концерты групп вроде «Трона». Моим родителям ты понравишься, мы тебя к себе возьмем. Знаешь, в нашем времени сколько интересного и важного, ваше время по сравнению с нашем — как страшный бессмысленный сон!

— А мне и моя жизнь нравилась!

— Это потому, что ты ничего лучше не видел! Всё познаётся в сравнении!

— Ты понимаешь, я же привык к другой жизни, а что, если мне не понравится.

— Ну да, синдром Гека Финна! Он тоже привык жить на помойке, а в нормальном доме, в нормальной семье жить не смог!

— Гек не на помойке жил, а на улице!

— Это сути не меняет! Всё равно выбора у тебя нет, так что ты хоть попробуй!

— Ну да ладно, раз ничего не поделаешь! А можно ещё один вопрос? Я понимаю, что у вас технологии, и мои вопросы тебе могут показаться глупыми, но тогда, когда ты уже была в машине, как ты смогла висеть в воздухе, когда мне кричала, чтоб я бежал обратно?

Лия вдруг как-то напряглась.

— В смысле? Объясни-ка всё, что ты видел в деталях.

Робик рассказал всё подробно.

— Это была не я, и я даже не знаю, как это объяснить, надо будет проконсультироваться с… Со знающими людьми, — сказала она серьёзно. Они помолчали. — Ладно, пора на богослужение, только тебя придётся замаскировать. Она вытащила из кармана платья полупрозрачную тряпочку, светящуюся мелкими красными буковками. Держа её в левой ладони, она барабанила по ней указательным и средним пальцами правой руки, из тряпочки вырвались и обволокли Робика синие лучи, он почувствовал покалывания по всему телу.

— Что это?

— Защита от всех поисковиков и сканеров, чтобы тебя хропы не засекли!

— Защита от полиции времени что ли?

— Да. И запомни, для всех своих, ты — мой друг, который из Сибири недавно приехал.

— Ладно. На твоей машине поедем?

— Неет! — Лия засмеялась. — Моя машина, — она сделала пальцами жест, обозначающий кавычки, — это машина времени, замаскированная под обычную машину вашего времени, сейчас таким транспортом не пользуются, — Лия говорила сквозь смех. — Я же тебе объясняла, богослужение матричное. Матрица создаёт наших аватаров так же, как и аватаров всех участников богослужения, и храм и всё, что в нём. А общение, переживание и всё остальное, что самое то главное — настоящие!

— Понял! — ответил Робик, всем видом стараясь скрыть, что он не совсем понимает то, что она говорит. Ему было неприятно, что Лия смеется над ним.

Лия отвела его в гардеробную, они переоделись в облегающие серебристые комбинезоны с мягким прозрачным забралом. Лия произнесла: «Два матрикса», и из пола словно бы выросли две горизонтальные капсулы примерно три на полтора метра, плавно заостряющиеся на концах. Открылись крышки, словно волшебные ракушки. Лия улеглась в одну из них, Робик во вторую, крышки сразу закрылись. На секунду Робик почувствовал себя, словно в невесомости, блеснул свет, и он обнаружил себя стоящим посреди невероятно огромного храма с сияющими белыми стенами, полом и сводами. Вокруг находилось около тысячи прекрасных молодых мужчин и женщин, девочек и мальчиков разного возраста, так же, как и Робик с Лией, облачённых в сияющие белые одежды. В пространстве храма струились небесные мелодии, в которых угадывались совершенно ангельские голоса, нежно напевающие нечто на подобии санскритских мантр.

— Это ангельские хоры, — с улыбкой шепнула Робику Лия.

Робик не понимал, что она имеет в виду, но промолчал. У Лии волосы уже не были зелёными, а стали совершенно белыми. «Интересно, какие у неё на самом деле волосы?» — подумал Робик.

— Держи, — Лия прилепила что-то Робику на грудь, — это наставник!

Робик увидел у себя на груди справа светящуюся синюю точку.

— Бог абсолютно везде, — услышал Робик голос у себя в голове. — Он здесь, видит и слышит тебя! Он знает все твои мысли, знает твоё сердце! Соединись с Ним!

В этот момент Робик почувствовал с невероятной силой, что Сам Бог реально находится в этом храме. Его пробрала дрожь от священного благоговения, рождаемого присутствием Самого Всевышнего. Он увидел впереди и над всеми словно бы сияющий Божественный образ Сидящего на чём-то, наподобие престола. Окружающие, до этого державшие руки молитвенно сложенными перед грудью, воздели их вверх и начали петь, прославляя Всевышнего Господа, при этом Робик видел, что глаза их были закрыты, а лица озарялись небесным сиянием и блаженством. Ангельский хор, возвысив голоса, пел невероятно возвышенный и одухотворяющий гимн. Слов было не разобрать, но неожиданно для себя Робик тоже, воздев руки к небесам, запел на каком-то незнакомом, но словно бы одухотворяющем языке. Слова повторялись, словно мантры, и Робик чувствовал, что они несут в себе смысл прославления Божественных имён.

Неожиданно свет погас. Крышка капсулы распахнулась, и Робик увидел стоящих вокруг капсул парней и девушек в чем-то наподобие военной формы, напоминавшей ему немецкую форму времён второй мировой. Парни в мундирах, девушки в платьях, но с такими же погонами и прочей военной символикой.

— Хронадзор, старший инспектор Роза Штам! — произнесла впереди стоящая девушка. — Выйти из матриксов!

Робик и Лия выбрались из капсул.

— Роберт Яров и Лия Маева, вы арестованы! Доставить их в департамент!

По одну сторону стола сидели Робик и Лия, по другую — та самая девушка, которая их арестовала, старший инспектор Штам. На вид ей было 20—25, всегда строгое и серьезное лицо, светлые волосы сзади собраны в пучок. У Робика мелькнула мысль: «Почему-то я ни разу не видел здесь людей старше тридцати?»

— Вам, Лия, за все ваши подвиги придётся нести особую ответственность, — произнесла инспектор Штам строго, — и вашим родителям тоже. Вопрос в том, что нам делать с Робертом! Результаты сканирования памяти подтвердили ваши показания, что он уже слишком много знает, чтобы его отпустить назад. Придется его селить в молодежный город под надзор первого уровня, обследовать, что можно с ним сделать, а там видно будет. Возможно, и своё наказание вы, Лия, будете отбывать там же, чтобы иметь возможность искупить вину за нарушение судьбы этого мальчика, служа в его адаптации. Я назначена вашим куратором, поэтому советую вести себя примерно, потому что я церемониться не буду!

Робика и Лию перевозили в молодежный город на лазерном аэробусе департамента, развозившим и забиравшим и других арестованных. Перемещение занимало секунды, зато приём и выдача арестованных, производимые в разных местах, длились от 5 до 20 минут.

— Скажи мне вот что, — начал спрашивать Робик

— Поосторожней, нас везде слышат, — шепнула Лия

— Ну, для моего вопроса это неважно. В каком мы городе были, и что значит — молодежный город?

— Ну, раз тебя тут точно оставляют, то расскажу. Сейчас на планете живёт 28 миллиардов человек. Города занимают по площади в среднем от ста до тысячи квадратных километров. Мы находимся в уральском городе, он около тысячи квадратов. Молодежный город — это своего рода район города, размером с пол Москвы вашего времени. Он предназначен для работ с подростками и молодежью в самых разных направлениях. Наши города в основной массе состоят из глобальных небоскрёбов, это похоже, как если бы десять крупных небоскрёбов вашего времени слепили вместе. Парки у нас представляют собой сельскохозяйственные или экорайоны квадратов по пять, по десять. Используются они, соответственно, для производства продуктов и тому подобного, и экопарки для отдыха и лечения. России больше нет, это тебе наверняка тоже будет интересно, есть Русь, и она по площади превосходит СССР. Климатические зоны существенно сместились, если сравнивать с вашим временем. В Сибири, например, как у вас в Крыму было, а в Европе, как в вашем Заполярье. Пока с тебя хватит географии?

— Пока хватит. Да, жалко, что теперь прослушка, я многое ещё хотел спросить.

Наконец, высадили и их. Конвоир проводил их до приёмного пункта по лабиринту, состоящему из длинных коридоров. При этом на каждом повороте они проходили какое-то лазерное сканирование. В приёмном пункте их встретил сам директор исправительного района «Искра» Клим Волов. Сообщив, что он получил по ним предписания, он сразу же их отправил на предварительную кодировку. Вкодировочной уже сидела парочка примерно их возраста, причём, судя по тому, как они держались за руки, между ними было нечто большее, чем дружба. Ребята познакомились. Новых собратьев по несчастью звали Стас и Тайша, и они как будто даже расстроились, когда узнали, что Робик и Лия — не пара.

— Робик вообще из 21 века, я его нечаянно захватила, — сообщила Лия.

— Ну, всё равно с нами будет, — констатировал Стас.

— А что это за кодировка? — спросил Робик.

— Кодировка — это когда тебе матрично вводят большой объем информации, проводят какую-то подготовку и всё такое, — ответил Стас, опередив Лию, — а предварительная кодировка в данном случае означает закачивание инструкций по прохождению воспитательно-исправительной программы для адаптации и пребывания здесь.

— Короче, — подключилась к объяснениям Лия, — вводят тебя как бы в матрицу, загружают инфу, бегло показывают ознакомительные эпизоды: какая тут жизнь, какие первоначальные мероприятия и всё такое прочее.

В комнату вошёл парень в белом комбинезоне.

— Четыре Матрикса, — произнес он, и из пола выросли четыре капсулы, идентичные Лииным, но полностью прозрачные, и сразу же пригласительно открыли крышки. — Прошу вас, — произнес парень. Ребята разместились по капсулам, крышки закрылись. Опять мелькнуло ощущение невесомости и световая вспышка, после этого Робик сразу же почувствовал нарастающее напряжение в мозгу, как будто его сдавили и с огромной скоростью пропускают сквозь него какой-то ребристый шланг. Причём одновременно это ощущение было похоже, как если бы прямо в голове прокручивали какой-либо текст, только ощущался он не аудиально, а на смысловом уровне. Робик словно бы понимал каждое слово и чувствовал, как оно намертво оседает где-то на подкорке с невероятной скоростью. Такое интенсивное мозгодрайство длилось всего около двух минут. Прекратилось оно так же внезапно, как и началось, оставив неприятную вибрирующую пустоту в голове. Робик тут же заметил в своей памяти огромный массив новой информации, касающейся его адаптационной воспитательно-исправительной программы. «Это, как если бы я перед этим прилежно зубрил её в течении пары месяцев», — подумал он. Не успел Робик ради любопытства поковыряться в памяти, чтобы вспомнить что-то конкретное из загруженного в его мозг, как увидел себя стоящим посреди комнаты с двумя кроватями и двумя столами, которые тут же словно бы втянулись и исчезли в стенах. Зато поднялась другая стена, и за ней Робик увидел шкаф и ванную с туалетом довольно странного вида. «Это ваша комната», — произнёс приятный электронный голос. Изображение тут же переместилось в огромную оранжерею, наполненную зеленью, цветами, диванами и какими-то приборами. Робик словно бы летел вдоль неё в метре над полом. «Это учебный зал», — произнес электронный голос.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 332