электронная
490
печатная A5
498
16+
Лузер

Бесплатный фрагмент - Лузер

Рассказы о неудачах

Объем:
62 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-6963-0
электронная
от 490
печатная A5
от 498

Лузер

Полуденное солнце августа палит особенно сильно. В офисе невыносимо душно. Сидя за письменным столом, клюю носом в клавиатуру. Справа сидит Макс. Уже два часа как вырубился. Преодолевая лень, встаю. Подхожу к вентилятору. Поворачиваю в сторону своего стола. Фиксирую. Сажусь обратно. Хорошо!… Прохладный ветерок сдувает сонливость. Откидываюсь на спинку кресла. Закрываю глаза. Балдею. Макс истекает потом, пускает слюни.

Дверь офиса открывается. Входит девушка в форме судебного пристава. Спрашивает где можно заправить картридж для принтера. «Слышь, Слоняра!… — бью по ножке стула туфлей. — Хорош кипеть, работай, давай!» Макс отрывает голову от клавиатуры. На лбу отпечатались клавиши. Протирает глаза. Оценив ситуацию, спешно принимает заказ.

С недавних пор, мне полюбился азербайджанский крупно листовой чай. Вкус. Цвет. Запах. Мы слишком много придаём значения этим трём компонентам. Комфорт. Будь я, скажем, не офисным манагером по продаже комп — комплектующих, а международным шпионом, или того хуже — революционером. Думал бы я о запахе, цвете и вкусе чая? Вероятно, ползал бы в горах под пулями, ища пропитание. Но даже будучи тем, кто я есть, всё равно тревожно за завтрашний день. Политика. Законы. СМИ. Господи, помилуй! Какова вообще функция политики в наше время? Щепетильный вопрос. Мы часто слышим в дебатах лозунги, связанные с будущим. А какое оно должно быть? Не выходит ли так, что будущее отдельно взятой страны — утопия? И какова же роль политики в этом случае? Эх… ответ ведь, сам собой напрашивается.

Макс деловито насыпает чернильный порошок в картридж. Рожа сонная. На лбу отпечатки клавиш. Пока не сошли. Мажорный прикид: кирпичного цвета галстук в сочетании голубой рубашки со стразами на спине. Краснодипломщик. Меломан и киноман. Прынц на белом ягуаре. Только без ягуара. Ветреный настолько, что малейшая новость пробуждает великий энтузиазм. Но также быстро и засыпает при виде первых трудностей. Никак не могу приучить читать книги. Ужасно рассеянное внимание.

— Слышь, Макс, — спрашиваю, — не показалось ли тебе, что физиономия пристава несколько знакома?

— Думаешь, это она прошлой субботой выплясывала в клубе с дырой на колготках?

— А так сразу не скажешь, — правда?

— Мне пофиг.

Сделав глоток горячего азербайджанского чая, возвращаюсь за письменный стол. Открываю книгу. Читаю. Книга называется «Искусство быть». Вот за что я люблю работы Эриха Фромма, так это за широкий взгляд. Потрясающих умозрительных способностей человек! Он, по сути, делает то, чего многими усилиями добивались известные психоаналитики. Я говорю «делает», а его ведь уже на свете нет. В книге Искусство быть есть замечательная фраза: «Ни одного мгновения не может человек осознать, что смертен.» Семя, которое Фромм в нас сажает. Дальше происходит невероятное: суть психологии разбить защитные реакции. Начни прямо убеждать человека в неведении, и защита сработает как молния. Но гораздо важнее, определить, чем будет заниматься человек, когда удастся снять пелену иллюзий. Желание стать свободным, концентрация внимания, самоанализ — лишь направленные приёмы. Важно — распознать, реализовать талант. Заброшенное семя прорастает изнутри. Разбивает психологические препятствия. Освобождает от вечного рабства невежества. Это может длиться месяц, а может и несколько лет. Главное — это работает.

В дверях офиса снова возникает упругая фигурка девушки — пристава. Макс заворачивает в газету заправленный картридж. Кладёт в пакет. Отдаёт клиенту. Девушка расплачивается и уходит.

— Как ты можешь пить кипяток в такую жару?…

— Глупый, не знаешь, что горячее гораздо лучше утоляет жажду.

— И знать не хочу. Я бы сейчас холодной — холодной колы выпил. Целую бадью.

— Адью в магазин, хренатопчешься!

— Тебе взять чего-нибудь?…

Глаза бегают: зять… чего… нидь…

— Сосиссон в тесте возьми. Парочку.

— Деньги давай.

— А ты без денег возьми — слабо?

— Щаз сам пойдёшь.

— Ладно, держи.

Копаюсь в кармане. Достаю горсть монет. Выбираю четыре червонца, пятак и трёху по рублю.

Гадом буду, его за смертью посылать. «Клянусь честью, — говорит блудная душа современности, — сосисок не было. Но я взял тебе печеньки.» Дешёвые, главное, гад, печеньки взял: невкусные, с противным запахом. Я швыряю их на стол Макса, говоря: «Сам жри эту гадость!» И жрёт, сука! Уплетает за обе щеки, запивая колой цвета нефти. У, дармоед!

— Я ужнал, фто…

— Прожуй, потом говори.

— Я узнал, что на соседней улице работает мой дядька по мамке.

— Мне пофиг.

— Он занимается торгами на фондовой бирже. Видел бы ты их офис.

— Мне пофиг.

— Мы в магазине столкнулись. Он предложил зайти. Увидев восемь мониторов за рабочим столом, я был весьма впечатлён. Одна секретарша чего стоит.

— Да пофиг, елки! Лучше б сосисок купил! А хотя подожди: тебя не было два часа, ты что, секретаршу ихнюю пялил?

— Ладно тебе, Бро.

— Что?! Какой ты мне Бро, Чукча! Я твою рожу видеть не могу! Будь мы на фронте, я бы выстрелил тебе в спину. И вероятно, испытал бы чувство облегчения.

— Да ладно тебе, — серьёзно? Это из-за сосисок?

Обнулив ситуацию, глубоко вздыхаю. Стараюсь абстрагироваться от мрачных мыслей. Беру в руки книгу, открываю, вперив взгляд в текст, бросаю ненавязчивый вопрос: «Ну и, что там за волшебный дядя с нимфатичными секретаршами и блаженным офисом?»

— Мой дядя торгует на фондовой бирже.

— Это я уже понял. И что дальше?

— Дал попробовать на демо-счёте, я буквально за полчаса заработал двести долларов.

— Ай молодца! Двести долляров заработал! И где же они?

— Ты не понимаешь: на демке ты торгуешь виртуальными деньгами.

— А не виртуальными где торгуешь?

— Очень смешно. Просто, открываешь депозит и вперёд.

— Очень остроумно придумано. А сколько дядя зарабатывает?

— Не знаю, но думаю, что дофига. Он на мерине ездит… Думаю, неслабую денежку берёт.

— И вот, кстати, где ты говоришь депозит открыть?

— Не знаю, надо у дяди спросить.

— Насколько я понимаю, открыть депозит — значит перевести деньги на счёт тайного дяди. Взамен получить веб-игрушку с графиками и просадить кровные, как в казино.

— Ты не прав. Компании, предоставляющие платформы для торгов, как объяснил дядя, имеют лицензии. Там всё строго.

Ездит по ушам. Но не в этом дело… Макс сидит, весь день играет в демо-версию валютных спекуляций. Каждые пару часов, с огнём в глазах доказывает мне, что заработать реально. Были бы деньги для открытия настоящего депозита.

Денег нет. Для открытия реального торгового счёта требуется, по меньшей мере, пару тысяч рублей, или пятьдесят долларов.

Затея с биржевыми спекуляциями выглядит нереально заманчивой. Особенно, когда понимаешь механику рынка. Особенно — особенно, когда понимаешь инструменты аналитики. Вот, к примеру, происходит землетрясение в Японии, йена валится, только успевай открыть позицию. Можно так же использовать технический анализ. Получил сигнал на графике. Как только он подтверждается, открываешь сделку, качаешь бабло. Казалось бы, всё не так уж сложно. Но — нет. Психологию трейдера ещё никто не отменял.

Woke up dreaming

Наигравшись, Максим охладевает к биржевым торгам. Оценивает трудности. Наличие средств. Риски. Погружается в привычную рутинную работу. Во мне же, жажда реализации только набирает обороты. Прикидываю, сколько нужно денег. Где их взять. Учитываю трудности и возможные риски. Проблема — не хватает знаний. Где найти источник достоверных, честных и актуальных знаний?

К счастью, повстречался старый дружок — Дима Кудрявцев. Удивительный человек: вызовет доверие даже у самого матёрого прокурора. Молчалив настолько, что кажется глуповатым. Но часто любим за верность.

— Хай, Димасик! Как жизнь?

Он протягивает коробку с дисками, на которых написано: «Основы биржевой торговли». Всего шесть штук: технический анализ, фундаментальный, японские свечи и прочее…

— Дашь переписать?

— Бери.

— Благодарю, Дружище! Вечером верну на место.

Судьба осуществляет поворот. Забегаю в канцелярский магазин. Беру шесть болванок. Прилетев домой, дрожащими руками копирую записи. Весь вечер, с огнём в глазах и трепетом в мозгах, изучаю искусство анализа биржевых спекуляций. Увлёкшись, забываю вернуть коробку хозяину.

Лера зазывает в постель. Полночь. «Долго ли ты ещё?!» Отговариваюсь. «Уже иду!» Ах если б вы знали, какими покладистыми бывают женщины, услышав отказ. Настолько я увлечён. Не могу оторваться. Слышу шаги за дверью. Входит Лера. Чувствую, как тёплые женские ладони скользят по плечам. Тяжёлое дыхание. Мой взгляд фанатично устремлён в монитор. Влажно щекочет ухо язык. «Ну, давай, пойдём уже. Пока малыш спит.» Сдаюсь. Поворачиваюсь на сто восемьдесят градусов. Весело подхватываю на руки. Несу в спальню.

Спустя полчаса. Облегчённо дыша, лежим на кровати. Лера встаёт, слегка подкашиваясь в ногах. Накидывает халатик. Уходит на кухню. Закутавшись в мокрую простыню, выхожу на балкон. Достаю сигарету, прикуриваю. Тишь такая, что слышно, как за чертой города жужжат машины, летя по трассе. Похоже, я рискую не только деньгами, но и семьёй. Не утащат ли виртуальные миллионы на самое дно? Поддержат ли в критической ситуации близкие? Во всяком случае, приобрету ценный опыт. Пусть и разбившись вдребезги. А с другой стороны, как достигнуть большего, не жертвуя настоящим? Противно смотреть на склочников, дрожащих за каждую копейку. Я многое в жизни приобретал. Бывало с завидной лёгкостью. Но никогда не мог удержать надолго. В конце — концов, и так всё потеряешь. Жизнь потеряешь. Думаете, я фаталист? Отнюдь. Просто не люблю застой. Кружение на месте. Хочу всегда двигаться только вперёд. Впрочем, я рассуждаю как закоренелый эгоист. Как же Лера? Наш малыш? Она любит меня. И если я скачусь вниз, вероятно бросит. Любовь женщины весьма переменчива. Если ничего не получится, я застрелюсь к чёртовой матери.

Тушу окурок. Шаркаю на кухню. Лера выжимает апельсиновый сок. Наполняет стакан. Ставит передо мной.

Земля уходит из-под ног

Хочешь быть богатым, умножай знания. Или участвуй в боксёрских боях.

И так, я начинаю глубоко вникать в принципы биржевых спекуляций; устанавливаю демо — версию программы, позволяющей торговать виртуальными деньгами; пробую осуществлять сделки; регулярно просматриваю различные тренинги продвинутых трейдеров; читаю книги. Бывает, подскакиваю среди ночи, сердце бешено колотится, включаю комп, и до утра таращусь в бесконечные графики; утром на работу с опухшими глазами. Понятно, что торгуя виртуальными средствами, многое получается, ведь совершенно отсутствуют риски. Впрочем, по-моему, гораздо легче просто обменять зарплату на доллары в одном банке, где курс ниже, а затем, пойти в другой, где курс выше, и обменять обратно. Правда, есть большой минус: совершая операции крупными суммами, в банке требуют заполнять декларацию, мол, — откуда такие деньжище? Да и кто-нибудь из гопников обязательно заприметит маршрут, спланируют покушение. В этом смысле очень удобно всё делать через интернет. Но — не в этом проблема…

У меня начались конфликты с начальником: опоздания, опоздания, ещё раз опоздания. Я тупо не высыпаюсь, иначе не объяснишь. Однажды, просыпаюсь от звонка, беру трубку, отвечаю, голос директора: «Не соизволит ли ваше величество явиться на работу?» Время десять. «Только приведу себя в порядок.» — отвечаю. Шеф в бешенстве от моих закидонов. По ходу, грозит увольнение.

Как назло, близится Новый год, начальство отправляет меня в командировку. Нужно принять груз с аппаратурой на двести килограмм утром, и к вечеру, доставить самолётом к нам. Дают на руки пять миллионов рублей: заплатить тому, этому, ещё кому-то… Распихиваю пачки денег по всем имеющимся в наличии карманам. Рейс на Москву в восемь — ноль — ноль.

Откровенно говоря, дико боюсь летать самолётами. Но нужно успеть за один день переправить груз. Взял книжку, но совершенно не могу сосредоточиться на чтении. К тому же, рядом сидит напуганная до чёрта женщина, всё шелестит конфетными обёртками, лопает конфеты, пытается, видимо, унять стресс. Бортпроводница постоянно что-то предлагает выпить, туда — сюда катает тележку с едой и напитками. Самолёт периодически встряхивает на лету. Но меня больше всего пугают капли конденсата, на иллюминаторе: ощущение, будто сейчас вылетит к чёртовой матери стекло, и меня турбулентным потоком воздуха вышвырнет из салона самолёта в открытое пространство.

К счастью, два часа миновали, как две минуты, самолёт уже виляет над Москвой, — приземляется. Скольких волнений мне стоили эти два часа!… Спускаюсь по трапу, с опаской касаюсь носком асфальта, оглядываюсь, вижу люди торопятся на выдачу багажа; примыкаю к ним; хотя, у меня кроме пяти миллионов наличными, рассованных по карманам, ничего нет. Захожу в зал аэропорта Шереметьево, и первым делом, пытаюсь найти курилку.

Меня должен встретить агент партнёрской фирмы, он-то как раз и проводит сделку, моё же дело — только расплатиться и зарегистрировать груз на обратный рейс. В курилке полно народу, душно, снимаю шапку, машу перед лицом, звонит телефон — это агент, — говорит, что приедет через полчаса. Что ж… видимо, есть время побаловаться кофейком.

Докурив сигарету, подхожу к барной стойке (благо в аэропорту их штук пять), заказываю двойной американо, достаю пачку денег, расплачиваюсь, сажусь за столик, ожидаю заказа. Страшновато как-то пребывать в незнакомом городе, тем более, имеющем богатую криминальную историю, с пятью лямами наличности. Странно, что директор отправил меня с такой суммой, неужели не мог просто перевести кому надо на банковский счёт?… Есть в этом что-то подозрительное. Может они наркоту в этих аппаратах перевозят, а я сейчас по всем регистрациям. Понятно, что за пределы аэропорта лучше не соваться. Подходит какой-то шустрый мужик, предлагает прокатиться по Москве. Вежливо отказываю.

Дождавшись кофе, суетливо поглядываю на часы, вот — вот должен подъехать агент, но никого нет. Очень как-то быстро выпиваю ёмкую чашу американо; хочется в туалет, как это обычно бывает после кофе; захожу в уборную, довольно приличную, аккуратную, вымытую; мелочи, как назло, не оказалось, снова свечу пачкой денег, расплачиваюсь; захожу внутрь, в первую же кабинку, расстегиваю ширинку, и тут, кто-то теснится вместе со мной, кто-то весьма громоздкий, толкает меня (эх, зря я не закрылся на шпингалет), я ошарашено смотрю на незнакомца, едва понимаю, что происходит, у него намотан шарф на лицо, так, что видно одни глаза и брови; он прижимает меня корпусом к стенке, тычет пистолетом в грудь одной рукой, другой ловко шарится по карманам; я понимаю, что это ограбление, но стою неподвижно, боясь получить пулю (если этот пистолет вообще настоящий); грабитель бегло наводит шмон, суёт деньги себе в карманы; затем, грубо отталкивает и скрывается.

Благо он спёр только полтора миллиона, но и этого было достаточно, чтобы едва не сорвать очень важную сделку. Через пару минут прибежали охранники аэропорта, но это ничего не дало — грабитель скрылся бесследно. Тут же объявился агент, начал звонить по телефону, поднялся скандал, пропали полтора миллиона, но деньги тот час же перевели на банковскую карту агента, и сделка состоялась, а меня, по прибытии домой, уволили с треском.

Штиль среди шторма

И вот я сижу дома, без денег, без работы, без мыслей о будущем. Хотя… Лера частенько закатывает сцены. Но, думаю, достать бы денег, торговать на бирже, и все проблемы одним махом решить. Вопрос только — где их достать?…

Копаясь в интернете, нахожу массу объявлений: срочные займы под два процента в день, доверительные кредиты без справок и поручителей, благотворительные фонды нуждающимся (оказалось — лохотрон). Сначала, я попробовал взять двенадцать тысяч в конторе по микрозаймам. Заполнил анкету, сказали ждать звонка с решением, но в итоге отказали. Стало быть, не так-то просто взять кредит. Всё проверяется, оценивается платёжеспособность и прочее… На одном из сайтов банка, я пробую заполнить онлайн — заявку на кредит, на сумму сто пятьдесят тысяч, без всякой надежды на одобрение. По-всей видимости, банк нуждался в клиентах, и заявку одобрили, не требуя никаких подтверждающих доходы документов. Правда, позвонили дважды, выведав, зачем я вообще беру кредит. Сказал, что хочу купить мебель.

Таким образом, я беру кругленькую сумму, и начинаю торговать валютой. Лера пристаёт с расспросами. Даю ей немного денег. А сам скачиваю платформу для торговли, открываю депозит на две тысячи баксов, ожидаю верного сигнала для открытия сделки. Проблема в том только, что, работая с демо-версией, совершенно нет никакого страха открывать и закрывать сделки с валютами, даже, если суммы котируются в миллионах долларов; это как в какой-нибудь стратегической игре. Но, оперируя настоящими деньгами, возникает множество психологических препятствий.

В аккурат, пробую открыть сделку, не дождавшись сигнала, просто, чтобы побороть страх. На часовом графике (USD/EUR), захожу в рынок с десятью баксами, и — о, чудо! — спустя полчаса зарабатываю четыре пункта. Сумма небольшая, всего каких-то двадцать центов чистой прибыли, но главное — я провел через себя опыт, поборол страх, и принялся активней торговать, дабы больше заработать в рекордно короткие сроки.

Раб страстей

Какие три греха трейдера могут способствовать падению? Одно из явлений — агрессивная торговля. Я совершаю громадный объём сделок, но с маленькой прибылью: доллар пятьдесят, два, три, четыре тридцать… Это очень маленькая прибыль, и мне хочется поднять результаты. В силу этого, уже не видя, или даже игнорируя сигналы, я просто пулемётом открываю позиции, на всех котировках, и так, пока на балансе не останется денег. Сижу, жду пока придёт время закрывать, при этом, специально не ставлю stop — ордера, и, если позиция уходит в убыток, то переворачиваю, удваивая сумму. Одни сделки идут в прибыль, другие в убыток, в итоге — ничего не меняется. И вот тут самое опасное: прибыльные позиции я не закрываю, хотя надо бы, но — нет. Дожидаюсь, надеюсь, что положение не изменится, прибыль будет расти, покроет убытки; но срабатывает второй грех трейдера — я торгую в канун Нового года, рынок непредсказуем, и, понятное дело, сливаю баланс, оставшись ни с чем.

Скандалы с женой, мягко говоря, перешли в военные действия: Лера перестала разговаривать, а я сплю на раскладушке, в другой комнате. Но трудности меня никак не останавливают, я анализирую ошибки, понимаю, что делаю не так, и приходит «гениальная идея» взять кредитные карты, в разных банках, на небольшую сумму. Я считаю, что только так я могу погасить все долги, только так, если буду упорно торговать на бирже. В итоге, открываю пять кредиток на тридцать тысяч, одну на семьдесят пять; указываю ложные данные о работе, доходах; даже рабочий номер телефона придумываю, надеясь, что не проверят. Не проверили. Дали кредиты с невероятной лёгкостью. Уже чувствую себя мошенником, но всё же верю, что всё получится, и мне удастся разобраться со всеми трудностями.

Вообще, трейдеры — люди спокойные, хладнокровные, привыкшие контролировать ситуацию, взвешивающие каждое решение, умеющие дождаться благоприятных условий, чёткие, размеренные, умеренные, ни лишнего движения, ни капли эмоций в решении, бесстрастные. Я не таков. Нетерпимость постоянно одолевает меня, жажда достичь скорейшего результата сжигает меня, мысль получить непомерное, не по силам, не по возрасту, просто съедает меня.

Лера смягчается, получив десятку на личные расходы, и ещё десятку на ребёнка. Но я, так же, ночую на раскладушке. Тёща обеспокоена моим поведением. «Как он возвращать — то будет столько кредитов?» — вопрошает. «Да, никак, Мама! Иди, у него спроси!» — зло отвечает Лера.

Оставшиеся деньги заряжаю в валютную биржу и… собственно, поняв свои прежние ошибки, у меня появляются хорошие результаты; за день удаётся совершить две/три сделки, закрывающиеся прибылью в пару тысяч рублей. Где ещё можно заработать от четырёх до шести штук в день? Правда, работать приходится много, упорно; часами высиживать за компом; но, когда выводишь кругленькую сумму на карту, отправляешься в магазин за покупками, ни в чём себе не отказываешь, — это того стоит.

Неминуемый крах

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 490
печатная A5
от 498