электронная
180
печатная A5
469
18+
Ловцы Снов

Бесплатный фрагмент - Ловцы Снов

Объем:
304 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9986-0
электронная
от 180
печатная A5
от 469

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Ловец снов

— Осторожно, двери закрываются! Следующая остановка — улица Тургенева! — голос у объявляющей дамы был на редкость флегматичный. Такое ощущение, что его обладательнице не приходится ни в очередях стоять, ни в битком набитом трамвае ездить, а сидит она день-деньской в удобном кресле с чашечкой кофе…

«Господи, какая ерунда в голову лезет!» — Ирэна с досадой тряхнула головой, машинально подняла руку к волосам и тут же одернула — нечего уже поправлять, после стрижки машинкой-то. Нынешнюю прическу сама Ирэна самокритично называла «Молодой человек, передайте, пожалуйста, за проезд!» Ирэну это не огорчало, скорее, смешило. Некрупная, с очень короткой стрижкой, в джинсах и с неизменным рюкзаком за плечами — разве что серьга в ухе выдаёт, но, с другой стороны, сейчас все так ходят…

Двери трамвая с шипением закрылись, и сам он, лязгая и громыхая, уже давно отъехал от остановки, а Ирэна так и стояла на месте, глядя перед собой невидящими глазами. Мимо деловито прошмыгнул крупный чёрный кот.

«Интересно, он целиком чёрный? — подумала Ирэна. — Или с белым пятнышком? Почему-то у всех чёрных котов такое находится. Ощущение, что чисто чёрные коты бывают только в сказках».

Глупость какая, какие вообще чёрные коты?

«Я здесь по делу», — напомнила себе Ирэна и сжала снимок в кармане. Ладони снова вспотели, страшно себе представить, в каком состоянии снимок будет, когда придется вытащить его из кармана. Ничего, для дела сгодится.

Мимо проехала машина, скребя брюхом мощеную мостовую, — звук был такой, как будто по этой самой мостовой волокли пустое ведро, и Ирэна наконец сдвинулась с места.

Райончик был, прямо скажем, так себе. Когда Ирэна оказалась тут в первый раз (еще в прошлом году, совсем, конечно, по другому поводу), она очень удивилась: десять минут езды от центра, а такое запустение, как будто вообще другой город. Даже не город, а село какое-то, не в обиду сёлам будет сказано. Асфальт разбитый, там, где он есть, конечно, покосившиеся малоэтажки, половина — деревянные, кругом пылища, часть дверей просто заколочена. А вот магазин на углу рядом с остановкой не закрылся, Ирэна его помнила: типичный такой лабаз, на одной полке мыло и шампунь, на соседней — консервы, всё в единственном экземпляре, а необъятная продавщица вытирает руки о передник.

«Это должно быть где-то здесь, — нахмурилась Ирэна. — Буквально через пару домов. А спросить-то и не у кого».

Она машинально перешла на другую сторону дороги, чтобы избежать столкновения с явно нетрезвым мужчиной: он шёл по какой-то извилистой траектории, часто встречаясь со стеной дома, опирался о стену и останавливался. Видимо, отдыхал.

И как только люди к десяти утра умудряются довести себя до такого состояния! Раньше Ирэна бы возмутилась подобному, а теперь практически позавидовала. Эти три последних дня ей часто хотелось уже оглушить себя чем-нибудь, выпить уже целую бутылку чего покрепче или наесться, наконец, успокоительных — просто, чтобы не думать ни о чём, а главное — не чувствовать. Ничего.

Ничего не чувствовать — какая это роскошь, на самом деле.

Ирэна и волосы-то отрезала для того, чтобы притупить эту боль — хотела перестать узнавать себя в зеркале, пусть бы всё это происходило не с ней, с другим человеком!

Глупо, глупо. Но эта поездка. Эта последняя надежда — это глупостью уже не было.

Ирэна снова сжала снимок в кармане — больше всего она сейчас боялась потерять его. Сказали: без фотографии даже разговаривать не станут.

Показалась вторая остановка. Оказывается, смело можно было еще одну проехать и не тащиться пешком в такую жару.

Около остановки на покосившейся деревянной скамейке плотно сидели ожидающие трамвая женщины, все с практически одинаковыми матерчатыми сумками. Между женщинами чинно восседал крупный голубоглазый кот. Все они — и женщины, и кот — с вялым интересом наблюдали за ещё одним нетрезвым товарищем — он методично и настойчиво пытался сбить камнем яблоки с рядом растущей яблони. Сыпались ветви и листья, а вот яблоки падать никак не хотели. Товарищ поднимал камень с асфальта и кидал вверх снова. Кот и женщины молча смотрели, не особенно, очевидно, веря в успех.

Ирэна вздохнула и снова перешла на другую сторону улицы. Не хватало ещё и камнем по голове получить. Хотя какая, в общем, разница.

«Нет, — сказала себе Ирэна. — Я не должна сдаваться. Я должна попробовать, это последний шанс».

Она остановилась. Да, это было то самое место, всё, как ей и рассказывали. Сердце застучало так страшно, что Ирэна не смогла даже сразу взяться за ручку.

«Это просто аптека, — уговаривала она себя. — Обыкновенная аптека. Которую, к тому же, не ремонтировали уже лет пятьдесят! Надо просто войти!» Ирэна потянула на себя тугую, как в каком-нибудь театре, дверь.

Обыкновенной эта аптека, конечно, не была, и уж кто-кто, а Ирэна-то об этом знала. Хотя Совет Федерации и разрешил рецептурные отделы официально — желающие всё равно найдут и препараты, и услуги, если захотят, а так это хоть контролировать как-то можно, — но отделов этих было всё-таки днём с огнём не найти. Сведения о них передавались из рук в руки.

Ирэна читала, что в Прежние времена в аптеках тоже существовали рецептурные отделы, там по рецептам изготовляли лекарства для больных: микстуры, мази и прочее. Ирэна криво усмехнулась. Сегодня в рецептурном отделе микстуру не закажешь. А вот купить здесь можно всё, что угодно. Любой препарат — ну или почти любой. Билет на Ковчег — хоть до Луны, хоть до, прости Господи, Эоса! Поговаривали, что в таких отделах можно даже заказать Джека, хотя это уж совсем ни в какие ворота.

Словом, любой каприз, даже не вполне, что уж там скрывать, легальный, были бы деньги. А деньги у Ирэны были.

Внутри аптека выглядела более чем обыденно: обшарпанный плиточный пол, деревянный прилавок, липкий от олифы. На прилавке среди прочего — огромная банка с вяло шевелящимся комом пиявок в мутной воде. У рецептурного окошечка стоял какой-то тип и рассматривал порошки от простуды. Ирэна нахмурилась: легально-то легально, но всё-таки ей хотелось, чтобы обошлось без свидетелей.

— Девушка, вы что-то хотели? — раздался скрипучий голос из окошечка.

Фармацевт — так их продолжали называть по традиции — Ирэне не понравился. Дело было даже не в том, что он был весь обсыпан какими-то противными прыщами — мало ли, всякое случается. Дело было в самом его лице, какое-то оно было ассиметричное и дёрганое.

«Как у психически больного, — подумала Ирэна. — А с другой стороны, разве пойдёт нормальный человек в такую профессию?…»

— Вот, — Ирэна решилась и выложила на прилавок изрядно помятый снимок. — Мне сказали, фотография нужна обязательно.

— Что еще вам сказали? — лицо Фармацевта оставалось совершенно бесстрастным.

— Что у вас можно достать всё.

— В разумных пределах, — Фармацевт еле уловимо пожал плечами. К фотографии он не прикоснулся. — Что именно вам нужно?

— Я бы хотела… — Ирэна невольно оглянулась на типа, который от порошков от простуды уже перешел к мультивитаминам.

— Смелее, — Фармацевт раздвинул губы в подобие улыбки и стал выглядеть ещё более отталкивающе, — здесь все — ваши друзья!

«С такими друзьями и врагов не надо», — промелькнуло у Ирэны в голове.

— Понимаете, мне нужен специалист, — Ирэна сглотнула. — Мне нужен Ловец Снов.

Улыбка моментально исчезла с лица Фармацевта.

— Вы, очевидно, ошиблись адресом, дорогая, — проскрипел он. — Мы — совершенно легальное учреждение, мы не имеем и не желаем иметь никакого отношения к этим… к таким…

— Но мне сказали, что у вас…

— Вас дезинформировали, — Фармацевт сделал движение рукой, как будто хотел смахнуть снимок Ирэны с прилавка, но в последний момент побрезговал к нему прикасаться.

Дрожащей рукой Ирэна сгребла фотографию с прилавка и сунула ее в карман.

— Я был бы очень признателен, если бы вы покинули это помещение, — бесстрастно произнес Фармацевт.

— Но…

Непонятно, каким образом оказавшийся рядом с Ирэной Фармацевт сжал её плечо:

— Покиньте помещение. Немедленно.

Сопротивляться не было смысла. Ирэна покорно позволила вывести себя на улицу. Дверь аптеки захлопнулась прямо у неё перед носом — и с такой силой, что Ирэна едва успела отшатнуться. Табличка «Закрыто» ударилась о стекло изнутри.

«А вот это уже конец, — подумала Ирэна, тупо глядя на качающуюся табличку. — Больше мне идти некуда».

Она прислонилась лбом к грязному стеклу.

— Девушка! — произнес голос у нее над ухом. — Девушка, я к вам обращаюсь!

Ирэна обернулась. Перед ней стоял тип из аптеки с охапкой каких-то бумажек в руках.

«И когда только он успел выйти?» — удивилась Ирэна.

— Что вам от меня нужно?

— Мне — ничего. А вот вам, — и тип энергично взмахнул своей охапкой бумажек, — нужно да просто жизненно необходимо посетить наше мероприятие!

— Спасибо, но я не заинтересована, — сухо ответила Ирэна и сделала шаг в сторону, чтобы обойти назойливого типа.

Тип, однако, не унимался:

— Лучший Ловец, только у нас! Вот, возьмите! — он насильно впихнул Ирэне в руки стопку своих бумажек. Они разноцветным ворохом посыпались прямо на разбитый пыльный асфальт.

На флаерах — а это были они — красовалось красочное изображение совы с распахнутыми крыльями. «Приглашаем в Замок! Настоящий рыцарский турнир, стрельба из лука, вы сможете не только наблюдать, но и принять самое непосредственное участие в нашем празднике! Проверьте вашу меткость и сфотографируйтесь с нашим пернатым Ловцом!»

— Что за глупая шутка! — Ирэна в негодовании подняла глаза, готовая на кусочки разорвать не в меру остроумного типа.

Но никакого типа на улице уже не было.

«Я просто спятила, — мрачно сказала Ирэна сама себе. — Какому-то идиоту вздумалось подшутить надо мной, а я, как ослица, зачем-то прусь в этот никому не нужный Замок, чтобы… Чтобы что?»

Ответа на этот вопрос у Ирэны не было.

Толпа на входе на территорию Замка двигалась медленно, но никто не проявлял недовольства.

— Такое ощущение, что сегодня сюда пришёл весь город! — проворчала Ирэна себе под нос.

Было действительно не протолкнуться. Туристы с одинаковыми рюкзаками и одинаковыми пластмассовыми улыбками, родители с детьми всех возрастов… Кого тут только не было — Ирэна заметила даже всклокоченную парочку со здоровенными этюдниками.

Ничего удивительного, таких Замков сохранилось всего ничего — по пальцам можно пересчитать. Поговаривали даже, что в Прежние времена этот Замок использовался в военных целях, сохранился даже наполненный водой ров вокруг. В глубине души Ирэна считала это всё сказками, конечно, какими бы, мягко говоря, странными ни были Прежние люди, но военные действия?… Бессмысленность этого очевидна даже ребенку.

Впрочем, администрации Замка эти глупые россказни были, скорее, выгодны: в Замке регулярно устраивали реконструкции турниров, в которых могли принять участие все желающие, и работала даже постоянная выставка с оружием и доспехами, не настоящими, разумеется, а сделанными местными умельцами по старым иллюстрациям.

Очередь понемногу, но всё-таки двигалась, и Ирэна вместе с толпой незаметно для себя перешла мост через ров, вошла в ворота и очнулась уже в самой крепости. Вдоль дороги к Замку высился каменный амфитеатр, весь занятый хохочущей, гомонящей, веселящейся толпой, многие были одеты в странные наряды — неэргономично длинные, с рукавами смешного кроя, неудобные — такие носили Прежние; на некоторых красовались даже венки — разумеется, не из живых цветов и листьев, а из искусственных. Хотя их разве отличишь особо — искусственную и парфюмированную, скажем, сирень от настоящей? Надо быть совсем уж занудным эстетом для такого.

Странно, но среди такого множества весёлых и беззаботных людей Ирэна только сильнее почувствовала своё одиночество. Ни солнечный день, ни хохочущая молодежь в причудливых и глупых нарядах, ни охапки истошно пахнущих искусственных цветов не радовали.

«И кто это сказал, что нигде человек не бывает так одинок, как на людях?» — Ирэна, сгорбившись, вслед за толпой медленно обошла амфитеатр и поднялась по горке к входу в Замок. Здесь оказалось так же шумно, как и внизу, вдоль каменной стены были выставлены здоровенные соломенные мишени, и желающие стреляли из луков, с похохатыванием, ругательствами, оживлёнными вскриками. Те, кому луков не хватило, столпились у ограждения и ехидно комментировали:

— Меткий глаз — кривые руки!

— Эх, Иван-царевич!…

— Ну что, с пятой попытки почти попал!

Стреляющие не обижались, а только посмеивались. И снова целились — и с такими серьёзными лицами, что это было даже забавно.

Около входа на оружейную выставку было пусто. Редкие посетители заглядывали вовнутрь и тут же выскакивали с разочарованными лицами обратно. Ирэна тоже шагнула к входу — не для того, чтобы посмотреть на доспехи, конечно. Просто хотелось уже передохнуть и перестать попадаться то и дело кому-то под ноги.

— Тише, Шелдон, тише! — строго велел женский голос прямо у Ирэны над ухом.

Она машинально обернулась. Рядом стояла девушка или молодая женщина — миниатюрная и очень-очень худенькая — с совой на руке. Сова или сов (как называется сова мужского рода?) сидела или сидел, вцепившись жуткого вида когтями в руку своей хозяйки, защищённую перчаткой из толстой кожи. Сама хозяйка была одета в наряд, напоминающий те, в которых щеголяли весёлые зрители в амфитеатре, но если на них все эти платья и кафтаны смотрелись совершенно нелепо, то она выглядела в своем платье совершенно естественно почему-то. Точно так же, как если бы была в стандартном комбинезоне.

Сов переступил с ноги на ногу, от небольшого дуновения ветра перышки на его голове — лёгкие, легчайшие — поднялись, и сов задорно приподнял свое ухо, ну или это казалось похожим на ухо.

Это был явно тот самый сов с флаера. Ирэна неожиданно для самой себя улыбнулась:

— Так вот ты какой, Ловец Снов…

— Что вы сказали? — Ирэна подняла глаза — на нее в недоумении смотрела хозяйка совы, и Ирэна сообразила, что последние слова она сказала вслух, а не про себя.

— На флаере к этому празднику была ваша сова, было написано Ловец, вот я и… — сбивчиво попыталась объяснить Ирэна.

— А вам нужен Ловец Снов? — спросила хозяйка совы безо всякой насмешки.

— Да.

— А зачем он вам?

— А что, вы — Ловец Снов?

— Я — нет, — она сделала ударение на «я». — Я — Анна.

— Ирэна, — машинально протянула руку Ирэна.

— Так вы не ответили, Ирэна.

— Дело в том, что я ищу одного человека, — и Ирэна, сама себе удивляясь, вынула из кармана фотографию и, не удержавшись, взглянула на нее. Эта фотография Марка была, на ее взгляд, одна из самых удачных. Длинные волосы, приподнятая бровь, он не улыбался на этом чёрно-белом снимке, но получилось всё-таки отлично.

— И он пропал, — уточнила Анна, разглядывая снимок.

Ирэна кивнула. Впервые за долгое время ей захотелось заплакать, в горле встал ком. С тех пор, как Марк, не сказав ни слова, исчез, она ни разу не заплакала, хотя вообще-то была из тех людей, которые легко льют слёзы — и по любому поводу. По сути, с того момента она и не жила — просто функционировала. Вставала, потому что надо было вставать, ела, не ощущая вкуса, разговаривала, с трудом заставляя себя произносить слова.

— Как это произошло?

— Он просто исчез. Мы вечером должны были встретиться, чтобы пойти… В общем, это неважно, а он не пришёл. И с того дня не отвечает ни на звонки, ни на сообщения. На его работе тоже ничего сказать не могут, только один упомянул, что вроде бы Марк — его зовут Марк — спешно взял отпуск по личным обстоятельствам. Но наверняка никто ничего не знает, уж у кого я только не спрашивала!

— А дома его нет?

— Я не знала его адреса, — Ирэна криво улыбнулась. — Но нашла. Дома он тоже не появлялся.

— А как вы узнали адрес? Этой информации нет в открытом доступе.

— За деньги, — просто ответила Ирэна. — В одном из, — Ирэна усмехнулась, — рецептурных отделов. Но помочь мне найти Ловца Снов они отказались.

— Понятно.

— Я знаю, что вы подумали. Что просто очередной тип бросил очередную дурёху, он и относился-то к ней — так, ничего особенного, раз она даже адреса его не знает. На звонки и письма не отвечает, потому что не хочет отвечать, и прячется, чтобы избежать очередного слезливого выяснения отношений. А дурёха эта вместо того, чтобы понять очевидное, носится с какими-то глупостями, разыскивает его зачем-то, хотя и так всё ясно. А на все слова окружающих отвечает: нет, что вы, уж он-то не такой! Все так думают.

— Почему вы не обратились в Федеральную полицию?

— О, я обращалась. Меня там и слушать не стали. Я ему никто.

— Почему вы решили, что вам нужен именно Ловец Снов?

— А я не сказала? Марк приходит ко мне во сне, каждую ночь. Ну или почти каждую. Иногда во сне он ждёт меня, иногда я ищу его и не могу найти. Вот я и подумала…

— Понятно, — серьёзно ответила Анна.

— У меня есть деньги. Я заплачу.

— Дело не только в деньгах.

— Я всё понимаю. Я на всё готова, — Ирэна попыталась улыбнуться, губы плохо её слушались. — Понимаете, мне просто уже не к кому больше пойти.

Анна задумчиво смотрела на Ирэну. Может, её проблема и в самом деле не стоила выеденного яйца, но в искренности её Анна не сомневалась. Переживает. Доведена до отчаянья. Анна вздохнула:

— Хотите, хочешь подержать Шелдона?

Ирэна осторожно протянула к сове согнутую в локте руку. Шелдон посомневался, но всё-таки перешагнул на руку к Ирэне.

«Прощай, свитер!» — успела подумать она, глядя на массивные когти. Но ничего не произошло — Шелдон деликатно обхватил руку, он казался почти невесомым.

— А чем вы его кормите? — вырвалось у Ирэны.

— Мышами, — невозмутимо ответила Анна.

— Живыми? — удивилась Ирэна.

— А какими ещё? — удивилась, в свою очередь, Анна.

Некоторое время они смотрели друг на друга.

«Какие светлые у неё глаза, — подумала Ирэна. — Хрупкая, волосы, как перышки. Она и сама похожа на птицу».

— Погладь его, не бойся, — предложила Анна, и Ирэна неловко, кончиками пальцев дотронулась до затылка Шелдона. Он вздрогнул в ответ, и Ирэна боязливо одернула руку.

— Погладь его так, чтобы он видел твою руку, — и Анна впервые улыбнулась.

Шелдон показался Ирэне при прикосновении ещё более хрупким, чем на вид. Поглаживания — очень робкие — он стерпел, только снова задорно приподнял ухо.

— Ты же в курсе, что заказ Ловца Снов — мероприятие нелегальное от начала до конца? — Анна рассеянно смотрела вдаль — вниз, на город с его цветными небольшими домиками, сплошь мощёнными мостовыми — отсюда он казался совсем крохотным и как будто игрушечным.

— Я знаю. Я согласна, — Ирэна очень надеялась, что поняла девушку с совой правильно. И повторила:

— Я готова на всё.

Шелдон неодобрительно встряхнул головой и переступил с ноги на ногу, пытаясь устроиться повыше.

— Тук-тук! Есть кто живой? — крикнула Анна с порога и, не дожидаясь ответа, всем телом навалилась на вторую дверь, деревянную, разбухшую от сырости. Когда-то дверь была выкрашена в голубой цвет, а может, в зелёный, теперь уже не разберёшь, и сейчас к двери нельзя было прикоснуться без того, чтобы на руках не остались голубоватые чешуйки масляной краски. По-хорошему, надо было снять все эти остатки и выкрасить дверь заново, а ещё лучше — так и снять с петель и выкинуть саму дверь, всё равно от неё никакого толку, но как-то руки не доходили. Веса Анны не хватало, чтобы открыть дверь как следует, и она уже привычно протиснулась боком в образовавшуюся щель.

В большой полуподвальной комнате за столом, придвинутым к крохотному окну, сидел, скрючившись, худой до прозрачности мужчина с редкой шевелюрой, сосредоточенно ковыряющийся в чём-то на столе. При звуке открываемой двери он не повернул головы, но промычал что-то условно приветственное.

— Тим, какого чёрта ты не отвечаешь? — миролюбиво поинтересовалась Анна.

— Так это же ты, — при всей хрупкости Тима голос у него был громким и звучным, и сейчас в нём слышалась усмешка.

— А вдруг это воры?

— Анна, дорогая, тут красть нечего, разве что чайник электрический.

— Но воры-то об этом не знают, — резонно заметила Анна.

— Значит, их постигнет большое разочарование, — флегматично ответил Тим, так и не повернувшись.

Анна только вздохнула и махнула рукой. Разговор этот был привычным и повторялся практически всякий раз с небольшими вариациями.

Тим был, по мнению Анны, даже чересчур фаталистом и искренне недоумевал, зачем нужно, к примеру, запирать двери — всё равно то, чему суждено, случится. Анна и Дэн хором хватались за голову, но не родился ещё тот человек, который мог бы переубедить Тима.

«Какая разница, — привычно сказала Анна сама себе, — главное, что Тим — блестящий специалист. От грамотности оператора в нашем деле зависит всё или почти всё. А уж с замками как-нибудь разберёмся…»

— Где Дэн? — спросила она.

— Да кто его знает, — рассеянно проговорил Тим, не отрываясь от своего занятия. — Где-то здесь был. Ну или вот-вот придёт. А зачем он тебе?

— Мне надо поговорить с вами обоими. Появился заказ.

— Заказ? — протянул озадаченно Тим и наконец обернулся. То ли от природы, то ли от постоянного сидения в полуподвале Тим был, как обычно, удивительно бледным. На лице его ярко выделялись брови и какие-то совершенно кошачьи глаза — жёлто-зелёные, в крапинку.

— Заказ, извини, какого рода? Опять такая же ерунда, как в прошлый раз?

Анна вздохнула. Почему-то услугами Ловцов Снов скромного масштаба частенько пользовались те, кто подозревал своих супругов в неверности. Дела эти были, конечно, простыми, но всё-таки противными. Впрочем, их финансовое положение не такое, чтобы от заказов отмахиваться, платят — и это главное.

Вот если бы они работали с размахом… Но с размахом работать никто из них не хотел. Больше денег — больше риска, они это хорошо понимали. А особенно сейчас, когда Агенты Гильдии Сновидцев всюду так и рыщут и то одних Ловцом Снов настигнут, то других…

Анна тряхнула головой и усилием воли отогнала мрачные мысли.

— Заказ как заказ. Да где же Дэн? Хочу рассказать вам всё обоим сразу, а не повторять до посинения.

Тим пожал плечами:

— Кажется, в кухне что-то громыхало, загляни туда.

Анна выразительно закатила глаза, но всё впустую — Тим уже снова отвернулся к своим драгоценным микросхемам. Так просиживать он мог часами, не обращая внимания ни на что вокруг, можно было смело вынести всю мебель вокруг него и вообще всё до последней скрепки, он бы и ухом не повёл. Поэтому Анна не слишком-то понадеялась на его слова — пресловутое громыхание на кухне могло происходить и неделю назад, и месяц.

«И как только мы его терпим?» — в очередной раз беззлобно спросила себя Анна.

Вопреки её ожиданиям, Дэн действительно оказался на кухне, он старательно оттирал видавшую лучшие дни клеёнку на длинном и узком столе вдоль стены. Само помещение кухни напоминало школьный пенал или высокий гроб — очень узкое и длинное, без окон, с единственной дверью. Оно могло вогнать в тоску кого угодно.

— Зря стараешься. Эти пятна ничто не возьмёт.

Дэн улыбнулся.

— Здравствуй. Ты права, проще новую купить.

Анна невольно улыбнулась в ответ.

И вовсе это неправда, что все Сновидцы — унылые и мрачные типы, страдающие разнообразными неврозами. От одного присутствия Дэна у окружающих разом повышалось настроение, сколько раз Анна это видела. А вроде ничего особенного в человеке нет: высокий, очень худой, тонкий, хрупкий мальчик в свои тридцать, и кажется, что он никогда не повзрослеет. Чего стоят только его вечно разноцветные носки — вычитал где-то, что это на удачу, и носит теперь. И всегда он готов тебе улыбнуться, всегда готов тебя поддержать. И тем больнее смотреть, когда его мучают эти сны.

— Ну, долго вы ещё тут стоять собираетесь? — в дверь протиснулся боком Тим — не выдержал-таки, сам пришёл. — Может, поговорим, наконец, о деле?

— Каком деле? — обернулся Дэн. — Анна, у нас новый заказ?

— Похоже на то. Может, обсудим это в другом месте? Меня этот мертвенный свет под потолком из себя выводит.

— Пойдём в процедурную, — Тим повернулся и вышел первым.

Процедурная, как они её называли, была самым большим помещением в этом полуподвале. Тим поднимал какие-то архивные документы и разузнал, что когда-то здесь было, видимо, что-то вроде водолечебницы. Остались выщербленные душевые и даже несколько чугунных ванн с того времени — так они и стояли тут, заваленные мусором, залитые бетоном и краской.

В общем-то поэтому Тим в своё время это место и приглядел: здесь проще всего было поставить новые ванны и прочее оборудование, не вызывая никаких подозрений — раньше коммуникации на совесть делали, пришлось только чуть-чуть кое-что подправить.

Бывшая водолечебница принадлежала какой-то мутной организации, которая пыталась заняться то ремонтом, то продажей недвижимости на Луне, то собиралась из бывшей водолечебницы сделать СПА-отель премиум класса — словом, прожекты были один сказочней другого, и можно было спокойно надеяться, что у мечтателей-хозяев руки до этого полуподвала не дойдут ещё лет двадцать. Так что Тим и Дэн просто устроились сторожами сюда, мотивируя это тем, что каждому из них необходимо помещение под мастерскую, хозяева не возражали. В результате коридор перегораживала теперь неизвестно чьего авторства жуткая скульптура из железа и камней, топорщась острыми прутьями во все стороны. Сей шедевр символизировал закат человеческой цивилизации и служил надёжным камуфляжем — каждый, кто видел «Закат цивилизации» впервые, вообще забывал, зачем пришёл.

Анна протиснулась в процедурную последней, привычно наклонив голову, чтобы не зацепиться волосами за «Закат».

— Так что за заказ?

Анна почти дословно пересказала свой разговор с Ирэной.

— Те же неверные супруги, только в профиль! — презрительно скривился Тим.

— А может, человек правда пропал? — возразил сердобольный Дэн.

Тим закатил глаза.

— Как бы то ни было, мы займёмся этим делом, — поставила точку Анна. — Деньги у неё есть, это для нас сейчас главное.

Дэн согласно кивнул, а Тим только вздохнул и промолчал.

— Тим, когда ты сможешь начать?

— Да хоть завтра! — Тим раздражённо дёрнул плечом.

— Дэн?

— Да-да, завтра подойдёт, — торопливо ответил Дэн.

— Ну вот и договорились, — поднялась с места Анна. — Завтра и начнём.

Дверь за Анной с трудом, но всё-таки закрылась.

Тим выждал, на всякий случай, еще десять минут — иногда Анна возвращалась за забытым пакетом или ещё какой-нибудь ерундой.

Дэна он застал на кухне за мытьём чашек — посуду не любили мыть ни Тим, ни Анна, и Дэн, как самый мягкосердечный, частенько делал это за них.

— Что, опять? — Тим остановился у стола.

— Я не понимаю, о чём ты, — Дэн сгорбился, сжимая в руке щербатую чашку, и Тиму стало его жалко.

— Дэн, — начал он, стараясь, чтобы его голос звучал помягче, — ну от меня-то зачем скрывать?

Дэн опёрся о раковину, уставившись остановившимся взглядом в стену. Мыльная вода с его рук стекала на пол, но он этого не замечал.

— Тим, мне страшно.

— Расскажи мне.

Дэн, очнувшись, торопливо вытер руки ветхим полотенцем и плотно закрыл кран.

— Вчера я принимал Оракул. С прошлого раза прошёл уже месяц, вот я и решил… — торопливо оправдывался он.

Тим только махнул рукой:

— И что ты увидел?

— То же, что и в прошлый раз. Он поджидает меня — нас. Это Агент Гильдии, Тим.

— Ты видел его лицо?

— Нет, — Дэн отрицательно замотал головой. — Плащ и маска, как обычно. Слушай, ведь если рассуждать здраво, то это же довольно забавно — ходят серьёзные люди по серьёзному делу в маскарадных, по сути, костюмах, как идиоты. Да только мне что-то не смешно.

Тим кивнул. Агенты Гильдии Сновидцев — самый страшный кошмар Ловцов Снов — всегда стремились любым путём сохранить свою анонимность и на работе действительно ходили в плащах и масках, предпочитая всем другим традиционную личину Чумного Доктора. Видимо, посчитали, что это максимально устрашающий образ с точки зрения архетипов, подозревал Тим. В конце концов, исторически появление Докторов вызывало у людей животный ужас.

— И что он делал в твоём сне, Дэн?

— Он просто стоял в тёмном коридоре, точнее, ждал, притаившись в темноте, с жуткой злорадной гримасой. Пальцы скрючены, а этот нос мерзкий, ужас! — Дэна передёрнуло.

— Значит, поджидает, говоришь, — Тим в раздумье зашагал по узкой кухне туда и обратно. — Дэн, а что за коридор? Ты узнал его? Ты был там раньше?

— Тим, мне было так страшно, что я ни на что внимания не обратил! Прости.

— Дэн, проклятье, я сто раз тебе говорил: принимаешь Оракул — делай это под моим присмотром! Это же не шутки! Я бы тебя и поддержал и всё, что надо, зафиксировал! И чего ты упрямишься, не понимаю!

— Извини, Тим, но если я ещё и в личное время буду сны проводить с оператором, тогда уж лучше прямо в Гильдию Сновидцев идти! Как раз там-то каждый сон под микроскопом рассматривают! А мне не надо это вот всё, я…

— Ладно-ладно, извини, — Тим примирительно похлопал Дэна по плечу. — Просто, сам понимаешь, без оператора максимум информации из сна получить сложно. Не хочешь — не надо. Никто тебя заставлять не будет.

Дэн благодарно улыбнулся ему, и Тим посмотрел на него с сочувствием.

«Он ведь совсем ещё ребёнок, несмотря на возраст. А тут такое… Да уж, сновидцам не позавидуешь…»

— Я почему-то очень этой маски боюсь! Такой жуткий нос!

— Да уж, — рассеянно подтвердил Тим. — Смесь птеродактиля и малярийного комара!

— Нет, Тим, он не комар! — уверенно ответил Дэн. — Он паук.

— Паук? Почему паук?

— Да ты про комара заговорил, и я вспомнил… Просто я его во сне видел в виде паука.

— Ну-ка, ну-ка, — оживился Тим.

— Ну, то есть… Я видел гигантского паука, но как-то знал, что это он — Агент, ну, я не знаю, как объяснить, — застеснялся Дэн.

— Ничего-ничего, я соображу, продолжай. Давай с самого начала, что ты видел?

— Я как будто летел над огромной картой города, ну или над макетом, знаешь, здоровые такие, когда делают здания в масштабе и к ним всё-всё-всё: и кусты, и столбы фонарные, и крохотные человечки какой-то ерундой занимаются, гуляют или в парке загорают, лёжа на простыне. Господи, кому в наше время придёт в голову так загорать…

Тим терпеливо слушал, не перебивая. Практически все сновидцы, с которыми он работал, да и остальные (ему друзья рассказывали, такие же операторы, как он), так вот, практически все сновидцы страдали косноязычием. Но Тим по своему опыту знал — перебивать, уточнять подробности, подсказывать — от этого всего будет только хуже. Рассказчик собьётся, запутается, застесняется, и вообще, не дай Бог, забудет, о чём говорил. Поэтому Тим без раздражения выслушивал совершенно ненужные ему подробности и рассуждения — пусть Дэн рассказывает так, как ему удобно, и поподробнее, а уж он, Тим, потом сам сообразит, что из этого важно, а что нет.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 469