электронная
50
16+
Лорд Диаленор

Бесплатный фрагмент - Лорд Диаленор


Объем:
318 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-4849-3

Пролог

За окном весна. Значит, уже второй месяц я прикован к кровати.

Даже не так. Будет справедливее сказать, что та часть меня, что сейчас может размышлять и смотреть в окно, никак не связана с тем коматозником, мешающим мне выбраться из этого царства мрака, называемого Землей.

Меня зовут Лорей. Кажется… С каждый следующим днем я все больше и больше забываю себя. Что люблю, как одеваюсь, были у меня друзья. Сейчас я даже мог бы не угадать свое исхудавшее, бледное лицо с этими пустыми глазницами. Да, картина неприятная. И потому я хочу умереть. Меня уже тошнит от этих бело-голубых стен больницы, этих жирных, потных врачей, периодически заливающих в мой организм несусветную дрянь и проклятого, белоснежного потолка с тусклыми лампами.

Но я не могу умереть. Мой организм подключен ко всяким устройствам, поддерживающим жизнеобеспечение. Трубочки всякие, проводки, бесконечный писк кардиомонитора.

И единственной моей усладой остается небольшое окно, впускающее солнечный свет в эту палату. Сквозь него я вижу ту самую жизнь, которой мне уже давно не хватает. Беготня спортсменов, прогулки мамаш с детьми, беседы товарищей. Иногда я их слышу. В такие моменты мне хочется поболтать с ними, чтобы поинтересоваться, что там нового? Но они не видят меня, бестелесного призрака с уже развивающейся, кажется, шизофренией…

Пусть будет так.

Я уже не против.

— Миссис Джейсон, — сухой голос врача раздался из-за двери, — позвольте поговорить с вами начистоту.

Миссис Джейсон — моя любящая жена. Каждый день проведывала меня, рассказывала всякие истории, жаловалась и плакала. Мне больно наблюдать за ней в такие моменты. Она держит меня за руку, целует ее своими дрожащими губами, а по худым щекам стекают слезы, перепачканные тушью. Неужели она не может принять мою неопределенную во времени смерть как факт? Зачем надеяться на лучшее? Так хочется сказать ей: «Отпусти, дорогая, перестань жить прошлым. У тебя все впереди», но только я раскрываю рот, как резкая, пронзающая тело боль заставляет меня молчать. Да и выдави я это, она меня не услышит.

— Вашему мужу лучше не станет. К сожалению, анализы неутешительные. И потому я предлагаю вам разрешить все меньшими жертвами. Миссис Джейсон, давайте отключим вашего мужа от системы жизнеобеспечения? — возмущения моей любимой. — Я понимаю, что вы чувствуете, но поймите… Лучше ему не станет. Максимум, что мы можем — поддерживать его в таком состоянии неопределенное время. Это стоит денег, и немаленьких. К сожалению, тех средств, что вы внесли за вашего незастрахованного мужа, уже не хватает. И даже если я выбью некоторые средства для вашего мужа, ему это ничуть не поможет. Он мучается, — ваша правда, доктор! — потому послушайте меня и согласитесь.

— Но ведь эвтаназия запрещена…

— Мне стоит просто попросить одного человека дернуть рубильник. Он умрет в течение часа, и все закончится. Просто дайте ваше согласие, миссис Джейсон, и все закончится.

И она согласилась. Наконец, за долгое время, я почувствовал долгожданную свободу. Я был единственным человеком в коме в этой больнице, больше никто серьезно не болел, потому… Всего один час без электричества, и все. Мягкий, теплый свет окружил мое тело, привнося в мои последние минуты жизни невиданное счастье. Скорее всего, этой рай. По крайней мере, закрывая глаза и теряя сознание, я на это надеялся.

Глава 1

Харчевня старика Лотто на перекрестке четырех дорог пользовалась огромным спросом среди местного населения. Фронтир эмирата вообще не баловал какими-то ни было развлечениями и увеселительными программами. Потому даже выпить медовуху в компании разношерстного населения принималось как веселуха.

Харчевня находилась в самой чащобе леса. Именно поэтому тут периодически бродили и мелкие разбойники, и кое-что пострашнее, вытаскивая незадачливых путников. Что же, как говорили местные, жизнь была в самом разгаре.

За самым дальним столиком сидел невысокий мужчина. Выглядел он необычно: сидел тихо, по пьянке не дебоширил, о чем-то размышлял и бубнил себе под нос. Дорогие одежды были скрыты под длинным плащом. Неудивительно, что это привлекло внимание окружающих нищебродов.

— Итак… Значит, у меня десятка. Кто согласится работать за такую сумму?.. Здесь — каждый, — из-под бровей он оглянул бродяг. — Нужно не менее пяти человек. Так, так… А как бы выбрать? Черт, в начале это казалось легче.

Выдохнув, мужчина припал к кружке пива.

— Уважаемый, а чего это ты тут новенький, а стариков не угощаешь? — голос, раздавшийся неподалеку, резанул ухо. Мужчина поморщился и поднял голову. Напротив него стояла три мужичка, с щетиной, от которых разило перегаром за несколько метров.

— А я должен?

— Это местные традиции, хе, — рявкнули ему в ответ. — А традиции мы чтим, хорошо, да? Ты же не обидишь нас?

«Итак. Откажись я налить им — убьют. Угощу — обдерут до нитки и, скорее всего, убьют. Убью их каким-то чудом — убьют другие. Заманчивые варианты, нечего сказать», — выдохнув, он кивнул головой. Затем сбросил капюшон и, махнув рукой, крикнул трактирщику:

— Всем пива! Я угощаю!

— Ох, ты, какой красавчик… Откуда ты такой взялся? — прищурившись, проронил один из них.

— Из утробы матери, — спокойно парировал юноша. Без капюшона ему можно было дать не больше двадцати: длинные, светлые волосы опускались на плечи, голубые глаза выглядели вызывающе.

— А он мне нравится, — хмыкнул мужик с крестовым шрамом на лице. — Он выглядит лучше, чем наши девушки!

— Ну, дык, в чем беда? — усмехаясь, проронил его товарищ. — Действуй! Только смотри, навлечешь внимание, потом дели его с этими оборванцами, хе.

«Ну вот… И что мне теперь прикажете делать?!»

Я с трудом раскрыл глаза. Создавалось впечатление, что перед тем, как оформить в раю, ангелы хорошенько отходили меня дубинками. Какого черта ангелы себе это позволяют?!

Но еще больше меня волновал другой вопрос — и это рай?!!

— Так… Спокойствие, только спокойствие. Просто какая-то ошибка. Небольшая ошибка, сбой в системе. Все. Будет. Хорошо. Я просто посижу здесь и подожду. Правильно… Меня направят в рай, только обнаружат ошибку.

Для начала, хотелось бы отметить, что я сидел где-то в лесу. Мне трудно было бы сказать большее, учитывая, что я ничего дальше собственного носа и не видел. Лишь неподалеку горел костер, а рядом лежала котомка и что-то еще. Впрочем, какая разница?

Скорее всего, была поздняя ночь. Над головой сияли маленькие звездочки, где-то еще летали птицы. Неподалеку журчал ручей. И всю эту «идиллию» раздавшийся вдалеке протяжный вой.

— Жутковато… — наверное, мне стоило бы подремать. И почему-то я сейчас даже не задумался над тем, что в том месте, куда я попал по ошибке вместо рая, горел костер. А ведь надо было…

Мне снился необычный сон. Словно я сижу в том же лесу и наблюдаю за тем, как неизвестная мне девушка сидит напротив, не спуская с меня взгляд. Красивая, милая девушка с клинком в руке протирала сорванной травой лезвие своего оружия. Почему-то мне казалось, что она не причинит мне вреда, хоть периодически и вскакивала куда-то, через время возвращаясь на одно и то же место, все также чистя лезвие. Трещал хворост, играл языками пламени, разгоняя непроглядную тьму. И я чувствовал себя настолько умиротворенно, словно все беды и невзгоды разом покинули мое тело. И эта манящая улыбка…

— Значит, ты не сон, — прижавшись спиной к ближайшему дереву и схватив в руки крупную палку, лепеча языком, выдавил я. — Ты, незнакомка с оружием… И почему тут кровь?!

— Да, я столько же реальна, сколько и ты. Который раз говорю, я не желаю тебе зла. Если бы у меня было только желание, ты уже лежал в своей же котомке… А ты не далекого ума, да? Разжечь костер в Диком Лесу… Хотел проститься с жизнью? — на ее лице блуждала улыбка.

— Проститься…? Так, подожди, подожди, давай по существу и по порядку. Кто ты?

— Незнакомка с оружием? — я не без раздражения впился в нее сверлящим взглядом. — Ну что? Ты меня так сам окрестил минуту назад.

— И ведь не поспоришь… А имя? Профессия? Откуда родом и какой у тебя чин? — она удивленно приподняла бровь. — В раю нет чинов?

— Понятия не имею, — рассмеявшись, выдала девушка. — Я еще достаточно живая, чтобы там побывать. А по поводу остального… А не много ли вопросов? Я тут твою жизнь спасла, так вместо слов благодарности ты мне допрос устраиваешь.

— Жизнь спасла? А от кого?.. И я так понял, что это не рай, да?

Она щелкнула пальцами и ткнула в меня указательным. Понятно. Значит это ошибка, как я и думал. Но я же проспал всю ночь. Неужели им не хватило времени разобраться? Или просто еще не заметили?..

— Ладно. Один из вопросов разрешился. А на другие ответы будут, или я могу не надеяться?

— Попробуй задать повторно, — все также, с улыбкой, разрешила она. — Хотя… Ладно. Зовут меня Наемница, я — наемник. Пару часов назад я спасала твою задницу от диких тварей, вроде бешеных волков. Все? Вопросы разрешились?

Я на секунду задумался. Если подумать — так, навскидку — то я оказался посреди леса, ночью, с какими-то вещами, рядом с костром. Ночью меня нашла девушка — миленькая, надо признаться — и полночи отбивала от голодных тварей. Разрешились ли у меня вопросы?

— Нет, черт их побери! Разрешились ли у меня вопросы? Нет, нет и нет!

— Отрицание — первый шаг…

— Заткнись, а?! — признаюсь, внутри меня активно росло какое-то тревожное чувство. Этого быть не должно. Константа. Умирая, человек попадает в рай или ад, но это богом забытое место ни черта не похоже ни на то, ни на другое!

— Грубо, — надув губки, обиженно процедила девушка. — Ну, не плачь, а?..

Я глубоко вздохнул. Издевающаяся надо мной особа, стоявшая в трех шагах, как-то едва заметно начинала злить меня больше, чем все происходящее. Словно у меня не было других забот, кроме как выслушивать эту… Наемницу. И разве это имя?

— Да, — словно прочитав у меня на лице, ответила девушка. — Здесь это имя. Меня все знают под ним. А что, у тебя проблемы?

— Кроме того, что я оказался здесь, в лесу, вместо того, чтобы мирно попасть в рай, как каждый умерший христианин? Нет, никаких проблем, все замечательно! — в своих речах я не был скуп на эмоции. Оно и верно: кажется, у меня был нервный стресс.

— Умерший?.. — не доверительно протянула девушка. — Тогда что ты такое?.. Почему ты жив, сидишь здесь и сходишь с ума?

— Сам бы знать хотел…

Так оно и бывает. Вроде ты — герой событий, весь в центре внимания… а сам сидишь да плечами пожимаешь. Голова напрочь отказывалась соображать и давать хотя бы примитивные варианты того, что здесь произошло. Хотя, вру, один был. Каким-то боком я умер… неправильно, вместо рая попав в другое место. И тут я, в лучших традициях, возродился. Себе на голову, конечно, иначе трудно назвать сей садомазохистский процесс. Интересно, а если я умру еще раз, то все получится? Тогда уж точно меня заберут в райские кущи предвестники Бога — ангелы?..

— Нет, — сухо отрезала наемница. — Черт, да ты как книга. Смотришь на лицо и понимаешь, о чем задумалась твоя скудная головушка, — стоило мне изобразить возмущенную физиономию, как она дополнила. — А в какую еще репу мысли о суициде-то полезут?

— Ну, не обязательно суицид… У смерти много обликов, много предвестников…

— А у тебя мало мозгов, — выдохнув, она поднялась и протянула мне руку. — Я так и не поняла, что ты за чудо такое, но… ты не злой. И, кажется, не мой противник. Пошли. Тебе надо умыться. Может, чуть рассудок протрезвеет… — почему-то, я поддался. У него была грубая кожа, ладонь покрыта мозолями, но тепло ее рук… Я давно не чувствовал такого «живого» человека. Трудно объяснить, что я имею в виду, но скажу одно: вся злость разом исчезла, и я почувствовал, что она — единственный человек, которому я могу доверять. Господи, за что ты создал этих искусительниц? Но, это, забирать их не думай… Нам, мужикам, без них нельзя.

Хотя, если задуматься на минутку, то большим мужиком здесь была она. Крепкие мышцы едва скрывались плотным, кожаным доспехом, меч в ножнах мирно покоился на поясе, а за пазухой игриво переливался солнечным цветом клинок. А что я? Ну, скажу одно: меч и котомка стали моей собственностью. Причем первое, почему-то, мне показалось более важным в этом безумном мире.

— Там — речка, — указала она пальцем. — Приведи себя в порядок и попей… А то по твоему выражению лица скажешь, что почти неделю тебя жаждой морили.

— Так плохо выгляжу? — усмехнулся я, не дожидаясь ответа.

— Ну, абсолютно точно сказать не могу, — вяло ответила девушка. Знаешь, вот как ты помоешься, побреешься и откинешь этот замусоленный капюшон, я с радостью оценю твою привлекательность. А пока… ну, я тебя здесь подожду. Что? — она уставилась на меня.

— Почему ты мне помогаешь? В смысле, я не знаю, как в вашем мире это принято, но у нас незнакомцам максимум монетку кинут или пакеты из магазина донесут. А тут ты, мне, жизнь спасла и теперь нянчишься…

— Не преувеличивай. Скажем так, у меня хорошее настроение. А так как поблизости нет товарищей, чтобы напиться, я вылила свою доброту в общественно-полезное дело. То есть, да, помогла такому оборванцу, как ты. Не обольщайся, просто так совпали обстоятельства. Держи, — она протянула мне нож. — Бриться-то хоть умеешь?

— Думаю… До этого я брился станком, если честно. Но, полагаю, ума много не надо, ведь так?..

— Откуда мне знать? Я — девушка, — она засмеялась. — Ты необычный для этих мест.

Под ее смех я разделся и залез в студеную воду. Холодно, не наши ванные и души, но… так расслабляюще.

Пока я постепенно приводил себя в порядок, в мою уже более-менее привыкшую к абсурдности происходящего голову медленно принялись забредать всякого рода мысли. От совсем идиотских до более-менее адекватных. К последним я относил размышления об этом мире.

В наше время, когда практически каждый фантаст-писатель развивает тему параллельных миров, всяческих перемещений — хотя бы во времени — а то и вообще других измерений, волей-неволей привыкаешь к подобной тематике. Иногда даже мечтаешь попасть на место какого-нибудь героя, чтобы сразиться с любимыми героями романа плечом к плечу. Не скажу, что я к паранормальным событиям относился как-то негативно. Наоборот, в свое время активно изучал и всяческие там заклинания, даже вуду, интересовался экстрасенсорикой и просто потусторонним миром. Нет, мои интересы дальше книжек не заходили, но именно тогда мне это все казалось таким живым и интересным…

А когда со мной приключилось горе, я потерялся. Когда я в форме бестелесного духа бесновался возле своего тела. И теперь… Ничего не изменилось.

Но вот именно сейчас я немного успокоился. Хотелось просто знать, что мне делать и куда идти и, в принципе, я смирился бы со своей новой судьбой. Принял ее как божественное испытание. Но тут подсказок нет, увы, ведь это реальная жизнь.

И сейчас почему-то я вспомнил свою любимую. Представил, как она сейчас грустит. Или, быть может, наоборот, веселится с кем-то. Я не знаю, сколько времени прошло. Я даже в себе-то сейчас не уверен…

Ай! Пару капель крови разбились о водную гладь. Чего-то я совсем задумался и полосонул себя по щеке. Не смертельно, конечно, но неприятно.

Хотя, бриться ножом оказалось не так уж и сложно! Хотя и нож у Наемницы был о-очень острый…

— Привел себя в порядок? — глупый вопрос. Я до сих пор сох на солнце, которое, вопреки всем моим ожиданиям, ласково пригрело землю буквально за часик-другой. С утра было прохладно, я даже закутался поглубже в плащ, но сейчас… Словно середина лета.

— Практически. Не хочешь искупаться со мной? — усмехнулся я, прищуриваясь на наемницу.

— Не, спасибо, — она всматривалась в мое лицо. — И теперь я понимаю, почему ты такой… необычный. Ты не из этих земель. Твое лицо — оно такое чужое. Откуда ты взялся, странник?

— Помнишь, ты осуждала мои умственные способности? Так вот, у меня появился серьезный конкурент, — она было хотела возмутиться, но я успел ее перебить. — Нет, ну я-то всего говорил, что умер, удивлялся вашему миру, но это так, по пустяку.

— Если подумать… Так ты не шутил? — уже более серьезно процедила девушка.

— К сожалению — нет. А что, это… Убери меч от меня подальше!

Я с трудом успел отпрыгнуть от вышедшей из-под контроля Наемницы. За что она на меня напала, к сожалению, объяснить она не рвалась. Да и я, в принципе, уже не особо хотел и знать. Для меня главное было бы выжить.

— Успокойся! Я не причиню тебе вреда! Да как я тебе вообще могу причинить, когда ты у меня под носом полночи волков вырезала?! И поверь, между благодарностью и оценкой твоих боевых навыков я делаю свои суждения на втором! — еле успевал выдавить я, уходя от… вяленьких ударов. Нет, для человека, защищающего меня несколько часов, она сражалась очень даже слабо. — Ты же не хочешь меня убить?

— С чего ты взял? — спокойно произнесла она.

— Ну, по крайней мере с того, что я стою перед тобой без оружия, а вместо того, чтобы изрешетить меня как швейцарский сыр, ты стоишь и выслушиваешь мой… бред. Эй, ну я все понимаю, но какого дьявола ты вообще обернулась ко мне спиной?!

— Ты… странный. Очень, — скорее задумчиво, промурлыкала девушка. Да что не так с ее эмоциями? Она точно адекватная?..

— Спасибо, не знал, ты мне это всего несколько раз говорила. Ну вот… И что мне прикажете делать?!

— Мое имя — Ланна. Обычно я не произношу его людям… Потому будь благодарен мне за…

— А мое Лорей. Приятно, Лан, — кажется, она только хотела прочитать мне лекцию, насколько неправильно прерывать ее патетику, но я продолжил, обрубив ее второй раз. — И, знаешь, по меркам моего мира тебя, конечно, адекватной назвать тяжеловато… Но ты мне нравишься.

— Сочту за комплимент? — выстроив брови домиком, проронила она.

— Ну, если это не обяжет меня вести тебя под венец. Лан, я не хотел бы показаться грубым, и все прочее, но мы тут торчим с ночи, и признаюсь, я бы не отказался от какой-никакой еды. И койки, да, ибо в лесу спать неудобно… Ты не скажешь, тут поблизости ничего подобного нет?

— И еда, и койка, — пожав плечами, добродушно произнесла девушка.

— И где это? — я уже обрадовался первому контакту с местным поселением.

— Ну, еда вот, к примеру, — она рукой указала на крупную птицу, сидящую на ветке, — да и койка, — она поковыряла носком сапога опавшую листву.

— Итак… Поставим вопрос иначе. Лан, а поблизости есть город? Или деревня? Ну или плантация какая?.. Желательно, чего-нибудь повкуснее.

— Нет, — уверенно покачала головой девушка.

С ней тяжело. Очень. Мне захотелось стукнуть ее чем-нибудь тяжелым по голове, но в таком случае закончилась бы моя жизнь, второй раз, прямо тут. В этом я уверен.

— Ладно. Пусть будет так… А куда ты путь держишь?

— В харчевню. У старика Лотто лежит плата за работу. Ты же знаешь старика Лотто? — я покачал головой. Да и какая разница, кто это, если он находится в харчевне? Харчевня… Теплая пища и питье, мягкая (наверное) кроватка и, быть может, какая служанка… Благо, что в котомке были монетки. Интересно, много ли?

— Лан, — я вытащил из сумки десять монеток. — На что этого хватит?

— Десяток золотых?.. Да ты богач, — не без зависти хмыкнула Лан. — Ну, хороший меч стоит около пяти. Одна корова — монету. На десяток ты сможешь жить год в харчевне, ничего не делая… Повезло тебе. Что у тебя там еще валяется? Смотри, если найдешь еще десяток монет, лучше молчи, иначе я тебя убью и ограблю твое бездыханное тело.

— Это было… аргументированно. Договорились, — но денег больше не было. Тряпичный сверток, какие-то бумажки… бинты… рукописи… не суть. Колечко, но обыкновенное, бронзовое. И все?

— Не густо, — хмыкнула Ланна. — Можешь выбросить этот мусор, котомка у тебя все равно прохудилась и вот-вот порвется.

— Не. Меня наградили этим мусором, я его и заберу.

Она безразлично пожала плечами и куда-то направилась. Скорее всего, в харчевню.

А что я? Недолго думая, подхватил все свои манатки и направился следом за девушкой.

— … и тут появляется он. Высокая детина, с дубиной наперевес. И на меня так, свысока, смотрит. Говорит: «Хочешь жить? Вали отсюда, девка». Ну а я что? Жить-то хочу, потому надо валить… Но я же взяла деньги за заказ! В итоге, свалила я оттуда, волоча по земле его голову. А еще он так смешно язык вывалил…

Если я что понял из рассказов Лан, так это всю ту опасность, что тебя подстерегает на каждом шагу. Хотя нам, пока, везло, двигались мы быстро, скрываясь в тени густых деревьев. В очередной раз я поблагодарил кого-то (условно, Бога) за сведение с таким полезным в условиях Фронтира человека.

Вот и в этот раз она мне помогла. Наемница вовремя махнула рукой, отчего я остановился прямо за ее спиной. Жестом руки она мне показала вперед, затем показала четыре пальца.

Аккуратно выглянув из-за ее плеча, я увидел каких-то людей. Действительно, их было четверо. Одеты они были очень уж по-разному: один был по пояс голый, в кожаных штанах, другой сидел в килте — и на боку я приметил спорран — белой рубашке и ботинках, третий закутался в плащ и последний красовался латным нагрудником.

— Разбойники, — практически губами произнесла Лан. — У нас могут быть проблемы.

— Может, обойдем?.. — махая рукой в предполагаемом направлении, предложил я.

Она приложила раскрытую ладонь под брови и принялась изучать путь.

— Нет. Там ловушек больше, чем у нас с тобой жизней вместе взятых… Ты умеешь стрелять из лука? — неожиданно спросила она.

Ну, чтобы прямо хорошо стрелять — нет, не умел. Но одно время увлекался спортивной стрельбой, и результаты были неплохими. Но ведь мне тут никто спортивный лук не даст, я так понимаю. Хотя, разница вряд ли должна быть совсем уж огромной. Потому я кивнул головой.

— Отлично. Держи, — она протянула мне лук и колчан. Стесняюсь спросить, где он был, если в начале нашего знакомства у нее был только меч и кинжал. — Когда я дам тебе сигнал — стреляй. И не убей меня, хорошо?

— Обещаю, что специально целиться не буду, — клятвенно дал слово.

На этом мы разъединились: она, выпрямившись, направилась прямо в лагерь, а я, стараясь практически не дышать, в это время закопался в густую листву куста и принялся наблюдать.

— Стой. Кто идет? — лениво проронил тот, с нагрудником, краем глаза уловив Наемницу. — Ох, ты, девушка… Что завело тебя сюда? — я отчетливо слышал их разговор. И почему-то я начал волноваться. Нет, не то, чтобы я не доверял ее способностям, но против четырех мужиков справится?.. Да я даже не знал, какой сигнал должен быть.

— Вы охотники? — голос ее не дрожал, был твердым. Все-таки, Ланна была сильной девушкой. — Наконец… Я заблудилась в лесу и никак не могу найти тропу, ведущую к людям.

— Тут нет троп, — усмехнулся один из них. — Но, возможно, появится один труп, если ты не будешь хорошей девочкой и не вывернешь карманы. Фронтир, девочка, бизнес, ничего личного, — после его слов остальные жадно потерли руки. — Впрочем, если нищая, можешь начинать раздеваться. Ведь, так или иначе, за жизнь надо заплатить!

Сволочи… Конечно, я боялся, но именно сейчас такое непонятное чувство наполнило меня, что я чуть было не выхватил меч и рванул к Лан. Я никогда не испытывал ненависти, неконтролируемой и всепоглощающей, но именно сейчас я чувствовал, как именно она заполняет мое тело. Если они хоть пальцем тронут ее…

— Я согласна, — сухо ответила Лан. — Но тогда вы выведите меня отсюда?

— Почему бы и нет? Только смотри, ты должна хорошенько поработать, иначе…

Он не договорил. Мне ли объяснять, почему? Скажу лишь, что одной стрелой в колчане стало меньше. Остальные, приметив труп с пробитым горлом, моментально выхватили оружие. Один из них даже попытался обрушить удар на Лан, но незамедлительно повалился рядом с товарищем. И тогда мужик в килте что было силы свистнул куда-то в воздух.

— Идиот! — крикнула Лан в сердцах, тем не менее сражаясь с холодным расчетом. — Какого дьявола ты не дождался сигнала?!

— Найдите его! Он где-то в кустах! — уловив основную суть сообщения Лан, скомандовал мужик в килте подоспевшей подмоге.

Теперь их можно было насчитать практически с десяток. Вот так я погорячился… В колчане оставалось еще шесть стрел, даже рассчитывая на твердую руку Наемницы, этого не хватало на весь их небольшой отряд. Значит, придется выступить и мне. Но тут я с ужасом понял, что руки мои стали буквально ватными от страха! Я даже не мог достать стрелу, не говоря уже о том, чтобы применить ее по назначению…

Что делать в ситуациях, когда не можешь взять себя в руки? Конечно, психологи бы с великой радостью выложили тысячу и один совет, более простые мужики предложили сотку, но в тех условиях, с которыми я столкнулся?.. Вряд ли есть абсолютно действующее средство. Но мне помогла боль.

Нет, это не значит, что меня уже обнаружили и принялись пытать. Они даже не перешагнули линию обороны Лан, а это тоже надо суметь. Просто я не сильно порезал себе кисть руки. Это не мешало мне держать стрелу, но вот дрожь в руках пропала… Я так и не понял, почему. Быть может, организм испытал необходимый стресс. Я же не врач, если что.

И теперь спокойствие наступило. На мгновение я даже смирился с тем, что, быть может, сейчас умру. Просто тихо и спокойно вложил стрелу, натянул тетиву, прицелился… И еще один вояка, занесший меч над головой Лан, упал навзничь, поймав стрелу переносицей. Следующим двум повезло в меньшей степени: одному пробило грудь, чуть выше сердца, отчего он, лежа в пыли, перемешанной с кровью, пытался кричать, издавая лишь непонятные звуки, а второму… кхм… пробило пах.

Остальные четыре стрелы также ушли по назначению, найдя цель.

Лан тоже не теряла времени даром, разобравшись с тремя бандитами. Осталось еще трое. Ну, если так подумать, то и бояться мне уже было нечего: Наемница закружила в боевом танце, то и дело обрушивая сокрушительные удары на уступающих ей противников, да еще и я, выхватив и обнажив меч, появился на поле боя.

Первый выпад я встретил очень неуклюже, и лишь чудо спасло мою шкуру. Второй — уже удачнее, в этот раз удар увел я сам. И на третий раз, также удачно уведя клинок противника в сторону, я полосонул его по шее. Осталось только два противника…

К сожалению, оставшиеся, как я понял, были поопытнее. Парень в килте набросился на Лан, а меня выбрал второй, чуть пониже его ростом, с ятаганом, кажется. Вот он доставил мне изрядно проблем, так как искривленная сталь его меча никак не давала мне спокойно пробить скользкие блоки.

И тут произошло то, чего я никак не ожидал.

Разбойник с пробитым пахом (читай, разбойница) из последних сил, выхватив кинжал и приподнявшись, прыгнул на Лан. Я не смог его остановить, так как мой противник не давал мне и секунды покоя, потому лишь громко крикнул:

— Сзади!

Но было поздно. Даже отточенная в многочисленных боях реакция Наемницы уступила такой подлой и неожиданной атаке противника. Видимо, его прыжок оказался для него же летальным — ранение, или еще что — но сразу после этого, он упал. Но подлый кинжал предательски торчал в ее спине.

Когда я это увидел, хоть и мельком, вновь то чувство ненависти начало меня наполнять. В этот момент я практически себя не контролировал, словно мое тело сражалось само по себе. В этом состоянии я даже не думал о своем противнике, разом оборвав ему жизнь. Сейчас все мои мысли были о ней.

— Лан! Черт, Лан, не умирай!

Она подняла на меня свой взгляд и нелепо улыбнулась.

— Клинок… Он пропитан ядом гоблинов. Спасайся, Лорей… Тут может быть еще… патруль. Без меня ты не справишься… Кстати, — она постаралась засмеяться, но вместо улыбки ее лицо скривилось от боли, и она закашляла, — хорошо стреляешь… Даже лучше, чем я…

Что? Это был комплимент?.. В любое другое время я бы позлорадствовал, но только не сейчас. На моих руках умирал самый необычный за всю мою жизнь друг. Я знал ее второй день, но сейчас был готов отдать или сделать что угодно, лишь бы спасти ее жизнь.

Яд… В моем мире, чтобы создать противоядие, нужно было иметь образец и уже потом, выделяя антитела, выводить сыворотку. А тут? Я был посреди леса, с единственной, уходящей куда-то, тропой. Каким образом мне вообще предоставлялось ее спасти?!

— У тебя не получится, человечишка. Яд достигнет сердца за час-другой, и она умрет. И только я знаю, как приготовить противоядие!

Голос, противный и скрипучий, доносился откуда-то сверху. Я задрал голову и увидел… что-то. Так будем легче всего объяснить.

Оно сидело в деревянной клетке, подвешенной к дереву. Мелкое, цвета болотной тины, с небольшими костяными наростами вдоль всего дела, с длинными когтями на лапах и двумя выпирающими вверх клыками. Нос был придавлен, а между ноздрей красовалось небольшое колечко золотистого цвета. У него были крупные, желтые глаза, ровно как и уши с острыми концами. По всей длине каждого уха висели костяшки.

— Ты… кто? Что? Хотя, о чем я думаю?! Ты точно сможешь ее вылечить?!

— Ха, человечишка! Кто, как не представитель благородной семьи, знает рецепты как самых смертельных…

— Сможешь вылечить или нет?! Последний раз спрашиваю! — я вытащил из трупа стрелу и направил на него. Видимо, покрытый кровью наконечник оказался достаточно убедительным доводом, отчего мелкая дрянь замолчала и лишь быстро закивала головой.

Стрела улетела чуть выше цели, перебив широкую веревку. Клянусь, до того момента, когда я попал в этот мир, я не выстрелил бы так даже под страхом смерти…

Деревянная клетка с силой ударилась о землю, разлетевшись на куски. Это создание взвизгнуло, прикрыло голову, но, на первый взгляд, не пострадало.

— Быстро, лечи ее. Или тебе не поздоровится…

Блеск его желтых глаз мне не понравился сразу, однако, все же, какую-то колбу он достал. Затем вытащил у трупа длинную, железную иглу, удерживающую плащ, обмакнул ее в раствор и воткнул чуть выше раны. Лан, видимо, потеряла сознание, однако все равно скривила губы. Разве такое бывает?..

— Что ты с ней сделал, тварь?! — я только хотел было схватить его, но он остановил меня жестом руки и медленно принялся выливать остаток на рану.

— Ты глупый, человечишка. Я обещал ее спасти, я ее спасу. Я из благородной семьи, врать потому не собираюсь, — его голос резал слух. М-да… Насколько я отчаялся, что доверил жизнь Наемницы этому…?!

— Вот, — тем не менее, продолжил он. — Я ввел противоядие. Большая часть яда нейтрализуется. Она будет в безопасности… — я склонился над ней. Тяжелое дыхание было прерывистым, потому я не знал, действует ли этот навар.

— Она… точно поправится? — наконец, выдавил я.

— Если ты вдруг начал разбираться в ядах лучше меня… — хотел было возмутиться он, но я ему не дал, крепко схватив рукой за шею. — Отпусти меня, человечишка!.. Тебе надо отнести ее в город, а не тратить время на глупые обиды!

Отпустить?.. Да. Он прав. Я могу находиться здесь сколько угодно, но каждая минута на счету. Возможно, его отвар действительно поможет ей… Но рана-то не затянется. И умрет она не от яда, но потери крови.

Отбросив карлика в сторону, я опустился к Лан. Освободив ее от одежды, я нашел ее нож, раскалил ее над костром бандитов… Что было дальше, говорить смысла нет.

Это очень болезненный способ. Старый, глупый (по моим личным соображениям), но проверенный. В походах или когда не было иной возможности, прижигание спасало жизни. Один из самых быстрых способов затянуть рану.

— О-о-о… Плотью запахло, — мелкий гоблин закрутился вокруг Лан. — Эй, а может, это, съедим ее?

— Послушай меня, — поднимая девушку и закидывая ее на плечи, начал я. — Если ты не закроешь свою поганую пасть, клянусь Богом, дьяволом и всеми апостолами, я тебя на ремни пущу. С живого кожу спущу. Ты понял ме…?! — резкая боль пронзила голень настолько неожиданно, что я чуть было не уронил Лан. — Какого дьявола?!

— Ты слишком много разговариваешь… — спокойно, скаля зубы, начал гоблин. — Сначала ты спустил меня как какого-то плебея. Затем ты угрожал мне и разговаривал в таком тоне, что любой уважающий себя аристократ давно сразил тебя на дуэли! Ты воспользовался моей минутной слабостью и заставил лечить эту безмозглую девчонку. Но сейчас ты перешел все границы допустимого! — только после этих слов он медленно, наслаждаясь, вытащил из моей ноги заточенную кость со странной жидкостью на ней. — Ты отравлен. Вы умрете парой. И затем я устрою себе пир!..

— Не дождешься, челядь, — я, стиснув зубы, чувствовал, как обжигающая сосуды жидкость медленно, но верно, направилась выше по ноге. — Хочешь моей смерти? Хорошо… Попробуй меня убить.

Третий раз за сегодня та самая ненависть медленно начала собираться в моем теле. Как ни странно, но боль немного утихла. Потому, не теряя времени, я направился вверх по тропе. Если я правильно понял, там должна быть харчевня. Надеюсь…

И видимо гоблин заметил, что боль утихла, так как на его лице перемешались недопонимание и тихий ужас. Медленно отступая назад, он что-то бормотал и, в конце-концов, убежал в леса.

— Все будет хорошо, Лан… Ты спасла мою жизнь, я спасу твою… — по крайней мере, я надеялся. Яд тихонько добирался цели, отчего мой разум помутился. Я понял одно: остановлюсь хотя бы на секунду — я не жилец.

«Нет! Этого не может быть! — убегая вглубь леса, паниковал гоблин. — Неужели он… Он…?! Это невозможно!!!»

В бесконечном гуле, заполнившем мою голову, я едва мог различить отдельные звуки, доносившиеся извне. Чувствовал себя, признаюсь, ужасно. Хотя это еще мягкое слово, дабы передать то, что сейчас переживало мое тело.

Откуда-то сбоку доносился треск поленьев. Это могло значить одно: либо я упал посреди леса, либо…

С трудом продрав слипшиеся глаза и оценив картину, я, мягко говоря, удивился. Лежал в кровати, накрытый пледом. Неподалеку стоял небольшой деревянный столик, платяной шкаф, а треск доносился из некоего подобия камина.

Было тепло и приятно. Больно, конечно, но приятно. Я знал, что жив, я чувствовал это кончиками затекших пальцев, грудью, биением сердца. Я пережил засаду бандитов, яд!..

А Лан? Поблизости ее не оказалось, что заставило меня понервничать. Неужели у нее проблемы?.. Неужели она..?

Не без труда поднявшись с кровати, с трудом нащупав рукоять родного меча — после сражения он стал таковым — я, шатающейся походкой, направился вон из комнаты. Ходить было больно, каждый шаг отдавался ударом колокола в голове. Руки и ноги слушались меня плохо, то и дело норовя свалить хозяина. Но я держался, практически из последних сил, чтобы найти ее. Зачем? Признаюсь, я и сам не мог ответить на этот вопрос.

Дубовая дверь оказалась достаточно тяжелой, потому пришлось надавить всем корпусом. Петли скрипнули, словно бы приглашая меня пройти сквозь образовавшийся проход. А по ту сторону двери кипела жизнь… Я едва мог различить многочисленные голоса, уловить ароматы, доносившиеся до меня. Куда я попал? И как?..

— Лан? — достаточно громко крикнул я, даже не надеясь на ответ. Почему-то в моей голове выстраивались самые худшие варианты событий. — Где ты, Лан? Ответь!

Она не отвечала. Это могло значить либо ее смерть, либо она была где-то далеко и не слышала меня. Я молил Бога, чтобы все происходящее оказалось вторым, но, тем не менее, не расставался с вариантом ее смерти. Скорее всего, виной этому этот проклятый Фронтир.

Стоило мне пересечь, как я увидел лестницу, уходящую вниз. Как раз голоса доносились оттуда. Значит, и мне стоило туда наведаться.

Спуститься по шатким половицам для меня оказалось практически испытанием. Пару раз я чуть было не упал, едва успевая схватиться за перила.

А внизу было людно… Но стоило мне показаться, как они замолкли, устремив на меня свой взгляд.

— Ты очнулся? — спокойным, тихим голосом, спросил меня седобородый мужик, держа в руках деревянную кружу. — Это он, мужики. Кто притащил сюда Наемницу.

— По нему и не скажешь, — недоверчиво процедил один из мужиков с конским хвостом на голове. — Он же рохля, разве нет?

— А это уже не имеет никакого значения. Оставьте свои догадки при себе, — хмыкнул мужик. — Он помог Наемнице, потому пока он мой гость.

В принципе, на этом реплика и закончилась. Мужики вновь принялись за пиво, вино, медовуху, а старик вновь закрутился у бара.

— Извини, — я с трудом доковылял до него. — Ты сказал, что я притащил Наемницу… Где она?

— Отдыхает, — безразлично ответил старик. — Ее хорошенько ранили, ей нужен отдых. А где ты ее нашел? В таком-то состоянии — не иначе как на поле битвы…

— Практически. Мы с ней встретили отряд разбойников в Диком Лесу. Сначала четверо, затем еще десяток показался…

Старик недоверчиво выгнул бровь, усмехнулся и пододвинул ко мне кружку с непонятной гадостью рубинового цвета внутри.

— Вино, не косись на него так. Между прочим, хороший урожай. Вкус богатый, отменный!.. Но ведь ты не вино пить сюда пришел, ведь так? — пододвинувшись поближе, спросил он. — Почему из всех мест ты притащил умирающую Наемницу именно сюда?

— Просто Лан говорила, что…

— Как ты ее назвал? — сощурившись, мигом прервал меня старик. Неужели я что-то сказал не так? — Откуда ты знаешь это имя?

— Она мне его назвала… А что? Это имеет какое-то значение? — старик покивал головой. — Правда, я не совсем понимаю…

— И не надо. Мое имя — Лотто. Я — хозяин этой харчевни. Хотя, думаю, ты это понял. Так вот, парень, знай одно: она открывает свое имя только тем людям, которым доверяет. Почему она назвала его тебе? Ты с ней давно знаком? Но тогда почему я об этом ничего не знаю?

— Нет, не давно. Мы познакомились с ней… Сколько я нахожусь здесь?

— Вторые сутки, — о, Боги… Неслабо так меня отключило.

— Тогда вот уже четверо суток.

— Тогда я ничего понимаю… — хмыкнул старик. — Она не из тех людей, кто так легко раскрывает свои секреты незнакомцам…

— Кстати, насчет Лан, — вновь вклинился я. — Ты говорил, что я притащил ее… Что произошло? Я ничего не помню…

Он сочувственно посмотрел на меня и принялся объяснять:

— Ты ворвался сюда ближе к ночи. Народа было немного, но тем не менее, сам факт того, что на твоих плечах лежала умирающая Наемница, породил много шума. Не знаю как, но ты всех их заткнул и только затем обратился ко мне. Мы уложили ее в самой дальней комнате, подальше от посторонних глаз, и затем моя служанка, ты и я принялись работать над ней. На спине у нее был прижжённый шрам и засохшая кровь. Помнишь это? — я помнил только, откуда взялся ожог и кровь. Всего остального, к сожалению, нет. — Ты рассказал про яд гоблинов и после этого отключился. Благо, что на втором этаже были свободные комнаты, иначе пришлось нам тебя таскать… Кстати, у тебя на ноге тоже рана, достаточно глубокая. На ее краях появился осадок, присущий яду. Мы-то рану промыли и зашили, но вот странно, каким образом ты жив? Противоядие, я так понял, ушло только Наемнице?

— Да, — смутно вспоминая прошлые происшествия, согласился я. — Может недалеко ушел? Или с кровью вытек?..

— Это невозможно, — покачав головой, ответил старик. — Гоблины — мастера своего дела, и поверь мне, он так легко соединяется с кровью, что стоит хотя бы капле попасть на рану — и ты покойник. Потому я ничего не понимаю…

Да и какая разница? Я выжил чудом и был рад этому. Да и Лан была жива, значит…

— И, несмотря на все, ты должен уйти, — вдруг став серьезнее, продолжил Лотто. — Я приютил тебя, конечно, но я не смогу держать тебя здесь еще дольше.

— Но… почему? Я могу заплатить за ночлег! — старик протянул раскрытую ладонь. Я залез в котомку… и ничего не обнаружил. Она была пустая! Абсолютно! — Но… у меня были деньги…

— Ты. Должен. Уйти, — таким же спокойно-рассудительным голосом проговорил старик. — Конечно, я дам еще пару дней, пока ты не придешь в себя, но чтобы утром третьего дня ты покинул мой двор. Ты меня понял?

Я покивал головой. Дьявол. Ситуация мгновенно показала мне свои худшие стороны. И если посудить, то куда мне следовало идти после всего этого? Уж точно не в леса, как я понял…

Но, у меня еще было два спокойных дня. И это была малость, конечно, но и на том спасибо. Лотто позвал меня отобедать, отчего я отказаться никак не смог.

К столу подали запеченного поросенка. Господи, как вкусно он выглядел! При жизни мне доводилось видеть разные кухни, порой даже работы известных поваров-мастеров, но я готов поклясться, что в жизни не видел ничего прекраснее! Словно произведение искусства лежало это зажаренное на вертеле, с картофелем и фруктами по бокам, блюдо.

Ну, в общем, я очень хотел есть. Не обращайте внимания…

На следующее утро боль отпустила мое тело. Я решил воспользоваться этим и осмотреться в округе.

Лан повидать я не мог. Лотто закрыл дверь на ключ и не давал мне ее повидать. Я так и не понял, в чем была причина такой… я даже не знаю, как это назвать! Он напрочь отрезал мне все возможности повидать ее. Почему-то мне показалось, что это как-то связано с тем, что завтра мне надо было покинуть харчевню.

Может, Лан была для него родственницей? Тогда оно понятно, что он оберегает ее… Но почему тогда плата за работу лежала у него? Сказать честно, именно вопрос наемницы и старика почему-то заинтересовал меня больше всего.

А каким образом решаются подобные вопросы? Правильно, банальной игрой в Шерлока. Я, конечно, не был великим английским детективом — светлая память Дойлу — но поспрашивать местное население и вывести некоторые общие закономерности очень даже мог.

Но, к великому моему разочарованию, никто не отвечал на этот вопрос. То ли они и сами не знали, то ли побаивались выдавать старика. Жалко, конечно, но что поделать?

Зато я понял одно: без помощи местных я тут ничего не смогу сделать. Харчевня стояла на перекрестке четырех дорог. Помимо единственных дорог и редких троп, харчевня была окружена густым лесом. Куда идти и, главное, как пережить все это — я не представлял. Ибо опыт лесных засад я уже получил…

Оставалось немногое — вернуться в таверну и дожидаться завтра. Деньги я так и не нашел, ровно как и все остальное — кто-то успешно обчистил мою котомку. Ну, что же, сам виноват…

Зато когда я зашел внутрь, то, кажется, стал свидетелем какого-то события.

Молодой человек сидел за самым дальним столиком и чего-то там бормотал себе под нос. Я подумал, что он сумасшедший, потому не придал особого значения, когда выходил на прогулку. Но сейчас к нему подкатило три мужика, вида бомжовского, и что-то принялись от него требовать. Затем он всем заказал пиво — уж точно не без помощи этих алкашей — а что происходило потом, даже стыдно озвучивать.

Если в двух словах, они его домогались. Мало ли что может прийти в голову алкашне, я это понимаю, но неужели девушки их уже не устраивали? Вообще, меня бы этот красавчик интересовать не должен был, но в его взгляде, павшем на меня, читалось все — от мольбы до запугивания. Даже мне, неопытному психологу, было видно, что сейчас он был перепуган в смерть. И я даже сейчас не скажу, какого дьявола я бросился успокаивать этих «петушков». Может, еще не отошел от раны, или головой где стукнулся…

Успокаиваться они не особо-то и хотели. Видимо, самые грязные и пошлые мысли залезли к ним в голову, что для разогретых ребят показалось весьма даже интересным. Но что я приметил, кстати, меня порадовало — я их не боялся вообще.

Может быть боевое крещение с Лан взрастило свои плоды, я не знаю наверняка, но то, что рука стала тверже, а рассудок — холоднее, стало ясно, когда этот ширпотреб обнажил свое дешевое (можно было бы и более грубым словом охарактеризовать те железки, что они достали) оружие, а я аккуратно извлек меч. Бой обещал быть интересным.

К моему удивлению — и разочарованию — дрались они на редкость хорошо. Мне помогло, что они были пьяные в стельку, могли спутать меня со столом — проверил лично, опрокинув стол, за которым сидел красавчик; в итоге, три клинка застряли в толстой, дубовой столешнице. Кстати, тут один из них и пал жертвой храбрых.

Лицезрев «смерть» товарища, компания чуть подумала, взвесила все за и против и, впервые за весь день — а может и жизнь — приняла разумное решение: они молнией вылетели из трактира. А «труп», кстати, наконец закашлял и поднял на меня пьяные глаза.

— Неужели… это ты?.. Быть не может… — после этих слов он вновь обмяк и захрапел.

Это была победа. Моя первая, личная победа! Может, и не совсем справедливая, но, так или иначе, я был рад. В карманах алкаша, кстати, я весьма удачно нашел несколько серебряных монеток. Стоило бы еще узнать курс серебра к золоту, для начала…

— Это была превосходная битва, мой верный друг! — неожиданно, когда я собирал… трофеи, загорланил красавчик. — Ты сражался как дикий зверь, загнанный в угол, твои удары были быстры и мощны, а твоя реакция…

— Приятно, конечно, но они в дрова были пьяны, — спокойно ответил я, пересчитывая деньги. — А вот ты, между прочим, мог бы и сам свою задницу спасать! А то они ее уже, гляди, облюбовали…

Столь прямого намека он не выдержал и, покраснев, направился к Лотто за добавкой спиртного. Ну и правильно. А то так еще и сорвется на нервной почве…

Но он сразу же вернулся ко мне, протягивая кружку с элем. Справедливости ради скажу, что у старика эль стоил дороже остального пойла, потому… Это был щедрый, с его стороны, знак.

— Ты был превосходен, грациозен, энергичен, а твоя доблесть…

— Тебя что, на патетику понесло? — не без раздражения спросил я, вглядываясь в его голубые глаза. В обрамлении светлых, цвета пшена, волос это выглядело действительно недурно. Неудивительно, что алкаши полезли к нему.

— А разве тебе, друг мой, претит мое общение и вообще компания? — трагично, медленно проговаривая каждое слово, процедил он, не спуская с меня своего грустного взгляда.

— Да чтобы тебя… Нет, все нормально, — я отпил крепкий напиток и мне стало немного хорошо. — А ты вообще кто? Какими судьбами?

— Мое имя — Ламар Де Ниро! Я — лорд Императора Людовика Третьего! Тут… по особому, секретному, смертельному заданию, — последнее он практически прошептал. — Искал помощи у местного населения…

— Нашел проблемы, — усмехнулся я. — Значит, ты — важная персона, — его лицо изобразило неподдельное наслаждение от услышанного. — Жалко, что тебя, скорее всего, задерут в окрестностях. Я не то, чтобы нагнетаю обстановку…

— Прекрати, — строго попросил он, меняясь в лице. Цвета бумаги, оно выражало всю палитру эмоций: от страха до полного смятения. — Я в этих краях ничего не знаю…

— Да и я тоже. Думаешь, только ты тут новенький? Я четвертый день в этом мире…

Глаза моего собутыльника округлились, он медленно поставил кружку на стол и, зачем-то, потыкал меня пальцем.

Некоторое время он молчал. Затем (судя по выражениям лица, меняющимся, как кадры в кино) задумался, потом снова ужаснулся, после чем-то заинтересовался, задумался, загорелся… Последнее возымело неожиданные последствия.

— Ты не хочешь отправиться со мной?! — я чуть было не поперхнулся элем. Куда?! — Мне нужно уладить здесь кое-какие дела, а затем я направлюсь домой… У нас в Империи есть могущественные маги и умнейшие из ученых, и я думаю, что они смогут разобраться с твоей проблемой!

— Подожди! Ты что, серьезно мне поверил?! — он, довольный, покивал головой. — Да что с тобой вообще не так?.. В смысле, да, это правда, но неужели тебя ничуть не смутило, что какой-то парень представляется чужеземцем из другого мира? А как же банальный и адекватный скепсис? И да — зачем мне вообще идти с тобой? Ради мизерного шанса возвращения назад? А куда, если я умер в своем мире?..

— Это все ничего не значит! — он меня вообще слушал? — Они — достойнейшие мужья, их мудрость известна на всех континентах, а имя пылает необузданным жаром на губах всех страждущих знаний!

— Тогда назови мне хотя бы одно имя! — и тут он затих на минуту. Видимо, пытался вспомнить этих своих гениальных ученых… Но, бросив эту бессмысленную затею, он продолжил:

— Так твой меч поможет мне? Я заплачу тебе!.. — поймав в моем взгляде некий интерес, он дополнил. — Не сейчас, правда, ибо я не подумал об этом… Но по окончанию моего расследования я тебя озолочу!

— Да-да… Я почти поверил, — наконец, я допил эль и, встав из-за стола, направился в комнату. — Я, конечно, не против заработать, но пойми — я тут четвертый день. Наемник из меня никакой. Ты же это понимаешь? За всякие вкусности ты купишь тут большую часть наемников… Они разберут твоих врагов на кусочки. Подумай, это будет намного благоразумнее, чем пытаться выкупить меня…

— Я… Ты… Я понимаю тебя, благородный воин. Я не буду настаивать на твоей верности. Но, каюсь — мне очень грустно, что такой наемник, как ты, отказываешь протянуть мне руку помощи…

Я кивнул головой и поднялся на второй этаж. Отыскав свою дверь, зашел внутрь, закрыл ее изнутри и прилег на кровать.

Ненормальный. Это первое, что лезло мне в голову, стоило вспомнить этого сумасбродного «лорда». Пусть ищет силу в другом месте, но уж точно не у меня. Да тут в чем дело: драться я умел кое-как (зато умел, к моему удивлению!), окрестностей не знал, привычек, правил и всего прочего — тоже. Судьба такого неусидчивого «лорда» с таким защитником, как я, была ясна. Потому пусть уж лучше ищет кого более рентабельного…

А еще мне никак не давала покоя Лан. И то, что этот проклятый Лотто ее так оберегает. Почему? Это недоверие ко мне или чрезмерная опека одинокой наемницы? Я допускал оба варианта и все производные отсюда… Но точно не знал.

Так, незаметно для самого себя, я медленно, но верно, погружался в пучину сна. И вскоре сонное царство похитило меня…

Сон был странный. Я вновь увидел то самое место, где Лан нашла меня. Тот самый костер. Рядом лежит котомка… И только одно не давало мне покоя. Возле костра сидел мужчина в плаще, ногтем проверяющий остроту меча. И дикие волки обходили его стороной.

Он чем-то был похож на меня. Черты лица, прическа, даже взгляд… Можно сказать, он был более брутальной моей формой. Он сидел молча, и его пустой взгляд впился в танцующие языки пламени.

Мы стояли в тишине. Что было странным, я едва ли мог различить контуры своего же тела. Словно я был призрак. А вот он периодически подбрасывал в костер хворост.

— Диаленор, — произнес он словно в пустоту.

Что это значило? Его имя? Или он звал кого?.. Спросить я не смог, звук просто рассеивался, стоило хотя бы одному слову сорваться с моих губ. Потому приходилось догадываться.

— Ты попытался спасти Лан. Это было благородно и чертовски глупо, — спокойно, рассудительно продолжил он. Сомнения в том, что он разговаривал со мной, пропали. — Тебя могли изрезать остатки банды тех головорезов, добить гоблин, да и просто задрать дикие звери. Запомни, что это место живет своими законами. Тут каждый, от короля до простолюдина, выживает, вырывая свою жизнь из цепких лап старухи Смерти. И подобные поступки — непозволительная роскошь.

Его голос отдавался гулким эхом. В его глазах была умиротворенность и усталость. Но почему-то он не казался мне таким уж плохим. Я уже не знал, чему верить, кто прав, а кто виноват, и ставил всех под сомнение даже в такой пустой иллюзии, как сон.

— Запомни на будущее: если не ты, то убьют тебя. Нет никакой морали, этикета и прочих, выдуманных слабаками, правил. Есть лишь суровая реальность, в которой прав тот, кто сильнее. Запомни это и живи. Пока что мне больше нечего тебе сказать.

Напоследок, он повернулся ко мне всем телом и встал в полный рост. Я был прав: мы слишком были похожи. Я бы даже сказал, что мы с ним были близнецами, отличавшиеся только из-за условий, в которых были выращены. Он был мужественнее. Холодный взгляд, крепкая мускулатура. Лицо, украшенное шрамами, вызывало скорее страх и уважение. А я что? Полная его противоположность.

Но кто был этот мужик? Сонный бред? Очевидно, что да, но тогда… Неужели все то, что он мне сказал, было у меня на уме? Я никогда не позволил бы себе такого отношения к жизни. Я всегда уважал других людей, никогда не ставил свои интересы выше чужих, пытался быть тихим и спокойным… потому что был слаб. Его слова глубоко засели мне в душу, и теперь я не мог не задуматься над ними после резкого пробуждения среди ночи.

Утро, до определенного момента, было наполнено тишиной. И только зазывания Ламара нарушили покой. Он никак не успокаивался и пытался найти себе верных соратников. Тщетная, глупая попытка… Но мне какое дело?

Я подошел к бадье с водой, зачерпнул уже теплую воду и брызнул себе на лицо. Глаза все еще слипались — тот непонятный сон все же меня вымотал — а на кофе, я так полагаю, рассчитывать было нельзя.

Спустившись вниз, я все еще не застал Лан, но зато повидал Лотто. Он вежливо напомнил мне, что сегодня я должен покинуть харчевню. Ну, что же, значит, пусть будет так.

Хотя позавтракать он мне, все же, предложил. Все как обычно: холодное мясо, вчерашние овощи и фрукты, пару кувшинов с рубиновым вином, несколько кусков твердого сыра и хлебные лепешки. Не богато, по меркам нашего мира, но очень даже щедро для них. Старик действительно без зла относился ко мне, что лишь подтвердило мои догадки: он и Лан каким-то образом связаны.

Перекусив, я поднялся в комнату, дабы забрать свои вещи. Котомка пустовала, а во внутреннем кармане плаща мирно покоилось несколько серебряных монеток. Меч висел на дверце платяного шкафа, походные ботинки лежали под кроватью. Я неспешно привел себя в порядок, на всякий случай побрился — благо, напротив бадьи висел наполированный бронзовый лист — и, окинув мое временное пристанище, отправился в путь.

— Могу я просить тебя о последнем одолжении? — наконец, спросил я, спустившись с лестницы. Лотто поднял голову и уставил на меня свой тяжелый взгляд. — Я уже понял, что ты не допустишь того, чтобы Лан отправилась со мной… Но можно мне повидать ее в последний раз? Я, клянусь, не задержусь здесь.

Лотто задумался. Видимо, вынести решение действительно было тяжело для добродушного старика, почему процесс затянулся. Но, в конце концов, он глубоко вздохнул и кивнул головой.

— Но я буду следить за тобой, — спокойно объяснил он. — Если ты ее разбудишь и постараешься утянуть за собой, то я не отвечаю за себя.

— Договорились, — спокойно согласился я. И после этого старик, покопавшись в карманах, извлек связку ключей и отворил самую дальнюю, заветную дверь.

Даже сейчас, раненая и болезненная, Лан оставалась прекрасной, подобно цветку. Я медленно подошел к ней и нежно обнял руку.

— Спасибо, — практически губами, прошептал я, не отпуская ее ладонь. — Если бы не ты, то я не сидел здесь… Ты спасла меня. Но я не могу находиться здесь бесконечно. Меня ждет моя судьба, и кто знает, какие испытания она мне уготовила… Но я надеюсь, что наши пути еще пересекутся.

На этом я закончил. Спрятав руки под плащ, я быстро покинул комнату и, бросив пару прощальных слов старику, направился к выходу.

Первым, кто попался мне на глаза, был, несомненно, Ламар! Он бесновал, метался из стороны в сторону, пытаясь завлечь встречных прохожих, но, видимо, никто не хотел служить у этого беловолосого неумехи.

Увидев меня, он (представьте!) вновь принялся за старое и, схватив меня за рукав, завыл:

— О, мой верный друг! Побратим! Пожалуйста, примкни ко мне! — последнее он буквально прорыдал, прижавшись к груди и схватив за плащ. — Я тебя молю!

— О, Господь, дай мне терпения… Две золотые аванс, об остальной сумме поговорим по окончанию миссии, — я был уверен, что это его остановит, ведь вчера он был без денег, но я ошибся… Откуда-то из-за пазухи он выудил две монеты и выложил их мне на ладонь. — Но ведь, вчера, ты говорил, что у тебя нет денег?! Обманывать меня вздумал?!

— Ну, я тебя не обманул, — с хитростью в голосе прошептал он мне на ухо. Словно в подтверждение моих слов Ламар протянул мне ладонь, на которой мирно покоилось несколько серебряных монеток. — Узнаешь?

Я пошарился по карманам. Конечно, я удивился, когда во внутреннем кармане моего плаща не обнаружились деньги. Вот же… крыса. Хотя, в ловкости его рук сомневаться не приходилось.

— Как ты это сделал? Я готов поклясться, что ничего не заметил…

— Конечно! О, мой верный друг, не ты один ничего не заметил, — он хитро улыбнулся. — Кстати, раз ты взял аванс, то теперь ты мой меч! — я глубоко вздохнул, но ничего не ответил. Надо признать: он меня перехитрил. — Кстати, как своему воину, я готов отдать тебе первый приказ… Ну, как ты думаешь, когда в расплате за алкоголь наемники обнаружат пропажу своих дорогих золотых, на кого они первого подумают? Незнакомца, хватающего всех за рукава и грудки.

— Так… Первый приказ — бежим?

— Ты мне нравишься, схватываешь на лету!

И в подтверждение его слов из трактира донеслись громкие ругательства… Так, я говорил, что больше в лес ни ногой? Надо признать, что с непривычки я погорячился, ибо его обитатели были меньшей проблемой, чем куча раздраженных обитателей харчевни Лотто…

Глава 2

Шли мы не спеша, стараясь пробираться дальними от основной дороги тропами. И только когда из леса мы вышли на широкую, пыльную дорогу.

— Итак, — наконец, не ощущая опасности, начал я, — я не сдвинусь отсюда до тех пор, пока ты мне, наконец, не расскажешь все.

— Что именно ты хочешь услышать, мой верный побратим? — с улыбкой на лице спросил лорд. — У меня нет секретов от моих товарищей…

Я покосился на него и принялся собирать хворост. Уже вечерело, а ночью, как диктует классика жанра, не имея достаточных навыков или банального везения, лучше было не двигаться.

Надо признать, что лорд старался помочь. В смысле, он ведь заплатил мне, потому вполне логичным действием с его стороны было бы молчаливое — или наоборот — лицезрение моей работы. В его глазах пылал энтузиазм, словно у бойскаута во время первого похода в лес с ночевкой.

Когда мы собрали достаточное количество хвороста, я сообразил, что понятия не имею, каким образом разжечь костер. Пришлось вспоминать уроки прошлого и потому, выудив более-менее прямую и крепкую палку и некое подобие полена, принялся разводить костер с помощью лука.

Занятие, скажу я вам, не из легких. Долго и нудно вращать чертову деревяшку, придерживая ее камнем — не для нервных. У меня ушло порядка двадцати минут, прежде чем удалось разжечь трут, а уже затем схватить пару веток. Слава Богу, что они уже не подвели, и через пару минут костер затрещал.

— Было бы огниво… — мечтательно протянул лорд. На мгновение мне захотелось ему врезать. — Но ты молодец! Справился с задачей!

— Не то слово. А теперь слушай меня. Объясни мне, зачем ты приперся в такую даль? Я так понял, что ты из Империи? Я, конечно, не знаю всех ваших местных заморочек, но ведь Империя и эмират — это два абсолютно разных места, правильно? (Мне Лотто вкратце рассказал об этом месте) Значит, ты добрался сюда, на самую границу эмирата, и ради чего?

— Значит, вот, что тебя интересует… Хорошо, друг мой, я готов поведать тебе эту тайну! — и уже после этого он заговорил спокойно, тихо, но уверенно. — В последнее время Императору поступают вечные угрозы от неизвестных лиц. Они обещают свергнуть власть, убить императора и всех его приближенных, продать работорговцам семью… Одним словом, глупые забавы, ничего необычного. Но вот что странно… Никто не проносит письма в замок. Охрана у императора бдительная.

— То есть, они оказываются там спонтанно? — лорд покивал головой. — Ладно, не буду спорить, поскольку бреда в этом мире хватит мне сполна… Почему бы и не придумать магическую почту?!

— Я понимаю, что это звучит глупо… Я не буду спорить с тобой. Но знаешь, что еще меня смущает? — я пожал плечами. — На всех письмах есть подпись отправителя. И, если верить ей, то отправляют их откуда-то из эмирата.

— И почему тогда ваш император просто не соберет войско и не найдет этого проказника? — Ламар рассмеялся. Я, конечно, понимал, что ни черта не знал об этом мире, но неужели это такое глупое предложение?

— Найти одного человека? Пересекая границу с войском? Это невозможно! — чуть успокоившись, выдавил он. — Потому приходится действовать изнутри… И на эту сложную, опасную миссию направили меня! Достопочтенного лорда…

— Я пока еще помню, кто ты. И что ты планируешь делать? — тут он, кажется, запнулся. — Все с тобой ясно. Побежал выполнять приказ, а четких планов не имеешь… Если этот некто умудряется отправлять письма в замок, да таким образом, что никто не может его отследить — даже хваленые маги! — то каким образом это сделаешь ты? Да и зачем это делать, если угрозы пустые и реальной возможности осуществления не несут?

— Это… позорит имя императора! Да и вообще, мне ли искать смысл в приказе? Я человек подневольный… Прикажут — делаю.

Ну, в этом есть своя правда. Только что мы будем делать?

— Слушай! — чего-то мне его спонтанный оптимизм никак не понравился. — А как тебе идея управлять нашим немногочисленным отрядом? — я свел брови вместе. — Ну, признаюсь, что у меня вообще нет идей, откуда искать… А без результата мне возвращаться нельзя.

— Лишат титула, имени и земель? — он покивал головой. — Неужели жить простолюдином хуже, чем помереть в этих землях?

— Зачастую — да, — с грустью согласился он. — По крайней мере, для меня. Это имя… это то немногое, что осталось у меня от отца. Его земли и титул перешли мне после смерти.

— Понятно… Тогда позволишь задать второй вопрос? — он кивнул головой. — Помнишь, как ты стащил мои деньги… Где ты этому научился?

— А-а, ты о моих ловких ручках! — засмеялся он. — Так этому меня обучил знатный вор. Еще при жизни, мой отец арестовал самого грозного вора Империи! Он был умным и смышленым человеком, разбирался в науках… Вот отец и решил пустить его знания в нужное русло. А я ему понравился… Локи — так его звали — помимо математики, письма, географии и прочих наук обучил меня самому сокровенному для него. Меня нельзя назвать вором — я никогда, до этого, не обворовывал людей. Просто в этих условиях иначе получить денег мне не удавалось…

Я с пониманием кивнул головой. Ну и что, обчистил пару карманов? Разве это грех? Тут-то убийство человека ничего не значит, если только не какого-нибудь дворянина в городе…

Еще немного поболтав ни о чем, лорд завалился на боковую, оставив меня на карауле. В принципе, я мог не спать два-три дня, потому для меня это была не самая тяжелая задача. Все равно, спать даже не хотелось.

Почему-то думалось о Ламаре. Он ведь неплохой парень — вроде как добрый, веселый. Но никак не воин. Почему на расследование отправили его?

Чего-то, в последнее время, я часто стал задумываться. Пустые мысли лезли в голову с завидным постоянством. Стоило мне на секунду присесть и ничего не делать, как я уже погружался в рассуждения.

Думал о Лан, о Лотто, об этом Диаленоре… Ну, хоть думы помогали скрасить бесконечную ночь.

А потом мое внимание привлекла тяжелая поступь лошадиных копыт. Я прислушался: помимо зверя, к нам направлялось еще несколько человек. Почему-то, наученный опытом с разбойниками, начинать с ними мирные переговоры мне никак не хотелось… Оттого рука сама обхватила рукоять меча.

Тихий шепот приближающихся был слышен сквозь шелест листвы. Что они хотят сделать? Убить нас, ограбить, или вообще похитить?

— … возможно, их уже убили. Чертовы шакалы! — я как можно сильнее вжался в низкие, придорожные кустики, стараясь не издавать лишнего шума, прячась в их тени. — Вон, смотри! Лежит, бедный, один… Поди, жизнь покинула его.

— Осмотрите его карманы, — голос второго был властным. — Ему уже ни к чему. А нам и одна монетка не лишняя.

— А что делать с телом? Может, сожжем его? Ну, чтобы твари всякие не разорвали…

И тут я понял, что без моего участия порешают товарища. С одной стороны, мне было на него плевать. Я знал его едва ли, да и работал с ним только из-за его настырности. Но с другой стороны… Ну не мог я допустить смерть невинного человека. К тому же, нанимателя.

Противника рассмотреть я успел. Тут было четыре человека: один на лошади, трое пешком. С вилами и топорами наготове, они медленно приближались к Ламару.

Значит, надо было и мне выступить. Но что я мог им противопоставить? Я не был героем, это уже обсуждалось, драться с трезвыми мужиками было слишком рискованно. Оставалось их перехитрить.

Можно сказать, это было средневековье. Те же порядки, нравы. Может быть, и суеверия?

Накинув капюшон, я перехватил меч, схватив его за ножны эфесом вверх и, набрав воздуха в грудь, вывалился из кустов.

— Кто вы, что тревожите покой самого слуги дьявола?!

Картина оказалось достаточно эффектной: я, в черном плаще, размахивая импровизированным посохом, громко и раскатисто голосил на всю округу. От моего громкого голоса вдали подали голос волки, взмыли вверх дремлющие птицы — кстати, какие-то необычные — а языки пламени, колеблющиеся ветром, разгоняли тени по лесу, словно призывая армию чертей.

— Кто ты, окаянный?! — видимо, они недурно перепугались, раз отпрыгнули (даже лошадь!) на пару шагов назад.

Кстати. Финальный акт в этом представлении остался за Ламаром. Проснувшись от громкого крика, он примерно оценил ситуацию и, поняв, что лучше и дальше «спать», ждал моей команды. Я ему незаметно подмигнул и продолжил:

— Я тот, кто взывает к миру мертвых! Я тот, кто обращается с мертвыми! Верный слуга дьявола, его жнец! И вы, потревожившие его покой, будете наказаны! Пусть ваши бренные тела станут его пищей, а кровь — питьем! Пусть ваши души вечно горят в геенне огненной! Да восстань, мой раб, и забери жизнь этих смертных!

В ответ на мое взывание Ламар так громко зарычал, что даже я от испуга подпрыгнул! А что говорить про них… Они попусту исчезли! Но по облаку пыли, оставшемуся за ними, я предположил, что в том направлении находится какое-то поселение. Не будут же они от демонов прятаться в лесах?

А вот в поселении мы могли не только переждать какое-то время, собраться с силами, да разузнать, быть может, что про письма.

— Можно вопрос? — проводив их взглядом, спросил меня лорд. — Почему меня уже похоронили?

— Да кто же их знает? — пожал я плечами. — Может, нервные сильно, чуть что — сразу в крайность кидаются.

— Это были крестьяне, — как-то вообще не к месту, заключил он. — Руки сильные, кожа загорелая, одеты бедно, но имеют лошадь. А она, между прочим, без седла, значит, трудовая… Да и их оружие…

— Молодец. Только какое нам дело до того, кто там хотел тебя обворовать и сжечь? — усмехнулся я.

— Да такое, что там деревня. Мне кажется, что староста мог бы помочь нам советом…

Ну, раз нам обоим пришла в голову такая мысль, значит… У нас появилась новая цель!

В дорогу мы отправились только утром. Никто не спал, конечно, но немного подремать мне удалось. А лорд ушел в себя, медитировать… в кусты.

Шли по следам беглецов. Дабы не рисковать, я скинул капюшон и повесил меч на плечо. Надо бы приобрести пояс с кольцом для оружия — удобнее. Вдруг меня те же крестьяне увидят, еще шум подымут.

Благо, деревенька была недалеко. Вернее, скоро нам попались первые избы. Людей тут еще было немного, лишь несколько мужей работали на пашнях неподалеку.

Я постучался в первую хату. Дверь мне открыла старуха, низкая, с крупной бородавкой на носу. Но когда она меня увидела, глаза ее округлились, и она воскликнула:

— Мой лорд!

Старуху звали Грюнзель. (Имена тут были, конечно, необычные) Она поспешила угостить нас, усадила за ветхий, шатающийся стол — он был хуже качества, чем в харчевне — и притащила какие-то блюда.

Ну, ассортимент был небогат. Немного мяса, хлеб и похлебка с очень неприятным запахом. Впрочем, я сильно проголодался, потому, немного поморщив нос, попробовал варево. На удивление, оказалось вкусным. Только не соленым. Ну, оно и ясно, соль-то дорогая…

— Мой лорд, вы вернулись! Мы вас так долго ждали! Я всем расскажу, устроим в вашу честь праздник!

Меня смущало такое отношение к моей скромной натуре. Я тут был около недели, так почему меня называли лордом? Впрочем, пока это почитание давало мне еду и кров, я не был против такого обращения.

— Вы не представляете, что тут произошло во время вашего отсутствия! Повадились бандиты чинить неприятности, пытаются увести наш скот и девушек. Но наши мужья дают им отпор! — было видно, как старушка гордилась этим. — Врата в деревню почти сломаны, и сейчас наши отправились в леса за древесиной, — так вот чего «нападавшие» делали в лесу. Ладно, будут теперь ходить легенды о демонах… — и еще…

— Что? — почему-то, я понял, что сейчас будет просьба, и не из легких.

— Говорят, что в лесах видели шайку Гиен. Они собираются для мощной атаки на деревню. У нас нет оружия, да и воинов уже мало… Помогите нам, лорд!

Мы с Ламаром переглянулись. Не знаю, какие у него были планы, а вот я уже планировал дать деру. Оставалось только быстренько найти старосту, разузнать про письма, и как можно быстрее бежать отсюда…

— Мы поможем вам, честный люд! — громко крикнул Ламар. Я даже подавился хлебом. Да какого он вообще… лезет?! — Я и ваш лорд лично сразим проклятого противника, не оставив ему и шанса!

Старушка захлопала в ладоши и тихонько завизжала, а я закрыл глаза и также тихо застонал. Ну за что мне все это?! Где я так согрешил, что меня свели с этим идиотом?!!

Хотя с другой стороны, где-то глубоко в моем сердце, я был рад этому. У меня едва хватило бы сил победить опытного бандита один на один, что говорить про шайку. И сомневаюсь, что их там штук десять, если они хотят напасть на деревню. Но я боялся за каждого человека. Глупая привычка из прошлой жизни. А он, видимо, благородством заразился в Империи. Там весь этот пафос и показуха народу нравится. Благородный рыцарь в начищенных доспехах, сражающий неверных одним ударом своего полуторного меча, а в свободное время воспевающий баллады даме сердца… Банальный стереотип нашего поколения, закаленный временем, в сути своей показывает все в обратной противоположности тому, что действительно происходило в средние века. Вот и с благородством ситуация примерно похожая… Ничего общего с реальностью не имеет. Но наш лорд еще не успел хлебнуть жизни, потому так слепо верил в свои собственные идеалы, взращенные сказками.

Получается, все же, два идиота нашли друг друга… И нечего винить только его, да?

Закончив трапезу, я направился в саму деревню. Приближенные хаты мне никак помочь не могли, тут следовало обращаться к старосте. (Так что, даже если он ничего про письма не знает, то потребовать от него войск для обороны мы сможем запросто!) Тем более, что-то подсказывало мне, что это обращение ко мне, как к лорду, могло исходить и не только от старухи… Одним словом, я полагался лишь на удачу.

Мой наниматель же вообще, что было видно по его простодушному лицу, не обременял себя думами о предстоящей обороне. И это учитывая, что он нас вовлек в нее… Но да ладно, я уже на него не сержусь. Нет ни сил, ни желания. От части, он даже смешной: и даже чем-то вдохновляет. Возможно, что именно его благородство цепляло даже таких, как я. Что говорить про этот мир.

Но это так, лирическое отступление. Кажется, что я начал сходить с ума. Медленно, но верно.

Дорога до высокого, но побитого ограждения, закрывающего деревню ото всех снаружи, была долговатой. Потому я не смог узреть логики в строительстве тех хат, где мы еще час назад отдыхали. Надо будет спросить…

— И кого там принесло? — грубый, сонный голос донесся из-за врат. И что я должен был им ответить? Ну, решил рискнуть:

— Ваш лорд прибыл! — Ламар едва заметно усмехнулся, однако это сработало. И когда врата открылись, а мне навстречу вывалился мужик с вилами наперевес, я заметил нескрываемое удивление у него на лице.

— Лорд… Это вы!

Приятно. Меня спутали с какой-то важной шишкой, и от этого я избавился от лишних хлопот. Мужик поспешно проводил нас внутрь деревни и затем запер врата за нашими спинами.

— Милорд! Сколько зим прошло… Да восславься наш милорд Диаленор! Он вернулся к нам, когда опасность скреблась прямо…

— Да замолчи ты, — нервно успокоил я разоравшегося караульного. — Ты мне лучше скажи, как пройти до вашего старосты… главы… ну, кто у вас тут главный?

— Вы имеете ввиду Зорчего? Лорд, вон его дом, — крупная рука указала мне на высокое строение прямо посреди деревушки: а размеров она была небольших. — Прикажете позвать его?

— Нет, мы встретимся с ним лично, — хмыкнул я, жестом указывая ему на врата. Он кивнул головой и, прижав вилы посильнее к груди, вернулся на пост.

— Славный малый… — присвистнул Ламар. — А вот ты, Лорей, так вовсе и не ты, да?

— Слушай, — у меня самого-то в голове была каша, — как только выдастся свободная минутка, я с радостью тебе все объясню. Как ты понимаешь, пока у нас ее нет.

— Если мой друг соблаговолит говорить, — усмехнулся он и рванулся к домику Зорчего. Пока я пытался понять, издевка это была или нет, лорд принялся активно тарабанить в массивную деревянную дверь.

Ответа не последовало. Я как раз успел подоспеть, и во второй раз стучался уже ваш покорный слуга. Но ответа, как понимаете, не последовало и во второй раз…

— Может, что случилось? — практически губами спросил меня Ламар. Я пожал плечами, но за рукоять меча, все же, схватился. — Тогда, на счет три…

Я приготовился. Красавчик досчитал до трех, после чего мы в один момент ворвались внутрь, выбив дверь с петель двойным ударом плеча. Сразу после этого я выхватил меч, приготовившись к худшему. Но случилось что-то, не попадающее под определенную категорию.

Пьяный старикашка абсолютно голый валялся в кровати с двумя милыми девушками. Ясное дело, что они не спали. Старик-то был сильно пьян, и потому он никак не отреагировал на внешний раздражитель. А вот девчушки — молоденькие, кстати — сразу сообразили, что два мужика (а я еще и с мечом!) в доме самого влиятельного человека деревни ничего хорошего не значат. Тем более мы, скорее всего, для них легко сошли за незнакомцев. Стоит ли говорить, что визг поднялся страшный… Их пронзительные голоса в унисон чуть было не оглушили меня, а вот Ламар при виде голых девушек вообще побледнел, наспех закрыл глаза руками и громко завопил: «Я ничего не вижу, очень милые и пышногрудые дамы!». Наспех спрятав меч в ножны, я только и мог, что закрыть уши от уже трех источников шума! Попутно, конечно, отвесив пару пинков моему товарищу.

Старик, даже будучи пьяным, после минуты такого вот выступления со стороны его «любимых», вскочил на ноги и потянулся за мечом на поясе. Некоторое время неудовлетворенно пощупав пустоту, он покосился на меня (лучше бы на лицо посмотрел! Ибо мои выкрики о том, что я лорд, давились криком прелестниц) и откуда-то из-под кровати выудил трость. Уже размахивая ей, он пошел на меня как самурай-ниндзя в отставке, из-за чего мне пришлось его успокоить эфесом меча. Крик поднялся до уровня: «Мама, роди меня обратно…»

И уже под конец в покои старика ворвался небольшой отряд, явно одетый наспех. Узрев картину, они быстренько приметили возможный источник опасности. И нет бы, все закончилось в этот момент, так мой ненаглядный Ламар кинул под ноги какой-то странный мешок, отчего в воздухе повисли клубы дыма! А что было дальше…

Кричать никто не переставал: наоборот, старик раздавал всем указы из разряда «Бей того!», «Бей туда!», ратники клялись и божились расправиться с незваным противником, Ламар пытался всем предложить перемирие и демократическое общение, а я (не без исключений!) орал о том, что я лорд, наспех отбивая внезапные удары. Не дожидаясь худшего, я схватил своего товарища за воротник рубашки и выпрыгнул из широкого окна. Высота была небольшая — несмотря на второй этаж — потому обошлись без переломов и ушибов. А вот из дома старика до сих пор доносился вопль воинов…

Закончилось все это представление минут через двадцать, когда этот дымок выветрился. Кстати, интересная смесь, надо будет узнать, что же это такое…

Когда все вывалились на улицу — девушки и старик оделись кое-как, так как большая часть одежды вылетела из помещения — происходил разбор полетов. Виноватых нашли сразу: ими, почему-то, стали не я, достопочтенный лорд, не мой верный оруженосец — этот задохлик?! — и никак не пьяный старик с двумя блудницами! О, нет! Подоспевшие на выручку Зорчего воины — вот кто корень всех бед! По крайней мере, так рассуждал старик, а воины, повесив головы, лишь уныло соглашались.

От наказания я их освободил. Ребята молодцы, хоть и не организованно сработали. И после этого Зорчий пригласил меня внутрь, отпраздновать мое возвращение. Есть мне уже не хотелось, а вот от выпивки отказаться я не смог. Пересохло в горле.

— Вы уж простите меня за прошлое, — кланяясь, объяснялся старик. — Я уже не молод, потому и расслабляюсь как могу, ведь стресс…

— Уже забыли, — отмахнулся я, отпивая сидр из широкой деревянной кружки. — Я к тебе почему пришел… Ламар?

— Достопочтенный, — оторвавшись от еды, начал Ламар, — местные говорят, что вы мудры, и что в вашем распоряжении сотни мужей и дев, видящих мир, потому я прошу вас помочь мне советом. Недавно судьба меня свела с необычным человеком. Я обнаружил эти письма, — он протянул Зорчему одно из писем с угрозами. — Меня смущает, что подписывается он как житель эмирата, и потому подскажите мне — не знают ли ваши люди никого, кто косится на императора?

Зорчий пробежался взглядом по бумаге — а раз отправитель писал на бумаге, не был он бедным — пригляделся к подписи, и лишь удрученно помотал головой. Понятно… Вопрос, откуда начинать искать, вновь предстал пред нами во всей своей красе.

— Но я знаю человека, что может вам помочь, — я не доверительно выгнул бровь и уставился на старосту. — Он живет далеко отсюда. Мой лорд, я хочу предупредить вас — дорога к нему не безопасна. Да и вряд ли он захочет разговаривать с вами… Простите великодушно! — заметив мое раздражение, согнулся в поклоне он. Но агрессия была направлена не на него. Так… И кто же там такой важный, что смеет отказывать в аудиенции лорду Диаленор! Кстати, узнать бы подробнее об этом лорде…

— Кто это такой? — я постарался изобразить полное спокойствие. — И назови мне его имя.

— Это ландграф Вайзек, мой лорд, — так. Ландграф это уже плохо… Тут мой титул значил ровным счетом ничего. — К сожалению, в последнее время он не покидает своих владений, потому…

— Понятно. А где находятся владения этого Вайзека? — я призадумался. Найти выход можно на любого человека. Нужно было просто найти еще одного ландграфа, который согласится нам помочь… Ладно, просто найти — было лишним. Задача нереальная. Но ведь и не отказываться от единственной зацепки! И чего меня так зацепило задание этого лорда?..

— И еще, мой лорд! — я отмахнулся от дум и принялся слушать запинающегося старика. — У нас… проблема. Нужна ваша помощь…

— Что у тебя?

— Шайка Гиен, мой лорд. Крестьяне говорят, что видели их. Они собираются вместе для мощной атаки на деревню. К сожалению, у нас сейчас мало воинов, чтобы отразить их. Если призвать каждого, способного держать оружие, будет около полусотни. Этого не хватит против врага.

— И сколько их? — задумался я.

— Порядка сотни. Более точной информации нет, к сожалению. Один из наших растворился в их толпе и подслушал, что атака будет сегодня в полночь. У нас мало времени… Если я выведу всех из деревни, это привлечет внимание подготовленных к осаде бандитов, что лишь облегчит их задание. А за помощью слать бесполезно. Ближайший город, Квазерк, отказал нам в поддержке.

— Все очень плохо, — протянул Ламар. Я лишь покивал головой. И что тут можно сделать?

Я — их лорд. Бог с ним, что это все — просто ошибка. Они верят в меня… Хотя, если ничего не придумаю до вечера, скроюсь в ночи и уйду лесами. Умирать пока я не планировал.

Но с другой стороны…

— Зорчий, быстро пересчитай каждого в деревне. Узнай, кто из них плотник, каменщик, кузнец… Одним словом, любой навык сейчас нам будет на руку. Чтобы через час вся информация была у меня. Если наберется хотя бы десяток, то организуй сбор возле дома.

— Мой лорд, у вас есть план?! — встрепенулся старик, вылетая наружу.

План? Эх, хотелось бы. Но кое-какие соображения, конечно, имелись.

— У нас есть целый час… — мечтательно протянул Ламар. — Давай, рассказывай.

— Ну, да… Ни черта я не лорд, — он лишь усмехнулся. — Серьезно. Но вот есть одно но… Меня уже пару раз путали с ним. Наверное, мы очень похожи.

— И ты понятия не имеешь, кто этот Диаленор?

Я отрицательно покачал головой. Да и разве это имело значение?

— А вот теперь твоя очередь… Что это за гадость была? — его глаза округлились. — Ну, клубы дыма, помнишь?..

— А-а, ты про это, — он протянул еще один мешочек. — Ты не поверишь! Это уроки Локи. Рассказывал, что с помощью такой вот штучки несколько раз спасал свою жизнь.

— И как ее делать? — вздохнул я. Словно меня интересовало что-то другое.

— Да просто, — усмехнулся он. — Смешиваю два этих порошка, посыпаю этим…

И тут удивился я. Селитра? Сера?! Где он их достал?.. Так, подождите. Селитра и сера?..

— Ламар, — дрожащим голосом начал я, — где ты берешь эти вещества?

— Ну, вот эти прозрачные кристаллы, ты не поверишь, здесь прямо выкапываю, — начал он. — Их тут много, хотя у нас в Империи они редкость. А вот это, — он ткнул пальцем в серу, — я обнаружил на пути в деревню. Там запах противный стоит, правда, но…

— Ты мой герой! — он, конечно, ничего не понял, но всем своим видом дал понять, что именно так все им и планировалось, и что лавры — заслуженные. Ну и пусть, пусть! Ведь главное, чтобы можно было использовать все это…

Странный мир. Селитра и сера буквально «на дороге валяются». А его смесь очень похожа на порох, только вот без воспламенения. Наверняка, какой-то местный порошок такое творит.

Но вот именно сейчас меня это не волновало. Я довольно потер руки. Оборона будет!

— Мой лорд! — запыхавшийся старик ворвался внутрь. — Сделал так быстро, как мог! Каждый крестьянин сказал, что за вами они пойдут хоть куда! Плотников у нас много — порядка двадцати — еще около пяти каменщиков… Есть застрельщики, повара…

— Все! — хотя, застрельщики — это круто. — Где они?

— Возле дома, как вы и приказали. Я собрал всех… Вы будете говорить с ними? Вам дать вашу мантию?

О, так у этого Диаленора еще и мантия была? Здорово. Бесполезно, конечно, но ведь шик! Но не практично, а ведь нам придется поработать…

Я вышел наружу. Передо мной стояла толпа. Вместе с женщинами и детьми, их тут было чуть больше сотни. То есть, ударить Гиен силой не получилось бы. Но да ладно.

Они молча смотрели на меня. В их глазах читалось все: от покорности до мольбы. Немного подумав, я начал:

— Итак. Сегодня обойдемся без красивых слов и долгих предисловий. Я просто задам один вопрос: кто готов стоять со мной, вашим лордом, до конца? — и все разом закричали. — Кто готов раз и навсегда отбить атаку неприятеля и показать ему, кто здесь главный? — опять крик. Отлично, их энтузиазм мне подходит. — Тогда слушайте меня! Работы много, а времени мало. Потому нужны все. Дети и женщины будут слушать моего верного оруженосца, — мне понравилось звать его так, да и Ламар не был против. Плюс, что требовалось от него, он знал, потому положиться на товарища было можно. — А мужчины направятся со мной! Возьмите топоры. Нам нужен лес…

Прошли мы в обход, пробив дыру в стене. Мне казалось, что Гиены не должны были заметить хоть какие бы то ни было действия с нашей стороны, ибо только элемент неожиданности мог сыграть нам на руку. Конечно, никто и не гарантировал, что они сидят и караулят выход из деревни, но кто станет рисковать?

Задача плотников была проста: они валили деревья и тащили их в деревню. Каменщики направились со мной к месторождению серы, прихватив мешки.

Ламар же со своей задачей справился на удивление хорошо. Девушки и женщины шили мешки, причем как можно больше. Дети вместе с оруженосцем — теперь только так и буду называть его — копали селитру. И ее действительно тут оказалось нереально много! И как тут все не взлетело еще?..

Когда натаскали достаточное количество бревен, плотники принялись укреплять стену и врата. Действительно, они переживали не лучшие дни, а если еще и все пойдет по моему плану, то от них ничего не останется. Потому лучше укрепить.

Затем прямо возле центральных врат вырыли крупную яму, разместив внизу заточенные деревянные штыки. Железа и не было, да и не имело смысла из него делать ловушку. Яма оказалась достаточно глубокой — около двух метров — потому со своей главной задачей она должна была справиться.

— Вот, как ты и просил, — Ламар похлопал ладонью по трем полным селитрой бочонкам. — Хватит?

— С достатком, — радостно ответил я. — Итак, могу тебя еще попросить об одолжении?

— Я твой оруженосец, Лорей, о чем ты говоришь? — он мне, все же, начинал больше и больше нравиться. — Просто обозначь задачу и назови сроки.

— Сможешь нахимичить этот свой порошок? Только смотри… Чтобы хорошо и надолго все завесил.

— Ну, — протянул он, — я не уверен, что все получится как надо… Но я постараюсь выдержать пропорции. И как долго дым должен висеть?

— Столько, чтобы мне хватило времени выпить вина и поговорить о прекрасном с самой привлекательной девушкой со всего королевства, — он скривил губы, ненадолго задумавшись. А может ему аналогия не понравилась. — Справишься?

— Не обещаю. Но постараюсь не разрушить ваше свидание, — засмеялся он и вновь вернулся к своему «отряду». — У нас появилась работенка!..

Ламар принялся объяснять задачу девушкам. Уж кто-кто, а они могли и без весов определить примерный вес. Работали-то с достаточными весами.

— Мой лорд! — ко мне подбежал один из каменщиков. — Все готово, как вы и просили…

— Заполняйте мешки!

Оруженосец со своей задачей справился на редкость хорошо и быстро. Получился противного запаха, однородный, порошок, набитый в небольшой мешок.

— Но это придется поджигать, — вздохнул он. — Слишком уж крупный мешок.

— А если под ноги кинуть, что будет? — он пожал плечами, мол, ничего, и побежал в чей-то дом. Вскоре он вынес тлеющееся полено.

Дело оставалось за малым. Мои мешки были готовы, осталось только закопать их. Вот для этого и пригодилось творение Ламара. Оттащив мешок за врата, он поднес тлеющую деревяшку к мешку, и через полминуты дым, подгоняемый ветром, закрыл собой лес.

— Хорошая работа, оруженосец! — он удовлетворенно хмыкнул. — А теперь быстро копайте! Не надо слишком глубоко, лишь по колено! Быстро, у нас мало времени!

Хотелось бы сказать, насколько сильными оказались эти ребята. За несколько часов непрерывного труда они сделали невозможное! Каюсь, я думал, что у нас ничего не получится, но теперь, когда мы уже наносили последние (но самые важные) штрихи, я начал осознавать, что у нас появился шанс. И пусть Бог нам поможет…

Пока они работали, я быстро смотался к кузнецу. Он вместе с плотниками покрепче укреплял стену и строил небольшие подъемы. Надо же эффектно их встретить?

— Слушай, скажи мне, есть ли у тебя горючее масло?

— Конечно, мой лорд! Что вы хотите сделать? Прикажите, и я…

— Если ты обработаешь эту деревяшку маслом, как быстро она вспыхнет? — я протянул ему небольшой кусок доски. Он покрутил ее в руках:

— Если настоять, то практически моментально. Мгновение, и она будет пылать. Прикажете обработать?

— Да. И сделай это как можно быстрее, пока они не закопали мешки, — он кивнул головой и метнулся в кузницу. Небольшое такое сооружение, с наковальней, мехами, печью… Хорошее местечко.

Долго мужик не задерживался и протянул мне еще мокрый кусок доски буквально через пару минут. Я довольно хмыкнул и уложил ее на один из мешков.

— Ее не закапывать! Прикрыть землей все, кроме дерева!

Никто даже вопросов не задавал. А кто-то особо сообразительный даже сделал непримечательную чужому глазу метку. Что же, хвалю…

И минут через двадцать мы уже закончили приготовления. Оставалось дождаться полуночи. Честно сказать, на мгновение мне даже захотелось, чтобы противник пришел поскорее. Столько работы было проделано, хотелось же за результатом понаблюдать? Но с другой стороны, это сражение могло забрать много жизней невинных.

— Детей и женщин спрятать в погребах. Кто знает, что здесь будет происходить, — я начинал нервничать с каждым криком дикой птицы. — Остальные, вооружитесь всем, что найдете. Ни в коем случае не сдаваться. Будем стоять до последнего.

Вы думаете, кто-нибудь сдался бы, даже если ему в лицо угрожали ножом? Нет. Вы не знаете, что такое взбешенные крестьяне. Такого врага никому не пожелаешь…

И, наконец, полночь. Мы были готовы.

Я и еще трое «лучников» стояли на карауле, взобравшись на подъемы. В моей руке крепко сидел лук Наемницы, и даже уверенность в победе, словно она рядом, наполнила мое тело. Она помогала мне даже издалека…

Наконец, показались они. Почему они не окружили деревню, я не знаю. Может решили сыграть в героев. Однако весь их отряд двигался прямо к вратам деревни. Даже обидно стало, мы ведь стены укрепляли, и изнутри баррикады выстроили, если кто вдруг полезет через стену…

Но тут холодный пот прошиб спину. Это смерть, это смерть… Их тут было несколько десятков. Больше, чем нас, вдвое.

— Не паникуй, — спокойно, но твердо произнес Ламар. — Я так сам бояться начал…

— Мы друг друга стоим, оруженосец, — и все равно, как бы я ни старался, мне не удалось убрать предательскую дрожь в голосе.

— Все, — вздохнули мы оба. — Начинается…

Перед вратами остановился крупный мужчина, лет сорока, без одного глаза. В руке его лежал короткий меч.

— Мне нужен Зорчий! — громогласно начал он. — Мы пришли за тем, что положено нам по праву! Отдайте нам все ценное, что у вас есть, и мы пощадим вас!

— Я его замещаю, — ответил я. — И, да — а что вы хотите? Если подробнее?

Он посмотрел на меня глазами, полными удивления, однако вскоре взорвался смехом.

— А ты смешон, о нерадивое дитя горной обезьяны! — эй! Между прочим, я — лорд! Практически… — Но мне нравится твой подход к проблеме! Отдайте нам весь скот, зерно, девушек и детей, и мы пощадим вам жизнь, трусливые шакалы!

Я медленно поднес к факелу стрелу, обмотанную тканью, натянул тетиву и выстрелил практически под ноги этому самодовольному типу.

— Скот — ладно. Зерно — принимаю. Но неужели ты думаешь, что я, лорд, брошу своих подданных таким подонкам, как вы?! Только смейте переступить эту стрелу, как я обрушу на вас свой гнев!

Его лицо изменилось. Кажется, он застыл в изумлении.

— Лорд Диаленор? Неужели, ты, дохлый мальчишка, и есть тот самый известный Диаленор? Ха, и еще раз — ха! Я сражался с ним, и скажу тебе, что до его уровня тебе — как мне до эмира! — обидно, да? Ну ничего, подожди еще немного. — Так что ты решил, о несносный мальчишка? Отдашь ты нам то, что мы требовали, или же мы ломаем врата и забираем это силой?!

— Никогда лорд Диаленор не уступал таким червякам, как вы! — загорелась! Деревяшка загорелась. Еще минутка-другая… — Эй, Ламар, отведи всех от ворот, — уже шепотом скомандовал я.

— Как жаль, что более мудрый Зорчий назначил тебя вместо него… Эй, парни, пробиваемся силой! Сотрем с лица земли эту жалкую деревушку и всех ее жалких…

Что он хотел сказать, стало неизвестно. Страшной силы взрыв раздался из-под земли, попусту разбросав большую часть бандитов по сторонам. Я едва успел прикрыться плащом от крови…

Врата снесло. Ничего не соображающие бандиты пытались рвануться внутрь — а это уже не имело никакого смысла, так как чаша весов склонилась в нашу сторону — но попали в подлую ловушку. И тут подоспели первые крестьяне с вилами… Что говорить, что произошло с противником, не так ли?

— В атаку! — я выхватил меч и первым — какого, спрашивается? — рванулся к остаткам противника. Картина неприятная, скажу я вам… Развороченная земля, горящие обломки врат и павшие враги. Все это слилось в одно полотно, представляющее из себя хоть и небольшое, но настоящее сражение! Волна наших воинов ударила противника, буквально сметая тех, кто еще пытался противостоять нам. Беглецами же занялись лучники. Как ни странно, но обыкновенные крестьяне-охотники стреляли просто отменно! Не как я, конечно (есть повод похвастаться), но очень даже хорошо.

Ламар остался в городе. Он не сильно-то и рвался в сражение, потому, когда я приказал держать позиции и оборонять деревню, он даже не подумал возмущаться.

Тут из леса высыпало еще два-три десятка бандитов. К сожалению, одеты они были получше крестьян, потому даже уступая по количеству, они смогли неслабо так нас потрепать. Опыт, как ни крути, не пропьешь…

Вскоре мы разделились. Я ударился в лес, добивая последних из Гиен. И, по несчастью, воспользовавшись тем, что я один, против меня выступило сразу четверо! Это вам не пьянчуги из харчевни, это не сражение плечом к плечу с Лан. Все было иначе! Можно сказать, что я только и делал, что звал на помощь, с трудом отбивая их удары. Спасало лишь то, что обернулись они уже в лесах, а растительность тут была густая…

Первый пропущенный удар поцарапал мне плечо. Не сильно, конечно, но я все равно спиной чувствовал Смерть у меня за плечом. К сожалению, я выдыхался, руки словно наливались свинцом, а меч вообще приобрел невероятный вес. «Умоляю, хоть кто-нибудь!», — было последним, что пронеслось в моей голове, когда холодная сталь чужого клинка впилась мне в спину.

Вот этого я никак не ожидал…

Сражение закончилось. Крестьяне разгромили противника. Можно сказать, что для них это была ошеломительная победа.

Зорчий вознес руки к небу, приветствуя всех вернувшихся. Но когда его взору не предстал лорд, он не на шутку заволновался.

— Где лорд Диаленор? Где он, я вас спрашиваю?!

А никто не мог ответить. Ламар почувствовал неладное… Подхватив меч с земли, он что было силы побежал в лес, блуждая потерянным взглядом по сырой, от крови, земле. Самые худшие мысли лезли в голову. И, наконец, подтвердились.

Лорей лежал в луже собственной крови с клинком, торчащим из спины. Сразу был найден тот, кому он принадлежал. Ее связали и оттащили в деревню. А Зорчий и Ламар, вместе с травниками, окружили тело товарища.

— Это невозможно! — практически кричал Зорчий. — Сделайте все, что в ваших силах!..

— Бесполезно, — вздохнув, произнес один из лекарей. — Его покинула жизнь. Глупая смерть для лорда…

— Это невозможно, — тихо сопел Ламар. — Он же взял аванс… И ничего не сделал! Он не может умереть! Оттащите его в деревню! Сделайте все, что в ваших силах! — он схватил за грудки лекаря и принялся его трясти. Но Зорчий его остановил.

— Для нашего лорда пасть в окружении врагов, спасая товарищей — лучшая смерть. Отнесите его… Его похороним отдельно. Завтра. Лорд заслуживает этого.

— А что делать с другими телами?

— Для начала — соберите всех. Дайте семьям проститься с ними. А затем — сожгите. Иначе запах плоти привлечет диких зверей, а у нас врата разнесло. А трупы Гиен оттащите подальше в лес. Пусть гниют.

Ламар опустился на колени и взял руку товарища.

— Вот и простимся мы с тобой… Печально, что все произошло именно так. И где мне теперь искать наемника?.. — он закрыл глаза и раздраженно потер виски. — Я могу остаться у вас на какой-то срок?

— Вы — оруженосец нашего достопочтенного лорда! Вы наш почетный гость. Можете жить здесь, если захотите. Только скажите, и плотники…

Он не дослушал. Неуверенной походкой Ламар зашагал в деревню. «Вот и все, — думал он. — Я без денег и наемника. У меня нет зацепок. Я не могу вернуться в Империю. Вот и все…»

Я вновь стоял возле костра. Тишину и спокойствие ночного леса нарушал только треск хвороста.

Вновь увидел Диаленора. Только теперь он стоял, холодным взглядом уставившись на меня.

— Ты не захотел меня слушать. Вот итог. Ты — мертв, твой друг потерял единственный меч, и все ради чего? Деревушки, про существование которой ты не знал еще день назад? — в этот раз тело слушалось меня, потому я потер прозябшие плечи. Холод, пронизывающий до костей, словно залил лес. — Чего ты этим добился? Спас жизни сотни человек… Да каждый из них продал бы тебя с потрохами за свою никчемную жизнь и туго набитый кошелек! И зачем я тебе все это рассказываю, правда?.. Ты не можешь мне ответить, так как еще не до конца принял меня. Что же… Это, конечно, грустно, но нам с тобой еще придется идти по одному пути. Хоть это абсолютно не связано с моими желаниями…

О чем он? Я же мертв?.. Или, все же, нет? И как назло я не мог спросить его хоть о чем-либо. Нет, пронзающей тело боли не последовало. Просто было ощущение, что рот был набит вязкой жидкостью.

— Позволь я кое-что уточню. Конечно, твое тело сейчас не подает признаков жизни. Каждый подумает, что ты мертв. Но пока еще, где-то глубоко в твоем сердце, горит искорка жизни. Я с трудом сохранил ее, «убив» тебя. Да, ты тут по моей воле, ведь иначе твоя смерть была бы настоящей. Мне это, между прочим, стоит немалых усилий… Иди отсюда. Возвращайся к жизни. Но знай, что в следующий раз подобное я не проверну. У меня кончаются силы. Храни свою жизнь! Ты — достопочтенный лорд Диаленор! Ты — это я.

Вот тут я немного запутался. Мы, конечно, были с ним похожи, кто спорит, но когда я стал им? Или он мной?.. Запутаться можно без труда. Хотя, с другой стороны, он и есть этот самый лорд? Теперь я хотя бы знал, кто он. И понял, почему все безоговорочно верили мне, что я и есть он.

Встав, я направился дальше от костра. Чем дальше я отходил, тем сильнее сковывала меня непроглядная тьма. Медленно возвращалась боль, затруднилось дыхание, тело вновь отказывалось меня слушать. Последние шаги я проделывал уже из последних сил, и вывалился на светлую поляну, крича от адской, раздирающей тело, боли.

Прошло два дня. Тела павших уже сожгли. Сегодня должны были провести церемонию погребения лорда. После нее Ламар хотел покинуть деревню и направиться дальше, к городу.

Он уже собирал вещи, услужливо приготовленные крестьянами, в новую, вышитую местными девушками котомку. Еда, питье, немного денег, одежда, а кузнец даже меч выковал. Хороший, сбалансированный, с тяжелой рукоятью. Его Ламар закинул в кольцо на поясе, а мешок — на плечи. В дверь постучались.

— Почтенный оруженосец, вы проводите лорда в последний путь?

— Ну, куда без этого, — выдохнул он, одевая новые сапоги. — Уже все приготовили?

— Да. Старейшина выступит вместо священника, — спокойно произнес мужик. — А вы скажете что-нибудь?

— Нет. Постою в сторонке, поплачусь какой-нибудь бабенке в плечо и уйду, на встречу судьбе, — Ламар улыбнулся и бодрым шагом направился вниз.

Собрались все. То ли лорд для них действительно был важен, то ли просто были благодарны за последний подвиг. А может и напиться, поминая его имя, думали. Кто же их винить будет?

Откашлявшись, Зорчий вознес руки к небу, и запел долгую и унылую молитву. И когда он уже клятвенно просил Спасителя принять душу убиенного, герой что-то тихо прошептал. Зорчий наклонился к его губам и, побледнев, обернулся к толпе.

— Мой лорд… он просит воды. Принесите воду!

Пришел в себя я от унылого пения старика. Если они под такие молитвы действительно хоронят, то мне уже даже стало жалко всех умерших. Да и живым перепадало…

Водичку принесли быстро, прямо в ведре. То ли от страха, то ли пытаясь выслужиться — я не понял, да и не особо хотел понять. Медленно поднявшись, я выхватил ведро и жадно припал к нему. Холодная вода словно глушила боль.

— Наш достопочтенный лорд ожил! Да славься лорд Диаленор!!! — громко завопил старик. Господи, у меня же голова раскалывается, нечего так вопить.

— Замолчи на пару минут! — сразу же Зорчий примолк, лишь сверлил меня взглядом, полным недопонимания. — Что, не ждал? А ты знай, что меня не так-то просто убить! Ай… — все же, пока что лучше молчать. И поспать. — Приготовь мне кровать. И где мой оруженосец?

— Я здесь! — он вырвался из толпы и предстал передо мной. В полном снаряжении…

— Ты меня тут бросить уже вздумал? — прошипел я.

— Да ты пару минут назад еще был покойником! — скрывая все возмущения за широкой улыбкой, прошипел он мне в ответ. — Если впредь будешь планировать воскрешаться — обязательно дай знать! Тебя чуть не сожгли!

— Повезло… — я постарался встать на ноги. — Подашь руку? А то я не доковыляю так, сил нет…

— Как восстать из мертвых — так это он может, а как дойти до хаты… — на краешках глаз у него предательски блестели слезы. Он их, конечно, быстро смахнул рукавом рубашки, однако я это заметил!.. Приятно же.

Вместе мы добрались до освободившегося дома. Меня с радостью приняла уже вдова, оставив наедине с Ламаром.

— Ну и… что я пропустил? — начал я, разглядывая потолок.

— Да что необычного… Массовое сожжение тел, потом пьянка в честь победы, потом кто-то вспомнил, что мы еще не проводили тебя в последний путь, потому пьянка временно приостановилась, — он задумался. — Кстати, поймали того, кто пытался тебя убить.

— Правда? И что с ним будут делать?

— Поправка: с ней. А что делают с преступниками? — он демонстративно провел тыльной частью ладони по шее. — Хотели казнить сразу после твоих похорон, но, я так понимаю, теперь это все опять затянется…

— Ну и слава Богу. Скажи Зорчему, чтобы пока я не встану на ноги, даже и не думал ее казнить, — глаза оруженосца округлились. — Не удивляйся, у меня есть на то причины.

— Ну, твоя воля тут — закон, — усмехнувшись, он поплелся выполнять приказ. А я еще немного полежал и заснул.

Утро следующего дня было ко мне более радушным. Меня разбудил запах жареного мяса, тушеных овощей и свежеиспеченного хлеба, а не крики старика. Не удержавшись, я даже встал на ноги. К моему удивлению, я практически не чувствовал никакого дискомфорта. Так, легкий зуд под лопаткой, да и нос чесался.

Женщина, приютившая меня, встретила своего лорда с распростертыми объятиями. Небольшой стол был заставлен яствами. Чего тут только не было… Особенно понравился квас. От алкоголя меня уже мутило, а этот легкий, прохладный напиток привел меня в чувство!

— Крепко же вы спите, мой лорд! — отрываясь от куриной ножки, я поднял глаза на девушку. — Целые сутки спали… Это же какой у вас сон! Богатырский!

— Это… Да, умею, — чушь ляпнул, знаю. Я что я еще мог сказать? Признаться, она была симпатичной. Правда за стол не садилась, считая, что это унижает мое достоинство. Попытки пригласить ее к совместной трапезе успехом не увенчались.

— Вы на герой, — вздохнула она. — То, что вы сделали тогда — это немыслимо! Вы один уничтожили целый несколько сотен Гиен! Три сотни!

Вот тут я отвлекся, краем уха улавливая, что она еще расскажет. Может, объяснит мне, почему я один и каким образом их стало несколько сотен?..

— Все мужчины говорят, что в сражении вас нельзя было отличить от дикого зверя. Ваше оружие подобно клыкам впивалось в их кожу, требуя кровь…

— Так, так! Вот не надо про кровь и прочие атрибуты не самых гуманных баталий! Я же кушаю, между прочим, — даже несколько обиженно произнес я. — А кто рассказал первый про… мою победу?

— Ваш верный оруженосец, мой лорд!

Понятно… Ламар успел уже наплести какую-то чушь. Но почему те, кто сражался со мной плечом к плечу, не возразили? Неужели они ему поверили, этому…?!

Постараюсь объяснить, в чем проблема. До этого лорд Диаленор был простым мужиком. Умел махать мечом и правил кучкой крестьян. Вроде бы неплохо, да? И тут появляюсь я. Благодаря стечению обстоятельств, я попадаю именно в ту же деревню, где все меня чтят и любят, ведь я их лорд — тот самый, что умеет махать мечом. Мечом махать я не умею, но от меня этого уже требуют. Конечно, помочь им — мой долг, и все прочее, но победа достается нам высокой ценой и только благодаря тактическому превосходству. И опять-таки, это ну просто безумно счастливое стечение обстоятельств! Но теперь «выясняется», что нынешний лорд Диаленор, то есть я, мечом махает так, что вырезает три сотни бандитов! Что это значит?.. Больше проблем, справляться с которыми мне никак не по силам. Вывод один — со дня на день надо бежать отсюда. Тут вроде как город есть поблизости, да?..

Закончив трапезу побыстрее, я вернулся в комнату, дабы забрать вещи. Бедная котомка… Она уже разрывалась, и это при том, что в ней я ничего не носил. Вернее, носил, пока кто-то не обворовал меня.

Лук Наемницы… Второй раз он выручает меня. Готов поклясться, что это не мои навыки — это он бьет без промаха даже в самую маленькую цель. Это все Лан, ее рук дело…

И, конечно же, меч и плащ. Накинув сначала ножны меча на плечо — пояс, нужен пояс — я одел плащ, поудобнее приспособил лук, взял котомку в руки и вышел наружу. Народ встретил меня ликованием и прославлением имени. Приятно, конечно. Но бежать все равно надо.

На шум вышел и Зорчий. Увидев меня на ногах, он, довольно потирая руки, направился ко мне.

— Достопочтенный лорд! Как ваше самочувствие?

— Живой, практически здоровый. Я сегодня покину деревню. И я не знаю, насколько. Присмотри тут за всем… И да, кого вы тут казнить собрались?

— Мой лорд, мы нашли ее! Эта проклятая девчонка хотела забрать вашу жизнь этим кинжалом! — он протянул мне неплохое оружие с кривым лезвием. — Мы поймали ее, когда отправились на ваши поиски…

— Это, конечно, замечательно и трогательно, но ты мне лучше скажи, где она? — он поморщился. — Куда вы ее спрятали, я спрашиваю?

— Мой лорд… Зачем вам ее видеть? Мы казним ее сию же минуту, вот на плахе же она будет лучше смотреться… — я схватил его за шиворот. — Но, если вашему сиятельству угодно по-поговорить с ней, или же убить своей же рукой — прошу вас… Я провожу…

Побледневший старик медленно зашагал к маленькому домику, стоявшему возле ограждения. Возле входа стоял караул.

Поклонившись, они пропустили нас внутрь.

— Я буду разговаривать с ней лично. Вы, двое — проследите, чтобы никто не зашел, — мужики в унисон кивнули головой. — А ты — дай сюда нож.

Забрав оружие, я зашел внутрь. Было очень темно. И только редкий лучик солнца пробивался сквозь старую крышу, озаряя девушку.

Точнее сказать, даже девочку. Ей было от силы лет шестнадцать-семнадцать. Она сидела со связанными руками и ногами в самом углу, сопела и изредка шмыгала носом.

— Принесите мне факел! — приказал я, и через пару минут это мрачное помещение наполнилось хоть тусклым, но светом.

Она действительно была очень молодой. И красивой. С короткими коричневыми волосами, карими глазами и тонким личиком. А еще у нее был симпатичный носик.

Одежда ее протерлась, рубашка была изорвана. А на лице виднелись синяки, ссадины и кровоподтеки. К тому же, опухла нижняя губа.

— Ну и запашок здесь, — видимо, раньше это был курятник. — Ты не просила перевести тебя в более… чистое место? Я бы добро дал.

Она подняла на меня запуганный взгляд. Губы дрожали, пальцы рук тоже. Девочка помотала головой и вновь спрятала голову в коленках.

— Эй, ну чего ты? Разговаривать умеешь? — я потрогал ее щеку. Она немного опухла от удара. Бессердечные сволочи…

— Простите меня, господин. Умоляю… — она тихо прошептала эти слова и следом взорвалась громким плачем. У меня даже сердце сжалось. — Я… не хотела убивать вас… То есть, да — это я сделала. Но, простите…

— Ты меня чуть на тот свет не отправила, подруга, — усмехнулся я. — По крайней мере, так сказал мне Зорчий. И теперь ты поддакиваешь. Неужели такая хрупкая девочка смогла бы пробить мой доспех и чуть было не забрать жизнь? — она неуверенно кивнула головой. — Силенок у тебя много, а сразу и не скажешь… Скажи мне, а зачем ты стащила мой мешок с золотом?

— Я хотела убежать. Чтобы были деньги, — все. Она признавала за собой все, что можно было только признать. Ее пытали, чтобы она соглашалась, это ясно и дураку. И сегодня ее убьют. И за что такая нелюбовь к девочке, Зорчий?

— Ладно, красавица, — я поднялся, — говори на чистоту: это действительно была ты или же кто-то другой пытался забрать мою жизнь?

— Это я, мой лорд, — шмыгнув носом, прошептала девочка.

— Если ты и дальше будешь говорить, что это твоих рук дело, то вскоре тебя казнят, — она кивнула головой. — Тебя это устраивает?! А твои родители? Неужели они не будут оплакивать бедную дочку?

— У меня никого нет… Я пыталась убить вас, чтобы разбогатеть… Простите, мой лорд, — бесполезно. Она никак не хотела включаться.

— Отвечай, как тебя зовут! — в этот раз я надавил на нее. В смысле, поднял голос. Причинять ей боль я не смогу, даже под страхом смерти… Кстати, третьей, по счету.

— Ти-тиамата, господин! — в этот раз ее голос задрожал от страха. Что же я делаю, дурак?..

— Тиамата… Тиа… Красивое имя, — после этого я покинул этот «курятник» и направился на поиски моего оруженосца.

— Ну, наконец! Вот и ты. Я собрал вещи, да и ты тоже, как я погляжу, так что в путь?

— Мы остаемся до конца казни, — спокойно пробубнил я. Он ненадолго задумался, затем вздохнул:

— Ну и зачем оно тебе? Ты знаешь, ничего интересного в этом нет. Присутствовал я на двух-трех, по приказу отца, и знаешь, ничуть не восхитился. Это вечно жаждущая крови толпа с радостью глазеет на смерть обреченного…

— Я и не собираюсь наблюдать за ее смертью! Ты вообще видел эту девчонку? — он кивнул головой. — Да она ни в чем не виновата! Каким образом вот эта малышка могла так сильно меня ранить? Шутишь?

— А я тебе что сделал? Заметь, ни разу не настаивал на ее виновности… Даже наоборот. Но, знаешь, увести ее с эшафота вряд ли получится, — я покосился на него. — Они также жаждут ее крови, как и Гиены — богатств деревни. И они не дадут отнимать у них игрушку. Возможно, даже тебе. Ты же не хочешь подорвать жителей деревни? — а что, идея! — А ведь в худшем случае тебя назовут лжецом и обманщиком, скрывающимся за маской Диаленора, да и зарежут там же, на площади. Этот Зорчий… Он не чист на руку, знаешь.

— Вот как раз на него я и думаю, — спокойно ответил я. — Но что странно — он ведь был в деревне во время сражения, да?

— Я не помню точно. Знаю, что когда крестьяне возвращались в деревню, он выбежал из… Лорей, он бежал от дыры! Той, что мы сделали, дабы натаскать дерева и других припасов!

— Значит, это действительно он… Неплохо сработал старик, правда не учел одного…

— Он имеет дело с тобой, Лорей, — усмехнулся Ламар.

Да. Я не позволю ему казнить эту девушку. Только что я мог сделать в такие короткие сроки? Где искать доказательства? И я уверен, что жители скорее заступятся за старика, чем меня.

— Когда казнь?

— Зорчий обещал устроить ее к обеду. Так что время еще есть, — около двух часов. Ну, что же, и то неплохо…

Но, к сожалению, никаких зацепок мы не нашли. Мне даже подумалось, что зря мы виним старика…

К сожалению, это могло значить один из немногочисленных и малоприятных вариантов дальнейшего исхода событий. И пара из них заканчивались смертью либо девчонки, либо нашей. А эти два варианта я принять не мог.

Оставалось едва минут десять-двадцать до казни. Мы с Ламаром сидели в комнате и, закусив губы, решали, каким образом поступить. Как я уже говорил, злить их мне никак не улыбалось, враги тогда крестьяне знатные… Выкупить ее не получится. Старик, если он так хочет ее убить, не пойдет на сговор ни за какие деньги. А если и пойдет за определенную, то у нас такой точно не найдется! Что оставалось?

— Похитим? — спросил Ламар, вглядываясь в мое лицо. Кажется, последние мысли прозвучали вслух.

— Кажется, это наш единственный шанс. А вообще… Почему мы вообще рискуем жизнью ради неизвестной девчонки-сироты?

— Ты у меня спрашиваешь? Это твоя сумасбродная идейка, лорд, — усмехнулся он, наливая себе из глиняного кувшина рубинового вина. — Если вдруг ты одумался и решил перестать играть в героя, то можем уйти прямо сейчас.

Вариант. Но, что-то тянуло меня к этой темненькой красавице. Такое манящее, неизвестное, загадочное. Словно в ней было что-то родное.

— Нет. Все же, мы ее похищаем. Дальше отпускаем на все четыре стороны, — отмахнулся я от предательских мыслей. — Может даже кто заплатит…

— За сироту? Не смеши. Единственные, кто могут тебе заплатить, это работорговцы. Есть желание продать им уже взрослую и достаточно симпатичную девушку?

— Нет. Я сомневаюсь, что она будет стирать им трусы и готовить ужин, — вяло отозвавшись, я потянулся к закуске.

И вопрос возникал снова: а как мы ее похитим прямо на глазах разгневанной толпы? Похитить из этого курятника ее не получится — караулят. Только если обмануть. Но это сработает только при факте, что старейшина не дал им особых указаний. А это очень маловероятно для него. Следы-то замести, поганец, успел.

— Ладно, — я встал со стула, — мы так можем решать еще пару дней, только вот времени нет. Иди, приготовь лошадей и провизию. Нам вроде как обещали даже седла подготовить…

— Слушай. Я, конечно, позволил тебе руководить отрядом, но не забывай, что я не твой слуга. Иди сам готовь лошадей, — сейчас лорд был каким-то злым. На него непохоже.

— Договорились. Только ты тогда принимаешь на себя весь удар? — он удивленно посмотрел на меня. — Думаешь, я тебе просто так поручаю что-то сделать? Отвечу заблаговременно: нет. У меня есть идея, глупая и беспощадная, которая просто обязана сработать. Но рискованная! И если вдруг ты захотел поменяться со мной обязанностями, то я не против. Тебе рассказать, как обороняться от этого напавшего муравейника, разозлившегося на то, что отобрали их редкую игрушку? — он отрицательно покачал головой. — Тогда иди готовь лошадей и провизию. И на будущее: лучше держи рот закрытым.

Он хотел что-то возразить, может просто напомнить, кто здесь главный, но вовремя одумался и вышел прочь. Правильно, я сейчас нервный, ненароком могу и порезать…

После недавнего сражения с Гиенами у нас осталось немного селитры и серы. А тот непонятный порошок я стащил из запасов оруженосца. Он все равно, скорее всего, и не заметит пропажи. А вот мне дымовая завеса сейчас помогла бы. Только как мне выбраться из этой передряги живым?..

Для тех, кто еще не понял, план заключался в следующем: я, завесив всю площадь казни дымом, врываюсь в центр событий, отбиваясь от всех желающих мне помешать, вырываю девчонку из цепких лап смерти, кидаю на плечо и что есть сил бегу к Ламару. Он ждет нас с подготовленными лошадями, на которых мы, погрузив и пленницу, скачем в закат, махая лапками матерящимся нам в спину крестьянам. За лордом они если и поскачут, то не сразу. Сумеем выиграть время. А там уже, добравшись до города — а может и раньше — отпустим девочку и все, больше нас ничего не связывает с этой деревенькой. План простой, абсурдный, но от того имеет шанс на успех. Может, небольшой, но все же…

Пропорции я, разумеется, не знал, потому мерил на глаз, исходя из прошлых работ моего верного товарища. Вроде как даже правильно делал…

Дело оставалось за малым: дождаться начала самого процесса. Я затаился у окна, наблюдая за народом.

Начали собираться. Вот и Зорчий подоспел. Еще кто-то… А они кто? В черных мантиях… Палачи, что ли, или священники местные?

Повели девушку. Руки ей грубо скрутили за спиной и связали веревками, вели брезгливо, толкали, пару раз даже ударили… И народ, тот самый, с которым я дрался до последнего против бандитов, тот самый, который проявил ко мне невиданную ранее доброту и уважение, тот самый, который был готов восхититься каждому моему подвигу — он ржал как стадо диких животных! Я вновь начал наполняться яростью… Убью, тварей. Всех, если казните ее. До последнего буду драться.

Началось, насколько я понял. Бедную девочку положили на пенек, а рядом с ней встал кузнец, держа в руках уже старый, проржавевший меч. Зорчий — опять — театрально откашлялся, вознес руки к небу, и начал свою речь:

— Сегодня мы собрались здесь, дабы освободить душу этой невинной девочки. В ее тело вселился сам дьявол! — народ настолько громко вздохнул, что даже мне было слышно. — Она проклята, и ей не место среди нас! Своими руками она хотела убить нашего достопочтенного лорда Диаленора! Именно она привела Гиен к вратам нашей деревни! — так это, вообще, учитывая ловушку, даже плюс. — Но знаете, что самое страшное, что сотворило это порождение дьявола? Она помутнила разум нашего лорда! Та рана, что она ему нанесла, впустила в его тело темную сущность! — понятно, все как мы и думали. Но зачем ему меня убивать? — Лорд Диаленор покинул деревню, ибо были те, кто видел, как его оруженосец взобрался на лошадь и отправился в погоню за своим господином! — так, что?! Ламар меня бросил?! — К сожалению, посланники Спасителя не успели спасти его душу, и теперь он может взрастить в себе семя дьявола. Но в их руках отправить душу этого ребенка на Небеса! Помолитесь за упокой ее души!

Я рассчитал примерную траекторию полета мешочка. Если я и ошибся где, то хотя бы большую часть он заволочет, а этого уже должно хватить, дабы, пользуясь неразберихой, слинять с этой мелкой вертихвосткой. А не прирезать ли по дороге Зорчего?..

— Дитя, подними свою голову, — Тиамата с трудом посмотрела на одного из этих священников. — Да примет Спаситель твою душу. Помолись!

Она робко кивнула головой и, закрыв глаза, принялась что-то читать. Что было странно, все ждали. Никто не подгонял палача, никто не ругался на священников. Некоторые, наоборот, присоединились к Тиамате в ее молитве.

Я, конечно, понимал немногое, но одно было ясно наверняка: Зорчий продал меня местной церкви. Но я тут за милю ни одной не видел… Что они пришлые, я не сомневался, но как тогда они вообще догадались, что я окажусь здесь? Ничего не понимаю. И тогда мотив Зорчего убить меня в прошлый раз становился еще более непонятным: так это был приказ этих святош? Или же их заинтересованность во мне и то покушение связаны?..

Не время думать об этом. Тиамата закончила читать молитву, а значит, сейчас палач исполнит приговор. Время поджимало. Я не знал, там ли Ламар. Я не был уверен в успехе всей затеянной мной операции. Но надо было действовать…

Мешок упал недалеко от девушки, мгновенно подняв в воздух настолько плотный дым, что, казалось, его можно было нарезать на ломтики ножиком! Значит, неплохо у меня получилось. Пока палач не видел Тиамату, а зрители поддались панике, у меня были все шансы на успех. Правда, одного я, все же, не учел…

Я и сам ни черта не видел!

Почему-то вспомнился «Ежик в тумане», когда я ворвался в густую завесу в поисках своей плененной «лошадки». Возможно, я немного перестарался. Но да ладно. Примерно, ориентируясь по памяти, я добрался до площадки.

Чья-то тяжелая рука легла мне на плечо. Кузнец! Силу его рук невозможно спутать ни с чем другим. Я уже было выхватил из-за пояса кинжал, как вдруг его шепот над самым ухом немного даже поразил:

— Мой лорд! Вы нас не покинули! Это ваших рук дело?

Я ошалел. Так меня не все предали? Или это наводка с целью сдачи этим священникам?..

— Я понимаю, что все, что сказал Зорчий — гнусная ложь. Вы не такой. Вы никогда не предадите нас! Но он… Он затеял что-то против вас. И не только он…

— Кто эти мужики в балахонах? — гениальный вопрос! Как раз подходит для такой суматохи!

— Они — представители Церкви Спасителя. Мой лорд, они даже для вас — страшный противник. Пожалуйста, бегите отсюда! Я их задержу.

— Я не уйду отсюда без пленницы! Меня пыталась убить не она…

— Я знаю! — неожиданно, он вложил в мою ладонь тонкую и теплую ручку. — Бегите! Спрячьтесь в лесах! После вашей безупречной атаки, бандиты еще нескоро рискнут заявиться вблизи деревни…

— Подожди, — я перебил мужика. — А как ты догадался, что я — лорд? И как ты нашел ее? Тут же ничего не видно…

— А я и не вижу. Уже несколько лет. Но этот запах… Только вы пахнете так странно для этого мира. Вас невозможно спутать с кем-то другим… Торопитесь! Они взводят арбалеты! Я немного задержу их… Спасайтесь!

Я даже не успел ничего ответить, как мощная рука буквально вытолкнула меня с площади. Куда дальше? Я бежал к выходу на память. А позади раздался сдавленный крик Зорчего…

Он справился со своей задачей. Я надеюсь, что его ни в чем не обвинят… Но кто вообще додумался поставить палачом слепого? Или же про это никто не знал?

Порой в голову забредают такие бессмысленные мысли. Я бежал в никуда, из тумана, навстречу свободе, таща за собой девчушку. Она спотыкалась, но я не останавливался. Сейчас на счету была каждая секунда.

— Лорей! — он не мог меня предать… — Я понял, что там творится что-то немыслимое, когда в деревню заехали священники Спасителя, потому сказал всем, что ты уже покинул деревню… Почему они?!

— Позже! — я наспех запрыгнул на лошадь, помог взобраться Тиамате и поскакал на всех парах.

Деревня, которая еще недавно приютила меня как родного, тонула в густом тумане. Мы быстро удалялись от нее, но пока путь держали в лес. Мне казалось, что кузнец не подставит меня.

Мы разбили привал в нескольких километрах от деревни, глубоко в чаще. Ламар, сообразив, что мне нужен отдых, ушел на поиски добычи. Тиамата сидела напротив меня и не спускала испуганного взгляда.

Предположим, что я Зорчему был политически невыгодным. Пустится ли он теперь на мои поиски? Несомненно. Что-то мне подсказывало, что деревня напомнит о себе еще не раз. Но зачем ему была нужна смерть этой девочки? Она же в силу своего возраста и такого затравленного характера не могла ничего сделать. Неужели старик ударился в предрассудки? Но чем он тогда руководствовался? На ум приходило одно: распоряжением этой самой церкви.

Но чем я успел насолить церкви? Десятину не уплатил? Ясное дело, что мой поступок был достаточно серьезным, что священники затребовали от старосты голову. Но ведь лично я точно ничего не делал такого! Или же они уже спасают бандитов в лесах?

Я завалился на траву и уставился на вечернее небо. В бесконечном космосе… сколько еще таких же разных миров? Или тут все как-то иначе?

Устал. Безумно. И не мог заснуть. Я прислушивался шелесту листвы и треску веточек, выжидая в безлюдном месте проклятого врага.

А еще и ее взгляд… Он словно сверлил меня. Я даже чувствовал это. Смешно, конечно, но я просто уже вымотался из последних сил. Нервный, ничего не понимающий — естественно, буду придираться.

— Что? — наконец, не выдержал я.

— Ни-ничего! Просто…

— Чего заикаешься? Боишься? — она промолчала. — Я тебя не вижу, так что скажи.

— Да…

— Не надо. Я не кусаюсь, — усмехнулся я, всматриваясь в бесконечное небо. — А вообще — почему?

— Как?.. Это же вы, лорд Диаленор, один из самых известных… мечей на территории всего эмирата…

— И ты эту тему начинаешь… Хоть бы что-то новое. Лорд Диаленор, да? Я — обычный человек, Тиа. Не надо меня бояться. А ты, я так понимаю, местная?

— Д-да, лорд, — тихо согласилась она. — А что… вы будете делать со мной?

— Ты это о чем, а? Я сегодня уже не соображаю вообще.

— Ну, — промямлила она, — вы же мой господин… Ваше слово — закон… Как вы планируете распорядиться моей судьбой?..

— Интересный вопрос. Ну, если Ламар не найдет ничего съестного — съем тебя. А если, все же, перекусим, то продам, — я засмеялся. Глупая шутка. Но когда я посмотрел на ее испуганное лицо, понял, что она все восприняла всерьез. — Ты чего?! Шучу! Успокойся, и так через слово заикаешься… Доберемся до Квазерка, там уже сама решишь. Это же лучше, чем сидеть под замком или, еще чего, пасть от рук ненормального старика.

— Но… мой господин. А как же вы?

— Не знаю. Пока не думал. Устал, — вздохнул я, медленно поднимаясь. — А с вами и не поспишь.

— Отдохните, — вдруг предложила Тиа. — А я послежу за костром и посторожу ваш сон.

— И глотку перережешь, как только я сомкну глаза, — от страха она побледнела и активно замотала головой. — А Ламар, так он вообще никакой караульный. Мечом орудует хуже меня…

Потом мы замолчали. Я проводил взглядом уплывающие тучи, затем переключился на каких-то птичек, закруживших неподалеку от нас. Маленькие, красивые… А Тиамата согнула коленки и спрятала в них лицо. Она меня не пугала. Как и раньше, так и сейчас, я был уверен, что от нее мне не придется ждать зла. Но под давлением этого сумасшедшего народа она стала слишком замкнутой в себе. И постоянно твердила мне «господин», что мне, если честно, не особо и нравилось. Не бесило, конечно, но все же.

— Так ты сможешь на карауле постоять? — дам ей шанс. Если вдруг она захочет убить меня, во что я вообще не верю, то она сделает это и позже. А меня подобные приключения сильно выматывают, а когда я вымотанный, я злой, а когда злой, могу и стукнуть кого по голове рукоятью меча, а потом разбирайся, по судам бегай, компенсируй ему причиненный ущерб… Лицо девочки засияло, и она покивала головой. — Тогда следи в оба. Увидишь или услышишь кого-то, кроме Ламара, не медля буди меня. Да и вообще, разбуди меня ночью. Все-таки, караульным надо меняться. Справишься?

— Конечно, господин!

Я же говорил, странная девочка. Но… неплохая. В ее глазах можно было различить неподдельную преданность. В нашем мире таких людей я не видел…

Что я мог сказать? Несмотря на все свои отрицательные стороны, он начинал мне нравиться. Я имею в виду, этот мир. За две неполные недели на меня столько всего обрушилось, сколько и за несколько скучных лет там, на родине, не происходило.

Под успокаивающий треск костра я заснул…

…и открыл глаза только поздно ночью. В костер кто-то подбросил хворост, было тихо и спокойно. А мою ладонь сжимала Тиамата.

— Что ты делаешь? — зевая, спросил я. Она поспешно убрала свою руку. Да я не был против, просто спросил.

— Простите, господин. Я… не могу объяснить, — она опустила взгляд. Ну вот что с ней делать?!

— Ничего страшного. Где Ламар? — она указала мне на мирно сопящего оруженосца. Рядом с костром покоилось пару тушек какой-то птицы, похожей на нашу утку. Неплохо, очень даже! У нас, конечно, были запасы из деревни, но тратить долгосрочные продукты, по возможности, не сильно хотелось. Да и лично мне, почему-то, нравилось жарить что-то подобное на костре, прямо в походе. Вот в детстве я запекал картошку в углях. Тут, конечно, другое, но сама атмосфера сохранилась!

Я скинул наброшенный на меня плащ и встал на ноги. К моему удивлению, раны на теле были обработаны чем-то непонятным, но очень пахучим.

— Тиа, а что это такое?

— В этих лесах много целебных трав. Я отыскала несколько прямо на месте лагеря, растерла на этих камнях, — возле костра действительно лежало два камня с зеленым налетом, — и обработала ваши раны. Вы, надеюсь, не против?..

— Ничуть, солнце, — они действовали! Нудная боль покинула меня, и это было восхитительно! А девочка молодец… — Спасибо, мне действительно полегчало.

— Вы удивительный человек, — тем не менее, продолжила она. — Я пыталась обработать рану на вашей спине, но ничего не обнаружила! Она затянулась за пару дней, господин… Это невероятно.

Кстати, да. Когда я пробудился, мое тело болело, но на следующее утро я чувствовал себя нормально. И спина никак не давала знать о прошлом ранении. Неужели тот сон, что заставил меня пробудиться, сделал и это? Но тогда можно ли назвать это сном? Неужели этот Диаленор и его слова — правда? Что я — это он, известный наемник? Но я — это я… И я — это он. Я уже запутался. Надо будет потом разузнать подробнее про весь этот несусветный бред.

— Забудем. Кстати, Тиа, скажи мне, зачем ты на себя взяла всю вину?

Кажется, она опять была готова испугаться. Я только успел покачать головой, как она побледнела. Ну да ладно, это с непривычки.

— Вы… простите. Меня заставляли… Я не хотела!

— Ну а кто добровольно захочет с жизнью расставаться? — логично, да? — Но хватит опять реветь! Перестань!.. А кто тебя заставил?

— Это был… Зорчий, — шмыгнула она. — А еще те двое, из Церкви Спасителя.

— Так, подожди… Они в деревне появились не в день твоей казни? И как ты вообще в этой деревне оказалась?

— Я — внучка Зорчего, — начала она. — Нет, они в деревне находились больше недели. Сказали, что в этот мир пришло зло. Они уверяли, что это зло обязательно ступит на территорию деревни… И там они хотели от него избавиться!

— Ты знаешь все, Тиа… Расскажи мне все, в подробностях! Это важно.

— Как прикажете, мой господин! Нападение на деревню, Гиен, организовали они! Священники! Зорчий был против этого, но они не хотели его слушать. Они требовали, чтобы он просил помощи у того, чье имя — Диаленор. У вас, мой господин… Ваше появление в деревне было предсказано с самого начала церковными служителями.

— Итак, что я понял. Меня ненавидит пару людей из церкви, и неизвестно почему, ради чего на деревню натравили бандитов? — Тиа кивнула головой. — Но когда я пережил их нападение, то ты стала козлом отпущения? — она еще раз кивнула головой. — И больше ничего не ясно?

— Нет, мой господин… Простите.

Та-а-ак… Потихоньку, я начинал представлять общую картину, но все равно, было много пробелов. Когда я очутился в этом мире, в деревню пришли эти священники. Угрожая старику чем-то, либо иным способом, они заставили ждать меня и просить помощи. Разбойники, значит, тоже послушались этих самых святош, отчего напали на деревушку, так? Когда неожиданно пришла победа, меня пытались убить. Скорее всего, Зорчий, и не удивлюсь, если по приказу этой парочки. Но у него не удалось потому, что меня вытянул из лап смерти мой глюк с именем Диаленор. В том, что я каким-то образом с ним был связан, у меня уже сомнений не возникало. И уже со зла они чуть было не казнили невинную девочку. Которая, оказывается, внучка Зорчего! А говорила, что сирота… Я понял, что кто-то тихонько сходил с ума, пытаясь истребить меня, но почему? Да и разве не легче было купить любого наемника, дабы он…

Ламар! Может быть, именно потому он так активно зазывал меня к себе на службу? Но тогда все предыдущие акты действий были простой игрой?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.