электронная
196
печатная A4
871
18+
Лиссандра. Тайна печати

Бесплатный фрагмент - Лиссандра. Тайна печати

Книга первая

Объем:
240 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-5880-2
электронная
от 196
печатная A4
от 871

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Где–то в окрестностях Западного Университета.

Одинокая повозка, поскрипывая старыми колесами, выехала из утомленной от солнца рощи, и впереди, наконец, показалась не менее унылая деревенька — последняя на пути к городу. Вернее, городку, основой которого являлся Западный Магический Университет. Конечно же, он был не сравним ни с Королевским Университетом, ни с Южным, ни с Северным, а был самый (уж если на чистоту) захудалый. Его создали специально для тех, кто был наделен хорошим уровнем магического дара, но не имел достаточных средств оплатить свое обучение в более престижных заведениях. Также сюда поступали те, кому повезло не испытывать недостатка денег, при обладании посредственным даром. Конечно, случались исключения, и тут появлялись одаренные и богатые представители различных рас.

Я лишь горестно вздохнула, у меня не хватало ни дара, ни денег. Это была попытка, изначально обреченная на провал. И чем ближе повозка подъезжала к Магическому Университету, тем яснее я это осознавала, но надеялась, что для поступления в Западный Университет моего дара хватит. Дар был очень слабый, но уникальный: все семь лучей мне были подвластны…

Мой горький вздох нарушил молчание. Возница украдкой кинул взгляд на попутчицу, которая всю дорогу провела в своих невеселых думах. Лисса выросла хорошенькой, собою видная, но и от работы не бегала, молчалива — так это в плюс. Глазищи в пол–лица, цветом весенней зелени, а то, что худа, так кости есть, нарастет и красота!

— Вот и деревенька моя, почитай, приехали уже! — возница был рад окончанию поездки.

— Спасибо, что подвезли, тут осталось недалеко, — очнувшись от своих мыслей, я огляделась.

— Если поторопишься, то до вечернего звона можешь успеть попасть в город. Не успеешь — ночевать тебе возле ворот придется! — напомнил старый Мотар. — Никто ради одинокого путника открывать ворота города не будет!

— Значит, потороплюсь, — кивнула я с благодарностью, и тут же ловко спрыгнула с телеги, будто сбросив невидимый груз с плеч, легко пошагала вперед по дороге. Будь что будет!

Мотар одобрительно улыбнулся. Бабушку Лиссы он давно знал, да и как не знать, Дамиру, ведунью? К ней из всех окрестных деревень за настойками даже пешком ходили! Магии в них не было, только хитро собранные, да с умом заваренные травки. В городе же имелись маги жизни, но откуда у деревенских жителей столько золота, чтобы у них лечиться, а уж к студентам на практику — лучше вовсе не попадать…

Семнадцать лет назад ведунье подкинули под дверь малышку, которую она назвала Лиссандрой и полюбила как родную внучку. Когда у совсем маленькой Лиссы прорезался дар, ведунья очень обрадовалась, да только он так и остался очень маленьким — не развился, а девочка же просто «заболела» магией. «Лучше б никакого не было дара, чем такой. Только расстройство одно…» — думала ведунья. Все, что кудесница знала по травам и зельям — все внучке передала. Конечно, с магией они были бы еще лучше, но этому нужно учиться. В том, что возьмут Лиссу на обучение, ей мало верилось, но Лисса жила этой мечтой. И в одно прекрасное утро, семнадцатилетняя Лисса, подгадав приезд деда Мотара за лекарствами, собрала вещи, попрощалась с Дамирой, и, запрыгнув в повозку старого возницы, уехала в город поступать в Магический Университет.

В городе же я ни разу не была, и с непривычки он оглушил меня гулом из открывшихся городских ворот. Я собрала всю свою растерянность, насколько смогла, и, расставшись с медной монеткой на входе, остановилась, чтобы понять, куда идти дальше. Дамира велела мне найти трактир «Толстый Гном» и передать его хозяину — полугному Ратишу лечебные мази для ног и заодно поселиться там до первых экзаменов. Стоять и думать посреди дороги оказалось не самой лучшее идеей

— Что встала, деревня! — боль пронзила мое плечо от грубого тычка.

Мимо прошли трое разумных, пьяно гогоча. В одном, судя по волосам, у него они были, как шерсть, а в глазах сверкал звериный азарт — я признала оборотня.

— Будущие маги, — с неприязнью сплюнул старик. Он еле успел увернуться от их аристократического пинка.

— А ты чего стоишь? Потеряла кого? — прищурился недоверчиво старожил.

— Не подскажите, где тут трактир «Толстый Гном»? — выдохнула я. — Я тут впервые.

— Пойдем, покажу! По пути нам, а одной девушке по ночам ходить опасно, — покачал путник головой и усмехнулся. — Приехали поступать, важные такие! Неделю уже нет покоя, ну ничего — еще пару деньков и кто-то заселится в общежитие в Университет, а кто-то и домой поедет, не поступив.

Трактир оказался рядом, только я бы его даже днем с огнем не нашла бы: как тут дома строились — не понятно.

Шустрый не по годам мужичок махнул рукой в сторону двухэтажного рубленого домика:

— Вот и Гном твой, бывай, девонька! — и его прихрамывающий силуэт поглотили надвигающиеся сумерки.

Я открыла дверь, и на меня пахнуло винными парами и умопомрачительным ароматом свежезапеченного мяса, желудок напомнил мне недовольным урчанием о единственном дорожном завтраке за весь день. За стойкой сидел очень широкий человек, видно было, что в его родне отметились гномы, к нему я и направилась.

— Добрых лучей! Меня Дамира послала передать вам мази и сказала остановиться у вас на пару дней.

— Чего ж не приютить хорошего человека, — хозяин таверны окинул гостью быстрым, но внимательным взглядом, — за постой денег не возьму, да и накормить найду чем, правда, поселить могу в совсем небольшой комнатушке, она только освободилась. Сама понимаешь — все занято уже поступающими, — развел руками трактирщик.

Ратиш достал из-под стойки коробочку, взял ключик и протянул его Лиссе:

— Вот, держи. Отдыхай, тебе моя дочка занесет позже ужин.

Два раза повторять не пришлось, уже через несколько ударов сердца я была наверху в своей комнате. Это первое место, где я ночевала не дома, и в предвкушении новой жизни, мое настроение поднялось. А когда мне принесла, лет четырнадцати девчушка, еще дымящийся ужин, все мои тяжкие думы начали исчезать вместе с ароматным куском мяса. Сполоснув с себя дорожную пыль теплой водой из ведра, что так любезно подняла наверх дочь Ратиша, я уснула, отдав свою судьбу в руки Богине. Бабушка всегда мне говорила, что она мне покровительствует. Во-первых, родилась я рыжая, мои волосы были видны за версту, а в миру все огненно-рыжие издревле считались обладателями редких даров. И еще Дамира обнаружила у меня на лопатке родинку по форме — один в один, как крыло Богини. «Это добрый знак, Лисса, Богиня отметила тебя», — приговаривала бабушка…


Университет

Ночью мне снилось что-то рыжее, смеющееся и летающее. Посчитав это хорошим знаком и позавтракав, я отправилась в Университет.

Он стоял чуть поодаль от города, его огромная территория была огорожена стеной из камня, которая тонко гудела магией. Подойдя к воротам, я постучала. Из окошка высунулся конопатый и лопоухий… эльф? Такое бывает? Его заострённым ушам не мешала абсолютная лопоухость, светло-рыжие же корни почти белых волос выдавали попытку хозяина скрыть их кричащую рыжину. Я взяла себя в руки, это же Магический Университет, и если я буду так разглядывать каждого адепта, то друзей мне точно тут не найти.

— И долго разглядывать меня будешь? — спросил эльф и чуть покраснел.

— Я хочу поступить в Университет, сейчас неделя экзаменов, как мне туда пройти?

— Как, как… ногами! Открывай дверь и иди! Стучит тут, неделя экзаменов, все открыто.

— Но, я думала, вы охраняете вход…

Эльф прыснул:

— От кого? Это город охранять надо от Университета! Как зовут тебя, рыжик?

— Лиссандра.

— Лисска, значит! А тебе идёт имя! Ну, давай, заходи, ни когтей, ни рогов!

Университет был огромным шестиугольным зданием с кучей небольших башенок то тут, то там, Венчали это великолепие шесть больших башен по краям крыши, и одна посередине. Массивные двери в три моих роста неожиданно плавно открылись, пропуская меня внутрь.

Справа зажужжала муха, я отмахнулась. Снова раздалось недовольное ВЖЖЖЖ. Вот ведь, Магический Университет, а от насекомых избавиться не могут!

— Нет, я счаззз ее укужжжу! — звенела назойливая муха.

Я ошеломленно попятилась назад, не веря своим ушам — это была говорящая муха!

— Простите, пожалуйста, я подумала, что вы насекомое! — сказала я, смутившись еще больше.

Мух зажузжал злее:

— Я Магожжук, наззз вывели с незззапамятных времен, чтобы сззамим магам не нянчитсззя с неумехами, поддержжживать порядок и сзззвоевременно сзззообщать о наружжжениях и наружжжителях!

— Эм… понятно, уважаемый мухожук!

— Магожжжук! — исправил он. — Пройдемте к экзззаменаторсзззкой комиссзззии! Понаедут тут с разззных деревень… — И дальше что–то неразборчиво жужжа, полетел по коридорам. Пришлось бежать за ним. Обиделся, наверное. Здание было поистине огромным и имело огромное количество лестниц, я уже начала подозревать, что мы делаем уже не первый круг, как магожук резко затормозил возле нескольких колоритных личностей.

— Твоя очередь — две тысззячи трисззта пять! — сообщил магожук и, развернувшись, улетел.

Я расстроилась, это сколько тут ждать, пока очередь дойдет.

— Две тысячи двести девяносто восемь! — раздалось над ухом и, кажется, вообще везде. Невысокий паренёк, с убранными русыми волосами в хвост, заметно вздрогнул и вошел в открывшуюся дверь. Дверь хлопнула, отрезая его от мира, и тут на меня накатил страх… Чтобы немного отвлечься от него, я стала разглядывать тех, кто находился рядом.

Возле дверей, спиной подпирая стену, стояла девушка. Ее черные прямые и длинные волосы обрамляли бледное лицо, на котором ярко пылали пухлые губы. Заметив, что я ее разглядываю, она хищно улыбнулась, при этом показав клыки с полмизинца. Вчера бы я еще удивилась, но на сегодня это чувство меня уже покинуло: «Ну Вампирша — с кем не бывает!»

Сама я ни разу не видела представителей этого народа, но слышала многое. Бабушка в таких вопросах была кладезем информации и не деревенских сплетен, а вполне научных и заточенных под зельеварение знаний. За когти вампиров алхимики платили золотом по весу товара — настолько хорош был отвар одной болотной травки, настоянный именно на когтях вампиров. Выдирать их было не обязательно, срезанные тоже отлично годились для поддержания мужских сил. Я опять посмотрела на когти и в восхищении застыла: это же десять коготков, длиною больше чем ее пальцы, золотых пять, не меньше.

Вампирша смутилась, она не поняла, почему я ее не испугалась, а с интересом рассматриваю ее ногти. Недолго думая, она спрятала их за спину. Я же разочарованно стала дальше осматриваться.

Возле окна стояла уже знакомая мне троица. Вид у них был, конечно, не такой бравый, как вчера, оно и понятно, после таких-то возлияний, а накладывать на себя заклинания протрезвления перед проверкой способностей на магическом камне чревато, знаете ли. Но они не выглядели испуганными предстоящей проверкой, скорее хотели, чтобы быстрее все закончилось, и можно было отсюда уйти. По поводу них мне все было понятно: они все трое имели любой степени дар, также как и состоятельных родных, способных оплатить учебу.

Даже с мизерным даром, как у меня, многие могли себе позволить учиться, а потом работать с артефактами, о чем я и мечтать не могла. Все дело в стоимости артефактов. Те, у кого дар сильный, но дыра в кармане, заключали контракт с Университетом на отработку учебы в последствие. Контракты отличались в зависимости от того, на кого учится адепт и насколько он был готов рисковать. Это от пяти лет и до тридцати. Если меня и возьмут, то я вынуждена буду долго, очень долго отрабатывать учебу. Про дыру в кармане это я преувеличила, стоимость обучения в УМе была очень высока.

Были и те, кому хотелось учиться по разным причинам именно тут, но их было меньшинство. Поэтому этот Универ всегда имел огромное количество работающих на него магов. Сам же УМ входил несколькими архимагами в Круг Магов, состоящий из пяти университетов.

Дверь открылась, вышел грустный паренек, и не глядя ни на кого, поплёлся прочь.

— Две тысячи двести девяносто девять! — раздался голос.

Оборотень из троицы двинулся к двери. Стояло еще двое, один очень высокий с огромным торсом, в его роду видны были орки, или чистокровный, хотя это не наверняка. Их тоже Лисса не видела, а из бабушкиных рассказов помнила, что у орков очень много племен: и огромных, и маленьких, и зеленых, и желтых, и даже оранжевые имеются. На самом деле невозможно не думать о ценных зубах орков, не всех орков, конечно, а только магически одаренных. Орки относились к этому моменту спокойно. Они же нелюди с молочными и коренными зубами: выпал зуб или выбили, новый зуб вырастал за месяц. «Эволюция!» — так говорила бабушка. Без зубов мясо не укусишь, а зубы у них часто выпадают в силу непоседливости и драчливости. Были случаи даже, когда орки расплачивались своими зубами, просто выбив себе пару — тройку. Ну вот, сразу видно — бесстрашный орк! Он заметил мой взгляд и широко улыбнулся, сверкая всеми рядами белоснежных зубов, наверное, хотел показать свою состоятельность.

— Две тысячи триста!

Оборотень вышел, довольно указывая на медальон адепта. И на экзамен отправился его приятель, хлопком по плечу поздравляя оборотня. Еще один персонаж был человеком, не броско, но добротно одетым, с уверенным взглядом синих глаз и темными волнистыми волосами до плеч.

— Две тысячи триста один!

Последний из компании зашел в комнату, двое других уже вовсю обсуждали, куда пойдут поправлять свое пошатнувшееся вчера здоровье.

Мухо… ой магожук привел еще одну девушку, небольшого роста, с прозрачными, почти невесомыми крыльями: «Дриада», — заключила я про себя.

Ее крылья не видны простым зрением, когда они этого не желают и выглядят почти как люди. Для того, чтобы увидеть эти материи, нужно знать и уметь применять заклинание разума. У меня же получалось видеть такие вещи от рождения не используя магию. И в детстве бабушка учила меня отделять видимое от невидимого и скрывать свое умение.

Дриады могли родить от любой расы, но только чистокровную дриаду, и только девочку. Жить семьей со стервозной красоткой женой и несколькими такими же дочками мог редкий мужской представитель, что совершенно не смущало прелестниц. Пыльца с крылышек дриад была мощнейшим любовным афродизиаком, правда ее действия хватало только на сутки, зато проблем с деторождаемостью у них не было. За это представительницы различных рас, мягко говоря, дриад и недолюбливали, что вовсе не мешало им самим использовать настойки на этой пыльце для собственных целей.

— Две тысячи триста два! — громкий голос вернул меня в реальный мир.

Троица, заметно повеселев, удалилась, судя по всему, обмывать студенчество.

В комнату же зашла вампирша. Все ближе и ближе мой номер, страшновато, конечно, но все в руках богини.

— Две тысячи триста три!

Вот и вампирша с медальоном ушла по своим делам, даже не взглянув на оставшихся претендентов.

Очередь орка.

— Две тысячи триста четыре! — В ушах начинало звенеть от волнения.

Парень ушел в экзаменационный зал.

А магожук опять кого — то привел. Я украдкой взглянула на новенького и чуть не поперхнулась: с виду обычный человек, может быть, его отличала лишь какая–то ленивая грация, которая присуща лишь очень ловким и знающим свою силу хищникам. Но вокруг человека была аура другого тела. Дракон! Я невзначай повернулась, и посмотрела внимательнее, но смотря прямо, ничего необычного не увидела, кроме глаз с вертикальными зрачками с огромной радужкой фиолетового цвета. Дракон, что–то почувствовал и вопросительно поднял бровь, мне осталось лишь приветливо улыбнуться и… вздрогнуть, когда раздался голос:

— Две тысячи триста пять! — Сердце «ушло в пятки».

Вот и все. Еле дыша, я зашла в комнату, дверь бесшумно закрылась. Посередине большой комнаты за столом сидело трое. В центре, в черной мантии был мужчина неопределенного возраста, и так как маги живут дольше многих разумных, то ему могло быть и тридцать лет и двести. Он смотрел с интересом. «Как будто на рынке», — закралась ненужная мысль. Справа сидел эльф, порода чувствовалась невооруженным глазом, но его взгляд был нисколько не высокомерный, как их описывают, а умный и проницательный. Третьим разумным была женщина: дамой ее назвать было сложно, какое–то «витание в облаках», присущее людям от науки, царило во всех деталях ее образа, даже в растрепанной прическе, которая ее ничуть не портила.

— Итак, претендент, положите руки на кристалл, выясним ваш потенциал, — сказал средний экзаменатор.

Перед столом с экзаменаторской комиссией стоял камень, на нем лежал кристалл с семью лучами, и на конце каждого луча находилось еще по кристаллу. Забыв как дышать, я подошла и положила руки.

— Ваше имя?

— Лиссандра.

— Раса?

— Человек.

Ничего не происходило, и мне стало казаться, что стук моего сердца заполнял помещение помещение все сильнее и сильнее. Кристаллы вспыхнули все разом: красный — огонь, синий — вода, голубой — воздух, коричневый — земля, белый — жизнь, черный — смерть и желтый — разум. Но горели очень тускло.

— Надо же! Вы удивили нас! — сказал средний экзаменатор, — давно не было ничего слышно о магах семи лучей, правда, в вашем случае дар очень слабый. Но по всей видимости вы прямой потомок веев. Позвольте представиться, ректор Университета архимаг Фарис.

— Архимаг Велей, — представился Эльф.

— Магиня Инелла. Очень интересный случай, — произнесла женщина, мгновенно став сосредоточенной. И сейчас разглядывала меня с характерным прищуром.

— Дар очень мал, прямо скажем, — ректор выдержал паузу, оглядев меня с ног до головы.– Вы рассчитываете на контракт? Но если дар не вырастет, то и отработать будет невозможно, вы это понимаете?

— Очень интересный случай, — опять задумчиво повторила женщина. Она, видимо, уже в голове провела серию опытов. От этой мысли у меня мурашки пробежали по позвоночнику. — Есть дополнительные навыки?

— Моя бабушка ведунья, и я, смею полагать, искусна в зельеварении.

— Лаборатория! — выдал эльф, и мне стало по–настоящему страшно.

— Отличная мысль, коллега! — поддержал его ректор.

— Конечно! Не отпускать же такую милую девочку! — заключила магесса, но в глазах ее был сугубо научный интерес к «милой» мне.

Я попятилась. Бежать! Ректор заметил мое движение и рассмеялся, я остановилась, поняв, что они имеют в виду нечто другое, чем препарировать меня.

— Мы предлагаем в качестве платы за обучение убирать в лаборатории. Вы ведь не понаслышке знаете, что колбы должны быть стерильными, и все должно лежать на своих местах. К сожалению, убираться при помощи магии там, по меньшей мере, неразумно, заклинание уборки может дать резонанс с заговорами в зельях и в магических ингредиентах. Мы принимаем вас в Университет, но только на полгода, если дар не будет развиваться, то и учить бессмысленно. Вы просто не сможете им воспользоваться. Это вам понятно?

Конечно, понятно! Меня приняли в Университет, всего на полгода, но я сделаю все, чтобы развить дар и получить полноценное магическое образование! От счастья слов не было, и я быстро кивнула.

— Так на какой факультет зачислим? — задумался ректор.

— Конечно факультет Разума, — высказал свое мнение Эльф.– Меньше всего адептов на факультете Разума, обладателей этого дара можно по пальцам сосчитать!

— Факультативно на мой, на магию Жизни! — заявила магесса.

— Ну, тогда и по магии Смерти подтянуть надо, классический высший треугольник, — подвел итог ректор и, обращаясь уже ко мне, добавил: — работа в лаборатории, не так легка, как кажется на первый взгляд, людям без магии там делать совершенно нечего, единственные нелюди — полудухи кшаксы брались за эту работу. Но последний представитель этого вида разумных сбежал со своей семьей после очередной выходки адептов… мда.

— Надеюсь, вы не сбежите, — со вздохом добавила Инелла.

— Это не самый легкий размен на контракт. Смею вас заверить, — продолжал ректор. — Иногда к вам будут попадать особо отличившиеся студенты на отработку наказания. Завтра с одиннадцати заселение в общежитие. Адептка Лиссандра, настоятельно рекомендую заселиться поближе к лаборатории. Восемь дней учеба, а для вас еще и работа, девятый день факультативные занятия, десятый выходной, это расписание на десятицу. Подойдите, адептка, вот ваш медальон! О том, что у вас открыты семь лучей, — продолжил он, — не распространяйтесь, если не хотите видеть очередь поклонников под дверью комнаты, желающих улучшить кровь семьи за ваш счет. Кроме находящихся в этой комнате, никто не должен знать ваш маленький секрет. Лучше будет, если вы скроете пару лучей из нижнего квадрата стихий, на ваш выбор. Свободны!

Дважды повторять мне не нужно. Одна мысль о том, что кшаксы сбежали, не давала мне покоя.

Полудухи были известны своей любовью к чистоте: им не нужен ни сон, ни отдых, а только маниакальное стремление все вымыть, вычистить и отскрести. Полным счастьем для них была награда — весьма дорогой ингредиент из зельеварения, порошок из рогов демонов. Он был необходим им для роста малышей кшаксов. Вызвать этого полудуха было простым делом даже для средней руки мага, а вот для заключения контракта нужно было иметь много золота или быть демоном. Родина кшаксов была в другом измерении, в наш мир они попали в одно из вторжений чужеродных богов, которые, если верить истории, неоднократно пытались захватить наш мир. Осев в Долине демонов, они существовали вместе с ними бок обок веками, как говорится, живи и размножайся, хоть и жили они рядом с расой, которая постоянно с кем–то воюет. И уж если они из Университета сбежали…

Хм, страшнее демонов только адепты. С такими мыслями я вышла от экзаменаторов, взяв на заметку разузнать, какое несчастье в виде студентов постигло кшаксов, и увидела прелестную картину. Дриада откровенно соблазняла и вешалась на дракона, видимо, выбрав самца для укрепления и продолжения рода. Дракон мужественно не замечал этого и старался держать как можно более глупое выражение лица. Его спас вызов дриады на экзамен. А так как у меня было отличное настроение, поэтому я сама не заметила, как в очередной раз улыбнулась дракону.

— А вы очень жизнерадостная девушка, — пробормотал дракон. — Вижу, вы поступили в университет? Может быть, после того как я закончу формальности, — он кивнул в сторону экзаменационного зала, — мы сможем пообедать?

Просящий взгляд от дракона? Я не была столь уверенна в своей неотразимости, что-то ему от меня нужно.

— Дриада?! — участливо спросила я.

— Она самая, — дракон понял, что его хитрость раскусили и вздохнул.

— Хорошо услуга за услугу: я вас спасаю из очаровательных и загребущих ручек, а вы делитесь своими знаниями об Университете, что тут можно ожидать только поступившим адептам.

— Договорились! Меня зовут Кирен, можно просто Кир, — заметно повеселел дракоша.

— Меня Лиссандра, можно просто Лисса.

— Мой старший брат учится здесь на курс выше, так что я знаю об этом Университете если не все, то многое.

Дриада на удивление быстро выпорхнула из зала и, мило улыбаясь в спину Киру, встала недалеко от дверей в явной попытке дождаться добычу. Смерив меня презрительным взглядом, она увлеченно начала изучать ноготки с безупречным маникюром. Наконец, дракон вышел, довольно улыбаясь, и, обогнув, скользнувшую к нему дриаду, ловко взял меня под локоток:

— Теперь, Лисса, я весь ваш!

Нужно было скорее уходить, потому, как сдерживать смех от вида дриады было сложно. Так и хотелось дать дракону подзатыльник, ну надо же в первый день заиметь врага в Университете, и кого! Дриаду, у которой из–под носа увела мужчину. Легкой учеба мне быть не обещает. Спасло дракона от рукоприкладства только то, что лучше иметь в лице дракона друга, чем врага. Вот такая расчетливая, умная, хотя и во все влипающая я.

Единственное, на чем я настояла, это недорогой трактир, и возможность самостоятельно оплатить обед. Пусть у меня не звенело золото в кармане, но перед тем как поехать поступать в Университет, я старательно откладывала честно заработанные на зельеварении монетки. На первое время должно было хватить. Если все-таки удастся заключить контракт с Университетом, то и стипендия будет. Это пока в мечтах, а о реальности надо расспросить одного наглого дракона.

Когда обед был съеден, и нам принесли отвар с вкуснейшими кексами, Кир спросил:

— Так что ты хотела узнать?

— В общих чертах правила, подводные камни, отношения между факультетами, все, что сочтешь нужным или интересным. Хотя, что ты знаешь о том, почему убежали кшаксы?

— Это самая важная информация для тебя? — хотел было сострить дракон, но, посмотрев на серьезную меня, развел руками.

— Ничего особенного не произошло. Брат рассказывал, что в конце года кто-то из студентов в очередной раз решил разыграть безобидного полудуха. Тот попался в заклинание непереходящего тела, то есть не мог находиться в своем втором, невидимом состоянии духа, а для духа это, как разумный не смог бы уснуть. И это еще полбеды: от заклинания его шерстка стала ярко-желтого цвета, что, конечно же, добавило страданий. Даже ректор не мог снять заклинание без страха полного развоплощения кшакса. Вот бедолага! Две недели ходил по лаборатории и страдал, даже уже ничего не убирал, в какой–то момент у него начала лезть клочьями шерсть. За ней сразу же началась охота предприимчивыми адептами на ингредиенты для зелий. И он решился на помощь ректора, хоть и с угрозой для жизни. Однако, заклинание перестало действовать само, и больше семейство кшаксов в Университете никто не видел.

— И ты говоришь, ничего особенного не произошло, адепты едва не довели до смерти разумного!

— Понимаешь, Лисса, адепты как дети, магия им кажется изначально игрушкой. Только потом приходит осознание того, насколько мощное оружие дается в руки. Это была злая шутка с полудухом. Разумеется, все участники этого происшествия были наказаны, всю практику провести на пустоши, охотясь на измененных животных и собирая с них ценные для Университета части тел…

— В пустоши легко стать самому обедом… — с осторожностью заметила Лисса.

— Правильное наказание способствует быстрому взрослению и пониманию ценности жизни, — настаивал Кир. — Случаются и по неосторожности разные происшествия, а уж когда речь идет об умышленном использовании магии против разумных, ректор долго не церемонится. Магический Университет — это школа выживания. Тот, кто скажет обратное, тот не имеет ни малейшего представления, о чем речь. Закончивших университет адептов гораздо меньше, чем поступивших, и дело не в отчислениях, хотя бывает и такое.

— Я за один день увидела столько разных рас, как все уживаются?

— Это одна из любимых тем ректора: различие по расам не существенно, существенно различие по разуму. И тот, кто пытается за счет другой расы самоутвердиться, не имеет его, в смысле, разума. Поэтому учить его нечему, и его исключают из Университета. Здоровое соперничество, наоборот, поощряется. Десяти лучшим студентам с курса на следующий год позволяют бесплатное обучение или уменьшение времени контракта на стоимость года обучения.

Так болтая с Киром, я узнала, что магожуки полезнейшие создания, они следят за порядком везде, только в личные комнаты адептов и преподавателей им не разрешено залетать.

— Спасибо за спасение и увидимся в ближайшее время в Универе!

Мы вышли из трактира. Кир побежал по своим делам, а я по своим, которых и не было. Самое необходимое бабушка собрала мне в небольшую заплечную сумку, мне осталось только дождаться утра и начать новую жизнь адептки УМ — Университета Магии.


Общежитие Магического Университета.

Сколько тут было людей и не людей. Комендантша, невысокая плотная гнома, сверяла данные в медальонах с данными в артефакте на стене, ловко выдавала номерки от комнат и свертки с формой УМа каждому страждущему до знаний студенту.

Простояв в очереди часа два, я протянула свой медальон и получила не номерок и маленький ключик, как все, а серьезный ключище, свой сверток и послание:

— Третья башня лаборатории, ключ от чердака! — голосом констатировала факт Комендантша.

— Но я…

— Распоряжение ректора!

Вот послали, так послали. Как назло, взяв положенную мне одежду, я столкнулась нос к носу со знакомой уже дриадой. Стервочка, презрительно поджав губки, посмотрела на меня, как на пустое место, ну ладно один–один. Я заметно приуныла и, попросив первого попавшего магожука провести меня к моему чердаку, пошла навстречу судьбе.

— Лесзззница сзззправа от лаборатории и вверх, — магожук улетел.

Я зашагала по ступенькам вокруг круглой стены, в которой была лаборатория и вышла на плохо освещенную площадку. Единственная дверь, видимо, и вела в мой чердак. Немного не так я представляла себе учебу в УМе. Ключ легко открыл замок, толкнув дверь, я оказалась на настоящем чердаке! Кто–то тут жил, наверное, лет сто назад.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 196
печатная A4
от 871