электронная
400
печатная A5
633
18+
Лиса занесена в Красную книгу

Бесплатный фрагмент - Лиса занесена в Красную книгу

Объем:
142 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0706-5
электронная
от 400
печатная A5
от 633

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Систему надо менять!

Пушкин развратник был. Бабник жуткий! Тут Наташка моя книжку прочитала, так дух захватывает. Ну, блин, и классик. Ну, бля, и моральный разложенец. И мы его, в натуре, в школе мучили — проходили. У меня до сих пор трояк по этому, по развратнику, в четверти, хотели на второй год. Из-за него, из-за разложенца. Сейчас бы его упекли куда надо по хорошей статье, по очччень хорошей. И так и надо. Не развратничай, не мучь детей, падла. Буря, понимаешь ли небо кроет. И пусть кроет, а я учи?!

Мне, понимаешь, твоя буря, в гробу её видал. Бутылку куплю, дома пересижу. Спецодежды не выдают. Я что тебе, блин, в бурю пойду крутиться, плакать, понимаешь, как дитя! Мало ли, что кровля, где у кого обветшала. Пусть плотют! Пусть реальные деньги плотют.

СИСТЕМУ НАДО МЕНЯТЬ!

Красная Шапочка

Красная Шапочка пошла по окружной дороге и встретила очень развратного Серого Волка.

— Красная Шапочка! А чевой-то ты?

Красная Шапочка не растерялась и сказала:

Сто баксов.

У Серого Волка с собой денег не было, и он попытался…. Но Красная Шапочка дала ему отпор. И он сразу понял, что не с той связался.

— Можно мне познакомиться с твоей бабушкой?

— И думать не смей!

— Но я с самыми серьезными намерениями.

— Волки позорные! Знаю я ваши намерения. Бабушек на вас не напасешься.


Их пути расходились. Волк пойдет по короткой дороге. Много впереди будет всяких бабушек. Но такой б…и он уже не встретит.

В лесу вечерело. Птички устраивали гнездышки, готовясь к личной жизни. У одного зайца родились зайчата. Один Серый Волк несся по лесу неустроенным холостяком.

— Все эти б…и, Красные Шапочки, думал на бегу усталый хищник.

Вокруг школы, где учились одни Красные Шапочки бегали Серые Волки и кусали друг друга. По ночам они выли на луну.

Луна смеялась над ними: Волки позорные. Вас так много, одну Красную Шапочку не можете уделать.

Пора было выбирать правильный путь. Поужинав какой ни на есть, более менее съедобной бабушкой, Серый Волк замечтал встретить подругу.

Волчиха дней моих суровых. Волчица злобная моя. Сколько ж можно по Красным Шапочкам?! Не маленький уже.

В лесу выло.

Выло, наверное, родное и доброе, серое и зубастое.

Красная Шапочка думала, что зря она так с Серым Волком. Бабушку все равно уже не вернешь. А личную жизнь надо устраивать.

Ну и что, что Серый. Зато Волк! Волчара. Крутой хищник. Связи в лесу, работает на медведя, опытный мокрушник.

В лесу выло.

Этой волчихе я пасть порву,

думала Красная Шапочке, уверенная в своей неотразимой привлекательности.

Бабушка, сидя в своей уютной 15-ти комнатной избушке в Майами, штат Флорида, вспоминала непутевую Красную Шапочку и диктовала условия завещания опытному американскому Серому Волку.

В лесу выло.

В нашем лесу. Наш Серый Волк. Сделал правильный выбор.

Вложил свои ценные бумаги в правильные активы. И делал предложение правильной волчихе со всеми удобствами и видом на Финский залив.


Красная Шапочка шла по лесу. Все еще было впереди. Лес все не кончался.

Лиса занесена в Красную Книгу

«Лиса занесена в Красную Книгу!!!??? Сколько можно пить?! И солнце у тебя пьяное. И вечно тебе привидится. То Гитлер приснится, то какой-то Жан Батист Гренуй. Закусывать надо, когда пьешь. Как из Антарктиды из своей проклятой приехал, все Сталин тебе снится. Выгоню! Как муж ты ни что не годен. Как любовник, книжка тебе любовница. Ну и спи себе с книжкой, может еще чего приснится, Чингиз хан какой-нибудь с Батыем, Ленин верхом на броневике. С меня хватит. Ухожу к маме».

Солнце светило на него. Все пьяное, пьяное. В душе горело, светились за горизонтом ледники далекой Антарктиды. Пора было начинать бурение. Дойти до сверхглубокой скважины и выкачать из глубин озера заветный напиток. Особую антарктическую повышенной очистки.

Может, в долг взять? Никто не даст, но пойти и взять. Сказать, что лиса отдаст. Она в Красной Книге, ей поверят.

Сталин глядел на него укоризненно, с портрета висевшего на стене. «Да, теряем мы кадры». Думал великий вождь, шевеля державными усами. «Пропала без меня Россия. Пора. Пора вставать из гроба. Ведь сожгли, сволочи, один пепел остался. И не встанешь, и не возглавишь». Где-то на кухне, в холодильнике кричал замороженный петух: Съешь! Съешь меня скорее. Но лиса не слышала. Она бежала к своей Красной Книге, думая о былом. Остерегалась равно и Гитлера и Гренуя. И тот и другой не наши, нападут и слопают.

Он все глубже погружался в антарктические грезы.

Гусь

Гуся подали на стол с яблоками. С капустой, с гречей! А он вылез из яблок, из капусты вылез. Клюнул Ивана Васильевича.


Весь в гречневой каше в форточку пытался удрать. Уж мы ловили его, ловили.


А Иван Васильевич сидел за столом. Яблоки ел.

Хоба-Тепе

ползу внизу. а она сверху опять камешки спускает.

— Ах, опять не попала.

Анна Андреевна! кричу. Чего ж ты такая плотоядная.

И опять шуршание, крик, шелест камней. Солнце подозрительно яркое.

А еще поднимаешься в горы. А еще лиса бешеная выскакивает в совершенно непредсказуемом контексте.

У этой лисы проблемы.

Но я ведь не могу. Я многое там не могу.

Но меня туда тянет. Раз за разом тянет.

И пограничники за каждой скалой. Притаились и подглядывают.

Как, он еще и так умеет?!

Очень сложно с советскими женщинами.

Сделать женщиной удается не всякую.

Одних уже сделали. Другие не прочь, но почему-то в другой раз.

В этот раз что-то мешает.

Однажды даже полоз помешал. Подполз хвостатый и подглядывал.

А солнце все светит. В июле туда и не суйся.

Солнце сверху, радиация внизу, ты посередке. Безумная лиса где-то хохочет в кустах.

Сердолик прячется в пропасти.

Много нас таких, охотников за сердоликами.

Хочешь, пойдем? Хочу, но с тобой не пойду.

А в ювелирном киоске, между прочим, обработают камешек, между прочим, носит.

Мы останемся друзьями.

Ну и оставайся.

В 5 утра. Встать. Поехать на чем надо. Приехать куда надо. Пойти.

По этим откосам, обросшим водорослями пойти. Увидеть восход солнца. Не умереть.

Хотя Анна Андреевна не удержится, камешек разок, другой сбросит.

Ах, крабы в Львиной бухте.

Ах, ящерицы на хребтине замечательного Льва.

Русалка в бездне морской не скажет ни о чем.

Просолилась, похрустывает мидиями, кокетничает с морским чертом.

В следующий раз сядь, чертик, на камешек. Пусть Валерий Семенович не доглядит, тоже на камешек сядет. Мы с тобой посмеемся.

Насмешливое ты моё счастье. Глаз да глаз за вами, бабами, нужен. Морские, просоленные, а все равно хороводите с чертями.


Чертовский закат с обрыва у Хоба-Тепе. Что-то он знает, закат.

Знает, но не скажет. Догадывайся.

Времени уже нет на догадки.

Стеною стали медузы в сентябрьских водах.

Родина зовет. А здесь ты был в гостях.

Мы всегда приезжаем, погостим, оставим кучу консервных банок, доведем до стресса лису.

Ту-Ту.

Сталинские лесопосадки давно выросли.

На севере осень. На севере всегда осень.

Первое сентября

Первое сентября!!!

Как испортить ребенку праздник. Пусть на всю оставшуюся жизнь запомнит, деточка.

Купите ему новую обувь. На два размера меньше. Пусть первого числа разнашивает. И не плачет!

Исключим для деточки бессонницу. Устроим на ночь маленький семейный скандал. Часа так на четыре, если не устанем, можно и на пять часов. А там уже и время просыпаться.

Конечно, режим питания. Баланс жиров. Чтоб очень жирные. Баланс солей, чтоб очень соленые. Больше кока-колы, свежей и тонизирующей.

С ребенком надо в позитивном ключе. Чтоб поговорить и чтоб синяков не осталось. Некоторые скажут, когда ж с ним говорить, когда вы всю ночь друг с другом разговаривали и даже друг за другом гонялись?

Мало ли что?! Одно другому не мешает. Забота о дите это святое. Первое сентября бывает только один раз, и прожить его надо так, и оно у вас проживет.

И даже домой припрется. Куда ж ему еще деваться.

Оно поймет, что каникулы закончились. Что впереди только чистописание, а у девочек только очень туго заплетенные косички. Заплетайте так, чтоб сама не выплелась. Пусть такой походит. У матери личная жизнь, пусть с заплетенной косичкой походит.

И, конечно, купим ребенку сувенир. Куда же ребенку без сувенира. Первого сентября просто обязательно купить сувенир.

Если вы вчера уже сувенир покупали, тем более надо купить сегодня сувенир и опохмелиться.

Можно и, наконец, нужно пригласить ребенка к столу. Он уже взрослый, его праздник. Пусть сувенир попробует. Будет чем в школе похвастаться. Если он у вас уже сувенир пробовал, можно попробовать ему дать и больше.

Пообещайте ему чего-нибудь приятное, поговорите по душам.

Он запомнит свой праздник.

Шишига

Русь Святая. Заимки и прочее лихолетье. Хозяин-осьминог.

Игрища и забавы сатанинские. Крепчает земля не похотью, а удалью молодецкой. Все девицы на заработках и приносят в подоле.

Подорваны устои, но крепчает застой.

Повойники поведают благую весть. Прозвенят в чащобе. Глянет медведь внимательным взглядом. И опять тишина.

Поспевают шишига и шмоква.

Брандахлыстит былое. В небе ненароком НЛО. Боингом проскрежещет и скроется. И опять туман, чубайс и ваучер.

Брешут собаки. Что у нас не было лучшей жизни. У нас, собаки, и не будет лучшей жизни. Мы и так живем лучше всех.

Футбол у нас в колхозе.

И опять отменили барщину. Девки, которые покрасивше, ходят на оброк. Мужики все сплошь поголубели.

Нефть кое-где, кое-когда, кое в кого местами булькает.

Опал последний лист. С последним указом. С последней сессии.

Выезжает барин по осенней пороше

По роже тебя! По роже! Не хочешь по роже?

Трубят рога. Несутся борзые.

Русь. Куда опять понесло тебя?

Не дает ответа. Сдала бутылки и крепко стиснула зубы.

Еще не все выпали.

Голубой принц

Жил да был принц такой толстый и проблемный, что я даже не знаю.

Однажды пришел к нему спонсор и спросил. Хочешь?

Принц подумал и согласился. Он и не знал!!!!!!!!

А спонсор очень даже знал.

Когда дело зашло слишком далеко. А всегда слишком далеко заходит. И уже не вернешь!!!!!!

В натуре, куда ж возвращаться? Мамка царица не поймет. Папка, на то он и папка. Король проклятый. Сватали там принцу одну. Всю такую. Стройную и такую. За стройностью она скрывала, была скрытная и неискренняя.

Не пара, думал принц, ворочаясь на своей горошине. Каждую ночь новую подкладывали.

Спонсор-то, думал принц. Какой, однако, думал. Все вы спонсоры одинаковы.

Но если не верить своему спонсору, то кому же верить?!

Без веры. Без надежды. Без должного материального обеспечения.

Любите спонсора. Даже на восьмом месяце беременности любите.

Вдруг он вернется?!!!!!

У принца было, однако, не заметно. У толстых, однако, часто так.

Из бедра рожу, думал. Как Юпитер, думал.

А созвездия не предвещали. Они всегда так. Когда не надо, предвестят. Когда надо, сидят за тучами. Будто и не при чем.

А при том, что кто у нас будет? Мальчик принц. Или девочка наоборот принцесса.

Экономика должна быть экономной, думал принц. Если сэкономлю, на пеленки дочурке как раз. Папа король выгонит, начнем скитаться. Лучше всего в диком лесу, среди диких животных. Девочка должна закаляться и увидеть хорошие примеры. Кто лучше волка? Сошью ей красную шапочку.

Она понесется впереди стаи. Она будет жить вольной естественной жизнью. А я, вспоминая прошлое, а я, уже весь в будущих заботах.

А они будут. Она встретит своего Маугли. Их ждет город в джунглях. И дедушка король простит и поймет. Мы ему изумруд подарим. То-то изумится. Из короны то все изумруды давно заложены перезаложены.

Заложенным носом принц звучно хлюпал, шмыгал и непрошенная слеза, непростительно крупная, текла по его необъятным щекам.

Видел бы меня мой спонсор.

Но спонсор видел все.

Где мне найти еще такого. Чтоб толстого и молодого.

И вопрос оставался без ответа. И зов джунглей звал. Приди ко мне спонсор. У нас тигры некормленые.

И спонсор летел. Самолет, пролетая над Гималаями, разбивался о ледяные вершины. А спонсор плыл. И цунами уничтожало его утлый 200 сот миллионный кораблик. Яхту. Яхта шла ко дну. А спонсор брал боевого верблюда. А пески пустыни заносили его. Заносили на другую метагалактику. И космический корабль спонсора летел прямо к цели. И цель знала, он летит. Не знает куда лететь, но шибко летит.

И дочка росла, не зная слова папа. Зато какие слова звучали в джунглях. Чему только Маугли её не обучил. Всему, что знал, обучил. А ни х.. он не знал. Мама волчиха совсем не владела языками. Зато как оба выли!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Принц проливал слезу. И даже еще больше поправился.

Больше я уж не знаю, что больше то? Ты знаешь? Ну, знаешь, давай ты. Я читать буду, а ты, бл… давай. Ничего, что я тебя так ласково, по-домашнему? Ты совсем не она. Ты он. И тоже рожать собрался.

Ну напрягись. Тужься, тужься. Пролей слезу. Пролил. Во, я ж говорил.

С этим покончили. Этот сюда читать не сунется.

А спонсор, б…., сунулся. С парашютом из стратосферы. Летит, блин. Блин можно. Летит. Сейчас прилетит. Сейчас его тигры встретят. Бац. Парашют не открылся. Давай. Скорей давай запасной!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Бац. Запасной не открылся.

И что мы имеем в запасе?

Уже было начало июня. Хотя в джунглях всегда начало июня. Или сезон дождей, но никто зонтики не носит. А она носила. Папа принц подарил её кобелю, её Маугли. Она не знали, как использовать, но носила. Залезет на дерево, зонтик на вершине пришпандорит. Кайфует!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Бац. Чего-то мимо пролетело. Чего-то зацепилось за зонтик, а тот с перепугу взял и открылся.

Так юная принцесса спасла своего можно сказать родственника. Спонсора, блин, спасла. Что-то блинов много пошло. Автор выдыхаессси. Выдохни автор, правильно закуси и больше не выдыхайссси.

Они встретились, они не могли не встретиться. Где ж еще встречаться, как не в наших джунглях. Все удавы у нас схвачены.

Маугли недоверчиво смотрел на не внушающего доверия белого человека. Слишком много белых человеков, думало дитя джунглей.

Дитя джунглей правильно думало.

А папа принц своему спонсору на его спонсороносный предмет так смотрел, так смотрел. Лучшие минуты той еще жизни вдруг промелькнули в памяти принца. Вот он со спонсором. А вот спонсор и он с ним тоже. А вот он уже без спонсора, но уже есть что вспомнить. Уже у спонсора было опять что вспомнить. Маугли со своей ушли вглубь джунглей. Тигры пока не вмешивались, пока сытые были.

Где-то далеко, где-то за океаном, папа король вспоминал сына принца. Готовилась война, надо было пойти и всех победить. Шляется где-то, думал. Опять мне одному идти воевать.

Иди, сказал принц своему спонсору. Иди и дай мне подумать о нашем большом чувстве. Сестренку рожу своей или братишку, думал.

Спонсор сделал свое дело. Спонсор ушел вглубь джунглей. Развратный спонсор играл с огнем. Где-то рычали тигры. Почему они рычали? Ночь знала, ночь не выдавала свои тайны. Успеет ли прийти на помощь Маугли? И по х.. ему помогать совсем незнакомому дядьке. Ночью выла гиена. Ревел слон, решая проблемы со своей слонихой. Слоны долго решают, у тебя бы так не получилось. Получилось у тигров со спонсором? Пятна крови в утренних джунглях скажут нам о многом. О слишком многом. Кто-то кого-то съел.

Деду жалко, хныкала внучка.

Не хнычь, утром пойдет, соберем останки, поджарим на костре, не пропадать же добру.

Как ты можешь, Маугли!? Ведь ты у интеллигентной волчицы воспитывался!

Не ссы, батя. И тебе дадим кусман.

Утро тревожным светом светило в помятые морды участников драмы. Пора идти, собирать то, что безвозвратно утеряно. И не вернешь. И новое не наживешь.

С обновкой тебя, внучка, носи на здоровье.

Ой, кто это? Ой, что это?

Мужик, ты че, в натуре, тигра что ль уговорил?

Без проблем. Тиграм тоже надо жить. Купит себе новую тигрицу. Еще лучше этой. Примерь, примерь, дурочка.

Шкура ободранной тигрицы немым укором лежала полосатая на траве и ничего уже не могла прорычать. Что произошло в страшных сумерках, как предавал её любимый тигр. Мы можем только представить. Мы не можем и не хотим этого представлять.

Спонсор! Как ты мог. Он мог. Он многое мог. И этого страшного человека ты любил, глупый толстый принц. Принц, опомнись.

Принц не хотел и не мог. Слабый и безвольный он плыл по волнам своей нетрадиционной любви и готов был на все. Дочка, вся в папочку, безвольная и избалованная дочь джунглей с упоением мерила еще сырую от невинной крови шкуру. Где-то в джунглях ревел тигра. Он опомнился, сошел с ума от угрызений совести и хотел вернуть свою тигрицу. Плачь тигр, плачь. Твоя тигрица навсегда ушла от тебя. Ты продал её и продешевил. В любви нас всегда предает наш тигр. И наш спонсор тут как тут.

Чьи тяжелые шаги в глубине леса? Они приближаются. Может быть, это совесть проснулась? Проспалась старая дура и идет мучить главного виновника трагедии. Ага, спонсор!!!!!!!!!

Угу-гу. Угу-гу-гу. Да эдак громко так. Могучая фигура могучего слона, нового участника трагедии возникла в предрассветных сумерках. И сразу тропический восход солнца. И возопили обезьяны по всему лесу. Сейчас он всех вас к чертовой матери передавит.

И протрубил слон. Поедем начальник?

И все поняли и поспешили занять места.

А ты что особого приглашения ждешь? И понял Маугли. И занял свое место Маугли.

И спонсор сидел впереди и вел купленного слона по незнакомым тропинкам до боли сердца продажных джунглей.

Все вы слоны одинаковы. Стонала брошенная слониха. Но что характерно, быстро утешилась с другим слоном.

На берегу Бенгальского залива, где океан красиво прильнул к прибрежному болоту, где крокодилы скушали кого-то. Но ты ведь знаешь, спонсора не съели. Принц со своею свитой уцелели. А слон погиб, укушенный змеею. Он сожаленья нашего не стоит. Он предал, он погиб. И вспомнит ли слониха. Как тихо, в джунглях очень тихо. Из глуби вод встает левиафан. Заплатишь, барин?

Кит от счастья пьян. Да в наше время для кита найти такого, чтоб и богатого и до того крутого. Что на китах катается по морю.

Но это сказка…………

Так. Я о чем говОрю?

На Украине мир. В Крыму война. Плыви мой кит, нам ложь разрешена.

Так, с кем же мне идти-то воевать-то???!!! Бороться-то за мир с кем???!!! Все разбежались, никто не хочет за так воевать. Оплатишь король, пойдем на войну. Не оплатишь, предадим и врагу тебя сдадим. Где ж мой сын???????????

Принц, где ты?

Мокрый кит вылезает на берег. Дальше не поплывет. Впереди Альпы, за ними наше королевство. Не опоздать бы. Как бы чего бы да не случилось бы.

Но в сказках всегда все приходит вовремя, на то они и сказки.

Птицей с горных вершин слетает спонсор. Ясным соколом парит спонсор. Песнь торжественно гремит, спонсор!!! Ты здоров и не убит, спонсор. И в восторге сам король, спонсор. Да еще мешок камней, но это уже не спонсор. Маугли наш, все джунгли облазил, прибарахлился парниша.

На деда, помни мою доброту.

Войска кричат ура и идут в атаку. Но враги уже разбежались. Новое королевство, совершенно для старика короля лишнее, конечно же, достанется внучке и ейному ёб..ю, их обвенчают самым законным способом. И спонсор их благословит и что-нибудь подарит. Он такой. Загадочный с таинственной душой. Не даром тигр погиб. Не даром слон издох.

И принц издал довольный вздох. Выходит замуж принц. Тут сказке и конец. Все кончилось. И автор молодец.

Свободный сэкс свободных пацанов. Мечта, мечта моя, на все для вас готов.

А вы готовы? Ты готов отдаться?! Расслабься, стоит, стоит постараться.

Все он тебе подарит. Даже страшно. Не выговорить мне.

О сколько счастья впереди…………………………..

Все как во сне………………………………………….


Далекий замок в труднодоступных горах Западно-Сибирской низменности. У окна над люлькой с младенцем тоскует и плачет старый принц. Спонсор изменил, спонсор бросил его и теперь утешается с другим. Все кончено, все в прошлом.

Младенец таращит глаза. Младенец не знает, что он сирота.

Но мы то с вами знаем. Мы то с вами слишком хорошо знаем…..


Ты на каком месяце? Тоже на восьмом?

Поросенок Вовик и волк Птррр Аркадьевич

Отправился поросенок Вовик на временно-освобожденную территорию.

Суверенные места, думал поросенок. Вот уж накушаюсь.

Сначала все хорошо было. Гулял поросенок. Ел поросенок. Фрукты с земли подбирал.

Много их на земле валялось. Яблоки, груши, вишни и сливы. Жрать и жрать.

И никто не спросит:

Ты что поросенок делаешь? Ты зачем чужие фрукты жрешь, поросенок?

Теплынь. Вкуснота. Люди куда-то разбежались. Только хрюкай. Хрюкай и ешь.

Громыхало вдалеке. Но ведь это далеко. Но ведь до нас, поросят, не долетит. Кому поросенок нужен.

— Мне-то ты поросенок и нужен — сказал волк Птррр Аркадьевич.


………………………………………………………………….………………………………………………………………….


— Волк, может ты есть не хочешь? Может, ты секса хочешь?

Как эротично улыбнулся поросенок.

Какие мысли пронеслись в суровой башке отважного хищника.

Жизнь моя не в шоколаде, подумал он. Может, развлечься? Может этот поросенок и ничего? Съесть я его и потом могу. А сначала отдохну от государственных забот.

Волчица меня простит. К поросятам не ревнуют.

Я ей косточку принесу.


Поросенок ждал. Поросенок трепетал от нетерпения. Хвостик у него трепетал. И рыльце тоже трепетало.

Как у меня с волком-то будет? Может и не съест?


Волк налетел. Птррр Аркадьевич набросился.

— Петя!!! Не так страстно. — только и хрюкал поросенок.


Пролетали в небе самолеты. Делали фотосъемку.

Удивлялись в космосе спутники. Что это волк Птррр делает?

Президент с африканским темпераментом выслушивал госсекретаря:

Неужели еще и так можно?!

Что, они уже второй час трутся?


Вечерело. Опадали последние сливы. Поспевал на полях виноград.

Волк устал.

Нет, чего-то не хватает. Что-то в этом поросенке не то.


— Волк. Я стал жертвой твоих порочных наклонностей. Ты у меня первый. Может, заплатишь? — хотел сказать поросенок.

Но он знал, что волк никогда не платит. И по какому тарифу брать с волка? Посоветоваться бы с Миллером. Но Миллер там, в России.

Ох, как хвостик болит.


Неплохо бы пожрать, думал волк.


Они поглядели в глаза друг другу. Они поняли друг друга.

Пролетавший мимо самолет сбросил нечаянно бомбу.


Какого волка мы потеряли!!! — плакала Украина.

Какого поросенка не уберегли!!! — рыдала Россия.


Бомба не взорвалась. Поросенок и волк бежали в разные стороны.


Вот так и покушаешь, думал поросенок.

Мои мирные инициативы опять остались без ответа, думал волк.

С этими поросятами только силой. Только силой.

Секса они не понимают.


Президент лег спать глубоко неудовлетворенный. И всю ночь ему снилась красивая поросячья попа. Элегантно закрученный поросячий хвостик.


Умеют же жить, ворочался с бока на бок.

Может того, опять перезагрузиться?

Поросенок Вовик и медведь коала

Поросенок Вовик познакомился с медведем коалой.


Какой эротичный!!!

Может это моя судьба?


Кенгуру ревновал и бил хвостом:


Что связывает вас с этим медведем?!

Вы поддерживаете с ним контакт?

А может быть тут что-то большее?!!!


Ах, если бы большее. Я бы отдал ему все!

Волк Петр Аркадьевич стряхнул пыльцу моей невинности. Но у меня под хвостиком еще много такого!!!

Загадочного.

Коала приятно удивится.

Интересно, что он кушает?

— Коала, давай кушать вместе.


Флегматичный коала никак не мог понять.

Чего этому поросенку надо?

Залез от поросенка на дерево.

— Коала! Давай кушать вместе.

— Ну лезь на дерево и кушай.

— А я не умею.

Коала возмутился и обкакал поросенка.


В самолете, вылизываясь, поросенок настойчиво думал о своем коале.

Кал то у него какой! Оказывается, вегетарианство это вещь. Кал моего медвежонка такой парфюм…

И поросенок мечтал. Всю дорогу мечтал.

Как бы перевести местных медведей на растительную пищу.

Как бы пригласить медвежонка коала в Москву.

И воспользоваться его беспомощностью. Он попытается….. Но я буду нежен и неумолим.


В тени зеленых насаждений

Найду заслуженный приют

Фонтан приятных наслаждений

Для поросенка заведут.


А тем временем кенгуру умел договариваться.

А тем временем корабли с мороженой кенгурятиной меняли курс.

— Долой поросенка!!! — гремела голодная столица.

Самолет заблудился в джунглях Восточной Сибири.

Уже выпал снег. Уже поросенку не хватало подножного корма. Уже забыт был обольстительный коала.

Надо выжить. Надо съесть, что дадут.

Но ничего не давали. Экипаж самолета перешел на сторону восставшего народа и охотился на поросенка.

Съедим и скажем, что боролись за демократию, врали друг другу пилоты.


И если бы не медведь. Если бы не наш исконный, бурый, но очень даже неглупый медведь.

Места в Госдуме пришлось зарезервировать за медвежатами. Медведица получила контрольный пакет акций.


Мечту о коале пришлось забыть. Суровая реальность. Жестокая сэ ля ви.

В дебрях севера рыскал кенгуру, ломая хвостом заснеженные деревья.

Народ в Москве устал бунтовать.

Какой бы ни был, пусть поросенок. Лишь бы был.


И вот самолет с отощавшими пилотами уже летит в столицу.

Бунт кенгуру жестоко подавлен.

Мороженую кенгурятину никто не хочет есть.

Съедят москвичи.


Счастлив ли был поросенок?

В глухой ночной тиши всхрюкнется порой.

В Крыму шумят эвкалипты. В зоопарке выращивается свой коала.

Не то. Совсем не то.

А ты провела евроремонт?!

Я буду доступна тебе по ценам ниже рыночных, шептала она ему.

И луна ярко светила.

И шумела волна.

И цунами подкрадывалось к ним, ни на что, в общем-то, не надеясь.

Я решил все проблемы — принял таблетки, шептал он ей.

И снова что-то подкрадывалось, шумело, светило и обваливалось с потолка.

А ты — провёл евроремонт?!

А ты — провела евроремонт?!

И они провели евроремонт и жили долго и счастливо.

И луна светила, никто её не ремонтировал.

И волна шумела, а я сегодня не принимала таблетки.

И цунами отчаялось, ушло, разрушило совсем не тот город и утопилось. Утопилось!

А они начали уже планировать.

Пора, шептала она.

Пора, шептал он.

На горные лыжи и в Куршавель?

Мальчика назовём.

Нет, на Мальвивы, только на Мальдивы.

Девочку назовём.

Мальчика.

Нет, девочку.

Какой у меня в детстве был!

Такой же, как ты, лопоухий?

Нет, такой же, как ты, преданный.

Как хочешь любимый.

Хочу щенка!!!

Кастрировать не будем?!

Ни за что на свете.

И они завели.

Но это уже совсем другая история.

Он выл под луной.

Луну пришлось кастрировать.

Но когда любишь. Когда любишь мороженое с пирожным, шоколад молочный и шоколад с орехами.

Ничто! Слышите вы, ничто не помешает нам завести своё, личное, очень счастливое счастье. И что оно линяет. А вы разве не линяете. Вы, линючий и прожорливый. Вы, шумный и надоедливый.

Шумите где-нибудь там.

И он шумел там. Он понял, ему дали понять.

Что счастье только для породистых, таких как мы, таких как ты, я, он, она, вместе дружная семья. И восемь я. Пёс Пофамилии-Собакин, совсем не наш человек. Его здесь не стояло. Он не выл с нами на луну. Его не кусала блоха. Так будем же счастливы. Как светит луна. Поёт волна, её опять избил Киркоров. Но она всё-таки поёт. Беспроблемная, ненапряжная луна. Позитивная волна эксклюзивности полна.

Эксклюзивное цунами и ночная тишина. Не вой красавица при мне. Кобелек-то наш. Каков кобелек!

Ты чё, в натуре? Ты чё пишешь? А ты чё читаешь? Чё ты читаешь, ща пасть порву, пошла отсюда. И ты пошла и ты. Все пошли, я один погуляю. Моя луна, моя волна, я её таблетками кормил. Родим двойню, старшего назовем девятый вал, младшенькую, волна убийца.

Дусенька ты моя, твой папочка псих, совершенно ненормальный, абсолютно бешеный. Будь счастлива моя цыпка. Сейчас я тебя расчленю. Тарас Бульба сказал: Я тебя породил, я тебя и убью. Мы пройдем дальше Тараса, сделаем больше чем Бульба. Что такое Бульба? В сущности, картошка. Свой суицид я уберу цветами. Я буду тебе приносить. Никто не будет знать. Никто не догадается. Некоторые удивятся. Но здесь. Но в лесополосе. Но будут появляться свежие цветы. Свежие трупы я запланировал на следующую осень. У нас плановая экономика. У нас передовые методы. Я поделюсь. Вы содрогнетесь, но я поделюсь. Планета узнает своего героя. Для меня и планеты мало. Если вам ещё мало, я вам добавлю. А потом расчленю. Хорошо замоченные в хорошем сортире, вы будете украшать дизайн, ландшафт, интерьер и, кстати, какой у вас экстерьер? Я работаю только с элитным материалом. Ты, элитная моя, иди сюда, чувствуй, что тебе уже хорошо, что ты уже там. И то, что ты ещё здесь, я исправлю так, что даже не почувствуешь. Чувствуй лапа, где моя лапа. Моя лапа на пульсе времени, начался отсчет времени, подсчет ваших голосов, материализация ваших желаний, эксгумация ваших останков.

Останемся друзьями. Я напишу тебе по электронной почте, я прилечу к тебе ближайшей электричкой. И под крылом у тебя будет петь, клубиться, непременно сиреневым, зелёным. И черный Мерседес, черный черный Мерседес увезет тебя в тундру, в ямало-ненецкую тундру. Я сяду тебе ночью на постель, я не буду давать тебе покоя. Всю ночь. Здравствуй, моя Мурка. Все мы вышли, все мы идем, все мы придем. И там, куда мы придем, нас уже ждут. Хорошие статьи, хороший адвокат. Отличные условия содержания. Наша система — самая гуманная в мире. Других то не знаем и знать не хотим и жить не сумеем. В другой то системе. Без нашей-то Мурки.

Так о чем мы бишь с тобой, Лиза? Как ты дошла, Лиза, до жизни такой?!!! Я ведь помню тебя другой. Я ведь помню тебя гордой. Где твоя гордость?!!! Не заглядывай ко мне в карман, не дам. Твоя гордость в другом кармане. Вышли мы все из Гоголевской шинели. Идем, видим, никто уже шинель не носит, все в куртках, некоторые в плавках. Да, некоторые и без плавок. Но зачем поглядывать. Чего там не видела, ты уже с тринадцати видела такое, чего я и в 70 не увижу. Немало испытала ты, Лиза, на своем трудовом пути. В час, когда надлежало погибнуть непорочности, ухала сова, рыдала волна, та самая, опять приперла, хочет таблеток. Но ты сказала, чего я мальчик там не видела. И он плакал, он понял, с его тачкой к такой телке не будет ему дороги. Все пути отрезаны. Мафия приняла его как родного. Он научился: Стрелять. Убивать. Убил в себе самое святое. Тебя, Лиза, не сумел убить. Ты, сука, снилась ему по ночам, как раз в рабочее время. Мафия исторгла его из своих рядов, как чуждый элемент. Он опустился, баллотировался в Госдуму, дважды в него стреляли, трижды клиническая смерть. Ни разу ты не пришла к нему в больницу, ни разу не принесла, хоть бы ампулку цианистого калия. Из твоих рук он бы принял. Принимаю тебя, Елизавета, сказал бы и приветствовал бы звоном щитовидной железы, тоже удалили. Дряхлой развалиной вышел он на волю. Она ездила где-то, с кем-то, у кого-то опять разбивала что-то, не то крепкую семью, не то инсульт с параличом. Всё кончилось, все инсульты, все рассветы, все наши песни спеты.

И луна ярко светит.

Не для меня.

И шумит волна.

Не для тебя.

И цунами гонится за нами, лучшее японское цунами, подождем его, на берег сядем. И обсудим жизненные планы. Ты умеешь плавать, я умею плавать. На такой волне мы уплывем с тобой за горизонт.

А там за горизонтом, там за горизонтом.

Вода, вода. Кругом вода.

Ты плачешь, мы утонем вместе.

На берегу споёт нам песню.

Наш старый друг.

УУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ.

Одичает без нас.

Собббака.

Маленькая баба-яга

маленькая баба-яга она же красная шапочка она же медведь липовая нога

никуда не пошла


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 633