электронная
72
печатная A5
412
18+
Личный дневник

Бесплатный фрагмент - Личный дневник

Думаешь, ты знаешь о чем этот дневник?


4.5
Объем:
224 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6295-2
электронная
от 72
печатная A5
от 412

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие к изданию

Здравствуйте, уважаемые читатели. Недавно в наши руки попал один занимательный дневник, который нам прислал очень хороший друг из Соединённых Штатов Америки. Цитируем для вас отрывок из его письма: «Этот ежедневник дала мне моя младшая дочка Аника, нашедшая его где-то на улице. Как-то раз, проходя мимо её комнаты, я заметил, как она неподвижно сидит на кровати и пристально смотрит в пол. Заинтересовавшись её занятием, я выяснил, что Аника пыталась создать себе с помощью мысли новый телефон. На вопрос: „С чего ты взяла, что это возможно?“ Она дала мне дневник некоего Джона Ди… Прочитав его самостоятельно, я немного впал в замешательство и у меня все ещё крутиться вопрос в голове: „А вдруг, прочитанное мной — самая настоящая правда?“ И знаешь, друг, я действительно хочу в это верить. Присылаю тебе, как творческой личности, оригинал этого дневника, быть может, он и твои мысли взбудоражит и приведет в восторг» И правда, переведя и прочитав записи Джона, нас самих заинтересовал тот же вопрос. Мы не знаем, правда это или ложь, истина или выдумка, но иногда хочется верить в чудо. Поэтому, с позволения нашего друга из Америки, мы решили издать дневник Джона в России, как полноценную книгу. Мы также постарались воссоздать точную копию его обложки и ход мыслей. Надеемся, что книга придётся вам по душе. Приятного прочтения!

Предисловие

27 ноября 2016 год. Конец ноября — время, когда сказка тихими шагами прокрадывается в наши дома. Рождественская суета — лучшее, что случается с человеком каждый год. Порой, даже День Рождения не такое волнующее и радостное, как ожидание удивительного Рождества и Нового года, дарующего нам новую жизнь. Ах, как прекрасны улицы, наполненные яркими красками переливающихся огоньков, будто миллионы светлячков освещают путь заблудившемуся страннику. Повсюду нас окружают волшебные снежинки, каждая со своим неповторимым узором кружит в воздушном вальсе и падает на мягкий, хрустящий снег. В такие дни нет нечего прекрасней, чем пройтись по магазинам в поисках подарков для своих самых близких и родных людей. Все обиды улетучиваются, и улыбки снова согревают сердца своей добротой.

Люди верят в чудеса, раз в год мы загадываем самые «сладкие» желания и с нетерпением ждем, что они исполнятся. Кто-то загадывает новый компьютер или повышение по должности, кто-то хочет себе маленького щенка, которого он будет любить больше всего на свете, другие же хотят, чтобы у них всё было хорошо. Неописуемо то чувство, когда желание исполняется, и вера в чудеса становится ещё сильнее.

27 ноября 2016 год. Конец ноября — время, когда холод пробирает твоё тело до костей, отвратительные сугробы поглощают тебя и не дают нормально ходить, а ноги превращаются в замершие ледышки. Ох, а если подует сильный ветер со снегом, то лицо превращается в заледеневший помидор с треснувшими губами. А эти надоедливые огни гирлянд: постоянно мерцающие и мешающие своим ярким светом спокойно заснуть. И почему люди так счастливы в это время?! Ведь всё это иллюзия, которая успокаивает и скрывает проблемы человека на несколько недель. Вы узнаёте себя? Если да, то рад поприветствовать свою родственную душу. Извините, что не представился сразу, меня зовут Джон Ди Пойзен! Странная фамилия, но на удивление — мне нравится. Вы, наверное, хотите узнать, кто я и зачем веду этот дневник? Очень славно, мы свами точно похожи. До недавнего времени, а точнее за несколько дней до написания этих строк, я, как считал, был обычным двадцатилетним парнем и думал, что знаю себя и то, кем являюсь. Хочу вас предупредить сразу — писатель во мне мертв, да, он собственно и не рождался, мне просто нужно поделиться с кем-то своими мыслями о том, что случилось со мной за это непродолжительное время. Интригует? Надеюсь! Но сначала, Вам нужно узнать, а мне вспомнить, какова была моя жизнь до написания этих затянувшихся строк.

Глава 1. Детство

5 июня 1996 год. Да, да, да, как Вы могли уже догадаться — это дата моего рождения. Переверните две первые девятки, и получится число Дьявола. Немного жутко, но глупо верить во всякие приметы, ведь мы с вами — довольно взрослые люди! Ну-у-у, я то уж точно. Хотя, сложно в это поверить, кажется, еще вчера мы с друзьями стреляли воображаемыми пистолетами из веток друг в друга, а теперь мне приходится жить в сарае, где всего лишь два окна, одно на кухне, другое в спальной комнате, одна твердая кровать, от которой вся спина хрустит по утрам, еле живой стол на деревянных ножках и шатающаяся тумбочка, и все это за четыреста баксов в месяц. — Ну, да, ладно… Хочу заметить сразу, что стрелять получалось лучше, чем у всех, но не будем отвлекаться от основной сути. Насколько мне известно, через день после моего рождения меня отдали в детский дом, — нет, не надо меня жалеть, просто читайте дальше. Называлось это место «Мир для всех». Естественно, настоящих родителей помнить было невозможно, в столь детском возрасте в памяти ничего не остается. Сейчас, даже будучи взрослым, у меня нет никакого желания искать их, к слову: а зачем? Что можно сказать людям, которых ты совершенно не знаешь, они для тебя просто чужаки. Это то же самое, как подойти к незнакомому человеку на улице и сказать ему: «Здравствуйте, я ваш сын, мне так хотелось взглянуть в ваши глаза». К моему счастью, в детском доме мне не пришлось задерживаться, на следующий день меня усыновила семейная пара. Это были Джессика и Макс Пойзены. Собственно, от них у меня такая фамилия. С самого детства они дали понять, что я был приёмным ребенком. Мне говорили это не, потому что Пойзены были плохими или злыми родителями. Нет, совсем нет, даже не смейте так думать! Просто они понимали, что узнать это будучи взрослым, будет намного тяжелее. И я с этим полностью согласен. Но я всё равно называл их мама и папа, неважно, кто твои настоящие родители, главное — семья, в которой ты вырос!

Джессика Пойзен была прекрасным человеком и любящей мамой. Её светлые и длинные волосы отлично подходили к доброму округлому лицу с удивительно гладкой и чистой кожей. Она постоянно радовала нас своей улыбкой и ямочками на щеках, кажется, не было таких дней, когда её лицо могло принять хмурый и расстроенный вид. А ещё, мама восхитительно готовила. Каждый вечер на ужин было что-то вкусное и необычное, даже не понимаю, откуда у неё в голове было столько превосходных, а самое главное изумительных рецептов. Нам с отцом очень повезло с ней. С Максом Джессика познакомились ещё в колледже, они постоянно говорили, что это любовь с первого взгляда, к несчастью, их объединяло схожее детство — у них не было родителей. Наверное, поэтому они и решили усыновить чужого ребёнка, чтобы хоть кому-то дать нормальную жизнь, которой у них не было в детстве. Отец гармонично дополнял маму своей внешностью. У него были темные и густые волосы, и лицо с ярко выраженными скулами. Еще на его верхней губе красовалась небольшая родинка. Мама постоянно подшучивала над папой, и говорила: если бы не эта родинка, то она бы никогда не обратила на него внимание. В выходные наша семья старалась проводить время вместе. В субботу мы часто ходили в любимое кафе «Сладкий мир». Заказывали один большой торт с шоколадом и наедались им до отвалу. — Д-а-а-а, сладкое — наша слабость, нам постоянно было плохо после этого, но мы каждый раз возвращались в кафе за новой порцией гормона счастья. По воскресеньям ходили в кино или гуляли в парке. Иногда, отец брал меня с собой на охоту и рыбалку. Так, я научился стрелять не только из палки, но и из настоящего оружия. Первое время попадать по банкам было трудно, мои хрупкие детские руки плохо удерживали пистолет из-за отдачи, но с возрастом, навыки улучшились, и стрельба по жестяным банкам была почти без промахов. Теплыми и уютными вечерами мы собирались в большой комнате, усаживались возле камина и допоздна играли в настольные игры. Любимой игрой была Монополия, нам нравилось постоянно соревноваться между собой и бороться за желаемый завод до последнего доллара, ведь на кону стоял огромный выигрыш. Тому, кто победит доставалось любое желания, которое обязательно должно быть исполнено. Помню, как после своей первой победы я пожелал у родителей большую железную дорогу, которой никак не мог нарадоваться. В голове до сих пор слышен звук гудка паровоза. После вечерних посиделок, мы, как и в обычных семьях, умывались и ложились спать с мыслями о новом дне. Могу с уверенностью сказать: наша семья была очень счастлива!

До шести лет, я рос обычным ребенком, ничего интересного, все мы с этого начинали, надеюсь. В школе старался не отставать от других детей, но почему-то тяги к учебе у меня не было. Когда учился в седьмом классе, мой преподаватель по философии Билл Кейли часто повторял одну фразу: «Джон, ты будешь превосходным философом!», скорее всего, потому что мне нравилось думать о чем-то, о своём на важных предметах и безвременно летать в облаках, растворяясь в аудитории. — Может, у меня в голове были мысли о бытие и мироздании? Но это вряд ли. Кстати, Кейли очень классный и крутой учитель, с интересной и запоминающейся внешностью. Первое, что сразу же вспоминается — его густые и седые волосы на голове и лице, а смешные круглые очки делают его похожим на Санта Клауса, только без своих саней с оленьей упряжкой. Но при всём этом он выглядел очень молодо. Самое таинственное и не менее загадочное в нём — это его шрам на правой щеке. Говорят, что во время похода в лес со своей семьей, на него напал дикий волк, и он смог выжить после этой встречи. Очень трудно верить в такое глядя на этого худого и доброго дядьку. Сам же он, всегда уклончиво отвечал на вопросы о шраме, наверное, хотел оставить мистический ореол вокруг своей скромной персоны, а может, действительно не хотел вспоминать случившееся с ним.

Не знаю почему, но Билл Кейли относился ко мне лучше, чем к другим детям. К слову: ничего не изменилось… Может быть, он видел во мне себя? В любом случае, было приятно иметь в друзьях такого преподаватель. Как-то раз, он спас меня от надоедливых громил из старших классов. — Немного прервусь. Раз уж я взялся вести ежедневник, то постараюсь подробней описывать диалоги и происходившее со мной, опираясь на мою неточную память. Не обещаю, что это у меня будет превосходно получаться, но ведь это мой дневник и веду его для себя. — Так вот, в тот же день, Кейли сказал мне пару важных слов, которые я всё ещё помню.

— Не показывай страх Джон, они видят, что ты слабее духом и поэтому задирают тебя.

— Но как мне это сделать? У меня не получается им дать отпор. Они в разы больше и сильнее.

— Измени свои мысли. Вся причина в них. Ты заранее настраиваешь себя на неудачу и проявление страха. Пойми, Джон, страх рождается в твоей голове, ты должен управлять им, а не он тобой.

— Один я ничего не смогу сделать.

— Представь, что ты не один, в тебе есть твой собственный защитник. Представь его себе, пусть это будет твой Дух. Изобрази его у себя в голове и тогда, ты сможешь стать сильнее. Только сильный духом, сможет выжить в этом мире. — Согласитесь, слова истинного философа.

Вернувшись домой после школы, мне захотелось нарисовать себе своего защитника. Он получился довольно страшным и пугал даже меня, но таким образом ребенок во мне пытался сделать свой дух сильнее, чем он был на тот момент. Я назвал его Гварди, и после этого внутри меня что-то изменилось, и тело наполнилось живой энергией. Это было странное чувство.

— Я должен быть сильным. У меня будет защитник. В следующий раз, мы с ним обязательно дадим отпор!

— Джон, что ты там бормочешь? Пора ложиться спать!

— Прости, м-а-а-а уже ложусь.

Вы можете считать это глупым, но мне этого не хватало. Про задир в школе дома не рассказывал, не хотел, чтобы отец знал, какой у него сын слабак. Я равнялся на него и пытался быть таким же сильным, как он, поэтому, чья-то поддержка мне была необходима.

На следующий день Генри и Дерек снова решили достать меня. Эти два засранца были старше на два года. Генри Уолен был чуть ниже сторожевой башни, с дурацкой прической и кривыми зубами. Когда он говорил, слюни постоянно вылетали у него изо рта. Если его поставить посередине лужайки и заставить говорить, то даже под палящим Солнцем Дикого Зада газон будет всё ещё влажным. Дерек Ройс — некий прихвостень Генри. Среднего роста и с круглыми щеками, нет, он не был толстым, но его щеки… будто белка запихала ему в рот орехи и приказала охранять их до следующей зимы. Они всегда были вмести, как неразлучные подружки, я всё ждал, когда же они уже будут ходить за ручку. К своему счастью, если это можно так назвать, доставалось от них не только мне, но в последний раз всё оказалось иначе.

— Эй, мелкий подкидыш. — Да, именно так они меня и называли, в школе знали, что Джессика и Макс не мои настоящие родители, да, собственно этого никто и не скрывал. — Мы с тобой вчера не договорили!

— Да, да. А ну иди сюда, чужак. Сегодня твой «препод» тебя не спасёт!

— Решил настучать на нас взрослым? Тебе это не сойдёт с рук, паршивец!

Стоя с ними в углу, мной как всегда овладел страх. Моё тело не могло пошевелиться, ноги дрожали, словно ветки на ветру, а руки были холодными и неподвижными. Вдруг, в голове послышались слова Билла Кейли: «Представь, что ты не один, в тебе есть твой собственный защитник». Мне тут же вспомнился мой рисунок с Гварди, закрыв глаза, я начал представлять его в точных деталях и думать о нём. Моё тело наполнялось силой и духом. Не успев посмотреть страху в глаза, как в моих ушах начали доноситься крики Генри и Дерека. Они убегали от меня без какой-либо оглядки, так быстро, что через пять секунд пропали из виду. Что произошло, — спросите вы?! К сожалению, мне до сих пор это не известно, может, в тот момент мои губы бормотали вслух слова Кейли так, словно призывали дьявола на сатанинском языке, но скажу одно, — после того случая Генри Уолен и Дерек Ройс ко мне больше не подходили, и мне кажется, что они меня даже побаивались. Однажды, я случайно споткнулся в столовой и уронил поднос Дерека с едой, запачкав при этом всю его одежду, в былое время за такое мне бы пришлось месяц прятаться от него, чтобы не получить по голове, но Ройс извинился предо мной, будто это он испортил мой обед. В тот момент, мне даже почему-то стало неловко…

До восемнадцати лет жизнь шла своим чередом, ничего необычного и странного со мной не происходило. Первая любовь и первые разочарования, подростковые заботы и первый автомобиль. Кстати, моим первым авто был поддержанный Ford Mustang шестьдесят седьмого года, мы с отцом приобрели его на городской ярмарке когда мне было не больше тринадцати лет. Раз в год с разных городов страны к нам приезжали самые необычные и раритетные машины, кто-то из владельцев выставлял их на продажу, а кто-то просто хвастался тем, как смог отреставрировать свой автомобиль и вдохнуть в него новую жизнь. Пока мне не исполнилось шестнадцать, мы с Максом восстанавливали каждую деталь Mustang самостоятельно, иногда, нам даже приходилось ехать в другой город за нужной частью для авто. И знаете? Это того стоило! Машина вышла просто восхитительной, но она радовала глаз не, потому что была нашей давней мечтой, а просто из-за того, что мы вместе с отцом делали её поздними вечерами в гараже. В общем, жизнь шла своим чередом. После школы у меня было огромное желание поступить в колледж на архитектора, моя мечта — проектировать самые невообразимые по форме строения, меня всегда восхищал Тадж-Махал и его история о том, как король Великих Моголов Шах-Джахан отстроил для своей любимой жены Мумтаз-Махал величайшее произведение искусства в истории Империи Великих Моголов. Наверное, это безумно приятное чувство, когда ты вкладываешь частичку себя и своей души во что-то грандиозное. К слову, о моем стремлении учиться на архитектора знал и Билл Кейли, он порекомендовал меня в одно из учебных заведений, где у него работал брат Майкл. Сказать, что я был счастлив — ничего не сказать!

5 июня 2014 года. Как вы уже догадались, в этот день мне исполнялось восемнадцать лет, а еще это был самый знаменательный день в моей жизни — окончания старшей школы. Была прекрасная и ясная погода, на небе не было ни облачка, только иногда появлялись воздушные следы от пролетавших самолетов. Наш выпуск готовился праздновать завершение обучения, мы накрыли большой стол прямо под открытым небом, за которым должны были собраться вмести с родителями и преподавателями. Мама с отцом немного задерживались, но особого значения этому тогда не предавал, самое интересное они всё равно не должны были пропустить. Но… Помню, как из кармана моей выпускной формы, раздался телефонный звонок, думал это Джессика и Макс:

— Мистер Джон Пойзен?

— Да, это я. Кто говорит?

— Это офицер полиции, Мартин Дэил.

— Я слушаю вас, что-то случилось?

— Я обязан вам сообщить, что машина с вашими родителями попала в аварию. К сожалению, вынужден констатировать, что никто не выжил…

Глава 2. Сон

13 ноября 2016 год. Прошло больше двух лет после смерти моих родителей. Вы, наверное, хотите знать, что было со мной всё это время? Ничего! Пустота. Жизнь, которая у меня была, оборвалась после телефонного разговора. В тот день мне довелось потерять самых близких людей, никому бы не пожелал пережить такое. И… простите, но мне до сих пор тяжело это вспоминать.

Закончив учебу, мне так и не удалось поступить в колледж, денег на обучение у меня не было, собственно, как и желания. Хотя, помню визит Билла Кейли, он навестил меня на следующий день после аварии, говорил, что может помочь с поступлением, что смогу учиться бесплатно, даже его брат готов помочь мне в моём становлении как архитектора, но я был полностью разбит и не мог ни о чем думать, поэтому и отказался. К чему мне всё это, если не было людей, с которыми можно было бы поделиться своими успехами, своим первым проектом, да, даже своими неудачами. Кровные мать и отец от меня отказались, конечно, скорее всего, они испугались моих глаз, а теперь, ещё у меня не стало настоящей семьи. Может быть, на мне проклятье и со мной лучше никому не связываться? Скорее всего, вам следует с осторожностью читать эти строки…

Дом, в котором мы жили с родителями, забрали по закладной, все сбережения ушли на погашения долгов. После переезда в другой город решил начать все с чистого листа, первый год приходилось подрабатывать, где только это возможно. Денег едва хватало на съемную квартиру. У меня не было никаких представлений о дальнейших моих действиях, мне нечего не хотелось, жизнь проходила мимо меня с хмурым лицом, все яркие краски стали исчезать, вокруг осталась только серость и грязь, заполнившие моё тело и душу. Порой, в мою голову закрадывались дурные мысли, но меня что-то останавливало, не знаю что, скорее всего, я так и остался слабаком. Вот уже как год работаю офисным клерком, дело это не пыльное, но не то о чем можно мечтать. Постоянное общение с надоедливыми клиентами очень раздражает, им то и дело от тебя что-то нужно, они всем недовольны и вечно жалуются. Иногда, так и хочется высказать им всё, что ты думаешь, но не могу, ведь они — зеркальное отражение меня…

20 ноября 2016 год. Мне приснился невероятно странный сон, в нем был я и какой-то неизвестный человек, хотя, человеком его вряд ли можно было назвать, видны были только очертания фигуры. Она была очень высокой, позади неё развивалось нечто похожее на рваный плащ, сверху был накинут капюшон, который полностью укрывал голову. Глаза горели ярким красным пламенем, в них мелькала вся моя прошлая жизнь, так быстро и, так хаотично, словно фильм на старой изношенной до дыр кинопленке. Изредка, доносилось моё еле слышимое имя: — Джон, Джон, Джон! Голос принадлежал мужчине, он звал меня, будто хотел сказать что-то очень важное. Всё это происходило в какой-то необъяснимой пустоте, вокруг было мрачно и одиноко, иногда появлялись небольшие просветы в темноте, но они быстро исчезали во мрак. Не было ни эхо, ни других посторонних звуков, кроме бесконечно удаляющегося звона от моего имени. После долгого одиночества в кромешной тьме, Фигура протянула мне свою руку, она была кристально чистой и прозрачной, подобна стеклянному шару, внутри неё двигался сгусток какой-то непостижимой мне энергии, он напоминал скопление живых атомных частиц. Это нечто стало принимать разные формы, одной из которых был наш дом, точнее, его миниатюрная копия, он был выполнен в точных деталях, которые уже давно позабылись. Мне захотелось прикоснуться к нему, моя рука сама тянулась к этой энергии, но по непонятным причинам дотронуться было невозможно, словно мы — одноименные стороны магнита и, не успев коснуться — я проснулся.

Весь день в голове были только мысли о моём сне, даже в детстве у меня не возникало столько вопросов. К чему мне это приснилось? Зачем он звал меня? Почему я видел свою жизнь и родительский дом? Может быть, всё из-за стресса? Не знаю с чем это связано, но ни о чем другом думать было невозможно.

21 ноября 2016 год. Проснулся в холодном поту. Снова этот сон и снова Таинственная Фигура. Все было почти также как и прошлой ночью, только теперь в чужой руке лежала мамина цепочка с кулоном. Ей его подарил Макс на день рожденья, он был неотличим от настоящего, точь-в-точь как наяву. Мне вновь захотелось дотронуться до руки, кажется, на этот раз успех был так близок, что почти получилось ощутить кулон своим указательным пальцем, но сил не хватило, и сон прервался. Первые минуты после пробуждения меня посещало чувство досады, второй день подряд мне снится один и тот же сон, и всё никак не выходит дотронуться до сгустка этой невыносимо притягательной энергии. Ощущение такое, как будто мне нужно постичь какую-то тайну, но духовно или физически тело ещё не готово. Может, я вижу вещи из прошлого, чтобы понять причину той страшной аварии, в которой погибли мои родители? А вдруг это была не случайность? Но почему? И зачем это кому-то было нужно? Мои мысли снова были мне неподвластны…

22 ноября 2016 год. Уже догадались, что сон повторился? И Вы правы, однако, всё было иначе, чем в первые две ночи. Глаза неизвестной фигуры стали пылать синим пламенем, в них был Я, но узнать меня было сложно, если бы не мои волосы, то счел бы этого человека за незнакомца. Это был иной Джон Ди Пойзен. Не знаю, как это объяснить, но мой взгляд был пугающим. На этот раз в безукоризненно прозрачной руке сгусток энергии не менял форму, он был первозданным, таким желанным и таинственным. Теперь он сам тянулся ко мне, мы стали разносторонними полюсами, моя рука полностью овладела этой энергией, по ней будто прошелся ток, меня наполнило неописуемой силой и резко отбросило назад. Мистическая фигура начала отдаляться в пустоту. Мое сознание до сих пор помнит этот силуэт: черный плащ стал заполняться зеркальным пламенем, шаги были медленными и размеренными, словно корабль плывет по тихой водной глади. Без лишних слов фигура остановилась, и не глядя в мою сторону, будто от чьего-то удара рассыпалась вдребезги на тысячи мелких стеклянных и зеркальных осколков!

После сна тело было опустошено, это чувство невозможно ни с чем сравнить, но в то же время меня медленно наполнял прилив сил. В голове творилась неразбериха, казалось, что электрический ток мечется из угла в угол и не может найти выход для высвобождения своей энергии. Я постоянно думал о мамином кулоне, его образ не покидал меня ни на минуту, в мыслях он виделся мне в точных деталях, каждая царапинка, каждый изгиб цепочки, даже надпись на нём, все это было в моей голове. Или не только в ней…

22 ноября 2016 год. На часах 23:23. Уставившись глазами лежа в потолок, мой разум продолжал думать о кулоне, в какой-то момент моя левая ладонь почувствовала холод, её стало медленно тянуть вниз к полу, сжав руку в кулак и ощутив в ней какой-то предмет, тело резко подскочило, а из ладошки на кровать выпал кулон. Около минуты глаза не сходили с него, это был тот самый подарок Макса маме, на мгновение мне почудилось, что это сон. Рука снова ухватилась за него, кулон оставался таким же холодным и пугающим, я держал и ощущал его у себя в ладони, он был настоящим. Вы скажите, что это украшение было постоянно со мной после смерти родителей, но моя память не даст соврать Вам, папин подарок был давно утерян, и мама смирилась с этим. В этот момент до меня стало доходить, что это действительно реальность, в мгновение всё тело незамедлительно отреагировало на полученную информацию и впало в полное оцепенение. Каким-то непостижимым образом рука со страху отбросил кулон в сторону, в надежде, что он исчезнет. В тоже миг сон полностью поглотил меня…

23 ноября 2016 год. Утром меня разбудил стук в дверь. Кто-то настойчиво добивался от меня, чтобы мне пришлось встать не с той ноги и, помнится, в тот день у него это получилось.

— Дж-о-о-он! Открой эту чертову дверь! Я знаю, что ты дома! Пора платить по долгам!

Первая фраза, посетившая голову после услышанных слов: «Утро добрым не бывает». В дверь долбился мой арендодатель Стивен Кроф, тогда, мне нужно было отдать ему за квартиру ещё четырнадцатого числа этого месяца. На самом деле, Стивен нормальный мужик, но только если вы не снимаете у него комнату, в противном случае, он будет для вас хуже надоедливой тещи. Казалось бы, что может быть хуже? Но всё-таки может!

— Пойзен! Если ты сейчас же не откроешь дверь, то я её выдолблю! И заставлю тебя платить из своего кармана за ремонт!

— Иду, ид-у-у-у! Побереги силы для других жильцов.

Открыв дверь, меня приветливо встретил злобный взгляд Стивена. Почему злобный? Да, потому что у него один глаз косил в сторону, а другой пристально сверлил в тебе отверстие, думаю, ему даже сверло не понадобиться, чтобы взломать цельнометаллический сейф, — хорошо, что это было сказано не вслух, иначе мои дела вмиг бы усугубились. — Хм, до сих пор не пойму, в какой глаз ему лучше смотреть, поэтому пытаюсь отводить взгляд на его длинный нос с горбинкой. Наверное, такие же мысли возникают и у людей говорящих со мной…

— Извините, а вы кто? — Да, да мне ещё вздумалось посмеяться над ним…

— Пошути ещё здесь, шутник. Ты просрочил оплату за аренду на целых три дня, да это преступление против страны и меня!

— Ладно, ладно. Извини, Стив. Деньги в кошельке, сейчас отдам сразу за два месяца вперед.

Мне показалось, что он даже улыбнулся после того, как услышал про оплату, поэтому пришлось перекреститься, а то всякое бывает. Кошелек лежал возле окна на тумбочке, словно вандал я вытащил из него целых восемьсот баксов, — думаю, мой портмоне до сих пор мне этого не простил. Не успев сделать и двух шагов, как нога наступила на какой-то твердый предмет, и меня снова ввело в ступор. Это оказался кулон, который вчера был выброшен с испугу, кажется, я простоял так целую вечность и пришел в себя, только после того как Кроф снова заорал моё имя.

— Дж-о-о-о-н! Не заставляй меня ждать!

— Извини Стив, вот твои деньги. Как и говорил: плата за два месяца.

— Парень, у тебя всё нормально? Ты выглядишь как мумия, перевернутая в гробу после тысячи лет спокойного сна.

— Всё хорошо, просто в последнее время сплю плохо. Спасибо за беспокойство, Стив.

— Это все потому что, кто-то не заплатил во время и его мучала совесть каждую ночь! Надеюсь, такого больше не повторится, не хочу, чтоб у моего лучшего квартиросъемщика были стрессовые ситуации. Всего доброго, Джонни! — На лице у Крофа незаметно проскользнула улыбка.

Я молча закрыл дверь и еще около минуты стоял на месте. Мне не хотелось двигаться, все мысли были о кулоне, может он уже исчез и мне снова это привиделось? Собравшись с духом, мои ноги поволокли тело в комнату. Украшение всё ещё лежало возле тумбочки, во мне была уверенность на сто процентов, что оно точно принадлежало маме, — но как это возможно? Взяв в руки и сев на кровать, я начал его детально рассматривать. Сам по себе кулон золотой, он был выполнен в виде розы со стеблем, это любимые цветы мамы, на листьях бутона расположены небольшие углубления, в которые вкраплены алмазы, они напоминали капли переливающейся росы. С тыльной стороны на нём была выгравирована надпись: «С любовью, твой Джон и Макс!». Внутри находилась наша фотография с отцом, её мы сделали за неделю до того как подарили кулон маме на день рожденья. Тот день помню как сейчас, у Джессики был юбилей, целых тридцать пять лет, мы всей семьей отправились в один из самых дорогих ресторанов нашего города, там отец и преподнес подарок. Её счастью не было предела, всю дорогу домой она постоянно заглядывала внутрь и смотрела на фотографию, казалось, что наше фото ей понравилось больше чем само украшение. Определенно, определенно это тот самый кулон, мне было сложно его с чем то спутать. Немного придя в себя, решил убрать его в тумбочку, пусть пока полежит там, надеюсь, больше он не пропадет!

Глава 3. Этого не может быть!

Убрав кулон, вспомнил, что всё еще не умывался и не завтракал, зайдя в ванную, заметил, что явно что-то изменилось. Седая прядь на кончике моих темных волос стала еще больше, кстати, забыл написать вам о том, что она появилась у меня после того случая с Генри и Дереком в школе. Первые два года мама красила эту прядь в мой основной цвет, но потом мы решили, что она даже к лицу и больше ничего не стали менять. Глядя на свой лазурный и агатовый глаз, мне показалось, что они стали чуть ярче, чем обычно, будто добавили контрастности. Думаю, Вы уже догадались о том, что у меня была гетерохромия, — да, это действительно необычно, но в тоже время мне это нравилось. Мой взгляд часто приковывает к себе внимание. Хоть в чем-то я был не таким как остальные, правда, всех больше поражали не разные радужки, а именно аспидно-черный цвет левого глаза, как мне известно — очень редкое явление. Поэтому, в большинстве случаев люди смотрят именно в него. Пока чистил зубы, мне послышался ужасный и душераздирающий звук, к счастью это был мой желудок и хорошо, что этого никто больше не слышал, иначе, в такие моменты становиться очень неловко. К моему сожалению, в холодильнике было пусто, оно и понятно, за три дня его ничем не пополняли и он был голоден не меньше моего. Всё это время моё тело торчало дома, и мысленно было погружено в сон, к удивлению, на работе меня тогда не уволил, но об этом чуть позже.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 412