электронная
90
печатная A5
294
18+
Личная жизнь драконов. И не только

Бесплатный фрагмент - Личная жизнь драконов. И не только

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-1726-2
электронная
от 90
печатная A5
от 294

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— Так давай, еще раз покажи!

— Портрет, Ваше Высочество?

Гневный взгляд был ему ответом. Отогнав секретаря, рядом с одевающимся принцем встал Лорд Советник, понятливо раскрыв досье на дочь соседнего правителя.

— По договору от 14.05.1696 года с Исхода по заключении брака между наследным принцем Тарланом из Ольтерии и второй княжной дома Буртисов, к Ольтерии отходят следующие земли: портовые города…

— Пропускай, — перебил его принц, пока его запихивали в парадный камзол. — Что дальше?

— В качестве приданого за невестой идет 500 тысяч золотых, драгоценности на сумму 200 тысяч и долговые расписки короля Ольтерии Дарга Второго… — Секретарь не подумав подсунул своему господину под глаза портрет невесты. Принц издал рыдающий смешок и торопливо отвернулся. Лорд Советник обежав зеркало и зайдя с другой стороны торопливо заговорил.

— Ваше Высочество, я говорил, что казначей хочет назвать своего внука в вашу честь? А все Министерство финансов совместно молились за ваше здоровье в центральном храме?

— У казначея родилась внучка. А эти чинуши из Министерства лучше бы работали чем рассекать по городу в рабочее время, — Тарлан тоскливо поглядел в зеркало, а потом на Советника. В комнату заглянул распорядитель.

— Время, Ваше высочество!

Еще несколько вздохов и под говорок Советника (Выход к морю, господин, погашение долгов!) почти прекрасный принц спускается к гостям, заучено улыбаясь. Невеста стояла рядом со своим отцом, укутанная в кучу кружевных оборочек и не особо различимая под вуалью. Принц застыл рядом и, под бубнеж священника, с ужасом прислушивался в грозному поскрипыванию корсета прекрасной девы, судя по звукам, детали этого аксессуара испытывали существенную нагрузку. Взгляд на Советника (тот потряс ободряюще договором), взгляд на отца (тот уже был пьяно весел и обнимал фрейлин будущей невестки) и на лицо возвращается вежливая улыбка. В небе блеснуло что то золотое, и под раздавшиеся крики и топот сбегающейся охраны, Тарлан увидел как на крышу Храма приземлилась переливающаяся золотым гигантская ящерица.

— Дракон! Спасайте женщин! Княжну в кольцо! — вопли оглушали, а потом мощное драконье тело взмыло в воздух, и вокруг него сомкнулись огромные когти.

Сначала была темнота, в которой было слышно только шумное, эхом отражающееся от стен, дыхание большого зверя, да тихий перезвон монет, которые осыпались вниз, потревоженные неосторожным движением. Через пару минут темнота перестала быть такой абсолютной и молодому принцу, который очнулся в этой темноте, даже удалось оглядеться. Небольшая комната, в которую его грубо закинули, это он помнил отчетливо, как и полет в когтях и удар о стену, который вышиб дух и сознание, отличалась простотой и, даже, какой-то аскетичностью. Вместо кровати в углу были навалены сухие листья, а роль умывальника выполнял текущий по одной из стен ручеек, который исчезал в дырке в полу. Тут даже было окно, проплавленная дыра в камне в которую можно было высунуть голову и впечатлиться видом облаков, которые проплывали ниже его тюрьмы. С другой стороны была грубая, но довольно надежная решетка, через прутья которой можно было протиснуться при желании, но смысла в этом особого не было, за решеткой был лишь небольшой уступ, который обрывался в пустоту пещеры, освещаемой призрачным светом звезд, без какого либо намека на лестницу. Сама пещера, в которой находилась комнатка, впечатляла своими размерами. Гора золота, которая виднелась с уступа, впечатляла еще больше, а хозяин всего этого великолепия мало того, что впечатлял, так еще и пугал. Здоровенный дракон с чешуей под цвет своих сокровищ, спал внизу, любовно зарывшись в драгоценности, и изредка вздыхал, поворачиваясь во сне. Дракон вообще-то страшным не был, переливы золотой чешуи с мелкими красными вкраплениями, кошачьи повадки, особенно когда он сидел, обвивая лапы длинным хвостом, (принц вспомнил, что именно так ящер сделал, когда выбирал себе цель, сидя на крыше храма) или, как сейчас, спал, свернувшись калачиком, и изгиб мощных крыльев, делали его похожим на драгоценную, оживленную магией статуэтку. Только веса в статуэтке было несколько тонн, а если прибавить к этому дурной нрав и огненное дыхание, то картина переставала быть радостной. Но сейчас дракон спал, дергая ногой и порыкивая, наверняка ему снилось золото и охота. Принц как мог отряхнул когда то парадный камзол и протиснулся сквозь решетку.

— Господин Дракон! Послушайте, это страшное недоразумение! — замерев на краю выступа, он осторожно присел на корточки и выглянул вниз, держась рукой за прутья. Дыхание снизу стало чуть более неровным, зазвенели монеты, и откуда-то из середины кучи появилась голова на длинной шее. Покосившись на небо, видимое через отдушины, дракон сонно зевнул, демонстрируя принцу полный набор белоснежных зубов и попытался засунуть голову обратно, проворчав что-то не слишком связное.

— Нет, нет! — Принц на утесе заволновался и, чуть больше свесившись вниз, убедительно заговорил, будто разговаривал с гвардейцами своего отца, — Вам надо проснуться и вернуть меня обратно, видите ли вы ошиблись! Я совершенно не принцесса. Но это решаемый вопрос. Я знаю где ее можно найти!

Уже почти засунувший голову под крыло дракон замер и повернулся, смотря снизу на пленника.

— Точно? — голос дракона, на удивление мелодичный и глубокий, наполнил пещеру, отражаясь эхом в невидимых отсюда переходах, — Промашка вышла. Ну ты же принц? — приподнявшись, дракон обнюхал сидящего на уступе человека, обдавая его горячим воздухом, пахнущим почему-то раскаленным металлом. Отодвинувшись обратно, он повернул голову, рассматривая пленника сначала одним, а потом другим ярко-зеленым глазом с вертикальной линией зрачка. Удовлетворившись осмотром, дракон улегся обратно, устраиваясь на монетах, — Значит разницы нет. Тебя придут спасать, а я поем.

— Знаете, с этим могут возникнуть проблемы, — Принц уселся на выступе удобнее и свесил вниз ноги, — У нас сейчас все войска оттянуты на границы, а рыцари вряд ли поедут спасать особу пусть и королевских кровей, но одного с ними пола, — он убеждающе повысил голос, стремясь все таки разбудить дракона, — А на несколько коров вы меня не променяете? Сколько там еды в рыцарях?

— Слушай, — дракон резко дернулся, разворачиваясь к принцу и фыркая в его сторону будто кошка, вырвавшиеся языки пламени опалили подошвы сапог сидящего, — Что тебе не спится, а? Ночь на дворе, давай рассуждать о том на что тебя можно будет поменять будем утром или я тебе сейчас сожру, а утром полечу искать себе новую принцессу, или принца.

— Не могу утром. У меня сделка… то есть свадьба срывается. Вы не могли сейчас определиться? — Принц поджал ноги к груди, но замолкать и не думал.

— Так сделка или свадьба? — переспросил дракон и улыбнулся, если можно было так назвать прищуренные глаза и чуть поднятые вверх уголки губ, — Это важно. В первом случае это золото, во втором еда.

— Да как бы все вместе, — пожал плечами принц. Он выглядел встрепанным, усталым, но почему то слишком спокойным для человека который сидит рядом с многокилограммовой древней ящерицей с вредным характером, — Я ее делаю принцессой и получаю золото и земли, а она получает титул, почет и отдельную башню. Кстати… — принц заинтересовано опять придвинулся к краю, — А вас не интересует упитанная принцесса средних лет? А если я быстро овдовею, я даже приплатить могу.

Дракон встал, разровнял кучу своего золота и сел, обернув лапы хвостом, чуть подергивая его кончиком, будто не мог определиться с настроением. Задумчиво почесав подбородок длинным когтем, он снова посмотрел на принца.

— Есть принцесс невыгодно, — проговорил ящер через пару минут, — Рыцарей — да, их пруд пруди, а принцесс мало. На них лучше приманивать. За принцессой рыцари ходят по одному, а на драконов отрядом.

— Думаете на меня пойдут не отрядом? — поднял бровь принц. — Я же не принцесса, на мне не женишься. На меня разве что пара девчонок посмелее сбегутся, — Принц опять подобрался и высунулся подальше, — Вы поймите, принцессам кроме того делать ничего не надо, сиди в башне, вышивай. А это где угодно можно делать. А у меня дела. Совет. Казначейство. Сделка… тьфу то есть свадьба, имеющая важное внешнеполитическое значение. Давайте я вам лучше на очередную свою свадьбу приглашение пришлю, выберете себе кого-нибудь другого?

— На очередную? — оказывается вот эти выступы над глазами у дракона были его бровями, потому что один из них отчетливо повторил движение принца взлетев вверх, — Мы вроде еще не договорились о том, что я съем предложенную тобой принцессу.

— Да я думаю, что эта может сорваться. Понимаете, принцесс конечно мало, но девушек за которыми дают такое приданое… тут сейчас набегут утешатели… — Принц отчетливо скрипнул зубами, — А у меня конечно профицит бюджета, но только первичный…

— Слушай, — протянул дракон и осклабился, — А как ты собираешься возвращаться? Нет, если мы договоримся, я конечно могу тебя подбросить обратно и все такое, но как ты собираешься объяснять принцессе то, что тебя не сожрали?

— Это меня волнует меньше всего, — отмахнулся принц. — Я же ее спас. Героически заслонил собой. Много ли надо придумывать жениху, если невеста очень хочет стать королевой в будущем?

— Э, нет, так дело не пойдет, — дракон снова фыркнул, оставляя под уступом две ровные впадины оплавленного камня, — Вот ты сам представь, — ящер улегся, подвернув под себя лапы и аккуратно сложив на спине крылья, — Тебя украл дракон, а потом ты возвращаешься целый и невредимый. Представь какие слухи пойдут обо мне.

— А я скажу, что откупился. Все равно денег в казне кот наплакал. Под это дело и свадьбу можно покромнее сделать… — размечтался принц. — А если я тут посижу, так я могу уже и принцем перестать быть. На кой вам принц без королевства? Мне указы надо отдавать, бумаги просматривать, от покушений спасаться… — Принц явно задумался, обдумывая какую то неожиданную мысль, — А где мы кстати находимся?

— То есть ты хочешь, чтобы тебя не только отпустили, но еще и под честное слово? — дракон расхохотался, прикрывая морду лапой. Чуть чуть успокоившись, но все еще пофыркивая, отчего вокруг морды роились яркие искры, ящер прищурившись, посмотрел на принца, — А зачем тебе знать это? Мое золото я тебе не отдам.

— Поверьте, мое положение не настолько бедственное, что не вылезая из клетки планировать кого то ограбить, — Принц недовольно поерзал на камне, — И не под честное слово, а по договору. Осознавая свои выгоды от этого. А знать где я, мне нужно, что сообщить где меня искать, если мы не договоримся. Чтобы самое необходимое прислали. Дела опять же не ждут…

— Погоди. Ты что, жить тут у меня собираешься что ли? — дракон от удивления аж привстал, рассматривая наглого человека сузившимися глазами, — А если я тебя сейчас просто спалю, что ты будешь делать?

— Если вы спалите, я умру, — совершенно логично отметил принц. — А жить без элементарных удобств будет сложно. Как вы хотели держать здесь принцессу, они будут понежнее и покапризнее. И сомневаюсь, что рыцарям было бы интересно спасать кого-то похожего на чучело, — Принц поднялся и отряхнул когда то белые штаны, — Так что варианты у нас такие. Вы меня отпускаете и получаете свое питание на месяц вперед в коровах или другом скоте или я сижу тут, но хотя бы в минимально комфортных условиях. Ну или вы меня едите. Но должен сказать я не особо упитан. Толку будет мало.

— А, ты об этом, — ящер заметно расслабился и попытался улечься обратно, собираясь спрятать голову под крыло и поспать еще хоть немного, — Утром я тебя переселю в более комфортную клетку, не переживай. Это так… Временная мера, мне просто очень хотелось спать.

— Минуточку, это только запасной вариант! Так как насчет договориться? — Принц совсем опасно свесился вниз пытаясь привлечь внимание дракона.

— Утром, — дракон все таки сунул голову под крыло и конец фразы до принца донесся уже в виде почти неразборчивого полусонного бурчания, — Все равно у них там паника сейчас, все тебя и меня ищут, пара часов погоды не сделает, а я высплюсь.

Принц тоскливо вздохнул и полез в свою клетку. Сухие листья оказались слабой заменой перине и он только проворочался в полудреме до рассвета.

Тем временем в столице, где так феерично закончилась не успев начаться королевская свадьба, продолжалась суматоха. Лорд Советник (Тарлану повезло и это был действительно верный ему человек) поднял на уши всех до кого мог дотянуться. На короля, как впрочем и всегда, надежды было мало, так как с момента пропажи единственного сына он не просыхал. В приемной толпилось уже пятеро женщин со взрослыми и не очень сыновьями утверждавшими, что это плоды страстной любви между ними и королем, а их величество в пьяном угаре, мог и признать бастардов. Так что Советник мечтал разорваться, и в данный момент тряс начальника службы безопасности совместно с князем соседних земель — отцом невесты принца.

— Дракон! Откуда мог взяться дракон!?!

— Сведения поступали противоречивые, господин! Я собирался буквально на следующий день обсудить с принцем эти слухи! У него же была свадьба!

— Дракон не мог появится тут недавно! Чтобы похищать пленников, нужно иметь уже обжитое логово. Про… рал, мерзавец! И дракона, и теперь принца!

Утро было наполнено перезвоном монет и шорохом просыпающегося дракона, который порыкивал и потягивался, разминая лапы и раскрывая крылья. Солнце, проникающее сквозь дыры в потолке пещеры, заставляло его чешую мерцать расплавленным золотом. От шума подскочил титулованный пленник и, тоскливо повздыхав и отпив из ручейка воды, выглянул из камеры. Образ он являл скорее принца в изгнании: тени недосыпа на лице, изорванный и запачканный камзол, пробивающаяся щетина и запутавшийся в темных волосах листок.

— Утро, господин дракон. Вы обдумали варианты? Не правда ли лучше будет меня отпустить?

Зевнув, дракон повернулся к уступу и поднял лапу, сдвигая решетку вверх. Всунутый в щель камень, который специально для этой цели лежал рядом, не давал ей снова упасть вниз.

— Не правда, — отозвался ящер, подхватывая принца лапой как куклу и доставая его на свет. Развернувшись, он, стараясь не сильно сжимать пальцы, на трех лапах похромал в один из невидимых ночью проходов, — Мой вариант с приманкой мне нравится больше.

— Он не рационален, — пытался возразить принц, цепляясь за жесткие пальцы с огромными когтями. — Ну подумайте, кто пойдет меня спасать?

— Идиотов много, а при грамотной рекламе будет еще больше, — усмехнулся дракон, останавливаясь и оглядываясь. Громадная, по сравнению с человеком, но довольно скромная для дракона зала, в которой они остановились, была ничем не похожа на предыдущую пещеру. Высокие резные колонны, длинный балкон, проходящий по всему периметру и, судя по размерам, рассчитанный явно на людей, а не на ящеров. Все это откровенно странно смотрелось в этом месте. Приподнявшись, дракон осторожно поставил принца напротив одной из дверей на балконе и указал на нее когтем.

— Располагайся.

Принц послушно зашел внутрь и выглянул явно довольный.

— Господин дракон. Мы как то не нашли времени познакомится. Принц Тарлан, — он чуть склонился, как по этикету должно приветствовать равного по положению. Дракон явно удивился и молчал примерно с минуту, придумывая как ответить на этот вопрос. Он несколько раз открывал пасть, подбирая то ли слова, то ли выражения, а потом издал довольно мелодичную трель, повторить которую было под силу разве что представителю его же вида.

— Не думаю, что ты сможешь это повторить, — дракон снова улыбнулся и прищурился, явно довольный произведенным впечатлением, — Поэтому зови меня Карист.

— Карист, — принц принялся расстегивать изорванный камзол. — Есть небольшая сложность. Там, — он кивнул в комнату, — по понятной причине только женские вещи. Могу я хотя бы передать, чтобы мне прислали самое необходимое?

— Вообще не в твоем положении торговаться, так что пользуйся тем, что есть, — дракон, заинтересованно оглядывающий раздевающегося человека, фыркнул, полыхнув искрами, — А в платье… — ящер прищурился и улыбнулся, — Ты вполне сойдешь за принцессу. Страшненькую конечно, но все таки принцессу.

— Тогда у вас тут будет полуголый принц шататься, — пригрозил Тарлан. — Что будет с моей репутацией, не важно? Принц Ольтерии в платье! Да еще и похищен вместо принцессы? Почему вообще надо было хватать меня, а не фигуру в платье? И лучше бы на полчаса позже…

— Удивил, думаешь я никогда не видела голых людей, — дракон, вернее похоже драконица, снова со скрежетом почесалась и шевельнула когтями в воздухе, — В качестве альтернативы могу предложить доспехи, у меня, знаешь ли, неплохая коллекция.

— Эээ… Мадам… прошу прощения, досадное недоразумение… — принц судорожно напяливал на себя обратно обрывки рубашки, благодаря небо, что он не начал снимать штаны, — Благодарю за предложение, но доспехи очень полезны в бою, но крайне неудобны в обычной жизни. Но теперь тем более, мне нужно прилично выглядеть! — воодушевленно продолжил он. — Я же не могу показываться на глаза даме в неприличном виде!

— Между прочим мадемуазель, но это не важно, — отозвалась драконица и отвернулась, чтобы не смущать принца, который слышал как она негромко посмеивается, — А как ты собираешься просить прислать тебе что-то? Я не почтовый голубь и не полечу.

— Собираетесь же вы как то сообщать о моем пленении и местонахождении, чтобы рыцари сбегались? — спокойно ответил принц. — Я напишу записку, оставите в ящике для прошений у дворца.

— А ты нахал, — Карист повернула голову и смерила принца взглядом, что, при основательной разнице в размерах ее и Тарлана смотрелось смешно, — Может тебе еще из борделя кого-нибудь украсть?

— Я не нахал, я принц. И зачем мне бордель, если раньше у меня был выбор из кучи фрейлин и просто желающих стать ближе трону? — поднял бровь Тарлан, — Хоть отдохну от них. А вот нормальная одежда, камердинер и секретарь не помешали бы, — принц усмехнулся, но похоже он не шутил, — Мадмуазель Карист, может все таки не будем экспериментировать и заменим меня на традиционную девушку? Мне право неловко…

— А я дракон, и не собираюсь выполнять все прихоти тех, кого я считаю приманкой, — Карист опять приподняла уголки губ в своей странной улыбке и поднялась на лапы, собираясь уходить, — Но я подумаю обо всем, что ты просишь, а пока, — она дернула кончиком хвоста, — Наслаждайся тем, что есть, — драконица потянулась всем своим многометровым телом, выгибаясь и раскрывая крылья, и, посмотрев еще раз на принца, удалилась в один из проходов, исчезая из вида. Оценив размах крыльев и переливы на них золотой чешуи, Тарлан все так же сжимая свою расстегнутую рубашку у ворота, прошел к себе.

В шкафах из брючного нашлись только кружевные панталоны с чудными рюшами. Но находится в старой одежде было невозможно, поэтому у принца было откровение — здесь была ванна, а он точно знал, что одежду можно стирать. Спустя полчаса он думал о том, что жалование королевских прачек точно нуждается в пересмотре, а вылезать из комнаты, пока он не сможет одеть хотя бы штаны… Ни за что! Сейчас Тарлан смог натянуть на себя что то отдаленно похожее на полупрозрачную рубашку — по крайней мере оно было ему в пору и завязывалось на пару тесемок на груди, и упоминаемые выше панталоны, с которых он раздраженно оборвал все оборки. Штаны сохли в ванной, капая водой с неотжатых брючин, а принц упал на кровать, потирая покрасневшие от непривычной работы костяшки пальцев. Хотелось отвлечься, но увы… Набор книг в кабинете был поразительно ограниченным. Любовные романы, такая же лирика и разномастные рыцарские кодексы. Еще недавно Тарлан был готов поклясться, что если у него будет свободное время, он будет спать сутки. Вот оно свободное время — спи, но однако же… скучно.

Карист выбралась из своих пещер через один из неприметных, закрытых вьющимися растениями, выходов на склоне горы. Для того, чтобы пройти тут, ей пришлось принять не особо любимое, но удобное человеческое обличье. Правда человеческого в ней сейчас был разве что размер, потому что чешуя никуда не делась, тонкими линиями странного рисунка покрывая спину и плечи, да и ярко-зеленые глаза с вертикальным зрачком были слишком странными для людей. Но, если не приглядываться, то драконица была вполне похожа на обычную, пусть чуть высоковатую, человеческую девушку. Воровато оглянувшись, она, подобрав юбки, быстро побежала через лес, предстояло сделать много дел. Для начала заглянуть в какой-нибудь придорожный кабак потемнее и распустить слух о том, что дракон опять кого-то себе приволок, и не просто кого-то, а принца Тарлана, за освобождение которого наверняка отвалят кучу денег, а может и женятся, если будет такой вариант. Опять же нужно было распорядиться на счет еды для пленника, если она сама прекрасно справлялась с голодом охотясь в лесу, то, как показывала практика, пленные, особенно коронованные пленные, брезговали есть даже хорошо прожаренную оленью тушу требуя себе нормальной еды. С этим у драконицы никогда не было проблем, близлежащие деревни, которые она не трогала и, даже, пару раз помогала с разбойниками, с удовольствием посылали корзинки с провизией. Ах да, Карист даже чуть замедлила бег, еще нужно было не забыть позвать художника, чтобы он пришел и запечатлел пленного, слухи, слухами, но на картинки необразованный люд реагировал лучше. Хихикнув, она сориентировалась и побежала дальше.

Вернулась драконица уже после полудня, сначала Тарлан услышал шум ветра в крыльях, а потом скрежет когтей по камню. Через минуту в одном из окон показалась довольная морда Карист, которая заглянула в комнату. В кабинете принца не было, но явно виднелись следы его присутствия. На столе стопками лежали перебранные книги, а несколько исписанных листов были то ли заметками, то ли частью дневника, сам принц обнаружился в спальне валяющимся на кровати с одной из книг, судя по опаленной обложке, ее принес с собой какой-то из рыцарей, приходивший спасать принцесс. Увидев морду дракона заглядывающую в окно, принц покраснел и натянул на себя покрывало прикрывая голые ноги.

— Мадемуазель! — возмущенно заметил он. — Я же не дама, вы не могли бы стучаться в следующий раз?

Карист негромко рассмеялась, продолжая рассматривать свою приманку, смутить драконицу было сложно и морду она не убрала. Вместо этого она наоборот приподнялась еще немного поставила на балкон корзинку с домашней едой, которую ей выдали вместе с двумя коровами, одну из которых она уничтожила по дороге, а вторую держала в лапе.

— А знаешь, — драконица прищурилась, пробегая взглядом по его телу, которое совершенно не закрывал пеньюар, — Я думаю, что ты будешь отличной приманкой, особенно в таком виде, — она хохотнула.

— Вы часто видели рыцарей женского пола? — огрызнулся Тарлан подтягивая покрывало повыше. — Или вы думаете, что обычные девушки полетят косяками в надежде утопить вас в слезах ради моего освобождения?

— О, не волнуйся, на этот счет, — Карист наконец-то исчезла от окна, но ее голос был слышен, похоже она уселась внизу, — Все окрестности уже знают, что ты у меня, — раздался хруст и голос драконицы стал не таким разборчивым, — Так что спасать тебя в любом случае кто-нибудь придет. Думаю первой будет твоя неудавшаяся жена.

Поход в ванную комнату показал, что штаны даже не собираются сохнуть. Плюнув на комфорт, Тарлан втиснулся в мокрую ткань, облепившую что можно и нельзя, и успокоенный хотя бы относительной приличностью своего вида, вышел на балкон, откуда раздавался голос похитившей его драконицы. Последняя обедала. От несчастной коровы отрывались куски, которые аккуратно проглатывались. Окровавленная золотая морда поднялась смотря на свесившегося вниз принца.

— Приятного аппетита, мадемуазель. А можно поинтересоваться, что в итоге было с предыдущими принцессами? Просто хотелось бы как то спланировать свое время, — на ветру в мокрых штанах и продуваемой насквозь полупрозрачной тряпке вместо рубашки было зябко. Но Тарлан все равно залюбовался на открывшийся ему вид. Дракон, которую даже мысленно не хотелось назвать животным, была удивительно изящна. Не хотелось думать, что на месте этой коровы может оказаться он сам, либо какой то заезжий рыцарь. Принцу почему-то казалось диким, что такое благородное создание, может быть людоедом.

— Кого-то выкупали, кого-то отпускала из жалости, — Карист закинула в пасть последний кусок, отправив чистый, разобранный на составные части, скелет в кучу таких же выбеленных ветром костей. Они громоздились ближе к краю небольшой чистой площадки перед куском замка, который странно выглядывал из монолитной скалы. Вытерев когти о песок, она принялась очищать морду, — Кого-то съела, — драконица чуть покосилась на балкон, ожидая реакции.

— А средняя цена за принцессу какая? — спросил принц что-то прикидывая, — И сколько они тут сидели играя в приманку?

— Двести-триста, в зависимости от породистости принцессы, и ее состояния на момент выкупа, — отозвалась драконица, немного расстроенная тем, что Тарлан, похоже, не услышал фразы про съесть, — В среднем три недели, иногда больше.

— Месяц, — пробормотал принц… — Маловато, не успею… но если не сорвется приданое толстухи…

— Мадемуазель Карист, а принцы ведь встречаются чаще, — проникновенно начал он, — И они существенно дешевле. И должен признаться, что с породистостью у меня не очень, есть большие сомнения, что король мой отец. И кстати насчет есть, я тоже должен предупредить. Знаете, у нынешних дворян такие ужасные манеры — травят почем зря. Поэтому я уже давно привыкаю к различным ядам, принимая по чуть-чуть. Вы мною можете просто отравится!

— Рыцари, например, не моются месяцами, но после прожарки вполне себе ничего, — драконица повернула голову, которую безуспешно пыталась очистить от следов своего обеда, и посмотрела на явно мерзнущего Тарлана, — Так что не волнуйся, куда-нибудь, я тебя точно пристрою. Но если ты заболеешь, сделать это будет чуть сложнее. Так что, — она чуть отодвинулась и прикрыла глаза, делая небольшой вдох, — Закрой глаза, — Карист выдохнула струю огня, которая ударила в балкон и окружила принца, высушивая его одежду и не трогая его самого. Не вовремя сделанный вдох опалил ноздри, заставив Тарлана закашляться. Но обнаружив себя сухим и прогретым, он только благодарно склонил голову.

— Благодарю, мадемуазель. Надеюсь, это «пристроить» не означало вынос меня на блюде с яблоком в зубах. Я все таки надеюсь мы договоримся, — принц уже более комфортно облокотился о парапет, — Могу я рассчитывать на ваше общество вечером? Признаться, тут ужасно скучно, может небольшая беседа была бы приятна и вам и мне?

— Только если ты не боишься высоты, — Карист была откровенно удивлена предложением, но показывать это не собиралась. Обычно все ее пленницы сначала устраивали истерики, причем такие, что ей приходилось улетать куда-нибудь подальше дня на три, потому что эти вопли были слышны по всему ее дому, а вот уже после, когда они уже падали в обморок от голода и усталости, можно было переходить к переговорам. Принц драконицу откровенно удивлял, нет он был не первым пленником мужского пола, но первым, кто не боялся, откровенно просчитывал варианты и… вот на этом месте Карист удивлялась еще больше… предложил ей провести вечер вместе, — Если ты не боишься высоты, — повторила она, — то можешь составить мне компанию вечером.

— Боюсь, что перелет в ваших когтях, заставил меня сомневаться в отсутствии такого страха. Но если выбирать между скукой и высотой… дайте подумать… ну конечно я выберу высоту, — принц хмыкнул.

— Карист, мадам Карист, я пришел как вы и просили, — именно эти вопли разбудили Тарлана ранним утром следующего дня. Принц несколько минут пытался их игнорировать, но громкий чуть визгливый голос пробивался даже сквозь подушку. Хотелось натравить на наглеца стражу, но через секунду пришла запоздалая мысль, что он совсем не дома, стражи рядом нет и в помине, и вообще он в плену у дракона, вернее драконицы.

— Мадам Карист! — в очередной раз взвыл голос за окном, на этот раз ему ответили.

— Между прочим, мадемуазель, — ворчливый голос драконицы перекрыл шум хлопающих крыльев, за окном мелькнула чешуя.

— Прекрасно выглядите, мадемуазель Карист, — голос изменил тональность и теперь сочился неприкрытой лестью.

— Я знаю, — судя по довольному виду лесть действовала.

— Вы хотели заказать у меня картину? Портрет?

— Нет, вернее да, но не свой, — Карист похоже улыбнулась, — Тарлан, выйди, я слышу, что ты не спишь.

Ругнувшись на свое странное положение, Тарлан натянул уже совершенно не парадные штаны и остатки рубашки, вышел на балкон.

— Доброе утро, мадемуазель. О каком портрете вы говорите? — принц вдруг провел логическую цепочку, и возмущенно спросил, — Надеюсь вы не мой портрет хотите заказать? Спаси принца, стань обедом?!

— Это обычная практика. А как ты думаешь появляются все эти плакаты о поимке принцесс, — Карист взмахнула лапой, указывая маленькому человеку, который игрушкой смотрелся возле нее на балкон и пожала плечами.

— О, ваше высочество, доброе утро, — художник, а это был именно он, практически моментально поставил мольберт и сел на маленький стульчик, драконица по-кошачьи легла рядом, весело поглядывая то на одного человека, то на другого, — Не могли бы вы немного повернуться, вот так, да, хорошо, а теперь замрите.

— А если мне не понравится результат? — принц совершенно не желал позировать, — Что я буду делать потом когда эти портретики пойдут по рукам? Куда пойдет мой авторитет!? Мадемуазель! Можно хотя бы цепи пририсовать? Я же должен страшно сопротивляться!

— Не волнуйтесь, юноша, — голос художника был спокоен и благостен, судя по всему, он уже делал первые наброски, — Я рисую этому дракону уже тридцать лет и никто никогда не жаловался на результат.

— Только это были девушки, не так ли? — голос Тарлана был полон скепсиса, — Минуточку! — вдруг вскинулся он, — Тридцать лет?! В моем королевстве пропадают рыцари уже тридцать лет, а я не в курсе? — на лице у принца отразилось все, что он потом хотел бы высказать своей службе безопасности и их агентам.

— Юноша. Ваше Высочество. Прекратите дергаться, я не могу поймать композицию, — человек за мольбертом сложил руки на груди и сердито посмотрел на Тарлана.

— Тебе самому-то сколько, титулованный ты мой? — рассмеялась Карист, перекладывая хвост поудобнее и складывая морду на лапы.

— Двадцать пять. Так что уже лет десять как должен быть в курсе, — принц недовольно закусил губу, но послушно замер.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 294